А как лучше сказать?

* * *

Я давно не видал моих брата и сестру.

Приведя этот пример, один известный языковед добавил: «Это не по-русски и режет слух» (т. е. имелось в виду, что правильный вариант – …моего брата и сестру). Речь идет, таким образом, о грамматическом явлении, представляющем собой как бы противоположность тому, о чем говорилось в предыдущем отрывке: там выяснялся вопрос, в каком числе ставится имя существительное, имеющее при себе два определения (немецкий и французский языки), а здесь – в каком числе ставится определение, относящееся к двум или нескольким существительным – однородным членам (у моего брата и сестры).

Вопрос решается так: если по смыслу сочетания ясно, что определение относится не только к ближайшему существительному, но и к последующему, то оно ставится в форме единственного числа, например: Дикий гусь и утка прилетели первыми (И. С. Тургенев) – речь не могла идти о диком гусе и домашней утке. Поэтому обычны такие сочетания: летний жар и зной, морской прилив и отлив, уличный шум и грохот, школьная успеваемость и дисциплина, советское радио и телевидение, наша техника и наука, каждый завод и фабрика, написать свой адрес, фамилию, имя, отчество и т. д. Сравните: необыкновенный шум и говор (А. С. Пушкин); общий веселый говор и хохот (Л. Н. Толстой).

Однако в тех случаях, когда может возникнуть неясность относительно того, связано ли определение только с ближайшим существительным или со всем рядом однородных членов» это определение ставится в форме множественного числа, например: способные ученик и ученица, мелко нарезанные зелень и мясо, передовые колхоз и совхоз, коричневые шкаф и комод, талантливо исполненные пьеса для виолончели и концерт для скрипки с оркестром и т. п. В деловой речи, где важна ясность и точность, используются конструкции второго типа, например: Построить каменные дом и гараж (формулировка каменный дом и гараж давала бы повод думать, что дом будет каменный, а гараж, возможно, деревянный). Сравните: молодые рожь и пшеница (А. П. Чехов).