Анти-Мединский. Опровержение. Как партия власти «правит» историю.

Великая тишина?!

Достойный внучек Александра Невского, Иван I Калита, получил прозвище по имени большого кошелька-калиты, который неизменно носил на поясе. Из своей калиты Иван Данилович всегда щедро одарял нищих. Год рождения князя Ивана неизвестен, умер он в 1340 г. в возрасте примерно 60 лет.

Иван Калита умел расположить к себе ханов Орды и их приближённых. Он никогда не вступался за своего брата и не участвовал в его спорах с Тверью. Отсиделся, как всякой гниде и полагается. Именно ему поручили собирать дань на всей Северо-Восточной Руси.

И раньше русские князья разоряли Русь — они должны были получить ярлык в Орде, а он доставался тому, кто больше привезёт драгоценностей, дорогого сукна, ценных подарков. Монголы использовали это, разжигая между русскими князьями соперничество.

Князья обдирали до нитки свой же народ, увозили всё, что можно, в Орду. Размер дани был таким, что увеличивать производительность труда не имело смысла, все излишки забирали князья. Но их тоже нужно понять — если князь пожалеет народ и снизит дань, монголы тут же выжгут всё княжество.

Теперь Калита собирал дань и на этом сказочно обогатился. Русь, кроме земель Пскова и Новгорода, оставалась нищей — урожайность за 400 лет, вплоть до XVII в., так и не выросла. Труд — источник благосостояния и жизненной необходимости — превратился в бремя, в наказание, хотя вместе с тем — в долг, который надо обязательно выполнить. Такое отношение к труду стало частью психологии русских, и это, возможно, самое ужасное последствие господства Золотой Орды.

А на фоне русской нищеты Иван Калита купил города Углич, Галич Мерьский (в современной Костромской области) и Белоозеро, покупал и выменивал села в разных местах — около Костромы, Владимира, Ростова, вдоль рек Мета и Киржач. Он покупал землю даже в Новгороде — вопреки законам, запрещавшим князьям покупать там земли. Он заводил в Новгородской земле слободы, населял их своими людьми и таким образом также обретал возможность внедрять свою власть.

Одну из дочерей Иван отдал за Василия Ярославского, а другую — за Константина Ростовского, для того, чтобы распоряжаться уделами своих зятьёв.

В московских летописях писали: «и была тишина великая на 40 лет». «Тишина» состояла в том, что с 1328 по 1368 г. на московское княжество не нападали монголы.

Но в эти же годы московские войска вместе с монголами вторгались в Новгородскую землю в 1333 г., в Смоленскую землю — в 1334-м и 1340 гг. (тамошний князь отказался платить дань Орде).

В 1340 г. рязанский князь Иван Иванович Короткопол (или Короткополый) был в Орде, а на пути из Орды встретил двоюродного брата, Александра Михайловича Пронского. Тот вёз в Орду дань. Короткопол ограбил брата, привёз в Переяславль и там убил. В 1342 г. сын Александра, Ярослав (во крещении Дмитрий), пришел из Орды с татарским войском (москвичи присоединились к нему) и осадил Переяславль. Иван Иванович целый день отбивался от осаждавших, «а на ночь побежал вон», и Ярослав-Дмитрий занял «освободившийся» великокняжеский рязанский престол.

Но все эти войны не мешали летописцам говорить о «великой тишине». Мифология? Ещё какая! А ведь этот нахальный миф повторяли на тысячу рядов — и сейчас, в XXI веке, тоже продолжают повторять. И никакого Наполеона не надо.