Апокалипсис нашего времени.

О СТРАСТЯХ МИРА.

Здешняя земная жизнь — уже таит корни неземной. Как и сказано:

Есть упоение в бою…

Это — Марс и Арей, божества Марса и Арея; они — как боги.

И бездны мрачной на краю, И в бушеваньи урагана. И в дуновении чумы… Бессмертья, может быть, залог.

Какая мысль, — какая мысль, инстинктом, — скользнула у Пушкина! Именно — "залог бессмертия и вечной жизни". Это — «аид» и «элизий» древности: и как мы не поверим им и их реальности, раз у христианина — Пушкина, у стихотворца — Пушкина, ничего о древних в минуту написания стихотворения не думавшего, вдруг и неожиданно, вдруг и невольно, вдруг и неодолимо, — скользнула мысль к грекам, к римлянам, к тартару и мыслям Гезиода и Гомера…