Апокалипсис нашего времени.

ХРИСТОС МЕЖДУ ДВУХ РАЗБОЙНИКОВ.

Не поймет и не оценит Гордый взор иноплеменный, Что сквозит и тайно светит В простоте твоей смиренной.

. . . . .

Удрученный ношей крестной Всю тебя, земля родная, В рабском виде Царь Небесный Исходил благословляя.

Хороши стихи. И счастливо было пропеть их. Но каково-то в самом деле, в самой вещи и реальности было «проходить», и века проходить и пронести в таковом виде и положении «рабском» русскому народу, целым губерниям.

. . . . . . . . . . . . . .

Ой, ой, ой. . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . .

"— Горяченького кофейку! Ах бы горяченького кофейку, барин Федор Иванович".

И Некрасов будто аукнулся столь же знаменитым, но уже воистину разбойничьим стихом:

"— Холодно, странничек, холодно". "— Голодно, странничек, голодно…"

Так и видишь двух побродяг. Ужасных, лукавых, хищных. Это уже вся наша революция с ее «реквизициями» банков или из банков, с "красной гвардией" из разных оборванцев, «получающих» (т. е. "назначивших себе") в жалованье 25 руб. суточных, "потому, брат –

Холодно, странничек, холодно… Голодно, странничек, голодно…"

И не каждую неделю, месяц и год придется "сыграть такую революцию" или "сорвать такую революцию".

Великое умиление…

Великий разбой…

Т. е. в стихах двух поэтов. Оба как "хлестнули крест-накрест" поперек. И плети вонзились… в тело всего человечества. Там — правда, здесь — правда. Все — ужасная реальность, — о, какая реальность…

И висеть, висеть Христу, неизбывно висеть между этими двумя разбойниками, именно — этими, никакими — еще:

"— Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствие Твое".

— Другой же хулил Его, говоря: "Избавь Себя и нас".

И человечество… но где же быть цивилизации в двух этих воплях, между этим умилением и этим разбоем: где тут зерно для развития, для жизни? Зерна — нет, а две судороги.

А ведь цивилизация — это рост… Видите ли вы синие волны Средиземного моря, и Адриатику, Рим и Египет.

Полно.

Солнце.

Счастье.

О, не надо христианства. Не надо, не надо… Ужасы, ужасы.

Господи Иисусе. Зачем Ты пришел смутить землю? Смутить и отчаять?