Анти-Мединский. Опровержение. Как партия власти «правит» историю.

О русском воровстве. «Доподражались!».

Ещё я согласен с Мединским, что реформы Петра I привели к огромному росту воровства. Но не могу согласиться с оценкой самих реформ, с эпитетом «Доподражались». Приведу отрывок из своей книги «Проклятие России. Разруха в головах?».

«Российская империя была наследницей великой империи монголов, наверное, самой большой из когда-либо существовавших империй. Способ управления бескрайними территориями, патернализм, тоже был унаследован от монголов. И задачу удержания территорий способ этот позволял решать отлично. Однако по мере того, как границы наблюдаемого мира расширялись, как совершенствовались наука и техника, менялась и парадигма мышления европейцев. Им больше уже не казались убедительными утверждения Экклезиаста «что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться». Европейская цивилизация с двух сторон вышла к Тихому океану. Великий некогда Рим оказался маленьким. И понимала уже европейская элита, что против картечи и мушкетов у римских легионов не было бы шансов выстоять. Пока Испания, Португалия и Россия неудержимо распространялись вширь, в Центральной Европе занимались теоретическим основанием того, что в эпоху просвещения стало «прогрессивным гуманизмом». Теории «регулярного государства» («полицейского» в другом переводе) и камералистики, созданные в XVII веке, базировались на утверждении, что прогресс не только возможен, но и едва ли не безграничен. А государство этот прогресс должно организовывать и направлять. И подобно тому, как наука описывает мир на своём языке, государство должно описывать общество на языке законов. А общество не сопротивлялось, поскольку в законах видело защиту от произвола власть имущих. Камералистику уже в XVII веке преподавали в университетах, и правящая элита многих стран внедряла её в жизнь.

Так вот, задачу организации прогресса патерналистский способ управления решить не мог. Он целиком базировался на делегировании полномочий и уважении к местным традициям. Даже церковная реформа Никона нанесла тяжёлый удар по этому способу, показала его низкую эффективность для проведения реформ из центра. Пётр Великий решительно начал внедрять новые способы управления, прошедшие уже испытание в Европе. Хоть и правил он в основном указами, но к концу его жизни увидели свет и Табель о рангах, и Генеральный регламент. Далее эта работа была подхвачена Екатериной Великой и её последователями. Конечно, принимаемые законы хорошо исполнялись лишь в пространстве от Невы до Фонтанки (впоследствии — в пределах Садового кольца). И патернализм существует и по сей день».

Действительно, патернализм сводился к трём нехитрым принципам:

— плати дань (налоги),

— не воюй с соседями,

— а дальше молись, кому хочешь, и делай, что хочешь.

Но с таким способом управления обеспечить прогресс было невозможно. А ведь судьба тех империй, которые прогресс обеспечить не сумели, Монгольской, Китайской, Османской, мы знаем теперь, была печальна. И какой был выбор у Петра? Теория Адама Смита увидела свет через полвека после его смерти. И что ещё Пётр мог найти, кроме «камералистики», которая уже успешно внедрялась в Европе? Конечно, и в Европе были проблемы. Когда Фридрих I бегал по Берлину с палкой, преследуя праздношатающихся бездельников, это вызывало скорее смех, чем уважение. Но в целом в маленькой Пруссии наладить контроль над территорией и чиновниками неизмеримо легче, чем в необъятной России. Телефона ещё нет, телеграфа нет, железных дорог нет. В условиях России чиновники были почти бесконтрольны. Именно эта ловушка и породила огромное воровство. Мединский пишет: «Русские Северную войну не проиграли и регулярное государство не создали». Нет, именно что создали. Только оказалось оно не слишком регулярным. А сам процесс был начат ещё при Иване Грозном, отменившем кормления и принявшем «Уложение о службе». Его «приказы» были прообразом будущих министерств. Пётр I нового способа правления изобрести не смог, а использовал лучший из известных. Жаль, что в наших условиях он оказался не слишком эффективен. Но он позволил России развиваться, решать все задачи внутренней и внешней политики в следующие 100 лет. Не так уж мало. Было бы ещё лучше, если бы после смерти Петра в России не разразился жестокий династический кризис. Всё-таки, если всю деятельность подчинять закону, а это главное в регулярном государстве, то начинать надо с первых лиц. С царей. Что и показал Фридрих II, когда проиграл судебный процесс мельнику и подчинился приговору. А в России после Петра Великого кто хотя бы царём-то по закону становился? Пётр II — и трёх лет не процарствовал, Пётр III — правил 186 дней, не короновался, Павел I — правил 5 лет, пока его не убили. Анна Иоанновна, Елизавета, Екатерина II приходили к власти незаконно, как и Александр I после них. Такая «нерегулярность» в государстве плохо способствовала торжеству закона.

Отмечу, что и в 1917 году Российское государство разрушилось, причём без всякой предшествующей резни своих. Так что и другие причины могут привести к разрушению государства и измене элиты. Но здесь не место для обсуждения столь сложного явления, как 1917 год, да и до меня это было сделано многократно.