Афоризмы, мысли и высказывания выдающихся россиян. Полное собрание остроумия и жизненной мудрости.

АХМАТОВА Анна Андреевна.

(девичья фамилия – Горенко, псевдоним – фамилия прабабушки по матери).

(11/23.06.1889–05.03.1966).

Русская поэтесса.

Родилась в Одессе в семье флотского инженера-механика. Училась в Мариинской женской гимназии, после окончания которой переехала в Петербург, где вместе с мужем, поэтом Н. Гумилевым, в 1911 г. вошла в «Цех поэтов» и стала одним из основателей поэтического течения акмеизм. В 1912 г. выпустила поэтический сборник «Вечер», имевший большой успех. В 1914 г. вышел сборник «Четки», в революционные годы выпустила сборники любовной лирики «Белая стая» (1917), «Подорожник» (1921). Признанная классиком отечественной поэзии еще в 1920-е годы, подвергалась замалчиванию, цензуре и травле. Ее поэма «Реквием» (1935–40; опубликована 1987) – одно из первых поэтических произведений, посвященных жертвам репрессий 1930-х годов. Во время Великой Отечественной войны в эвакуации создала цикл стихов «Ветер войны», «Поэму без героя». Кроме поэтических произведений, перу А. Ахматовой принадлежат статьи о творчестве А.С. Пушкина, воспоминания о современниках. В 1964 г. в Италии Ахматовой была вручена премия Этна Таормина, а в 1965 г. в Оксфорде присуждена почетная докторская степень. Умерла в Домодедово (Подмосковье), похоронена в Комарово, под Санкт-Петербургом.

Благовоспитанный человек не обижает другого по неловкости. Он обижает только намеренно.

Будущее, как известно, бросает свою тень задолго до того, как войти.

Восьмое марта выдумали импотенты. Как можно вспоминать о женщине один раз в году?

…Все, кого ты вправду любила, / Живыми останутся для тебя.

Есть в близости людей заветная черта, / Ее не перейти влюбленности и страсти…

Жить – так на воле, / Умирать – так дома.

Измену простить можно, а обиду нельзя.

Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи, не ведая стыда…

Можно быть замечательным поэтом, но писать плохие стихи.

Настоящую нежность не спутаешь / Ни с чем, и она тиха.

Не давай мне ничего на память: / Знаю я, как память коротка.

О, есть неповторимые слова, / Кто их сказал – истратил слишком много.

Поэт – человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать.

Против кого дружите?

Ржавеет золото и истлевает сталь, / Крошится мрамор.

К смерти всё готово. / Всего прочнее на земле – печаль, / И долговечней – царственное слово.

Рухнул в себя, как в пропасть.

С большой прямотой напросилась на комплимент.

Сильней всего на свете / Лучи спокойных глаз.

Страшно выговорить, но люди видят только то, что хотят видеть, и слышат только то, что хотят слышать. На этом свойстве человеческой природы держится 90% чудовищных слухов, ложных репутаций, свято сбереженных сплетен. Несогласных со мной я только попрошу вспомнить то, что им приходилось слышать о самих себе.

Я была в великой славе, испытала величайшее бесславие – и убедилась, что, в сущности, это одно и то же.

АНДРЕЕВ Леонид Николаевич.

(09/21.08.1871–12.09.1919).

Русский писатель.

Родился в Орле в обеспеченной семье. Окончил юридический факультет Московского университета. С 1897 г. публиковал свои фельетоны в газетах «Московский вестник» и «Курьер». Молодого автора заметил М. Горький, который и пригласил его в книгоиздательское товарищество «Знание», объединяющее многих молодых писателей. Слава пришла к Л. Андрееву после выхода рассказа «Жили-были» (1901). В 1902 г. стал редактором газеты «Курьер». В том же году благодаря помощи М. Горького большим тиражом был выпущен первый том его сочинений. В 1908 г. переехал в собственный дом в Финляндской деревне Ваммельсу, где написал свои первые драматические произведения: «Царь голод», «Анатэма», «Дни нашей жизни» и др. После Февральской революции 1917 г. входил в редакционный совет реакционной газеты «Русская воля». Октябрьскую Революцию не принял. После отделения Финляндии от России оказался в эмиграции. Наиболее известные произведения писателя: рассказы «Ангелочек» (1899), «Город» (1902), «Красный смех» (1904), «Елеазар» (1907) и др.; пьесы «Савва» (1907), «Жизнь человека» (1907), «Анфиса» (1910) и др.; романы и повести «Жизнь Василия Фивейского» (1903), «Иуда Искариот» (1907), «Иго войны» (1916), и др. Последние сочинения писателя проникнуты пессимизмом и ненавистью к большевистской власти («Дневник сатаны», «SOS»). 12 сентября 1919 г. скоропостижно скончался от порока сердца. Был похоронен в Мариоках. В 1957 г. перезахоронен в Ленинграде на Аллее Поэтов. В 1991 г. в Орле открылся дом-музей Л. Андреева.

Благочестивые люди не умеют отличать фальшивое от настоящего. Это умеют только мошенники.

Более храбрости требуется для жизни, нежели для смерти.

Борьба – вот радость жизни.

В жизни так много темного, и она так нуждается в освещающих ее путь талантах, что каждый из них нужно беречь, как драгоценный алмаз, как то, что оправдывает в человечестве существование тысяч негодяев и пошляков.

Вой человека не похож ни на что другое, как на голос зверя, проходящий через человеческую гортань.

Даже самая незначительная доля власти легко кружит неразвитые головы.

Деньги не исправляют несправедливостей природы, а углубляют их.

Деньги – это странствующая по миру свобода, которую рабы чеканят для господ.

Для убийцы, для преступника самое страшное не полиция, не суд, а он сам, его нервы, мощный протест всего тела, воспитанного в известных традициях.

Если бы люди понимали самих себя, то больше, чем горами, больше, чем всеми чудесами и красотами мира, они были бы поражены своей способностью мыслить.

Если человеку суждено стать Богом, то престолом его будет книга.

Есть на свете женщины умные, хорошие и талантливые, но справедливой женщины мир еще не видел и не увидит.

Жизнь интересна за ту великую тайну, что в ней заключена, за ее жестокости, за свирепую мстительность и сатанински веселую игру людьми и событиями.

Жить – это такая грозная задача для человека, у которого нет денег, здоровья и воли.

И врагам следует отдавать должное.

Из всего удивительного, непостижимого, чем богата жизнь, самое удивительное и непостижимое – это человеческая мысль. В ней божественность, в ней залог бессмертия и могучая сила, не знающая преград.

Ирония – такое порицание, которое останавливается на полпути.

Каждый человек – отдельный мир, со своими законами и целями, со своей особенной радостью и горем, – каждый как призрак, который является на миг и, неузнанный, исчезает.

Когда женщина полюбит, она становится невменяемой.

Когда мысли грязны и человек не любит себя, своей радости и своего горя – ему не о чем писать в дневнике.

Ложь перед самим собою – это наиболее распространенная и самая низкая форма порабощения человека жизнью.

Любовь – проклятая Богом страна, где опоздание служит законом, где ни один поезд не приходит по расписанию и начальники станций в красных шапках – все сумасшедшие или идиоты. Но здесь и сторожа сошли с ума от крушений! Опаздывают все признания и поцелуи, всегда слишком ранние для одного и слишком поздние для другого, лгут все часы и встречи, и, как хоровод пьяных призраков, одни бегут по кругу, другие догоняют, хватая воздух протянутыми руками. Всё в мире приходит слишком поздно, но только любовь умеет минуту запоздания превратить в бездонную вечность разлуки!

Люди всегда добивают того, кто уже ранен природой.

Молчание есть естественное состояние человека, когда сам он настойчиво верит в какие-то слова, любит их ужасно.

Ничтожество – это душа зайца и бесстыдная терпеливость рабочего скота.

Нравственные инстинкты заложены так глубоко, что только при некотором уклонении от нормального типа возможно полное от них освобождение.

Писатель силою своей мысли и таланта должен творить новую жизнь.

Побеждать нужно головой, а не руками, потому что на голову подлецы слабы.

Полной уверенности в своем спокойствии не может создаться у мыслящего человека, предвидящего все случайности.

Правда жизни есть то, чего мы хотим от нее.

Случайность – это великий союзник умных.

Сострадание – великое и благотворное чувство, и люди, малейшие из людей, достойны его, – но для этого необходимо, чтобы они были людьми, а не только восковыми фигурами.

Счастье так обширно и многогранно; лишенный возможности быть счастливым в одном найдет свое счастье в другом.

Только богатство дает свободу.

Тому страшно, кто греха еще не совершал. А кто уже совершил, тому бояться нечего.

Тонкий ум, изощренный в упражнениях, способный одним колебанием своим создать как бы новый, великий мир, в ужасном бессилии останавливается перед ничтожнейшим вопросом.

У простого смертного, ничем себя не проявившего, все его горести кончаются со смертью – у литератора они со смертью иногда только начинаются. Если при жизни литератор сам мог всякого обидеть, то по смерти всякий может обидеть его – было бы только желание. А за последним дело никогда не станет.

Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький.

Хорошими людьми называются те, которые умеют скрывать свои дела и мысли; но если такого человека обнять, приласкать и выспросить хорошенько, то из него потечет, как гной из проколотой раны, всякая неправда, мерзость и ложь.

Человек, никогда не имевший денег, думает, что они могут дать ему любовь, и человек, не знавший женской любви, думает, что она может дать ему счастье.

Чем больше людей, которые не знают друг друга, тем ужаснее становится одиночество каждого.

Чем ярче становится представление того, чем мог и чем хотел бы быть человек, тем труднее становится мириться с суровым фактом – жизнью.

Чтобы идти вперед, чаще оглядывайтесь назад, ибо иначе вы забудете, откуда вы вышли и куда вам нужно идти.

БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич.

(03/15.06.1867–23.12.1942).

Русский поэт, переводчик, эссеист.

Родился в деревне Гумищи Владимирской губернии в дворянской семье. В 1885 г. опубликовал три стихотворения в журнале «Живописное обозрение», чем обратил на себя внимание В.Г. Короленко. В 1886 г. поступил на юридический факультет Московского университета, но оставил его, не окончив курса. В 1887—1889 гг. занимался переводами стихов с немецкого и французского языков. В 1894 г. издал перевод «Истории скандинавской литературы» Ф.В. Горна, затем перевел «Историю итальянской литературы» А. Гаспари. В 1895—1903 гг. проявил себя как один из поэтов-символистов, выпустив сборники стихотворений «В безбрежности», «Тишина», «Горящие здания», «Будем как солнце». Революцию 1905 г. встретил весьма сочувственно, опубликовав в Париже сборник стихов «Песни мстителя» (1907). До 1917 г. издал еще восемь сборников символистских стихов, а также книгу «Зовы древности. Гимны, песни и замыслы древних» (1908), в которой представил лучшее из творчества народов Египта, Индии, Мексики, Перу и других стран. В эти же годы занимался переводами П. Шелли и других поэтов. Сделал первый перевод на русский язык поэмы Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Не приняв Октябрьскую революцию, в 1920 г. уехал в Париж. В эмиграции издал шесть поэтических сборников. Многие стихотворения тех лет пронизаны тоской по родине. Написал и две автобиографические книги – «Под новым серпом», «Воздушный путь» (1923); перевел на русский язык стихи и поэмы литовских, польских, чешских и болгарских поэтов, а также «Слово о полку Игореве». Умер в приюте «Русский дом» в Нуази-ле-Гран близ Парижа.

Будем как солнце! Забудем о том, / Кто нас ведет по пути золотому, / Будем лишь помнить, что вечно к иному, / К новому, к сильному, к доброму, к злому, / Ярко стремимся мы в сне золотом. / Будем молиться всегда неземному / В нашем хотенье земном!

В душах есть всё, что есть в небе, и много иного.

В человеческой душе два начала: чувство меры и чувство внемерного, чувство безмерного. Древняя Эллада – это чувство меры. Пафос романтики и творческий огонь нашей современности – это чувство внемерного, беспредельного. Мы хотим пересоздания всей Земли, и мы ее пересоздадим, так что все на Земле будут красивы, и сильны, и счастливы. Это вполне возможно, ибо Человек есть Солнце и его чувства – его планеты.

Есть поцелуи – как сны свободные, / Блаженно-яркие, до исступления. / Есть поцелуи – как снег холодные. / Есть поцелуи – как оскорбление. / О, поцелуи – насильно данные, / О, поцелуи – во имя мщения! / Какие жгучие, какие странные, / С их вспышкой счастия и отвращения!

Есть удивительное напряженное состояние ума, когда человек сильнее, умнее, красивее самого себя… Такие состояния, приближающие нас к мирам запредельным, бывают у каждого, как бы в подтверждение великого принципа конечной равноправности всех душ. Но одних они посещают, быть может, только раз в жизни, над другими, то сильнее, то слабее, они простирают почти беспрерывное влияние, и есть избранники, которым дано в каждую полночь видеть привидения и с каждым рассветом слышать биение новых жизней.

Женщина – музыка. Женщина – свет.

Жизнь – отражение лунного лика в воде, / Сфера, чей центр – повсюду, окружность – нигде, / Царственный вымысел, пропасть глухая без дна, / Вечность мгновенья – миг красоты – тишина.

Истерия есть повышенная чувствительность, и то, что в мире врачевания является недугом, подлежащим устранению, в мире искусства предстает исключительно ярким цветком.

Красота создается из восторга и боли, / Из желанья и воли и тяжелых цепей.

Любовь есть свет, что сходит к нам оттуда, / Из царства звезд, с лазурной высоты, / Она в нас будит жажду чуда. / И красоты.

Любовь постигнуть трудно. / Вот, вдруг пришла. / Пусть всё возьмет мое. / Пусть сделаю, что будет безрассудно. / Но пусть безумье будет обоюдно. / Хочу. Горю. Молюсь. Люблю ее.

Мир тому, кто не боится / Ослепительной мечты, / Для него восторг таится, / Для него цветут цветы!

Можно все заветное покинуть, / Можно все бесследно разлюбить. / Но нельзя к минувшему остынуть, / Но нельзя о прошлом позабыть.

На всем своя – для взора – позолота. / Но мерзок сердцу облик идиота, / И глупости я не могу понять!

На всех нас лежит обязанность улучшать тот «свет», в котором мы живем, заботиться о счастье «униженных и оскорбленных», заботиться о том, чтобы была облегчена тяжесть, которая лежит на них.

Праздник сердца – это радость кого-нибудь полюбить. Праздник сердца – найти клад неожиданно. И праздник сердца – найти себя в другом, увидеть лучшее своего сердца в зеркале сердца иного. И разбить стену разъединяющую – это радость души алмазно-острая, это истинный праздник сердца.

Радости нет без печали. Между цветами – змея.

Революция хороша, когда она сбрасывает гнет. Но не революциями, а эволюцией жив мир.

Слава жизни. Есть прорывы злого, / Долгие страницы слепоты. / Но нельзя отречься от родного, / Светишь мне, Россия, только ты.

Слова – хамелеоны, / Они живут спеша, / у них свои законы, / Особая душа.

У каждой души есть множество ликов, в каждом человеке скрыто множество людей, и многие из этих людей, образующих одного человека, должны быть безжалостно ввергнуты в огонь. Нужно быть беспощадным к себе. Только тогда можно достичь чего-нибудь.

Это – страшное проклятье, это – ужас: быть как все, / Ты свободный, луч, горящий – в водопаде и в росе.

БЕЛИНСКИЙ Виссарион Григорьевич.

(30.05/11.06. 1811–26.05/07.06.1848).

Русский писатель, выдающийся литературный критик и публицист.

Родился в крепости Свеаборг (Финляндия) в семье лекаря, служившего в Балтийском флоте. В 1830 г. написал драму «Дмитрий Калинин». В 1832 г. был отчислен из Московского университета «за отсутствие способностей». Занялся публицистикой, вошел в кружок Н.В. Станкевича, сблизился с М.А. Бакуниным, увлекся идеями И. Фихте и Г. Гегеля. После переезда в Петербург сотрудничал в журналах «Отечественные записки» и «Современник». Первую критическую статью «Литературные мечтания. Элегия в прозе» опубликовал в 1834 г. в журнале «Молва». Статья представляет блестяще и горячо написанный обзор исторического развития русской литературы. Кроме ежегодных обозрений текущей литературы, статей о театре и различных библиографических и политических заметок, Белинский поместил в «Отечественных записках» 1840–46 гг. замечательные статьи о Г.Р. Державине, М.Ю. Лермонтове, В.И. Майкове, А.И. Полежаеве, о русской поэзии и ряд больших статей о А.С. Пушкине, представляющих, в сущности, полную историю русской литературы от М. Ломоносова до смерти Пушкина. Умер от туберкулеза в Санкт-Петербурге. Похоронен на Волковом кладбище. Влияние Белинского в русской литературе колоссально. Он не только впервые установил правильные понятия об искусстве и литературе и указал путь, по которому должна развиваться литература, чтобы стать общественной силой, но явился учителем и руководителем молодого поколения писателей 1840-х годов. Выработанные им теоретические положения сделались общим достоянием и в большинстве сохраняют свою силу до настоящего времени.

Авторитет и дружба – вода и огонь, вещи разнородные и враждебные; равенство – условие дружбы.

Апатия и лень – истинное замерзание души и тела.

Без любви и ненависти, без симпатии и антипатии человек есть призрак.

Без страстей и противоречий нет жизни, нет поэзии. Лишь бы только в этих страстях и противоречиях была бы разумность и человечность, и их результаты вели бы человека к его цели.

Без цели нет деятельности, без интересов нет цели, а без деятельности нет жизни. Источник интересов, целей и деятельности – субстанция общественной жизни.

Благо тем, которые умеют и в зиму дней своих сохранить благодатный пламень сердца, живое сочувствие ко всему великому и прекрасному бытия.

Благо тому, кто, не довольствуясь настоящею действительностию, носил в душе своей идеал лучшего существования, жил и дышал одною мыслию – споспешествовать, по мере данных ему природою средств, осуществлению на земле идеала.

Борьба есть условие жизни: жизнь умирает, когда оканчивается борьба.

Брак есть действительность любви. Любить истинно может только вполне созревшая душа, и в таком случае любовь видит в браке свою высочайшую награду и при блеске венца не блекнет, а пышнее распускает свой ароматный цвет, как при лучах солнца.

В важных делах жизни всегда надо спешить так, как будто бы от потери одной минуты должно было все погибнуть.

В чем не знаешь толку, чего не понимаешь, то брани: это общее правило посредственности.

В юности каждый доступнее, чем в другом возрасте, всему высокому и прекрасному. Благо тому, кто сохранит юность до старости, не дав душе своей остыть, ожесточиться, окаменеть.

Вдохновение не есть исключительная принадлежность художника: без него недалеко уйдет и ученый, без него немного сделает даже и ремесленник, потому что оно везде, во всяком деле, во всяком труде.

Величайшая слабость ума заключается в недоверчивости к силам ума.

Величайшее сокровище – хорошая библиотека.

Венки бессмертия в наше время очень вздорожали.

Верить и не знать – это еще значит что-нибудь для человека; но знать и не верить – это ровно ничего не значит.

Видеть и уважать в женщине человека не только необходимое, но и главное условие возможности любви для порядочного человека нашего времени. Видеть прекрасно изданную пустую книгу так же неприятно, как видеть пустого человека, пользующегося всеми материальными благами жизни.

Воспитание – великое дело: им решается участь человека.

Воспитывать не значит только выкармливать и вынянчивать, но и дать направление сердцу и уму – а для этого разве не нужно со стороны матери характера, науки, развития, доступности ко всем человеческим интересам?

Всё благо, и велико, и разумно – в свое время и на своем месте.

Всякая благородная личность глубоко сознает свое кровное родство, свои кровные связи с отечеством.

Всякая крайность есть родная сестра ограниченности.

Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове.

Всякая сатира, которая кусается, богата морально.

Всякие бывают люди и всякие страсти. У иного, например, всю страсть, весь пафос его натуры составляет холодная злость, и он только тогда и бывает умен, талантлив и даже здоров, когда кусается.

Всякое достоинство, всякая сила спокойны – именно потому, что уверены в самих себе.

Высочайший и священнейший интерес общества есть его собственное благосостояние, равно простертое на каждого из его членов.

Гадок наглый самохвал; но не менее гадок и человек без всякого сознания какой-нибудь славы, какого-нибудь достоинства.

Где нет полной откровенности, полной доверенности, где скрывается хотя малость какая-нибудь, там нет и не может быть дружбы.

Гибнет в потоке времени только то, что лишено крепкого зерна жизни и что, следовательно, не стоит жизни.

Глупо для переезда через лужу на челноке раскладывать перед собою морскую карту.

Гуманизм есть человеколюбие, но развитое сознанием и образованием.

Для любви нужно разумное содержание, как масло для поддержки огня.

Для низких натур ничего нет приятнее, как мстить за свое ничтожество, бросая грязью своих воззрений и мнений в святое и великое.

Дружба, подобно любви, есть роза с роскошным цветом, упоительным ароматом, но и с колючими шипами.

Если б выбор в любви решался только волею и разумом, тогда любовь не была бы чувством и страстью. Присутствие элемента непосредственности видно и в самой разумной любви, потому что из нескольких равно достойных лиц выбирается только одно, и выбор этот основывается на невольном влечении сердца.

Если бы вся цель нашей жизни состояла в нашем личном счастии, а наше личное счастие заключалось бы только в одной любви, тогда жизнь была бы действительно мрачною пустынею… Но хвала вечному разуму, хвала попечительному промыслу! Есть для человека и еще великий мир жизни, кроме внутреннего мира сердца, – мир исторического созерцания и общественной деятельности.

Если талант не имеет в себе достаточной силы стать в уровень со своими стремлениями и предприятиями, он производит только пустоцвет, когда вы ждете от него плодов.

Есть для человека и еще великий мир жизни, кроме внутреннего мира сердца, – мир исторического содержания и общественной деятельности – тот великий мир, где мысль становится делом, высокое чувствование – подвигом… И благо тому, кто не праздным зрителем смотрел на этот океан шумно несущейся жизни.

Есть женщины, которым стоит только показаться восторженным, страстным, и они ваши; но есть женщины, которых внимание мужчина может возбудить к себе только равнодушием, холодностью и скептицизмом как признаками огромных требований на жизнь или как результатом мятежно и полно пережитой жизни.

Есть люди, в руках которых и простая палка опаснее, чем у иных шпага.

Жена – не любовница, но друг и спутник нашей жизни, и мы должны заранее приучиться к мысли любить ее и тогда, когда она будет пожилою женщиной.

Женщина – мать по призванию, по душе и крови. Нет ничего святее и бескорыстнее любви матери; всякая привязанность, всякая любовь, всякая страсть или слаба, или своекорыстна в сравнении с нею.

Женщина мыслит сердцем, а мужчина любит головой.

Жизнь – ловушка, а мы мыши; иным удается сорвать приманку и выйти из западни, но большая часть гибнет в ней, а приманку разве понюхают. Глупая комедия, черт возьми.

Жить – значит чувствовать и мыслить, страдать и блаженствовать; всякая другая жизнь – смерть.

Знание фактов только потому и драгоценно, что в фактах скрываются идеи; факты без идей – сор для головы и памяти.

Из всех критиков самый великий, самый гениальный, самый непогрешимый – время.

Из всех страстей человеческих сильнейшая – самолюбие, которое, будучи оскорблено, никогда не прощает.

Изменит женщине любовь – ей ничего уже не остается в жизни, и она должна пасть, погибнуть под бременем постигшего ее бедствия или умереть душой для остального времени своей жизни, сколько бы ни продолжалась эта жизнь.

Искусство без мысли что человек без души – труп.

Искусство смешить труднее искусства трогать.

Истина выше людей и не должна бояться их.

Истинно человеческая любовь может быть основана только на взаимном уважении друг в друге человеческого достоинства, а не на одном капризе чувств и не на одной прихоти сердца.

Источник всего нового есть старое; по крайней мере, старым приготовляется новое.

Исходный пункт нравственного совершенства есть прежде всего материальная потребность.

Какова бы ни была деятельность, но привычка и приобретаемое через нее умение действовать – великое дело. Кто не сидел сложа руки и тогда, когда нечего было делать, тот сумеет действовать, когда настанет для этого время.

Клевета не всегда бывает действием злобы: чаще всего она бывает плодом невинного желания рассеяться занимательным разговором, а иногда и плодом доброжелательства и участия столь же искреннего, сколь и неловкого.

Книга есть жизнь нашего времени, в ней все нуждаются – и старые, и малые.

Когда человек весь отдается лжи, его оставляют ум и талант.

Кто берется судить о других, тот подвергает и самого себя еще строжайшему суду.

Кто боится знания, тот пропал.

Кто не идет вперед, тот идет назад: стоячего положения нет.

Кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству.

Кто резко высказывает свои мнения о чужих действиях, тот обязывает этим и самого себя действовать лучше других.

Литература, как общество, имеет своих плебеев, свою чернь, а чернь везде бывает и невежественна, и нагла, и бесстыдна.

Люби добро, и тогда ты будешь необходимо полезен своему отечеству, не думая и не стараясь быть ему полезным.

Любовь и уважение к родителям, без всякого сомнения, есть чувство святое.

Любовь имеет свои законы развития, свои возрасты, как жизнь человеческая. У нее есть своя роскошная весна, свое жаркое лето, наконец, осень, которая для одних бывает теплою, светлою и плодотворною, для других – холодною, гнилою и бесплодною.

Любовь как одна из сильнейших страстей, увлекающих человека во все крайности больше, чем всякая другая страсть, может служить пробным камнем нравственности.

Любовь столь сильна, что творит непостижимое, торжествует над вечно неизменными условиями пространства и времени, над бессилием плоти, младенцу дает львиную силу.

Любовь часто ошибается, видя в любимом предмете то, чего нет, но иногда только любовь же и открывает в нем прекрасное или великое, которое недоступно наблюдению и уму.

Люди обыкновенно не столько наслаждаются тем, что им дано, сколько горюют о том, чего им не дано.

Меркою достоинства женщины может быть мужчина, которого она любит.

Мещане-собственники – люди прозаически-положительные. Их любимое правило: всякий у себя и для себя. Они хотят быть правы по закону гражданскому и не хотят слышать о законах человечества и нравственности.

Много людей живет не живя, но только собираясь жить.

Моральное равнодушие – болезнь слишком образованных людей.

Мужчина с женоподобным характером есть самый ядовитый пасквиль на человека.

Найти причину зла – почти то же, что найти против него лекарство.

Найти свою дорогу, узнать свое место – в этом всё для человека, это для него значит сделаться самим собою.

Нападки… на недостатки и пороки народности есть не преступление, а заслуга, есть истинный патриотизм.

Не делать – не жить. Кто в самом себе не носит источника жизни, то есть источника живой деятельности, кто не надеется на себя, – тот вечно ожидает всего от внешнего и случайного.

Не надо и в шутку лгать и льстить. Пусть думает о тебе всякий, что ему угодно, а ты будь тем, что ты есть.

Нет ничего опаснее, чем связывать свою участь с участью женщины за то только, что она прекрасна и молода.

Нет преступления любить несколько раз в жизни, и нет заслуги любить только один раз: упрекать себя за первое и хвастаться вторым – равно нелепо.

Никакой человек в мире не родится готовым, то есть вполне сформировавшимся, но всякая жизнь его есть не что иное, как беспрерывно движущееся развитие, беспрестанное формирование.

Общество не то, что частный человек: человека можно оскорбить, можно оклеветать – общество выше оскорблений и клеветы.

Ограничен разум человека, но зато безграничен разум человеческий, то есть разум человечества.

Один из высочайших принципов истинной нравственности заключается в уважении к человеческому достоинству во всяком человеке, без различия лица, прежде всего за то, что он – человек, а потом уже за его личные достоинства.

Патриотизм состоит не в пышных возгласах в общих местах, но в горячем чувстве любви к родине, которое умеет высказываться без восклицаний и обнаруживается не в одном восторге от хорошего, но и в болезненной враждебности к дурному, неизбежно бывающей во всякой земле, следовательно, во всяком отечестве.

Подлецы потому и успевают в своих делах, что поступают с честными людьми как с подлецами, а честные люди поступают с подлецами как с честными людьми.

Поприще женщины – возбуждать в мужчине энергию души, пыл благородных страстей, поддерживать чувство долга и стремление к высокому и великому – вот ее назначение, и оно велико и священно.

Порядочный человек не тем отличается от пошлого, чтобы он был вовсе чужд всякой пошлости, а тем, что видит и знает, что в нем есть пошлого, тогда как пошлый человек и не подозревает этого в отношении к себе; напротив, ему-то и кажется больше всех, что он – истинное совершенство.

Поэзия есть высший род искусства. Всякое другое искусство более или менее стеснено и ограничено в своей творческой деятельности тем материалом, посредством которого оно проявляется. Поэзия же выражается в свободном творческом слове, которое есть и звук, и картина, и определенное ясно выговоренное представление. Поэтому поэзия заключает в себе все элементы других искусств.

Разврат состоит в животной чувственности, в которой уже не может быть никакой поэзии, потому что в поэзию могут входить только разумные элементы жизни, а в том нет разумности, что унижает человека до животного.

Разница человека с животными именно в том и состоит, что он только начинается там, где животные уже оканчиваются.

Разум дан человеку для того, чтобы он разумно жил, а не для того только, чтобы он видел, что неразумно живет.

Разум и чувство – две силы, равно нуждающиеся друг в друге, мертвые и ничтожные одна без другой.

Ревность без достаточного основания есть болезнь людей ничтожных, которые не уважают ни самих себя, ни своих прав на привязанность любимого ими предмета; в ней выказывается мелкая тирания существа, стоящего на ступени животного эгоизма.

Ревность не соединена со свободой человека. В ревности есть инстинкт собственности и господства, но в состоянии унижения. Нужно признавать право любви и отрицать право ревности, перестав ее идеализировать… Ревность есть тирания человека над человеком. Особенно отвратительна женская ревность, превращающая женщину в фурию.

Смех часто бывает великим посредником в деле отличения истины от лжи.

Способность быть всегда в добром расположении духа суть самое прочное основание счастья в сем подлунном мире.

Способность творчества есть великий дар природы; акт творчества в душе творящей есть великое таинство; минута творчества есть минута великого священнодействия.

Стать смешным – значит проиграть свое дело.

Страсть есть источник всякой живой плодотворной деятельности.

Страсть есть поэзия и цвет жизни, но что же в страстях, если у сердца не будет воли.

Только в силе воли заключается условие наших успехов на избранном поприще.

Только золотая посредственность пользуется завидною привилегиею – никого не раздражать и не иметь врагов и противников.

Только счастье есть мерка и поверка любви.

Только труд может сделать человека счастливым, приводя его душу в ясность, гармонию и довольство самим собою.

Убеждение должно быть дорого потому только, что оно истинно, а совсем не потому, что оно наше.

Ум – это духовное оружие человека.

Уметь писать стихи также не значит еще быть поэтом: все книжные лавки завалены доказательствами этой истины.

Умные среди дураков всегда странны.

Фанатизм и мистицизм – враги науки, потому что они – тьма, а наука – свет.

Хорошо быть ученым, поэтом, воином, законодателем и проч., но худо не быть при этом человеком.

Человек всегда был и будет самым любопытнейшим явлением для человека.

Человек страшится только того, чего не знает, знанием побеждается всякий страх.

Человек является прежде всего сыном своей страны, гражданином своего отечества, горячо принимающим к сердцу его интересы.

Человечность всегда и везде… есть высшая добродетель, высшее достоинство человека, потому что без нее человек есть только животное, тем более отвратительное, что вопреки здравому смыслу, будучи внутри животным, снаружи имеет форму человека.

Чем выше гений поэта, тем глубже и обширнее понимает он природу и тем с большим успехом представляет нам ее во взаимосвязи с жизнью.

Чем одностороннее мнение, тем доступнее оно для большинства, которое любит, чтобы хорошее было хорошим, а дурное – дурным, и которое слышать не хочет, чтобы один и тот же предмет вмещал в себя и хорошее и дурное.

Честные люди всегда имеют дурную привычку со стыдом опускать глаза перед наглостью и нахальною подлостью.

Чувство гуманности оскорбляется, когда люди не уважают в других человеческого достоинства, и еще более оскорбляется и страдает, когда человек сам в себе не уважает собственного достоинства.

Чувство – огонь, мысль – масло.

Школа несчастья есть самая лучшая школа.

Эгоизм изворотлив, как хамелеон.

Юность сама по себе есть уже поэзия жизни, и в юности каждый бывает лучше, нежели в остальное время жизни.

Юность человека есть прекрасная роскошная весна, время деятельности и кипения сил; она бывает однажды в жизни и никогда больше не возвращается.

Юноши, переходящие в старость мимо возмужалости, – отвратительны, как старички, которые хотят казаться юношами.

БЕСТУЖЕВ-МАРЛИНСКИЙ Александр Александрович.

(23.10./03.11.1797–07/19.06.1837).

Русский писатель, критик, публицист.

Родился в Санкт-Петербурге в дворянской семье. Воспитывался в Горном корпусе, с чином штабс-капитана перешел в лейб-гвардии драгунский полк. В 1824 г. вступил в Северное общество. После восстания 14 декабря 1825 г. приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в Якутск. В 1829 г. переведен рядовым на Кавказ. Начал печататься в 1818 г.: стихотворения и небольшие рассказы в «Сыне Отечества» и «Соревнователе просвещения»; в 1821 г. отдельной книгой «Поездка в Ревель». Совместно с К.Ф. Рылеевым издавал альманах «Полярная звезда» (1823–25). В ссылке опубликовал несколько т. н. светских повестей («Испытание», 1830, «Фрегат „Надежда”», 1833 и др.). В кавказских повестях («Аммалат-Бек», 1832, «Мулла-Нур», 1836) рисовал романтические исключительные характеры. До 1825 г. написал несколько романов в духе романтизма. Ему также принадлежит ряд критических работ, направленных против классицизма. Был убит в Адлере в стычке с горцами. Стиль и характер произведений А.А. Марлинского имели большое влияние на русскую «изящную» литературу. Его творческая манера до известной степени отразилась в повестях А.С. Пушкина («Выстрел»), в драмах М.Ю. Лермонтова.

Богатство состоит более в желаниях, нежели в обладании.

В беду падают, как в пропасть, вдруг, но в преступление сходят по ступеням.

Великодушное сердце – лучший вдохновитель разума.

Видимо, нет на свете такой глупости, которую бы умные люди не освятили своим примером.

Глубокие чувства редко проявляются именно потому, что они глубоки.

Гораздо легче строить вновь, чем перестраивать старое.

Для людей мало быть честными, надобно и казаться такими же.

Досада есть лучшее средство заставить женщину высказаться.

Истинное мужество немногоречиво: ему так мало стоит показать себя, что самое геройство оно считает за долг, не за подвиг.

Не тот победитель, за кем поле: тот, за кем слава, а слава тому, кто ценит смерть выше плену.

От вина заболит голова, от проигрыша заведется в кармане сквозной ветер, но от дам, кроме головы и кармана, зачахнет сердце.

Покуда сам жив, счастье не умерло.

Признаваться в своих ошибках есть высшее мужество.

Тот, кто оставил после себя хоть одну светлую, новую мысль, хоть один полезный для человечества подвиг, не умер бездетен.

Трус умирает сто раз, храбрый – однажды, и то не скоро.

Хаос – предтеча творения чего-нибудь истинного, высокого и поэтического.

Храбрость для защиты отечества – добродетель, но храбрость в разбойнике – злодейство.

Человек всегда предпочитает то, чего он не может постичь, тому, чего постичь нет ему охоты.

Что такое воля, как не мысль, преходящая в дело?

Чтобы говорить понятно людям, надо развешивать, соразмерять выражение своих чувств с их понятиями. Надо раболепствовать правилами языка, потворствовать моде, ползать у ног приличий, подбирать падежи и созвучия, когда я хотел бы выразить себя ревом льва, песнею вольного ветра, безмолвным укором зеркала.

БЛОК Александр Александрович.

(16/28.11.1880–07.08.1921).

Поэт.

Родился в Петербурге в семье профессора-правоведа. Поэтический дар проявился в раннем детстве. Уже в пять лет написал первые стихи. В 1906 г. окончил филологический факультет Петербургского университета. В 1901—1902 гг. написал 80 стихотворений, посвященных будущей жене – Л.М. Менделеевой. Первые стихи были опубликованы в журнале «Новый путь» (1903). Книга «Стихи о Прекрасной Даме» (1904) принесла автору известность. Революция 1905 г. раскрыла поэту другую, жестокую, сторону жизни, что отразилось в его творчестве («Вольные мысли», 1907, «На поле Куликовом», 1908). В это же время были опубликованы книги «Нечаянная радость» (1906), «Снежная маска» (1907), «Итальянские стихи» (1908), «Ночные часы» (1911), «Соловьиный Сад» (1915). Февральскую и Октябрьскую революции 1917 г. встретил со смешанными чувствами. В 1918 г. написал поэму «Двенадцать». В 1918—1919 гг. работал в Наркомпросе, в Союзе поэтов, Союзе деятелей художественной литературы, в горьковском издательстве «Всемирная литература». В апреле 1919 г. был назначен председателем Режиссерского управления Петроградского Большого драматического театра. Умер в Петрограде от воспаления сердечных клапанов. За рубежом А.А. Блока принято считать вторым после А.С. Пушкина величайшим русским поэтом. Его поэтические произведения переведены на многие языки мира, а стихотворение «Ночь, улица, фонарь, аптека» превращено в памятник на одной из улиц Лейдена (Нидерланды).

Бездельники и взбалмошные головы вредны для народного благосостояния.

В большинстве случаев люди живут настоящим, то есть ничем не живут, а так – существуют. Жить можно только будущим.

В любви нет страха. Совершенная любовь изгоняет страх.

Все, духом сильные, – одни / Толпы нестройной убегают, / Одни на холмах жгут огни, / Завесы мрака разрывают.

Всякое стихотворение – покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звезды.

Гибель не страшна герою, / Пока безумствует мечта!

Греши, пока тебя волнуют / Твои невинные грехи, / Пока красавицу колдуют / Твои греховные стихи.

Дело художника – восстанавливать связь, расчищать горизонты от той беспорядочной груды ничтожных фактов, которые, как бурелом, загораживают все исторические перспективы.

Другом называется человек, который говорит не о том, что есть или было, но о том, что может и должно быть с другим человеком.

Душа настоящего человека есть самый сложный, самый нежный и самый певучий музыкальный инструмент.

Если могут случиться несколько неприятностей, они происходят в самой неблагоприятной последовательности.

Есть в человеке проклятое, рабское свойство: когда он становится чересчур сытым, довольным, слишком обеспеченным материально, тогда он теряет свое внутреннее волнение, свой духовный огонь. Тогда он становится сытым и душевно тупым, самодовольным. Нет в нем достоинства, грош ему цена, если душа его, созданная для волнений и радости, так же сыта и тупа, как тело.

Есть времена, есть дни, когда / Ворвется в сердце ветер снежный, / И не спасет ни голос нежный, / Ни безмятежный час труда…

Жить на свете страшно и прекрасно.

Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к жизни.

Заглушить рокотание моря / Соловьиная песнь не вольна!

Занятому человеку не приходится слишком много раздумывать и сожалеть.

И вечный бой! Покой нам только снится.

Искусство, как и жизнь, слабым не по плечу.

Искусство рождается из вечного взаимодействия двух музык – музыки творческой личности и музыки, которая звучит в глубине народной души.

Каждый день войны уносит культуру.

Книга – великая вещь, пока человек умеет ею пользоваться.

Когда живешь уединенно, самые маленькие события кажутся большими.

Когда мы любим безотчетно / Черты нам милого лица, / Все недостатки мимолетны, / Его красотам нет конца.

Когда предстоит решить что-нибудь важное, лучше, чтобы друзья ничего не советовали и держались подальше.

Литература должна быть насущным хлебом.

Любовь не унижает, а освобождает.

Между страданьями земными / Одна земная благодать: / Живя заботами чужими, / Своих не видеть и не знать.

Мира восторг беспредельный / Сердцу певучему дан.

Мы плохо умеем отделять настоящую книгу от рыночного хлама. То и другое одинаково имеет вид книги. Хлам часто издается даже гораздо роскошней, чем настоящие книги.

Народ – венец земного цвета, краса и радость всем цветам.

Не забывай долга – это единственная музыка. Жизни и страсти без долга нет.

Не может быть человека, который не любит.

Ненавидеть интернационализм – не знать и не чуять силы национальной.

О, я хочу безумно жить: / Все сущее увековечить, / Безличное – вочеловечить, / Несбывшееся – воплотить!

Одно только делает человека человеком: знание о социальном неравенстве.

Постоянные государственные заботы делают человека менее чутким к прекрасному.

Поэт совершенно свободен в своем творчестве, и никто не имеет права требовать от него, чтобы зеленые луга нравились ему больше, чем публичные дома.

Поэт, тебе ли покарать / Пороки мира вековые? / Один – ты осужден страдать, / Тебя осмеивать – другие!

Прямая обязанность художника – показывать, а не доказывать.

Пускай зовут: Забудь, поэт! / Вернись в красивые уюты! / Нет! Лучше сгинуть в стуже лютой! / Уюта – нет. Покоя – нет.

Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя, / И обливаясь черной кровью, / Она глядит, глядит, глядит в тебя, / И с ненавистью, и с любовью!..

С теми, кто болен иронией, любят посмеяться, но им не верят или перестают верить.

Самый жестокий вид гонения – полное равнодушие.

Сила подражательности всегда обратно пропорциональна силе творчества.

Слаб человек, и всё ему можно простить, кроме хамства.

Смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге.

Сознание того, что чудесное было рядом с нами, приходит слишком поздно.

Сотри случайные черты, / И ты увидишь – жизнь прекрасна.

Старые мечты не возрождаются.

Стихи – это молитвы.

Творчество больших художников есть всегда прекрасный сад и с цветами, и с репейником, а не красивый парк с утрамбованными дорожками.

Театр есть та область искусства, о которой прежде других можно сказать: здесь искусство соприкасается с жизнью, здесь они встречаются лицом к лицу.

Толпа слишком мелка для того, чтобы слушаться воли титана.

Только влюбленный имеет право на звание человека.

Только о великом стоит думать, только большие задачи должен ставить себе писатель; ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами.

Только полет и порыв… иначе… гибель…

Только правда, как бы она ни была тяжела, – легка.

Тот, кто поймет, что смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге, уже перестанет быть обывателем.

Фантазия – мать бездны.

Фантазиями людей не накормишь.

Человек тот, кому дороже и выше всего звание человека.

Человеческая совесть побуждает человека искать лучшего и помогает ему порой отказываться от старого, уютного, милого, но умирающего и разлагающегося, – в пользу нового, сначала неуютного и немилого, но обещающего новую жизнь.

Чем больше чувствуешь связь с родиной, тем реальнее и охотнее представляешь ее себе как живой организм.

Чем нелепей, тем заразительнее.

БРЮСОВ Валерий Яковлевич.

(01/13.12.1873–09.10.1924).

Поэт, писатель, критик, один из основоположников русского символизма.

Родился в Москве в купеческой семье. В 1899 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета. Впервые был опубликован в детском журнале «Задушевное слово» в возрасте 11 лет, а в студенческие годы издал сборник «Русские символисты», состоявший в основном из собственных стихов. В 1899 г. принял участие в организации издательства «Скорпион», в 1900 г. выпустил книгу «Третья стража». В 1901–05 гг. под его руководством создавался альманах «Северные цветы», с 1904 по 1909 г. редактировал журнал «Весы» центрального органа символистов. Выпустил поэтические сборники «Граду и миру» (1903), «Венок» (1906), «Все напевы» (1909), а также роман «Алтарь победы» (1911—1912), сборник рассказов «Ночи и дни» (1913), повесть «Обручение Даши» (1913) и др. Октябрьскую революцию 1917 г. встретил как праздник освобождения от оков самодержавия. В 1920 г. вступил в партию большевиков и возглавил президиум Всероссийского союза поэтов. Организовал Высший литературно-художественный институт, где был первым ректором. Умер в Москве. А.А. Блок написал о В.Я. Брюсове как о «первом в России поэте». Н. Гумилев упоминал его как поэта, «восстановившего позабытое со времен Пушкина благородное искусство просто и правильно писать».

В любви душа вскрывается до дна, / Яснеет в ней святая глубина, / Где всё единственно и не случайно.

В минуту смертельной опасности к человеку возвращаются способности животного.

Вдохновение – миг более живого чувствования.

Великое вблизи неуловимо, / Лишь издали торжественно оно, / Мы все проходим пред великим мимо / И видим лишь случайное звено.

Все средства в борьбе с коварным врагом хороши, дурно одно – не пользоваться никакими средствами.

Всё, что неожиданно изменяет нашу жизнь, – не случайность. Оно – в нас самих и ждет лишь внешнего повода для выражения действием.

Грех, совершаемый за другого, тяжел лишь в половину на весах справедливости.

Душа человека подобна морской глубине, где грубый камень можно принять за перл, а драгоценный коралл – за простую водоросль.

Единственный признак истинного искусства – своеобразие; искусство всегда создает нечто новое.

Если любовь велика, всё должно умолкнуть, все другие соображения.

Если можешь, иди вперед века, если не можешь, иди с веком, но никогда не будь позади века.

Есть ли такое в мире, чего не могут сделать двое, если ими движет любовь?

Жизнь наша теряет смысл, если не вникаем мы в наше прошлое.

Задача искусства – искать настоящие имена для предметов и явлений мира.

Искусство жаждет самовластья / И души черпает до дна. / Едва душа вздохнет о счастье – / Она уже отрешена.

Искусство изучает составные элементы жизни, как химия – составные элементы вещества.

Искусство – то, что в других областях мы называем откровением. Создания искусства – это приотворенные двери в Вечность.

Каждое время верует в того Бога, который ему соответствует.

Каждый миг есть чудо и безумье, / Каждый трепет непонятен мне, / Все запутаны раздумья, / Как узнать, что в жизни, что во сне?

Каждый человек – отдельная определенная личность, которой вторично не будет.

Когда идеи ветшают, когда начинают вскрываться их внутренние, роковые противоречия – они проникают наконец в сознание большой публики.

Кто не родился поэтом, тот им никогда не станет, сколько бы к тому ни стремился, сколько бы труда на то ни потратил.

Люди глупо доверчивы… Вся реклама мира основана на трех принципах: «Хорошо, много и даром». Поэтому можно давать скверно, мало и дорого.

Люди различаются по самой сущности души; их сходство только внешнее. Чем больше становится кто сам собою, тем глубже начинает понимать себя – яснее проступают его самобытные черты.

Меняются приемы творчества, но никогда не может умереть или устареть душа, вложенная в создание искусства.

Мужчины любят каждую женщину исчерпать до дна.

Мучения очищают душу, как огонь – золото.

Наверняка выигрывает лишь тот, кто играет в нечестные кости.

Надо верить тому, кого любишь, – нет высшего доказательства любви.

Настоящее изящество дается только рождением, все остальное – подражание, которое может обмануть лишь невежду.

Наука не имеет притязаний проникнуть в сущность вещей. Наука знает только соотношения явлений, умеет только сравнивать их и сопоставлять. Наука не может рассматривать никакой вещи без ее отношения к другим. Выводы науки – это наблюдения над соотношением вещей и явлений.

Наука, поскольку она не ремесло, не изобретение удобств жизни, а занята открытием законов природы, есть удовлетворение жажды деятельности мысли.

Не добивайся, чтобы твоя жена была красавицей: женщина некрасивая ласкает мужа не менее нежно, а любит всегда больше.

Не ищи почестей: они принесут с собой зависть и ненависть.

Немыслимо провести границу там, где кончаются предчувствия и начинается подлинная любовь.

Нет, не случайность, не любовь, не нежность, – / Над нами торжествует Неизбежность.

Никогда не бойся ошибаться – ни увлечений, ни разочарований бояться не надо.

Никогда не разорвутся звенья / Между душой и прелестью земли!

Писатели читают для того, чтобы узнать, чего писать не надо.

Поэт творит прежде всего затем, чтобы самому себе уяснить свои думы и волнения.

Поэт – художник слов. Они для него то же, что краски для живописца или мрамор для скульптора.

Признание богов бессмертных необходимо человеческому уму, чтобы внести порядок и стройность во Вселенную.

Проходят дни, проходят сроки, / Свободы тщетно жаждем мы. / Мы беспощадно одиноки / На дне своей души-тюрьмы.

Разочарование есть плата за что-то прежде полученное, может быть, несоразмерная иногда, но будь щедр. Бойся лишь обобщать разочарование и не окрашивай им все остальное. Тогда ты приобретешь силу сопротивляться злу и правильно оценишь ее хорошие стороны.

Речи знакомые – новы опять, / Если любовью согреты.

Сверкает жизнь везде, грохочет жизнь повсюду! / Бросаюсь в глубь веков – она горит на дне… / Бегу на высь времен – она кричит мне: буду! / Она над всем, что есть; она во всём, во мне!

Сладость сладострастия – уверенность на мгновение, что ты не одинок.

Слово бьет иногда насмерть.

Сломать себе шею сумеет каждый дурак, умного же человека дело – сообразить, стоит ли затея пота.

Способность к художественному творчеству есть природный дар, как красота лица или сильный голос; эту способность можно и должно развивать, но приобрести ее никакими стараниями, никаким учением нельзя. Poetae nascuntur (поэтами рождаются).

Стихи – всегда исповедь.

Стихи – совершеннейший из способов пользоваться человеческим словом, и разменивать его на мелочи, пользоваться им для пустяков – грешно и стыдно.

Только глупость одностороння, а истину можно повернуть любой гранью.

Только доблесть бессмертно живет, / Ибо храбрые славны вовеки.

Ты – женщина, и этим ты права.

Угроза смерти размягчает душу, как сильный жар – металлы.

Художник не может сделать большего, как верно воспроизвести действительность, хотя бы и в новых, фантастических сочетаниях ее элементов.

Человек умирает, его душа, не подвластная разрушению, ускользает и живет иной жизнью. Но если умерший был художник, если он затаил свою жизнь в звуках, красках или словах, – душа его всё та же, жива и для земли, и для человечества.

Юность моя – юность гения. Я жил и поступал так, что оправдать мое поведение могут только великие деяния.

Я понял одну нехитрую истину. Она в том, чтобы делать чудеса своими руками.

ВЕРЕСАЕВ Викентий Викентьевич (настоящая фамилия – Смидович).

(04/16.01.1867–03.06.1945).

Писатель-реалист, публицист.

Родился в Туле в семье врача. Окончил медицинский факультет в Дерпте. Еще в студенческие годы ездил в Екатеринославскую губернию «на холеру», полученные впечатления отразил в первой повести «Без дороги». Служил ординатором в Боткинской больнице в Санкт-Петербурге. Во время русско-японской войны ездил в качестве врача на Дальний Восток в действующую армию. Впечатления от этой поездки описаны в «Очерках», печатавшихся в «Образовании» и «Мире Божием», а впоследствии изданных отдельно. В 1897 г. опубликовал повесть «Поветрие», в 1902 г. вышла книга «Записки врача», в 1911 г. – литературно-критические статьи о Ф.М. Достоевском и Л.Н. Толстом под общим заглавием «Живая жизнь», в 1922 г. – роман «В тупике», в 1933 г. – роман «Сестры», в 1940 г. – «Невыдуманные рассказы о прошлом». В 1943 г. был награжден Государственной премией. Умер в Москве. В.В. Вересаева называют художником-историком русской интеллигенции. Его творчество действительно описывает этап за этапом в развитии русской интеллигенции и отличается глубокой правдивостью в отображении среды, лиц, а также любовью ко всем, мятежно ищущим разрешения социального вопроса.

Брак по любви… О, это, конечно, очень хорошая вещь! К сожалению, такие браки очень редки. Чаще всего под ними разумеются браки по влюбленности. Да ведь такие браки – самые ужасные из всех! Ужаснее даже, чем холодные браки по взаимному расчету. Там люди, по крайней мере, видят, что берут.

В детстве мы видим жизнь собственными, непредвзятыми глазами и улавливаем то, что взрослыми совершенно не замечаем.

В жизнь нужно входить не веселым гулякою, как в приятную рощу, а с благоговейным трепетом, как в священный лес, полный тайны.

Великие художники в пророческом вдохновении высоко поднимаются над путающимися в их ногах людишками и указывают им на невозможные идеалы, которые, однако, блистательно осуществляются в будущем.

Врач может обладать громадным талантом, уметь улавливать самые тонкие детали своих назначений, и всё это остается бесплодным, если у него нет способности покорять и подчинять себе душу больного.

Глаза – зеркало души. Какой вздор! Глаза – обманчивая маска, глаза – ширмы, скрывающие душу. Зеркало души – губы.

И хотите узнать душу человека, глядите на его губы. Чудесные, светлые глаза и хищные губы. Девичьи невинные глаза и развратные губы. Товарищески радушные глаза и сановнически поджатые губы с брезгливо опущенными вниз углами. Берегитесь глаз! Из-за глаз так часто и обманываются в людях. Губы не обманут.

До чего глуп становится самый умный человек, когда больно задето его самолюбие.

Добродетель, которую нужно стеречь, не стоит того, чтобы ее стеречь.

Если хочешь ценить человека, то заранее нужно скинуть со счета его самолюбие и тщеславие. Иначе может быть не останется для тебя ни героя, ни подвижника, ни мудреца.

Женщина мала в малых делах и велика в великих. Никогда мужчина не бывает так мелочен в мелочах и так самозабвенен в подвиге.

Жизнь – не бремя, а крылья творчества и радость; а если кто превращает ее в бремя, то в этом он сам виноват.

Искренность – дело трудное и очень тонкое, она требует мудрости и большого душевного такта. Маленький уклон в одну сторону – и будет фальшь; в другую – и будет цинизм. Способность к подлинной искренности, правдивой и целомудренной, великий и очень редкий дар.

Меня трогает, когда люди благодарны мне за сделанное добро. Я благодарен, когда мне сделали хорошее. Но меня глубоко возмущает, когда сделавший мне добро ждет от меня благодарности. Тогда всё его добро обесценивается, мне хочется заплатить ему с процентами за сделанное и отвернуться.

Мы стыдимся и не уважаем своего тела, поэтому мы и не заботимся о нем; вся забота обращена на его украшение, хотя бы ценою полного его изуродования.

Нет ничего отвратительнее и нет ничего прекраснее старческих лиц. И нет их правдивее. С молодого упругого лица без следа исчезают черточки, которые проводятся по коже думами и настроениями человека. На старческом же лице жизнь души вырезывается всем видною, нестираемою печатью.

Нечего отягощать людей своим горем, если помочь они не могут.

Публика совершенно лишена собственных мыслей, она с одинаковым энтузиазмом рукоплещет совершенно противоположным мнениям.

Самое трудное в науке счастья – научиться ощущать настоящее как прошедшее.

Человек – не «образ божий», а потомок дикого, хищного зверья. И дивиться нужно не тому, что в человечестве так много этого дикого и хищного, а тому, сколько в нем всё-таки самопожертвования, героизма, человеколюбия.

Честными могут быть только достаточно богатые люди.

Ясность духа, бесстрашие перед жизнью и перед страданиями – вот счастье.

ВЕРНАДСКИЙ Владимир Иванович.

(28.02/12.03.1863–06.01.1945).

Выдающийся ученый, естествоиспытатель, мыслитель, общественный деятель.

Родился в Санкт-Петербурге. Учился на физико-математическом факультете Петербургского университета. С 1912 г. стал академиком Российской Академии наук (позже АН СССР). Опубликовал более 700 научных трудов. Явился основоположником геохимии, биогеохимии, радиогеологии и учения о биосфере; организатором многих научных учреждений (Украинская Академия наук, Радиевый институт и др.). Проведенные Вернадским анализ эволюции научной мысли и научного мировоззрения, а также исследования структуры науки представляют крупнейший вклад в науковедение. Из философских достижений наибольшую известность получило учение о ноосфере; В.И. Вернадский считается одним из основных мыслителей направления, известного как русский космизм. Умер в Москве. Деятельность Вернадского оказала огромное влияние на развитие наук о Земле, на становление и рост Академии наук СССР, на мировоззрение многих людей. Именем Вернадского названы подледные горы в Восточной Антарктиде. В Москве и Симферополе в честь ученого названы проспекты, в Киеве – бульвар и Национальная библиотека Академии наук Украины.

В истории развития человечества значение мистического настроения – вдохновения – никогда не может быть оценено слишком высоко. В той или иной форме оно проникает всю душевную жизнь человека, является основным элементом жизни.

Во всякой философской системе безусловно отражается настроение души ее создателя.

Все решает человеческая личность, а не коллектив, элита страны, а не ее демос, и в изначальной мере ее возрождение зависит от неизвестных нам законов появления больших личностей.

Всё, что мы ни знаем, мы знаем благодаря мечтам мечтателей, фантазеров и ученых-поэтов.

Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых или сотни и тысячи исследователей, придерживавшихся господствующих взглядов… Истина нередко в большем объеме открыта этим научным еретикам, чем ортодоксальным представителям научной мысли. Конечно, не все группы и лица, стоящие в стороне от научного мировоззрения, обладают этим великим прозрением будущего человеческой мысли, а лишь некоторые, немногие. Но настоящие люди с максимальным для данного времени истинным научным мировоззрением всегда находятся среди них, среди групп и лиц, стоящих в стороне, среди научных еретиков, а не среди представителей господствующего научного мировоззрения. Отличить их от заблуждающихся не суждено современникам.

Гениальные идеи приходят тем, кто заслужил их упорным трудом.

Говорится, что естественные науки подняли силу человека, дали ему какую-то неведомую мощь. Они, скорее, низвели природу до человека, дали возможность предугадывать ее мелкость, предугадывать, что по должном расследовании она будет того же порядка, как и природа человека.

Демократия – свобода мысли и свобода веры.

Для научного развития необходимо признание полной свободы личности, личного духа, ибо только при этом условии может одно научное мировоззрение сменяться другим, создаваемым свободной, независимой работой личности.

Как христианство не одолело науки в ее области, но в этой борьбе глубже определило свою сущность, так и наука в чуждой ей области не сможет сломить христианскую или иную религию, но ближе определит и уяснит формы своего ведения.

Корни всякого открытия лежат далеко в глубине, и, как волны, бьющиеся с разбега на берег, много раз плещется человеческая мысль около подготовляемого открытия, пока придет девятый вал.

Мелкие, незаметные явления, процессы, происходящие на каждом шагу и нами не чувствуемые по своей незначительности, накопляясь во времени, производят самые грандиозные перевороты и изменения.

Настоящее есть проявление прошлого, как бы далеко оно от нас ни отстояло.

Научная гипотеза всегда выходит за пределы фактов, послуживших основой для ее построения.

Победа какого-нибудь научного взгляда и включение его в мировоззрение не доказывает еще его истинности. Нередко видно обратное. Сложным и кружным путем развивается научная истина, и далеко не всё научное мировоззрение служит ее выражением.

Пора избавиться от узкого христианского деления на дух и тело. Настоящая душевная жизнь, настоящая идейная сторона жизни состоит именно в использовании лучших сторон и тела, и духа.

Социализм основан всегда на подчинении личности благополучию большинства.

То, что принимает за истину одна личность, реально никогда не является истиной, обязательной для другой личности.

Трудна, упорна и неверна, благодаря возможности ошибок, бывает борьба научного миросозерцания с чуждыми ему концепциями философии или религии – даже при явном их противоречии с научно-господствующими представлениями. Ибо философия и религия тесно связаны с теми более глубокими, чем логика, силами человеческой души, влияние которых могущественно сказывается на восприятии логических выводов, на их понимании.

Ученые те же фантазеры и художники; они не вольны над своими идеями; они могут хорошо работать, долго работать только над тем, к чему лежит их мысль, к чему влечет их чувство. В них идеи сменяются; появляются самые невозможные, часто сумасбродные; они роятся, кружатся, сливаются, переливаются. И среди таких идей живут и для таких идей они работают.

Я вполне сознаю, что могу увлечься ложным, обманчивым, пойти по пути, который заведет меня в дебри; но я не могу не идти по нему, мне ненавистны всякие оковы моей мысли, я не могу и не хочу заставить ее идти по дорожке, практически важной, но такой, которая не позволит мне хоть несколько более понять те вопросы, которые мучают меня… И это искание, это стремление есть основа всякой научной деятельности.

ГЕРЦЕН Александр Иванович.

(25.03/06.04.1812–09/21.01.1870).

Русский революционер, писатель, философ.

Родился в Москве. Был внебрачным сыном богатого аристократа и немки. В 1833 г. окончил физико-математическое отделение Московского университета. В июле 1834 г. был арестован за участие в кружке, где изучались произведения Сен-Симона, и сослан сначала в Пермь, затем в Вятку и Владимир. В 1842 г. вернулся в Москву, где стал активным участником спора между славянофилами и западниками, в поддержку последних выпустил цикл статей «Дилетантизм в науке» (1842–43). В 1841–48 гг. написал социально-психологический роман «Кто виноват?», повести «Доктор Крупнов», «Сорока-воровка», направленные против крепостничества. В 1852 г. переехал в Лондон, где основал Вольную русскую типографию. В 1855 г. начал выпуск альманаха «Полярная звезда», а в 1857 г. – первой русской революционной газеты «Колокол», выходившей 10 лет. В автобиографической повести «Былое и думы» (1852—1868), ставшей вершиной его творчества, отразил не только свою личную жизнь, но и все самые значительные события истории России и Запада более чем за полвека. Последние годы жизни много путешествовал по Европе. Умер в Париже.

Без равенства нет брака. Жена, исключенная из всех интересов, занимающих ее мужа, чуждая им, не делящая их, – наложница, экономка, нянька, но не жена в полном, в благородном значении слова.

Беспощаднее инквизитора нет, как совесть.

Быть человеком в человеческом обществе – вовсе не тяжкая обязанность, а простое развитие внутренней потребности; никто не говорит, что на пчеле лежит священная обязанность делать мед; она его делает потому, что она пчела. Человек, дошедший до сознания своего достоинства, поступает человечески потому, что ему так поступать естественнее, легче, свойственнее, приятнее, разумнее; я его не хвалю даже за это, он делает свое дело, он не может иначе поступать, так как роза не может иначе пахнуть.

В душе каждого человека, не слишком забитого судьбою, не слишком оттесненного на низшие ступени духовного существования, пылает фаустовская жажда бесконечной широты жизни.

В мещанине личность прячется или не выступает, потому что она не главное: главное – товар, дело, вещь, главное – собственность.

В мире нет ничего разрушительнее, невыносимее, как бездействие.

Все религии основывали нравственность на покорности, то есть на добровольном рабстве.

Всего меньше эгоизма у раба.

Где не погибло слово, там и дело еще не погибло.

Главный характер нашего языка состоит в чрезвычайной легкости, с которой всё выражается в нем – отвлеченные мысли, внутренние лирические чувствования, «жизни мышья беготня», крик негодования, искрящаяся шалость и потрясающая страсть.

Грандиозные вещи делаются грандиозными средствами. Одна природа делает великое даром.

Даже простой материальный труд нельзя делать с любовью, зная, что он делается напрасно.

Достоинство жизни человеческой – в борьбе.

Есть эгоизм узкий, животный, грязный, так, как есть любовь грязная, животная, узкая.

Женщину безвозвратнее точит и губит всепожирающий Молох любви… Она больше сосредоточена в одном половом отношении, больше заключена в любовь. Она больше сведена с ума и меньше нас доведена до него.

Жизнь даром не проходит для людей, у которых пробудилось хоть какая-нибудь сильная мысль.

Жизнь, которая не оставляет прочных следов, стирается при всяком шаге вперед.

Жизнь – мое естественное право: я распоряжаюсь хозяином в ней, вдвигаю свое «я» во все окружающее, борюсь с ним, раскрывая свою душу всему, всасывая его, весь мир, переплавляю его, как в горниле, сознаю связь с человечеством, с бесконечностью.

Истинная дружба крайне редка в этом мире, в особенности между равными; а между тем она более всего прославлялась. Если такая высокая дружба существует, то только между высшим и низшим, потому что благосостояние одного зависит от другого.

Кажется, будто жизнь людей обыкновенных однообразна, – это только кажется: ничего на свете нет оригинальнее и разнообразнее биографий неизвестных людей.

Как только человек становится на свои ноги, он начинает кричать, чтоб не слыхать речей, раздающихся внутри; ему грустно – он бежит рассеяться; ему нечего делать – он выдумывает занятие; от ненависти к одиночеству – он дружится со всеми, всё читает, интересуется чужими делами, наконец женится на скорую руку. Семейный мир и семейная война не дадут много места мысли; семейному человеку как-то неприлично много думать; он не должен быть настолько празден. Кому и эта жизнь не удалась, тот напивается допьяна всем на свете – вином, нумизматикой, картами, скачками, женщинами, скупостью, благодеяниями, налагает на себя чудовищные труды, и они ему всё-таки легче кажутся, нежели какая-то угрожающая истина, дремлющая внутри его. В этой боязни исследовать, чтоб не увидать вздор исследуемого, в этом искусственном недосуге, в этих поддельных несчастиях, усложняя каждый шаг вымышленными путами, мы проходим по жизни спросонья и умираем в чаду нелепости и пустяков, не пришедши путем в себя.

Красота ослепляет, а слепого легко обокрасть.

Любовь – высокое слово, гармония созидания требует ее, без нее нет жизни и быть не может.

Любовь и дружба – взаимное эхо: они дают столько, сколько берут.

Люди боятся умственной неволи, но они вдвое больше боятся отсутствия авторитета. Внешний авторитет несравненно удобнее: человек сделал скверный поступок – его пожурили, наказали, и он квит, будто и не делал своего поступка.

Люди забывают то, чего не стоит помнить или чего они не понимают.

Мещанство – демократизация аристократии и аристократизация демократии.

Мучительная любовь не есть истинная.

Мы тратим, пропускаем сквозь пальцы лучшие минуты, как будто их и невесть сколько в запасе. Мы обыкновенно думаем о завтрашнем дне, о будущем годе, в то время как надобно обеими руками уцепиться в чашу, налитую без края, которую протягивает сама жизнь, не прошенная, с обычной щедростью своей – и пить, и пить, пока чаша не перешла в другие руки. Природа долго потчевать и предлагать не любит.

Надобно иметь силу характера говорить и делать одно и то же.

Насколько более действенной и величественной стала бы любимая поэтами тема звездного неба, если бы они хорошо знали астрономию!

Наследство имеет в себе сторону глубоко безнравственную: оно искажает законную печаль о потере близкого лица введением во владение его вещами.

Наука – открытый стол для всех и каждого, лишь бы был голод, лишь бы потребность манны небесной развилась.

Наука – сила, она раскрывает отношения вещей, их законы и взаимодействия.

Наука требует всего человека, без задних мыслей, с готовностью всё отдать и в награду получить тяжелый крест трезвого знания.

Наша жизнь – постоянное бегство от себя, точно угрызения совести преследуют, пугают нас.

Наша сила – в силе мысли, в силе правды, в силе слова.

Не истины науки трудны, а расчистка человеческого сознания от всего наследственного хлама, всего осевшего ила, от принимания неестественного за естественное, непонятного за понятное.

Некоторые эпитафии существуют скорее для удовлетворения гордости живущих, чем для восхваления добродетелей умерших.

Несчастья приносят ужасную пользу: они поднимают душу, возвышают нас в собственных глазах.

Нет злейшего страдания, как ничего не делать.

Нет народа, вошедшего в историю, который можно было бы считать стадом животных, как нет народа, заслуживающего именоваться сонмом избранных.

Ничего не делается само собой, без усилий и воли, без жертв и труда. Воля людская, воля одного твердого человека – страшно велика.

Новое надобно созидать в поте лица, а старое само продолжает существовать и твердо держится на костылях привычки. Новое надобно исследовать; оно требует внутренней работы, пожертвований; старое принимается без анализа, оно готово – великое право в глазах людей; на новое смотрят с недоверием, потому что черты его юны, а к дряхлым чертам старого так привыкли, что они кажутся вечными.

Первая любовь потому так благоуханна, что она забывает различие полов, что она – страстная дружба.

Полного счастья нет с тревогой; полное счастье покойно, как море во время летней тишины.

Прогресс – неотъемлемое свойство сознательного развития, которое не прерывалось; это деятельная память и усовершенствование общественной жизни.

Проповедовать с амвона, увлекать с трибуны, учить с кафедры гораздо легче, чем воспитывать одного ребенка.

Прошедшее не корректурный лист, а нож гильотины: после его падения многое не срастается и не всё можно поправить. Оно остается, как отлитое в металле, подобное, измененное, темное, как бронза.

Прощение врагов – прекрасный подвиг; но есть подвиг еще более прекрасный, еще более человеческий – это понимание врагов, потому что понимание – разом прощение, оправдание, примирение.

Пустые ответы убивают справедливые вопросы и отводят ум от дела.

Разврат, какой бы ни был, истощает душу, оставляет крупинки яда, которые всегда будут действовать.

Расточительность носит сама в себе предел. Она оканчивается с последним рублем и с последним кредитом. Скупость бесконечна и всегда при начале своего поприща; после десяти миллионов она с тем же оханьем начинает откладывать одиннадцатый.

Свобода лица – величайшее дело: на ней и только на ней может вырасти свобода народа. В себе самом человек должен уважать свою свободу и чтить ее не менее, чем в ближнем, чем в целом народе.

Семья начинается с детей.

Слово «эгоизм», как и слово «любовь», слишком общи: может быть гнусная любовь, может быть высокий эгоизм. Эгоизм развитого, мыслящего человека благороден, он-то и есть его любовь к науке, к искусству, к ближнему, к широкой жизни, к независимости; любовь ограниченного дикаря, даже любовь Отелло – высший эгоизм.

Совершенное отсутствие всякой определенной деятельности невозможно для человека. Нет злейшего страдания, как ничего не делать.

Сожитие под одной крышей само по себе вещь страшная, на которой рушилась половина браков. Живя тесно вместе, люди слишком близко подходят друг к другу, видят друг друга слишком подробно, слишком нараспашку и незаметно срывают по лепестку все цветы венка, окружающего поэзией и грацией личность.

Старость имеет свою красоту, разливающую не страсти, не порывы, но умиряющую, успокаивающую.

Страдание, боль – это вызов на борьбу, это сторожевой крик жизни, обращающий внимание на опасность.

Страшные преступления влекут за собой страшные последствия.

Театр – высшая инстанция для решения жизненных вопросов.

Только труд дает душевное здоровье – упорный, бодрый труд.

У людей истинно добродетельных иронии нет; также нет ее у людей, живущих в эпохи живые. Ирония или от холода души, или от ненависти к миру и людям.

Уважение к истине – начало премудрости.

Француз не свободен нравственно: богатый инициативой в деятельности, он беден в мышлении. Он думает принятыми понятиями, в принятых формах, он пошлым идеям дает модный покрой и доволен этим. Ему трудно дается новое, даром что он бросается на него.

Хронического счастья так же нет, как нет нетающего льда.

Частная жизнь, не знающая ничего за порогом своего дома, как бы она ни устроилась, бедна.

Человек без сердца – бесстрастная машина мышления, не имеющая ни семьи, ни друга, ни родины; сердце составляет прекрасную и неотъемлемую основу духовного развития.

Человек должен из себя развить, в себе найти, понять то, что составляет его назначение, его цель.

Человек и наука – два вогнутых зеркала, вечно отражающих друг друга.

Человек, объятый сильной страстью, – страшный эгоист.

Юность всегда самоотверженна.

Юность, где только она не иссякла от нравственного растления мещанством, всегда непрактична. Быть непрактичным – далеко не значит быть во лжи; всё, обращенное к будущему, имеет непременно долю идеализма. Иная восторженность лучше всяких нравоучений хранит от падений.

Юность отважна и полна героизма, а в летах человек осторожен и редко увлекается.

Я вижу слишком много освободителей, я не вижу свободных людей.

ГОГОЛЬ Николай Васильевич.

(20.03/01.04.1809–21.02.1852).

Выдающийся русский писатель, драматург украинского происхождения.

Родился в селе Большие Сорочинцы на границе Полтавского и Миргородского уездов в семье старинного казацкого украинского рода. С 1821 по 1828 г. учился в Гимназии высших наук в Нежине. Первые литературные опыты Гоголя-гимназиста складывались в стиле романтической риторики. Много писал в стихах для рукописного журнала, организованного совместно с товарищами. В 1828 г. переехал в Петербург, где пробовал поступить на сцену, стать чиновником, заняться литературой. В 1829 г. под псевдонимом В. Алов издал первую книгу – романтическую идиллию «Ганц Кюхельгартен», весьма неблагосклонно встреченную критикой. В 1830 г. в журнале «Отечественные записки» опубликовал «Вечер накануне Ивана Купалы», написал «Сорочинскую ярмарку», «Майскую ночь». И, наконец, в 1831–32 гг. вышли «Вечера на хуторе близ Диканьки. Повести, изданные пасичником Рудым Паньком», положившие начало литературной славе Гоголя. В 1833 г. вышли сборники «Арабески» со статьями научно-популярного характера по истории и искусству, «Миргород. Повести, служащие продолжением Вечеров на хуторе близ Диканьки», повести «Портрет», «Невский проспект», «Записки сумасшедшего». В 1836 г. вышла комедия «Ревизор». С 1836 г. Гоголь много путешествовал. Жил в Германии, Швейцарии, Франции, Италии. В Риме закончил повесть «Шинель», первый том «Мертвых душ». Именно за границей мировоззрение Гоголя претерпело сильное изменение: высокое представление о своем таланте и лежащей на нем обязанности привело его к убеждению, что он творит нечто провиденциальное: для того чтобы обличать людские пороки и широко смотреть на жизнь, надо стремиться к самосовершенствованию, которое дается только богомыслием. Несколько раз Гоголю пришлось перенести тяжелые болезни, которые усилили его религиозное настроение. Результатом явились изданные в 1847 г. «Выбранные места из переписки с друзьями», вызвавшие негодование среди его друзей и читательской публики, а также сожженные рукописи некоторых других произведений. Гоголь умер 21 февраля 1852 г. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Архитектура – тоже летопись жизни: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания.

В литературном мире нет смерти, и мертвецы так же вмешиваются в дела наши и действуют вместе с нами, как живые.

Боясь смеха, человек удержится от того, от чего бы не удержала его никакая сила.

Бывает время, когда иначе нельзя устремить общество или даже всё поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости.

В глубине холодного смеха могут отыскаться горячие искры вечной могучей любви.

В природе человека, и особенно русского, есть чудное свойство: как только заметит он, что другой сколько-нибудь к нему наклоняется или показывает снисхождение, он сам уже готов чуть не просить прощенья.

Вместо того чтобы строго судить свое прошедшее, гораздо лучше быть неумолимым к своим занятиям настоящим.

Всякому теперь кажется, что он мог бы наделать много добра на месте и в должности другого, и только не может сделать его в своей должности. Это причина всех зол.

Всякому человеку следует выполнить на земле призвание свое добросовестно и честно.

Выражается сильно русский народ! И если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света.

Глупость составляет особенную прелесть хорошенькой женщины. По крайней мере, я знал много мужей, которые в восторге от глупости своих жен и видят в ней все признаки младенческой невинности.

Гнев везде неуместен, а больше всего в деле правом, потому, что затемняет и мутит его.

Гнев или неудовольствие на кого бы то ни было всегда несправедливы, в одном только случае может быть справедливо наше неудовольствие – когда оно обращается не против кого-либо другого, а против себя самого, против собственной мерзости и против собственного неисполнения своего долга.

Деньги, как тень или красавица, бегут за нами только тогда, когда мы бежим от них. Кто слишком занят трудом своим, того не может смутить мысль о деньгах, хотя бы даже и на завтрашний день их у него недоставало.

Долг писателя – не одно только доставление приятного занятия уму и вкусу; строго взыщется с него, если от сочинений его не распространится какая-нибудь польза душе и не останется от него ничего в поучение людям.

Едва ли есть высшее из наслаждений, как наслаждение творить.

Если даже тебе случится рассердиться на кого бы то ни было, рассердись в то же время и на себя самого хотя бы за то, что сумел рассердится на другого.

Если сила смеха так велика, что ее боятся, стало быть, ее не следует тратить по-пустому.

Если уж один бессмысленный каприз бывал причиной переворотов всемирных и заставлял делать глупости умнейших людей, что же было бы тогда, если бы этот каприз был осмыслен и направлен к добру.

Есть у русского человека враг, непримиримый, опасный враг, не будь которого, он был бы исполином. Враг этот – лень.

Есть чудная вещь на свете: это бутылка доброго вина. Когда твоя душа потребует другой души, чтобы рассказать всю свою полугрустную историю, заберись в свою комнату и откупорь ее, и когда выпьешь стакан, то почувствуешь, как оживятся все твои чувства.

Жениться – это вам не в баню сходить.

Женщине легче поцеловаться с чертом, чем назвать кого красавицей.

Женщины – это такой предмет!.. Одни глаза их такое бесконечное государство, в которое заехал человек – и поминай как звали!

Жить в мире и ничем не обозначить своего существования – это кажется мне ужасным.

Искусство есть примирение с жизнью.

Искусство стремиться непременно к добру, положительно или отрицательно: выставляет ли нам красоту всего лучшего, что ни есть в человеке, или же смеется над безобразием худшего в человеке.

Истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа.

Как ни глупы слова дурака, а иногда бывают они достаточны, чтобы смутить умного человека.

Когда человек влюбится, то он всё равно что подошва, которую, коли размочишь в воде, возьми согни – она и согнется.

Кто хочет честно пройти свою жизнь, должен в молодости иметь в виду, что когда-нибудь он будет стариком, а в старости помнить, что и он когда-то был молодым.

Молодость счастлива тем, что у нее есть будущее.

Мы зреем и совершенствуемся, но когда? Когда глубже и совершеннее постигаем женщину.

Непостижимое явление: то, что вседневно окружает нас, что неразлучно с нами, что обыкновенно, то может замечать один только глубокий, великий, необыкновенный талант.

Несчастье умягчает человека; природа его становится тогда более чуткой и доступной к пониманию предметов, превосходящих понятие человека, находящегося в обыкновенном и вседневном положении; он как бы весь обращается тогда в разогретый воск, из которого можно лепить всё, что ни захотите.

Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек.

Никакой искусный и гениальный врач не возьмется лечить болезнь до тех пор, пока не узнает весь ход ее и все излучины сопровождавших ее обстоятельств.

Один там только и есть порядочный человек: прокурор, да и тот, если сказать правду, свинья.

Односторонний человек самоуверен; односторонний человек дерзок; односторонний человек всех вооружит против себя. Односторонний человек ни в чем не может найти середины.

Позаботься прежде о себе, а потом о других: стань прежде сам чище душою, а потом уже старайся, чтобы другие были чище.

Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотенья человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна.

Пример сильней правил.

Разум есть несравненно высшая способность, но она приобретается не иначе, как победой над страстями.

Родник поэзии есть красота.

Русский человек способен на все крайности: увидя, что с полученными небольшими деньгами он не может вести жизнь, как прежде, он с горя может прокутить вдруг то, что ему дано на долговременное содержание.

Русского человека до тех пор не заставишь говорить, покуда не рассердишь его и не выведешь совершенно из терпения.

Слава не может насытить и дать наслаждение тому, кто украл ее, а не заслужил; она производит постоянный трепет только в достойном ее.

Слог у писателя образуется тогда, когда он знает хорошо того, кому пишет.

Смех – великое дело: он не отнимает ни жизни, ни имения, но перед ним виновный – как связанный заяц.

Смотрите на то, любите ли вы других, а не на то, любят ли вас другие.

Стоит только попристальнее вглядеться в настоящее, будущее вдруг выступит само собою.

Страданиями и горем определено нам добывать крупицы мудрости, не приобретаемой в книгах.

Театр – это такая кафедра, с которой можно много сказать миру.

Только тот труд, который заставляет целиком всего человека обратиться к себе и уйти в себя, есть наш избавитель.

У писателя только и есть один учитель: сами читатели.

Часто сквозь видимый миру смех льются невидимые миру слезы.

Человек, который отвечает на вопрос ограждающими словами: «Не смею сказать утвердительно, не могу судить по первому впечатлению», делает хорошо: так предписывает правдивая скромность; но человек, который высказывает в первую минуту свое первое впечатление, не опасаясь ни компрометировать себя, ни оскорбить нежной разборчивости и чувствительных струн друга, тот человек великодушен.

Человек многоречив всегда, когда в его грусти заключается тайная сладость.

Человек мудр, умен и толков бывает во всем, что касается других, а не себя.

Человек никогда не бывает ни совершенно прав, ни совершенно виноват.

Человек такая скотина, что он тогда только примется за дело, когда узнает, что завтра умирать.

Человек уже так создан, чтобы требовать вечной помощи других. У всякого есть что-то, чего нет у другого; у всякого чувствительнее не та нерва, чем у другого, и только дружный размен и взаимная помощь могут дать возможность всем увидеть с равной ясностью и со всех сторон предмет.

Чем истины выше, тем нужно быть осторожнее с ними: иначе они вдруг обратятся в общие места, а общим местам уже не верят.

ГОНЧАРОВ Иван Александрович.

(06/18.06.1812–15/27.09.1891).

Писатель.

Родился в Симбирске в купеческой семье. В 1834 г. окончил Московский университет, вернулся в Симбирск и занял должность секретаря губернатора. Проработав чиновником 11 месяцев, переехал в Санкт-Петербург, где в 1847 г. в журнале «Современник» опубликовал роман «Обыкновенная история». В 1852 г. стал участником кругосветного путешествия на парусном военном корабле. Впечатления от путешествия описал в цикле путевых очерков «Фрегат “Паллада”» (1855–57), ставшим литературным событием, поразив читателей богатством и разнообразием фактического материала и своими литературными достоинствами. В 1859 г. опубликовал роман «Обломов», ставший главным произведением автора. Другие известные произведения: очерки: «Литературный вечер», «Слуги старого века», «Поездка по Волге», «По восточной Сибири», «Май месяц в Петербурге», роман «Обрыв». Умер в Санкт-Петербурге от воспаления легких. В некрологе, опубликованном на страницах «Вестника Европы», отмечалось: «Подобно Тургеневу, Герцену, Островскому, Салтыкову, Гончаров всегда будет занимать одно из самых видных мест в нашей литературе».

Без жертв, без усилий и лишений нельзя жить на свете: жизнь – не сад, в котором растут только цветы.

Великая любовь неразлучна с глубоким умом; широта ума равняется глубине сердца. Оттого крайних вершин гуманности достигают великие сердца, они же великие умы.

Возвышенная любовь – это мундир, в который хотят нарядить страсть, но она беспрестанно лезет вон и рвет его.

Глупая красота – не красота. Вглядись в тупую красавицу, всмотрись глубоко в каждую черту лица, в улыбку ее, взгляд – красота ее превратится мало-помалу в поразительное безобразие.

Гордость, человеческое достоинство, право на уважение, целость самолюбия – оборвите эти цветы с венка, которым украшен человек, и он сделается почти вещью.

Да, женщины – всё!… Они иногда явный, иногда скрытый мотив всякого человеческого дела; их присутствие, веяние, так сказать, женской атмосферы, дает цвет и плод жизни.

Мы, мужчины, только орудие, рабочая сила, на нас лежит всякая черная работа… словом, мы – материя, женщины – дух.

Долг – это демон, бес, которого ничем не изгонишь, кроме денег.

Если ты не можешь прямо, откровенно, даже резко сказать другу всё, что ты думаешь о нем, о его поступках, или выслушать от него такую же правду о себе, значит, вы не верите по-настоящему друг другу, не понимаете и не уважаете друг друга.

Жизнь – борьба, в борьбе – счастье.

Жизнь «для себя и про себя» – не жизнь, а пассивное состояние: нужно слово и дело, борьба.

Идея, старающаяся поглотить все другие и присвоить себе господство над умами, мне так же противна, как власть, которая хочет подклонить под свое иго всех людей с их действиями и правами.

Источник знания неистощим: какие успехи ни приобретай человечество на этом пути, всё людям будет оставаться искать, открывать и познавать.

Массы могут быть проводниками свободы, но не могут быть хранителями ее. Да и проводниками они бывают наподобие судоходных каналов, которые несут грузы от места к месту, но не знают, какие это грузы и из чего состоят. Потому-то на массы, или на демократию, могут с равной для себя выгодой опираться самый суровый деспотизм и самый крайний либерализм.

Мудрость – это совокупность истин, добытых умом, наблюдением и опытом и приложенных к жизни, – это гармония идей с жизнью.

Не полюбивши долга, нельзя его исполнить.

Ни раба, ни повелителя дружбе не надо. Дружба любит равенство.

Предвидения и предчувствия будущих шагов жизни даются острым и наблюдательным умам вообще, женским в особенности, часто без опыта, предтечей которому у тонких натур служит инстинкт.

Приемам творчества не научишься. У всякого творца есть свои приемы. Можно только подражать высшим приемам, но это ни к чему не ведет, а в работу творческого духа проникнуть нельзя.

Пушкин громаден, плодотворен, силен, богат. Он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского просвещения вообще.

Работа истинного гения не рушится от пожара страстей, а только останавливается, и когда минует пожар, она идет вперед, медленно и туго, но всё идет – и в душе человека, независимо от художественного, таится другое творчество, присутствует другая живая жажда, кроме животной, другая сила, кроме силы мышц.

Раз вышедши замуж [многие женщины] покорно уступают первому случайному увлечению… судьба, дескать, страсти, женщина – создание слабое.

Серьезное искусство, как и всякое серьезное дело, требует всей жизни.

Старая правда никогда не смутится перед новой – она возьмет это новое, правдивое и разумное бремя на плечи. Только больное, ненужное боится ступить очередной шаг вперед.

Страсть жестока и самовластна. Она не покоряется человеческим соображениям и уставам, а покоряет людей своим неизведанным капризам.

Страсть, как тигр, сначала даст сесть на себя, а потом рычит и скалит зубы.

Страсть – это постоянный хмель без грубой тяжести опьянения.

Талант имеет то драгоценное свойство, что он не может лгать.

Толпа сострадательно глядит на падшего и казнит молчанием.

Труд – образ, содержание, стихия и цель жизни, по крайней мере, моей.

У своевольных женщин свои понятия о любви, о добродетели, о стыде, и они мужественно несут тернии (груз) своих пороков.

У чиновников есть начальство, а нет отечества. Чиновник считает канцелярию или департамент своим отечеством.

Ум везде одинаков: у умных людей есть одни общие признаки, как и у всех дураков, несмотря на различие наций, одежд, языка, религий, даже взгляда на жизнь.

«Уменье жить» ставят в великую заслугу друг другу, то есть умение «казаться» с правом в действительности не быть тем, чем надо быть. А уменьем жить называют уменье ладить со всеми, чтоб было хорошо и другим, и самому себе, уметь таить дурное и выставлять, что годится – то есть приводить в данный момент нужные для этого свойства в движение, как трогать клавиши, большею частью не обладая самой музыкой.

Умные женщины любят, когда для них делают глупости, особенно дорогие. Только большей частью при этом они любят не того, кто делает глупости, а другого.

Фантазия – это своего рода такой паровик, что дай бог только, чтобы котел не лопнул.

Чтобы женщина ни сделала с тобой, изменила, охладела, поступила, как говорят в стихах, коварно – вини природу.

ГОРЬКИЙ Максим.

(настоящее имя – Алексей Максимович Пешков).

(16/28.03.1868–18.06.1936).

Русский писатель, драматург.

Родился в Нижнем Новгороде в семье столяра. Рано осиротев, с 11 лет был вынужден начать самостоятельно зарабатывать на жизнь. Работал «мальчиком» при магазине, буфетным посудником на пароходе, пекарем. В 1884 г. попытался поступить в Казанский университет. Познакомился с марксистской литературой и пропагандистской работой. В 1888 г. арестован за связь с кружком Н.Е. Федосеева и с этих пор находился под постоянным надзором полиции. В 1892 г. опубликовал свой первый рассказ «Макар Чудра». В 1895 г. вышли «Челкаш», «Старуха Изергиль», а в 1899 г. – роман «Фома Гордеев», поэма в прозе «Песня о Соколе». В 1902 г. обратился к драматургии: создал пьесы «Мещане», «На дне». В 1905 г. познакомился с В.И. Лениным и вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Через год уехал за границу, где писал сатирические памфлеты о буржуазной культуре Франции и США («Мои интервью», «В Америке»), а также создал пьесу «Враги», роман «Мать». После 1917 г., разочарованный в социалистической революции, выступил против «красного насилия» в своих публицистических статьях, опубликованных в книге «Несвоевременные мысли», тут же запрещенной и не переиздававшейся до 90-х годов XX в. В 1932 г. по приглашению И.В. Сталина навсегда вернулся в Советский Союз, где организовал 1-й съезд советских писателей, создал множество газет и журналов, написал пьесы «Егор Булычёв и другие», «Достигаев и другие», роман «Жизнь Клима Самгина». Умер в Москве. После смерти был кремирован, а урна с прахом помещена в стене Московского Кремля.

Атеистическое наше время, усмехаясь над библейской легендой, считает, что Бог – это псевдоним человеческой глупости.

Бедные люди – красивые, а богатые – сильные.

Без любви жить человеку невозможно: затем ему и душа дана, чтобы он мог любить.

Без совести и при большом уме не проживешь.

Безумство храбрых – вот мудрость жизни.

Борьба за чистоту, за смысловую точность, за остроту языка есть борьба за орудие культуры. Чем острее это орудие, чем более точно направлено – тем оно победоносней.

Будучи подлецом, не воображай, что это оригинально.

Будущее принадлежит людям честного труда.

Бурьян растет на жирной почве, разврат – на почве пресыщения.

В каждом человеке скрыта мудрая сила строителя… нужно ей дать волю развиться и расцвести, чтоб она обогатила землю еще большими чудесами.

В любимом – вся душа.

Велик и прекрасен человек в стремлении к лучшему.

Вера – это всегда хорошо для удобств души, спокойствия ее, она несколько ослепляет человека, позволяя ему не замечать мучительных противоречий жизни.

Воображение – один из наиболее существенных приемов литературной техники, создающей образ.

Все женщины – актрисы, вот в чем дело! Русские женщины по преимуществу драматические актрисы… все героинь хотят играть.

Все мужчины интересничают при женщинах. Один изображает пессимиста, другой – Мефистофеля… А сами – просто лентяи.

Все хотят порядка, да разума нехватка.

Всегда – учиться, всё – знать! Чем больше узнаешь, тем сильнее станешь.

Всю мою жизнь я видел настоящими героями только людей, которые любят и умеют работать.

Всякая работа трудна до времени, пока ее не полюбишь, а потом она возбуждает и становится легче.

Всякое правительство – как бы оно себя ни именовало – стремится не только «управлять» волею народных масс, но и воспитывать эту волю сообразно своим принципам и целям. Наиболее демагогические и ловкие правительства обычно приукрашивают свое стремление управлять народной волей и воспитывать ее словами: мы выражаем волю народа.

Высота культуры всегда стоит в прямой зависимости от любви к труду!

Высота культуры определяется отношением к женщине.

Герой – это тот, кто творит жизнь вопреки смерти, кто побеждает смерть.

Гнев – не любовь, он недолговечен.

Действительность всегда есть воплощение идеала, и отрицая, изменяя ее, мы делаем это потому, что идеал, воплощенный нами же в ней, уже не удовлетворяет нас – мы создали в воображении иной, лучший.

Дело – зверь живой и сильный, и править им нужно умеючи, взнуздывать надо крепко, а то оно тебя одолеет.

Дети – живые цветы земли.

Дети – это завтрашние судьбы наши, это критики наших воззрений, деяний, это люди, которые идут в мир на великую работу строительства новых форм жизни.

До той поры, пока мы не научимся любоваться человеком как самым красивым и чудесным явлением на нашей планете, до той поры мы не освободимся от мерзости и лжи нашей жизни.

Довольством собой не будет удовлетворен человек: он всё-таки выше этого.

Доказывать человеку необходимость знания – это всё равно что убеждать его в полезности зрения.

Дураки ставят вопросы чаще, чем пытливые люди.

Единственным орудием самозащиты мещанства является цинизм.

Ежели людей по работе ценить, тогда лошадь лучше всякого человека.

Если бы жизнь была интересна, никто не играл бы в карты.

Если всё время человеку говорить, что он свинья, то он действительно в конце концов захрюкает.

Есть любовь, которая мешает человеку жить.

Есть только две формы жизни: гниение и горение. Трусливые и жадные изберут первую, мужественные и щедрые – вторую.

Жалость – это имитация любви.

Жена к тебе вроде цепью на всю жизнь прикована… И оба вы с ней на манер каторжников. И старайся идти с ней стройно в ногу… а не сумеешь – цепь почуешь.

Женщина и человек так тесно спаяны, так неразрывно слиты в одно красивое, круглое целое.

Женщина иногда может в своего мужа влюбиться.

Женщины всегда будут любить того, кто умеет сильно ласкать, хотя бы и был он сед, хотя бы и в морщинах было лицо его – в силе красота, а не в нежной коже и румянце щек.

Жизнь без любви – не жизнь, а существование. Без любви жить невозможно, для того и дана душа человеку, чтобы любить.

Жизнь всегда будет достаточно плоха для того, чтоб желание лучшего не угасало в человеке.

Жизнь идет: кто не поспевает за ней, тот остается одиноким.

Жизнь устроена так дьявольски искусно, что, не умея ненавидеть, невозможно искренне любить.

Жизнь человека до смешного кратка. Как жить? Одни упорно уклоняются от жизни, другие всецело посвящают себя ей. Первые на склоне дней будут нищи духом и воспоминаниями, другие – богаты и тем и другим.

Жизнь человечества – творчество, стремление к победе над сопротивлением мертвой материи, желание овладеть всеми ее тайнами и заставить силы ее служить воле людей для счастья их.

Задача искусства – дать эстетическую и нравственную оценку всех существенных явлений жизни, в том числе и отрицательных, чтобы помочь человеку понять себя, поднять веру в себя и развить стремление к истине, бороться с пошлостью, уметь найти в людях хорошее, возбуждать в их лицах стыд, гнев, мужество, делать всё, чтобы люди стали благородными, сильными, могли одухотворить свою жизнь святым духом красоты.

Замуж бабе выйти – всё равно как зимой в прорубь прыгнуть.

Злоба – это глупость.

Знание – это абсолютная ценность нашего времени.

И самое умное, чего достиг человек, – это уменье любить женщину, поклоняться ее красоте: от любви к женщине родилось всё прекрасное на земле.

Идеология и мораль мещан направлены к тому, чтобы возможно туго и крепко связать волю и разум человека, направленные в сторону коллективизма.

Идиотизм – болезнь, которую нельзя излечить внушением. Для больного этой неизлечимой болезнью ясно: так как среди евреев оказались семь с половиной большевиков, значит, во всем виноват еврейский народ.

Именно в труде, и только в труде, велик человек, и чем горячей его любовь к труду, тем более величественен сам он, тем продуктивнее, красивее его работа.

Истина необходима человеку так же, как слепому трезвый поводырь.

Истинная красота и мудрость всегда в простоте.

Истинная любовь бьет сердце, как молния, и нема, как молния.

Истинная суть и смысл культуры – в органическом отвращении ко всему, что грязно, подло, лживо, грубо, что унижает человека и заставляет его страдать.

Каждый город – храм, возведенный трудами людей.

Клевета и ложь – узаконенный метод политики мещан. Среди великих людей мира сего едва ли найдется хоть один, которого не пытались бы измазать грязью.

Книга – она вещь мертвая, ее как хочешь бери, рви, ломай – она не закричит. А жизнь, чуть ты по ней неверно шагнул, неправильно место в ней себе занял, – тысячью голосов заорет на тебя, да еще и ударит, с ног собьет.

Книга – такое же явление жизни, как человек, она – тоже факт живой, говорящий, и она менее «вещь», чем все другие вещи, созданные и создаваемые человеком.

Когда много спрашивают – мало думают и плохо помнят.

Когда природа лишила человека его способности ходить на четвереньках, она дала ему, в виде посоха, – идеал! И с той поры он бессознательно, инстинктивно стремится к лучшему – всё выше! Сделайте это стремление сознательным, учите людей понимать, что только в сознательном стремлении к лучшему – истинное счастье.

Когда труд – удовольствие, жизнь – хороша! Когда труд – обязанность, – рабство!

Когда человек говорит мало – он кажется умнее.

Когда человек любит подвиги, он всегда умеет их сделать и найдет, где это можно. В жизни всегда есть место подвигам. И те, которые не находят их для себя, – просто лентяи или трусы, или не понимают жизни, потому что, кабы люди понимали жизнь, каждый захотел бы оставить после себя свою тень в ней.

Когда человеку лежать на одном боку неудобно – он перевертывается на другой, а когда ему жить неудобно – он только жалуется. А ты сделай усилие: перевернись!

Красивое – редко, но когда оно истинно красиво, оно согревает душу, как солнце, вдруг осиявшее пасмурный день.

Краткие речи всегда более содержательны и способны вызвать сильное впечатление.

Кто работает, тот не скучает.

Литература – дело глубоко ответственное и не требует кокетства дарованиями.

Лицо – зеркало души.

Личный эгоизм – это родной отец подлости.

Ложь – религия рабов и хозяев. Правда – бог свободного человека.

Лучшее наслаждение, самая высокая радость в жизни – чувствовать себя нужным и близким людям.

Любите книгу, она облегчает вам жизнь, дружески поможет разобраться в пестрой и бурной путанице мыслей, чувств, событий, она научит вас уважать человека и самих себя, она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру, к человечеству.

Любовь к женщине – трагическая обязанность мужчины.

Любовь к идеалу – чувство деятельное и страстно склонное к жертве.

Любовь – это желание жить.

Людей умных, но не умеющих чувствовать, не люблю. Они все – злые, и злые низко.

Люди, которых понимаешь сразу, люди без остатка – неинтересны. Человек должен вмещать в себя, по возможности, всё, плюс – еще нечто.

Матери – вот что насыщает нас любовью к жизни!

Мещанство – это ползучее растение, оно способно бесконечно размножаться и хотело бы задушить своими побегами всё на своей дороге.

Мне люди до той поры нравятся, пока они хотят чего-нибудь, куда-нибудь идут, ищут чего-то, мучатся… но если они дошли до цели своей и остановились, тут они уже неинтересны.

Моралисты стараются вколотить принципы морали внутрь людей, а сами всегда носят их снаружи, как галстуки и перчатки.

Мужчине женщина всегда вредна: когда она хороша, она возбуждает у других желание обладать ею, а мужа своего предает мукам ревности; когда она дурна, муж ее, завидуя другим, страдает от зависти; а если она не хороша и не дурна, мужчина делает ее прекрасной и, поняв, что он ошибся, вновь страдает через нее, эту женщину.

Мы выбираем друзей небрежнее, чем ботинки.

Мы добродушны, как сами же говорим про себя. Но когда присмотришься к русскому добродушию, видишь его очень похожим на азиатское безразличие.

Мы должны жить так, чтобы каждый из нас, несмотря на различие индивидуальностей, чувствовал себя человеком, равноценным всем другим и всякому другому.

Мышление афоризмами характерно для народа.

Народ – не только сила, создающая все материальные ценности, он – единственный и неиссякаемый источник ценностей духовных.

Наука – это высший разум человечества, это солнце, которое человек создал из плоти и крови своей, создал и зажег перед собой для того, чтобы осветить тьму своей тяжелой жизни, чтобы найти выход к свободе, справедливости, красоте.

Наш воспитатель – наша действительность.

Наша речь преимущественно афористична, отличается своей сжатостью, крепостью.

Не будьте равнодушны, ибо равнодушие смертоносно для души человека.

Не давайте себя во власть дьявола уныния, раздражения, лени и прочих смертных грехов – их семь и еще семьдесят семь.

Не жалей себя – это самая гордая, самая красивая мудрость на земле.

Не знать – это равносильно не развиваться, не двигаться.

Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего.

Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется.

Не следует забывать, что враги часто бывают правы, осуждая наших друзей, а правда усиливает удар врага; сказать печальную и обидную правду о друзьях раньше, чем скажет ее враг, значит обессилить нападение врага.

Не умея держать в руке топор – дерева не отешешь, а не зная языка хорошо – красиво и всем понятно – не напишешь.

Невежество – обломки старых истин.

Недавний раб… становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего.

Неправда, что жизнь мрачна, неправда, что в ней только язвы да стоны, горе и слезы!.. В ней есть всё, что захочет найти человек, а в нем есть силы создать то, чего нет в ней.

Несчастье большинства людей в том, что они считают себя способными на большее, чем могут.

Несчастье – самый прочный цемент для соединения натур, даже прямо противоположных друг другу.

Нет людей чисто беленьких или совершенно черненьких: люди все пестрые.

Нет силы более могучей, чем знание; человек, вооруженный знанием, – непобедим.

Никакая сила не делает человека великим и мудрым, как это делает сила труда – коллективного, дружного, свободного труда.

Никогда не подходи к человеку, думая, что в нем больше дурного, чем хорошего.

Нужно жить всегда влюбленным во что-нибудь недоступное тебе. Человек становится выше ростом оттого, что тянется вверх.

О том, куда ветер дует, / Нам честно былинка скажет; / Но то, что женщина хочет, – / Сам Бог не знает даже!

Около хорошего человека потрешься – как медная копейка о серебро – и сам за двугривенный сойдешь.

От любви к женщине родилось всё прекрасное на земле.

Память, этот бич несчастных, оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли меда.

Пессимизм – философия неудачников.

Писатели… большие мастера по части совращения женщин.

Писатель, не обладающий знаниями фольклора, – плохой писатель. В народном творчестве сокрыты беспредельные богатства, и добросовестный писатель должен ими овладеть. Только тут можно изучить родной язык, а он у нас богат и славен.

Плохо, когда сила живет без ума, да нехорошо, когда и ум без силы.

Подлецы редко бывают веселыми людьми.

Подлецы – самые строгие судьи.

Полемика – премилое занятие для любителей схоластических упражнений в словесности и для тех людей, которые своим долгом почитают всегда и во всём доказывать свою правоту, точность мысли своей и прочие превосходные качества.

Политика – неизбежна, как дурная погода, но, чтобы облагородить политику, необходима культурная работа, и давно пора внести в область злых политических эмоций – эмоции доброты и добра.

Политика – почва, на которой быстро и обильно прорастает чертополох ядовитой вражды, злых подозрений, бесстыдной лжи, клеветы, болезненных честолюбий, неуважение к личности, – перечислите всё дурное, что есть в человеке, – всё это особенно ярко и богато прорастает именно на почве политической борьбы.

Полнее и интереснее жизнь тогда, когда человек борется с тем, что ему мешает жить.

Помнить – это всё равно что понимать, а чем больше понимаешь, тем более видишь хорошего.

Последствия любви всегда одни и те же – новый человек! Я говорю не о ребенке, а о людях, которые любят, ведь это чувство обновляет душу, делает людей иными, лучше, красивее.

Правда выше жалости.

Правда груба и холодна, и в ней всегда скрыт тонкий яд скептицизма.

Превосходная должность – быть человеком на земле.

Предрассудки – обломки старых истин.

Приличие требует, чтобы люди лгали.

Работа – выше медных и серебряных денег, работа всегда выше платы, которую дают за нее! Деньги исчезают, работа – остается.

Разум, не организованный идеей, – еще не та сила, которая входит в жизнь творчески.

Реальная жизнь немногим отличается от хорошей фантастической сказки, если рассматривать ее изнутри, со стороны желаний и мотивов, коими руководствуется человек в своей деятельности.

Революция – судорога, за которою должно следовать медленное и планомерное движение к цели, поставленной актом революции.

Решающую роль в работе играет не всегда материал, но всегда мастер.

Рожденный ползать – летать не может.

Русский народ – в силу условий своего исторического развития – огромное дряблое тело, лишенное вкуса к государственному строительству и почти недоступное влиянию идей, способных облагородить волевые акты; русская интеллигенция – болезненно распухшая от обилия чужих мыслей голова, связанная с туловищем некрепким позвоночником единства желаний и целей, а какой-то еле различимой тоненькой нервной нитью.

Самодовольный человек – затвердевшая опухоль на груди общества.

Самопожертвование – это болезнь эпохи, она вызвана пониженной жизнеспособностью мелкого мещанства.

Слава – жидкость мутного цвета, кисловатого вкуса, и в большом количестве она действует на слабые головы плохо, вызывая у принимающих ее тяжелое опьянение, подобно пивному. Принимать эту микстуру следует осторожно, не более одной чайной ложки в год; усиленные дозы вызывают ожирение сердца, опухоли чванства, заносчивости, самомнения, нетерпимости и вообще всякие болезненные уродства.

Слово – одежда всех фактов, всех мыслей.

Смысл жизни в красоте и силе стремления к целям, и нужно, чтобы каждый момент бытия имел свою высокую цель.

Смысл жизни – в совершенствовании человека.

Совесть – это сила, непобедимая лишь для слабых духом, сильные же быстро овладевают ею и порабощают ее своим желанием.

Ссориться – не значит не любить.

Старость консервативна, это ее главное несчастье.

Старость – не преступление, а только неизбежная и очень крупная неприятность.

Стремление вперед – вот цель жизни. Пусть же вся жизнь будет стремлением, и тогда в ней будут высоко прекрасные часы.

Счастье начинается с ненависти к несчастью, с физиологической брезгливости ко всему, что искажает, уродует человека, с внутреннего органического отталкивания от всего, что ноет, стонет, вздыхает.

Счастье с женщиной возможно лишь при условии полной искренности.

Счастье скоро не дается, его, как гриб в лесу, надо поискать, да над ним спину поломать, а найдешь – гляди – не поганка ли.

Талант – как породистый конь, необходимо научиться управлять им, а если дергать повода во все стороны, конь превратится в клячу.

Талант развивается из чувства любви к делу, возможно даже, что талант – в сущности его – и есть любовь к делу, к процессу работы.

Талант – это вера в себя, в свою силу.

Товарищей выбирай себе с оглядкой, потому что есть люди, которые заразны, как болезнь.

Только человек, насыщенный верой в себя, осуществляет свою волю, прямо внедряя ее в жизнь.

Труд и наука – выше этих двух сил нет ничего на земле.

Труд ученого – достояние всего человечества, и наука является областью наибольшего бескорыстия.

Труд – это источник радостей, всего лучшего в мире.

Ум есть драгоценный камень, который более красиво играет в оправе скромности.

Ум имей хоть маленький, да свой.

Умение находить, сравнивать, изучать полезное и вредное, красивое и уродливое вне себя и в самом себе – вот основная сила человека.

Учитесь чувствовать себя и на малом деле большими людьми.

Факт есть нечто такое, от чего сомнения отскакивают, как резиновый мяч от железа.

Факт – еще не вся правда, он – только сырье, из которого следует выплавить, извлечь настоящую правду искусства.

Философы и в глупостях, должно быть, знают толк.

Хорошее всегда зажигает желание лучшего.

Хороший смех – верный признак духовного здоровья.

Художник – чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его; он – голос своей эпохи.

Человек всю жизнь должен какое-нибудь дело делать – всю жизнь.

Человек – высший продукт земной природы. Человек – сложнейшая и тончайшая система. Но для того чтобы наслаждаться сокровищами природы, человек должен быть здоровым, сильным и умным.

Человек есть вселенная, и да здравствует вовеки он, носящий в себе весь мир.

Человек есть украшение мира.

Человек, каждый из нас, есть выход из посылок прошлого и необходимая посылка в будущее. Мы все люди, и я не знаю имени, которое можно произнести с большой гордостью и любовью, чем имя человека.

Человек, который много согрешил, всегда умен.

Человек, который не знает, что он сделает завтра, – несчастный.

Человек ловится на мелочах – в крупном можно «притвориться», мелочь всегда выдает истинную «суть души», ее рисунок, ее тяготение.

Человек по натуре своей – художник. Он всюду так или иначе стремится вносить в свою жизнь красоту.

Человек прежде всего – зоологический тип, вот истина. Вы это знаете! И как вы ни кривляйтесь, вам не скрыть того, что вы хотите пить, есть.

Человек – это звучит гордо.

Человека приласкать никогда не вредно.

Что такое пустой человек? Которого всем, чем хочешь, набить можно.

Чтобы жить, надо уметь что-нибудь делать.

Чтобы подчинить женщину своей воле, нужно применять к ней мягкий, но сильный и красивый в своей силе, непременно красивый, деспотизм.

Язык – это оружие литератора, как ружье – солдата. Чем лучше оружие – тем сильнее воин.

ГРИН Александр Степанович.

(настоящая фамилия – Гриневский).

(1.23.08.1880–08.07.1932).

Писатель.

Родился в городе Слободской Вятской губернии в семье ссыльного поляка, участника польского восстания 1863–64 гг. В 1896 г., окончив четырехклассное Вятское городское училище, ушел из дома, собираясь стать моряком. Работал землекопом, грузчиком, золотоискателем, солдатом-добровольцем. Дезертировав, примкнул к эсерам и работал агитатором в разных городах России. В 1905 г. за агитацию на Черноморском флоте был приговорен к десяти годам ссылки в Сибирь, но попал под амнистию. Занялся литературным творчеством в 1906 г., но первые рассказы были уничтожены по решению суда. С 1912 г. начал регулярно печататься в разных газетах и журналах. До 1917 г. выпустил более 350 рассказов, повестей, стихотворений, поэм и сатирических миниатюр. Лучшие из них были опубликованы в сборниках «Знаменитая книга» (1915), «Происшествие на улице пса» (1915), «Трагедия плоскогорья Суан. На склоне холмов» (1916). В 1923 г. опубликовал повесть «Алые паруса», в 1924 г. – роман «Блистающий мир», в 1925 г. – «Бегущая по волнам», в 1929 г. – «Джесси и Моргиана». В 1930 г. выпустил роман «Дорога в никуда» и переехал в поселок Старый Крым, где умер 8 июля 1932 г.

Беззащитно сердце человеческое. А защищенное – оно лишено света, и горячих углей в нем не хватит даже, чтобы согреть руки.

Битые часто проникаются уважением и – как это ни странно – иногда даже симпатией к тем, кто их физически образумил.

В моменты сильнейших потрясений дух человеческий теряет сознание действительности, продолжая уже окончившиеся события силой воображения.

В неимоверной зависимости друг от друга живут люди, и если бы они вполне сознали это, без сомнения, слова, речи, жесты, поступки и обращение их стали бы действиями разумными, бережными; действиями думающего человека.

В совершеннейшем произведении искусства таится жестокости более, чем вынес бы человек.

Ввиду неизбежности естественного для всех конца следует жить густо и смело, как свойственно человеческой природе.

Всё в жизни происходит случайно, но всё цепляется одно за другое, и нет человека, который в свое время, вольно или невольно, не был бы, бессознательно для себя, причиной радости или горя других.

Всё, что неожиданно изменяет нашу жизнь, – не случайность. Оно – в нас самих и ждет лишь внешнего повода для выражения действием.

Где слабый ненавидит – сильный уничтожает.

Глупость, высказанная одним человеком, приобретает вид чего-то серьезного, если ее повторит сотня других глупцов.

Горе живых более страшно, чем покой мертвых.

Если любовь велика, всё должно умолкнуть, все другие соображения.

Если показать красивую вещь людям, не понимающим красоты, – ее непременно засидят мухи мыслишек и вороны злорадства.

Есть сладость в падении, эту сладость надо испытать, чтобы ее понять. Самый глубокий низ и самый высокий верх – концы одной цепи.

Игра прекрасна только тогда, когда она полна пленительной неизвестности.

Искусство-творчество никогда не принесет зла. Оно не может казнить. Оно является идеальным выражением всякой свободы.

Когда для человека главное – получать дражайший пятак, легко дать этот пятак, но когда душа таит зерно пламенного растения – чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии. Новая душа будет у него и новая у тебя.

Красота искусства больнее красоты жизни.

Крупная сумма воспламеняет способности и усиливает изобретательность.

Лучше какой ни на есть беспорядок, чем такой порядок, где просят хлеба, а дают – пулю.

Люди глупо доверчивы… Вся реклама мира основана на трех принципах: «Хорошо, много и даром». Поэтому можно давать скверно, мало и дорого.

Много на земле красоты, дающей радость глазам и отдых сердцу, когда оно бьется медленней, усталое от истрепанных вожжей буден.

Много теряют те, кто ищет в природе болезни и уродства, а не красоты и здоровья.

Мы делаемся иногда моложе, иногда – старше.

Надо верить тому, кого любишь, – нет высшего доказательства любви.

Неизмеримо огромна жизнь. И место дает всякому умеющему любить ее больше женщины, самого себя и короткого тупого счастья.

Немыслимо провести границу там, где кончаются предчувствия и начинается подлинная любовь.

Нет меры гению и нет пределов ему.

Никогда не бойся ошибаться – ни увлечений, ни разочарований бояться не надо. Разочарование есть плата за что-то прежде полученное, может быть, несоразмерная иногда, но будь щедр. Бойся лишь обобщать разочарование и не окрашивай им всё остальное. Тогда ты приобретешь силу сопротивляться злу и правильно оценишь ее хорошие стороны.

Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем.

О главном надо говорить сразу, или оно заснет, как волна, политая с корабля маслом.

Обладай природа человека чудесной способностью показать единственное истинно соответствующее его физическому лицу внутреннее лицо, мы были бы свидетелями странных, чудовищных и прекрасных метаморфоз – истинных откровений, способных поколебать мир.

Одинокая жизнь в мрачных местах развивает подозрительность, жестокость и кровожадность.

Одиночество – вот проклятая вещь! Вот что может погубить человека.

Потребность необычайного – может быть, самая сильная после сна, голода и любви.

Скука – великий организатор.

Сладчайшее чувство утоляемой ненависти почти переходит в обожание врага, в благодарность его мучениям.

Слово бьет иногда насмерть.

Теперь дети не играют, а учатся. Они всё учатся, учатся и никогда не начнут жить.

Только в том и есть смысл жизни, что окружает тебя. Бесчисленное множество комбинаций представлено тебе: явлений, красок, предметов, людей, работ; найди свою комбинацию.

Тревога подобна творческому инстинкту при его пробуждении.

Человеку довольно иногда созданного им самим призрака, чтобы решить дело в любую сторону, а затем – легче умереть, чем признаться в ошибке.

Чем больше делаешь для человека, тем ближе он делается тебе.

Я понял одну нехитрую истину. Она в том, чтобы делать чудеса своими руками.

ДЕРЖАВИН Гаврила Романович.

(3/14.07.1743–8/20.07.1816).

Поэт, государственный деятель.

Родился в деревне Кармачи Казанской губернии в небогатой помещичьей семье. В 1759–62 гг. учился в Казанской гимназии. В 19 лет стал солдатом лейб-гвардии Преображенского полка, участвовавшего в том же году в государственном перевороте на стороне Екатерины II. В 1772 г. был произведен в офицеры. В 1784 г. после публикации «Оды к Фелице», прославлявшей императрицу Екатерину II, получил общественную известность как мастер оды. Другие известные произведения: оды «Бог» (1784), «Гром победы, раздавайся!» (1791), «Вельможа» (1794), «Водопад» (1798) и др. В 1791–93 гг. был назначен кабинет-секретарем Екатерины II, с 1794 г. – президентом Коммерц-коллегии, в 1802–03 гг. – министром юстиции. С 1811 г. вместе с А.С. Шишковым возглавлял литературное общество «Беседа любителей русского слова». Умер в своем имении Званка. Г.Р. Державин развивал традиции русского классицизма, являясь продолжателем традиций М.Ю. Ломоносова и А.П. Сумарокова. Предназначение поэта видел в прославлении великих поступков и порицании дурных.

Блажен, кто менее зависит от людей, / Свободен от долгов и от хлопот приказных, / Не ищет при дворе ни злата, ни честей / И чужд сует разнообразных!

В России законы читают лишь законодатели, а исполняют лишь умалишенные.

Вдохновение рождается прикосновением случая к страсти поэта.

Генералы римские разгорячили многократно мужество воинов, смешивая с именем Отечества воспоминания о супругах и детях. Сии нежные обязательства действительно суть училище человечества.

Государственный человек более других сограждан должен быть одушевлен, движим и руководствован любовию к Отечеству. Он должен любовью к Отечеству жить, вливать ее в своих подчиненных и быть примером в ней всему государству.

Для жизни человек родится, / Его стихия – веселиться; / Лишь нужно страсти побеждать.

Добрые нравы суть награды честного человека.

Дружба не услуга, за нее не благодарят.

Живи и жить давай другим.

И в счастии не забываться / В довольстве помнить о других; / Добро творить не собираться, / А должно делать – делать вмиг. / Вот мудра мужа в чем отличность!

Известно, что пламенное чувство изъясняется кратко, но сильно.

Как в море льются быстро воды, / Так в вечность льются дни и годы.

Когда народ кого не любит, полки его и деньги – прах.

Кто сколько мудростью не знатен, / Но всякий человек есть ложь!

Мила нам добра весть о нашей стороне: / Отечества и дым нам сладок.

Моих врагов червь кости сгложет, / А я пиит – я не умру… / В могиле буду я, но буду говорить.

Надежда есть самое полезное из всех пристрастий души: поелику она содержит здоровье через спокойствие воображения.

Не в том беда, чтоб чем прельщаться, / Беда пороку сдаться в плен. / Не должен мудрым называться, / Кто духа твердости лишен.

Новость часто бывает не иное что, как забвение прошедшего.

Пей, ешь и веселись, сосед! / На свете жить нам время срочно; / Веселье то лишь непорочно, / Раскаянья за коим нет.

Пламенное чувство изъясняется кратко, но сильно.

Самое лучшее предназначение есть защищать свое отечество.

Светлое быстрое течение реки представляет нам нашу юность, волнующееся море – мужество, а тихое спокойное озеро – старость.

Сегодня льстит надежда лестна, / А завтра – где ты, человек? / Едва часы протечь успели, / Хаоса в бездну улетели, / И весь, как сон, прошел твой век…

Славяно-российский язык, по свидетельству самих иностранных эстетиков, не уступает в мужестве латинскому, ни в плавности греческому, превосходя все европейские: итальянский, французский и испанский, кольми паче немецкий.

Счастлив тот, у кого на стол, / Хоть не роскошный, но опрятный, / Родительские хлеб и соль / Поставлены, и сон приятный / Когда не отнят у кого / Ни страхом, ни стяжаньем подлым, / Кто малым может быть довольным, / Богаче Креза самого.

Умеренность есть лучший пир.

Хорошие законы могут исправить заблуждения в душе, счастливо рожденной и невоспитанной; но они не могут добродетелью оплодотворить худое сердце.

Цель нашей жизни – цель к покою: / Проходим для того сей путь, / Чтобы от мразу иль от зною / Под кровом ночи отдохнуть.

Чрезмерная похвала – насмешка.

Я князь, коль мой сияет дух, / Владелец, коль страстьми владею, / Болярин, коль за всех болею…

Я царь – я раб, я червь – я Бог.

ДЗЕРЖИНСКИЙ Феликс Эдмундович.

(30.08/11.09.1877–20.07.1926).

Революционер, советский государственный деятель.

Родился в имении Дзержиново Виленской губернии в семье мелкопоместного дворянина. Уже во время обучения в гимназии вступил в литовскую социал-демократическую организацию. Вел пропаганду в кружках ремесленных и фабричных учеников. Став профессиональным революционером, в 1900 г. участвовал в работе первого съезда Социал-демократов Королевства Польского и Литвы. Во время русско-японской войны 1904–05 гг. организовывал в Польше бунты рабочих и диверсии, во время революции 1905 г. возглавил первомайскую демонстрацию, действовал в военно-революционной организации. Неоднократно арестовывался, сидел в тюрьме, находился в ссылках. После Октябрьской революции стал членом Петроградского военно-революционного комитета, а с 1917 г. – председателем Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем; с 1922 г. – Государственного политического управления, в 1919–23 гг. – нарком внутренних дел; одновременно с 1921 г. – нарком путей сообщения и председатель комиссии по улучшению жизни детей (борьбе с беспризорностью). С 1924 г. – председатель Высшего совета народного хозяйства СССР. Умер от сердечного приступа после конфликта с советскими чиновниками.

Где есть любовь, там нет страдания, которое могло бы сломить человека.

Действительность – это переживание момента за моментом, каждого в отдельности, и каждый из них подготавливается предыдущим.

Единственное счастье человека – это уметь любить и благодаря этому уловить идею жизни в ее вечном движении. И я благословляю судьбу мою и судьбу всех дорогих мне, что она дала нам это сокровище.

Жить – разве это не значит питать несокрушимую веру в победу?

Любовь проникает в душу, делает ее сильной, доброй, отзывчивой, а страх, боль и стыд лишь уродуют ее.

Любовь – творец всего доброго, возвышенного, сильного, теплого и светлого.

Надо воспитывать в детях любовь к людям, а не к самому себе. А для этого самим родителям надо любить людей.

Настоящее несчастье – это эгоизм. Если любить только себя, то с приходом тяжелых испытаний человек проклинает свою судьбу… А где есть любовь и забота о других, там нет отчаяния.

Настоящий праздник души – слияние человеческих чувств.

Огромная задача стоит перед вами: воспитать и сформировать души ваших детей. Будьте зорки!

Ребенок умеет любить того, кто его любит, – и его можно воспитывать только любовью.

Родители не понимают, как много вреда они причиняют своим детям, когда, пользуясь своей родительской властью, хотят навязать им свои убеждения и взгляды на жизнь.

Самое великое счастье в жизни человека – это те чувства, которые ты можешь дать людям и люди тебе – твои близкие и далекие, тебе подобные.

Страх не научит детей отличать добро от зла; кто боится боли, тот всегда поддастся злу.

Счастье – это не жизнь без забот и печалей, счастье – это состояние души.

Там, где любовь, там должно быть и доверие.

То, что у Вас пока нет судимости, не Ваша заслуга, а наша недоработка.

Тот, у кого есть идея и кто жив, не может быть бесполезным, разве только сам отречется от своей идеи.

ДОБРОЛЮБОВ Николай Александрович.

(24.01/05.02.1836–17/29.11.1861).

Русский литературный критик, публицист, революционный демократ.

Родился в Нижнем Новгороде в семье священника. Учился в семинарии. После блестящего окончания историко-филологического факультета Главного педагогического института в 1857 г. стал постоянным сотрудником журнала «Современник», где публиковал критические статьи по истории России и др. государств, о взглядах многих русских и иностранных философов, о творчестве своих современников. Считая себя учеником Н.Г. Чернышевского, беспощадно бичевал николаевский режим, боролся против крепостного права, поднявшись до признания революционных методов борьбы и призывая к ним. Свой общественный идеал выразил в формуле «чтоб всем было хорошо». Умер в Петербурге от туберкулеза. Статьи, оказавшие наибольшее влияние на современников: «Что такое обломовщина?», в которой изложил свои общественные взгляды и политическую программу, «Темное царство», «Луч света в темном царстве», «Когда же придет настоящий день?».

Будущее никогда не бывает нам столь ясно, как прошедшее, в свою очередь, никогда не имеет над нами такой силы, какую имеет настоящее.

В болоте погибнуть так же легко, как и в море, но если море привлекательно-опасно, то болото опасно-отвратительно. Лучше потерпеть кораблекрушение, чем увязнуть в тине.

В человеке порядочном патриотизм есть не что иное, как желание трудиться на пользу своей страны, и происходит не от чего другого, как от желания делать добро, сколько возможно более и сколько возможно лучше.

Деликатность составляет одно из высших достоинств человека. В ней соединяются и честность, и справедливость, и деятельное участие в судьбе ближнего.

Если в детях нельзя видеть идеала нравственного совершенства, то, по крайней мере, нельзя не согласиться, что они несравненно нравственнее взрослых.

Закаляются люди не на лоне природы, а в горниле житейской опасности.

Искусство говорить слова для слов всегда возбуждало великое восхищение в людях, которым нечего делать.

Кто не страдал и кто не ошибался, тот цену истины и счастья не узнал.

Люди нынешнего поколения – актеры, хорошо вошедшие в роль житейской комедии. Они делают то, чего требует роль, и не выходят из нее, несмотря на все беснования, хлопанье, стук и свист партера.

Можно стереть человека, обратить в грязную ветошку, но все-таки где-нибудь в самых грязных складках этой ветошки сохраняется и чувство, и мысль – хоть и безответные, и незаметные, но всё же чувство и мысль.

Настоящий патриотизм как частное проявление любви к человечеству не уживается с неприязнью к отдельным народностям. Он развивается с особенной силой в тех странах, где каждой личности представляется большая возможность приносить сознательно пользу обществу и участвовать в его предприятиях.

Не того можно назвать человеком истинно нравственным, кто терпит над собой веления долга как какое-то тяжелое иго, как «нравственные вериги», а именно того, кто заботится слить требования долга с потребностями внутреннего существа своего так, чтобы они не только сделались инстинктивно необходимыми, но и доставляли внутреннее наслаждение.

Никто так грубо не ведет себя с подчиненными, как те, которые подличают перед начальниками.

Оправдывают свое невежество неискусством учителей только те, которые сами из себя ничего не умеют сделать и всё ждут, чтобы их тащили за уши туда, куда они сами должны идти.

Патриотизм живой, деятельный именно и отличается тем, что он исключает всякую международную вражду, и человек, одушевленный таким патриотизмом, готов трудиться для всего человечества, если только может быть ему полезен.

По степени большего или меньшего уважения к труду и по уменью оценивать труд… соответственно его истинной ценности – можно узнать степень цивилизации народа.

Под здоровьем нельзя разуметь одно только наружное благосостояние тела, а нужно понимать вообще естественное гармоническое развитие организма и правильное совершение всех его отправлений.

Прекрасным стремлениям души мы не придаем никакого практического значения, пока они остаются только стремлениями; да, мы ценим только факты и только по действиям признаем достоинства людей.

Привыкая делать все без рассуждений, без убеждения в истине и в добре, а только по приказу, человек становится безразличным к добру и злу и без зазрения совести совершает поступки, противные нравственному чувству, оправдываясь тем, что «так приказано».

Те семейные и общественные отношения могут быть крепки, которые вытекают из внутреннего убеждения и оправдываются добровольным, разумным согласием всех, в них участвующих.

Теряя любовь женщины, можно обвинить только самого себя за неумение сохранить эту любовь.

Только те семейные и общественные отношения могут быть крепки, которые вытекают из внутреннего убеждения и оправдываются добровольным, разумным согласием всех, в них участвующих.

Только труд дает право на наслаждение жизнью.

Человек, ненавидящий другой народ, не любит и свой собственный.

Человека, меняющего свои воззрения из угождения первому встречному, мы признаем дрянным, подлым, не имеющим никаких убеждений.

Чем скорее и стремительнее высказывается впечатление, тем чаще оно оказывается поверхностным и мимолетным.

Чувство любви может быть истинно хорошо только при внутренней гармонии любящих, и тогда оно составляет начало и залог того общественного благоденствия, которое обещается нам. В будущем развитии человечества – водворение братства и личной равноправности между людьми.

ДОСТОЕВСКИЙ Федор Михайлович.

(30.10/11.11.1821–28.01/09.02.1881).

Великий русский писатель.

Родился в Москве в небогатой семье. После смерти матери в 1837 г. был вынужден переехать в Петербург в пансион К.Ф. Костомарова. Там поступил в военно-инженерное училище. В 1844 г. опубликовал свое первое произведение «Бедные люди», которое сделало автора знаменитым. После публикации «Белых ночей» (1849) был арестован по «делу Петрашевского». Приговор к смертной казни непосредственно перед исполнением был заменен на наказание в виде каторжных работ. Следующие четыре года провел на каторге в Омске. В 1854 г. за хорошее поведение был освобожден и отправлен рядовым в 7-й линейный сибирский батальон, где дослужился до лейтенанта. Период каторги и последующей военной службы стал поворотным в жизни Достоевского: из «искателя правды в человеке» он превратился в глубоко верующего христианина, единственным идеалом которого на всю жизнь стал Христос. Вернувшись в Петербург в 1860 г., работал в собственном журнале «Время», затем «Эпоха», одновременно писал романы: «Записки из мертвого дома» (1860), «Униженные и оскорбленные» (1861), «Записки из подполья» (1864), «Идиот» (1868). Последние 8 лет Достоевский прожил в городе Старая Русса Новгородской губернии. Эти годы жизни стали очень плодотворными: в 1872 г. написал «Бесы», в 1875 г. – «Подросток», в 1876 г. – «Кроткая», 1880 г. – «Братья Карамазовы». Умер в своем доме от эмфиземы легких. Несмотря на известность, которую Достоевский получил при жизни, всемирная слава пришла к нему после смерти. В частности, Ф. Ницше признавал, что Достоевский был единственным психологом, у которого он мог кое-чему поучиться.

А с любовью и без счастья можно прожить.

Без великодушных идей человечество жить не может.

Без детей нельзя было бы так любить человечество.

Без идеалов, то есть без определенных хоть сколько-нибудь желаний лучшего, никогда не может получиться никакой хорошей действительности.

Безмерное самолюбие и самомнение не есть признак чувства собственного достоинства.

В идеале общественная совесть должна сказать: пусть погибнем мы все, если спасение наше зависит лишь от замученного ребенка, – и не принять этого спасения.

В истинно любящем сердце или ревность убивает любовь, или любовь убивает ревность. Совершенно противоположное бывает со страстью.

Величайшее умение писателя – это уметь вычеркивать.

Веселость человека – это выдающаяся черта человека.

Вино скотинит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от светлых мыслей, тупит его.

Влюбиться не значит любить: влюбиться можно и ненавидя.

Возбуждение сострадания к осмеянному и не знающему себе цены прекрасному и есть тайна юмора.

Всякая любовь проходит, а несходство навсегда остается.

Всякий провинциал живет как будто под стеклянным колпаком. Нет решительно никакой возможности хоть что-нибудь скрыть от своих почтенных сограждан. Вас знают наизусть, знают даже то, чего вы сами про себя не знаете.

Высшая и самая характерная черта нашего народа – это чувство справедливости и жажда ее.

Главное в человеке – это не ум, а то, что им управляет: характер, сердце, добрые чувства, передовые идеи.

Гуманность есть только привычка, плод цивилизации. Она может совершенно исчезнуть.

Да будут прокляты эти интересы цивилизации, и даже сама цивилизация, если для сохранения ее необходимо сдирать с людей кожу.

Дурак, сознавшийся, что он дурак, есть уже не дурак.

Дурной признак, когда перестают понимать иронию, аллегорию, шутку.

Если ты направился к цели и станешь дорогою останавливаться, чтобы швырять камнями во всякую лающую на тебя собаку, то никогда не дойдешь до цели.

Если хотите, человек должен быть глубоко несчастен, ибо тогда он будет счастлив. Если же он будет постоянно счастлив, то он тотчас же сделается глубоко несчастлив.

Есть дружбы странные: оба друга один другого почти съесть хотят, всю жизнь так живут, а между тем расстаться не могут.

Есть минуты, в которые переживаешь сознанием гораздо более, чем в целые годы.

Есть простодушие, которое доверяется всем и каждому, не подозревая насмешки. Такие люди всегда ограниченны, ибо готовы выложить из сердца всё самое ценное перед первым встречным.

Есть три рода подлецов на свете: подлецы наивные, то есть убежденные, что их подлость есть высочайшее благородство, подлецы, стыдящиеся собственной подлости при непременном намерении всё-таки ее докончить, и, наконец, просто подлецы, чистокровные.

Женщина к мужчине чувствует любовь и снисхождение, мужчина к женщине – любовь и уважение.

Идея о бессмертии – это сама жизнь, живая жизнь, ее окончательная формула и главный источник истины и правильного сознания для человечества.

Иного выгоднее иметь в числе врагов, чем в числе друзей.

Искусство есть такая потребность для человека, как есть и пить. Потребность красоты и творчества, воплощающего ее, неразлучна с человеком, и без нее человек, может быть, не захотел бы жить на свете.

Исчезает честь – остается формула чести, что равносильно смерти чести.

Каждый человек несет ответственность перед всеми людьми за всех людей и за всё.

Как бы ни груба была лесть, в ней непременно по крайней мере половина кажется правдою.

Кто крепок и силен духом, тот над людьми и властелин. Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот и всех правее. Так доселе велось и так всегда будет!

Кто легко склонен терять уважение к другим, тот прежде всего не уважает себя.

Кто не любит природы, тот не любит человека, тот не гражданин.

Кто хочет приносить пользу, тот и с буквально связанными руками может делать бездну добра.

Лгущий самому себе и собственную ложь свою слушающий до того доходит, что уж никакой правды ни в себе, ни кругом не различает, а стало быть, входит в неуважение и к себе, и к другим.

Лишь трудом и борьбой достигается самобытность и чувство собственного достоинства.

Любовь столь всесильна, что перерождает и нас самих.

Люди по природе своей низки и любят любить из страху; не поддавайся на такую любовь и не переставай презирать. Умей презирать даже и тогда, когда они хороши, ибо всё чаще тут-то они и скверны. Кто лишь чуть-чуть не глуп, тот не может жить и не презирать себя, честен он или бесчестен – это всё равно. Любить своего ближнего и не презирать его невозможно.

Милостыня развращает и подающего, и берущего, и сверх того не достигает цели, потому что только усиливает нищенство.

Может быть, нормальный человек и должен быть глуп, почему вы знаете? Может быть, это даже очень красиво.

Можно глядеть с чрезвычайным достоинством и быть самым недостойным человеком.

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

Настоящая правда всегда неправдоподобна; чтобы сделать ее правдоподобнее, нужно примешать к ней лжи.

Не сильные лучшие, а честные. Честь и собственное достоинство сильнее всего.

Нелепости слишком нужны на земле. На нелепостях мир стоит, и без них, может быть, в нем совсем ничего бы не произошло.

Неправдой свет пройдешь, да назад не воротишься.

Несчастье – заразная болезнь. Несчастным и бедным нужно сторониться друг друга, чтобы еще больше не заразиться.

Низкая душа, выйдя из-под гнета, сама гнетет.

Ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы!

Но что же делать, если прямое и единственное назначение всякого умного человека есть болтовня, то есть умышленное пересыпание из пустого в порожнее.

Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело – тем более тут эгоизма. Люби самого себя – вот одно правило, которое я признаю. Жизнь – коммерческая сделка.

Нравственно только то, что совпадает с вашим чувством красоты и с идеалом, в котором вы ее воплощаете.

О, жрать, да спать, да гадить, да сидеть на мягком – еще слишком долго будет привлекать человека на земле.

Описание цветка с любовью к природе гораздо более заключает в себе гражданского чувства, чем обличение взяточничества, ибо тут соприкосновение с природой, с любовью к природе.

Оправдайте, не карайте, но назовите зло злом.

Писатель без таланта – тот же хромой солдат.

Писатель, произведения которого не имели успеха, легко становится желчным критиком: так слабое и безвкусное вино может стать превосходным уксусом.

Полное убеждение есть чувство.

Порядочный тон заключается в искренности и честности.

Поэзия есть внутренний огонь всякого таланта.

Провозгласите право на бесчестие, и все побегут за вами.

Религия есть только формула нравственности.

Русский человек задним умом крепок.

Самые серьезные проблемы современного человека происходят оттого, что он утратил чувство осмысленного сотрудничества с Богом в Его намерении относительно человечества.

Свобода не в том, чтоб не сдерживать себя, а в том, чтоб владеть собой.

Соприкосновение с природой есть самое последнее слово всякого прогресса, науки, рассудка, здравого смысла, вкуса и отличной манеры.

Сострадание есть высочайшая форма человеческого существования.

Счастье не в счастье, а лишь в его достижении.

Талант есть способность сказать или выразить хорошо там, где бездарность скажет и выразит дурно.

Таланту нужно сочувствие, ему нужно, чтоб его понимали.

Творчество… есть цельное, органическое свойство человеческой природы… Оно есть необходимая принадлежность человеческого духа. Оно так же законно в человеке, пожалуй, как две руки, как две ноги, как желудок. Оно неотделимо от человека и составляет с ним целое.

Тирания есть привычка, обращающаяся в потребность.

Тиранство есть привычка; оно одарено развитием, оно развивается наконец в болезнь. Власть и кровь пьянят; развивается огрубелость и разврат; уму и чувству становятся доступны и, наконец, сладки самые ненормальные явления.

Только оканчивая жизнь, видишь, что вся твоя жизнь была поучением, в котором ты был невнимательным учеником.

Тот, кто не понимает своего назначения, всего чаще лишен чувства собственного достоинства.

У честного человека одна забота: как добыть хлеба насущного, не потеряв при этом совесть.

У честных врагов бывает всегда больше, чем у бесчестных.

Умная жена и ревнивая жена – два предмета разные.

Фантазия есть природная сила в человеке… Не давая ей утоления, или умертвишь ее, или обратно – дашь ей развиться, именно чрезмерно (что вредно).

Фантастическое составляет сущность действительности.

Человек есть животное, по преимуществу созидающее, присужденное стремиться к цели сознательно и заниматься инженерным искусством, т. е. вечно и непрерывно дорогу себе прокладывать, хотя куда бы то ни было. Но вот именно потому-то ему и хочется иногда вильнуть в сторону.

Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.

Человек есть тайна.

Человек наиболее живет именно в то время, когда чего-нибудь ищет.

Человек несчастлив потому, что не знает, что он счастлив.

Человек – существо, ко всему привыкающее.

Человек – целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Честный человек с тем и живет, чтоб иметь врагов.

Что такое талант? Талант есть… способность сказать или выразить хорошо там, где бездарность скажет и выразит дурно.

Что уму представляется позором, то сердцу – сплошь красотой.

Чтобы любить в простоте, надо знать, как проявить любовь.

Чтобы любить друг друга, нужно бороться с собой.

Чтобы умно поступать, одного ума мало.

Эгоизм умерщвляет великодушие.

Эгоисты капризны и трусливы перед долгом: в них вечное трусливое отвращение связать себя каким-нибудь долгом.

Юмор есть остроумие глубокого чувства.

Я думаю, самая коренная духовная потребность русского народа есть потребность страдания, всегдашнего и неутолимого, везде и во всём… Страданием своим русский народ как бы наслаждается.

Я представить не могу положения, чтоб когда-нибудь было нечего делать.

ЕКАТЕРИНА II.

(урожденная София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская).

(1729—1796).

Российская императрица (1762—1796).

В 1744 г. была приглашена в Россию императрицей Елизаветой Петровной, крещена по православному обычаю под именем Екатерины Алексеевны и наречена невестой великого князя Петра Федоровича, с которым обвенчалась в 1745 г. В ночь на 28.06.1762 г., опираясь на поддержку Измайловского полка, осуществила государственный переворот, свергнув своего мужа Петра III и венчавшись на царство. Увлекалась идеями Вольтера, Ж.Ж. Руссо и др. просветителей, стала последовательной сторонницей идей просвещения и, вступив на престол, имея определенную политическую программу, основанную, с одной стороны, на идеях Просвещения и, с другой, учитывающую особенности исторического развития России, стала последовательно, учитывая общественные настроения, претворять ее в жизнь. Осуществила реформу Сената (1763), сделавшую работу этого учреждения более эффективной; провела секуляризацию церковных земель (1764), значительно пополнившую государственную казну и облегчившую положение миллиона крестьян; ликвидировала гетманство на Украине, что соответствовало ее представлениям о необходимости унификации управления на всей территории империи; пригласила в Россию немецких колонистов для освоения Поволжья и Причерноморья; основала ряд новых учебных заведений, в том числе для женщин (Смоленский институт, Екатерининское училище); осуществила губернскую реформу (1775), которой было введено новое административно-территориальное деление страны; издала жалованные грамоты дворянству и городам (1785), юридически закрепляющие все права и привилегии. При Екатерине II в результате русско-турецких войн (1768—1774, 1787—1791) Россия окончательно закрепилась на Черном море, были присоединены Сев. Причерноморье, Крым, Прикубанье. Приняла под Российское подданство Восточную Грузию (1783). Осуществила разделы Речи Посполитой (1772, 1793, 1795). Среди литературных достижений – многие беллетристические, драматургические, публицистические, научно-популярные сочинения, наиболее известны среди них «Записки». Екатерина II была тонким психологом и знатоком людей, умело подбирала себе помощников, не боясь людей ярких и талантливых. Поэтому екатерининское время отмечено появлением целой плеяды выдающихся государственных деятелей, полководцев, писателей, художников, музыкантов.

Бранные слова оскорбляют уста, из которых исходят, столько же, сколько уши, в которые входят.

Будьте мягки, человеколюбивы, доступны, сострадательны и щедры; ваше величие да не препятствует вам добродушно снисходить к малым людям и ставить себя в их положение так, чтобы эта доброта никогда не умаляла ни вашей власти, ни их почтения. Выслушивайте всё, что хоть сколько-нибудь заслуживает внимания; пусть все видят, что вы мыслите и чувствуете так, как вы должны мыслить и чувствовать. Поступайте так, чтобы люди добрые вас любили, злые боялись и все уважали.

Во всяком возрасте почитай родителей.

Гораздо лучше предупреждать преступления, нежели их наказывать.

Двоедушие чуждо великим людям: они презирают все низости.

Доблесть не лезет из толпы, не жадничает, не суетится и позволяет забывать о себе.

До\'лжно возбуждать в них (юношестве) охоту к трудолюбию и чтоб они страшились праздности как источника всякого зла и заблуждения.

Если государственный человек заблуждается, если он рассуждает плохо, принимает ошибочные меры, то целый народ испытывает пагубные следствия этого. Нужно часто себя спрашивать: справедливо ли это начинание? Полезно ли?

Законы, не сохраняющие меру в добре, бывают причиною, что отсюда рождается безмерное зло.

Зараза пошлости да не помрачит в вас античного вкуса к чести и доблести.

Искусный стрелок, не попадая в цель, вину не кладет на лук или стрелы, но у самого себя в проронке требует отчета: однако для того бодрости духа и охоты не теряет.

Книги суть зерцало: хотя и не говорят, всякому вину и порок объявляют.

Кто говорит что хочет, услышит чего и не хочет.

Кто завистлив или желает того и сего, тому не дождаться веселья.

Кто не обучился в юности, того старость бывает скучна.

Леность есть дурной учитель.

Ложь изо всех вреднейший есть порок.

Лучше оправдать десять виновных, нежели обвинить одного невинного.

Меня обворовывают точно так же, как и других, но это хороший знак и показывает, что есть что воровать.

Мое желание и мое удовольствие было бы всех делать счастливыми, но так как всякий хочет быть счастливым лишь сообразно со своим характером или разумением, то мои желания часто встречали в том препятствия.

Правила воспитания суть первые основания, приуготовляющие нас быть гражданами.

Праздность есть мать скуки и многих пороков.

Прежде всего государственному человеку следует иметь в виду следующие пять предметов: 1. Нужно просвещать нацию, которой должен управлять. 2. Нужно ввести добрый порядок в государстве, поддерживать общество и заставить его соблюдать законы. 3. Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию. 4. Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным. 5. Нужно создать государство грозным в самом себе и внушающим уважение соседям. Каждый гражданин должен быть воспитан в сознании долга перед Высшим Существом, перед собой, перед обществом, и нужно преподать ему некоторые искусства, без которых он почти не может обойтись в повседневной жизни.

Разговор с невеждами иногда более научит, нежели разговор с учеными.

Разумный человек в стыд не вменяет учиться и в совершенных летах, чему не доучился во младости.

Разумный человек всегда может найти упражнение.

Самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучшими есть приведение в совершенство воспитания.

Сделав ближнему пользу, сам себе сделаешь пользу.

Сделай добро, дабы делать добро, а не ради того, чтоб приобресть похвалу или благодарность. Добрые дела сами собою воздаяния приносят.

Учение в счастии человека украшает, в несчастии же служит прибежищем.

Храните в себе те великие душевные качества, которые составляют отличительную принадлежность человека честного, человека великого и героя. Страшитесь всякой искусственности. Зараза пошлости да не помрачит в вас античного вкуса к чести и доблести.

Человек с добрым сердцем старается обращать всякую вещь и дело в добро; человек с дурным сердцем старается в добре найти злое. О некоторых сердцах можно сказать, что они свойства непромокаемого: слезы ближних не пробивают их, а только скользят по ним.

ЕСЕНИН Сергей Александрович.

(21.09/03.10.1895–28.12.1925).

Поэт.

Родился в селе Константинове Рязанской губернии (современное название – Есенино) в небогатой крестьянской семье. В 1912 г. закончил обучение в сельской закрытой церковно-приходской школе и получил диплом учителя. Переехав в Москву, служил в издательстве «Культура», много занимался самообразованием, ходил на лекции в Народный университет имени А. Шанявского. В 1914 г. в детском журнале «Мирок» опубликовал первое стихотворение «Береза». В 1915 г. переехал в Петербург, желая находиться в гуще литературной жизни. Там сблизился с членами литературной группы «Краса» Н.А. Клюевым, А.М. Ремизовым, С.М. Городецким, воспевавшими быт русской деревни. В 1916 г. издал первый сборник стихов «Радуница», наполненный щемящей нежностью к Руси крестьянской, в 1918 г. – «Сельский часослов». Октябрьскую революцию принял восторженно, свое отношение к ней выразил в поэмах «Отчарь» (1917), «Октоих» (1918), «Инония» (1918), «Пантократор» (1919). После путешествия по Европе и США появились «Баллада о двадцати шести» (1924), «Анна Снегина» (1925). Трагическое мироощущение и душевное смятение последних лет жизни выразил в циклах: «Стихи скандалиста», «Москва кабацкая», «Черный человек» и др. По официальной версии, покончил с собой 28 декабря 1925 г. в Ленинграде. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. В своем творчестве С.А. Есенин выступил как тонкий лирик, мастер глубоко психологизированного пейзажа, певец крестьянской Руси, знаток народного языка и народной души и сегодня является одним из самых популярных и известных российских поэтов XX в.

А месяц будет плыть и плыть, / Роняя весла по озерам, / А Русь все так же будет жить, / Плясать и плакать у забора.

Будь же ты вовек благословенно, / Что пришло процвесть и умереть.

Быть поэтом – это значит тоже, / Если правды жизни не нарушить, / Рубцевать себя по нежной коже, / Кровью чувств ласкать чужие души.

В грозы, в бури, в житейскую стынь, / При тяжелых утратах и когда тебе грустно, / Казаться улыбчивым и простым – / Самое высшее в мире искусство.

В этой жизни умирать не ново, / Но и жить, конечно, не новей.

Время даже камень крошит.

Глупое сердце, не бейся! / Все мы обмануты счастьем.

Грубым дается радость. / Нежным дается печаль.

Думы – родители звуков мучения, / Думы несчастные, думы холодные, / Думы – источники слез огорчения, / Вольные думы, думы свободные.

Если крикнет рать святая: / «Кинь ты Русь, живи в раю!», /

Я скажу: «Не надо рая, / Дайте родину мою».

Если тронуть страсти в человеке, / То, конечно, правды не найдешь.

Есть в дружбе счастье оголтелое / И судорога буйных чувств – / Огонь растапливает тело, / Как стеариновую свечу.

Жизнь – обман с чарующей тоскою. / Оттого так и сильна она, / Что своею грубою рукою / Роковые пишет письмена.

Жить нужно легче, жить нужно проще, / Всё принимая, что есть на свете.

Жить – так жить, любить – так уж влюбляться. / В лунном золоте целуйся и гуляй. / Если хочешь мертвым поклоняться, / То живых тем сном не отравляй.

И нет за гробом ни жены, ни друга.

Коль гореть, так уж гореть, сгорая.

Кто любил, уж тот любить не может, / Кто сгорел, того не подожжешь.

Лицом к лицу лица не увидать. / Большое видится на расстоянье.

Но и тогда, / Когда во всей планете / Пройдет вражда племен, / Исчезнет ложь и грусть, – / Я буду воспевать / Всем существом в поэте / Шестую часть земли / С названьем кратким «Русь».

Но люблю тебя, родина кроткая! / А за что – разгадать не могу. / Весела твоя радость короткая / С громкой песней весной на лугу.

Поцелуй названья не имеет, / Поцелуй не надпись на гробах. / Красной розой поцелуи веют, / Лепестками тая на губах.

Чем сгнивать на ветках – / Уж лучше сгореть на ветру.

ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич.

(29.01/09.02.1783–12/24.04.1852).

Поэт, переводчик, критик.

Родился в селе Мишенском Тульской губернии. Был усыновлен дворянином А.Г. Жуковским. В 1797—1801 гг. обучался в Московском благородном университетском пансионе. В печати дебютировал стихотворением «Мысли при гробнице» (1797). Работал в журнале «Вестник Европы», где опубликовал свой вольный перевод элегии английского сентименталиста Т. Грея «Сельское кладбище», повесть «Вадим Новгородский» и многие стихотворения. В 1808 г. написал балладу «Людмила», дав начало новому направлению в русской литературе – романтизму. Другие известные баллады: «Светлана» (1808), «Лесной царь» (1818), «Рыбак» (1818), «Кубок» (1825), «Ленора» (1831). Вступив в ополчение во время Отечественной войны 1812 г., написал знаменитое стихотворение «Певец во стане русских воинов», упрочив свою литературную популярность. В 1815 г. стал одним из главных участников литературного общества «Арзамас», высмеивавшего консерватизм классической поэзии. В 1826 г. занял должность воспитателя будущего императора Александра II. Умер в Баден-Бадене. Похоронен в Петербурге на кладбище Александро-Невской лавры. Колумбом, открывшим «Америку романтизма», назвал В.А. Жуковского В.Г. Белинский, а А.С. Пушкин написал о нем: «Жуковский имел решительное влияние на дух нашей словесности».

Быть рабом есть несчастье, происходящее из обстоятельств; рабство есть низость; не быть способным к свободе есть испорченность, произведенная рабством.

Всем людям свойственно грешить. Различие между людьми бывает в степени угрызений совести после греха.

Глупые мысли бывают у всякого, только умный их не высказывает.

Если в первом действии висит на стене ружье, то в последнем оно должно дать осечку.

К Богу приходят не экскурсии с гидом, а одинокие путешественники.

Кто вперся в чин лисой, / Тот в чине будет волком.

Кто смеется, тот всё прощает.

Переводчик в прозе – раб, переводчик в стихах – соперник.

При мысли великой, что я человек, / Всегда возвышаюсь душою.

Связываться с некоторыми из наших самозванцев-критиков, не знающих никакого приличия, – то же, что бороться с пьяным, который весь в грязи: только замараешься.

Семейная жизнь, понимаемая в ее полном смысле, есть та школа, в которой настоящим образом научишься жизни: но не радостями беззаботными, не поэтическими мечтами, а более тревогами, страхами, ссорами с самим собою, ведущими от раздражения души к терпению, от терпения к вере, от веры к сердечному миру.

Скатившись с горной высоты, / Лежал на прахе дуб, перунами разбитый; / А с ним и гибкий плющ, кругом его обвитый… / О Дружба, это ты!

Сколь неизбежна власть твоя, / Гроза преступников, невинных утешитель, / О совесть, наших дел закон и обвинитель, / Свидетель и судья.

Скупость воровство рождает.

Твердость есть сила, основанная на союзе разума с волей.

Упрямство есть слабость, имеющая вид силы; она происходит от нарушения равновесия в союзе воли с разумом.

Француз – весел, русский – насмешлив: француз осмеивает, потому что он смеется, русский смеется, потому что осмеивает.

Французы могли бы быть очень красноречивы, если бы желание произвести эффект не убивало эффекта.

Человек таков, каково его представление о счастье.

Что такое закон? / Закон – на улице натянутый канат, / Чтоб останавливать прохожих средь дороги, / Иль их сворачивать назад, / Или им путать ноги! / Но что ж? Напрасный труд! / Никто назад нейдет! / Никто и подождать не хочет! / Кто ростом мал, тот вниз проскочит, / А кто велик – перешагнет!

ИЛЬФ Илья Арнольдович (Иехиел-Лейб Файнзильберг).

(04/16.10.1897, Одесса – 13.04.1937, Москва).

ПЕТРОВ Евгений Петрович (настоящая фамилия – Катаев).

(30.11/13.12.1903, Одесса – 02.07.1942, Москва).

Писатели-соавторы.

В 1927 г. с совместной работы над романом «Двенадцать стульев» началось творческое содружество Евгения Петрова и Ильи Ильфа. В дальнейшем писатели-сатирики вместе создали роман «Золотой теленок» (1931), новеллы «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» (1928), «1001 день, или Новая Шахерезада» (1929), повесть «Одноэтажная Америка» (1937), а также множество рассказов и фельетонов.

Автомобиль – не роскошь, а средство передвижения.

Актеры не любят, когда их убивают во втором акте четырех-актной пьесы.

Бог правду видит, да не скоро скажет. Что за волокита?

Боязнь подхалимажа дошла до такой степени, что с начальством были просто грубы.

В конце концов, что такое любовь? Любовь – это чудное мгновенье.

В поезде читают, потому что скучно, в трамвае – потому что интересно.

В фантастических романах главное – это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет.

Время, которое мы имеем, – это деньги, которых мы не имеем.

Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путем.

Все талантливые пишут разно, все бездарные – одинаково и даже одним почерком.

Вы довольно пошлый человек, вы любите деньги больше, чем надо.

Где нет любви, там о деньгах говорить не принято.

Дело помощи утопающим – дело рук самих утопающих.

До революции он был генеральской задницей. Революция его раскрепостила, и он начал самостоятельное существование.

Если бы устроили конкурс лжецов, то победить бы смог только тот, кто говорил бы правду.

Если читатель не знает писателя, то виноват в этом писатель, а не читатель.

Есть звезды незаслуженно известные – вроде Большой Медведицы.

Еще ни один пешеход не задавил автомобилиста, тем не менее недовольны почему-то автомобилисты.

Жизнь, господа присяжные заседатели, – это сложная штука, но, господа присяжные заседатели, эта штука открывается просто, как ящик. Надо только уметь его открывать. Кто не может открыть, тот пропадает.

Когда я вижу эту новую жизнь, эти сдвиги, мне не хочется улыбаться, мне хочется молиться!

Миллионное дело приходится начинать при ощутимой нехватке денежных знаков.

Не надо бороться за чистоту, надо подметать!

Нет такого обидного слова, которое не давалось бы в фамилию человеком.

Нищим быть не так-то уж плохо, особенно при умеренном образовании и слабой постановке голоса.

Раз в стране бродят какие-то денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их много.

Решено было не допустить ни одной ошибки. Держали двадцать корректур, и все равно на титульном листе было напечатано: «Британская энциклопудия».

С деньгами нужно расставаться легко, без стонов.

Собака так преданна, что даже не веришь в то, что человек заслуживает такой любви.

Список замеченных очепяток.

Тот не шахматист, кто, проиграв партию, не заявляет, что у него было выигрышное положение.

Финансовая пропасть – самая глубокая из всех пропастей, в нее можно падать всю жизнь.

КАРАМЗИН Николай Михайлович.

(01/12.12.1766–22.05/03.06.1826).

Русский историк, писатель, поэт.

Родился в селе Михайловка (сегодня Бузулукский район Оренбургской области) в семье среднепоместного симбирского дворянина. С 13 лет обучался в Москве в пансионе профессора Московского университета Шатена, одновременно посещая лекции в Университете. В 1781 г. по настоянию отца поступил на службу в петербургский гвардейский полк, но вскоре вышел в отставку и осел в Москве, где участвовал в издании первого русского журнала для детей «Детское чтение». В 1789—1790 гг. путешествовал по Европе, где посетил И. Канта в Кенигсберге, был в Париже во время Великой французской буржуазной революции. Под впечатлением от путешествия написал «Письма русского путешественника». В Москве начал деятельность в качестве профессионального писателя и журналиста: приступил к изданию «Московского журнала» (1791—1792) (первый русский литературный журнал, в котором среди прочих произведений Карамзина была опубликована повесть «Бедная Лиза», открывшая в русской литературе эпоху сентиментализма), выпустил ряд сборников и альманахов («Аглая», «Аониды», «Мои безделки» и др.). С 1804 г., получив от императора Александра I звание историографа, прекратил всякую литературную работу и в 1816 г. выпустил первые 8 томов «Истории государства Российского», имевших грандиозный успех. В последующие годы вышли еще 3 тома «Истории», а последний том был издан уже после смерти автора. Умер в Санкт-Петербурге от простуды. «История государства Российского» не была первым описанием истории России, до нее были труды В.Н. Татищева и М.М. Щербатова. Но именно Карамзин открыл историю России для широкой образованной публики. В своем труде автор выступал более как писатель, чем историк – описывая исторические факты, заботился о красоте языка. По словам Пушкина, «все бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную <…> Древняя Русь, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом».

Англичане любят благотворить, любят удивлять своим великодушием и всегда помогут несчастному, как скоро уверены, что он не притворился несчастным. В противном случае скорее дадут умереть ему с голода, нежели помогут, боясь обмана, оскорбительного для их самолюбия.

Без хороших отцов нет хорошего воспитания, несмотря на все школы.

Блажен не тот, кто всех умнее, / Но тот, кто, будучи глупцом, / Себя считает мудрецом.

Бог – великий музыкант, вселенная – превосходный клавесин, мы лишь смиренные клавиши. Ангелы коротают вечность, наслаждаясь этим божественным концертом, который называется случай, неизбежность, слепая судьба.

Быть счастливейшим супругом, / Быть любимым и любить, / Быть любовником и другом… / Ах! я рад на свете жить!

В человеческой натуре есть две противные склонности: одна влечет сердце наше всегда к новым предметам, а другая привязывает нас к старым; одну называют непостоянством, любовию к новостям, а другую – привычкою.

Время – это лишь последовательность наших мыслей.

Всего несноснее жить на свете бесполезно.

Всякие насильственные потрясения гибельны, и каждый бунтовщик готовит себе эшафот.

Главное дело не получать, а заслуживать.

Для привязанности нет срока: всегда можно любить, пока сердце живо.

Для того чтобы узнать всю привязанность нашу к отечеству, надобно из него выехать; чтобы узнать всю любовь нашу к друзьям, надо с ними расстаться.

Должно показывать заблуждения разума человеческого с благородным жаром, но без злобы.

Душа, слишком чувствительная к удовольствиям страстей, чувствует сильно и неприятности их: рай и ад для нее в соседстве; за восторгом следует или отчаяние, или меланхолия, которая столь часто отворяет дверь в дом сумасшедших.

Жизнь есть обман – счастлив тот, кто обманывается приятнейшим образом.

Жизнь наша делится на две эпохи: первую мы проводим в будущем, а вторую – в прошлом.

Искренность действует сильнее самых красноречивых уверений в дружбе.

Истинные дарования не остаются без награды: есть публика, есть потомство.

Как плод дерева, так жизнь бывает всего сладостнее перед началом увядания.

Кто сам себя не уважает, того и другие уважать не будут.

Легкие умы думают, что всё легко, мудрые знают опасность всякой перемены и живут тихо.

Мало разницы между мелочным и так называемыми важными занятиями, одно внутреннее побуждение и чувство важно. Делайте что и как можете, только любите добро, а что есть добро – спрашивайте у совести.

Молодость есть прелестная эпоха бытия нашего! Сердце в полноте жизни, творит для себя будущее, какое ему мило; всё кажется возможным, всё близким. Любовь и слава, два идола чувственных душ, стоят за флером перед ними и подымают руку, чтобы осыпать нас дарами своими. Сердце бьется в восхитительном ожидании, теряется в желаниях, в выборе счастья и наслаждается возможным еще более, нежели действительным.

Мужество есть великое свойство души; народ, им отмеченный, должен гордиться собою.

Народ есть острое железо, которым играть опасно, а революция – отверстый гроб для добродетели и самого злодейства.

Превосходные умы суть истинные герои истории.

При невзгодах настоящего нужно утешаться мыслью, что были времена и более тяжкие, да и те прошли.

Редкий холостой человек не вздохнет, видя красоту и счастие детей, скромность и благонравие женщин.

Республика без добродетели и геройской любви к отечеству есть неодушевленный труд.

Слова принадлежат веку, а мысли – векам.

Смеяться, право, не грешно / Над всем, что кажется смешно.

Способ быть счастливым в жизни есть: быть полезным свету и в особенности Отечеству.

Счастлив, кто независим, но как трудно быть счастливым, то есть независимым.

Счастье есть дело судьбы, ума и характера.

Так водится в здешнем свете: одному хорошо, другому плохо, и люди богатеют за счет бедных. Шагнуть ли в свет политический? Раздолье крикунам и глупым умникам; не худо и плутишкам.

Талант великих душ есть узнавать великое в других людях.

Темперамент есть основание нравственного существа нашего, а характер – случайная форма его. Мы родимся с темпераментом, но без характера, который образуется мало-помалу от внешних впечатлений. Характер, конечно, зависит от темперамента, но только отчасти, завися, впрочем от рода действующих на нас предметов. Особливая способность принимать впечатления есть темперамент; форма, которую дают сии впечатления нравственному существу, есть характер.

Удовольствия любви бесчисленны; ни тиранство родителей, ни тиранство самого рока не может отнять их у нежного сердца – и кому сии удовольствия неизвестны, тот не называй себя чувствительным.

Французская революция – одно из тех событий, которые определяют судьбы людей на много последующих веков. Новая эпоха начинается: я ее вижу.

Холодные люди вообще бывают великие эгоисты. В них действует более ум, нежели сердце; ум же всегда обращается к собственной пользе, как магнит к северу.

Человек создан трудиться, работать и наслаждаться. Он всех тварей живучее, он всё перенести может. Для него нет совершенного лишения, совершенного бедствия, кроме бесславия.

Эстетика есть наука вкуса.

Я чувствую великие дела Петровы и думаю: «Счастливы предки наши, которые были их свидетелями!» Однако ж не завидую их счастью!

КЛЮЧЕВСКИЙ Василий Осипович.

(16/28.01.1841–12/25.05.1911).

Русский историк.

Родился в селе Вознесенское (Пензенская губерния) в семье сельского священника. Учился в Пензенской Духовной семинарии. В 1861 г. поступил на историко-философский факультет Московского университета и в 1885 г. стал там профессором. С 1893 по 1895 г. по поручению императора Александра III читал курс русской истории великому князю Георгию Александровичу. С 1908 г. – почетный академик Петербургской Академии Наук. В 1899 г. выпустил «Краткое пособие по русской истории», а с 1904 г. издавал полный курс русской истории (всего вышло 4 тома – до времени царствования Екатерины II). При рассмотрении русской истории на первое место выдвигал политические и экономические события. Умер в Москве. В.О. Ключевский был признан одним из авторитетнейших русских историков. По его учебникам училось не одно поколение школьников и студентов.

Адвокат – трупный червь: он живет чужой юридической смертью. На основании закона так же легко убивают человека, как и по позыву произвола. Только в последнем случае поступок сознается как преступление, а в первом – как практика права.

Администрация – грязная тряпка для затыкания дыр законодательства.

Античный политеизм – религия чувственности без любви; христианство – религия любви без чувственности; безбожие – религия без того и другого.

Бездарные люди – обычно самые требовательные критики: не будучи в состоянии сделать простейшее из возможного и не зная, что и как делать, они требуют от других совсем невозможного.

Благодарность не есть право того, кого благодарят, а есть долг того, кто благодарит; требовать благодарности – глупость, не быть благодарным – подлость.

Благотворительность больше родит потребностей, чем устраняет нужду.

Быть счастливым – значит быть умным.

Быть счастливым – значит не желать того, чего нельзя получить.

Быть умным – значит не спрашивать, на что нельзя ответить.

В истории мы узнаем больше фактов и меньше понимаем смысл явлений.

В мужчину, которого любят все женщины, не влюбится ни одна из них.

В науке надо повторять уроки, чтобы хорошо помнить их; в морали надо хорошо помнить ошибки, чтобы не повторять их.

В правду верят только мошенники, потому что верить можно в то, чего не понимаешь.

В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало; вторые беспомощны, потому что их слишком много.

Великая идея в дурной среде превращается в ряд нелепостей.

Вера в жизнь посмертную – тяжкий налог на людей, которые не умеют дожить до смерти, перестают жить прежде, чем успеют умереть.

Воображение на то и воображение, чтобы восполнять действительность.

Враги – это банщики. Своей злобой против вас они смывают вашу, а не свою грязь.

Всего хуже сознавать себя дополнением собственной мебели.

Всем можно гордиться, даже отсутствием гордости.

Вся житейская наука женщины состоит из трех незнаний: сначала она не знает, как добыть жениха, потом – как быть с мужем, наконец – как сбыть детей.

Вся разница между умным и глупым в одном: первый всегда думает и редко скажет, второй всегда скажет и никогда не подумает. У первого язык всегда в сфере мысли; у второго мысль вне сферы языка. У первого язык – секретарь мысли, у второго – ее сплетник и доносчик.

Высшая задача таланта – своим произведением дать людям понять смысл и цену жизни.

Высшая ступень искусства говорить – умение молчать.

Высшее наслаждение мужчины – заставить женщину наслаждаться не им, а самой собой; но женщина любит только мужчину, который заставляет ее наслаждаться им, а не самой собой.

Газета приучает читателя размышлять о том, чего он не знает, и знать то, что не понимает.

Глупость – самая дорогая роскошь, которую могут позволить себе только богатые люди.

Гораздо легче стать отцом, чем остаться им.

Государству служат только худшие люди, а лучшие – только худшими своими свойствами.

Дамы только тем и обнаруживают в себе присутствие ума, что часто сходят с него.

Декадентство – это искусство, утратившее эстетическое чутье, но сохранившее свою технику. Это творчество без идеала, как толстовщина – религия без Бога.

Декаденты и интеллигенция – то же, что в гастрономии люди, испортившие себе пищеварение, но сохранившие аппетит.

Диссертация – научный труд, имеющий двух оппонентов и ни одного читателя.

Добро, сделанное врагом, так же трудно забыть, как трудно запомнить добро, сделанное другом. За добро мы платим добром только врагу; за зло мстим и врагу, и другу.

Добродетель только тогда и получает вкус, когда перестает быть ей. Порок – лучшее украшение добродетели.

Добрый человек не тот, кто умеет делать добро, а тот, кто не умеет делать зла.

Дорога к правде (истине) не для избранных, а для мужественных.

Достойный человек не тот, у кого нет недостатков, а тот, у кого есть достоинства.

Дружба может обойтись без любви; любовь без дружбы – нет.

Дружба обыкновенно служит переходом от простого знакомства к вражде.

Дураки вообще, а отечественные – в особенности, очень любят управлять чем-нибудь.

Есть два рода болтунов: одни говорят слишком много, чтобы ничего не сказать, другие тоже говорят слишком много, но потому, что не знают, что сказать. Одни говорят, чтобы скрыть, что они думают, другие – чтобы скрыть, что они ничего не думают.

Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто.

Есть женщины, в которых никто не влюбляется, но которых все любят. Есть женщины, в которых все влюбляются, но которых никто не любит. Счастлива только та женщина, которую все любят, но в которую влюблен лишь один.

Есть люди, в которых самые пороки милее и безвреднее, чем у иных добродетели.

Есть люди, вся заслуга которых та, что они ничего не делают.

Есть люди, которые становятся скотами, как только начинают обращаться с ними, как с людьми.

Есть люди, которые умеют говорить, но не умеют ничего сказать. Это ветряные мельницы, которые вечно машут крыльями, но никогда не летают.

Желание нравиться – женская форма властолюбия, как желание удивлять, т. е. пугать, есть мужская форма той же страсти. Женщина отдается в плен тому, кем хочет повелевать; мужчина завоевывает ту, которая хочет холопствовать.

Женская любовь – это дар, который получает свою цену только тогда, когда перестает быть подарком.

Женщина любит, чтобы ее понимали не как женщину, а как человека женского пола.

Женщина опасна не когда нападает, а когда падает.

Женщина, соблазняющая мужчину, гораздо менее виновата, чем мужчина, соблазняющий женщину, потому что ей труднее стать порочной, чем ему остаться добродетельным.

Женщины всё прощают, кроме одного – неприятного обращения с собою.

Жены – инспектрисы мужей, только одни инспектируют их сердца, другие – их карманы, а третьи, самые разумные, – их рты.

Женятся на надеждах, выходят замуж за обещания.

Жизнь не в том, чтобы жить, а в том, чтобы чувствовать, что живешь.

Жизнь учит лишь тех, кто ее изучает.

Жить – значит быть любимым. Он жил или она жила – это значит только одно: его или ее много любили.

Закон жизни отсталых государств или народов среди опередивших: нужда реформ назревает раньше, чем народ созревает для реформы. Необходимость ускоренного движения вдогонку ведет к перениманию чужого наскоро.

Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности.

Здравый и здоровый человек лепит Венеру Милосскую из своей Акулины и не видит в Венере Милосской ничего более своей Акулины.

Здравый смысл – свой собственный.

И москаль, и хохол – хитрые люди, и хитрость обоих выражается в притворстве. Но тот и другой притворяются по-своему: первый любит притворяться дураком, а второй – умным.

Изысканность – вкуса признак.

Инерция – энергия без действия.

Иногда необходимо нарушать правило, чтобы спасти его силу.

Инстинкт – двигатель без сознания, но с участием воли; автомат – двигатель без воли и в механике без сознания.

Искусство – суррогат жизни, потому что искусство любят те, кому не удалась жизнь.

Истина что свет: ее самое не видно, но все предметы видны и понятны, лишь насколько обладают ее светом.

Истинная цель дела благотворительности не в том, чтобы благотворить, а чтобы некому было благотворить.

Историк – наблюдатель, а не следователь.

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

Какая самая умная женщина? Та, которую хочется благодарить даже за отказ.

Каприз – половая категория дамского мышления, не замеченная Кантом.

Капризные выходки озорной мысли – неоригинальные идеи логического мышления.

Когда люди, мнением которых мы дорожим, отказывают нам в достоинствах, которые у нас есть, мы обыкновенно падаем духом, как будто потеряли их, а когда приписывают нам достоинства, каких мы в себе не подозревали, мы ободряемся и стараемся приобрести их.

Когда у мыслителей быстро вертятся мысли, у немыслящей публики кружится голова.

Красивые женщины в старости бывают очень глупы только потому, что в молодости были очень красивы.

Красноречие есть подделка и мысли, и поэзии.

Красота хороша, только когда она сама себя не замечает.

Крупные писатели – фонари, которые в мирное время освещают путь толковым прохожим, которые разбивают негодяи и на которых в революции вешают бестолковых.

Крупный успех составляется из множества предусмотренных и обдуманных мелочей.

Кто не любит просить, тот не любит обязываться, т. е. боится быть благодарным.

Кто очень любит себя, того не любят другие, потому что из деликатности не хотят быть его соперником.

Либералы – игроки на глупость, как консерваторы – игроки на трусость.

Логика в истории – что математика в естествоведении.

Лучший воспитатель – голод: он быстро распознает то, с чего надо начинать воспитание – стоит ли воспитывать питомца.

Любовь женщины дает мужчине минутные наслаждения и кладет на него вечные обязательства, по крайней мере, пожизненные неприятности.

Люди живут идолопоклонством перед идеалами, и, когда недостает идеалов, они идеализируют идолов.

Люди ищут себя везде, только не в себе самих.

Люди, которые, не имея своего ума, умеют ценить чужой, часто поступают умнее умных, лишенных этого умения.

Люди самолюбивые любят власть, люди честолюбивые – влияние, люди надменные ищут того и другого, люди размышляющие презирают и то и другое.

Метафора или поясняет мысль, или затемняет ее. В первом случае метафора – поэзия, во втором – риторика или красноречие.

Можно иметь большой ум и не быть умным, как можно иметь большой нос и быть лишенным обоняния.

Молодежь что бабочки: летят на свет и попадают на огонь.

Мудрено пишут только о том, чего не понимают.

Мужчина видит в любой женщине то, что хочет из нее сделать, и обыкновенно делает из нее то, чем она не хочет быть.

Мужчина занимается женщиной, как химик своей лабораторией: он наблюдает в ней непонятные ему процессы, которые сам же и производит.

Мужчина любит женщину чаще всего за то, что она его любит; женщина любит мужчину чаще всего за то, что он ею любуется.

Мужчина любит женщину, сколько может любить; женщина любит мужчину, сколько желает любить. Потому мужчина обыкновенно любит одну женщину больше, чем она того стоит, а женщина хочет любить больше мужчин, чем сколько в состоянии любить.

Мужчина любит обыкновенно женщин, которых уважает: женщина обыкновенно уважает только мужчин, которых любит. Потому мужчина часто любит женщин, которых не стоит любить, а женщина часто уважает мужчин, которых не стоит уважать.

Мужчина падает на колени перед женщиной только для того, чтобы помочь ее падению.

Мужчина слушает ушами, женщина – глазами, первый – чтобы понять, что ему говорят, вторая – чтобы понравиться тому, кто с ней говорит.

Мужчины больше всего дорожат в женщинах их наклонностью дешево продаваться.

Музыка – акустический состав, вызывающий в нас аппетит к жизни, как известные аптечные составы вызывают аппетит к еде.

Мысль без морали – недомыслие; мораль без мысли – фанатизм.

Наблюдать людей – значит презирать их, т. е. лишать себя возможности понимать их; чтобы понимать их, надо жить с ними, презирая их образ жизни, а не их самих.

Наблюдение чужих пороков очень полезно для самоисправления: собственный порок становится особенно противен, когда увидишь его в другом и почувствуешь, как неприятно обладать тем, что сейчас осмеял, ибо мы любим осмеивать всех и вся, кроме себя и своего.

Наука стремится все пороки объяснить болезнями, а моралисты все болезни производят от пороков. Скоро, к удовольствию судей и врачей, преступников будут лечить, а больных наказывать.

Научная проблематика что порядочная дама: чем скромнее и почтительнее подойдешь к ней, тем скорее она позволит понять себя.

Наше будущее тяжелее нашего прошлого и пустее настоящего.

Наше общество – случайное сборище сладеньких людей, живущих суточными новостями и минутными эстетическими впечатлениями.

Не начинайте дела, конец которого не в ваших руках.

Некоторые думают, что стоит только обозвать всех дураками, чтобы прослыть умным.

Некоторые женщины умнее других дур только тем, что сознают свою глупость. Разница между теми и другими только в том, что одни считают себя умными, оставаясь глупыми; другие признают себя глупыми, не становясь оттого умными.

Обыкновенно женятся на надеждах, выходят замуж за обещания. А так как исполнить свое обещание гораздо легче, чем оправдать чужие надежды, то чаще приходится встречать разочарованных мужей, чем обманутых жен.

Одни вечно больны только потому, что очень заботятся быть здоровыми, а другие здоровы потому, что не боятся быть больными.

Он преподает не науку, а собственные мысли, т. е. свои научные недоразумения.

Он слишком умен, чтобы быть счастливым, и слишком несчастлив, чтобы быть злым.

Остроумие в мышлении – то же, что пряность в питании, она делает вкусной пищу, но портит и вкус, и пищеварение.

Остряк – не разбойник, и разбойник – не остряк; первый острит, но не режет, последний только режет и редко острит.

Откровенность – вовсе не доверчивость, а дурная привычка размышлять вслух, т. е. в присутствии чужих.

Пессимизм что тошнота, которая происходит от трех причин: 1) от объедания, 2) голода и 3) беременности.

Писатели, как родители, любят наделять свои детища свойствами, которых лишены сами. Оттого герои у Мопассана всегда глупы, а у Толстого – умны.

Под свободой совести обыкновенно разумеется свобода от совести.

Под сильными страстями часто скрывается только слабая воля.

Под старость глаза перемещаются со лба на затылок: начинаешь смотреть назад и ничего не видеть впереди, то есть живешь воспоминаниями, а не надеждами.

Политика должна быть не более и не менее как прикладной историей. Теперь она не более как отрицание истории и не менее как ее искажение.

Право по своему существу есть софистика, ибо есть борьба с инстинктом, т. е. с природой, и его слугой – здравым смыслом.

Прежде в женщине видели живой источник счастья, для которого забывали физическое наслаждение, ныне видят в ней физиологический прибор для физического наслаждения, ради которого пренебрегают счастьем.

Прежде дорожили лицом и скрывали тело, ныне ценят тело и равнодушны к лицу.

Прежде инстинкт, как холоп, грубил и бунтовал, но и подвергался бичу, ныне он эмансипировался и пользуется уважением как природный государь жизни.

Прежде чем требовать, чтобы другие были достойны нашей любви, надобно заслужить их любовь.

Природа – зеркало, т. е. отражающая пустоту для того, кто в нее смотрится: он может видеть в ней только сам себя, свое внутреннее содержание.

Простейший способ не нуждаться в деньгах – не получать больше, чем нужно, а проживать меньше, чем можно.

Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий.

Прямой путь – кратчайшее расстояние между двумя неприятностями в жизни.

Различие между храбрым и трусом в том, что первый, сознавая опасность, не чувствует страха, а второй чувствует страх, не сознавая опасности.

Размышляющий человек должен бояться только самого себя, потому что должен быть единственным и беспощадным судьей самого себя.

Речь – расплавленное золото.

Русская интеллигенция – листья, оторвавшиеся от своего дерева: они могут пожалеть о своем дереве, но дерево не пожалеет о них, потому что вырастут другие.

Русские цари – мертвецы в живой обстановке.

Русский культурный человек – дурак, набитый отбросами чужого мышления.

Русский студент – вечное жвачное животное, которое в университете жует литографическую бумагу, а потом на службе – бумагу кредитную, и тем сыт бывает.

Самое благовоспитанное сердце – которое воспитано печалью.

Самолюбивый человек тот, кто мнением других о себе дорожит больше, чем своим собственным. Итак, быть самолюбивым значит любить себя больше, чем других, и уважать других больше, чем себя.

Самый верный и едва ли не единственный способ стать счастливым – это вообразить себя таким.

Самый веселый смех – это смеяться над теми, кто смеется над тобой.

Самый дорогой дар природы – веселый, насмешливый и добрый ум.

Самый непобедимый человек – это тот, кому не страшно быть глупым.

Светские люди – это класс общественных трутней, откармливаемых рабочим людом сначала для потехи, а потом на убой.

Семейные ссоры – штатный ремонт ветшающей семейной любви.

Сердце женщины – чистая доска, белый лист бумаги: на нем никогда ничего не прочтешь, но многое напишешь, если умеешь писать на таком материале.

Сладострастие есть не что иное, как властолюбивое самолюбие, разыгранное на женских прелестях.

Слово – великое оружие жизни.

Современная философия есть дело разума, освободившегося от власти здравого рассудка и поработившегося микроскопу.

Сознание – умение пользоваться знанием.

Справедливость – доблесть избранных натур, правдивость – долг каждого порядочного человека.

Старость для человека что пыль для платья – выводит наружу все пятна характера.

Статистика – наука о том, как, не умея мыслить и понимать, заставить это делать цифры.

Страсти становятся пороками, когда превращаются в привычки, или добродетелями, когда противодействуют привычкам.

Схоластика – точильный камень научного мышления: на нем камни не режут, но об камень вострят.

Счастлив, кто может жену любить как любовницу, и несчастлив, кто любовнице позволяет любить себя как мужа.

Счастье – кусок мяса, который увидела в воде собака, плывущая через реку с куском мяса во рту. Добиваясь счастья, мы теряем довольство; теряем, что имеем, и не достигаем того, что желаем.

Талант – искра Божья, которой человек сжигает себя, освещая этим собственным пожаром путь другим.

Талант что мозоль на ноге: банщик срежет ее, а деятельность ноги восстановит.

Талант – это власть над другими.

Твердость убеждений – чаще инерция мысли, чем последовательность.

Театральный зритель есть человек, купившей себе в кассе право требовать, чтобы его одурачили, заставили мираж принимать за действительность.

Темперамент – возбудимость, сумма и степень ощущений.

Только в математике две половины составляют одно целое. В жизни совсем не так: например, полоумный муж и полоумная жена – несомненно две половины, но в сложности они дают двух сумасшедших и никогда не составят одного полного умного.

У женщины сердце умнее ее ума: потому-то она чувствует умно и размышляет глупо.

Уважение к чужому мнению, уму – признак своего.

Ум гибнет от противоречий, а сердце ими питается.

Уметь разборчиво писать – первое правило вежливости.

Ученые издатели – половые науки, которые не варят и не кушают, а только подают кушанье.

Фанатизм во имя порядка готов внести анархию.

Характер – власть над самим собой, талант – власть над другими.

Хитрость не есть ум, а только усиленная работа инстинктов, вызванная отсутствием ума.

Хорошая женщина, выходя замуж, обещает счастья, дурная – ждет его.

Художник что зеркало, которым дорожат только потому, что оно дает возможность любоваться самим собой.

Цари – те же актеры, с тем отличием, что в театре мещане и разночинцы играют царей, а во дворцах цари – мещан и разночинцев.

Цементирующая сила – традиция и цель.

Часто бранят сочинение писателя только потому, что сами не умеют написать так.

Человек – величайшая скотина в мире.

Чем женщина меньше приносит мужу, тем больше требует от него, так что чем меньше она стоит, тем дороже обходится.

Что такое темперамент? Это способ распоряжения своими мыслями и поступками, насколько он зависит от установленного всей конструкцией человека соотношения его духовных и физических сил.

Чтобы быть полезным людям, нужно ничем не пользоваться от них.

Чтобы соблазнить женщину, нужно больше тонкого понимания людей, чем Бисмарку, чтобы одурачить Европу.

Чтобы стать ясным, оратор должен быть откровенным.

Чтобы уметь быть злым, надо выучиться быть добрым: иначе будешь просто гадким.

Чувствительность есть подделка чувства, как диалектика есть подделка логики.

Эгоисты всех больше жалуются на эгоизм других, потому что всего больше от него страдают.

Я слишком стар, чтобы стареть, стареют молодые.

Язык – у умного секретарь мыслей, у глупого сплетник или доносчик.

КОЗЬМА ПРУТКОВ.

Благополучие, несчастье, бедность, богатство, радость, печаль, убожество, довольство суть различные явления одной исторической драмы, в которой человеки репетируют роли свои в назидание миру.

Болтун подобен маятнику: того и другого надо остановить.

В доме без жильцов известных насекомых не обрящешь.

Век живи – век учись! И ты наконец достигнешь того, что, подобно мудрецу, будешь иметь право сказать, что ничего не знаешь.

Ветер есть дыхание природы.

Взирая на высоких людей и на высокие предметы, придерживай картуз свой за козырек.

Взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело разглядишь на нем пятна.

Влюбленный в одну особу страстно – терпит другую токмо по расчету.

Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог.

Вред или польза действия обуславливается совокупностью обстоятельств.

Время подобно искусному управителю, непрестанно производящему новые таланты взамен исчезнувших.

Все говорят, что здоровье дороже всего; но никто этого не соблюдает.

Всякая вещь есть форма проявления беспредельного разнообразия.

Всякая человеческая голова подобна желудку: одна переваривает входящую в оную пищу, а другая от нее засоряется.

Гений подобен холму, возвышающемуся на равнине.

Говоря с хитрецом, взвешивай ответ свой.

Говорят, что труд убивает время; но сие последнее, нисколько от этого не уменьшаясь, продолжает служить человечеству и всей вселенной постоянно в одинаковой полноте и непрерывности.

Гони любовь хоть в дверь, она влетит в окно.

Девицы вообще подобны шашкам: не всякой удается, но всякая желает попасть в дамки.

Доблестный муж подобен мавзолею.

Добродетель служит сама себе наградой; человек превосходит добродетель, когда служит и не получает награды.

Достаток распутного равняется короткому одеялу: натянешь его к носу – обнажатся ноги.

Единожды солгавши, кто тебе поверит?

Если у тебя есть фонтан, заткни его, дай отдохнуть и фонтану.

Если хочешь быть покоен, не принимай горя и неприятностей на свой счет, но всегда относи их на казенный.

Если хочешь быть счастливым, будь им.

Женатый повеса воробью подобен.

Жизнь – альбом. Человек – карандаш. Дела – ландшафт. Время – гумиэластик: и отскакивает, и стирает.

Жизнь нашу можно удобно сравнивать со своенравною рекою, на поверхности которой плавает челн, иногда укачиваемый тихоструйною волною, нередко же задержанный в своем движении мелью и разбиваемый о подводный камень.

Нужно ли упоминать, что сей утлый челн на рынке скоро-преходящего времени есть не кто иной, как сам человек?

«Зачем, – говорит эгоист, – стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало?» – Несправедлив ты, безумец! Потомство сделало для тебя уже то, что ты, сближая прошедшее с настоящим и будущим, можешь по произволу считать себя младенцем, юношей и старцем.

Здоровье без силы – то же, что твердость без упругости.

Знай, читатель, что мудрость уменьшает жалобы, а не страдания!

Зри в корень!

И в самых пустых головах любовь нередко преострые выдумки рождает.

И при железных дорогах лучше сохранять двуколку.

Иногда достаточно обругать человека, чтобы не быть им обманутым!

Иногда слова, напечатанные курсивом, много несправедливее тех, которые напечатаны прямым шрифтом.

Каждый мужчина состоит из мужа и чина.

Кто мешает тебе выдумать порох непромокаемый?

Купи прежде картину, а после – рамку!

Лучше скажи мало, но хорошо.

Люби ближнего, но не давайся ему в обман!

Любовь, поддерживаясь, подобно огню, непрестанным движением, исчезает купно с надеждою и страхом.

Любой фат подобен трясогузке.

Магнит показывает на север и на юг; от человека зависит избрать хороший или дурной путь жизни.

Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе.

Многие чиновники стальному перу подобны.

Мудрость подобна черепаховому супу, не всякому доступна.

На задачи, заданные нам жизнью, ответы не даются и в конце.

На чужие ноги лосины не натягивай.

Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережешь себя от знатных ошибок.

Начиная свое поприще, не теряй, о юноша, драгоценного времени!

Не будь портных – скажи: как различил бы ты служебные ведомства?

Не в совокупности ищи единства, но более – в единообразии разделения.

Не всё стриги, что растет.

Не всякий генерал от природы полный.

Не печалуйся в скорбях – уныние само наводит скорби.

Не прибегай к щекотке, желая развеселить знакомую, – иная назовет тебя за это невежей.

Не растравляй раны ближнего, страждущему предлагай бальзам… Копая другому яму, сам в нее попадешь.

Не робей перед врагом: лютейший враг человека – он сам.

Не совсем понимаю: почему многие называют судьбу индейкою, а не какою-либо другою, более на судьбу похожею птицею?

Не шути с женщинами: эти шутки глупы и неприличны.

Никогда не теряй из виду, что гораздо легче многих не удовлетворить, чем удовольствовать.

Никто не обнимет необъятного.

Ничего не доводи до крайности: человек, желающий трапезовать слишком поздно, рискует трапезовать на другой день поутру.

Новые сапоги всегда жмут.

Обручальное кольцо есть первое звено в цепи супружеской жизни.

Огорошенный судьбою, ты всё ж не отчаивайся!

Одного яйца два раза не высидишь!

От малых причин бывают весьма важные последствия; так, отгрызение заусенца причинило моему знакомому рак.

Относись к себе так, как тебе хотелось бы, чтобы они относились к тебе, – вот самый верный способ нравиться людям.

Отнюдь не принимай почетных гостей в разорванном халате!

Память человека есть лист белой бумаги: иногда пишется хорошо, а иногда дурно.

Перо, пишущее для денег, смело уподоблю шарманке в руках скитающегося иностранца.

Под сладкими выражениями таятся мысли коварные: так, от курящего табак нередко пахнет духами.

Полезнее пройти путь жизни, чем всю вселенную.

Пороки входят в состав добродетели, как ядовитые снадобья в состав целебных средств. Благочестие, ханжество, суеверие – три разницы.

Принимайся говорить в двух случаях: или когда предмет своей речи обдумал ты ясно, или когда сказать о чем-нибудь необходимо; потому что только в этих двух случаях речь лучше молчания, а в остальных случаях гораздо лучше молчать, чем говорить.

Принимаясь за дело, соберись с духом.

Пустая бочка Диогена имеет также свой вес в истории человеческой.

Разум показывает человеку не токмо внешний вид, красоту и доброту каждого предмета, но и снабдевает его действительным оного употреблением.

Рассуждай токмо о том, о чем понятия твои тебе сие дозволяют. Так: не зная законов языка ирокезского, можешь ли ты делать такое суждение по сему предмету, которое не было бы неосновательно и глупо?

Ревнивый муж подобен турку.

Самолюбие и славолюбие суть лучшие удостоверения бессмертия души человеческой.

Самопожертвование есть цель для пули каждого стрелка.

Слабеющая память подобна потухающему светильнику.

Слабеющие глаза всегда уподоблю старому потускневшему зеркалу, даже надтреснутому.

Слабеющую память можно также сравнить с увядающею незабудкою.

Соразмеряй добро, ибо как тебе ведать, куда оно проникнет? Лучи весеннего солнца, предназначенные токмо для согревания земляной поверхности, нежданно проникают и к месту, где лежат сапфиры!

Специалист подобен флюсу: полнота его одностороння.

Степенность есть надежная пружина в механизме общежития.

Счастье подобно шару, который подкатывается: сегодня под одного, завтра под другого, послезавтра под третьего, потом под четвертого и т. д., соответственно числу очереди счастливых людей.

Талантами измеряются успехи цивилизации, и они же представляют верстовые столбы истории, служа телеграммами от предков и современников к потомству.

Умная женщина подобна Семирамиде.

Умные речи подобны строкам, напечатанным курсивом.

Усердный врач подобен пеликану.

Чувствительный человек подобен сосульке: пригрей его, он растает.

Эгоист подобен давно сидящему в колодце.

КОРОЛЕНКО Владимир Галактионович.

(15/27.07.1853–25.12.1921).

Писатель, публицист.

Родился в Житомире в семье судьи. Учился в Петровской земледельческой академии в Москве, однако был исключен за участие в студенческом движении и выслан в Кронштадт. В 1879 г. был сослан в Якутию на шесть лет за участие в народническом движении. В 1885–86 гг. жил в Нижнем Новгороде, активно сотрудничал в либеральной прессе, выступая со страстными очерками против произвола властей, последовательно развивая демократические и гуманистические взгляды; получил известность своими рассказами и повестями, такими как: «В дурном обществе», «Лес шумит», «Слепой музыкант» и др. В 1900-е годы появились его уральские, крымские, румынские очерки: «У казаков», «В Крыму», «Наши на Дунае». Октябрьскую революцию не принял. С началом гражданской войны выступал против «красного» и «белого» террора, ходатайствуя перед любыми властями о спасении жизни людей. Мечтая создать художественную летопись своего поколения, до конца жизни работал над мемуарами «История моего современника», опубликованными в 1922 г. Будучи тяжелобольным, категорически отказался от выезда за границу на лечение, основывал колонии для сирот, участвовал в помощи голодающим. Умер в Полтаве от воспаления легких. Всей своей жизнью В.Г. Короленко подтвердил данную ему современниками характеристику «нравственного гения».

Без греха один Бог, а человек по естеству грешен и спасается покаянием.

Борьба людей должна отличаться от звериной свалки. А отличие это заключается в давно уже провозглашенном требовании: «Мужество в бою, великодушие к побежденному противнику».

В юности мы все немножко пессимисты, кажется, потому, что хотим многого, а достигаем мало.

Власть доноса – власть не только подлая и безнравственная, но и опасная.

Власть, основанная на ложной идее, обречена на гибель от собственного произвола.

Всеобщая подача голосов – этот палладиум гражданской свободы – имеет тоже свою изнанку. Политическая неразвитость народа, его безграмотность, непривычка разбираться в идеях и направлениях, недостаток известных народу деятелей – всё это поселяет самые реальные опасения, дает простор для искажения народного мнения, заставляет сильно задуматься над ближайшими результатами.

Дарование прежде всего скажется стремлением к улучшению, к совершенству и – в умении улучшать.

Душа одного человека – это целый мир.

Жизнь – движение, борьба, а искусство – орган умственного движения и борьбы; значит, цель его не просто отражать, а отражать отрицая или благословляя.

За глупость не судят.

Идея политическая, как и всякая другая, имеет право гражданства в искусстве.

Искренняя мечта всегда была отличным критерием действительности. Где теперь было бы человечество, если бы по временам действительность не вынуждалась стать перед судом мечты?

Искусство помогает человеку в его движении от прошлого к будущему.

Каждая профессия имеет своих выдающихся личностей.

Люди не ангелы, сотканные из одного света, но и не скоты, которых следует загонять в стойло.

Наиболее стоящий человек тот, кто смело носится по самым крутым стремнинам жизни.

Народ – толпа, народ не развит политически, его мнения детски неустойчиво.

Насилие питается покорностью, как огонь соломой.

Настоящее покаяние сладко.

Нет ничего ошибочнее, чем мысль, что казнями можно регулировать цены или отучить от взяточничества.

Общий закон жизни есть стремление к счастью и всё более широкое его осуществление.

Поэтический язык – краткий, сжатый, картинный и музыкальный.

Работа критической мысли – определения и точные выводы.

Разнообразие человеческой личности развертывается только навстречу разнообразию среды: без этого она застаивается и тускнеет.

Религия представляет собой своего рода мировую гипотезу, обобщающую всё, что человечество в его широчайших слоях знает о мире.

Сила революции в возвышенных стремлениях человечности, разума и свободы, а не в разнуздании животных инстинктов, вражды, произвола, насилия.

Слово дано человеку не для самоудовлетворения, а для воплощения и передачи той мысли, того чувства, той доли истины и вдохновения, которым он обладает, – другим людям.

Стих – прежде всего гармония.

Стих – это та же музыка, только соединенная со словом, и для него нужен тоже природный слух, чутье гармонии и ритма.

Только из столкновения мнений рождаются новые истины и движение вперед. А что не движется, то умирает и разлагается.

Торжествующая партия стремится по инерции, даже восстановляя одно право, – нарушить другое. Торжество ее переходит в насилие произвола и мести.

Человек создан для счастья, как птица для полета.

Человек создан для счастья, только счастье не всегда создано для него.

КРЫЛОВ Иван Андреевич.

(13.02.1769–21.11.1844).

Поэт, баснописец.

Родился в Москве в семье отставного офицера. Еще подростком вынужден был поступить на службу в канцелярию земского суда. В 1782 г. переехал в Петербург, где начал работать мелким чиновником в Казенной палате. Занимался самообразованием: изучал литературу, математику, французский и итальянский языки. В 1786–88 гг. появились комедии «Бешеная семья», «Проказники» и др., но успеха они не имели. В 1789 г. издавал журнал «Почта духов», в котором публиковал свои сатирические послания, обличавшие злоупотребления государственных чиновников. В 1792 г. печатал сатирический журнал «Зритель». Его политическая сатира вызвала недовольство Екатерины II. В 1805 г. перевел некоторые басни Лафонтена. В 1806–07 гг. написал комедии «Модная лавка» и «Урок дочкам», имевшие большой успех. В 1809 г. вышла первая книга басен. Все творчество И.А. Крылова-баснописца органически связано с художественным миром русских пословиц, сказок, поговорок; он и сам внес в сокровищницу национального языка немало крылатых выражений. Язык басен Крылова стал примером для А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова, Н.В. Гоголя и др. писателей. Его басни переведены более чем на 50 языков мира. Умер в Петербурге.

А Васька слушает да ест.

А вору дай хоть миллион – он воровать не перестанет.

А вы, друзья, как ни садитесь, / Всё в музыканты не годитесь.

А ларчик просто открывался.

Ай, Моська! Знать, она сильна, / Что лает на слона!

Быть сильным хорошо, / Быть умным лучше вдвое.

В породе и в чинах высокость хороша; / Но что в ней прибыли, когда низка душа?

Ворона в павлиньих перьях.

Вору дай хоть миллион, он воровать не перестанет.

Где силой взять нельзя, / Там надобна ухватка.

Если голова пуста, / То голове ума не придадут места.

Ест Федька с водкой редьку, ест водка с редькой Федьку.

Женщины играют в политике не малое лицо; они движут всеми пружинами правления, и чрез них делаются самые большие и малые дела.

Завистники на что ни взглянут, / Поднимут вечно лай; / А ты себе своей дорогою ступай: / Полают да отстанут.

И в людях так же говорят: / Кто посмирней, так тот и виноват.

И счастье многие находят / Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят.

Кажется, что люди только тех монархов называют великими, которые во время царствования истребили из них несколько миллионов.

Как бывает жить ни тошно, умирать еще тошней.

Как в людях многие имеют слабость ту же: / Всё кажется в другом ошибкой нам; / А примешься за дело сам, / Так напроказишь вдвое хуже.

Как ни приманчива свобода, / Но для народа / Не меньше гибельна она, / Когда разумная ей мера не дана.

Каков бы хорош жених невесте ни казался, но неделю спустя после свадьбы, наверное, всякий мужчина в глазах ее будет казаться приятнее мужа.

Когда в товарищах согласья нет, / На лад их дело не пойдет, / И выйдет из него не дело, только мука.

Когда почтен быть хочешь у людей, – / С разбором заводи знакомства и друзей!

Кто добр, тому избытки в тягость, / Коль он их с ближним не делит.

Кто ж будет в мире прав, коль слушать клеветы?

Кто про свои дела кричит всем без умолку, / В том, верно, мало толку.

Кукушка хвалит петуха / За то, что хвалит он кукушку.

Мечтой тоже надо управлять, а то ее, как корабль без руля, занесет бог весть куда.

Мне хочется, невеждам не во гнев, / Весьма старинное напомнить мненье: / Что если голова пуста, / То голове ума не придадут места.

Многие, хоть стыдно в том признаться, / С умом людей боятся / И терпят при себе охотней дураков.

Не презирай совета ничьего, / Но прежде рассмотри его.

Не так ли многие, хоть стыдно им признаться, / С умом людей – боятся, / И терпят при себе охотней дураков?

Невежды судят точно так: / В чем толку не поймут, то всё у них пустяк.

Однако же в семье не без урода.

Орлам случается и ниже кур спускаться, / Но курам никогда до облак не подняться.

Осел останется ослом, / Хотя осыпь его звездами: / Где надо действовать умом, / Он только хлопает ушами.

Охотно мы дарим, / Что нам не надобно самим.

Погода к осени дождливей, / А люди к старости болтливей.

Почти у всех во всем один расчет: / Кто кого лучше проведет, / И кто кого хитрей обманет.

С разбором выбирай друзей, / Когда корысть себя личиной дружбы кроет – / Она тебе лишь яму роет.

Скупой теряет всё, желая всё достать.

Таланты истинны за критику не злятся: / Их повредить она не может красоты, / Одни поддельные цветы дождя боятся.

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.

У сильного всегда бессильный виноват.

Угрозы – признак бессилия.

Уж сколько раз твердили миру, / Что лесть гнусна, вредна; но всё не впрок, / И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

Услужливый дурак опаснее врага.

Хоть видит око, да зуб неймет.

Хоть я и гнусь, но не ломаюсь.

Чем кумушек считать трудиться, / Не лучше ль на себя, кума, оборотиться!

Чем нравом кто дурней, / Тем более кричит и ропщет на людей, / Не видит добрых он, куда ни обернется, / А первый сам ни с кем не уживется.

Что сходит с рук ворам, / За то воришек бьют.

ЛЕНИН Владимир Ильич.

(настоящая фамилия – Ульянов).

(10/22.04.1870–21.01.1924).

Российский революционер, публицист, теоретик марксизма, один из основателей большевистской партии и Советского государства, вождь мирового пролетариата.

Родился в Симбирске (сегодня – Ульяновск) в семье инспектора народных училищ. В 1887 г. окончил Симбирскую гимназию с золотой медалью и поступил на юридический факультет Казанского университета, из которого был отчислен за участие в студенческих волнениях. В 1888 г. вступил в марксистский кружок, организованный Н.Е. Федосеевым, в котором изучал сочинения К. Маркса, Ф. Энгельса, Г.В. Плеханова. Труды Маркса и Энгельса сыграли решающую роль в формировании мировоззрения Ленина. С 1895 г. начал свою политическую деятельность с организации «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». В 1902 г. в работе «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения» выступил с собственной концепцией партии как централизованной боевой организации. Возглавил РСДРП, стал одним из организаторов революции 1905–07 гг., Октябрьской социалистической революции 1917 г. и образования рабоче-крестьянского правительства – Совета Народных Комиссаров, способствовал утверждению в стране однопартийной системы правления и атеистического мировоззрения. 30 августа 1918 г. на Ленина было совершено покушение эсеркой Ф. Каплан. Последствия ранения и чрезмерная работа привели к тяжелой болезни. В результате резкого ухудшения здоровья В.И. Ленин умер 21 января 1924 г. в своем подмосковном имении Горки.

Богатые и жулики – это две стороны одной медали.

Бывают такие крылатые слова, которые с удивительной меткостью выражают сущность довольно сложных явлений.

Бюрократизм – действия правильные формально и издевательские по существу.

Власть центрального учреждения должна основываться на нравственном и умственном авторитете.

Все знания из опыта, из ощущений, из восприятий.

Всеобщая вера в революцию есть уже начало революции.

Государство – особый аппарат для систематического применения насилия и подчинения людей насилию.

Диктатура означает неограниченную, опирающуюся на силу, а не на закон, власть.

Если я знаю, что знаю мало, я добьюсь того, чтобы знать больше.

Жизнь идет вперед противоречиями, и живые противоречия во много раз богаче, разностороннее, содержательнее, чем уму человека спервоначалу кажется.

Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

Клевета… как грязны должны быть источники, подменяющие борьбу идей распространением клевет!

Книга – огромная сила.

Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.

Надо быть осторожным, чтобы в критике недостатков не переходить границу, где начинаются пересуды.

Невежество менее удалено от истины, чем предрассудок.

Недостатки у человека как бы являются продолжением его достоинств. Но если достоинства продолжаются больше, чем надо, обнаруживаются не тогда, когда надо, и не там, где надо, то они являются недостатками.

Нет ничего пошлее самодовольного оптимизма.

Никакая политическая свобода не удовлетворит голодные массы.

Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и приукрашивает свое рабство… есть внушающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам.

О человеке судят не по тому, что он о себе говорит или думает, а по тому, что он делает.

Озлобление вообще играет в политике обычно самую худую роль.

Отчаяние свойственно тем, кто не понимает причин зла.

Партия у власти защищает «своих» мерзавцев.

Патриотизм – одно из наиболее глубоких чувств, закрепленных веками и тысячелетиями обособленных отечеств.

Петр ускорял перенимание западничества варварской Русью, не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства.

Пока есть государство, нет свободы. Когда будет свобода, не будет государства.

Политика беспринципного практицизма есть самая непрактичная политика.

Политическая свобода не удовлетворит голодные массы.

Раб, сознающий свое рабское положение и борющийся против него, есть революционер. Раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой, бессознательной и бессловесной рабской жизни, есть просто раб. Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам.

Равенство по закону не есть еще равенство в жизни.

Равнодушие есть молчаливая поддержка того, кто силен, того, кто господствует.

Разбитые армии хорошо учатся.

Религия есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и всюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством.

Религия – род духовной сивухи, в которой рабы топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь.

Руководитель – диктатор во время работы.

Самое верное средство дискредитировать новую политическую (и не только политическую) идею и повредить ей состоит в том, чтобы, во имя защиты ее, довести до абсурда. Ибо всякую истину, если ее преувеличивать, если ее распространить за пределы ее действительной применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных условиях, превратится в абсурд.

Самое опасное в войне – это недооценить противника и успокоиться на том, что мы сильнее.

Самый глубокий источник религиозных предрассудков – это нищета; с этим злом и должны мы бороться.

Свобода печати во всём мире, где есть капиталисты, есть свобода покупать газеты, покупать писателей, подкупать и покупать и фабриковать «общественное мнение» в пользу буржуазии.

Свобода развода означает не «распад» семейных связей, а, напротив, укрепление их на единственно возможных и устойчивых в цивилизованном обществе демократических основаниях.

Слова обязывают к делам.

Талант надо поощрять.

Талант – редкость. Надо его систематически и осторожно подчеркивать.

Только тогда мы научимся побеждать, когда мы не будем бояться признавать свои поражения и недостатки.

Умен не тот, кто не делает ошибок. Умен тот, кто умеет легко и быстро исправлять их.

Честность в политике есть результат силы, лицемерие – результат слабости.

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич.

(03/15.10.1814–15/27.07.1841).

Великий русский поэт, прозаик.

Родился в Москве в семье пехотного капитана в отставке. Детство прошло в поместье бабушки Е.А. Арсеньевой. В 1826 г. обучался в Университетском благородном пансионе (Москва), а с 1830 г. стал студентом словесного отделения Московского университета. Именно студенческие годы можно считать наиболее плодотворным периодом в поэтической деятельности. В 1832 г., не закончив образования в Московском университете, поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков в Санкт-Петербурге. В 1835 г. было издано первое произведение «Хаджи Абрек», имевшее успех. После написания стихотворений «Смерть поэта» и «Надменным потомкам» был арестован, а затем переведен прапорщиком в драгунский полк, действовавший на Кавказе. Ссылка продолжалась недолго, но изменила настрой в творчестве Лермонтова. Поэт создал поэмы «Демон» и «Мцыри». Одним из самых значимых прозаических произведений, несомненно, является роман «Герой нашего времени». Лермонтов был застрелен отставным офицером Мартыновым на дуэли в Пятигорске. Поэзия и проза Лермонтова неразрывно связаны с его личностью. Основные черты лермонтовской природы – необыкновенно развитое самосознание, глубина нравственного мира, мужественный идеализм жизненных стремлений.

Блага, которые мы теряем, получают в глазах наших двойную цену.

Боюсь не смерти я. О нет! / Боюсь исчезнуть совершенно.

Была без радости любовь, / Разлука будет без печали.

В природе противоположные причины часто производят одинаковые действия: лошадь равно падает на ноги от застоя и от излишней езды.

Время подобно непостоянной и капризной любовнице: чем более за ней гоняешься, чем более стараешься ее удержать, тем скорее она покидает тебя, тем скорее изменяет.

Всё ясно ревности – а доказательств нет!

Гений, прикованный к чиновничьему столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же как человек с могучим телосложением при сидячей жизни и скромном поведении умирает от апоплексического удара.

Глупец, кто в женщине одной /Мечтал найти свой рай земной.

Грусть – жестокий властелин.

Грядущее тревожит грудь мою. / Как жизнь я кончу, где душа моя / Блуждать осуждена…

Дайте волю – волю, волю – / И не надо счастья мне!

Душа или покоряется природным склонностям, или борется с ними, или побеждает их. От этого – злодей, толпа и люди высокой добродетели.

Если, друг, тебе сгрустнется, / Ты не дуйся, не сердись: / Всё с годами пронесется – / Улыбнись и разгрустись.

Женщины любят только тех, которых не знают.

Жизнь – вечность, смерть – лишь миг.

Жизнь как бал: / Кружишься – весело: кругом всё светло, ясно… / Вернулся лишь домой, наряд измятый снял – / И всё забыл и только что устал.

Жизнь побежденным не награда.

Зло порождает зло.

Из двух друзей один всегда раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается.

История счастливых людей никогда не бывает занимательна.

Как страшно жизни сей оковы / Нам в одиночестве влачить. / Делить веселье все готовы: / Никто не хочет грусть делить.

Как часто мы принимаем за убеждение обман или промах рассудка.

Легко народом править, если он / Одною общей страстью увлечен.

Любить… но кого же?.. / На время – не стоит труда, / А вечно любить невозможно.

Любовь как огонь – без пищи гаснет.

Мир для меня – колода карт, / Жизнь – банк: рок мечет, я играю, / И правила игры я к людям применяю.

Многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы: полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так до\'лжно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит.

Мы пьем из чаши бытия / С закрытыми очами, / Златые омочив края / Своими же слезами.

Несколько печалей не так опасны, как одна глубокая.

Нет ничего парадоксальнее женского ума. Женщин трудно убедить в чем-нибудь: надобно их довести до того, чтобы они убедили себя сами. Чтобы выучиться их диалектике, надо опрокинуть в уме своем все школьные правила логики.

Отчаяние границу не знает.

Поверь мне – счастье только там, / Где любят нас, где верят нам!

Порой обманчива бывает седина: / Так мхом покрытая бутылка вековая / Хранит струю кипучего вина.

Придет ли вестник избавленья / Открыть мне жизни назначенье, / Цель упований и страстей?

Приятели – не всегда друзья.

Радости забываются, а печали – никогда.

Разочарование, как все моды, начав с высших слоев общества, спустилось к низшим, которые его донашивают, и те, которые больше всех и в самом деле скучают, стараются скрыть это несчастье, как порок.

Русский народ, этот сторукий исполин, скорее перенесет жестокость и надменность своего повелителя, чем слабость его; он желает быть наказываем – по справедливости, он согласен служить – но хочет гордиться рабством, хочет поднимать голову, чтобы смотреть на своего господина, и простит в нем скорее излишество пороков, чем недостаток добродетелей.

Сам черт не разберет, отчего у нас быстрее подвигаются те, которые идут назад.

Самые счастливые люди – невежды.

Совесть вернее памяти.

Страшись любви: она пройдет, / Она мечтой твой ум встревожит, / Тоска по ней тебя убьет, / Ничто воскреснуть не поможет.

Так есть мгновенья, краткие мгновенья, / Когда, столпясь, все адские мученья / Слетаются на сердце и грызут! / Века печали стоят тех минут…

Тот самый человек пустой, / Кто весь наполнен сам собой.

Узнать, прекрасна ли земля, / Узнать, для воли иль тюрьмы / На этот свет родимся мы.

Чем реже нас балует счастье, / Тем слаще предаваться нам / Предположеньям и мечтам.

Что страсти? – / Ведь рано иль поздно их сладкий недуг / Исчезнет при слове рассудка; / И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, / Такая пустая и глупая шутка…

Что толку жить!.. Без приключений / И с приключеньями – тоска / Везде, как беспокойный гений, / Как верная жена, близка.

Прекрасно с шумной быть толпою, / Сидеть за каменной стеною, / Любовь и ненависть сознать, / Чтоб раз об этом поболтать; / Невольно узнавать повсюду / Под гордой важностью лица / В мужчине глупого льстеца / И в каждой женщине – Иуду. / А потрудитесь рассмотреть – / Всё веселее умереть.

Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда на страже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерение, разрушать заговоры, притворяться обманутым и вдруг одним толчком опрокинуть всё огромное и многотрудное здание их хитростей и замыслов – вот что я называю жизнью.

Язык и золото – вот наш кинжал и яд.

ЛОМОНОСОВ Михаил Васильевич.

(08.11.1711–04.04.1765).

Выдающийся русский ученый, поэт.

Родился в деревне Мишанинской Архангельской губернии в семье зажиточного крестьянина-помора. Страсть к знаниям, тяжелые отношения с мачехой заставили 19-летнего Михайло принять решение покинуть дом и отправиться в Москву, где он обучался 5 лет в Московской славяно-греко-латинской академии, а затем в Петербургской Российской Императорской Академии Наук. В 1736 г. в числе студентов, отобранных Академией Наук для продолжения обучения за границей, отправился в Германию, где пробыл 5 лет, изучая математику, химию, физику, горное дело. Вернувшись в Россию, в 1741 г. составил Каталог собраний минералов и окаменелостей Минерального кабинета Кунсткамеры, что явилось одним из первых его научных трудов. В 1745 г. получил разрешение читать публичные лекции на русском языке. В 1748 г. основал первую в России химическую лабораторию. В 1755 г. разработал проект Московского государственного университета, позже названного в его честь. Благодаря многим научным достижениям, приобрел большое влияние при Академии, а также при дворе. В конце жизни был избран почетным членом Стокгольмской и Болонской академий наук. Умер среди неустанных трудов, похоронен в Александро-Невской лавре. Велико значение достижений М. Ломоносова для развития науки. В области астрономии: обнаружил наличие атмосферы у Венеры. В области физики: разработал молекулярно-кинетическую теорию тепла. В области риторики: создал труд «Риторика» (1748), ставший первой в России хрестоматией мировой литературы, включавшей также лучшие произведения отечественной словесности; его пособия стали первыми общедоступными руководствами по красноречию; ввел понятие художественно-выразительных приемов; осуществил силлаботоническую реформу стихосложения; ввел понятие стихотворного размера и т. д. В области литературы: создал жанр оды философского и высокого гражданского звучания; стал автором многих поэм, трагедий, сатир.

Везде исследуйте всечасно, / Что есть велико и прекрасно.

Глупость – это тот сказочный кит, на котором стоит мир.

Дерзайте отчизну мужеством прославить!

Ежели ты хорошее сделаешь с трудом, труд минется, а хорошее останется, а ежели сделаешь что худое с услаждением, услаждение минется, а худое останется.

Журналист никогда не должен создавать себе слишком высокого представления о своем превосходстве, о своей авторитетности, о ценности своих суждений. Ввиду того, что деятельность, которой он занимается, уже сама по себе неприятна для самолюбия тех, на кого она распространяется, он оказался бы совершенно не прав, если бы сознательно причинял им неудовольствие и вынуждал их выставлять на свет его несостоятельность.

Иногда промедление смерти подобно.

Красота, величие, сила и богатство российского языка явствуют довольно из книг, в прошлые века писанных, когда еще не токмо никаких правил для сочинений наши предки не знали, но и о том едва ли думали, что оные есть или могут быть.

Кто достигнет старости, тот почувствует болезни от роскошей, бывших в юности, следовательно, в молодых летах должно от роскошей удаляться.

Кто малого не может, тому и большее невозможно.

Ленивый человек в бесчестном покое сходен с неподвижною болотною водою, которая, кроме смраду и презренных гадин, ничего не производит.

Любовь сильна как молния, но без грому проницает, и самые сильные ее удары приятны.

Малый человек и на горе мал; исполин велик и в яме.

Музы не такие девки, которых всегда изнасильничать можно.

Наука есть ясное познание истины, просвещение разума, непорочное увеселение жизни, похвала юности, старости подпора, строительница градов, полков, крепость успеха в несчастии, в счастии – украшение, везде верный и безотлучный спутник.

Наука и опыт – только средства, только способы собирания материалов для разума.

Науки юношей питают, / Отраду старцам подают, / В счастливой жизни украшают, / В несчастный случай берегут…

Нет такого невежды, который не мог бы задать больше вопросов, чем может их разрешить самый знающий человек.

Неусыпный труд все препятствия преодолевает.

Никто не уповай вовеки / На тщетну власть князей земных: / Их те ж родили человеки, / И нет спасения от них.

Ошибки замечать не много стоит: дать нечто лучшее – вот что приличествует достойному человеку.

Пусть философы подумают, как им взяться за дело, чтобы ничего не доказывать и в то же время всё-таки доказывать.

Те, кто пишут темно, либо невольно выдают свое невежество, либо намеренно скрывают его. Смутно пишут о том, что смутно себе представляют.

Язык, которым Российская держава великой части света повелевает, по ея могуществу имеет природное изобилие, красоту и силу, чем ни единому европейскому языку не уступает. И для того нет сумнения, чтобы российское слово не могло приведено быть в такое совершенство, каковому в других удивляемся.

ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич.

(11/23.11.1875–26.12.1933).

Писатель, общественный и политический деятель, переводчик, публицист, критик, искусствовед.

Родился в Полтаве в семье крупного чиновника. В 1892 г. вступил в нелегальную ученическую марксистскую организацию. Вел пропаганду среди рабочих. В 1895 г., по окончании гимназии, уехал в Швейцарию и поступил в Цюрихский университет. Вернувшись в Москву в 1898 г., стал заниматься революционной работой, в 1904 г. стал членом редакций большевистских газет «Пролетарий», «Вперед», «Новая жизнь». В 1917 г. был избран членом Первого Всероссийского съезда Советов РСД от фракции объединенных социал-демократов, затем руководителем фракции большевиков в Петроградской городской думе. Работал в газете «Пролетарий», в журнале «Просвещение»; вел активную культурно-просветительскую деятельность среди пролетариата. В начале осени 1917 г. стал членом Временного Совета Российской Республики. В 1922 г. был назначен наркомом просвещения и оставался на этом посту до 1929 г., когда стал председателем Ученого комитета при ЦИК СССР. В начале 1930-х годов – директор НИИ литературы и искусства, один из редакторов Литературной энциклопедии. Умер в декабре 1933 г., был кремирован, урна с прахом была помещена в Кремлевской стене на Красной площади в Москве. Луначарский внес огромный вклад в становление и развитие социалистической культуры – в частности, советской системы образования, издательского дела, театрального искусства и кино. Выступал как теоретик искусства, переводчик, мемуарист, писал пьесы, драмы («Королевский брадобрей», 1906, «Фауст и город», 1918, «Оливер Кромвель», 1920 и др.).

Всякий из нас, кто предполагает, что может руководить другими, должен постоянно и напряженно учиться.

Да, это одно из великих искусств – быть прекрасным стариком, и, может быть, ни в чем так полно человечество не выражается, как в мудром старце, сердце которого открыто для всего нового, который приветствует новое поколение, который передает ему свой опыт.

Игра – в значительной степени основа всей человеческой культуры.

Любовь является великим украшением жизни. Она заставляет природу цвести, играть красками, петь чудеснейшие песни, танцевать великолепные танцы.

Надо, чтоб не забывали, сколько нам отпущено хорошего судьбой.

Образование есть не только школьное дело. Школа дает лишь ключи к этому образованию. Внешкольное образование есть вся жизнь. Всю жизнь человек должен себя образовывать.

Педагог – это тот человек, который должен передать новому поколению все ценные накопления веков и не передать предрассудков, пороков и болезней.

Слово и действие становятся высоко значительными, когда музыка берет их на свои крылья.

Спорт формирует культуру оптимизма, культуру бодрости.

Физическое образование ребенка есть база для всего остального. Без правильного применения гигиены в развитии ребенка, без правильно поставленной физкультуры и спорта мы никогда не получим здорового поколения.

Я не знаю, существует ли хоть один великий музыкант, о котором можно было бы сказать, что он устарел. Самая простая песня, идущая из глубины тысячелетий, – жива.

МАКАРЕНКО Антон Семенович.

(01/13.03.1888–01.04.1939).

Русский педагог, писатель.

Родился в городе Белополье Харьковской губернии в семье железнодорожного рабочего. В 1917 г. окончил Полтавский учительский институт. В 1919 г. организовал трудовую колонию для несовершеннолетних правонарушителей, а с 1927 г. руководил трудовой детской коммуной в Харькове, где на практике применял разработанную им педагогическую систему. С 1934 г. стал членом Союза советских писателей. Среди наиболее известных литературных произведений: «Марш 30-го года» (1932), «Педагогическая поэма» (1935), «Флаги на башнях» (1938), «Честь» (1938). Среди научно-педагогических работ: «Методика организации воспитательного процесса» (1936), «Книга для родителей» (1937) и др. Умер в вагоне пригородного поезда на станции Голицыно. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Большая воля – это не только умение чего-то пожелать и добиться, но и умение заставить себя отказаться от чего-то, когда это нужно. Воля – это не просто желание и его удовлетворение, а это и желание и остановка, и желание и отказ одновременно.

Воспитание в том и заключается, что более взрослое поколение передает свой опыт, свою страсть, свои убеждения младшему поколению.

Воспитать человека – значит воспитать у него перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость.

Дети – это живая сила общества. Без них оно представляется бескровным и холодным.

Дисциплина – это лицо коллектива, его голос, его красота, его подвижность, его мимика, его убежденность. Всё, что есть в коллективе, в конечном счете принимает форму дисциплины.

Если я буду так поступать, чтобы все остальные были счастливы, тогда и я буду счастлив.

Книги – переплетенные люди.

Коллектив – не толпа. Опыт коллективной жизни есть не только опыт соседства с другими людьми, через коллектив каждый член его входит в общество.

Любовь – это самое великое чувство, которое вообще творит чудеса, которое творит новых людей, создает величайшие человеческие ценности.

Мораль буржуазного мира – это мораль жадности, приспособленной к жадности.

Наказание – очень трудная вещь; оно требует от воспитателя огромного такта и осторожности.

Наши дети – это наша старость. Правильное воспитание – это наша счастливая старость, плохое воспитание – это наше будущее горе, это – наши слезы, это – наша вина перед другими людьми, перед всей страной.

Необходимый аксессуар счастья – это уверенность, что живешь правильно, что за спиной не стоит ни подлость, ни жульничество, ни хитрость, ни подсиживание, ни скверна.

Несмотря на длящийся веками опыт народного страдания, люди всегда верили, что счастье есть законная норма человеческой жизни, что оно может быть и должно быть обеспечено и гарантировано в самом устройстве общества.

Никакое дело нельзя хорошо сделать, если неизвестно, чего хотят достигнуть.

Отказаться от риска – значит отказаться от творчества.

Самая трудная вещь – требование к себе.

Смысл авторитета в том, что он не требует никакого доказательства, что принимается как несомненное достоинство старшего, как его сила и ценность.

Храбрый не тот, который не боится, а тот, который умеет подавить свою трусость. Другой храбрости и быть не может.

Цель нашего воспитания заключается не только в том, чтобы воспитать человека-творца, человека-гражданина. Мы должны воспитывать человека, который обязан быть счастливым.

Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного.

МАЯКОВСКИЙ Владимир Владимирович.

(07/19.07.1893–14.04.1930).

Поэт, драматург.

Родился в селе Багдади (Грузия) в семье лесничего. Учился в московской гимназии, общался со студентами-большевиками. В 1908 г. вступил в РСДРП, был арестован, полгода содержался в Бутырской тюрьме, там начал писать стихи. Выйдя на свободу, решил «делать социалистическое искусство». В 1911 г. поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1913–15 гг. в альманахе группы футуристов были опубликованы первые стихотворения – «Ночь», «Утро», «Порт». В 1913 г. написал трагедию «Владимир Маяковский». Неприятие основ буржуазного общества характерно для поэм 1915–17 гг.: «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Война и мир», «Человек». В 1919 г., переехав в Москву, работал в «Окнах РОСТА» – рисовал плакаты со стихотворными текстами агитационного характера (за 3 года создано около 1100 «окон»). В стихотворениях и поэмах 1920-х годов личное тесно переплетается с социальным: «Люблю» (1922), «Про это» (1923), «Письмо Татьяне Яковлевой» (1928) и др. В 1923 г. организовал группу Леф (Левый фронт), толстый журнал «Леф» (в 1923–25 гг. вышло семь номеров). В результате поездок в капиталистические страны (США, Германия, Франция, Куба и др.) появились циклы стихов «Париж» (1924—1925), «Стихи об Америке» (1925—1926). В 1926–29 гг. активно сотрудничал в «Комсомольской правде». Печатался в журналах: «Новый мир», «Молодая гвардия», «Огонек», «Крокодил», «Красная нива» и др. В 1927–28 гг. выпускал тонкий журнал «Новый леф» (вышло 24 номера). Напряженная работа, а также трагедия в личной жизни привели к тому, что 14 апреля 1930 г. В.В. Маяковский покончил с собой. Похоронен на Новодевичьем кладбище. В.В. Маяковский, реформатор поэтического языка, оказал большое влияние на поэзию XX в. Никогда до него поэзия не была настолько свободно экспрессивна и метафорична, сочетала энергию митинга и демонстрации с лиричной камерностью.

А вы ноктюрн сыграть могли бы / На флейте водосточных труб?

Агитация – реклама идей. Агитация вещей – реклама.

Ведь если звезды зажигают – значит, это кому-нибудь нужно?

Гвоздями слов прибит к бумаге я.

Искривился позвоночник, как оглоблей ударенный. / Но ученому ли думать о пустяковом изъяне? / Он знает отлично написанное у Дарвина, / Что мы – лишь потомки обезьяньи.

Какого же черта, звезда, еще праздновать, если не день рождения человека?

Коммивояжеры – хозяева жизни.

Лошади никогда не кончают жизнь самоубийством, потому что, будучи лишены дара речи, они не имеют возможности выяснять отношения.

Мой стих трудом громаду лет прорвет / И явится весомо, грубо, зримо.

Мужчины, залежанные, как больница, и женщины, истрепанные, как пословица…

Не пейте спиртных напитков. / Пьющим – яд. Окружающим – пытка.

Ненавижу всяческую мертвечину! Обожаю всяческую жизнь!

Нет на свете прекраснее одежи, / Чем бронза мускулов и свежесть кожи.

Одна напечатанная ерунда создает еще у двух убеждение, что и они могут написать не хуже. Эти двое, написав и будучи напечатанными, возбуждают зависть уже у четырех.

Поэзия – та же добыча радия. / В грамм добыча, в год труды. / Изводишь единого слова ради / Тысячи тонн словесной руды.

Поэты – не хорошенькие бабочки, созданные к удовольствию «полезных обывателей», а завоеватели, имеющие силу диктовать вам свою волю.

Прежде чем начнет петься, / Долго ходят, разомлев от брожения, / И тихо барахтается в тине сердца / Тупая вобла воображения.

Природа – только материал, с которым волен художник обращаться как ему угодно лишь при одном условии: изучать характер жизни и выливать ее формы, до художника никому не известные.

Ритм – это основная сила, основная энергия стиха. Объяснить его нельзя, про него можно сказать только так, как говорится про магнетизм или электричество.

Свободная игра познавательных способностей – вот единственная вечная задача искусства.

Слово ласковое – мастер дивных див, / Слово – полководец человечьей силы.

Счастливый обладатель здравого смысла имеет громадное преимущество перед другими людьми – быть всегда и всеми понятым.

Так и жизнь пройдет, как прошли Азорские острова.

Театр – не отображающее зеркало, а увеличительное стекло.

Тот, кто постоянно ясен, / Тот, по-моему, просто глуп.

Халтура, конечно, всегда беспринципна, она создает безразличное отношение к теме – избегает трудную.

Хотите – / Буду безукоризненно нежный, / Не мужчина, а – облако в штанах.

Я знаю силу слов, я знаю слов набат.

Я себя смирял, становясь на горло собственной песне.

МЕНДЕЛЕЕВ Дмитрий Иванович.

(27.01/08.02.1834–20.01/02.02.1907).

Выдающийся ученый, экономист.

Родился в Тобольске в семье директора гимназии. В 1855 г. закончил физико-математический факультет главного педагогического института в Петербурге. С 1857 г. преподавал в Петербургском университете. С 1876 г. являлся член-корреспондентом Петербургской академии наук. С 1892 г. – ученый-хранитель Главной палаты мер и весов. Опубликовал свыше 500 трудов, среди которых «Основы химии» – первое стройное изложение неорганической химии, первый русский учебник «Органическая химия». Умер в Санкт-Петербурге. Похоронен на Волковом кладбище. Д.И. Менделеев – член многих академий наук и научных обществ, один из основателей Русского физико-химического общества (1868), автор фундаментальных исследований по химии, химической технологии, физике, метрологии, воздухоплаванию, метеорологии, сельскому хозяйству, экономике, народному просвещению и др. работ, тесно связанных с потребностями развития производительных сил России. Его главные научные открытия: температура абсолютного кипения жидкостей, периодический закон химических элементов, гидратная теория растворов, уравнение состояния идеального газа и т. д.

Без явно усиленного трудолюбия нет ни талантов, ни гениев.

Всё дается только труду. Всё – труду людскому, таков лозунг истории.

Вся гордость учителя в учениках, в росте посеянных им семян.

Вся суть жизни в делах.

Наука бесконечна, в ней являются с каждым днем новые и новые задачи, и университетское образование должно стараться возбудить желание внести свою ленту в сокровищницу науки.

Наука есть достояние общее, а потому справедливость требует не тому отдать наибольшую научную славу, кто первый высказал известную истину, а тому, кто сумел убедить в ней других, показал ее достоверность и сделал ее применимой в науке.

Посев научный взойдет для жатвы народной.

При помощи науки без насилия, любовно, но твердо устраняются предрассудки, неправда и ошибки, а достигаются: охрана добытой истины, свобода дальнейшего развития, общее благо и внутреннее благополучие.

Роль наук служебная, они составляют средство для достижения блага.

Справедливо считать творцом научной идеи того, кто не только признал философскую, но и реальную сторону идеи, который сумел осветить вопросы так, что каждый может убедиться в ее справедливости, и тем самым сделал идею всеобщим достоянием.

Суеверие есть уверенность, на знании не основанная. Наука борется с суевериями, как свет с потемками.

Трудитесь: находите покой в труде, ни в чем другом его не найти! Удовольствие пролетит – оно себе; труд оставляет след долгой радости – он другим.

Умейте всегда перенестись на точку зрения противоположного мнения – это и есть то, что есть истинная мудрость.

Управлять можно только тем, что измеримо.

ОДОЕВСКИЙ Владимир Федорович.

(01/13.08.1803–27.02/11.03.1869).

Писатель, философ, музыковед.

Родился в Москве. Был последним представителем одной из старейших ветвей рода Рюриковичей. В 1822 г. окончил Московский университетский благородный пансион. В 1823–25 гг. пробовал силы в литературе: совместно с В.К. Кюхельбекером издавал альманах «Мнемозина», написал роман «Иероним Бруно и Пьетро Аретино». Переехав в Санкт-Петербург, писал романтические и дидактические повести, рассказы, сказки, многие из которых в 1844 г. вошли в состав сборника «Русские ночи», публицистические статьи, философские эссе; сотрудничал с журналом «Современник», «Вестник Европы», несколькими энциклопедиями; редактировал «Журнал Министерства Внутренних дел». В 1846 г. был назначен помощником директора Императорской публичной библиотеки и директором Румянцевского музея. В 1861 г. вернулся в Москву, где был назначен сенатором московских департаментов сената. Одновременно с литературной и общественной деятельностью занимался теорией музыки. Результаты его исследований нашли отражение в серии статей: «Русская и так называемая общая музыка», «Об исконной великорусской песне», речь к открытию Московской консерватории «Об изучении русской музыки не только как искусства, но и как науки», «Музыкальная грамота или основания музыки для немузыкантов», «Музыка с точки зрения акустики». Умер в Москве.

Будьте сами и человеком, и младенцем, для того чтобы учить ребенка.

В жизни народа, как в жизни человека, существуют периоды энергии – это всем известно; но от воли человека зависит воспользоваться сими мгновениями силы или убить их в сладострастии и пороках; когда сие время пройдет, тогда тщетны все усилия, дабы произвесть, что было бы легким в период энергии.

Всякое страдание может измеряться лишь организациею того существа, которое оно поражает.

Выражение относится к мысли и чувству, как дробь к единице; выражение не может вполне достигнуть целости чувства или мысли. Мы по выражению не узнаем мысль, но только угадываем ее, дополняя собственным чувством то, чего недостает выражению.

Говоря о чести, о правде, действительно ли вы честны и правдивы? Если нет, то вы вашими словами обманете взрослого человека, но не обманете ребенка, не слова ваши будет он слушать, но ваш взор, ваш дух, который обладает вами.

Гордость, самоуверенность необходимы для науки; искусство презирает мир, что также необходимо для искусства; но если человек совершенно доволен собою, он не пойдет далее; надобно, чтобы на верхней ступени науки и искусства человек был еще недоволен собою – смирялся, тогда только ему возможны новые успехи.

Жизнь их есть беспрерывная забота, никогда не достигающая своей цели, ибо они столько пекутся о средствах для жизни, что жить не успевают!

Известно, что самые пошлые мысли суть самые высокие, и наоборот, самые высокие суть самые пошлые, точно так самая смешная острота есть всегда самая грубая; всё зависит от той точки зрения, с которой они представлены и кем представлены.

Как пар, не находя себе выхода, рвет котлы и машины, так точно и мысль, задержанная в своем нормальном развитии, перестает быть созидательным началом и обращается в разрушение.

Кому недоступно убеждение (дело труднейшее), на того можно подействовать нравственным влиянием.

Молодость – такой недостаток, который с каждым днем проходит.

Музыка в большей связи с нравственными поступками человека, нежели обыкновенно думают.

Мы спасаемся от омерзения, которое наводит на душу политика, искусственным образом, – т. е. отказываемся читать газеты, а глупцы самым естественным – т. е. читают и не понимают.

Напрасно иные боятся дурных мыслей; всего чаще общество больно не этим недугом, но отсутствием всяких мыслей и особенно чувств.

Не верьте тому, что человек может понять музыку сразу. Это невозможно. К ней надо сначала привыкнуть.

Новые идеи могут приходить в голову только тому, кто привык беспрестанно углубляться в самого себя, беспрестанно представать пред собственное свое судилище и оценять все малейшие свои поступки, все обстоятельства жизни, все невольные свои побуждения; в сии минуты внезапно раскрываются пред ним новые миры идей.

Открытия может делать всякий, и образованный, и невежда, с тою разницею, что сей последний откроет чаще то, что уже до него было открыто, но ему не известно.

Поэзия есть предвестник того состояния человечества, когда оно перестанет достигать и начнет пользоваться достигнутым.

Причина падения народов не в одних политических происшествиях, но в нем самом, в том роде жизни, который он сам для себя избрал.

Религия производит то чувство, которого не может произвести ни наука, ни искусство и которое есть необходимое условие обеих: смирение; наука порождает гордость, самоуверенность необходима для науки; искусство презирает мир, что также необходимо для искусства; но если человек совершенно доволен собою, он не пойдет далее; надобно, чтобы на верхней ступени науки и искусства человек был еще недоволен собою – смирялся, тогда только ему возможны новые успехи.

Самые жестокие, самые ясные для нас терзания – те, которые человек передать не может. Кто умеет рассказать свои страдания, тот вполовину уже отделил их от себя.

Скептицизм есть леность ума.

Смешное есть отрицательная сторона мысли.

Совершенствование не бесконечно, но бесконечны наслаждения совершенства.

Ум гибнет от противоречий, а сердце ими питается. Можно ненавидеть человека, как подлеца, а можно умереть за него, как за ближнего.

Чтение – зеркало; наблюдение – самый предмет; чтение – первый шаг к подражанию; наблюдение – верный путь к созиданию.

ОСТРОВСКИЙ Николай Алексеевич.

(16/29.09.1904–22.12.1936).

Русский писатель.

Родился в селе Вилия Острожского уезда Волынской губернии в семье рабочего. С 11 лет был вынужден работать. Одновременно с этим учился в высшем начальном училище. В годы Гражданской войны сражался на стороне революционеров. В 1919 г. вступил в комсомол. В 1932 г. в журнале «Молодая гвардия» начал публиковать роман «Как закалялась сталь», сразу ставший популярным. В 1935 г. был награжден орденом Ленина. Умер и похоронен в Москве.

Воспитывая других, мы воспитываем прежде всего и самих себя.

Где больше строгости, там и греха больше.

Главная трагедия в жизни – прекращение борьбы.

Дружба – это прежде всего искренность, это критика ошибок товарища. Друзья должны первыми дать жесткую критику для того, чтобы товарищ мог исправить свою ошибку.

Если личное в человеке занимает огромное место, а общественное – крошечное, тогда разгром личной жизни – почти катастрофа. Тогда у человека встает вопрос – зачем жить?

Есть замечательные ораторы, они умеют замечательно фантазировать и звать к прекрасной жизни, но сами не умеют хорошо жить. С трибуны они зовут на подвиг, а сами живут как сукины сыны.

Женщины отдают явное и очень обидное предпочтение людям нестрогой нравственности и даже иногда порочным перед людьми чистыми. Мало того, к людям совершенно чистым они питают какую-то ненависть.

Жизнь дает каждому человеку неоценимый дар – молодость, полную сил, юность, полную чаяний, желаний и стремлений к знаниям, к борьбе, полную надежд и упований.

Жить только для семьи – это животный эгоизм, жить для одного человека – низость, жить только для себя – позор.

Когда человек не испытывает потребности в труде, когда он внутренне опустошен, когда, ложась спать, он не может ответить на простой вопрос: «Что сделано за день?» – тогда действительно опасно и страшно. Нужно срочно собирать консилиум друзей и спасать человека, так как он гибнет.

Критика – это правильное кровообращение, без нее неизбежны застой и болезненные явления.

Мелка та любовь, в которой нет дружбы, товарищества, общих интересов.

Мужество воспитывается изо дня в день в упорном сопротивлении трудностям.

Необходимо поставить себе определенную цель жизни. Конечно, надо иметь достаточно здравого смысла, чтобы ставить себе задачи по силам.

Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не саму пьесу: пьесу можно и прочесть.

Самое дорогое в жизни – быть всегда бойцом, а не плестись в обозе третьего разряда.

Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире – борьбе за освобождение человечества.

Творческая работа – это прекрасный, необычайно тяжелый и радостный труд.

Труд – это благороднейший исцелитель от всех недугов. Нет ничего радостнее труда.

Трус – почти предатель сегодня и, безусловно, изменник в борьбе.

Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой.

Эгоист живет только в себе и для себя, и если поковеркано его «я», то ему нечем жить.

Я органически, злобно ненавижу людей, которые под беспощадными ударами жизни начинают выть и кидаться в истерику по углам.

ПАВЛОВ Иван Петрович.

(14/27.09.1849–27.02.1936).

Ученый-физиолог.

Родился в Рязани в семье священнослужителей. Окончил Рязанскую духовную семинарию, затем естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Сделал ряд открытий в области рефлексов выделения желудочного и кишечного соков. Создал современную физиологию пищеварения. В 1903 г. сделал доклад на международном физиологическом конгрессе в Мадриде, где впервые сформулировал принципы физиологии высшей нервной деятельности, а в следующем году стал первым русским лауреатом Нобелевской премии за исследование функций главных пищеварительных желез. В 1919–20 гг., терпя нищету, отсутствие финансирования научных исследований, отказался от приглашения Шведской Академии наук переехать в Швецию, где ему обещали создать самые благоприятные условия для жизни и научных исследований, после чего последовало постановление Советского правительства, по которому ученому построили Институт физиологии в Колтушах, под Ленинградом, где он и проработал до своей смерти.

Война, по существу, есть звериный способ решения жизненных трудностей, способ, недостойный человеческого ума с его неизмеримыми ресурсами.

Всю жизнь мою я любил и люблю умственный труд и физический и, пожалуй, даже больше второй. А особенно чувствовал себя удовлетворенным, когда в последний вносил какую-нибудь хорошую догадку, т. е. соединял голову с руками.

Всякое дело не идет без настоящей страсти и любви.

Гений – это высшая способность концентрировать внимание на изучаемом предмете.

Если нет в голове идей, то не увидишь и фактов.

Если чрезмерное и исключительное увлечение едой есть животность, то и высокомерное невнимание к еде есть неблагоразумие, и истина здесь, как и всюду, лежит в середине: не увлекайся, но оказывай должное внимание.

Если я рассуждаю логично, это значит только то, что я не сумасшедший, но вовсе не доказывает, что я прав.

Жизнь только для того красна, кто стремится к постоянно достигаемой, но никогда не достижимой цели.

Каждый раз, начиная сложную работу, никогда не спеши, дай время, смотря по работе, чтобы войти в эту сложную работу, мобилизоваться в порядке, а не бессмысленно, суетливо.

Моя вера – это вера в то, что счастье человечеству даст прогресс науки.

Мы живем в обществе, где государство – всё, а человек – ничто, а такое общество не имеет будущего.

Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия… Пощадите же родину и нас!

Наблюдение – метод вполне достаточный для изучения только более простых явлений. Наблюдение собирает то, что ему предлагает природа. Опыт же берет у природы то, что он хочет.

Наука требует от человека всей его жизни. И если бы у вас было бы две жизни, то их бы не хватило вам. Большого напряжения и великой страсти требует наука от человека.

Нет ничего более властного в жизни человеческого организма, чем ритм.

Никогда не думайте, что вы уже всё знаете. И как бы высоко ни оценивали вас, всегда имейте мужество сказать себе: я невежда. Не давайте гордыне овладеть вами. Из-за нее вы будете упорствовать там, где нужно согласиться, из-за нее вы откажетесь от полезного совета и дружеской помощи, из-за нее вы утратите меру объективности.

Никогда не пытайтесь прикрыть недостатки своих знаний хоть бы и самыми смелыми догадками и гипотезами. Как бы ни тешил ваш взор своими переливами этот мыльный пузырь – он неизбежно лопнет, и ничего, кроме конфуза, у вас не останется.

Отдых – это перемена занятий.

Радость, делая человека всё чувствительнее к каждому биению жизни, укрепляет тело.

Самое важное в каждом деле – пересилить момент, когда вам не хочется работать.

Счастье человека – где-то между свободой и дисциплиной. Одна свобода без строгой дисциплины и правила без чувства свободы не могут создать полноценную человеческую личность.

Только пустые люди не испытывают прекрасного и возвышенного чувства родины.

Тот, кто хочет развить свою волю, должен научиться преодолевать препятствия.

Физический труд при определенных условиях является «мышечной радостью».

Человек – высший продукт земной природы. Человек – сложнейшая и тончайшая система. Но для того чтобы наслаждаться сокровищами природы, человек должен быть здоровым, сильным и умным.

Человек может жить до ста лет. Мы сами своей невоздержанностью, своей беспорядочностью, своим безобразным обращением с собственным организмом сводим этот нормальный срок до гораздо меньшей цифры.

ПАСТЕРНАК Борис Леонидович.

(29.01/0.02.1890–30.05.1960).

Поэт, писатель.

Родился в Москве в интеллигентной семье. Окончил философское отделение историко-филологического факультета Московского университета, изучал философию в Марбургском университете в Германии. Вернувшись в Москву, участвовал во встречах кружка символистского издательства «Мусагет», с 1914 г. примкнул к содружеству футуристов «Центрифуга», в 1920-е годы поддерживал связи с группой В.В. Маяковского «Леф», но после революции занял независимую позицию, не входил ни в какие объединения. Первые стихи опубликовал в 1913 г. (коллективный сборник группы «Лирика»), первая книга – «Близнец в тучах» – вышла в 1914 г. В 1928 г. половина стихотворений «Близнеца в тучах» и три стихотворения из сборника группы «Лирика» были объединены автором в цикл «Начальная пора» и сильно переработаны (некоторые фактически переписаны полностью). В 1916 г. вышел сборник «Поверх барьеров». В 1920-е годы вышли: сборник «Темы и вариации», книга «Сестра моя – жизнь», роман в стихах «Спекторский», цикл «Высокая болезнь», поэмы «Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт». В 1930-х годах обратился к прозе и переводам, которые в 40-х годах стали основным источником его заработка: создал ставшие классическими переводы многих трагедий Шекспира, «Фауста» И. Гёте, «Марии Стюарт» Ф. Шиллера. С 1945 по 1955 г. создавал роман «Доктор Живаго», негативно встреченный советской литературной средой. В 1958 г. стал лауреатом Нобелевской премии в области литературы. Умер после инфаркта миокарда в подмосковном Переделкине. Сотни людей, несмотря на опалу поэта, пришли на его похороны.

Бедствие среднего вкуса хуже бедствия безвкусицы.

Бездеятельное отчаяние – забвение и нарушение долга.

Будущее – это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь. Не вернее ли сказать, что оно вообще никогда не приходит? Если ждешь А, а приходит Б, то можно ли сказать, что пришло то, чего ждал? Всё, что реально существует, существует в рамках настоящего.

Вещи, едва замеченные днем, мысли, не доведенные до ясности, слова, сказанные без души и оставленные без внимания, возвращаются ночью, облеченные в плоть и кровь, и становятся темами сновидений, как бы в возмещение за дневное к ним пренебрежение.

Всегда рядом с неряшливою щедростью самородка следует что-нибудь завистливо рядовое и посредственное. Дела и поступки счастливого соперника кажутся ему чудачеством и безумием.

Всякая стадность – прибежище неодаренности, всё равно, верность ли это Соловьеву, или Канту, или Марксу. Истину ищут только одиночки и порывают со всеми, кто любит ее недостаточно.

Гений есть кровно осязаемое право мерить все на свете по-своему, чувство короткости со вселенной, счастье фамильной близости с историей и доступности всего живого. Гений первичен и ненавязчив.

Быть женщиной – великий шаг. Сводить с ума – геройство.

Вокруг – иных влюбленных хаос.

Все мы стали людьми настолько, насколько научились любить и понимать других.

Грудь под поцелуи, как под рукомойник.

Для вдохновителей революции суматоха перемен и перестановок – единственная родная стихия, их хлебом не корми, а подай им что-нибудь в масштабе земного шара. Построения миров, переходные периоды – это их самоцель. Ничему другому они не учились, ничего не умеют.

Если бы дремлющего в человеке зверя можно было остановить угрозою, всё равно, каталажки или загробного воздаяния, высшею эмблемой человечества был бы цирковой укротитель с хлыстом.

Жизнь ведь тоже только миг, / Только растворенье / Нас самих во всех других / Как бы им в даренье.

Законы внешности всего сильнее определяют женский склад и характер.

Искусство всегда, не переставая, занято двумя вещами. Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь.

Искусство есть рассказ о счастье существования.

Каким непоправимым ничтожеством надо быть, чтобы играть в жизни только одну роль, занимать одно лишь место в обществе, значить всего только одно и то же!

Любимая – жуть! Когда любит поэт, / Влюбляется бог неприкаянный.

Любить иных – тяжелый крест…

Надо жить без самозванства, / Так жить, чтобы в конце концов / Привлечь к себе любовь пространства, / Услышать будущего зов.

Невежда начинает с поучения и кончает кровью.

Нельзя быть злодеем другим, не будучи и для себя негодяем. Подлость универсальна.

Нарушитель любви к ближнему первым из людей предает самого себя.

Несвободный человек всегда идеализирует свою несвободу.

Переделка жизни! Так могут рассуждать люди, хотя, может быть, и видавшие виды, но ни разу не узнавшие жизни, не почувствовавшие ее духа, души ее. Для них существование – это комок грубого, не облагороженного их прикосновением материала, нуждающегося в их обработке. А материалом, веществом, жизнь никогда не бывает. Она сама непрерывно себя обновляющее, вечно себя перерабатывающее начало, она сама вечно себя переделывает и претворяет, она сама куда выше наших с вами тупоумных теорий.

Под посредственностью обычно понимают людей рядовых и обыкновенных. Между тем обыкновенность есть живое качество, идущее изнутри и во многом, как это ни странно, отдаленно подобное дарованию. Всего обыкновеннее люди гениальные. И еще обыкновенное, захватывающе обыкновенна – природа. Необыкновенна только посредственность, то есть та категория людей, которую составляет так называемый «интересный человек». С древнейших времен он гнушался делом и паразитировал на гениальности, принимая ее как какую-то лестную исключительность, между тем как гениальность есть предельная и порывистая, воодушевленная собственной бесконечностью правильность.

Революции производят люди действенные, односторонние фанатики, гении самоограничения. Они в несколько часов или дней опрокидывают старый порядок. Перевороты длятся недели, многие годы, а потом десятилетиями, веками поклоняются духу ограниченности, приведшей к перевороту, как святыне.

Сознание – свет, бьющий наружу, сознание освещает перед нами дорогу, чтоб не споткнуться.

Талант – единственная новость, которая всегда нова.

Терять в жизни более необходимо, чем приобретать.

Тишина – ты лучшее из того, что слышал.

Философия должна быть скупою приправой к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен.

Хорошо, когда человек обманывает ваши ожидания, когда он расходится с заранее составленным представлением о нем. Принадлежность к типу есть конец человека, его осуждение. Если его не подо что подвести, если он не показателен, половина требующегося от него налицо. Он свободен от себя, крупица бессмертия достигнута им.

Цель творчества – самоотдача, / А не шумиха, не успех. / Позорно, ничего не знача, / Быть притчей на устах у всех.

Человек в других людях и есть душа человека. Вот что вы есть, вот чем дышало, питалось, упивалось всю жизнь ваше сознание. Вашей душою, вашим бессмертием, вашей жизнью в других. И что же? В других вы были, в других и останетесь. И какая вам разница, что потом это будет называться памятью. Это будете вы, ушедшая в состав будущего.

Шаг вперед в искусстве делается по закону притяжения, с подражания, следования и поклонения любимым предтечам. Шаг вперед в науке делается по закону отталкивания, с опровержением царящих заблуждений и ложных теорий.

ПЕТР I.

(Петр Алексеевич Романов).

(30.05/09.06.1672–28.01/08.02.1725).

Царь, первый император Российской империи.

Родился в Теремном дворце Кремля. В 1682 г. был возведен на престол при регентстве старшей сестры Софьи Алексеевны, до 1696 г. царствовал вместе с братом Иваном V Алексеевичем. В результате сложной и длительной борьбы добился перехода в свои руки всей полноты власти. В годы царствования повел Россию по пути глубоких преобразований: в экономике, государственном строе и культуре. При нем в России возникло множество мануфактур, металлургических, горных и других заводов, верфей, пристаней, каналов; развилась торговля; были созданы регулярная армия и военно-морской флот. Вел крайне энергичную внешнюю политику: в 1695–96 гг. в результате войны с Турцией к России был присоединен Азов. В ходе Северной войны (1700—1721) были присоединены земли по берегам Невы, в Карелии и Прибалтике, ранее завоеванные Швецией. В 1703 г. на Неве была заложена Петропавловская крепость, давшая основание будущей столице России – Санкт-Петербургу. Провел реформы государственного управления: создал новую систему государственных учреждений – Сенат, Синод, коллегии. Разделил страну на губернии и уезды. В целом реформы Петра были направлены на укрепление Российского государства и приобщение правящего слоя к европейской культуре с одновременным усилением абсолютной монархии. К концу его правления была создана мощная Российская империя. Рукописное наследие Петра составляет более 10 томов. Кроме того, немало его высказываний было записано людьми из ближайшего окружения, современниками. Умер в Санкт-Петербурге. Похоронен в соборе Петропавловской крепости. Петр I – один из самых выдающихся государственных деятелей в мировой истории, определивший направление развития России в XVIII в.

Боярам в Думе говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была.

Выше всех добродетелей рассуждение, ибо всякая добродетель без разума – пуста.

Где дело идет о жизни, или о чести человека, то правосудие требует взвесить на весы беспристрастия как преступление его, так и заслуги, оказанные им отечеству и государю; и буде заслуги перевесят преступления, то в таком случае милость должна хвалиться на суде.

Гоняйтесь за дикими зверями сколько угодно: эта забава не для меня. Я должен вне государства гоняться за отважным неприятелем, а в государстве моем укрощать диких и упорных подданных.

Деньги суть артерия войны.

Есть желание – тысяча способов; нет желания – тысяча поводов!

За признание – прощение, за утайку – нет помилования. Лучше грех явный, нежели тайный,

Забывать службу ради женщины непростительно. Быть пленником любовницы хуже, нежели пленником на войне; у неприятеля скорее может быть свобода, а у женщины оковы долговременны.

Зло тихо летать не может.

Когда государь повинуется закону, тогда не дерзнет никто противиться оному.

Кто жесток, тот не герой.

Кто станет говорить речи, другому – не перебивать, но дать окончить и потом другому говорить, как честным людям надлежит, а не как бабам-торговкам.

Лучше винного и бессовестного законом помиловать, нежели многих невинных оным отяготить.

Лучше явный враг, нежели подлый льстец и лицемер; такой безобразит человечество.

Мир – хорошо, однако при том дремать не надлежит, чтоб не связали рук, да и солдаты чтоб не сделались бабами.

Надлежит законы и указы писать явно, чтоб их не перетолковать. Правды в людях мало, а коварства много. Под них такие же подкопы чинят, как и под фортецию.

Наша коммерция и без того как больная девица, которой не должно пугать или строгостью приводить в уныние, но ободрять ласкою.

Неблагодарный есть человек без совести, ему верить не должно.

Победу решает военное искусство и храбрость полководцев и неустрашимость солдат. Грудь их – защита и крепость отечеству.

Промедление смерти подобно.

Я знаю, что я подвержен погрешностям и часто ошибаюсь, и не буду на того сердиться, кто захочет меня в таких случаях остерегать и показывать мне мои ошибки.

Я почитаю заслугами своими Отечеству доставших себе знатность и уважаю их потомков, каковы, например, Репнины и им подобные; но тот, однако же, из потомков знатных родов заслуживает презрение мое, которого поведение не соответствует предкам их; и дурак сноснее в моих глазах из низкого роду, нежели из знатного.

Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы.

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович.

(02/14.10.1840–04/16.07.1868).

Русский публицист, литературный критик.

Родился селе Знаменское Орловской губернии в небогатой дворянской семье. В 1861 г. окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. С 1861 по 1866 г. был ведущим критиком и идейным руководителем журнала «Русское слово». За статью-прокламацию «О брошюре Шедо-Ферроти», содержащую призыв к свержению самодержавия, с 1862 по 1866 гг. отбывал заключение в Петропавловской крепости, где с 1863 г. ему было разрешено продолжить литературные занятия. В 1867–68 гг. сотрудничал в журналах «Дело», «Отечественные записки». В своих статьях выступал как противник крепостничества, утверждал необходимость развития промышленности, вел борьбу с эстетством и эстетикой как врагами «разумного прогресса» (статьи: «Реалисты», 1864, «Пушкин и Белинский», 1865, «Разрушение эстетики», 1865 и др.). Отдыхая под Ригой, утонул в Балтийском море. Похоронен в Санкт-Петербурге на Волковом кладбище.

Бездарность никогда не откажется от критической деятельности уже потому, что не сознает себя бездарностью.

Бездействие и бессмысленная суета действуют на человека самым ошеломляющим образом.

Величайшее счастье, доступное человеку, состоит в том, чтобы влюбиться в такую идею, которой можно посвятить безраздельно все свои силы и всю свою жизнь.

Во всей человеческой жизни нет ни одной минуты, в которую было бы позволительно относиться к человеку легкомысленно и беспечно.

Воплотить в себе эпоху может только сильный талант.

Все богатство общества без исключения заключается в его труде.

Выйти замуж за нелюбимого человека – возмутительно.

Выкраивать других на одну мерку с собою значит впадать в узкий умственный деспотизм.

Вынужденная добродетель теряет всю свою цену.

Где нет желчи и смеха, там нет надежды на обновление. Где нет сарказмов, там нет и настоящей любви к человечеству.

Говорить об уродстве легче, нежели представлять идеал красоты, потому что легче вообще порицать, нежели хвалить.

Грамотность драгоценна для нас только как дорога к развитию.

Для того чтобы один человек открыл плодотворную истину, надо, чтобы сто человек испепелили свою жизнь в неудачных поисках и печальных ошибках.

Если бы человек не мог представить себе в ярких и законченных картинах будущее, если бы человек не умел мечтать, то ничто бы не заставило его предпринимать ради этого будущего утомительные сооружения, вести упорную борьбу, даже жертвовать жизнью.

Желание высказаться почти всегда бывает сильнее, чем желание чему-нибудь научиться.

Женщина, имеющая любовника, постоянно жалуется на неверного мужа.

Жизнь – дело в высшей степени прогрессивное, и главные двигательные пружины ее прогресса сосредоточиваются в мыслях и стремлениях лучших, то есть самых здоровых и нормально организованных представителей нашей породы.

Жизнь есть постоянный труд, и только тот понимает ее вполне по-человечески, кто смотрит на нее с этой точки зрения.

Знание и только знание делает человека свободным.

Знания поверхностные, шаткие или ограниченные, не разрушающие в уме человека ни одного старого заблуждения и не обогащающие его новыми идеями, составляют только лишний балласт для памяти.

Из необдуманных слов, из мелких непоследовательностей, из незаметных оплошностей складывается мало-помалу большая часть человеческих страданий и человеческих подлостей.

Ироническое отношение к чувству всякого рода, к мечтательности, к лирическим порывам, к излияниям составляет сущность внутреннего цинизма. Грубое выражение этой иронии, беспричинная и бесцельная резкость относится к внешнему цинизму.

Каждая слеза, которую проливает в современных обществах любящая женщина, есть тяжелое обвинение против мужчин.

Каждый человек, не родившийся идиотом, может развить у себя мыслительную способность, может укрепить ее полезным трудом.

Карьеры, пробитые собственною головою, всегда прочнее и шире карьер, проложенных низкими поклонами или заступничеством важного дядюшки. Благодаря двум последним средствам можно попасть в губернаторские или столичные тузы, но по милости этих средств никому, с тех пор как мир стоит, не удалось сделаться ни Вашингтоном, ни Гарибальди, ни Коперником.

Когда жена начинает ревновать мужа, то это зловещая примета. Это значит, что она сама собирается изменить ему.

Когда жизненная борьба уже превратилась в сознательное стремление к определенной цели, тогда человек может уже считать себя счастливым, хотя бы ему пришлось упасть и умереть на дороге.

Когда человек не трудится совершенно серьезно, то есть когда он не зарабатывает себе собственным трудом куска хлеба, которым он питается, – тогда он не может быть счастлив.

Кому жаль расставаться с прошедшим, тому нечего и пытаться заглядывать в лучшее, светлое будущее.

Кто в молодости не связал себя прочными связями с великим и прекрасным делом или, по крайней мере, с простым, но честным и полезным трудом, тот может считать свою молодость бесследно потерянною, как бы весело она ни прошла и сколько бы приятных воспоминаний она ни оставила.

Кто не идет в университет как в храм науки, тот идет в него как в преддверие карьеры.

Кто раз любил науку, тот любит ее всю жизнь и никогда не расстанется с ней добровольно. Ум не терпит неволи.

Кто требует от жизни невозможного, тот должен обмануться в своих надеждах.

Литературные посредственности обладают обыкновенно значительною гибкостью, потому что они делают, а не творят свои произведения.

Любовник – глава из романа в жизни женщины; муж – это вся ее жизненная поэма.

Любящая мать, старающаяся устроить счастье своих детей, часто связывает их по рукам и ногам узостью своих взглядов, близорукостью расчетов и непрошенной нежностью своих забот.

Люди умные и энергические борются до конца, а люди пустые и никуда не годные подчиняются без малейшей борьбы всем мелким случайностям своего бессмысленного существования.

Многие люди, слабые от природы, делаются совершенно дрянью оттого, что не умеют быть самими собою и ни в чем не могут отделиться от общего хора, поющего с чужого голоса.

Настоящее образование есть только самообразование, и оно начинается только с той минуты, когда человек, распростившись навсегда со всеми школами, делается полным хозяином своего времени и своих занятий.

Негодование есть мимолетный взрыв чувства. Чувство негодующих людей есть то крошечное количество пара, которое черт знает зачем поднимает кверху крышку кипящего самовара.

Неправильное употребление слов ведет за собою ошибки в области мысли и потом в практической жизни.

Нечестный или ограниченный союзник в умственном деле, в борьбе принципов – вреднее врага.

Ни правительственные распоряжения, ни литературные теории никогда не уничтожат глупых и мелких людей.

О такой дружбе, которая не выдерживает прикосновения голой правды, не стоит и жалеть. Туда ей и дорога.

Обругать человека недолго, но и пользы из этого выходит немного.

Ожидание бедствия бывает всегда более ужаснее и невыносимее, чем самое бедствие.

Очень немногие люди, и притом только самые замечательные, способны просто и откровенно сказать: «не знаю».

Память сохраняет только то, что вы сами даете ей на сохранение.

Поэт, как плохой портной, кроит и перекраивает, урезывает и приставляет, сшивает и утюжит до тех пор, пока не получится в окончательном результате нечто правдоподобное и благообразное.

Пьянство вредно, в этом спору нет, но народное суеверие, исключающее всякую возможность разумного и здорового миросозерцания, составляет не меньшее зло.

Сильна наша глупость и бесчисленны ее убежища; и у самых умных людей еще отведены для нее уютные уголки.

Слабые люди, поставленные высоко, легко делаются злодеями.

Слепой фанатизм и дешевый скептицизм одинаково часто встречаются в людях ограниченных.

Способы вранья неисчислимы, между тем как истина двоиться не может.

Счастье завоевывается и вырабатывается, а не получается в готовом виде из рук благодетеля.

Счастья достигает тот, кто умеет и осмеливается жить своим умом.

Тратить свои молодые годы на какие бы то ни было увеселительные потехи – значит наверняка готовить из себя в будущем дрянного, тяжелого и несчастного человека.

Требовать правды, оставляя нетронутыми все те условия, которые порождают ложь, – значит требовать, чтобы на намощенной улице не было грязи, когда идет дождь.

Труд есть единственный источник богатства; богатство, добываемое трудом, есть единственное лекарство против страданий, бедности и против пороков праздности.

Ум не терпит неволи.

Уменьшить массу человеческих страданий и увеличить массу человеческих наслаждений. К этой цели клонились всегда сознательно и бессознательно, прямо и косвенно все усилия всех умных и честных людей.

Умственная апатия гораздо хуже самого мрачного суеверия и гораздо вреднее самого кровожадного фанатизма.

Умственная посредственность всегда отличается пассивным консерватизмом и противопоставляет натиску новых идей тупое сопротивление инерции.

Умственное спокойствие покупается ценой нравственного достоинства.

Характер закаляется трудом, и кто никогда не добывал себе собственным трудом насущного пропитания, тот в большей части случаев остается навсегда слабым, вялым и бесхарактерным человеком.

Цель жизни выбирается не характером, а умом; и выбор, удачный или неудачный, обуславливается тем умственным развитием и теми знаниями, которыми обладает человек в то время, когда ему приходится выбирать.

Человек, действительно имеющий какие-нибудь убеждения, только оттого и держится этих убеждений, что считает их истинными.

Человек – не пустая бутылка, в которую можно влить какую угодно жидкость.

Чем мельче становятся мысли и чувства, тем вычурнее и красивее подбираются для них названия.

Чтобы понимать человека, надо уметь поставить себя в его положение, надо перечувствовать его горе и радость.

Чувство страха составляет, по всей вероятности, самое мучительное из всех психических ощущений, доступных человеческой природе.

ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович.

(29.11/11.12.1856–30.05.1918).

Философ, видный деятель российского и международного социалистического движения.

Родился в селе Гудаловка Липецкой области в семье отставного штабс-капитана. В 1876 г. вступил в народническую организацию «Земля и воля», был участником Казанской демонстрации 1876 г.; после Воронежского съезда стал организатором «Черного передела». С 1880 г. находился в эмиграции. В 1883 г. стал основателем первой российской марксистской организации – группы «Освобождение труда». Входил в число основателей РСДРП, газеты «Искра». Февральская революция 1917 г. позволила вернуться в Россию после 37 лет изгнания. Поддерживал Временное правительство. К Октябрьской революции 1917 г. отнесся отрицательно, т. к. считал, что по степени социально-экономического развития Россия не готова к социалистической революции. Наиболее известны следующие его книги: «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», «К развитию монистического взгляда на историю», «Н.Г. Чернышевский» и сборники статей «За 20 лет», «Критика наших критиков». Умер в Териоки (сегодня Зеленогорск). Похоронен на Волковом кладбище в Санкт-Петербурге.

Да, конечно, счастье необходимо, но какое? Есть счастье – случай, – это бог с ним. Хотелось бы, чтобы счастье пришло как заслуга.

Давно уже было замечено, что таланты являются всюду и всегда, где и когда существуют общественные условия, благоприятные для их развития.

Добро само по себе не кажется на вид и убеждает нас, только если осветит его красота. Вот почему дело художника – это, минуя соблазн красивого зла, сделать красоту солнцем добра.

Идеал – движение: горе и счастье одинаково могут открыть и закрыть путь.

Искусство выигрывает, отворачиваясь от пошлости. Но когда оно отворачивается от великих исторических движений, оно само проникается элементами пошлости.

Когда художники становятся слепыми по отношению к общественным течениям своего времени, тогда очень сильно понижается в своей внутренней стоимости природа идей, выражаемых ими в своих произведениях.

Любить – это значит бороться за любимого человека.

Любовь на земле есть единственная достойная удивления сила.

Люди ищут пути на небо по той простой причине, что они сбились с дороги на земле.

Мудрый – это кто яснее других чувствует обязанность свою в отношении настоящего времени, кто наиболее современный человек.

Мы только тогда можем предвидеть будущее, когда поймем прошлое.

Неудачник хватается за любовь, как утопающий за соломинку, и его любовь – это любовь для себя.

Ни один великий шаг в истории не был сделан без помощи страсти, которая, удесятеряя нравственные силы и изощряя умственные способности деятелей, сама является великой прогрессивной силой.

Почти всегда скромность прямо пропорциональна талантливости.

Правда – это победа совести в человеке.

Трудно всякое дело, если только не хочется его делать, легко всякое дело, за которое мы беремся с полным убеждением в его плодотворности и необходимости.

У победителя – счастье. И только счастливый может великодушно любить.

Ум нередко умолкает, когда говорит сердце.

Уметь переносить свою старость – это великое геройство.

Что остается надолго, то рождается от цельной личности в муках и радостях, совершенно так же, как в природе рождается жизнь. Добраться бы в себе до этого синтеза рождения личности, как ученые добираются до синтеза белка, – вот соблазнительный и опасный путь творчества.

Чувство любви содержит в себе возможность рождения и роста нового человека, и если у любящих и не родится физическое дитя, все равно мы измеряем любовь по делам их, направленным к счастью нового человека.

ПУШКИН Александр Сергеевич.

(25.05/06.06.1799–29.01/10.02.1837).

Великий русский поэт, прозаик.

Родился в Москве в дворянской семье. В 1811 г. был зачислен в Царскосельский Лицей. Именно в лицее написал свои первые стихи. Окончив лицей, служил в Коллегии иностранных дел. Не принимая участия в деятельности первых тайных организаций, тем не менее был связан со многими членами декабристских обществ, писал политические эпиграммы и стихотворения: «Вольность» (1818), «К Чаадаеву», (1818) «Деревня» (1819) и др. В 1820 г. опубликовал поэму «Руслан и Людмила». Вольнолюбивые настроения в творчестве не остались без внимания властей, и под видом служебной необходимости в 1820 г. поэт был отправлен на юг. Во время пребывания на Кавказе и в Крыму написал «Кавказский пленник» (1822), «Бахчисарайский фонтан» (1824) и др. С 1824 по 1826 г. был выслан в имение отца Михайловское. Осенью 1830 г. отправился в нижегородское имение отца Болдино, где из-за холерных карантинов задержался на 3 месяца, ставших самыми плодотворными в его творчестве. Именно здесь написал «Повести Белкина», «Маленькие трагедии», «Сказку о попе и работнике его Балде», последние главы «Евгения Онегина», а также около 30 стихотворений. Осенью 1833 г. вернулся в Болдино, где создал «Пиковую даму», «Медного всадника», «Сказку о рыбаке и рыбке» и др. С ноября 1833 г. жил в Петербурге, где основал журнал «Современник». Умер от перитонита в результате ранения через два дня после дуэли с Ж. Дантесом. Похоронен на кладбище Святогорского монастыря Псковской губернии.

А счастье было так возможно, / Так близко!

Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад.

Блажен, кто смолоду был молод, / Блажен, кто вовремя созрел.

Болезнь любви неизлечима!

Брак холостит душу.

Быть можно дельным человеком / И думать о красе ногтей.

В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань.

Вообще несчастие жизни семейственной есть отличительная черта во нравах русского народа. Шлюсь на русские песни: обыкновенное их содержание – или жалобы красавицы, выданной замуж насильно, или упреки молодого мужа постылой жене. Свадебные песни наши унылы, как вой похоронный.

Врагов имеет в мире всяк, / Но от друзей спаси нас, Боже!

Всегда так будет, как бывало; / Таков издревле белый свет: / Ученых много – умных мало, / Знакомых тьма – а друга нет!

Вся жизнь – одна ли, две ночи.

Глаголом жги сердца людей.

Глупец тщеславный, не забудь о том, / Что слава добывается трудом.

Говорят, что счастье – хорошая школа. Может быть. Но счастье есть лучший университет. Оно довершает воспитание души, способной к доброму и прекрасному.

Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие.

Да, да, ведь ревности припадки – / Болезнь так точно, как чума, / Как черный сплин, как лихорадка, / Как повреждение ума.

Да, жалок тот, в ком совесть не чиста.

Дар напрасный, дар случайный, / Жизнь, зачем ты мне дана?

Если женщина в печали / Сквозь слез, украдкой, как-нибудь, / Назло привычке и рассудку, / Забудет в зеркало взглянуть, – / То грустно ей уж не на шутку.

Если жизнь тебя обманет, / Не печалься, не сердись! / В день уныния смирись: / День веселья, верь, настанет.

Зависимость жизни семейной делает человека более нравственным.

Зависть – сестра соревнования.

Здравствуй, племя младое, незнакомое!

Злословие даже без доказательств оставляет почти вечные следы.

И всюду страсти роковые, / И от судеб защиты нет.

И сердце вновь горит и любит – оттого, / Что не любить оно не может.

Клеветник без дарованья, / Палок ищет он чутьем, / А дневного пропитанья – / Ежемесячным враньем.

Кто раз любил, тот не полюбит вновь.

Льстецы, льстецы! Старайтесь сохранить / И в подлости осанку благородства.

Любви все возрасты покорны.

Любите самого себя, / Достопочтенный мой читатель! / Предмет достойный, ничего / Любезней, верно, нет его.

Люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения.

Молодость – величайший чародей.

Мы почитаем всех нулями, / А единицами себя.

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Нас пыл сердечный рано мучит, / Как говорил Шатобриан, / Не женщины любви нас учат, / А первый пакостный роман.

Не должно русских писателей судить, как иноземных. Там пишут для денег, а у нас (кроме меня) из тщеславия.

Не лгать – можно; быть искренним – невозможность физическая. Перо иногда остановится, как с разбега перед пропастью – на том, что посторонний прочел бы равнодушно.

Недолго женскую любовь / Печалит хладная разлука: / Пройдет любовь, настанет скука, / Красавица полюбит вновь.

Нельзя надеяться на женскую верность; счастлив, кто смотрит на это равнодушно.

Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности.

Но грустно думать, что напрасно / Была нам молодость дана.

Нравственные поговорки бывают удивительно полезны в тех случаях, когда мы от себя мало что можем выдумать себе в оправдание.

Обычай – деспот меж людей.

Одна из причин жадности, с которой читаем записки великих людей, – наше самолюбие: мы рады, ежели сходствуем с замечательным человеком чем бы то ни было: мнениями, чувствами, привычками – даже слабостями и пороками.

Вероятно, больше сходства нашли бы мы с мнениями, привычками и слабостями людней вовсе ничтожных, если б они оставляли нам свои произведения.

Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного.

Отсутствие общественного мнения – это равнодушие ко всякому долгу, справедливости, праву и истине. Это циничное презрение к мысли и к достоинству человека.

Переводчики – почтовые лошади просвещения.

Повторенное острое слово становится глупостью.

Пошлость – это то, что пошло в народ.

Поэзия – добрая умная старушка, к которой можно иногда зайти, чтобы забыть на минуту сплетни, газеты и хлопоты жизни, повеселиться ее милым болтаньем и сказками; но влюбиться в нее – безрассудно.

Скука есть одна из принадлежностей мыслящего существа.

Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная.

Совесть – когтистый зверь, скребущий сердце.

Тонкость не доказывает еще ума. Глупцы и даже сумасшедшие бывают удивительно тонки.

Точность – вежливость поваров.

Точность и краткость – вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей, без них блестящие выражения ничему не служат.

Ты понял жизни цель, счастливый человек, / Для жизни ты живешь.

Ученый без дарования подобен тому бедному мулле, который изрезал и съел Коран, думая исполниться духа Магометова.

Хвалу и клевету приемли равнодушно, / И не оспоривай глупца.

Чем более мы холодны, расчетливы, осмотрительны, тем менее подвергаемся нападениям насмешки. Эгоизм может быть отвратительным, но он не смешон, ибо благоразумен. Однако есть люди, которые любят себя с такой нежностью, удивляются своему гению с таким восторгом, думают о своем благосостоянии с таким умилением, о своих неудовольствиях с таким состраданием, что в них и эгоизм имеет смешную сторону энтузиазма и чувствительности.

Чем меньше женщину мы любим, / Тем легче нравимся мы ей.

Чтение – вот лучшее учение!

Что было, то не будет вновь.

Что пройдет, то будет мило.

Что слава? Яркая заплата.

Чувство выздоровления – одно из самых сладостных.

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Я пережил свои желанья.

РОЗАНОВ Василий Васильевич.

(20.04/02.05.1856–05.02.1919).

Религиозный философ, литературный критик, публицист.

Родился в городе Ветлуге Костромской губернии в семье чиновника. Окончив историко-филологический факультет Московского университета в 1882 г., работал учителем истории и географии в гимназиях Брянска, Ельца, города Белого Смоленской губернии. Одновременно трудился над философской рукописью «О понимании», опубликованной в 1888 г. В 1890–95 гг. перевел «Метафизику» Аристотеля и одновременно опубликовал свою книгу «Место христианства в истории». В 1894 г. издал книгу «Легенда о Великом инквизиторе Ф.М. Достоевского», принесшую ему известность в литературных кругах. В 1899—1901 гг. вышло несколько сборников его статей – «Сумерки просвещения», «Литературные очерки», «Религия и культура», «Природа и история», «В мире неясного и несовершенного». В 1911 г. издал книги «Темный лик» и «Люди лунного света», в 1912 г. – эссе «Уединенное». Октябрьскую революцию 1917 г. встретил настороженно. Находясь с семьей в Сергиевом Посаде, в 1917–18 гг. написал последнюю книгу «Апокалипсис нашего времени» о гибели европейской культуры. Умер в Сергиевом Посаде в крайней нищете. В.В. Розанов – один из наиболее одаренных, сильных, но и противоречивых русских религиозных философов, имевших огромное влияние на русскую философскую мысль ХХ в.

Без веры в себя нельзя быть сильным, но вера в себя разливается в человеке нескромностью. Удалить это противоречие – одна из труднейших задач жизни и личности.

Будь верен в дружбе и верен в любви: остальных заповедей можно и не исполнять.

В России вся собственность выросла из «выпросил», или «подарил», или кого-нибудь «обобрал». Труда собственности очень мало. И от этого она не крепка и не уважается.

Воображать легче, чем работать: вот происхождение социализма (по крайней мере, ленивого русского социализма).

Вот и совсем прошла жизнь… Остались немногие хмурые годы, старые, тоскливые, ненужные…

Вселенная есть шествование. И когда замолкнут шаги – мир кончится. И теперь уже молчание есть вечерняя заря мира.

Двоякого рода может быть жизнь человека: бессознательная и сознательная. Под первою я разумею жизнь, которая управляется причинами; под второю – жизнь, которая управляется целью. Жизнь, управляемую причинами, справедливо назвать бессознательной; это потому, что хотя сознание здесь и участвует в деятельности человека, но лишь как пособие: не оно определяет, куда эта деятельность может быть направлена, и также – какова она должна быть по своим качествам.

Дешевые книги – это некультурность. Книги и должны быть дороги. Это не водка.

Есть люди, которые как мостик, существуют для того, чтобы по нему перебегали другие. И бегут, бегут; никто не оглянется, не взглянет под ноги. А мостик служит и этому, и другому, и третьему поколению.

Жалость – в маленьком. Вот почему я люблю маленькое.

Жизнь требует верного глаза и твердой руки. Жизнь не слезы, не вздохи, а борьба, и страшная борьба.

Жизнь, управляемую целью, справедливо назвать сознательной, потому что сознание является здесь началом господствующим, определяющим. Ему принадлежит выбор, к чему должна направиться сложная цель человеческих поступков… Из самого понятия о сознательной жизни прямо вытекает, что вопрос о цели человеческого существования есть первый, разрешение которого необходимо для сознательности этого существования.

Идея счастья как верховного начала человеческой жизни, не указывая на постоянно должное, не может служить и руководительным принципом для человека… Не будучи руководительным принципом для человека, идея счастья не есть и верховное объяснение его жизни.

Как увядающие цветы – люди. Осень – и ничего нет. Как страшно это «нет». Как страшна осень.

Как я отношусь к молодому поколению? Никак. Не думаю. Думаю только изредка. Но всегда мне его жаль. Сироты.

Книга вообще должна быть горда, самостоятельна и независима. Для этого она прежде всего должна быть дорога.

Книга должна отворачиваться от всякого, кто при виде на цену ее сморщивается.

Кто не знал горя, не знает и религии.

Кто не любит радости человека, тот не любит и самого человека.

Литература есть самый отвратительный вид торга. И потому удвоенно-отвратительный, что тут замешивается несколько таланта и что «торгуемые вещи» суть действительные духовные ценности.

Любовь есть боль. Кто не болит (о другом), тот и не любит.

Любовь подобна жажде. Она есть жаждание души тела (т. е. души, коей проявлением служит тело).

Люди, которые никуда не торопятся – это и есть Божьи люди. Люди, которые не задаются никакой целью – тоже Божьи люди.

Мир живет великими заворожениями. Мир вообще ворожба. И «круги» истории, и эпициклы планет.

Может быть, народ наш и плох, но он – наш народ, и это решает всё.

Может быть, я расхожусь не с человеком, а только с литературой? Разойтись с человеком страшно. С литературой – ничего особенного.

Мы гибнем сами, осуждая духовенство. Без духовенства – погиб народ. Духовенство блюдет его душу.

Мы рождаемся для любви. И насколько мы не исполнили любви, мы томимся на свете. И насколько мы не исполнили любви, мы будем наказаны на том свете.

Никакой человек не достоин похвалы. Всякий человек достоин только жалости.

Общество, окружающие убавляют душу, а не прибавляют. «Прибавляет» только теснейшая и редкая симпатия, «душа в душу» и «один ум». Таковых находишь одну-две за всю жизнь. В них душа расцветает. И ищи ее. А толпы бегай или осторожно обходи ее.

Парламент наш не есть политическое явление, а просто казенный клуб на правительственном содержании.

Писательство есть Рок. Писательство есть fatum. Писательство есть несчастие.

Под счастьем можно разуметь только удовлетворенность, т. е. такое состояние, при котором отсутствует дальнейшее движение в человеке желания как чего-то ищущего, стремящегося возобладать. Этот покой душевной жизни, это равновесие всех сил человека, вернувшихся после долгой борьбы с внешними препятствиями и победы над ними внутри себя, вполне покрывает понятие счастья, тождественно с ощущением его полноты.

Порок живописен, а добродетель так тускла. Что же всё это за ужасы?!

Почти общий закон развращенности – неспособность к сильной любви, непременной и роковой. Отличительная черта развращенного человека – что он безличен в сношениях своих с женщинами. Для него есть удовольствие, но нет привязанности.

Проклятый алкоголь есть европейская форма опия… Но качество и следствие его – точь-в-точь как опия и гашиша: одурение, расшатанность воли и характера, нищенство, вырождение, смерть, преступление.

Революция – когда человек преображается в свинью, бьет посуду, гадит в хлев, зажигает дом.

«Религия» никогда не возмущалась никаким злом (исключения не в счет), потому что «религиозные люди» всегда были изумительно равнодушны к добру и злу.

Родила червяшка червяшку. Червяшка поползла. Потом умерла. Вот наша жизнь.

Самолюбие и злоба – из этого смешана вся революция.

Секрет писательства заключается в вечной и невольной музыке в душе. Если ее нет, человек может только «сделать из себя писателя». Но он не писатель.

Слабохарактерность – главнейший признак неправдивости.

Смерть есть то, после чего ничто не интересно.

Сознание выполняет свою служебную роль: указывает способы той или иной деятельности, ее легчайшие пути, возможное и невозможное для выполнения из того, к чему нудят человека причины.

Стиль есть душа вещей.

Страшная пустота жизни. О, как она ужасна…

Судьба девушки без детей ужасна, дымна, прогоркла.

Сущность молитвы заключается в признании глубокого своего бессилия, глубокой ограниченности. Молитва – где «я не могу»; где «я могу» – нет молитвы.

Тайна писательства в кончиках пальцев, а тайна оратора в кончике его языка.

Только в старости узнаешь, что «надо было хорошо жить».

В юности это даже не приходит на ум. И в зрелом возрасте – не приходит. А в старости воспоминание о добром поступке, о ласковом отношении, о деликатном отношении – единственный «светлый гость» в «комнату» (душу).

Только горе открывает нам великое и святое. До горя – прекрасное, доброе, даже большое. Но никогда именно великого, именно святого.

Только оканчивая жизнь, видишь, что вся твоя жизнь была поучением, в котором ты был невнимательным учеником.

Человек живет как сор и умирает как сор.

Человек искренен в пороке и неискренен в добродетели.

Чиновничество оттого ничего и не задумывает, ничего не предпринимает, ничего нового не начинает и даже всё «запрещает», что оно «рассчитано на маленьких».

Читальни и публичные библиотеки суть публичные места, развращающие народ, как дома терпимости.

Что такое «писатель»? Брошенные дети, забытая жена, и тщеславие, тщеславие… Интересная фигура.

Чувство родины должно быть великим горячим молчанием.

Я еще не такой подлец, чтобы думать о морали. Миллион лет прошло, пока моя душа выпущена была погулять на белый свет, и вдруг бы я ей сказал: ты, душенька, не забывайся и гуляй «по морали». Нет, я ей скажу: гуляй, душенька, гуляй, славненькая, гуляй, добренькая, гуляй, как сама знаешь. А к вечеру пойдешь к Богу. Ибо жизнь моя есть день мой, и он именно мой день, а не Сократа или Спинозы.

Я пришел в мир, чтобы видеть, а не совершить.

Язычество есть младенчество человечества, а детство в жизни каждого из нас – это есть его естественное язычество. Так что мы все проходим «через древних богов» и знаем их по инстинкту.

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ МУДРОСТИ.

Беден не тот, у кого мало, а тот, кому мало.

Бездетный умрет – и собака не взвоет.

Бестолковый отдых утомляет хуже работы.

Брань правды не любит.

Брюхо старой дружбы не помнит.

Будешь сладок – разлижут, будешь горек – заплюют.

Будьте здоровы, живите богато, / Насколько позволит вам ваша зарплата. / А если зарплата вам жить не позволит, / Тогда не живите, никто не неволит.

Быть трусом позорно, но еще позорнее выказывать храбрость только из боязни, что тебя назовут трусом.

Всякое дело начинай с головы.

Где венчают, тут и погребают (отпевают).

Где хвост – начало, там голова – мочало.

Глаза есть зеркало души.

Говорить правду – потерять дружбу.

Горе на двоих – полгоря, радость на двоих – две радости.

Горечи сердца не усладишь улыбкой.

Для себя жить – тлеть, для семьи – гореть, а для народа – светить.

До тридцати лет греет жена, после тридцати – рюмка вина, а после и печь не греет.

Думе на счастье не поддавайся!

Дурак тот, кто не может рассердиться, но мудр тот, кто не хочет быть сердитым.

Жадность – покою лютый враг.

Живи для людей, поживут и люди для тебя. Коллективно жить – не зря небо коптить.

Жизнь дана на добрые дела.

Жить – Родине служить.

За что возьмешься с трудолюбием, всё заблестит.

Запретный плод сладок.

Иногда и в улыбке скрывается яд.

Кабы снова на свет народиться, знал бы, как состариться.

Коготок увяз – всей птичке пропасть.

Колотись, бейся, а всё надейся.

Кто в двадцать не здоров, в тридцать не умен, а в сорок не богат, тому век таким не бывать.

Кто драку затевает, чаще битым бывает.

Кто легко верит, тот легко и пропадает.

Кто любит труд, того люди чтут.

Кто сеет ветер, тот пожнет бурю.

Лучше страдать брюхом, нежели духом.

Любя, помни, что есть ненависть. Ненавидя, помни, что есть любовь.

Молодость плечами покрепче, старость головою.

На счастье не надейся!

На чужой каравай рот не разевай.

Не бойся горького, бойся сладкого.

Не будь упрям, а будь прям.

Не в бороде честь, борода и у козла есть.

Не годами старость красна, а делами.

Не живи как хочется, а живи как можется.

Не кичись, а учись.

Нет худа без добра.

Одно доброе дело ценнее сотни проповедей о добре.

От старых дураков и молодым житья нет.

Плох тот солдат, который не думает стать генералом.

Повторение – мать учения.

Пока брага да пирожки, есть и дружки.

Поспешишь – людей насмешишь.

Пьяного речи – трезвого мысли.

Смех без причины – признак дурачины.

Смолоду наживай, а под старость проживай.

Счастлив тот, кто без порока живет.

Счастье зови, а горе терпи.

Счастье и несчастье на одном коне ездят.

Счастье идет на костылях, а несчастье летит на крыльях.

Счастье многих обманывает.

Счастье что палка: о двух концах.

У кого что болит, тот о том и говорит.

Умирают люди, а хорошее дело – никогда.

Умная ложь лучше глупой правды.

Умный любит учиться, дурак – учить.

Умный многому сумеет научиться у врага.

Умный не говорит всё, что знает, а глупый не всё знает, что говорит.

Холостой брюзжит – женится, женатый брюзжит – кается, старый брюзжит – умирать собирается.

Хороший ученик видит ошибки своего учителя, но молчит о них почтительно, ибо самые эти ошибки служат ему в пользу и наставляют его на прямой путь.

Худо тому, кто добра не делает никому.

Чванство не ум, а недоумие.

Чего нет в мыслях, того не будет и в глазах.

Человек без друзей что дерево без корней.

Человек без родины что соловей без песни.

Человек неученый что топор неточеный.

Человеческие слабости – казне радости.

Чем смолоду похвалится, тем в старости покается.

Черную душу мылом не отмоешь.

Что посеешь, то и пожнешь.

Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.

Юн с пирушками, а стар с подушками.

САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН Михаил Евграфович.

(Щедрин – псевдоним).

(15/27.01.1826–28.04/10.05.1889).

Писатель.

Родился в селе Спас-Угол Тверской губернии в старинной дворянской семье. Получив хорошее домашнее образование, в 10 лет был принят пансионером в Московский дворянский институт, в 1838 г. переведен в Царскосельский лицей. Первые повести «Противоречия» (1847), «Запутанное дело» (1848) своей острой социальной проблематикой обратили на себя внимание властей. Писатель был выслан в Вятку, где работал советником губернского правления, что дало возможность часто бывать в командировках и наблюдать чиновный мир и крестьянскую жизнь. В 1855 г. вернулся в Петербург и возобновил литературную работу. В 1856–57 гг. написал «Губернские очерки», изданные от имени «надворного советника Н. Щедрина», ставшего известным всей читающей России, назвавшей его наследником Н.В. Гоголя. В 1856–58 гг. был чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел. В 1858–62 гг. служил вице-губернатором в Рязани, Твери, опубликовал «Невинные рассказы», «Сатиры в прозе». В 1865–68 гг. возглавлял Казенные палаты в Пензе, Туле, Рязани; наблюдения за жизнью этих городов легли в основу «Писем о провинции» (1869). В 1870 г. написал «Историю одного города». В 1880-е годы его сатира достигла кульминации в своем гневе и гротеске: «Современные идиллии» (1877); «Господа Головлевы» (1880); «Пошехонские рассказы» (1883). В последние годы жизни создал свои шедевры: «Сказки» (1886); «Мелочи жизни» (1887); «Пошехонская старина» (1889). Умер в Петербурге.

Благонадежность – это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость.

В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.

Везде литература ценится не на основании гнуснейших ее образцов, а на основании тех ее деятелей, которые воистину ведут общество вперед.

Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства.

Градоначальник никогда не должен действовать иначе, как чрез посредство мероприятий.

Всякое его действие есть не действие, а есть мероприятие.

Громадная сила – упорство тупоумия.

Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении и так до смерти столбом и простоит.

Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях – пирог с казенной начинкою.

Есть множество средств сделать человеческое существование постылым, но едва ли не самое верное из всех – это заставить человека посвятить себя культу самосохранения, победить в себе всякое буйство духа и признать свою жизнь низведенною на степень бесцельного мелькания на всё то время, покуда будет длиться искус животолюбия.

Женщины составляют истинный клад для талантливых натур, которые в семействе любят играть по преимуществу роль трутней.

Идея, согревающая патриотизм, – это идея общего блага… Воспитательное значение патриотизма громадно: это школа, в которой человек развивается к восприятию идеи о человечестве.

История человеческих обществ есть не что иное, как история разложения масс под влиянием сознательной мысли.

Литература – это сокращенная вселенная.

Лицемерие – ни дать ни взять сущая девица; но точно ли сущая – этого и сам черт не разберет.

Многие склонны путать понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Не к тому будь готов, чтобы исполнить то или другое, а к тому, чтобы претерпеть.

Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена – переходные.

Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен к судьбам родной страны, к судьбам ближнего.

Ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность.

Ничто в такой степени не возбуждает умственную деятельность, не заставляет открывать новые стороны предметов и явлений, как сознательные симпатии или антипатии.

Ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех.

Одна литература изъята от законов тления, она одна не признает смерти.

Однообразие воззрений, особливо ежели оно имеет оттенок вынужденности, создает одноформенность потребностей и стремлений, а затем угрюмость и одичалость.

Отечество – тот таинственный, но живой организм, очертания которого ты не можешь для себя отчетливо определить, но которого прикосновение к себе непрерывно чувствуешь, ибо ты связан с этим организмом непрерывной пуповиной.

Политическая мудрость всех веков и народов убеждает, что цели ближайшие и непосредственные суть в то же время и наиболее желанные.

При открытом обсуждении не только ошибки, но самые нелепости легко устраняются при помощи полемики.

Приветливый вид, благосклонный взгляд суть такие же меры внутренней политики, как и экзекуция.

Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления.

Русская женщина всегда одинакова: и в городе, и в деревне она что-то вечно ищет, какую-то потерянную булавку, и никак не может умолчать, что находка этой булавки может спасти мир.

Самые закоренелые проходимцы – и те понимают, что в стыдящемся человеке есть нечто, выделяющее его из массы бездельников и глупцов.

Система очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.

Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.

Стыд есть драгоценнейшая способность человека ставить свои поступки в соответствие с требованиями той высшей совести, которая завещана историей человечества.

Талант сам по себе бесценен и приобретает окраску только в применении.

Традиция – накопление невежества.

У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!

Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.

Человек без ума в скором времени делается игралищем страстей.

Человек уже так устроен, что и на счастье-то как будто неохотно и недоверчиво смотрит, так что и счастье ему надо навязывать.

Что лучше – снисходительность без послабления, или же строгость, сопряженная с невзиранием?

Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.

СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич.

(16/28.01.1853–31.07/13.08.1900).

Философ, поэт, публицист, литературный критик.

Родился в Москве в семье известного русского историка С.М. Соловьева. В 1873 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета. В 1877 г. был назначен членом ученого комитета Министерства народного просвещения. В 1880 г. получил степень доктора философии, стал читать лекции в Санкт-Петербургском университете. С 1891 г. состоял редактором философского отдела в словаре Брокгауза и Ефрона. Его первое опубликованное философское сочинение – книга «Кризис западной философии: против позитивистов» (1874); за ней последовали «Критика отвлеченных начал» (1880), «Чтение о Богочеловечестве» (1881), «Религиозные основы жизни» (1884), «Магомет, его жизнь и религиозное учение» (1896), «Оправдание добра» (1897). В основе его работ лежит стремление к универсальному всеединству, путь к которому он видел в синтезе философии, науки и религии (опыта, знания и веры). В 1880-е годы написал и опубликовал ряд работ, в которых пропагандировал идею воссоединения Западной и Восточной Церквей под главенством Римского Папы, за что подвергся критике славянофилов и консерваторов. Стал одним из самых заметных русских поэтов 1880–90-х годов, считался одним из предтеч русского символизма. Он также является автором многочисленных эпиграмм и шуточных пьес. Умер в имении П.Н. Трубецкого. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В.В. Соловьев сыграл значительную роль в развитии русской философии и поэзии конца XIX – начала XX в. Оказал влияние на религиозную философию Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, С.Н. и Е.Н. Трубецких, П.А. Флоренского, С.Л. Франка, а также на творчество поэтов-символистов – А. Белого, А. Блока и др.

Аскетизм, как возведенное в принцип воздержание, есть борьба с плотью для укрепления духа и для одухотворения тела.

Бедность, переходящая известную границу, когда она становится отвратительной и принуждает человека отдавать всё свое время и все свои силы на механическую работу, – такая бедность противоречит человеческому достоинству и поэтому несовместима с подлинной общественной нравственностью.

Без государства не было бы культуры, без культуры не было бы общественной нравственности, а без нравственности общественной высокая личная добродетель если бы и явилась каким-то чудом, то не могла бы осуществиться, осталась бы только случайным и бесплодным порывом.

Бескорыстие есть свобода духа от привязанности к материальным благам.

Благоговение есть ощущение высшего идеала как истинно сущего, вызывающего стремление к действительной перемене себя в смысле приближения к высшему совершенству.

В полемике очень редко удается что-нибудь окончательно уяснить.

Вино – прекрасный реактив: в нем обнаруживается весь человек: кто скот, тот в вине станет совершенной скотиной, а кто человек – тот в вине станет ангелом.

Воздержание является добродетелью лишь в отношении действий постыдных. Добродетель не требует, чтобы человек был воздержен вообще и во всём, но чтобы он воздерживался от того, что ниже человеческого достоинства.

Война всегда была прямым средством для внешнего и косвенным средством для внутреннего объединения человечества. Разум запрещает бросать это оружие, пока оно нужно, но совесть обязывает стараться, чтобы оно перестало быть нужным.

Война сама по себе уже есть временное упразднение правовых отношений между воюющими народами, их более или менее полное возвращение к естественному состоянию Борьбы стихийных сил.

Всё то, что мы называем злом в нравственном смысле: насилие, порабощение, истребление одного существа другим, – всё это есть мировой закон, закон природы, которая тем только и живет, что существа борются и истребляют друг друга.

Всегда, когда люди бескорыстно служат какому-нибудь высокому интересу и всецело отдаются ему, они вместе с тем, даже помимо своей воли, достигают и других полезных результатов.

Вся прелесть детей для нас, особая, человеческая их прелесть неразрывно связана с надеждою, что они будут не то, что мы, будут лучше нас.

Высшая нравственность требует некоторой свободы для безнравственности.

Высшее благо есть единство добродетели и благополучия.

Два близких между собой желания, как два невидимых крыла, подымают душу человеческую над остальною природой: желание бессмертия и желание правды.

Если истинное благополучие есть состояние прочной удовлетворенности, то истинно благополучным может быть лишь человек, находящий удовлетворение в том, что не может быть у него отнято, т. е. в самом себе.

Задача права вовсе не в том, чтобы лежащий во зле мир обратился в Царствие Божие, а только в том, чтобы он до времени не превратился в ад.

Идеалом может быть только то, что само по себе имеет всеобщее значение, что способно всё в себе совместить и всех объединить собою.

Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности.

Истина – это правда добра.

Истинная сущность жалости не есть простое отождествление себя и другого, но признание за другим собственного значения – права на существование и наибольшее благополучие.

Качество правительственных деятелей зависит от качеств того общества, из которого они выходят, и, следовательно, самым надежным путем улучшения представляется перевоспитание общества.

Кто хочет принять смысл жизни как внешний авторитет, тот кончает тем, что за смысл жизни принимает бессмыслицу своего собственного произвола.

Логика – это химия мыслимого мира.

Наслаждение есть не что иное, как состояние воли, достигшей своей цели, какова бы ни была сама эта воля и какова бы ни была ее цель.

Настоящая коренная причина всех дел человеческих, малых и больших, частных и всемирно-исторических, есть человеческая воля.

Нравственная обязанность настоящего патриота – служить народу в человечестве и человечеству в народе.

Нравственное значение брака состоит в том, что женщина перестает быть орудием естественных влечений, а признается как существо абсолютно ценное само по себе, как необходимое восполнение индивидуального человека до его истинной целостности.

Половая страсть обманывает человеческое сердце призраком любви. Но она не есть любовь, только, наверное, подобие любви. Любовь есть внутренняя неразделенность и единосущее двух жизней, а естественная страсть только стремится к этому, но никогда не достигает, почему и следствием ее бывает только нечто внешнее, отдельное от обоих производителей и могущее быть для них совершенно чуждым и даже враждебным. Злоба и вражда в нашей природной жизни вполне действительны, а любовь в ней призрачна.

Право в интересе свободы дозволяет людям быть злыми, не вмешивается в их свободный выбор между добром и злом; оно только в интересе общего блага препятствует злому человеку стать злодеем.

Разочарованный и отчаявшийся самоубийца разочаровался и отчаялся не в смысле жизни, а как раз наоборот – в своей надежде на бессмысленность жизни.

Русский народ не пойдет за теми людьми, которые называют его святым только для того, чтобы помешать ему быть справедливым.

Свобода – это когда не нужно выбирать.

Смысл общества в том, чтобы обеспечить каждому из его членов не только материальное существование, но и существование достойное.

Совесть – это социальный стыд, а стыд – это природная совесть.

Современная религия есть вещь очень жалкая; собственно говоря, религии как господствующего начала, как центра духовного тяготения нет совсем, а есть так называемая религиозность как личное настроение, личный вкус.

Справедливость в нравственном смысле есть некоторое самоограничение, ограничение своих притязаний в пользу чужих прав; справедливость является, таким образом, некоторым пожертвованием, самоотрицанием.

Справедливость не есть простое равенство, а равенство в исполнении должного.

Сравнивают народ с растением, говорят о крепости корней, о глубине почвы. Забывают, что и растение, для того чтобы приносить цветы и плоды, должно не только держаться корнями в почве, но и подниматься над почвой, должно быть открыто для внешних чужих влияний, для росы и дождя, для свободного ветра и солнечных лучей.

Страдание – не что иное, как невольное подчинение чему-нибудь внешнему.

Стыд – это природная совесть, совесть – это общественный стыд.

Сущность права состоит в равновесии двух нравственных интересов: личной свободы и общего блага.

Ум, одолевший собственные сомнения, не делает сердце равнодушным к чужим заблуждениям.

Употреблять насилие для осуществления правды значит признать правду бессильною.

Христианство есть откровение совершенного Бога в совершенном человеке.

Человек должен быть нравственным свободно, а для этого нужно, чтобы ему была предоставлена и некоторая свобода быть безнравственным.

Человек мог бы быть определен как животное стыдящееся.

Человек – существо социальное, и высшее дело его жизни, окончательная цель его усилий лежит не в его личной судьбе, а в социальных судьбах всего человечества.

Чем сильнее страсть, тем большую пассивность духа она показывает.

Я стыжусь, следовательно, еще существую, не физически только существую, но и нравственно, – я стыжусь своей животности, я еще существую как человек.

СТАНИСЛАВСКИЙ Константин Сергеевич.

(настоящая фамилия – Алексеев).

(05/17.01.1863–07.08.1938).

Театральный режиссер, актер, педагог.

Родился в Москве в богатой купеческой семье. В 1881 г. окончил Лазаревский институт. Много лет проработал на фабрике отца, а вечерами играл в Алексеевском театральном кружке, где его признавали лучшим актером-любителем. В 1888 г. был одним из основателей Московского общества Искусства и Литературы. В 1898 г. совместно с В.И. Немировичем-Данченко основал Московский Художественный Театр. Его Режиссура была поистине гениальной. Он разгадывал краски жизни, открывавшейся ему в пьесе, рисовал себе образ мира, в котором происходило действие, и мгновенно оживлял его своей фантазией. Роли, созданные Станиславским как актером, – Астров («Дядя Ваня»), Штокман («Доктор Штокман»), Вершинин («Три сестры»), Сатин («На дне»), Гаев («Вишневый сад»), Шабельский («Иванов») – были признаны гениальными как русской, так и европейской критикой. Основываясь на традициях русского театра, где отдавалось предпочтение «переживанию» нежели «представлению» чувств героя, выработал систему актерского мастерства, являющуюся основой для современных актеров как в России, так и за рубежом. Умер в Москве.

75% того, что делается на репетиции, обычно не входит в спектакль.

Актер должен научиться трудное сделать привычным, привычное легким, легкое прекрасным.

Актер прежде всего должен быть культурным и понимать, уметь дотягиваться до гениев литературы.

Вдохновение является лишь по праздникам. Поэтому нужен какой-то более доступный, протоптанный путь, которым владел бы актер, а не такой, который владел бы актером, как это делает путь чувства. Таким путем, которым может легче всего овладеть актер и который он может зафиксировать, является линия физических действий. Когда эти физические действия ясно определяются, актеру останется только физически выполнять их.

Воля бессильна, пока она не вдохновится желанием.

Гении родятся веками, большие таланты – десятилетиями, таланты – годами, посредственности – днями и бездарности – часами.

Для детей нужно писать так же, как для взрослых, только еще лучше.

Для тех, кто не умеет одеваться, созданы моды.

Дом кладут по кирпичу, а роль складывают по маленьким действиям.

Единственный царь и владыка сцены – талантливый артист.

Если бы смысл театра был только в развлекательном зрелище, быть может, и не стоило бы класть в него столько труда. Но театр есть искусство отражать.

Жест должен аккомпанировать чувству, но не слову.

Играть при полном и сочувствующем вам зрительном зале – то же, что петь в помещении с хорошей акустикой.

Искренность и простота – дорогие свойства таланта.

Искусство должно раскрывать глаза на идеалы, самим народом созданные.

Каждый день, в который вы не пополнили своего образования хотя бы маленьким, но новым для вас куском знания… считайте бесплодно и невозвратно для себя погибшим.

Когда играешь злого – ищи, где он добрый.

Либо вы (режиссер) инициатор творчества, а мы (актеры) простой материал в ваших руках, попросту ремесленники, либо, наоборот, мы творим, а вы нам только помогаете. Иначе что же выйдет?

Любите искусство в себе, а не себя в искусстве.

Мы ненавидим театральность в театре, не любим сценичное на сцене. Это огромная разница.

Мысль, прежде чем стать мыслью, была чувством.

Не всякая правда – красота, но всякая красота – правда.

Не существует искусства, которое не требовало бы виртуозности, и не существует окончательной меры для полноты этой виртуозности.

Нельзя плевать в алтаре, а потом молиться там же, на заплеванном полу.

Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры.

Основа всей жизни человека – ритм, данный каждому его природным дыханием.

Подлинное искусство всех народов и веков понятно всему человечеству.

Подлинность вещей должна смениться подлинностью чувств.

Понимать – значит чувствовать.

Пускай старая мудрость направляет юную бодрость и силу, пускай юная бодрость и сила поддерживают старую мудрость.

Сначала убедись, а потом уж убеждай.

Собственный пример – лучший способ заслужить авторитет.

Сцену нужно сделать, а потом сыграть.

Творчество есть прежде всего полная сосредоточенность всей духовной и физической природы. Она захватывает не только зрение и слух, но и все пять чувств человека, она захватывает, кроме того, и тело, и мысль, и ум, и волю, и чувство, и память, и воображение. Вся духовная и физическая природа должна быть устремлена при творчестве на то, что происходит в душе воображаемого мира.

Театр начинается с вешалки.

Театр – сильнейшее оружие, но, как и всякое оружие, о двух концах: оно может приносить великое благо людям и может быть величайшим злом.

Тот, кто умеет парить над землей, тот не упадет на нее.

Учитесь слушать, понимать и любить жестокую правду о себе.

Хорошие декорации для любителей – спасение. Сколько актерских грехов прикрывается живописностью, которая легко придает всему спектаклю художественный оттенок! Недаром же так много актерских и режиссерских бездарностей усиленно прячутся на сцене за декорации, костюмы, красочные пятна, за стилизацию, кубизм, футуризм и другие «нэмы», с помощью которых стараются эпатировать неопытного и наивного зрителя.

Чем талантливее художник, тем опаснее его ошибки.

Что такое талант? Душа.

Чувство зафиксировать нельзя.

СУВОРОВ Александр Васильевич.

(13/24.11.1729–06/18.05.1800).

Великий русский полководец, один из основоположников русского военного искусства.

Родился в Москве в семье военного. С детства проявил интерес к военному делу, пользуясь богатой библиотекой отца, изучал артиллерию, фортификацию, военную историю. В 1742 г. был зачислен солдатом в лейб-гвардии Семеновский полк. В 1762 г. произведен в полковники. В 1768–72 гг. воевал в Польше, делая успехи в военной карьере. С 1772 г. – генерал-майор. В 1773–80 гг. в войне с турками одержал победы под Туртукаем и при Козлудже, под Кинбурном и Очаковом, при Фокшанах и на реке Рымник, за что был возведен «в графское Российской империи достоинство». Вершиной его военных успехов в войне с Турцией стал штурм Измаила (11.12.1790). В 1794 г. подавил восстание в Польше и взял Варшаву, за что был удостоен звания фельдмаршала. В общей сложности дал ок. 60 сражений и боев и все их выиграл. Умер от гангрены в Санкт-Петербурге, похоронен в Александро-Невской лавре. А.В. Суворов вошел в историю как гениальный полководец и военный мыслитель. Обогатил все области военного дела новыми выводами и положениями, разработал и применил в полководческой практике более совершенные формы и способы ведения вооруженной борьбы, которые намного опередили свою эпоху и обеспечили русскому военному искусству ведущее место в мире.

Без добродетели нет ни славы, ни чести.

Будь чистосердечен с друзьями твоими, умерен в своих нуждах и бескорыстен в своих поступках.

Возьми себе в образец героя древних времен, наблюдай его, иди за ним вслед, поравняйся, обгони – слава тебе!

Вывеска дурака – гордость; людей посредственного ума – подлость; а человека истинных достоинств – возвышенность чувств, прикрытая скромностью.

Дисциплина – мать победы.

Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека, но я заключал доброе имя в славе моего Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию.

Никогда самолюбие, часто покорное покрывало скоропреходящих страстей, не управляло моими деяниями. Я забывал себя там, где надлежало мыслить о пользе общей. Жизнь моя была суровая школа, но нравы невинны и природное великодушие облегчали мои труды: чувства мои были свободны, а сам я тверд.

За ученого трех неученых дают.

Как бы плохо ни приходилось, никогда не отчаивайся, держись, пока силы есть.

Кто напуган – наполовину побит.

Кто привык к трудам, тому труд облегчен.

Легко в учении – тяжело в походе, тяжело в учении – легко в походе.

Ложь изо всех вреднейших есть порок.

Любовь к отечеству, стыд и страх поношения суть средства укротительные и могущие воздержать множество преступлений.

Праздность – корень всему злу, особливо военному человеку.

Разговор с невеждами иногда более научит, нежели разговор с учеными.

Разумный человек в стыд не вменяет учиться и в совершенных летах, чему не доучился во младости.

Разумный человек всегда может найти упражнение.

Расположение к человеку – желать ему счастья.

Служба и дружба – две параллельные линии: не сходятся.

Совесть есть светило внутреннее, закрытое, которое освещает единственно самого человека и речет ему гласом тихим без звука; трогая нежно душу, приводит ее в чувство и, следуя за человеком везде, не дает ему пощады ни в каком случае.

ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич.

(29.12.1882/10.01.1883–23.02.1945).

Писатель, поэт.

Родился в Николаевске Самарской губернии в семье графа Н.А. Толстого. В 1901 г. окончил Самарское реальное училище и поступил в Петербургский технологический институт. К этому времени относятся его первые стихи. В 1908 г. выпустил книгу стихов «За синими реками», а также первые прозаические произведения «Сорочьи сказки», повесть «Неделя в Тургеневе». Вышедшие следом романы «Чудаки» и «Хромой барин» обратили на писателя внимание М. Горького. Во время Первой мировой войны работал военным корреспондентом «Русских ведомостей», написал ряд очерков и рассказов о войне. Октябрьскую революцию 1917 г. воспринял враждебно и с 1918 по 1923 г. находился в эмиграции, где написал роман «Аэлита», повести «Детство Никиты», «Черная пятница», «Рукопись, найденная под кроватью». Вернувшись в СССР, опубликовал трилогию «Хождение по мукам», роман «Гиперболоид инженера Гарина», «Русский характер» и др. Значительным достижением стал его исторический роман «Петр I», над которым он работал в течение шестнадцати лет. Во время Отечественной войны часто выступал со статьями, очерками, рассказами, героями которых были простые люди, проявившие себя в тяжелых испытаниях войны; создал драматическую дилогию «Иван Грозный». Умер в Москве.

Безвыходна только одна смерть.

Водка – вещь с самолюбием.

Герой – это живое воплощение всего, что есть лучшего в человеке, а лучшее – это борьба за мощь, за изобилие, за счастье страны и народа.

Гуманизм – это то единственное, что, наверное, осталось от ушедших в небытие народов и цивилизации, – книги, народные сказания, мрамор изваяний, архитектурные пропорции.

Есть таинственные радости; против них бунтуют, но бунт есть еще больший грех; нужно смиренно принимать все свои влечения, и чем утонченнее они, тем ближе к вечному.

Жизнь сама по себе глубочайшая философия, и чем человек сильнее живет, тем больше он накопляет философских знаний, накопляет бессознательно.

Индивидуализм или мнимый отрыв от общества так же нелеп, как самоубийство.

Коньяк не что иное, как концентрированная солнечная энергия. Испивая коньяк, мы поглощаем солнце.

Легкомыслие – самая отвратительная черта в мужском характере.

Любовь всегда очищает.

Любовь – это животворное солнце, освещающее унылые сумерки наших душ.

Любовь – это трудноизлечимое психическое заболевание.

Мир – первое условие развития культуры. Ее семена не произрастают на почве, взрываемой военными снарядами, и путь человечества к расцвету и счастью не лежит по ту сторону колючей проволоки и волчьих ям.

Не любовь к искусству, а любовь к человечеству должна служить предпосылкой всякого истинного призвания; лишь тот, кто преисполнен ею, может надеяться, что он создаст нечто ценное.

Не ошибается тот, кто ничего не делает, хотя это и есть его основная ошибка.

О храбрости больше всего говорят трусы, а про благородство – прохвосты.

Патриотизм – это не значит только одна любовь к родине. Это гораздо больше. Это – сознание своей неотъемлемости от родины и неотъемлемое переживание вместе с ней ее счастливых и ее несчастных дней.

Самая вредная ложь – это ложь хитрая, сложная и облеченная в торжественность и великолепие, как проявляется обыкновенно ложь религиозная.

Самое главное в жизни – это счастливое расположение духа, сердечная дружба и любовь.

Сегодняшний день – в его законченной характеристике – понятен только тогда, когда он становится звеном сложного исторического процесса.

Театр есть пластическая словесность. Его убедительность – в соответствии между образом, жестом и интонацией.

У кого большой ум, тому надо еще больше ума, чтобы управлять этим умом.

Человека не жалеть нужно. Человек любит, когда о нем любопытствуют.

Чтобы быть писателем, надо писать нахально.

Язык – враг пищеварения.

Язык – это живая плоть, которая создавалась миллионами поколений.

Язык – это след многотысячного производительного труда человеческого общества. Язык – это отложенные кристаллы миллиардов трудовых движений, жестов и духовной энергии, вызванной бытием в труде и борьбе. Все сложные движения нашей психики получают форму в языковом оформлении. Язык – орудие мышления. Обращаться с языком кое-как – значит и мыслить кое-как.

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич.

(28.08/09.09.1828–07/20.11.1910).

Выдающийся русский писатель, публицист, религиозный мыслитель.

Родился в Тульской губернии, в имении Ясная Поляна в семье графа. Поступил в Казанский университет, который оставил на втором курсе и уехал на Кавказ юнкером артиллерийской бригады. За два года, проведенные там, написал автобиографическую повесть «Детство», которая вместе с появившимися позднее повестями «Отрочество» и «Юность» входила в замысел автобиографического романа «Четыре эпохи развития» (последняя часть – «Молодость» – так и не была написана). Вскоре после начала Крымской войны был переведен в Севастополь, где написал ряд очерков, получивших название «Севастопольские рассказы», произведший огромное впечатление на русское общество репортажной достоверностью и нескрываемым неприятием войны. В 1855 г. переехал в Петербург, где сблизился с сотрудниками журнала «Современник». В 1860 г. вернулся в Ясную Поляну, где посвятил себя просветительской деятельности: открыл школу для крестьянских детей, изучал педагогику в России и за рубежом, издавал педагогический журнал «Ясная Поляна», написал «Азбуку» и «Новую азбуку». Одновременно с этим написал два своих самых значимых произведения: роман-эпопею «Война и мир» (1863—1869) и роман «Анна Каренина» (1873—1877). В 1880-х годах написал философско-религиозные произведения: «Исповедь», «Исследования догматического богословия», «В чем моя вера?», где выразил свое неприятие высших слоев общества, государственности, казенной церкви, бюрократии и крепостного права, и вместе с этим – непротивление злу насилием, идеи вселенской любви и всепрощения. В этот период создал повести «Смерть Ивана Ильича», «Дьявол», цикл т. н. «народных рассказов», роман «Воскресенье». 7 ноября 1910 г. тайно ушел из дома, по дороге заболел и умер на железнодорожной станции Астапово. Л.Н. Толстой оказал неоценимое влияние на эволюцию и развитие реалистических традиций в мировой литературе; следы этого влияния носит творчество таких писателей, как Р. Роллан, Э. Хемингуэй, Б. Шоу, Т. Манн и др.

Афоризм едва ли не лучшая форма для изложения философских суждений.

Бедствие – это оселок для человеческой жизни.

Бессмертие, разумеется, неполное, осуществляется, несомненно, в потомстве.

Благо людей в жизни. А жизнь – в работе.

Благотворение только тогда благотворение, когда оно жертва.

Бо\'льшая часть мужчин требует от своих жен достоинств, которых они сами не стоят.

Бо\'льшая часть поступков людей совершается не по рассуждению, даже не по чувству, а по бессознательному подражанию, по внушению.

Больше всего говорит тот, кому нечего сказать.

Большею частью бывает, что споришь горячо только оттого, что никак не можешь понять, что именно хочет доказать противник.

Брак истинный только тот, который освещает любовь.

Брак – погибель. Шел человек до поры до времени свободно, легко, потом взял и связал свою ногу с ногой бабы.

Будь правдив даже по отношению к дитяти: исполняй обещание, иначе приучишь его ко лжи.

Будьте оба осторожны, внимательны больше всего другого к взаимным отношениям, чтобы не закрались привычки раздражения, отчужденности. Нелегкое дело – стать одною душою и одним телом. Надо стараться. Но и награда за старание большая. А средство я знаю одно главное: ни на минуту из-за любви супружеской не забывать, не утрачивать любви и уважения как человека к человеку. Чтобы были отношения как мужа с женою – но в основе всего, чтобы были отношения как к постороннему, к ближнему, – эти-то отношения главное. В них держава.

Бывает труд ненужный, суетливый, нетерпеливый, раздраженный, мешающий другим и обращающий на себя внимание. Такой труд гораздо хуже праздности. Настоящий труд всегда тихий, равномерный, незаметный.

В безнравственном обществе все изобретения, увеличивающие власть человека над природою, – не только не блага, но несомненное и очевидное зло.

В жизни есть только одно несомненное счастье – жить для другого.

В искусстве всё чуть-чуть.

В каждом человеке и его поступках всегда можно узнать самого себя.

В мечте есть сторона, которая лучше действительности; в действительности есть сторона лучше мечты. Полное счастье было бы соединением того и другого.

В минуту нерешительности действуй быстро и старайся сделать первый шаг, хотя бы и лишний.

В молодости все силы направлены на будущее, и будущее это принимает такие разнообразные, живые и обворожительные формы под влиянием надежды, основанной не на опытности прошедшего, а на воображаемой возможности счастия, что одни понятые и разделенные мечты о будущем счастии составляют уже истинное счастие этого возраста.

В человеке вложена потребность счастья; стало быть, она законна.

Важно всегда было и будет только то, что нужно для блага не одного человека, но всех людей.

Важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного.

Великие предметы искусства только потому и велики, что они доступны и понятны всем.

Величайшие истины – самые простые.

Вера есть понимание смысла жизни и признание вытекающих из этого понимания обязанностей.

Вера – это согласие воли с совестью.

Вещественное милосердие только тогда добро, когда оно жертва. Только тогда получающий вещественный дар получает и духовный дар.

Взаимная любовь между людьми есть основной закон жизни человеческой. Правда, что человек не может заставить себя любить, как он может заставить себя работать, но из этого не следует, что можно обращаться с людьми без любви, особенно если чего-нибудь требуешь от них. Не чувствуешь любви к людям – сиди смирно.

Власть над собой – самая высшая власть, порабощенность своими страстями – самое страшное рабство.

Власть одного человека над другим губит прежде всего властвующего.

Во всяком деле лучше немного, но хорошего, чем много, но плохого. Так же и в книгах.

Воздействовать на других можно только тем, чтобы своею жизнью исповедовать свои убеждения.

Возненавидеть жизнь можно только вследствие апатии и лени.

Война есть убийство. И сколько бы людей ни собралось вместе, чтобы совершить убийство, и как бы они себя ни называли, убийство всё равно самый худший грех в мире.

Воспитание детей есть только самосовершенствование, которому ничто не помогает столько, как дети.

Воспитание есть воздействие на сердца тех, кого мы воспитываем.

Вот когда умру, про меня не будут говорить: «знаменитый писатель», а скажут: «Какой Толстой?» – «Да тот чудак, который прожил сорок лет с одной женой».

Время есть бесконечное движение, без единого момента покоя – и оно не может быть мыслимо иначе.

Время проходит, но сказанное слово остается.

Все бедствия людей происходят не столько от того, что они не сделали того, что нужно, сколько от того, что они делают то, чего не нужно делать.

Всё воспитание сводится к тому, чтобы самому жить хорошо, самому воспитываться: только этим люди влияют на других, воспитывают их.

Все люди, занятые истинно важным делом, всегда просты, потому что не имеют времени придумывать лишнее.

Все люди мира имеют одинаковые права на пользование естественными благами мира и одинаковые права на уважение.

Все мысли, которые имеют огромные последствия, всегда просты.

Все наши беды оттого, что мы продаем свою душу за чечевичную похлебку телесных радостей.

Всё нравственное воспитание детей сводится к доброму примеру. Живите хорошо или хоть старайтесь жить хорошо, и вы по мере вашего успеха в хорошей жизни хорошо воспитаете детей.

Всё разнообразие, вся прелесть, вся красота жизни слагается из тени и света.

Все стремления людей, все побуждения к жизни суть только стремления к увеличению свободы. Богатство – бедность, слава – неизвестность, власть – подвластность, сила – слабость, труд – досуг, сытость – голод суть только большие или меньшие степени свободы.

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по своему.

Всегда кажется, что нас любят за то, что мы хороши. А не догадываемся, что любят нас оттого, что хороши те, кто нас любит.

Вся жизнь есть только стремление и постепенное приближение к совершенству, которое недостижимо, потому что оно совершенство.

Всякая клевета получает только больше значения от возражения на нее.

Всякая мысль и ложна, и справедлива. Ложна односторонностью по невозможности человека обнять всей истины и справедлива по выражению одной стороны человеческих стремлений.

Всякий человек знает, что ему нужно делать не то, что разъединяет его с людьми, а то, что соединяет его с ними.

Всякое величайшее дело делается именно в условиях незаметности, скромности, простоты: ни пахать, ни строить, ни пасти скотину, ни мыслить даже нельзя при освещении, громе и блеске. Великие, истинные дела всегда просты, скромны.

Всякое ложное произведение, восхваленное критиками, есть дверь, в которую тотчас же врываются лицемеры искусства.

Всякое рассуждение о любви уничтожает любовь.

Всякое удовольствие неизбежно за собой принесет оскомину, и всё, что должен человек делать, – тяжело и трудно. И чем раньше придет вознаграждение за всякое трудное дело, тем хуже. Надо делать так, чтобы не ждать результата своего дела, чем позднее он скажется, тем лучше.

Высшее счастье дается тремя вещами: трудом, самоутверждением и любовью!

Героический выход – по-моему, тот, чтобы священник, собрав своих прихожан, вышел к ним на амвон и, вместо службы и поклонов иконам, поклонился бы до земли народу, прося прощения у него за то, что вводил его в заблуждение.

Главная причина семейных несчастий та, что люди воспитаны в мысли, что брак дает счастье. Но брак не только не счастье, но всегда страдание, которым человек платится за удовлетворенное половое влечение.

Главное препятствие познания истины есть не ложь, а подобие истины.

Главное свойство во всяком искусстве – чувство меры.

Говори о том только, что тебе ясно, иначе молчи.

Говорят, что не надо любить себя. Но без любви к себе не было бы жизни. Дело только в том, что любить в себе: свою душу или свое тело.

Голос совести всегда можно отличить от всех других душевных побуждений тем, что он требует всегда чего-то бесполезного, неосязаемого, но прекрасного и достижимого одним нашим усилием.

Гордость совсем не то что сознание человеческого достоинства. Гордость увеличивается по мере внешнего успеха, сознание своего человеческого достоинства, напротив, по мере внешнего унижения.

Гордый человек точно обрастает ледяной корой. Сквозь кору эту нет хода никакому другому чувству.

Грешить – дело человеческое, оправдывать грехи – дело дьявольское.

Да, вот они, русские характеры: кажется, прост человек, а придет суровая беда, и поднимется в нем великая сила – человеческая красота.

Движение к добру человечества совершается не мучителями, а мучениками.

Девять десятых из всего числа преступлений, пятнающих человечество, совершены под влиянием вина.

Делай добро тайно и жалей, когда про него узнают, и ты научишься радости творить добро. Сознание доброй жизни без одобрения за нее людей есть лучшая награда доброй жизни.

Делай только то, что духовно поднимает тебя, и будь уверен, что этим самым ты более всего можешь быть полезен обществу.

Дело критики – толковать творения больших писателей, из большого количества написанной всеми нами дребедени выделять лучшее. Что же касается критиков, то часто под их руками большие писатели делаются маленькими, глубокие – мелкими и мудрые – глупыми.

Дело науки – служить людям.

Деятельность человека, направленная на достижение только блага личности, есть полное отрицание жизни человеческой.

Для того чтобы выучиться говорить правду людям, надо научиться говорить ее самому себе.

Добро есть вечная, высшая цель нашей жизни. Как бы мы ни понимали добро, жизнь наша есть не что иное, как стремление к добру.

Добро, которое ты делаешь от сердца, ты делаешь всегда себе.

Доброе дело совершается всегда с усилием, но когда усилие повторено несколько раз – то же дело становится привычкой.

Доброта для души то же, что здоровье для тела: она незаметна, когда владеешь ею, и она дает успех во всяком деле.

Думай хорошо – и мысли созреют в добрые поступки.

Единственное утешение при мысли о необходимости смерти состоит в том, в чем состоит утешение опасности на корабле: в том, что все в том же, как и я, положении.

Ежели бы человек не желал, то и не было бы человека. Причина всякой деятельности есть желание.

Если жизнь не представляется тебе огромной радостью, то это только потому, что твой ум ложно направлен.

Если один раз пожалеешь, что не сказал, то сто раз пожалеешь о том, что не промолчал.

Если разум не указывает тебе твоего места в мире и твоего назначения, то знай, что виновато в этом не дурное устройство мира, не твой разум, а ложное направление, которое ты дал ему.

Если сила плохих людей в том, что они вместе, то хорошим людям, чтобы стать силой, надо сделать то же самое.

Если ты спрашиваешь, зачем зло? Я отвечаю вопросом: зачем жизнь? Зло затем, чтобы была жизнь. Жизнь проявляется в освобождении от зла.

Если ты что-нибудь делаешь, делай это хорошо. Если же ты не можешь или не хочешь делать хорошо, лучше совсем не делай.

Если цель брака есть семья, то тот, кто захочет иметь много жен и мужей, может быть, получит много удовольствия, но ни в коем случае не будет иметь семьи.

Если человек только телесное существо, то смерть – конец чего-то столь ничтожного, что не стоит и сожалеть о нем. Если же человек существо духовное и душа только временно в теле, то смерть – только перемена.

Есть два желания, исполнение которых может составить истинное счастье человека, – быть полезным и иметь спокойную совесть.

Есть люди, которые, находясь в унынии или раздражении, любуются на свое состояние, даже гордятся им. Это всё равно, как выпустив вожжи от лошади, которая несет тебя под гору, ты еще хлещешь ее кнутом.

Есть один несомненный признак, разделяющий поступки людей на добрые и злые: увеличивает поступок любовь и единение людей – он хороший; производит вражду и разъединение – он дурной.

Есть по обращению два сорта людей. Одни с тобою, очевидно, такие же, как и со всеми. Приятны они или нет, это дело вкуса, но они не опасны; другие боятся тебя оскорбить, огорчить, обеспокоить или даже обласкать. Они говорят без увлечения, очень внимательны к тебе, часто льстят. Эти люди большей частью приятны. Бойся их. С этими людьми происходят самые необыкновенные превращения в противоположности – из учтивого делается грубый, из льстивого – оскорбительный, из доброго – злой.

Есть только два источника людских пороков: праздность и суеверие, и есть только две добродетели: деятельность и ум.

Есть только один способ положить конец злу – делать добро злым людям.

Жениться надо всегда так же, как мы умираем, т. е. только тогда, когда невозможно иначе.

Жениться надо никак не по любви, а непременно с расчетом, только понимая эти слова как раз наоборот тому, как они обыкновенно понимаются, то есть жениться не по чувственной любви и по расчету, где и чем жить, а по тому расчету, насколько вероятно, что будущая жена будет помогать, а не мешать мне жить человеческой жизнью.

Женщина знает, что наш брат всё врет о высоких чувствах, – ему нужно только тело, и потому простит все гадости, а уродливого, безвкусного, дурного тона костюма не простит.

Женщина не верит разуму, не понимает, что нужно отвергнуться от себя, что в этом жизнь; когда надо отвергнуться от себя, броситься в воду за утопающим, сделает это скорее мужчина.

Женщина, старающаяся походить на мужчину, так же уродлива, как женоподобный мужчина.

Женщины, как царицы, держат в плену рабства и тяжелого труда девять десятых рода человеческого. А всё оттого, что их унизили, лишили их равных прав с мужчинами.

Женщины, особенно прошедшие мужскую школу, очень хорошо знают, что разговоры о высоких предметах – разговорами, а что нужно мужчине тело и всё то, что выставляет его в самом обманчивом, но привлекательном свете; и это самое и делается.

Женщины устроили из себя такое орудие воздействия на чувственность, что мужчина не может спокойно обращаться с женщиной. Как только подошел к ней, так и подпал под ее дурман и ошалел.

Живут лишь те, кто творит добро.

Живя с людьми, не забывай того, что ты узнал в уединении.

И в уединении обдумывай то, что ты узнал из общения с людьми.

Жизнь, какая бы ни была, есть благо, выше которого нет никакого.

Жизнь человека только тогда разумна, когда она понимается как служение.

Жизнь человеческая, полная телесных страданий, всякую секунду могущая быть оборванной, жизнь эта для того, чтобы не быть самой грубой насмешкой, должна иметь смысл, такой, при котором значение жизни не нарушалось бы ни ее страданиями, ни ее продолжительностью или кратковременностью.

Задачей науки должно быть познание того, что должно быть, а не того, что есть.

Злоба, как и любовь, не химическое вещество, а органическое, как дрожжи – закваска. Крошечная доля заквашивает всё.

Знание без нравственной основы ничего не значит.

Знание – орудие, а не цель.

Знание смиряет великого, удивляет обыкновенного и раздувает маленького человека.

Знание только тогда знание, когда оно приобретено усилиями своей мысли, а не памятью.

Идеал – это путеводная звезда. Без него нет твердого направления, а нет направления – нет жизни.

Идеальная женщина, по мне, будет та, которая родит, выкормит и воспитает наибольшее количество детей, способных работать для людей, по усвоенному ей миросозерцанию. Для того же, чтобы усвоить себе высшее миросозерцание, мне кажется, нет надобности посещать курсы, а нужно только прочесть Евангелие и не закрывать глаз, ушей и, главное, сердца.

Из страстей самая сильная, злая и упорная – половая, плотская любовь, и поэтому если уничтожатся страсти и последняя, самая сильная из них, плотская любовь, то исполнится пророчество: люди соединятся воедино, цель человечества будет достигнута, и ему незачем будет жить.

Избегай всех расходов, которые делаешь из тщеславия.

Имей цель для всей жизни, цель для известного времени, цель для года, для месяца, для недели, для дня, и для часу, и для минуты, жертвуя низшие цели высшим.

Искусство есть высочайшее проявление могущества в человеке.

Искусство есть одно из средств единения людей.

Искусство – одно из средств различия доброго от злого.

Истина, выраженная словами, есть могущественная сила в жизни людей.

Истинная любовь не есть любовь к одному лицу, а душевное состояние готовности любви ко всему.

Истинная любовь сама в себе чувствует столько святости, невинности, силы, предприимчивости и самостоятельности, что для нее не существует ни преступления, ни препятствий, ни всей прозаической стороны жизни.

Истинная сила человека не в порывах, а в нерушимом спокойствии.

Истинное сострадание начинается только тогда, когда, поставив себя в воображении на место страдающего, испытываешь действительно страдание.

Истинный разврат именно в освобождении себя от нравственных отношений к женщине, с которой входишь в физическое общение.

Каждый хочет изменить человечество, но никто не задумывается о том, как изменить себя.

Как ни неприятен для других гнев, он более тяжел для того, кто его испытывает. То, что начато в гневе, кончается в стыде.

Как ни странно, самые твердые, непоколебимые убеждения – самые поверхностные. Глубокие убеждения всегда подвижны.

Как только дело решается насилием, насилие не может прекратиться… При решении дела насилием победа всегда остается не за лучшими людьми, а за более эгоистичными, хитрыми, бессовестными и жестокими.

Какая необходимая приправа ко всему – доброта. Самые лучшие качества без доброты ничего не стоят, и самые худшие пороки с нею легко прощаются.

Клевета, ложное дурное мнение, от которого нельзя оправдаться, есть лучшая школа добра.

Книги изречений… не только не подавляют самостоятельной деятельности ума, но, напротив, вызывают ее.

Корень злых дел в дурных мыслях.

Короткие мысли тем хороши, что они заставляют серьезного читателя самого думать.

Красноречие, точно жемчуг, блещет содержанием. Настоящая мудрость немногословна.

Красота, радость, только как радость, независимо от добра, отвратительна.

Красота телесных форм всегда совпадает с понятием о здоровой силе, о деятельности жизненной энергии.

Кратчайшее выражение смысла жизни может быть таким: мир движется и совершенствуется. Главная задача – внести вклад в это движение, подчиниться ему и сотрудничать с ним.

Критика тогда только плодотворна, когда она, осуждая, указывает на то, чем бы должно быть то, что дурно.

Кто научился размышлять, тому трудно веровать.

Лучше знать меньше, чем можно, чем знать больше, чем нужно. Не бойся незнания, бойся лишнего, обременяющего, только для тщеславия приобретенного знания.

Льстец льстит только потому, что он невысокого мнения и о себе и о других.

Любить – благо, быть любимым – счастье.

Любить – значит жить жизнью того человека, которого любишь.

Любовь есть истинное, высшее благо, которое разрешает все противоречия жизни и не только уничтожает страх смерти, но и влечет человека к жертве своего существования для других.

Любовь есть сама жизнь: но не жизнь неразумная, страдальческая и гибнущая, а жизнь блаженная и бесконечная.

Любовь есть сила жизни. Любовь есть правило для исполнения всех правил.

Любовь не может быть вредной, но только бы она была любовь, а не волк эгоизма в овечьей шкуре любви.

Любовь уничтожает смерть и превращает ее в пустой призрак; она же обращает жизнь из бессмыслицы в нечто осмысленное и из несчастья делает счастье.

Люди знают это свойство вина заглушать голос совести и сознательно употребляют его для этой цели.

Люди кажутся друг другу глупы преимущественно от того, что хотят казаться умнее.

Люди, которые… признают войну не только неизбежной, но и полезной и потому желательной, – эти люди страшны, ужасны своей нравственной извращенностью.

Люди разделяются на два рода: одни прежде думают, а потом говорят и делают, другие прежде говорят и делают, а потом уж думают.

Люди… уверяют себя и других, что они заняты благом народа, а они заняты им, сколько курица построением храма, а движимы только грубым эгоизмом.

Люди учатся, как говорить, а главная наука – как и когда молчать.

Менее всего просты люди, желающие казаться простыми.

Милосердие состоит не столько в вещественной помощи, сколько в духовной поддержке ближнего. Духовная поддержка прежде всего в неосуждении ближнего и уважении к его человеческому достоинству.

Мир движется вперед благодаря тем, кто страдает.

Мир – это свобода, основанная на признании прав всякого человека.

Мнение, которое мы получили при первом взгляде на человека, обычно изменяется более или менее скоро, и до тех пор, пока не произошло этой перемены, всегда будешь слишком хорошо или слишком дурно судить о человеке.

Мудрость во всех житейских делах, мне кажется, состоит не в том, чтобы узнать, что нужно делать, а в том, чтобы знать, что делать прежде, а что после.

Мудрость не в том, чтобы много знать. Всего знать мы никак не можем. Мудрость не в том, чтобы знать как можно больше, а в том, чтобы знать, какие знания самые нужные, какие менее и какие еще менее нужны.

Мужчина, принимающий более деятельное участие в повседневной битве жизни, не целиком отдается любви и не может позабыть обо всем, оравнодушеть ко всему, кроме всепоглощающей, единственной страсти.

Музыка – высшее в мире искусство.

Мы любим людей за то добро, которое мы им сделали, и не любим за то зло, которое мы им делали.

Мы стали невежественными потому, что навсегда закрыли от себя то, что только и есть всякая наука – изучение тех ходов, которыми шли все великие умы человечества для уяснения истины. С тех пор как есть история, есть выдающиеся умы, которые сделали человечество тем, что оно есть, эти высоты умственные распределены по всем тысячелетиям истории.

На одну и ту же вещь можно смотреть трагически и сделать из нее мучение, и смотреть просто и даже весело.

Надо быть осторожным в разжигании в себе тщеславия похвалой. Страшно увеличивается уязвимость, болезненность.

Надо верить в возможность счастья, чтобы быть счастливым.

Надо не задавать себе задачу жениться, а задавать себе всегдашнюю задачу – жить хорошо, и тогда придет время, и обстоятельства сделают то, что нельзя не жениться. Так вернее не ошибешься.

Назначение разума – открывания истины, и потому великое и губительное заблуждение – употребление разума на скрывание или извращение истины.

Настоящее познание дается сердцем. Мы знаем только то, что любим.

Наши враги могут для нас быть полезнее наших друзей, ибо друзья часто прощают нам наши слабости, тогда как враги обыкновенно отмечают их… Не пренебрегай суждениями врагов.

Наши добрые качества больше вредят нам в жизни, чем дурные.

Не бойся незнания, бойся ложного знания. От него всё зло мира.

Не верь, что жизнь – это только переход в другой мир и что хорошо нам может быть только там. Это неправда. Нам должно быть хорошо здесь, в этом мире. И для того чтобы нам было хорошо здесь, в этом мире, нам нужно только жить так, как хочет Тот, Кто послал нас в него.

Не верьте словам ни своим, ни чужим, верьте только делам и своим, и чужим.

Не слушайте никогда тех, кто говорит дурно о других и хорошо о вас.

Не сознаваться в своих проступках – значит увеличивать их.

Не стыдно и не вредно не знать. Всего знать никто не может, а стыдно и вредно притворяться, что знаешь, чего не знаешь.

Недовольство собою есть необходимое условие разумной жизни. Только это недовольство побуждает к работе над собою.

Нельзя плыть и грести, не зная, куда плывешь, и нельзя жить и делать свою жизнь, не зная зачем.

Несомненное условие счастья есть труд: во-первых, любимый и свободный труд; во-вторых, труд телесный, дающий аппетит и крепкий, успокаивающий сон.

Несомненный признак истинной науки – сознание ничтожности того, что знаешь, в сравнении с тем, что раскрывается.

Нет ничего хуже притворной доброты. Притворство доброты отталкивает больше, чем откровенная злоба.

Нет такого ничтожного предмета, который при сосредоточенном внимании, обращенном на него, не разросся бы до бесконечности.

Нет такого поручения, которое нельзя было бы перепоручить.

Неужели люди, теперь живущие на шее других, не поймут сами, что этого не до\'лжно, и не слезут добровольно, а дождутся того, что их скинут и раздавят.

Неясность слова есть неизменный признак неясности мысли.

Никогда не беспокой другого тем, что ты можешь сам сделать.

Никогда не отчаивайтесь в борьбе: не считайте борьбу предшествующим действием чего-то; в ней-то и жизнь: тяжелая, мучительная, но истинная жизнь.

Никто никогда не раскаивался, что жил слишком просто.

Ничего нельзя делать прекрасного из соперничества, ничего благородного из гордости.

Ничто так, как труд, не облагораживает человека. Без труда не может человек соблюсти свое человеческое достоинство.

Ничто так не сближает людей, как хороший, безобидный смех.

Один из самых обычных и ведущих к самым большим бедствиям соблазнов есть соблазн словами: «Все так делают».

Одно из первых и всеми признаваемых условий счастья есть жизнь такая, при которой не нарушена связь человека с природой, то есть жизнь под открытым небом, при свете солнца, при свежем воздухе; общение с землей, растениями, животными.

Одно из самых удивительных заблуждений – заблуждение в том, что счастье человека состоит в том, чтобы ничего не делать.

Описывать жизнь людей так, чтобы обрывать описание на женитьбе, это все равно что, описывая путешествие человека, обрывать описание на том месте, где путешественник попал к разбойникам.

Освобождение себя от труда есть преступление.

Основание любви есть сознание каждым человеком единства духовного начала, живущего во всех людях.

Остерегайтесь мысли, что у вас есть такие добродетели, каких нет у других.

Осуждение за добро есть единственная поверка искренности служения добру.

Первое худо – худой разум.

Пессимизм – глупость дурного тона. Мне всегда хочется сказать пессимисту: если мир не по тебе, не щеголяй своим неудовольствием, покинь его и не мешай другим.

Плохие книги не только бесполезны, но и вредны.

Плохо, если у человека нет чего-нибудь такого, за что он готов умереть.

Понятие красоты не только не совпадает с добром, но, скорее, противоположно ему, так как добро большей частью совпадает с победой над пристрастиями, красота же есть основание всех наших пристрастий.

Поступайте так, как будто вы один в мире и люди никогда не узнают о вашем поступке.

Потребность в образовании лежит в каждом человеке; народ любит и ищет образования, как любит и ищет воздуха для дыхания.

Поэзия есть огонь, загорающейся в душе человека. Огонь этот жжет, греет, освещает. Настоящий поэт сам невольно и страданием горит и жжет других, и в этом всё дело.

Правильный путь таков: усвой то, что сделали твои предшественники, и иди дальше.

Прежде боялись, как бы в число предметов искусства не попали предметы, развращающие людей, и запрещали его все. Теперь же только боятся, как бы не лишиться какого-нибудь наслаждения, даваемого искусством, и покровительствуют всякому. И я думаю, что последнее заблуждение гораздо грубее первого и что последствия его гораздо вреднее.

Прежде чем заниматься политикой, каждому человеку надо заниматься своей жизнью.

Призвание можно распознать и доказать только жертвой, которую приносит ученый или художник своему покою или благосостоянию, чтобы отдаться своему призванию.

Прогресс состоит во всё большем и большем преобладании разума над животным законом борьбы.

Произведение искусств только тогда есть произведение искусств, когда оно вносит новое чувство в обиход человеческой жизни.

Просвещенный тот, кто знает смысл своей жизни.

Прослыть боится слабым лишь тот, кто слаб.

Простота есть главное условие красоты моральной. Чтобы читатели сочувствовали герою, нужно, чтобы они узнавали в нем столько же свои слабости, сколько и добродетели, добродетели – возможные, слабости – необходимые.

Простота есть необходимое условие прекрасного.

Пусть одобрение людей будет последствием твоего поступка, а не целью.

Раб, довольный своим положением, вдвойне раб, потому что не одно его тело в рабстве, но и душа его.

Работа только тогда радостна, когда она несомненно нужна.

Разврат не в чем-нибудь физическом – ведь никакое безобразие физическое не разврат, а истинный разврат именно в освобождении себя от нравственных отношений к женщине, с которой входишь в физическое общение.

Различие между ядами вещественными и умственными в том, что большинство ядов вещественных противны на вкус, яды же умственные, в виде дурных книг, к несчастью, часто привлекательны.

Разоблаченная ложь есть столь же важное приобретение для блага человечества, как и ясно выраженная истина.

Разум есть указатель пути жизни.

Разумное и нравственное всегда совпадают.

Революция только та благотворна, которая разрушает старое только тем, что уже установила новое… Не склеивать рану, не вырезать ее, а вытеснять ее живой клетчаткой.

Ругают, осуждают – радуйся; хвалят, одобряют – бойся, огорчайся.

Самая вредная ложь – это ложь хитрая, сложная и облеченная в торжественность и великолепие, как проявляется обыкновенно ложь религиозная.

Самая обычная и распространенная причина лжи есть желание обмануть не людей, а самих себя.

Самое короткое выражение смысла жизни такое: мир движется, совершенствуется; задача человека – участвовать в этом движении, и подчиняться, и содействовать ему.

Самое ужасное последствие пьяных напитков – то, что вино затемняет разум и совесть людей: люди от употребления вина становятся грубее, глупее и злее.

Самосовершенствование уже потому свойственно человеку, что он никогда, если он правдив, не может быть доволен собой.

Самый верный признак истины – это простота и ясность. Ложь всегда бывает сложна, вычурна и многословна.

Самый жалкий раб – это человек, отдающий в рабство и свой разум и признающий истиной то, чего не признает его разум.

Самый лучший будет тот, кто живет чувствами других, а мыслями своими.

Самый лучший человек тот, который живет преимущественно своими мыслями и чужими чувствами, самый худший сорт человека – который живет чужими мыслями и своими чувствами. Из различных сочетаний этих четырех основ, мотивов деятельности – всё различие людей. Люди, живущие только своими чувствами, – это звери.

Свободен только тот, кому никто и ничто не может помешать сделать то, что он хочет. Такое дело есть только одно: любить.

Свойство любви именно в том, что она дает благо тому, кто ее испытывает.

Свойство мудрого человека состоит в трех вещах: первое – делать самому то, что он советует делать другим, второе – никогда не поступать против справедливости и третье – терпеливо переносить слабости людей, окружающих его.

Сильные люди всегда просты.

Слишком много или слишком мало знать друг друга одинаково мешает сближению.

Слово есть поступок.

Слуги – вернейшие судьи господ, потому что они судят не по разговорам и выражениям чувств, а по действиям и образу жизни.

Совершенство только тогда совершенство, когда оно представляется достижимым только в бесконечности и когда поэтому возможность приближения к нему бесконечна.

Совесть есть память общества, усвояемая отдельным лицом.

Совесть есть тот высший закон всего живущего, который каждый сознает в себе не только признанием прав этого всего живущего, но и любовью к нему.

Совпадение линии жизни с линией идеала есть счастье.

Способность помнить прошедшее и представлять себе будущее дана нам только для того, чтобы, руководясь соображениями о том или другом, вернее решать поступки настоящего.

Справедливость есть крайняя мера добродетели, к которой обязан всякий. Выше ее – ступени к совершенству, ниже – порок.

Справедливость есть моральная умеренность. Следовать в физическом мире правилу – ничего лишнего – будет умеренность, в моральном – справедливость.

Сражение выигрывает тот, кто твердо решил его выиграть.

Степень правдивости человека есть указатель степени его нравственного совершенства.

Стыд перед людьми – хорошее чувство, но лучше всего стыд перед самим собой.

Сущность всякой веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью.

Счастлив тот, кто счастлив у себя дома.

Счастье есть удовольствие без раскаяния.

Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что можешь.

Таинственность не есть признак мудрости. Чем мудренее человек, тем проще тот язык, которым он выражает свои мысли.

Там, где труд превращается в творчество, естественно, даже физиологически исчезает страх смерти.

Толпа есть соединение хотя бы и хороших людей, но соприкасающихся только животными гнусными сторонами, и выражающая только слабость и жестокость человеческой природы.

Только люди, способные сильно любить, могут испытывать и сильные огорчения; но та же потребность любить служит для них противодействием горести и исцеляет их. От этого моральная природа человека еще живучее природы физической. Горе никогда не убивает.

Только с сильными, идеальными стремлениями люди могут низко падать нравственно.

Труд есть необходимое условие жизни человека и труд же дает благо человеку.

Труд не есть добродетель, но неизбежное условие добродетельной жизни.

Труд, труд! Как я чувствую себя счастливым, когда тружусь.

Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.

Тщеславие есть какая-то недозрелая любовь к славе, какое-то самолюбие, перенесенное в мнение других – он любит себя не таким, каким он есть, а каким он показывается другим.

Тщеславие, забота о славе людской – это последнее снимаемое платье. Трудно его снять, а тяготит оно ужасно; потому что более всего мешает свободе души.

Тщеславие, тщеславие и тщеславие везде, даже на краю гроба и между людьми, готовыми к смерти из-за высокого убеждения, – тщеславие. Должно быть, оно есть характеристическая черта и особенная болезнь нашего века.

У нравственного человека семейные отношения сложны, у безнравственного всё гладко.

У самого злого человека расцветает лицо, когда ему говорят, что его любят. Стало быть, в этом счастье.

У того, кто ничего не делает, всегда много помощников.

Убедить рассуждениями людей, думающих иначе, нельзя. Надо прежде сдвинуть их чувство, предоставив им рассуждать о том, что они правы.

Уныние и дурное расположение духа не только мучительно для окружающих, но и заразительно.

Усилие есть необходимое условие нравственного совершенствования.

Ученый – тот, кто много знает из книг; образованный – тот, кто усвоил все самые распространенные в его время знания и приемы; просвещенный – тот, кто понимает смысл своей жизни.

Хочешь жить спокойно и свободно – отучай себя от того, без чего можешь обойтись.

Цель обеда есть питание и цель супружества – семья. Если цель обеда – питание тела, то тот, кто съест вдруг два обеда, достигает, может быть, большого удовольствия, но не достигает цели, ибо оба обеда не переварятся желудком. Если цель брака есть семья, то тот, кто захочет иметь много жен и мужей, может быть, получит много удовольствия, но ни в коем случае не будет иметь семьи.

Церковь. Всё это слово есть название обмана, посредством которого одни люди хотят властвовать над другими.

Часто люди гордятся чистотой своей совести только потому, что они обладают короткой памятью.

Часто скромность принимается за слабость и нерешительность, но когда опыт докажет людям, что они ошиблись, то скромность придает новую прелесть, силу и уважение характеру.

Часто слышишь, что молодежь говорит: я не хочу жить чужим умом, я сам обдумаю. Зачем же тебе обдумывать обдуманное? Бери готовое и иди дальше. В этом сила человечества.

Человек будущего уже среди нас.

Человек гордый уважает не себя, а то мнение, которое о нем составляют люди; человек с сознанием своего достоинства уважает только себя и презирает людское мнение.

Человек должен быть всегда радостным. Если радость кончается, ищи, в чем ошибка.

Человек есть дробь. Числитель – это, сравнительно с другими, – достоинства человека; знаменатель – это оценка человеком самого себя. Увеличить свой числитель – свои достоинства – не во власти человека, но всякий может уменьшить свой знаменатель – свое мнение о самом себе, и этим уменьшением приблизиться к совершенству.

Человек испортил себе желудок и жалуется на обед. То же и с людьми, недовольными жизнью. Мы не имеем никакого права быть недовольными этой жизнью. Если нам кажется, что мы недовольны ею, то это значит только то, что мы имеем основание быть недовольными собой.

Человек может служить улучшению общественной жизни только в той мере, в какой он в своей жизни исполняет требования своей совести.

Человек, переставший пить и курить, приобретает ту умственную ясность и спокойствие взгляда, который с новой верной стороны освещает для него все явления жизни.

Человек, познавший свою жизнь, подобен человеку-рабу, который вдруг узнает, что он царь.

Человек, сознающий свое назначение, этим самым сознает свое достоинство.

Чем больше человек дает людям и меньше требует себе, тем он лучше; чем меньше дает другим и больше себе требует, тем он хуже.

Чем больше человек доволен собой, тем меньше в нем того, чем можно быть довольным.

Чем выше в своем собственном мнении подымается человек, тем положение его ненадежнее.

Чем выше стараешься показывать себя людям, тем ниже становишься в их мнении.

Чем к меньшему мы привыкли, тем меньше нам угрожает лишений.

Чем легче учителю учить, тем труднее ученикам учиться.

Чем труднее и тяжелее обстоятельства, тем необходимее твердость, деятельность и решимость и тем вреднее апатия.

Чем человек умнее и добрее, тем больше он замечает добра в людях.

Честолюбие – добродетель в юношеские годы и при хороших средствах, ибо оно делается пошлостью и недостатком, когда человек уже не в средствах удовлетворять своей страсти.

Что бы ни случилось, не теряй бодрости.

Чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие – душевная подлость.

Чтобы поверить в добро, надо начать делать его.

Чтобы сделать что-нибудь великое, нужно все силы души устремить на одну точку.

Чтобы стать счастливым, нужно постоянно стремиться к этому счастью и понимать его. Оно зависит не от обстоятельств, а от себя.

Широкая натура – это не определение русского человека. Он – неисчерпаемый и бездонный, человек неимоверных возможностей.

Эгоизм семейный жесточе эгоизма личного. Человек, которой устыдится пожертвовать благами другого для себя одного, считает своей обязанностью пользоваться несчастьем, нуждою людей для блага семьи.

Эстетика есть выражение этики: искусство выражает те чувства, которые испытывает художник. Если чувства хорошие, то и искусство будет хорошее, высокое, и наоборот. Если художник – нравственный человек, то и искусство его будет нравственным.

Эстетическое и этическое – два плеча одного рычага: насколько удлиняется и облегчается одна сторона, настолько укорачивается и тяжелеет другая сторона. Как только человек теряет нравственный смысл, так он делается особенно чувствителен к эстетическому.

Это страшная ошибка – думать, что прекрасное может быть бессмысленным.

ТРУБЕЦКОЙ Евгений Николаевич.

(23.09/05.10.1863–23.01.1920).

Религиозный философ, правовед, общественный деятель.

Родился в Москве в семье князей Трубецких. Получив блестящее домашнее образование, в 1881 г. поступил на юридический факультет Московского университета, по окончании которого в 1885 г. преподавал сначала в Демидовском юридическом лицее, а позднее – в Киевском университете. По своим политическим убеждениям принадлежал сначала к кадетам, позже – к мирнообновленцам. Стал одним из организаторов «Партии мирного обновления», в 1912 г. трансформировавшуюся в «Партию Прогрессистов»; был главным редактором журнала «Московский еженедельник», инициатором книгоиздательства «Путь» (1910—1917) и идеологом связанного с ним религиозно-философского направления. Написал книги: «Философия Ницше» (1904), двухтомник «Миросозерцание В.С. Соловьева» (1913), «Метафизические предположения познания» (1917), «Смысл жизни» (1918), сборник статей «Два зверя» (1918), в которых критически переосмыслял философию Соловьева, стремясь согласовать ее с ортодоксальным христианством, полемизировал с «мистическим алогизмом» П.Ф. Флоренского и С.Н. Булгакова. В годы Гражданской войны в рядах Добровольческой армии Деникина боролся против Советской власти, отступая с ней, попал в Новороссийск, где и умер 23 января 1920 г.

Весь пафос свободы не имеет ни малейшего смысла, если в человеке нет святыни, перед которой мы должны преклоняться.

Во всяком героическом подвиге, во всяком акте самопожертвования есть эта сознательная или бессознательная вера в какой-то посмертный смысл жизни, который выходит за пределы личного существования. Этим подвигом мы заявляем, что не стоит жить для нашего личного удобства, счастья, эгоизма, что смысл жизни каждого из нас в каких-то непреходящих мировых целях.

Вся жизнь наша есть стремление к цели. От начала и до конца она представляется в виде иерархии целей, из которых одни подчинены другим в качестве средств. Есть цели, желательные не сами по себе, а ради чего-нибудь другого: например, нужно работать, чтобы есть и пить. Но есть и такая цель, которая желательна сама по себе. У каждого из нас есть что-то бесконечно дорогое, ради чего он живет. Всякий сознательно или бессознательно предполагает такую цель или ценность, ради которой, безусловно, стоит жить. Эта цель или, что то же, жизненный смысл есть предположение неустранимое, необходимо связанное с жизнью как таковой, и вот почему никакие неудачи не могут остановить человечество в искании этого смысла.

Горит только то, что тленно. Противостоять всеобщему разрушению и пожару может только то, что стоит на вечной, незыблемой духовной основе.

Для русского освободительного движения характерно то, что оно дорожит равенством более, нежели самой свободой. Оно готово предпочесть рабство частичному освобождению: между всеобщим равенством рабства и всеобщим равенством свободы оно не допускает середины. Оно не может мыслить иначе, как в форме всеобщности.

Есть два типа демократизма, два противоположных понимания демократии. Из них одно утверждает народовластие на праве силы. Такое понимание демократии несовместимо со свободою: с точки зрения права силы не может быть речи о каких бы то ни было неприкосновенных, незыблемых правах личности. Другое понимание демократии кладет в основу народовластия незыблемые нравственные начала, и прежде всего – признание человеческого достоинства, безусловной ценности человеческой личности как таковой. Только при таком понимании демократии дело свободы стоит на твердом основании.

Жажда материальных благ в олигархии, передаваясь от богатых, заражает бедных. Борьба за имущество вызывает борьбу за власть. И олигархия погибает, превращаясь в демократию через ненасытную жажду богатства, того самого, что в олигархии считается высшим благом.

Кладбище – это классическое выражение всеобщности, равенства и тайны смерти, прямой жребий, предстоящий каждому из нас.

Самая опасная черта современности заключается в том, что кодекс междоусобной войны, привитый нам большевиками, стал обычным; его усвоили не только взрослые, но и дети. Расшатанность всех нравственных правил, разнузданное своеволие, привычки к хищению и жестокость – таково ядовитое наследие смутной эпохи, которое оставит свои следы в душе народной на многие годы. Черты большевистского типа сохранятся в русских администраторах, военных и общественных деятелях даже тогда, когда о большевиках мы забудем и думать.

Существенная черта национального мессианизма заключается в национальной исключительности религиозного сознания. Так или иначе русский мессианизм всегда выражается в утверждении русского Христа, в более или менее тонкой русификации Евангелия.

У нас самая реакция вызывает меньше раздражения, нежели половинчатые уступки со стороны правительства. Александр II вызвал против себя море озлобления и ненависти со стороны русского радикализма именно тем, что он вступил на путь уступок.

Человек жертвует собою только тогда, когда он верит, что есть что-то великое, не умирающее, что его переживет.

ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич.

(28.10/09.11.1818–22.08/03.09.1883).

Русский писатель, поэт.

Родился в Орле в семье отставного офицера. В 1837 г. окончил словесное отделение философского факультета Петербургского университета. С 1838 по 1840 г. продолжал образование за границей, где получил степень магистра философии. В 1836 г. опубликовал свое первое произведение – рецензию на книгу А.Н. Муравьева «Путешествие по святым местам русским», двумя годами позже опубликовал в журнале «Современник» первые стихи: «Вечер», «К Венере Медицейской». В 1840-х годах создал множество поэтических, прозаических и драматических произведений: «Параша» (1943), «Три портрета» (1846), «Помещик» (1846), «Нахлебник» (1848), «Месяц в деревне» (1850) и др. Но самым знаменитым произведением этого периода стал цикл очерков «Записки охотника», осуждающих крепостное право, оказавших большое влияние на развитие русской литературы. Теми же настроениями проникнуты повести «Муму» (1854), «Постоялый двор» (1855). В 1856 г. написал роман «Рудин», затем «Дворянское гнездо» (1859), «Отцы и дети» (1862), «Дым» (1867), «Новь» (1877). В 1870-е годы, живя в Париже, вошел в кружок крупнейших французских писателей: Г. Флобера, Э. Золя, А. Доде и др., где пропагандировал русскую литературу. Пользовался репутацией одного из крупнейших писателей-реалистов и стал учителем П. Мериме, Г. де Мопассана и Ж. Санд. Умер в местечке Буживаль близ Парижа; похоронен в Петербурге.

Бесполезно доказывать предубежденному человеку несправедливость его предубеждений.

Брак, основанный на взаимной склонности и на рассудке, есть одно из величайших благ человеческой жизни.

Все чувства могут привести к любви, к страсти, все: ненависть, сожаление, равнодушие, благоговение, дружба, страх – даже презрение. Да, все чувства… исключая одного: благодарности. Благодарность – долг, всякий человек платит свои долги… но любовь – не деньги.

Всякая любовь счастливая, равно как и несчастная, настоящее бедствие, когда ей отдаешься весь.

Всякому человеку следует, не переставая быть человеком, быть специалистом.

Вы еще не знаете, есть ли у вас талант? Дайте ему время вызреть; а если его даже не окажется, разве человеку необходим именно поэтический талант, чтобы жить и действовать?

Говорят, всякая мысль подобна тесту: стоит помять ее хорошенько – всё из нее сделаешь.

Добро по указу – не добро.

Если стремление происходит из источника чистого, оно всё-таки, и не удавшись вполне, не достигнув цели, может принести пользу великую.

Есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами живут и не дают жить другим; наконец, эгоисты, которые и сами не живут и другим не дают.

Жалок тот, кто живет без идеала!

Женщина не только способна понять самопожертвование: она сама умеет пожертвовать собой.

Жизнь есть не что иное, как постоянно побеждаемое противоречие.

Жизнь – это красноватая искорка в мрачном и немом океане вечности, это единственное мгновение, которое нам принадлежит.

Заметили ли вы, что человек, необыкновенно рассеянный в кружке подчиненных, никогда не бывает рассеян с лицами высшими?

Идите вперед, пока можете, а подкосятся ноги, сядьте близ дороги и глядите на прохожих без досады и зависти: ведь и они недалеко уйдут!

Иная барышня только оттого и слывет умною, что умно вздыхает.

Исполнение долга: вот о чем следует заботиться человеку.

Каждый делает свою судьбу, и каждого она делает.

Какую клевету ни возведи на человека, он, в сущности, заслуживает в двадцать раз хуже того.

Кто стремится к великой цели, уже не должен думать о себе.

Личность всегда главное, человеческая личность должна быть крепка как скала, ибо на ней всё строится.

Много дрязг плавает в шумных волнах молодости и уплывает с ними; а всё-таки лучше этих волн нет ничего.

Мужчина может сказать, что дважды два не четыре, а пять или три с половиною, а женщина скажет, что дважды два – стеариновая свеча.

Музыка – это разум, воплощенный в прекрасных звуках.

Нет ничего тягостнее сознания только что сделанной глупости.

Ничего не может быть хуже и обиднее слишком поздно пришедшего счастья. Удовольствия оно всё-таки вам доставить не может, но зато лишает вас права браниться и проклинать судьбу.

Ничего нет утомительнее невеселого ума.

О, взгляд женщины, которая полюбила, – кто тебя опишет? Они молили, эти глаза, они доверялись, вопрошали, отдавались…

О, молодость! Молодость! Может быть, вся тайна твоей прелести не в возможности всё сделать, а в возможности думать, что ты всё сделаешь.

Порицать, бранить имеет право только тот, кто любит.

Русские люди – самые изолгавшиеся люди в целом свете; а ничего так не уважают, как правду, ничему так не сочувствуют, как именно ей.

Самолюбие – архимедов рычаг, которым землю с места можно сдвинуть.

Себялюбие – самоубийство. Самолюбивый человек засыхает, словно одинокое дерево; но самолюбие как деятельное стремление к совершенству есть источник великого.

Скептицизм всегда отличался бесплодностью и бессилием.

Слезы – это гроза, после нее человек всегда тише.

Слово «завтра» придумано для людей нерешительных и для детей.

Смешного бояться – правды не любить.

Стремление к отысканию общих начал в частных явлениях есть одно из коренных свойств человеческого ума.

Счастье – как здоровье. Когда его не замечаешь, значит, оно есть.

Толпа – наш царь – и ест и пьет исправно / И, что в душе задумчиво живет, / Болезнию считает своенравной.

Точно и сильно воспроизвести истину, реальность жизни есть высочайшее счастье для литератора, даже если эта истина не совпадает с его собственными симпатиями.

У нас всех есть один якорь, с которого, если сам не захочешь, никогда не сорвешься: чувство долга.

Ум, направленный на одно порицание, беднеет, сохнет.

Учение – не только свет, по народной пословице, – оно также и свобода. Ничто так не освобождает человека, как знание.

Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать.

Человек без самолюбия ничтожен. Самолюбие – архимедов рычаг, которым землю с места можно сдвинуть.

Человек всё в состоянии понять – и как трепещет эфир, и что на солнце происходит, а как другой человек может иначе сморкаться, чем он сам сморкается, это он понять не в состоянии.

Человек, желающий создать что-нибудь целое, должен употребить на это целое свое существо.

Человек, который расстается с женщиной, некогда любимой, в тот горький час и великий миг, когда он невольно сознает, что его сердце не всё, но вполне проникнуто ею, этот человек, поверьте мне, лучше и глубже понимает святость любви, чем те малодушные люди, которые от скуки, от слабости продолжают играть на полупорванных струнах своих вялых и чувствительных сердец.

Чрезмерная гордость – вывеска ничтожной души.

ТЮТЧЕВ Федор Иванович.

(23.11/05.12.1803–15/27.07.1873).

Поэт, дипломат.

Родился в селе Овстуг Орловской губернии в дворянской семье. В 1819 г. в возрасте 16 лет поступил в Московский университет. В том же году опубликовал первое стихотворение – вольный перевод-переложение из Горация. В 1821 г. окончил словесное отделение историко-филологического факультета, затем поступил на дипломатическую службу. В 1822–37 гг. состоял при русской миссии в Мюнхене, Баварии, а в 1837–39 гг. – в Турине. В 1836 г. его стихи опубликовал журнал «Современник», и появлению их на страницах журнала способствовал А.С. Пушкин, восхищенный творчеством поэта. В 1844 г. Тютчев возвратился в Россию и с 1848 г. служил старшим цензором министерства иностранных дел. Первый сборник стихов, увидевший свет в 1854 г., имел большой успех. В своем творчестве воспевал особый национальный колорит российских пейзажей, стихий и событий, что вскоре было подхвачено многими русскими поэтами. Для его любовной лирики характерно осмысление любви как трагедии, как фатальной силы, ведущей к опустошению и гибели. В творчестве 1860–70 гг. преобладают стихи на политические темы. Умер в Царском Селе. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

В разлуке есть высокое значенье: / Как ни люби, хоть день один, хоть век, / Любовь есть сон, а сон – одно мгновенье, / И рано ль, поздно ль пробужденье, / А должен наконец проснуться человек.

Весна – единственная революция на этом свете.

Всякое ослабление умственной жизни в обществе неизбежно влечет за собой усиление материальных наклонностей и гнусно-эгоистических инстинктов.

Живя, умей всё пережить: / Печаль, и радость, и тревогу, / Зачем страдать, к чему тужить? / День пережит – и слава Богу.

Жизнь, как подстреленная птица, / Подняться хочет – и не может… / Нет ни полета, ни размаху – / Висят поломанные крылья, / И вся она, прижавшись к праху, / Дрожит от боли и бессилья…

Как зыбок человек! Имел он очертанья – / Их не заметили. Ушел – забыли их. / Его присутствие – едва заметный штрих. / Его отсутствие – пространство мирозданья.

Как сердцу высказать себя? / Другому как понять тебя? / Поймет ли он, чем ты живешь? / Мысль изреченная есть ложь.

Лишь жить в себе самом умей – / Есть целый мир в душе твоей…

Любовники, безумцы и поэты / Из одного воображенья слиты!..

Молчи, скрывайся и таи / И чувства, и мечты свои.

На земле, где всё изменно, / Выше славы блага нет.

Нам не дано предугадать, / Как слово наше отзовется…

Не плоть, а дух растлился в наши дни, / И человек отчаянно тоскует…

Не рассуждай, не хлопочи!.. / Безумство ищет, глупость судит; / Дневные раны сном лечи, / А завтра быть чему, то будет.

О, бурь заснувших не буди, / Под ними хаос шевелится…

О, как убийственно мы любим, / Как в буйной слепоте страстей / Мы то всего вернее губим, / Что сердцу нашему милей!

Письменная беседа утомляет почти так же, как партия в шахматы по переписке.

Поэт всесилен, как стихия, / Не властен лишь в себе самом.

Природа знать не знает о былом, / Ей чужды наши призрачные годы, / И перед ней мы смутно сознаем / Себя самих – лишь грезою природы.

Природа – сфинкс. И тем она верней / Своим искусом губит человека, / Что, может статься, никакой от века / Загадки нет и не было у ней.

Пускай скудеет в жилах кровь, / Но в сердце не скудеет нежность… / О ты, последняя любовь! / Ты и блаженство, и безнадежность.

Русская история до Петра Великого – одна панихида, а после Петра Великого – одно уголовное дело.

Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя.

Стоим мы слепо пред Судьбою, / Не нам сорвать с нее покров.

Счастлив, кто посетил сей мир / В его минуты роковые!

У меня не тоска по Родине, а тоска по чужбине.

Умом Россию не понять.

УШИНСКИЙ Константин Дмитриевич.

(19.02/02.03.1824–22.12.1870/03.01.1871).

Русский педагог, основоположник научной педагогики в России.

Родился в Новгород-Северске. В 1844 г. окончил юридический факультет Московского университета. В 1857 г. в «Журнале для воспитания» опубликовал первые статьи по педагогике. В 1859 г. был назначен инспектором Смольного института, одновременно с этим работал редактором «Журнала Министерства Народного Просвещения», превратив его из сухого сборника официальных распоряжений и научных статей в педагогический журнал, информирующий о новых течениях в области образования и воспитания. Свою педагогическую систему, включающую идеи о демократизации народного образования и народности воспитания, отразил в составленных им книгах для первоначального классного чтения «Детский мир» (1861), «Родное слово» (1864), а также своем фундаментальном труде «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» в 2-х томах (1868—1869). Умер в Одессе.

Внимание – это та единственная дверь нашей души, через которую всё, что есть в сознании, непременно проходит.

Воля наша, как и наши мускулы, крепнет от постоянно усиливающейся деятельности… не давая им упражнения, вы непременно будете иметь слабые мускулы и слабую волю.

Воспитание, если оно желает счастья человеку, должно воспитывать его не для счастья, а приготовлять к труду жизни.

Главнейшая дорога человеческого воспитания есть убеждение, а на убеждение можно только действовать убеждением. Всякая программа преподавания, всякая метода воспитания, как бы хороша она ни была, не перешедшая в убеждение воспитания, остается мертвой буквой, не имеющей никакой силы в действительности.

Голова, наполненная отрывочными, бессвязными знаниями, похожа на кладовую, в которой всё в беспорядке и где сам хозяин ничего не отыщет; голова, где только система без знания, похожа на лавку, в которой на всех ящиках есть надписи, а в ящиках пусто.

Для того чтобы воспитание могло создавать для человека вторую природу, необходимо, чтобы идеи этого воспитания переходили в убеждения воспитанников, убеждения – в привычки. Когда убеждение так укоренилось в человеке, что он повинуется ему прежде, чем думает, что должен повиноваться, тогда только оно делается элементом его природы.

Для того, чтобы преодолеть чувство стыда, требуется иногда не менее геройства, как и для того, чтобы преодолеть чувство страха.

Если в человеке не разовьется интерес к добру, то он недолго пройдет по хорошей дороге.

Если вы удачно выберете труд и вложите в него всю свою душу, то счастье само вас отыщет.

Жизнь человеческая замерла бы на одной точке, если бы юность не мечтала, и зерна многих великих идей не созрели незримо в радужной оболочке юношеских утопий.

Именно труд, и труд не всегда интересный, но всегда осмысленный и полезный, есть величайший двигатель умственного и нравственного развития человека и человечества.

Искусство воспитания имеет ту особенность, что почти всем оно кажется делом знакомым и понятым, а иным даже делом легким, – и тем понятнее и легче кажется оно, чем менее человек с ним знаком, теоретически или практически.

Не в умственных способностях женщины, но в характере ее природы скрыты богатые средства для воспитания детей. Сосредоточенность внимания, точность, терпение, настойчивость, любовь к порядку, нежность, манеры, вкус и, наконец, врожденная любовь к детям – всё это такие качества, которые встречаются скорее в женщине, нежели в мужчине.

Не тот мужествен, кто лезет на опасность, не чувствуя страха, а тот, кто может подавить самый сильный страх и думать об опасности, не подчиняясь страху.

Не уметь хорошо выражать своих мыслей – недостаток; но не иметь самостоятельных мыслей – еще гораздо больший; самостоятельные же мысли вытекают только из самостоятельно же приобретаемых знаний.

Никогда не обещайте ребенку, чего нельзя выполнить, и никогда не обманывайте его.

Ничто – ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши не выражают так ясно и верно нас самих и наше отношение к миру, как наши чувствования: в них слышен характер не отдельной мысли, не отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее строя.

Педагогика – не наука, а искусство: самое обширное, сложное самое высокое и самое необходимое из всех искусств. Искусство воспитания опирается на науку. Как искусство сложное и обширное, оно опирается на множество обширных и сложных наук; как искусство, оно кроме знаний, требует способности и наклонности, и, как искусство же, оно стремится к идеалу, вечно достигаемого и никогда вполне не достижимому: к идеалу совершенного человека.

Под влиянием гнева мы возводим иногда такие обвинения на человека, возбудившего в нас гнев, какие показались бы нам забавными в спокойную минуту.

Право на счастье составляет неотъемлемое право человека.

Расширять свои знания можно только тогда, когда смотришь прямо в глаза своему незнанию.

Самая важная часть воспитания – образование характера.

Самостоятельность головы учащегося – единственное прочное основание всякого плодотворного учения.

Свободный труд нужен человеку сам по себе, для развития и поддержания в нем чувства человеческого достоинства.

Сильный характер, как и сильный поток, встречая препятствие, только раздражается и усиливается еще более; но зато, опрокинув препятствие, прокладывает для себя глубокое русло.

Смелость – жизненная энергия души.

Состояние бестолкового, необузданного гнева так же гибельно, как и состояние бестолковой доброты или ненужности.

Страх есть самый обильный источник пороков.

Страх, не умеряемый смелостью, делает человека трусом; смелость же, не умеряемая страхом, производит гибельную дерзость и буйство.

Страх телесного наказания не сделает злого сердца добрым, а смешение страха со злостью – самое отвратительное явление в человеке.

Тело, сердце и ум человека требуют труда, и это требование так настоятельно, что если у человека не окажется своего личного труда в жизни, тогда он теряет настоящую дорогу, и перед ним открываются две другие, обе одинаково гибельные: дорога неутолимого недовольства жизнью или дорога добровольного незаметного самоуничтожения.

Только внутренняя, духовная, животворная сила труда служит источником человеческого достоинства, а вместе с тем и нравственности, и счастья.

У кого нет своего дела, тому дело до всего.

Убеждение только тогда делается элементом характера, когда переходит в привычку. Привычка именно и есть тот процесс, посредством которого убеждение делается наклонностью и мысль переходит в дело.

Удовлетворите всем желаниям человека, но отымите у него цель в жизни, и посмотрите, каким несчастным и ничтожным существом явится он.

Уменьшить массу человеческих страданий и увеличить массу человеческих наслаждений. К этой цели клонились всегда сознательно или бессознательно, прямо или косвенно, все усилия всех умных и честных людей.

Умственный труд – едва ли не самый тяжелый труд для человека. Мечтать легко и приятно, но думать трудно.

Цель в жизни является сердцевиной человеческого достоинства и человеческого счастья.

Человек не только любит удивляться, но любит удивлять других.

Человек рожден для труда; труд составляет его земное счастье, труд – лучший хранитель человеческой нравственности, и труд же должен быть воспитателем человека.

Язык народа – лучший, никогда не увядающий и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни.

ФОНВИЗИН Денис Иванович.

(03/14.04.1745–01/12.12.1792).

Писатель.

Родился в Москве в семье лифляндского рыцарского рода. В 1762 г. окончил философский факультет Московского университета. В 1756–59 гг. играл в любительском университетском театре М.М. Хераскова, а позже и в профессиональном Публичном театре. В 1761 г. сделал ряд переводов басен и нравоучительно-сатирических произведений с немецкого языка. По окончании университета поступил в иностранную коллегию в качестве переводчика, но уже в 1763 г. перешел на службу чиновником при кабинет-министре И.П. Елагине. В 1769–82 гг. служил в коллегии иностранных дел. Был постоянным гостем литературного кружка Козловского, и в результате сближения с этим кружком написал первое произведение – «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке». В 1764 г. впервые выступил с самостоятельным драматическим произведением – комедией «Корион», а в 1769 г. создал социально-бытовую комедию «Бригадир». В 1882 г. была написана, а в 1883 г. напечатана вторая комедия – «Недоросль». Эти произведения были встречены с восторгом. В.Г. Белинский писал: «Русская комедия началась задолго до Фонвизина, но началась только с Фонвизина: его «Бригадир» и «Недоросль» наделали страшного шума при своем появлении и навсегда останутся в истории русской литературы как одно из примечательнейших явлений». Выйдя в отставку, Фонвизин, несмотря на тяжелую болезнь, до конца жизни занимался литературным трудом, но встретил непонимание и резкое неодобрение Екатерины II, запретившей ему издавать пятитомное собрание сочинений, журнал «Друг честных людей, или Стародум» и не давшей разрешения на задуманный им перевод Тацита. Умер в Санкт-Петербурге, похоронен в Александро-Невской лавре.

Без ума жить худо; что ты наживешь без него?

Береги жену, не давай ей воли.

Беспорочность поставляет себя правилом не делать того другому, чего бы не пожелал себе. Добродетель распространяет это правило гораздо далее и велит делать то другим, чего бы пожелал себе.

В большом свете водятся премелкие души.

В несправедливом отказе больше чести, чем в несправедливой награде.

В человеческом невежестве весьма утешительно считать всё то за вздор, чего не знаешь.

Возможно ли тому статься, чтоб в книгах врали?

Всякая тварь что-нибудь да значит и чего-нибудь да ищет.

Для прихотей одного человека всей Сибири мало!

Женщины обыкновенно бывают целомудренны с людьми заслуженными, а с повесами редко.

Жизнь дает нам немало жестоких причин для волнения, чтобы мы еще сами себе добавляли.

Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время.

Как можно подумать, что Богу, который всё знает, неизвестен будто наш табель о рангах?

Как не быть довольным сердцу, когда спокойна совесть!

Когда же то тебя так сильно изумляет, / Что низка тварь корысть всему предпочитает / И к счастию бредет презренными путъми, – / Так, видно, никогда ты не жил меж людьми.

Корыстолюбие делает из человека такие же чудеса, как и любовь.

Кто может – грабит, кто не может – ворует.

Ленивый боится при деле труда, а праздный не терпит самого дела.

Ленивый бывает таковым больше от расположения тела, а праздный больше от расположения души.

Молодой человек подобен воску.

Надобно, чтоб муж твой повиновался рассудку, а ты мужу, и будете оба совершенно благополучны.

Наука в развращенном человеке есть лютое оружие делать зло. Просвещение возвышает одну добродетельную душу.

Начинаются чины – перестает искренность.

Не всё ври, что знаешь.

Не имей ты к мужу своему любви, которая на дружбу походила б. Имей к нему дружбу, которая на любовь бы походила. Это будет гораздо прочнее.

Не тот богат, который отсчитывает деньги, чтоб спрятать их в сундук, а тот, который отсчитывает у себя лишнее, чтоб помочь тому, у кого нет нужного.

Невежда без души – зверь. Самый мелкий подвиг ведет его во всякое преступление.

Нельзя не любить правил добродетели. Они – способы к счастью.

Оставлять богатство детям? Умны будут – без него обойдутся; а глупому сыну не в помощь богатство. Наличные деньги – не личные достоинства. Золотой болван – всё болван.

Рассудка француз не имеет, да и иметь его почел бы за величайшее для себя несчастье.

Сердце человеческое есть всегда сердце, в Париже и в России: оно обманывать не может.

Слава Богу, что на вранье пошлин нет! Ведь куда бы какое всем нам было разорение!

Совесть всегда, как друг, остерегает прежде, нежели как судья наказывает.

Счастлив, кто в старости сохраняет все свои чувства.

Счастливыми могут считаться те браки, в которых виновен бывает один муж.

У кого чаще всех Господь на языке, у того черт на сердце.

Цена здоровья ощущается после болезни.

Честность есть душа супружеского согласия.

ЧААДАЕВ Петр Яковлевич.

(27.05/07.06.1794–14/26.04.1856).

Философ, публицист.

Родился в Москве в дворянской семье. В 1811 г. закончил Московский университет. Участвовал в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813–14 гг. В 1819 г. вступил в декабристский «Союз благоденствия», а в 1821 г. – в Северное общество декабристов. В 1823–26 гг. путешествовал по Европе, познакомился с религиозными философами Ф. Шеллингом и Ф. Ламенне, идеи которых оказали на него сильное влияние. Возвратившись в Россию, жил в Москве, где в 1829–31 гг. создал главное свое произведение (на французском языке) – «Философические письма». Публикация первого из писем в журнале «Телескоп» (1836) вызвала резкое недовольство властей – автор был объявлен сумасшедшим и подвергнут домашнему аресту при полном запрете каких-либо публикаций (работа «Апология сумасшедшего», написанная в 1837 г. и ставшая своеобразным ответом властям, увидела свет лишь в 1914 г.). Тем не менее, Чаадаев оставался влиятельным мыслителем и способствовал духовному формированию таких выдающихся деятелей, как А.И. Герцен, В.Г. Белинский, М.А. Бакунин и др. Умер в Москве.

Без слепой веры в отвлеченное совершенство невозможно шагу ступить по пути к совершенству, осуществляемому на деле. Только поверив в недостижимое благо, мы можем приблизиться к благу достижимому.

Без сомнения, счастье, к которому стремится большинство людей, невозможно без тупого довольства собой и всеми. Чтобы достигнуть этого счастья, люди добиваются богатства, почестей, славы. Но после того как всё это будет приобретено, не нужно ли еще считать себя самым умным и самым совершенным из людей и быть довольным всем происходящим вокруг себя? Без этого какое счастье? Как ни представлять себе блаженство на земле, для полноты этого блаженства всегда нужно глупое самодовольство, еще более глупое равнодушие ко всему окружающему.

Бессильный враг – наш лучший друг; завистливый друг – злейший из наших врагов.

Больше, чем кто-либо из вас, поверьте, я люблю свою страну, желаю ей славы, умею ценить высокие качества моего народа; но… я не научился любить свою родину с закрытыми глазами.

В области нравственности движение не основано на одном удовольствии двигаться, должна быть и цель: отрицать возможность достичь совершенства, то есть дойти до цели, значило бы просто сделать движение невозможным.

Вся наша история – продукт природы того необъятного края, который достался нам в удел. Это она рассеяла нас во всех направлениях и разбросала в пространстве с первых дней нашего существования.

Глуповатое благополучие, блаженное самодовольство – вот наиболее выдающаяся черта эпохи у нас; и что особенно замечательно, это то, что как раз в то время, когда все эти слепые и страстные национальные самоутверждения, враждебные друг другу, унаследованные христианскими народами от времен язычества, сглаживаются и все цивилизованные нации начинают отрекаться от презрительного самодовольства в своих взаимных отношениях, нам взбрело в голову стать в позу бессмысленного созерцания наших воображаемых совершенств.

Говорят про Россию, что она не принадлежит ни к Европе, ни к Азии, что это особый мир. Пусть будет так. Но надо еще доказать, что человечество, помимо двух своих сторон, определяемых словами – Запад и Восток, обладает еще третьей стороной.

Горе народу, если рабство не смогло его унизить, такой народ создан, чтобы быть рабом.

Доброжелательность, бесконечная любовь к себе подобным – вот, поверьте мне, истинное блаженство; иного нет.

Есть люди, которые умом создают себе сердце, другие сердцем создают себе ум: последние успевают больше первых, потому что в чувстве гораздо больше разума, чем в разуме чувств.

Есть режим для души, как есть режим для тела: надо уметь ему подчиниться.

Есть только три способа быть счастливым: думать только о Боге, думать только о ближнем, думать только об идее.

Есть умы столь лживые, что даже истина, высказанная ими, становится ложью.

Жить для других – значит жить для себя.

Затерянный в умственных пустынях моей страны, я долго полагал, что я один истощаю свои силы над этой работой или имею, по крайней мере, лишь немного сотоварищей, рассеянных по земле; впоследствии я открыл, что весь мыслящий мир движется в том же направлении; и великим был для меня тот день, когда я сделал это открытие.

Недоброжелательство смертельно для красноречия.

Нет более огорчительного зрелища в мире нравственном, чем зрелище гениального человека, не понимающего свой век и свое призвание.

Нет ничего легче, как полюбить тех, кого любишь; но надо немножко любить и тех, кого не любишь.

Ничто так не истощает, ничто так не способствует малодушию, как безумная надежда.

Общество заставляют двигаться вперед не те, кто колеблется между истиной и ложью, эти плясуны на канате, а люди принципиальные. Логика золотой середины может поэтому в лучшем случае поддерживать некоторое время существование общества, но она никогда не двинет его вперед. Плодотворен один лишь фанатизм совершенства, страстное стремление к истинному и прекрасному.

Помните ли, что было с вами в первый год вашей жизни? Не помню, говорите вы. Ну что же мудреного, что вы не помните, что было с вами прежде вашего рождения?

Прочь себялюбие, прочь эгоизм. Они-то и убивают счастье.

Русский ум есть ум безличный по преимуществу. Дело в том, что оценить как следует европейские события можно лишь с того расстояния, на котором мы от них находимся. Мы стоим по отношению к Европе на исторической точке зрения, или, если угодно, мы – публика, а там актеры, нам и принадлежит право судить пьесу.

Слава богу, я всегда любил свое отечество в его интересах, а не в своих собственных.

Соблюдение обрядов – это просто упражнение в покорности.

Там (на Западе) неоднократно наблюдалось: едва появится на свет божий новая идея, тотчас все узкие эгоизмы, все ребяческие тщеславия, вся упрямая партийность, которые копошатся на поверхности общества, набрасываются на нее, овладевают ею, выворачивают ее наизнанку, искажают ее, и минуту спустя, размельченная всеми этими факторами, она уносится в те отвлеченные сферы, где исчезает всякая бесплодная пыль.

Тщеславие порождает дурака, надменность – злобу. Один и тот же человек будет глуп или жесток в зависимости от того, владеет ли им тщеславие или надменность.

Христианское бессмертие – это жизнь без смерти, совсем не так, как думают, жизнь после смерти.

Что нужно для того, чтобы ясно видеть? Не смотреть сквозь самого себя.

Что такое логический анализ, как не насилие разума над самим собой? Дайте разуму волю и он будет действовать одним синтезом… С синтеза и начал человеческий разум, и именно синтез есть отличительная черта науки древних.

Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами… Я полагаю, что мы пришли после других для того, чтобы делать лучше их, чтобы не впадать в их ошибки, в их заблуждения и суеверия.

Я предпочитаю бичевать свою родину, предпочитаю огорчать ее, предпочитаю унижать ее, только бы ее не обманывать.

ЧЕРНЫШЕВСКИЙ Николай Гаврилович.

(12/24.07.1828–17/29.10.1889).

Русский революционер, публицист, писатель, философ.

Родился в Саратове в семье священника. Учился в Саратовской духовной семинарии. В 1850 г. окончил историко-филологическое отделение Петербургского университета. Защитил магистерскую диссертацию «Эстетическое отношение искусства к действительности», которая положила начало разработке материалистической эстетики в России. Работал сначала в журнале «Отечественные записки», а потом в «Современнике», где скоро занял руководящее положение. Там опубликовал ряд статей, посвященных крестьянской реформе: «О новых условиях сельского быта», «Труден ли выкуп земли?», «Устройство быта помещичьих крестьян» и др., в которых выступал за ликвидацию помещичьей собственности на землю без всякого выкупа, призывал к революционному срыву реформы. В конце 1850-х годов опубликовал ряд работ по политической экономике, в которых доказывал неизбежность смены капитализма социализмом: «О поземельной собственности» (1857), «Суеверие и правила логики» (1859), «Капитал и труд» (1860) и др. В 1861 г. стал идейным вдохновителем революционной народнической организации «Земля и воля», в результате чего в июле 1862 г. был заключен в одиночную камеру Петропавловской крепости, где в 1863 г. написал роман «Что делать?», а также повесть «Алферьев», «Повести в повести», «Мелкие рассказы» и др. В 1864 г. был осужден на 7 лет каторги, после чего получил разрешение жить в Саратове, где написал философскую работу «Характер человеческого знания» (1890), перевел «Всеобщую историю» Г. Вебера, добавив собственные комментарии. Умер в Саратове. Сочинения Чернышевского оставались запрещенными в России вплоть до Революции 1905–07 гг.

Богатство – вещь, без которой можно жить счастливо. Но благосостояние – вещь, необходимая для счастья.

В правде сила таланта; ошибочное направление губит самый сильный талант.

В семейной жизни главное – терпение. Любовь продолжаться долго не может.

Важнейший капитал нации – нравственные качества народа.

Во всяком деле обнаруживается существование двух партий: консервативной и прогрессивной, соответствующих силе привычки и желанию улучшений.

Всё настоящее, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно готовиться точно так же.

Всякий образованный человек чувствует, что истинная жизнь – жизнь ума и сердца.

Где нет жизни – нет идеи; где нет бесконечного разнообразия – нет жизни.

Движение есть реальность, потому что движение – это жизнь, а реальность и жизнь – одно и то же.

Деятельность человека пуста и ничтожна, когда не одушевлена идеею.

Для измены родине нужна чрезвычайная низость души.

Добр тот, кто делает хорошее для других; зол – кто делает дурное для других. Соединим теперь эти простые истины и в выводе получим: «добрым человек бывает тогда, когда для получения приятного себе он должен делать приятное другим; злым бывает он тогда, когда принужден извлекать приятное себе из нанесения неприятности другим».

Добро и разумность – два термина, в сущности, равнозначащие: что с теоретической точки зрения разумность, то с практической точки зрения – добро; и наоборот: что добро, то непременно и разумно.

Добро – это как будто превосходная степень пользы, это как будто очень полезная польза.

Если из круга моих наблюдений, из сферы действия исключены гражданские мотивы, что остается наблюдать мне? В чем остается участвовать мне? Остается хлопотливая сумятица отдельных личностей с узенькими заботами о своем кармане, о своем брюшке или о своих забавах.

Женщина, имеющая своим мужем честного человека, не может бояться никого.

Жизнь так широка и многостороння, что в ней человек почти всегда найдет досыта всего, искать, чего чувствует сильную и истинную потребность.

Знание возбуждает любовь: чем больше знакомишься с наукою, тем больше любишь ее.

Исторический путь – не тротуар Невского проспекта.

Каждому известно, что если муж и жена живут согласно и счастливо, то взаимная привязанность их усиливается с каждым годом и наконец достигает такого развития, что они буквально «не могут жить друг без друга».

Кем довольны все, тот не делает ничего доброго, потому что добро невозможно без оскорбления зла.

Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достигнет глубокого знания людей.

Кто не испытывал, как возбуждает любовь все силы человека, тот не знает настоящей любви.

Кто работает с любовью, тот вносит поэзию во всякую работу.

Личное счастье невозможно без счастья других.

Лучше не развиваться человеку, нежели развиваться без влияния мысли об общественных делах, без влияния чувств, пробуждаемых участием в них.

Льстят затем, чтобы господствовать под видом покорности.

Любовь – не мимолетное явление в жизни человека, относящееся только к добрачному периоду, как думают пошляки. Это чувство, живущее и крепнущее на всем протяжении жизни супругов.

Любовь юная, прелестная, поэтическая, уносящая в мир грез, – на земле только она одна может дать счастье!

Молодость – время свежести благородных чувств.

Мужчина, не одухотворенный гражданскими интересами, только существо мужского пола, которое бреет усы и бороду.

Нас очаровывает всё, в чем проявляется наш идеал, цель и предмет наших желаний и нашей любви.

Не судите о нравственных или умственных качествах человека по его счастью или несчастью в жизни.

Незнание природы является корнем тех неизвестных сил, перед которыми так долго трепетал человеческий род, и тех суеверных вероучений, которые были источниками всех его бедствий.

Незнанием никогда не следует хвалиться: незнание есть бессилие.

Никакое внешнее принуждение не может поддержать человека ни на умственной, ни на нравственной высоте, когда он сам не желает держаться на ней.

Никакое положение не оправдывает бездействия; всегда можно делать что-нибудь не совершенно бесполезное; всегда надобно делать всё, что можно.

Нужно иметь такое дело, от которого нельзя отказаться, которого нельзя отложить, – тогда человек несравненно тверже.

Опера – полнейшая форма музыки как искусства.

От умного и ученого человека надобно требовать многого; если он говорит пустяки, его можно по всей справедливости упрекать за это, – снисходительность, на которую имеют право простаки, была бы относительно его неуместна.

Отвергать прогресс – такая же нелепость, как отвергать силу падения.

Ошибки людей сильного ума именно тем и бывают страшны, что они делаются мыслями множества других людей.

Падающему всякая опора хороша, лишь бы подняться на ноги.

Патриот – это человек, служащий родине, а родина – это прежде всего народ.

Подобно силам природы, сила страсти выказывается тем, как велики сокрушаемые ею препятствия, на которые гневно обращается она.

Право жить и быть счастливым – пустой призрак для человека, не имеющего средств к тому.

Прекрасное и красивое в человеке немыслимо без представления о гармоническом развитии организма и здоровья.

Принуждение по самой сущности своей вредно: оно приносит огорчение стесняемому и наказываемому, оно портит его характер, возбуждает в нем досаду на запрещающих и наказывающих, вводя его во враждебные столкновения с ними.

Природа бесстрастна к человеку; она не враг и не друг ему; она то удобное, то неудобное поприще для его деятельности.

Прогресс – стремление к возведению человека в человеческий сан.

Противник, не церемонящийся относительно деликатности своих слов, дает право отвечать ему таким же образом.

Пуста и бесцветна бывает жизнь только у бесцветных людей, которые толкуют о чувствах и потребностях, на самом деле не будучи способны иметь никаких особенных чувств и потребностей, кроме потребности рисоваться.

Рассудителен только тот, кто добр, и ровно настолько, насколько добр.

Ребенок, который переносит меньше оскорблений, вырастет человеком, более сознающим свое достоинство.

Самую жалкую фигуру представляют не те люди, которые имеют ошибочный образ мыслей, а те, которые не имеют никакого определенного последовательного образа мыслей, которых мнения – сбор бессвязных обрывков, не клеящихся между собой.

Семейная любовь – наиболее распространенное между людьми и наиболее прочное потому в смысле влияния на жизнь людей, самое важное и самое благотворное изо всех добрых чувств человека.

Сила человека – разум.

Случайности жизни безразлично поражают замечательных и незамечательных людей, безразлично благоприятствуют тем и другим.

Смотри на жену, как смотрел на невесту, знай, что она каждую минуту имеет право сказать: «Я недовольна тобой, прочь от меня»; смотри на нее так, и она будет внушать тебе такое же поэтическое чувство, как невеста.

Талант… дает всякому двойную цену.

Труд доктора – действительно самый производительный труд: предохраняя или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли бы без его забот.

Труд должен быть сообразен силам человека. Он дурен, то есть неприятен тогда, когда превышает их.

Ученая литература спасает людей от невежества, а изящная – от грубости и пошлости.

Характер средств должен быть таков же, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели… Дурные средства годятся только для дурной цели.

Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода отдых легче и приятнее для него.

Человек никогда не может утратить влечения улучшать свою жизнь.

Чем больше мы говорим о своих достоинствах, тем меньше в них верят.

Честь – одна и та же у женщин и мужчин, девушек, замужних женщин, стариков и старух: «не обманывай», «не воруй», «не пьянствуй»; только из таких правил, относящихся ко всем людям, слагается кодекс «чести» в правдивом смысле слова.

Что же милее всего для человека? Жизнь: потому что с нею только связаны наши радости, всё наше счастье, все наши надежды.

Чувство собственного достоинства развивается только положением самостоятельного хозяина.

ЧЕХОВ Антон Павлович.

(17/29.01.1860–02/15.07.1904).

Русский писатель, драматург.

Родился в Таганроге в семье купца. В 1884 г., окончив медицинский факультет Московского университета, получил звание уездного врача. С конца 1870-х годов начал литературную деятельность как автор коротких юмористических рассказов, печатавшихся в журналах «Осколки», «Стрекоза», «Будильник» и др. под различными псевдонимами. С 1885 г. стал сотрудником ежемесячных журналов «Северный вестник», «Русская мысль», «Жизнь», выпустил сборники рассказов «В сумерках», «Невинные речи» (1887), «Рассказы» (1888), «Хмурые люди» (1890). В 1890 г. предпринял поездку на Сахалин, итогом которой стала очерко-публицистическая книга «Остров Сахалин» (1893). По возвращении из поездки купил имение Мелихово в Московской губернии, где строил школы, помогал неимущим, лечил крестьян. Там в 1898—1900 гг. создал самые известные свои рассказы: «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви», «Ионыч», «Дама с собачкой». С 1893 г. написал знаменитые пьесы «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад» – все были поставлены на сцене созданного в 1898 г. МХАТа. В 1898 г. в связи с обострением туберкулеза переехал в Ялту. Умер в Баденвейлере (Германия), похоронен на Новодевичьем кладбище (Москва).

Беда в том, что самые простые вопросы мы стараемся решать хитро, а потому делаем их необыкновенно сложными.

Берегись изысканного языка. Язык должен быть прост и изящен.

Быть праздным значит поневоле прислушиваться всегда к тому, что говорят, видеть, что делают; тот же, кто работает и занят, мало слышит и мало видит.

В каждом из нас слишком много винтов, колес и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам.

В природе из мерзкой гусеницы выходит прелестная бабочка, а вот у людей наоборот: из прелестной бабочки выходит мерзкая гусеница.

В семейной жизни главное – терпение… Любовь продолжаться долго не может.

В семейной жизни самый важный винт – это любовь.

В художественном произведении знаки препинания зачастую играют роль, но и выучиться им по учебнику нельзя: нужны еще чутье и опыт.

В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.

Вера есть способность духа. У животных ее нет, у дикарей и неразвитых людей – страх и сомнения. Она доступна только высоким организациям.

Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть.

Во что человек верит, то он и есть.

Водка белая, но красит нос и чернит репутацию.

Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.

Высшим выражением счастья или несчастья является чаще всего безволие.

Говорят: в конце концов правда восторжествует, но это неправда.

Грязная муха может испачкать всю стену, а маленький грязненький поступочек может испортить всё дело.

Дела определяются их целями; то дело называется великим, у которого велика цель.

Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

Доставляет удовольствие только то, что не нужно.

Если боитесь одиночества, то не женитесь.

Если бы я застрелился, то доставил бы этим большое удовольствие девяти десятым своих друзей и почитателей.

Если всех жителей сделать сапожниками, то кто же будет сапоги заказывать?

Если вы будете работать для настоящего, то ваша работа выйдет ничтожной; надо работать, имея в виду только будущее.

Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.

Если кто присасывается к делу, ему чуждому, например к искусству, то неминуемо становится чиновником. Сколько чиновников около науки, театра и живописи! Тот, кому чужда жизнь, кто не способен к ней, тому ничего больше не осталось, как стать чиновником.

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, это значит, что болезнь неизлечима.

Если хотите одиночества – женитесь.

Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и вникай.

Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, ничего не делай.

Есть особая порода людей, которые специально занимаются тем, что вышучивают каждое явление жизни; они не могут пройти даже мимо голодного или самоубийцы без того, чтобы не сказать пошлости.

Ехать с женой в Париж – всё равно что в Тулу со своим самоваром.

Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья.

Жениться интересно только по любви; жениться же на девушке только потому, что она симпатична, это всё равно что купить себе на базаре ненужную вещь только потому, что она хороша.

Женщина скоро усваивает языки, потому что в голове у нее много пустого места.

Женщины без мужского общества блекнут, а мужчины без женского глупеют.

«Жуйте как следует», – говорил отец. И жевали хорошо, и гуляли по два часа в сутки, и умывались холодной водой, всё же вышли несчастные, бездарные люди.

За дверью счастливого человека должен стоять кто-нибудь с молоточком, постоянно стучать и напоминать, что есть несчастные и что после непродолжительного счастья непременно наступит несчастье.

Злость – это малодушие своего рода.

И почему это именно в старости человек следит за своими ощущениями и критикует свои поступки? Отчего бы в молодости ему не заниматься этим? Старость и без того невыносима… В молодости вся жизнь проходит бесследно, едва зацепляя сознание, в старости же каждое малейшее ощущение гвоздем сидит в голове и поднимает уйму вопросов.

Изменившая жена – это большая холодная котлета, которую не хочется трогать, потому что ее уже держал в руках кто-то другой.

Искусство писать – это искусство сокращать.

Какие пустые звуки – эти разговоры о правах женщин! Если собака напишет талантливо, то ведь и собаку признают.

Какое это огромное счастье – любить и быть любимым.

Когда женщина разрушает, как мужчина, то это находят естественным, это все понимают, когда же она хочет или пытается создавать, как мужчина, то это находят неестественным и с этим не мирятся.

Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

Когда одни сыты, умны и добры, а другие голодны, глупы и злы, то всякое благо ведет только к раздору, увеличивая неравенство людей.

Когда я женился, я стал бабой.

Краткость – сестра таланта.

Критиканы – обычно те люди, которые были бы поэтами, историками, биографами, если бы могли, но, испробовав свои таланты в этих или иных областях и потерпев неудачу, решили заняться критикой.

Кто испытал наслаждение творчества, для того все другие наслаждения уже не существуют.

Кто не может взять лаской, тот не возьмет и строгостью.

Ложь – тот же алкоголизм. Лгуны лгут и умирая.

Лучше от дураков погибнуть, чем принять от них похвалу.

Льстят тем, кого боятся.

Любовь есть благо. Недаром в самом деле во все времена почти у всех культурных народов любовь в широком смысле и любовь мужа к жене называются одинаково любовью. Если любовь часто бывает жестокой и разрушительной, то причина тут не в ней самой, а в неравенстве людей.

Любовь юная, прелестная, поэтическая, уносящая в мир грез, – на земле только она одна может дать счастье!

Медленно запрягать, но быстро ездить – в характере этого <русского> народа.

Мещанство – большое зло, оно, как плотина в реке, всегда служило только для застоя.

Моя святая святых – это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь, абсолютнейшая свобода – свобода от силы и лжи, в чем бы последние ни выражались.

Мы, когда любим, то не перестаем задавать себе вопросы: честно это или нечестно, умно или глупо, к чему поведет эта любовь и так далее. Хорошо это или нет, я не знаю, но что это мешает, не удовлетворяет, раздражает – это я знаю.

Мы хлопочем, чтобы изменить жизнь, чтобы потомки были счастливыми, а потомки скажут по обыкновению: прежде лучше было, теперешняя жизнь хуже прежней.

На земле нет ничего хорошего, что в своем первоисточнике не имело бы гадости.

Надо воспитать женщину так, чтобы она умела сознавать свои ошибки, а то, по ее мнению, она всегда права.

Надо поставить свою жизнь в такие условия, чтобы труд был необходим. Без труда не может быть чистой и радостной жизни.

Настоящий писатель – то же, что древний пророк: он видит яснее, чем обычные люди.

Наука – самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека, она всегда была и будет высшим проявлением любви, только ею одною человек победит природу и себя.

Не женятся и сидят в старых девах, потому что не представляют друг для друга никакого интереса, даже физического.

Не понимает человек шутки – пиши пропало! И знаете: это уже не настоящий ум, будь человек хоть семи пядей во лбу.

Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-нибудь.

Не успокаивайтесь, не давайте усыплять себя! Пока молоды, сильны, добры, не уставайте делать добро! Счастья нет и не должно его быть, а если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро!

Несчастные эгоистичны, злы, несправедливы, жестоки и менее, чем глупцы, способны понимать друг друга. Не соединяет, а разъединяет людей несчастье.

Нет слаще покоя, покупаемого трудом.

Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.

Неудивительно, что большое количество знаний, не будучи в силах сделать человека умным, часто делает его тщеславным и заносчивым.

Никакая литература не может своим цинизмом перещеголять действительную жизнь.

Никакой красотой женщина не может заплатить мужу за свою пустоту.

Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?

Никогда, ни при каких обстоятельствах не разрешай себе ни зазнайства, ни чванства.

Одна боль всегда уменьшает другую.

«Познай самого себя» – прекрасный и полезный совет, жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.

Покой и довольство человека не вне его, а в нем самом… Обыкновенный человек ждет хорошего или дурного извне, а мыслящий – от самого себя.

Праздная жизнь не может быть чистою.

Призвание всякого человека в духовной деятельности – в постоянном искании правды и смысла жизни.

Профессия врача – это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов.

Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла.

Равнодушие – это паралич души, преждевременная смерть.

Разница между мужчиной и женщиной: женщина, старея, всё более и более углубляется в бабьи дела, а мужчина, старея, всё более и более уходит от бабьих дел.

Самые несносные люди – это провинциальные знаменитости.

Сказать женщине: «Я вас не люблю» так же неделикатно, как сказать писателю: «Вы плохо пишете».

Смысл жизни только в одном – в борьбе.

Старик восьмидесяти лет говорит другому шестидесяти лет: стыдно, молодой человек!

Счастье будущего человека только в знании.

Счастье и радость жизни не в деньгах и не в любви, а в правде. Если захочешь животного счастья, то жизнь все равно не даст тебе опьянеть и быть счастливым, а то и дело будет огорошивать тебя ударами.

Так называемые правящие классы не могут оставаться долго без войны. Без войны они скучают, праздность утомляет, раздражает их, они не знают, для чего живут, едят друг друга, стараются наговорить друг другу побольше неприятностей, по возможности безнаказанно, и лучшие из них изо всех сил стараются, чтобы не надоесть друг другу и себе самим. Но приходит война, овладевает всеми, захватывает, и общее несчастье связывает всех.

То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное состояние. Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть.

У недалеких и самолюбивых людей бывают моменты, когда сознание, что они несчастны, доставляет им некоторое удовольствие, и они даже кокетничают перед самими собой своими страданиями.

Умеренный либерализм: нужна собаке свобода, но всё-таки ее нужно на цепи держать.

Университет развивает все способности, в том числе – глупость.

Холостяки обыкновенно умирают сумасшедшими, женатые же умирают, не успев сойти с ума.

Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.

Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги.

Человек любит поговорить о своих болезнях, а между тем это самое неинтересное в его жизни.

Человек – это то, во что он верит.

Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь.

Честные не лгут, когда не нужно.

Честь нельзя отнять, ее можно потерять.

Я заметил, что, женившись, перестают быть любопытными.

ШЕЛГУНОВ Николай Васильевич.

(04.12.1824—1891).

Русский публицист, литературный критик, революционер-демократ.

Родился в Петербурге в дворянской семье. В 1841 г. окончил Лесной институт. Служил в лесном Департаменте Министерства государственных имуществ. В конце 1850-х годов стал профессором Лесного института и автором многих трудов по лесоводству. Сблизившись с Чернышевским, сотрудничал в журналах «Современник», «Русское слово», «Век». Участвовал в революционном движении 1860-х. После арестов и ссылок с 1866 г. стал одним из ведущих сотрудников, а с 1880 г. – фактическим редактором журнала «Дело». Публиковал в журнале «Русская мысль» цикл статей «Очерки русской жизни». В области литературной критики отстаивал принципы реализма и гражданственности. Умер в Петербурге. Его похороны превратились в многотысячную антиправительственную демонстрацию, в которой впервые открыто участвовали рабочие социал-демократы.

Всё слабое постоянно укрывалось в заоблачный романтизм, мечтало о загробной жизни, в нравственном усовершенствовании лица видело единственный якорь спасения человечества от политических бедствий и противоречий, колебавших нетвердую мысль.

Всесторонняя жизнь – только общественная.

Гений вызывает удивление, но характер возбуждает уважение. Гениальные люди действуют на разум, люди с характером – на совесть. И если перед первыми благоговеют, то за вторыми идут.

Горячий характер – всегда дурной характер. Но чем человек стремительнее и горячей, тем он должен иметь больший навык к самообладанию.

Детство есть та великая пора жизни, когда кладется основание всему будущему нравственному человеку.

Долг основан на чувстве справедливости.

Долг тесно связан с правдивостью. Человек долга прежде всего правдив в своих словах и действиях. Он говорит и делает только то, что до\'лжно, как до\'лжно и когда до\'лжно.

Если в человеке сформировался цельный характер, то его слово никогда не разойдется с его поведением, а в этом только и заключается сущность правды.

Жизнь есть счастье только тогда, когда человек может вполне и свободно пользоваться своими силами в расширяющемся направлении, и самая полная и всесторонняя жизнь есть самая счастливая жизнь. А всесторонняя жизнь – только общественная.

Жить – значит действовать с энергией; жизнь – борьба, в которой надо бороться храбро и честно.

Задача сближения с народом состоит не в том, чтобы господину сделаться мужиком, а напротив, чтобы каждый мужик сделался господином.

Злой человек всегда безрассуден так же, как безрассудный всегда зол. Это две парные способности, и лишение одной парализует другую.

Истинная вежливость неразлучна с уважением личности другого и без нее невозможна.

Истинно цельный и надежный человек – чье чувство находится в полной гармонии с его умом; про кого можно сказать, что со светлым умом он соединяет правдивое сердце.

Как ни справедливо, что мнение одного умного человека стоит мнения тысячи дураков, но чтобы дурак дорожил мнением умного, сделайте сначала его самого умным.

Книги – то наследие веков, в котором выразилась память человечества.

Лживость заключается и в умалчивании или в преувеличивании, и в утаивании или искажении истины, в притворном согласии с чужим мнением, в обещаниях или в намеках на обещания, которые мы не имеем намерения выполнить, в нерешимости сказать правду, когда сказать ее требует долг.

Любовь – одна из тех величайших сил, которые сильного человека двигают на великое, а дряблых людей приводят только к идеальным канарейкам.

Люди выказывают свое неуважение к другим разными способами, например небрежностью в одежде, неопрятностью, дурными привычками, и всё это будет невежливостью.

Манеры до некоторой степени указывают на характер человека и служат внешней оболочкой его внутренней природы.

Многие невежливы не потому, что они хотят быть такими, а потому, что не умеют лучше поступать; многие кажутся жесткими, сосредоточенными и гордыми, тогда как, в сущности, они только застенчивы.

Молодость с ее благородным энтузиазмом, с ее смутными стремлениями к честному, справедливому, к общественной правде есть одна из величайших сил прогресса.

Мужество идет обыкновенно рядом с мягкостью характера, и мужественный человек более других способен на великодушие.

Настоящая и лучшая вежливость та, которая основана на искренности. Она должна быть внушена сердцем, должна быть полна добродушия и проявляться в готовности способствовать счастью ближнего.

Наш героизм спотыкается не в подвигах военной доблести, а только в подвигах мужества гражданского.

Правдивость вовсе не мужество, и, чтобы быть правдивым, не нужно быть героем. Выработайте в себе убеждение, и вы не станете говорить «нет», когда «да», и «да», когда «нет».

Сама добродетель может оскорблять, если она соединяется с отталкивающими манерами.

Скука есть пустота души.

Счастье создается из отдельных удовлетворений наших стремлений и желаний; оно, как цветы, которые мы встречаем и собираем, рассеяно по пути жизни. Но как каждый идет своей дорогой, то и цветы он собирает только те, которые растут на его дороге. Поэтому у каждого свое счастье.

Только честное воодушевление, только честная страсть создает человеческое величие. Где эта страсть подавлена, не ищите ни человека, ни гражданина.

Убеждение есть умственная целостность, комплекс полной души с точным, определенным резонансом. Убеждение есть нечто законченное, неподатливое, твердое, неизменное.

Характер формируется борьбой, а человек создается препятствиями.

Человек, не осмеливающийся иметь свое суждение, есть трус, тот, кто не хочет его иметь, – лентяй, а тот, кто иметь его не способен, – дурак.

Чем человек стремительнее и горячей, тем он должен иметь больший навык к самообладанию.

Чувства – цвет мысли. Без них наши мысли – сухие, безжизненные контуры, но не картины.

Язык мудрого – в сердце, сердце глупого – на языке.

ШЕСТОВ Лев Исаакович.

(Иегуда Лейб Шварцман).

(31.01/12.02.1866–19.11.1938).

Философ-экзистенциалист, литератор.

Родился в Киеве в семье богатого фабриканта. В 1889 г. окончил юридический факультет Киевского университета. В 1895 г. написал три статьи на философско-литературные темы, но две из них были не приняты к изданию, а третья так искажена при публикации, что автор ее не узнал. Из-за сильного переутомления, вызванного напряженной работой, заболел и был вынужден провести 1896–97 гг. на лечении за границей, преимущественно в Швейцарии, где и жил вплоть до 1914 г. В 1898 г. выпустил первую книгу «Шекспир и его критик Брандес», в 1903 г. – «Достоевский и Ницше. Философия трагедии». В 1914 г. в Москве опубликовал несколько религиозно-философских статей, в том числе «Афоризмы». После революции, которую он не принял, на протяжении двух лет жил в Киеве, откуда в 1920 г. эмигрировал сначала в Берлин, где сразу же издал книгу «Что такое большевизм?», характеризующую новый правящий строй России как деспотичный и обманывающий народ, а потом в Париж. В 1921–39 гг. написал множество статей, книги «Власть ключей» (1923), «Скованный Парменид» (1932), прочитал в Сорбонне курсы лекций «Религиозно-философские идеи Толстого и Достоевского», «Русская философская мысль», «Достоевский и Кьеркегор». Умер в Париже. Уже после смерти философа был опубликован еще ряд его работ: «Кьеркегор и экзистенциальная философия» (1939), «Афины и Иерусалим» (1951), «Умозрение и откровение» (1964), «Только верой» (1968). Л. Шестов считается мастером философского парадокса и афоризма, а едкая критика академического мышления, граничащая с сатирой, снискали ему известность на западе и отклики таких мыслителей, как А. Камю, Д. Лоренс и др.

Быть непоправимо несчастным – постыдно.

Великие лишения и великие иллюзии до такой степени меняют природу человека, что казавшееся невозможным становится возможным и недостижимое – достижимым.

Вернейшее средство освободиться от надоевших истин – это перестать платить обычную дань уважения и благоговения и начать обращаться с ними запросто, даже с оттенком фамильярности и презрения.

Вообще гений, вопреки общераспространенному предрассудку, самое бестолковое, а потому и самое беспокойное существо. Чтобы испытать наслаждение от трагедии, нужно ее видеть только со сцены.

Главная прелесть лучшего в его трудной достижимости.

Горе тому, кто вздумал бы на земле осуществлять идеал справедливости.

Действительная опасность никогда не устранялась словами и теориями.

Европа давным-давно забыла о чудесах: она дальше идеалов не шла; это у нас в России до сих пор продолжают смешивать чудеса с идеалами.

Единственный выход там, где для человеческого ума нет выхода.

Есть достаточно оснований к тому, чтобы недоверчиво относиться к жизни. Она столько раз обманывала нас в самых заветных ожиданиях наших.

Задача философии – научить человека жить в неизвестности, того человека, который больше всего боится неизвестности и прячется от нее за разными догматами.

Задача философии не успокаивать, а смущать людей.

Когда приходит настоящая нужда, глупый человек становится умным.

Когда человек замечает в себе какой-нибудь недостаток, от которого он никакими способами не может избавиться, ему ничего больше не остается, как объявить недостаток качеством.

Личная трагедия есть единственный путь к осмысленности существования.

Лучший и убедительнейший способ доказательства – начать свои рассуждения с безобидных, всеми принятых рассуждений.

Люди ужасно экономные и жадные существа. Им хочется побольше знать и покупать свои знания возможно дешевле.

Люди часто начинают стремиться к великим целям, когда чувствуют, что им не по силам маленькие задачи. И не всегда безрезультатно.

Мудрецы не больше знают, чем глупцы, – у них только больше храбрости и самоуверенности.

Мы живем в царстве призраков и боимся больше всего на свете хоть чем-нибудь нарушить торжественную гармонию завороженного царства.

На самом деле творец обыкновенно испытывает одни огорчения.

Негодованием можно на время подавить какие угодно запросы человеческой души.

Ненависть не разбирает средств.

Нет более противного и отталкивающего зрелища, как зрелище человека, вообразившего, что он всё понял и на всё умеет дать ответ.

Новые мысли, даже собственные, не скоро завоевывают наши симпатии. Нужно сперва привыкнуть к ним.

Нравственные люди – самые мстительные люди.

Образованным, много читающим людям нужно постоянно иметь в виду, что литература – это одно дело, а жизнь – другое.

Объясненный поэт – всё равно что увядший цветок: нет красок, нет аромата – место ему в сорной куче.

Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем, и наоборот.

Самые важные и значительные мысли, откровения, являются на свет голыми, без словесной оболочки: найти для них слова – особое, очень трудное дело, целое искусство.

Судьба охотнее всего смеется над идеалами и пророчествами смертных – и, нужно думать, в этом сказывается ее великая мудрость.

Творцы великих идей относятся очень пренебрежительно к своим творениям и мало заботятся об их судьбе в мире.

Тем, что для нас важно и нужно, чем мы дорожим и действительно любим, мы редко хвастаем.

Человек настолько консервативное существо, что всякая перемена, даже перемена к лучшему, пугает его.

Человек часто хочет, но не может.

Человеческие истины только и годны, что для служебных целей.

Читатель существует для писателя.

Чтобы сделать невозможное, нужно прежде всего отказаться от рутинных приемов.

Чтобы увидеть, нужно всем существом своим захотеть посмотреть.

Оглавление.

Афоризмы, мысли и высказывания выдающихся россиян. Полное собрание остроумия и жизненной мудрости. АХМАТОВА Анна Андреевна. АНДРЕЕВ Леонид Николаевич. БАЛЬМОНТ Константин Дмитриевич. БЕЛИНСКИЙ Виссарион Григорьевич. БЕСТУЖЕВ-МАРЛИНСКИЙ Александр Александрович. БЛОК Александр Александрович. БРЮСОВ Валерий Яковлевич. ВЕРЕСАЕВ Викентий Викентьевич (настоящая фамилия – Смидович). ВЕРНАДСКИЙ Владимир Иванович. ГЕРЦЕН Александр Иванович. ГОГОЛЬ Николай Васильевич. ГОНЧАРОВ Иван Александрович. ГОРЬКИЙ Максим. ГРИН Александр Степанович. ДЕРЖАВИН Гаврила Романович. ДЗЕРЖИНСКИЙ Феликс Эдмундович. ДОБРОЛЮБОВ Николай Александрович. ДОСТОЕВСКИЙ Федор Михайлович. ЕКАТЕРИНА II. ЕСЕНИН Сергей Александрович. ЖУКОВСКИЙ Василий Андреевич. ИЛЬФ Илья Арнольдович (Иехиел-Лейб Файнзильберг). ПЕТРОВ Евгений Петрович (настоящая фамилия – Катаев). КАРАМЗИН Николай Михайлович. КЛЮЧЕВСКИЙ Василий Осипович. КОЗЬМА ПРУТКОВ. КОРОЛЕНКО Владимир Галактионович. КРЫЛОВ Иван Андреевич. ЛЕНИН Владимир Ильич. ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич. ЛОМОНОСОВ Михаил Васильевич. ЛУНАЧАРСКИЙ Анатолий Васильевич. МАКАРЕНКО Антон Семенович. МАЯКОВСКИЙ Владимир Владимирович. МЕНДЕЛЕЕВ Дмитрий Иванович. ОДОЕВСКИЙ Владимир Федорович. ОСТРОВСКИЙ Николай Алексеевич. ПАВЛОВ Иван Петрович. ПАСТЕРНАК Борис Леонидович. ПЕТР I. ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович. ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович. ПУШКИН Александр Сергеевич. РОЗАНОВ Василий Васильевич. РУССКИЕ НАРОДНЫЕ МУДРОСТИ. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН Михаил Евграфович. СОЛОВЬЕВ Владимир Сергеевич. СТАНИСЛАВСКИЙ Константин Сергеевич. СУВОРОВ Александр Васильевич. ТОЛСТОЙ Алексей Николаевич. ТОЛСТОЙ Лев Николаевич. ТРУБЕЦКОЙ Евгений Николаевич. ТУРГЕНЕВ Иван Сергеевич. ТЮТЧЕВ Федор Иванович. УШИНСКИЙ Константин Дмитриевич. ФОНВИЗИН Денис Иванович. ЧААДАЕВ Петр Яковлевич. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ Николай Гаврилович. ЧЕХОВ Антон Павлович. ШЕЛГУНОВ Николай Васильевич. ШЕСТОВ Лев Исаакович.