Смерть и Что Случается После.

Когда Смерть повстречал философа, тот взволнованно промолвил: – И в этот момент ты понимаешь, что я одновременно и мертв, и жив. У Смерти вырвался вздох. «Ой, черт, один из этих», – подумал Смерть. Похоже, речь опять пойдет о квантах. Он терпеть не мог иметь дело с философами. Они всегда каким-то образом пытались ускользнуть от него. – Понимаешь, – говорил философ, пока Смерть неподвижно наблюдал за тем, как песок медленно вытекает из его жизнеизмерителя,

Корона пастуха.

Оно родилось в темноте Круглого моря; сперва оно было мягкой плавучей субстанцией, которую швыряют туда и обратно приливы и отливы. Затем оно вырастило себе раковину, хотя в его вертящемся, кувыркающемся мире обитали огромные существа, способные вскрыть эту раковину в мгновение ока. Тем не менее, оно выжило. Его маленькая жизнь могла бы течь так и дальше, пока опасности прибоя и другие плавучие субстанции не положили ей конец, если бы не лужа. Это была теплая лужа, высоко на пляже, пополняемая редкими штормами,

Ночная стража.

Когда снаружи раздался душераздирающий крик, Сэм Ваймс вздохнул, но продолжил бриться. Закончив, он накинул куртку и вышел в восхитительное сверкающее утро. Стояла поздняя весна. В кронах деревьев пели птицы, над распустившимися цветами жужжали пчелы. Впрочем, в небе витало марево, и тучи на горизонте обещали разразиться грозой. Но сейчас воздух был горячим и густым. И в старой выгребной яме за сараем садовника кто-то плескался, старательно держа голову над водой. Ну хорошо, не над водой. Над тем, в чем онплескался.

Патриот.

Ночь выдалась безлунная и для целей Дубины Джексона это было самое оно. Джексон ловил любопытных кальмаров, прозванных так за любопытство, которое было присуще им ровно в той же мере, что и кальмарность. То есть их любопытство и было в них самым любопытным. Не успевали кальмары толком полюбопытствовать по поводу ламы, вывешенной Дубиной за кормой, как их любопытство получало новую подпитку: сородичи-кальмары один за другим и во все возрастающих количествах с регулярным всплеском принимались исчезать в вышине.

Эмоциональный интеллект.

Посвящается Таре, неистощимому источнику эмоциональной мудрости. Всякий может разгневаться — это легко, но совсем не так легко разгневаться на того, кто этого заслуживает, причем до известных пределов, в надлежащее время, с надлежащей целью и надлежащим образом. Аристотель. Никомахова Этика. Невыносимо парило уже с утра. В Нью-Йорке выдался один из тех жарких и влажных августовских дней, когда ощущаемый дискомфорт повергает людей в уныние. Я возвращался в отель и, войдя в автобус, следовавший по Мэдисон-

Овладение (почти) утраченным искусством.

Я уже не раз писал о радости, которую испытываю, когда пишу, и не вижу никакой необходимости повторяться об этом в дальнейшем, но всё же должен признаться: я также испытываю удовольствие, возбуждающее любителя, относительно деловой части того, что я делаю. Я люблю повалять дурака, посылая некоторым СМИ огромное количество писем. Я попробовал и создал ряд "зрительных" романов (Буря Столетия, Красная Роза), сериальный роман (Зеленая Миля), и сериальный роман в Интернете (Растение). И всё это не ради того,

Маятник Фуко.

Единственно ради вас, сыновья учености и познанья, создавался этот труд. Глядя в книгу, находите намеренья, которые заложены нами в ней; что затемнено семо, то проявлено овамо, да охватится вашей мудростью. Генрих Корнелий Агриппа Неттесгеймский. Об Оккультной Философии. /Heinrich Cornelius Agrippa Von Nettesheim. De Occulta Philosophia, 3, 65/ Суеверия приносят несчастье. Раймонд Смуллиан, За Пять Тысяч Лет До Нашей Эры. /Raymond Smullyan, 5000 B. C., 1. 3. 8/. 1. [1]. И тут я увидел Маятник. Шар, висящий

Общество спектакля.

Ги Дебор покончил с собой выстрелом в сердце. 1994 год. Время глобального триумфа общества спектакля. Идеологической конкуренции больше не существует. Непримиримый enfant terrible получает посмертное признание. Сознательная гибель не помогла ему разрушить ненавистные декорации. Я думаю, он это предчувствовал. Вы не хотели быть персонажем нашего шоу при жизни, значит станете им после смерти — гласит страшный приговор системы. Выстрел в сердце — самый радикальный вид самоубийства. Согласно христианской традиции,

Славянское фэнтези.

ЛАТГЕРИ Тёмное облако как-то неожиданно наползло на луну, и сосновый лес, только что стынувший в прозрачном серебре, превратился в сплошную стену отчётливо зловещего мрака. Быть может, уцелевшим жителям деревни эта тьма казалась спасительной и благодатной, но Латгери распознал в ней неотвратимо-тяжеловесную поступь гибели. Чужой мрак шёл к нему семивёрстными шагами, чтобы растоптать уже окончательно, и он не промахнётся… За первой громадиной-тучей, налетевшей с востока, клубился сомкнутый строй таких

После Апокалипсиса.

Что такое «постапокалиптическая фантастика»? Прежде всего это история выживания — в мире, перепаханном ядерной войной, замерзшем, погрузившемся в пучину вод, захваченном злобными инопланетянами или агрессивными соседями, и так далее и тому подобное. Человеческое воображение за столетия породило множество самых разных версий Конца Света, одна ужаснее другой: не зря каждый год предсказатели и астрологи предрекают нам то заход Пятого Солнца, то неминуемое падение метеорита, то Рагнарёк,то

Дьявольская сила.

Хорошо, я расскажу вам, почему один вид этой девушки вызывает у меня мурашки по спине. Почему я терпеть не могу появляться в деловой части города и смотреть на то, как мужики пускают слюни, когда на рекламных щитах небоскребов видят ее рядом с бутылкой какого-нибудь популярного напитка, пачкой сигарет или еще бог знает с чем. Почему я больше не читаю журналов, зная, что наверняка она где-нибудь появится с бюстгальтере или в ванне с пенящейся водой. Почему мне противно думать о том, что миллионы американцеввпитывают

Управление проектами для "чайников".

Стэнли И. Портни, президент Stanley Е. Portney and Associates, LLC, — всемирно известный специалист по управлению проектами. За последние 28 лет он провел курсы повышения квалификации и консультации для более сотни частных и общественных организаций, работающих в сфере финансов, производства товаров широкого потребления, страхования, телекоммуникации, фармацевтики, информации, обороны и здравоохранения. За это время его семинары посетили больше 25 тысяч работников управления и администрации, ИТР, исследователей,

Мораль и Догма Древнего и Принятого Шотландского Устава Вольного Каменщичества.

Albert Pike, Grand Commander 33° MORALS and DOGMA. of the Ancient and Accepted Scottish Rite of Freemasonry. «Черный Папа мирового масонства», «Верховный Понтифик вселенского масонства», «основатель черного люциферианского масонства», «учредитель и идеолог Ку-Клукс-Клана», «глава сатанинского Ордена Бафомета»… И все это один и тот же человек. «Некий Альберт Пайк», как было указано в «Мемуарах одной палладистки», вышедших в Париже в 1896 г. под «редакцией» некоего Лео Таксиля. Кроме описания кровавых ж

Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии.

Нижеследующие четыре статьи, появившиеся в издаваемом мною журнале «Imago», первого и второго года издания, под тем же заглавием, что и предлагаемая книга, представляют собой первую попытку с моей стороны применить точку зрения и результаты психоанализа к невыясненным проблемам психологии народов. По методу исследования эти статьи являются противоположностью, с одной стороны, – большому труду W. Wundt'a, пользующегося для той же цели положениями и методами не аналитической психологии,

Моисей и монотеизм.

Первые два очерка из этой работы впервые появились в 1937 году в Imago, 23 (1), 5-13 (4), 387—419. Их английский перевод появился в Ins. F. Psycho-anal. 19(3) (1938), 291-8 и 20(1) (1939), 1-32. Раздел С части II третьего очерка был прочитан от имени автора Анной Фрейд на Международном конгрессе по психоанализу в Париже 2 августа 1938 г. и впоследствии опубликован отдельно в Int. Z.Psychoanal. Imago, 24 (1/2) (1939) 6-9 под заголовком «Der Forstchritt in der Geistigkeit» («Ростинтеллектуальности

Психопатология обыденной жизни.

В 1898 году я поместил в «Monatsschrift fur Psychiatrie und Neurologie» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости», содержание которой я здесь повторяю и рассматриваю как исходный пункт дальнейших рассуждений. В ней я подверг на примере, взятом из моей собственной жизни, психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление временного забывания собственных имен и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и практически не особенно важный вид расстройства