Голубая стрекоза.

В ту первую мировую войну 1914 года я поехал военным корреспондентом на фронт в костюме санитара и скоро попал в сражение на западе в Августовских лесах. Я записывал своим кратким способом все мои впечатления, но, признаюсь, ни на одну минуту не оставляло меня чувство личной ненужности и невозможности словом своим догнать то страшное, что вокруг меня совершалось. Я шел по дороге навстречу войне и поигрывал со смертью: то падал снаряд, взрывая глубокую воронку, то пуля пчелкой жужжала, я же все шел, с любопытством ... →

Княжна Тараканова.

А. Г. – с любовью. Эй, больше в жизни жара! Живем один лишь раз: Пусть золотая чара Недаром манит нас. Адам Мицкевич, «Песнь Филаретов»[1]. Он понял жизнь и проклял жизнь, поняв. Людские души напоил полынью. Он постоянно радость вел к унынью И, утвердив отчаянье, был прав. Игорь Северянин, «Жеромский»[2]. – Сердце, измена! – Но не разлука! И воровскую смуглую руку К белым губам. Марина Цветаева, «Марина»[3]. Она уже просыпалась, а сон всееще ... →

«Если». 1998 № 02.

Кристофер Прист БЕСКОНЕЧНОЕ ЛЕТО Август 1940 года. Шла война, однако для Томаса Джеймса Ллойда это ничего не меняло. Война была неудобством, стеснявшим его свободу, но сама по себе она его почти не заботила. В этот век насилия он попал по несчастью, и возникающие тут кризисы его просто не касались. Он отстранялся от них, прятался в их тени. Сейчас он стоял на мосту через Темзу в Ричмонде, положив руки на парапет, и смотрел вдоль реки на юг. Солнце слепило, отражаясь от воды; он полез в карман, достал из металлического ... →

Золотко моё.

У Эвы нет мамы. Но у неё есть две тётки. Тётя Эстер, которая вернулась домой из Америки, и тётя Грета, мама Берит. Верит — это Эвина кузина. Вообще-то у Эвы есть мама. Да только радости от неё не много, ведь она всё время лежит в больнице и её нельзя видеть. Вместо того чтобы жить с ней, Эве приходится жить у своих тёток. Ведь Эвин папа — штурман на одном корабле, и он не может брать «своё Золотко» с собой, когда уплывает в чужие страны. «Золотко моё» — так обычно называла Эву мама. «Моё маленькое Золотко»,  ... →

Жизнь до жизни. Жизнь после жизни. Все о встречах после смерти.

Рэймонд Моуди 1. ЖИЗНЬ ДО ЖИЗНИ Рэймонд Моуди утверждает: каждый из нас уже прожил несколько жизней.  Американский психотерапевт Рэймонд Моуди стал знаменит своей книгой "Жизнь после жизни". В ней он рассказывает о впечатлениях человека,прошедшего состояние клинической смерти. Поразительно, что эти впечатления оказались общими для всех умирающих.   Сегодня мы расскажем о новой книге всемирно известного врача. Она называется "Жизнь до жизни" и повествует о том, что наша жизнь - ... →

Биография Ивана Александровича Гончарова.

Иван Александрович Гончаров (6(18).06.1812-15(27).09.1891) родился на Волге, в Симбирске. Его отец, Александр Иванович (1754–1819), зажиточный купец, хлеботорговец и владелец свечного завода, неоднократно избирался симбирским городским головой. Овдовев, он в 1803 женился на купеческой дочери Авдотье Матвеевне Шахториной (1785–1851). О матери Гончаров вспоминал как о «необыкновенно умной, прозорливой женщине», бывшей для детей «нравственным авторитетом, перед которым мы склонялись с не нарушенным ни разу уважением, ... →

Войны богов и людей.

Задолго до того, как люди пошли войной на людей, боги уже сражались между собой. Именно Войны Богов положили начало Войнам Людей. Войны Богов за господство на Земле начались на их родной планете. Так первая человеческая цивилизация оказалась на грани ядерной катастрофы. Это факт, а не выдумка; всё это было записано в глубокой древности — в Хрониках Земли. ВОИНЫ ЛЮДЕЙ Весной 1947 года мальчик-пастух, разыскивая отбившуюся от стада овцу, обнаружил пещеру, внутри которой находились глиняные сосуды с манускриптами ... →

Роза Марена.

Книга посвящается Джоан Маркс. На самом деле я — Рози, Я — Рози Настоящая. Советую поверить мне, Со мною шутки плохи... Морис Сендак. Кровавый яичный желток. Тлеющая дыра расползается по простыне, Разъяренная роза грозит распуститься. Мэй Свенсон. Она сидит в углу и пытается дышать в комнате, где всего несколько минут назад было так много воздуха, а теперь его не стало совсем. На удалении, кажущемся бесконечным, она слышит тонкий шипящий звук и понимает, что это воздух, проходящий через горло в легкие и затем ... →

Отворяя двери надежды. Мой опыт преодоления аутизма.

Моей семье, с любовью. Чтение этой книги станет для вас приключением. На свете нет другой книги, даже отдаленно на нее похожей. Причина проста: рассказанная автором история (совершенно, кстати, правдивая) захватывающе необыкновенна — настолько необыкновенна, что многие сочтут ее за полнейшую выдумку. Однако тут всё — чистая правда. С Темпл Грэндин (это ее настоящие имя и фамилия) я познакомился почти двенадцать лет назад. Она позвонила мне по телефону, сказала, что прочла мою книгу «Детский аутизм» и хотела ... →

Чёрный дом.

Посвящается Дейвиду Гернерту и Ральфу Вичинанце. Корона золотых кудрей венчает милый лик, Твой поцелуй — закрыть глаза — как сладок этот миг, Шагать я смело за тобой готов, забыв себя, Царица сердца моего, прекрасней нет тебя. «Канзасцы». Место и время действия: здесь и сейчас. Глава 1. Здесь и сейчас, как любил говаривать один мой давний приятель, мы пребываем в струящемся настоящем, где обладание даром предвидения отнюдь не гарантирует идеальной видимости. Здесь: примерно в двухстах футах над землей, там, ... →

Знаем ли мы свои любимые сказки?

Чудодейственная сила. Здесь, на темных облаках, Тайный смысл изобразила. В неизвестных письменах. Счастлив тот, кто чистым оком. Видит мир, кому дана. Тайна - в помысле глубоком. Разобрать те письмена. Петр Ершов. На свете нет человека, который не знал бы хоть одной сказки. Все мы читали, слушали или пересказывали сказки сами. Значит, мы - и читатели, и рассказчики, и сказочники. Сказка существовала всегда. Потому что всегда жила Надежда и желание Чуда. Не думайте, как узколобые критики жизни, что ... →

Рассказ ненормального: Предыстория «Колыбельной».

Медицинский эксперт держал накрытую листом бумаги фотографию, и он сказал: «Я буду отодвигать бумагу очень медленно.». Он сказал: «Скажите мне остановиться, когда вы увидите достаточно.». В 1999 эксперт сказал, что мой отец находился наверху наружной лестничной клетки, когда кто-то застрелил его. Пуля вошла через его брюшную полость, разрывая диафрагму, проходя в грудную клетку, где поразила оба легких. Это обстоятельства, установленные в суде, некоторые медицинские детали, собранные ... →

Могут ли машины мыслить?

Я собираюсь рассмотреть вопрос: могут ли машины мыслить. Но для этого нужно сначала определить смысл терминов «машина» и «мыслить». Можно было бы построить эти определения так, чтобы они по возможности лучше отражали обычное употребление этих слов, но такой подход таит в себе некоторую опасность. Дело в том, что, если мы будем выяснять значения слов «машина» и «мыслить», исследуя, как эти слова определяются обычно, нам трудно будет избежать того вывода, что значение ... →

Шуточка.

Ясный, зимний полдень… Мороз крепок, трещит, и у Наденьки, которая держит меня под руку, покрываются серебристым инеем кудри на висках и пушок над верхней губой. Мы стоим на высокой горе. От наших ног до самой земли тянется покатая плоскость, в которую солнце глядится, как в зеркало. Возле нас маленькие санки, обитые ярко-красным сукном. — Съедемте вниз, Надежда Петровна! — умоляю я. — Один только раз! Уверяю вас, мы останемся целы и невредимы. Но Наденька боится. Всё пространство от ... →

Три сказки.

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ  пионерском лагере появился новый воспитатель. Ничего особенного, обыкновенный воспитатель! Большая чёрная борода придавала ему странный вид, потому что она была большая, а он маленький. Но дело было не в бороде! В этом пионерском лагере был один мальчик. Его звали Петька Воробьёв. Потом там была одна девочка. Её звали Таня Заботкина. Все говорили ей, что она храбрая, и это ей очень нравилось. Кроме того, она любила смотреться в зеркало и хотя каждый раз находила там только себя, а всё-таки смотрела ... →

Константин Леонтьев.

I Константин Николаевич Леонтьев – неповторимо-индивидуальное явление. Нужен особый вкус, чтобы полюбить и оценить его. Хорошо говорит о нём В. В. Розанов: «Он как не имел предшественников (все славянофилы не суть его предшественники), так и не имел школы. Я, впрочем, наблюдал, что вполне изолированный Леонтьев имеет сейчас, и, вероятно, всегда имел и будет иметь, два-три, много двадцать-тридцать, в стране, в цивилизации, в культуре, настоящих поклонников, хранящих „культ Леонтьева ... →