Апокалипсис нашего времени.

ТУФЛЯ.

Неужели же, неужели все европейцы, — и первые ученые из них, и так вообще «толпа», воображают об евреях и об отношении их ко Христу, что это одно лишь упорство народа, сделавшего ошибку, но затем — ни за что не желающего поправиться, сознать свою ошибку? Хотя "теперь-то уже очевидно все превосходство христианства над законом Моисеевым"? — "таким узким и таким обрядовым?!!" — "Евреи ошиблись, не признав своими же пророками предреченного Мессию, и просто в один скверный день бытия своего они перемешали туфли, одев правую ногу в левую туфлю, а левую ногу в правую туфлю"? "И вот с тех пор так и ходят, смеша людей и являясь посмешищем истории"…

Такова общая концепция европейцев и Европы об Иуде и юдаизме.

Между тем, неужели европейцам не приходит на ум, что "иначе переобув туфли", — еврей каждый и единолично соделался бы в христианском мире равнозначащ Апостолу Павлу, и вообще — апостолам, которые "все были из иудеев"? И что это обещало бы и исполнило для них обетование Исаии: "будет время, и народы понесут вас на плечах своих"… И это, т. е. исполнение обетования, — настало бы просто «завтра», "завтрашний день"… Неужели же не очевидно, что если власть над целым миром, "которая вот в руках уже", — евреи не берут, — если корыстные не берут богатства, славолюбивые не берут славы, то… то… то…

Это — оттого, что взять ее грех О, — такой особенный грех, в таком исключительном виде грех… И который не простится ни в жизни этой, ни — в будущей. Это уже не воровство, кража, жадность, лень, что мы делаем каждый в норках жития своего, а что-то планетное, космогоническое, страшное.

"Перемена судьбы своей. "Обменить душу свою на богатства мира и на власть над миром".

Как же было европейцам, и особенно мыслителям европейским, подумать не о "туфле на ноге", о чем-то именно несоизмеримейшем… И — не об упрямстве, а о том: "Не грех ли это в самом деле?".

Если же "грех признать Иисуса": то, сверкая молниями, сюда как было не оглянуться:

"А может быть, мы — и приняли этот грех?".

Ведь так именно и получено самим Христом: получена власть над целым миром, вопреки видимого, рассказанного в Евангелии, отречения; — богатства целого мира. Власть над Европою, европейцами, мыслью их, смыслом их.

Вдруг последний бедняк-еврей отказывается: — "не надо этого!" — "не хочу этого!".

Неужели не ясно, что это — не то же, что "туфля".

Но, когда так: то не явно ли, что скорее уж мы "обули не так ноги", — но что вот именно мы, по своей действительно лени, по своей засвидетельствованной лени, лишь держимся этого косно и по традиции.