Анти-Мединский. Опровержение. Как партия власти «правит» историю.

Нанайские мальчике и мединская «защита» таблицы Менделеева.

Если получше присмотреться к технологии «правды-матки» Владимира Мединского, то становится ясно, что она очень напоминает «борьбу» нанайских мальчиков, то есть — концертный номер, где один человек изображает борьбу двух. Скажем, Мединский якобы выступает за русские приоритеты чуть ли не в разведении слонов в Африке и якобы развенчивает «мифы о технической отсталости России» (естественно, царской, которую уничтожили «проклятые большевики»).

Но при этом Мединский демонстрирует просто-таки шизофренический (в политическом смысле) образ мыслей. Вначале он заявляет:

«Миф об отсталости России очень любили большевики… Потому что если отсталости не было, то и деяния… большевиков не имеют никакого особенного смысла».

Увы, царская Россия была однозначно технически и научно отсталой страной. Это очевидно настолько, что даже доказывать это как-то неловко. Но, что делать, придётся кое-что сообщить хотя бы кратко.

В 1909 году докладчик на Втором съезде объединённых дворянских обществ В. Гурко докладывал уполномоченным объединённых дворянских обществ:

«Все без исключения страны опередили нас в несколько десятков раз. Годовая производительность одного жителя составляла в России в 1904 г. всего 58 руб., в то время как в Соединённых Штатах она достигла за пятнадцать лет до того 346 рублей».

Это — оценка представителя правящего класса в реальном масштабе времени. А вот позднейшая, уже 80-х годов, оценка исследователя советской науки профессора Лорена Грэхэма из США:

«Революции 1917 г. произошли в стране, находившейся в критическом положении. В общем Советский Союз (имеется в виду, конечно же, ранний СССР с техническим уровнем царской России. — С.К.) был отсталой и слаборазвитой страной, для которой скорейшее решение основных экономических проблем было жизненно необходимым. Как это часто бывает в слаборазвитых странах, которые все же располагают небольшим слоем высокообразованных специалистов, предыдущая научная традиция России (тут подразумевается, естественно, опять-таки, царская Россия. — С.К.) имела преимущественно теоретический характер».

А какой ещё, спрашивается, характер могла иметь научная традиция в царской России, если в «пиковом» для неё 1913 году российские вузы выпустили 2624 юриста, 236 священнослужителей и всего 65 инженеров связи, 208 — инженеров путей сообщения, 166 горных инженеров, 100 строителей вместе с архитекторами?

Даже инженеров фабрично-заводского производства прибавилось в России в 1913 году всего на 1277 человек. На всю «технически развитую» — по Мединскому — необъятную Российскую империю. Это — при общем числе учащихся в высших учебных заведениях царской России в 112 тысяч человек. Между прочим, сам же Мединский — уже в другом месте книги, пробалтывается, что в якобы «технически развитой» России в 1897 году насчитывалось «аж» 4 тысячи инженеров (при, как сообщает опять-таки Мединский, 68 тысячах частных преподавателей и 11 тысячах гувернёров и гувернанток).

А в 1940 году в 718 вузах СССР училось 811,7 тысячи студентов. В том же году общий выпуск специалистов из вузов составил 126,1 тысячи человек. И это были отнюдь не попы с юрисконсультами и боннами великосветских отпрысков.

Среди членов-корреспондентов Российской Императорской академии наук по разряду физических наук на 10 отечественных приходилось 38 (!) зарубежных. Русские физики имели в своей среде величины мирового класса, но русская физика была в царской России однозначной падчерицей — как и вообще любая серьёзная наука.

А в СССР только за пять лет, с 1930 по 1934 год, по постановлениям ЦК большевистской партии было открыто 19 только новых институтов только Академии наук СССР! Вот их перечень: Энергетический институт, Геологический, Палеонтологический, Зоологический, Ботанический, Математический, Физический, Коллоидно-электрохимический, Институты химической физики, генетики, географии, физиологии растений, общей и неорганической химии, физических проблем, органической химии, микробиологии, горючих ископаемых, биохимии, эволюционной морфологии и палеозоологии.

Просто отмахнуться от этого не может даже Мединский, даже в «модернизируемой» «Россиянии», где треть населения уже уверена, что Солнце вращается вокруг Земли. И вот он, забыв о том, что обвинял большевиков в распускании «мифов» о технической отсталости царской России, и демонстрируя шизофреническое (в политическом смысле), то есть раздвоенное, сознание, пишет:

«Миф об «отсталости» особенно понадобился в «перестройку». Действительно зачеркнуть огромный (то есть советский? — С.К.) период в истории страны (чем десталинизаторы из «ЕР» и Кремля как раз и занимаются. — С.К.), согласиться на её подчинение Западу (что мы сегодня в исполнении «ЕР» и Кремля и наблюдаем. — С.К.), «пойти на выучку» к чикагской школе экономистов (где учились и нынешние кремлёвские старатели. — С.К.), развалить СССР… Это можно было проделать только в том случае, если в «этой стране» (России-СССР) не было ничего своего. Никаких своих достижений… никаких преимуществ перед другими странами…

В ход пошёл… весь набор чёрных мифов о России (пардон, это ведь Советская, социалистическая Россия имеется в виду, не так ли?), но миф об «отсталости» оказался в числе центральных…».

Всё верно, но это же учитель и покровитель Путина Ельцин развалил СССР! Это лучший друг лидера «ЕР» Владимира Путина — Дмитрий Медведев заявляет, что социализм довёл Россию до нищеты! Это кумир «единороссов» Гайдар вёл Россию на выучку к чикагской школе якобы экономистов, в которой кремлёвские двоечники обретаются по сей день!

И не сам ли Владимир Мединский утверждал, что миф об отсталости России «очень любили большевики», а на самом деле никакой, мол, отсталости в царской России не было, и поэтому «деяния… большевиков не имеют никакого особенного смысла»?

Так имеют положительный исторический смысл деяния большевиков за «огромный период в истории страны» или нет?

А?

Мединский, «единороссы» и ельциноидный Кремль сами зачёркивают огромный период в истории страны, и сам же Мединский по этому поводу выражает возмущение и осуждение!

Н-да! Если это — не политическая шизофрения, то я — Мао Цзэдун.

Вернёмся, однако, к нанайской «защите» Мединским русских научных приоритетов… Вот он начинает со страстью провинциального актёра доказывать, что проклятый Запад якобы умаляет заслуги Дмитрия Ивановича Менделеева:

«…Почему-то в… заграницах главную работу его жизни — таблицу Менделеева, как правило… не знают… В результате исчезает русский учёный и появляется пьяный русский алхимик, главное достижение которого в научной жизни — сливать спирт с водой и, чмокая, пробовать содержимое…».

Насчёт «пьяного алхимика» я поясню чуть позже, а сейчас замечу, во-первых, что главной работой жизни Д. И. Менделеева (1834–1907) была не «таблица Менделеева», а открытый им в 1869 году периодический закон химических элементов, на основе которого была выстроена в виде таблицы периодическая система элементов Д. И. Менделеева.

Да, на Западе средний школьник не очень знает о Менделееве, но там и о Фарадее с Резерфордом не очень-то знают благодаря капиталистической дебилизации населения. Тем не менее в таком, например, уважаемом и популярном издании, как «Оксфордская иллюстрированная энциклопедия» издания 2000 года, в томе 1-м имеется отдельная уважительная статья о Д. И. Менделееве, где дан его портрет и чётко сказано, что он открыл периодический закон. Имеется в том же томе и отдельная статья «Периодическая система элементов», где тоже чётко сказано, что «создателем периодической системы элементов является Дмитрий Иванович Менделеев».

Вот так!

О мнимом игнорировании Западом заслуг Менделеева «нанайский мальчик» Мединский тревожится. А о том, что в его собственной стране уже почти забыли о советских академиках Губкине, Обручеве, Хлопине, Курчатове, Королёве, Келдыше, Колмогорове, Тамме, Понтрягине, Харитоне, и забыли именно в силу государственной образовательной и информационной политики, Мединский помалкивает.

В своё время Сталин инициировал подлинную борьбу за национальные приоритеты, за национальное самоуважение и против низкопоклонства перед Западом. Идея была ко времени — в некоторых «учёных» трудах того времени бетономешалку называли агитатором (английское agitate означает и «агитировать», и «перемешивать»). Но мало кто знает, что одним из импульсов для Сталина оказалось письмо к нему академика Капицы от 2 января 1946 года. Пётр Леонидович обращал внимание главы Советского государства на проблему и рекомендовал ему рукопись книги Льва Гумилевского «Русские инженеры». Эта книга, отстаивавшая русские приоритеты, с предисловием академика Бардина (знают в «Россиянии» Мединского-Медведева такого?) вышла в издательстве «Молодая гвардия» в 1947 году и после смерти Сталина не переиздавалась (автор умер в 1976 году на 86-м году жизни).

Между прочим, Иван Павлович Бардин, родившийся в 1883 году, человек увлекательной судьбы, забрасывавшей его даже в далёкую Америку, страну, как он позднее писал, «дорогих машин и дешёвых человеческих жизней», ещё до Октябрьской революции завоевал видное положение в металлургии Юга России. Он мог бы спокойно эмигрировать, а остался с народом, стал Героем Социалистического Труда, с 1939 года — директором Института металлургии АН СССР.

Мединский с деланым возмущением сообщает, что во всех российских школах рекомендован-де к использованию учебник по экологии Таллера и Миллера «Жизнь в окружающей среде», выпущенный на средства Фонда Сороса… И что «в учебнике Таллера (хорошо ещё, что не Доллара. — С.К.) и Миллера нет ни одного упоминания о великом русском учёном Северцове, основателе научной экологии».

Но кто, спрашивается, открыл «зелёную дорогу» в российские школы учебникам Сороса, как не администрации президентов Ельцина, Путина и Медведева? Кто виноват в этом — не правительство ли Путина и буржуазные законодатели из партии Мединского, одобряющие его политику?

«Поиски» Мединского ответственных за это напоминают «поиски» Пашей Эмильевичем из «12 стульев» пропавшего из сиротского приюта стула под графинами и жестяными кружками. Стула, самим Пашей проданного отцу Фёдору.

И только ли Сорос здесь с Миллером и Таллером виноваты? Откуда знать современным россиянам имя Николая Северцова, если даже в «Иллюстрированном энциклопедическом словаре», изданном в 2003 году издательством «Большая Российская энциклопедия» (бывшим издательством «Большая Советская энциклопедия», наспех переименованным «реформаторами» типа Мединского на «россиянский манер»), имени ни одного Северцова нет.

Зато там есть статья о Соросе.

А вот в «Большом энциклопедическом словаре», последний (третий) том которого вышел в издательстве «Большая Советская энциклопедия» в 1955 году, статья о Николае Алексеевиче Северцове (1827–1885), русском зоологе, зоогеографе и путешественнике, есть! Как есть там и статья о его сыне, советском биологе академике Алексее Николаевиче Северцове (1866–1936).

Обращу внимание читателя (не Мединского, к нему апеллировать бесполезно!) на то, что сын русского зоолога, ставший советским академиком, ко времени Октябрьской революции прожил 51 год. С 1898 по 1902 год он был профессором Юрьевского (Дерптского, который в «независимой» Эстонии называют Тартуским) университета, с 1902 по 1911 год — профессором Киевского университета, а с 1911 года — профессором Московского университета.

То есть, как и металлург Иван Бардин, Северцов к Октябрю 1917 года был уже не очень молодым, давно сложившимся учёным. И тем не менее Алексей Северцов никуда не эмигрировал, работал в Советской России, успешно разрабатывал вопросы эволюционной морфологии — очень непростого направления в биологических науках, основал академический Институт эволюционной морфологии, в 1936 году названный его именем.

«Нанайскую», «нанайскую» «борьбу» ведёт за русские приоритеты Владимир Мединский. А при этом ему хуже горькой редьки будет напоминание о советском первом спутнике, о первом в мире атомном ледоколе с ненавистным ельциноидам названием «Ленин», о первом в Европе советском компьютере БЭСМ-1, запущенном в ход в 1953 году, о лучшей в мире советской математической школе, сложившейся в СССР ещё при Сталине (и не в последнюю очередь благодаря Сталину).

И это не кто иной, как разного рода мединские, в год 50-летия полёта Гагарина старательно вымарывали с портрета Гагарина гордые крупные буквы «СССР» на гермошлеме первого космонавта планеты…

Эх!

А теперь — о «пьяном алхимике» Менделееве, репутацией которого якобы озабочен Мединский.