Арийская теорема.

«РЕЛИГИОЗНОСТЬ НОРДИЧЕСКОГО ТИПА».

Прежде всего выясняется, что индо-германская религиозность не коренится ни в каком страхе, ни в страхе перед божеством, ни в страхе перед смертью.

Г.  Ф.  К.  Гюнтер355.

Сложно назвать человека, который совершил бы для белой расы больше, чем И. Христос, и сложно найти человека, на которого бы вылилось больше, чем на Христа, грязи и клеветы. Здесь читатель может усомниться, почему именно для белой расы, под которой обычно подразумеваются европейские народы, разве он не указал путь к Богу для всего человечества?

В том-то все и дело, что по пути, указанному Христом, пошли в основном именно европейцы, в число которых, так или иначе, входят и славянские нации. Китайцы, как известно, стараются держаться подальше от «авраамистических» религий, у индусов свое мировоззрение и верования, хотя и круто замешанные на арийском ведизме, арабы и тюрки идут по пути Мухаммеда, что касается африканских негров, то тут, к сожалению, трудно что-то утверждать в общем.

Между тем сторонники «нордической идеи» не жалуют христианство, считая его еврейским изобретением, предназначенным специально для «охмурения гоев». Какие основные претензии выдвигаются в данном случае? Если коротко, то следующие:

1. Бог, упоминаемый в Ветхом Завете, есть бог евреев. Например: «…и пойдешь ты и старейшины Израилевы к царю Египетскому, и скажете ему: Господь, Бог Евреев, призвал нас…» (Исх. 3,18) и т. д.

2. По словам Матфея, Христос утверждал: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Матф. 15,24).

3. Ап. Павел утверждал: «…какое преимущество [быть] Иудеем, или какая польза от обрезания? Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче [в том], что им вверено слово Божие» (Рим. 3, 1–2).

4. Христианство в России в настоящее время чуть ли не официально начинают называть иудеохристанством, а Патриарх РПЦ Алексий II в речи от 13 ноября 1991 года в центральной синагоге г. Нью-Йорка сказал иудейским раввинам: «Дорогие братья, шолом вам во имя Бога любви и мира! Бога отцов наших…»356.

Достаточно серьезные упреки в адрес христианства высказывались и известными ариософами, слова которых можно было бы и отбросить, как мнение «мерзких наци», но если честно, то лучше не отбрасывать, а постараться ответить на них. Так, Г. Ф. К. Гюнтер писал: «Верноподданническое, рабское отношение человека к Богу особенно характерно для религиозности семитских народов. Имена Ваал, Адон, Мелех, Раббат и другие все подчеркивают власть Бога как господина над склоняющимся перед ним человеком-рабом, его творением. Для индогерманцев почитание бога, молитва божеству означали развитие достойных почета побуждений: римляне называли это «колере», эллины — «терапевейн». В семитских языках слово «молиться» восходит к корню «абад», что означает «быть рабом». Анна дарует Яхве, особому еврейскому богу, своего сына, сына его рабыни (1-я Самуила, 1, 11). Давид называет себя рабом своего бога (2-я Самуила, 7, 18); то же делает Соломон (2-я Царств, 3, 6). Яхве вызывает «ужас» (2-я Моисея 23, 27; Исайя 8, 13). Индогерманцы никогда не воспринимали так своих богов. И в христианстве поведение человека по отношению к Богу часто обозначается термином «смирение», религиозность сводится к осознанию себя «рабом Божьим». Это не по-индогермански, здесь сказывается влияние восточной религиозности»357.

Итак, вывод из всего этого делается простой: раз бог еврейский, то пусть сами евреи и веруют в своего еврейского божка Яхве, а нам, ариям и потомкам ариев, необходимо поклоняться арийским богам, Сварогу, Перуну и Велесу, и исповедовать религию родноверия. Кроме того, арию не пристало быть рабом, арии — это отважные, бесстрашные воины, что они неоднократно доказывали делом, а страх живет у воина в кулаке, а не в сердце.

Все это так.

Но есть некоторые нюансы.

Редкий автор, пишущий по арийской тематике, не противопоставляет ариев и евреев, и зачастую бывает так, что он только потому удерживается от валяния евреев в грязи, что сам принадлежит к ним. Слово «еврей» действует на любого арийского националиста словно красная тряпка на быка, в то время как слово «арий» может довести еврея до исступления, благо отзвуки нацистских маршей до сих пор еще гуляют по планете, то затихая, то явственно становясь громче.

Многие люди задавались уже вопросом (впрочем, и будут еще задаваться): «почему евреев так упорно ненавидят многие народы и почему эта ненависть не утихает»? Сами евреи зачастую отвечают на него приблизительно в том духе, что всякое гойское быдло, которое в подметки не годится богоизбранному народу, и не может любить великих еврейских уберменшей из злобного чувства неполноценности, каковое объяснение, естественно, не добавляет разрядки в отношениях.

Что касается меня, то я бы и вовсе не упоминал об этой любопытной, с научной точки зрения, человеческой общности, если бы не было разговора о верованиях арийских народов и, что самое главное, не было бы разговора о Христе, про которого обычно утверждают, что он был евреем по национальности. Причем евреи, при всей их злобной ненависти к Спасителю, назойливо утверждают окружающим народам, что Спаситель — еврей, конечно же еврей и безусловно еврей. Хотя при таком-то отношении что, казалось бы, стоило списать Христа с еврейского баланса, если уж так он застит солнце Израиля. Тем более что евреи отдали Христа на смерть в руки римлян, и вот после такого подлого предательства (предательства при том условии, что Христос был евреем) как может еще поворачиваться язык что-то утверждать о какой-то его еврейской национальности? Давайте просто задумаемся, что означает передача своего соплеменника в руки иноземных поработителей для расправы, даже если этот соотечественник в чем-то, возможно, был, по мнению сынов Иуды, глубоко не прав? Кроме того, национальность, принадлежность к этносу есть понятие культурное и основывается еще и на самоопределении, и в той и в другой категории принадлежность Христа к еврейству, мягко говоря, не является безусловной и, более того, отвергалась им.

Но вот в чем еще состоит проблема. Много ли людей задавались вопросом: а так ли уж бесспорно причисление еврейства к числу наций? Национально ли интернациональное сообщество журналистов, финансистов, маклеров, сутенеров, спекулянтов, торговцев, политиканов, ученых, писателей, преподавателей и аферистов. Где здесь, собственно говоря, нация? Здесь у нас цыганщина какая-то, но цыганки не выходят замуж за славян с целью получения фамилий, заканчивающихся на — ов, — ев или, на худой конец, хотя бы на — айс, а цыгане не лезут управлять русской культурой, довольствуясь продажей некачественного спирта.

О формировании еврейской общности достоверно известно лишь то, что это формирование или состоялось уже в Египте, или же, что более вероятно, по выходу из него. Книга «Исход» возводит еврейскую генеалогию к семейству патриарха Иакова, вошедшего в Египет в количестве семидесяти душ. Однако эта генеалогия имеет столь же исторически правдоподобный характер, что и происхождение поляков от Ляха, а тюрков от Огуз-хана. На деле, накануне исхода мы застаем евреев в виде двух групп строительных рабочих, трудящихся на постройке складских сооружений в Пифом и Раамсес. (Исх. 1, 11). Как отмечает Электронная еврейская энциклопедия (ЭЕЭ)358 Пер-Рамсес (библейский Раамсес) и Пер-Атом (библейский Пифом) были построены в царствование Рамсеса II (правил ок. 1290–1224 гг. до н. э.) и, следовательно, при нем и состоялось закрепощение евреев. Однако, по моему мнению, наиболее вероятными версиями по поводу обстоятельств оргнабора вышеупомянутых строителей являются следующие: 1. Возможно, что евреи не представляли из себя иноэтнической группы в Египте, а были египтянами, мобилизованными на стройки древнеегипетского народного хозяйства. В этом случае получает обоснование присущий евреям обычай обрезания (египтяне обрезались). В эту версию входит также и та догадка, что данными египтянами оказались репрессированные за веру сторонники религии Атона (бывшей государственнойпри Эхнатоне (правил ок. 1365–1348 гг. до н. э.). 2. Возможно, что данные рабочие группы были сформированы из числа военнопленных. Дело в том, что Рамсес II вел большую войну с хеттами, в ходе которой он совершал походы в Финикию, Южную и Северную Сирию, захватил несколько палестинских городов и т. д. 3. Третья версия представляет из себя комбинацию двух первых версий и состоит в том, что в трудовые лагеря в Раамсес и Пифом, которые заполнялись захваченной на войне рабочей силой, ссылались еще и «внутренние враги» государства — сторонники религии Атона. Так в эти лагеря попал и египетский принц Мозес359 (Моисей) вместе со своими единомышленниками. Увы, в те времена шла война с хеттами и Рамсес II, в решительности которого можно не сомневаться, предпочел избавиться от возможных поползновений «гидры внутренней контрреволюции».

Наиболее логичной кажется третья версия, еще и потому, что рабочих безжалостно изнуряли, что менее вероятно в случае их комплектования из числа добропорядочных единоплеменных египтян, даже и в условиях войны. Следствием дурного обращения явились повальные заболевания, охватившие вышеозначенный пролетариат. Дальнейший поворот событий рисует римский историк Корнелий Тацит: «Большинство писателей сходятся на следующем. Некогда на Египет напала заразная болезнь, от которой тело человека становилось безобразно. Царь Бокхорис обратился с мольбой о помощи к оракулу Аммона и услышал в ответ, что страну следует очистить, выселив в чужие земли людей, навлекших на себя гнев богов. Когда их разыскали, собрали отовсюду и вывели в пустыню, они впали в отчаяние и не в силах были двигаться. Тогдаодин из изгнанников, по имени Моисей, стал убеждать остальных не просить помощи ни у богов, ни у людей. «И те и другие, — говорил он, — отступились от вас. Положитесь же на самих себя и знайте, что вождь небесный направляет ваш путь; едва лишь он подаст вам помощь, как вы тут же сумеете избавиться от нынешних бедствий». Все согласились и, не зная пути, побрели по первой попавшейся дороге»360.

То, что еврейское сообщество в библейские времена, до т. н. «Вавилонского пленения» (586–539 гг. до н. э.), не являлось узкоэтническим, подтверждает, в принципе, так же и ЭЕЭ, согласно которой: «В библейский период евреем являлся всякий, кто принадлежал к еврейскому национально-религиозному сообществу — даже если он не происходил от одного из колен Израилевых»361. Я согласен, что фраза энциклопедии на этот счет составлена довольно двусмысленно, но где вы, собственно говоря, видели еврейский источник, лишенный определенной двусмысленности?

Таким образом, еврейская общность до начала VI в. до н. э., т. е. в течение практически пяти веков от начала своего оформления, представляла собой не более и не менее как религиозную корпорацию, в чем, собственно говоря, нет ничего необычного, поскольку подобные объединения в человеческой истории имели место и отличались они подчас чрезвычайной устойчивостью. Необходимо отметить, что в еврейской среде не существовало публичной власти как таковой, в полном объеме полномочий, какую мы привыкли видеть у традиционных этносов. Еврейская власть — это скорее теократия, чем прямая и непосредственная княжеская власть, к примеру, того же египетского фараона, над жизнью, имуществом и душой подданных.

Обособление евреев по этническому принципу, вернее преобразование еврейской корпорации в касту-корпорацию, началось после возвращения из Вавилонского пленения (после 539 г. до н. э.), при Эзре (Ездра), который прибыл в Иерусалим в середине V в. до н. э. Во времена Эзры были проведены религиозные реформы и запрещены смешанные браки. В чем состояла суть предпринятых тогда изменений? Если в религиозную корпорацию открыт доступ всем желающим, согласным принять корпоративные правила, то в касту-корпорацию идет набор, в основном по наследственному признаку, однако в случае людских потерь или иных обстоятельств может быть допущена компенсация этих потерь за счет некоторого прозелитизма (так называемые герим), что иногда и происходило, а в ограниченном, строго дозированном виде, происходило всю еврейскую историю.

Между тем включение еврейской общности в орбиту эллинистической цивилизации приводило к тому, что множество евреев подпадало под ее влияние, что конечно же, порождало и ответные меры, такие как восстание Маккавеев (167 г. до н. э.). К тому времени евреи активно применяли в качестве разговорного греческий язык, а иврит постепенно вытеснялся из повседневного общения. Дольше всего иврит сохранялся в качестве разговорного языка в Иудее (до II в. н. э.).

Здесь я не собираюсь описывать всю еврейскую историю, хочу только отметить одно важное явление, которое имело широкое распространение ко времени рождения Христа. ЭЕЭ об этом явлении пишет в свойственной для еврейских изданий двусмысленной манере, тем не менее приведем его полностью: «Однако наиболее характерным для этого периода (конца I тыс. до н. э.) было быстро увеличивавшееся число так называемых себоменой («почитатели» на греческом) — неевреев, признававших основы еврейской веры (в первую очередь, монотеизм), но не перешедших в иудаизм и не соблюдавших еврейских религиозных предписаний. КI в. н. э. их, по некоторым данным, насчитывалось несколько миллионов (курсив мой. — К.П.). С точки зрения выработанных к тому времени в иудаизме критериев, себоменой не считались евреями».

Итак. Если перевести с еврейского русского на русский русский, то себоменой не были евреями (т. е. членами еврейской касты-корпорации), не были иудаистами (т. е. поклонниками еврейского культа Яхве), но были монотеистами. Вот с этого, как говорится, и следовало бы всегда начинать. И, кроме того, что это еще за критерии упоминаемые ЭЕЭ, и с каких пор критерии национальной принадлежности вырабатываются какой-либо религией?

Вернемся к 1-му пункту претензий «истинных арийцев» к христианству. Т. е. к тому, что Бог — это якобы бог евреев Яхве. В реальности данная претензия есть нонсенс, что абсолютно ясно со всей определенностью. Почему?

Здесь определенно придется вторгнуться в область богословия. Дело в том, что как только вы, уважаемый читатель, поставите к слову Бог какое-то ограничивающее определение, вы тем самым автоматически попадаете в число многобожников-еретиков-идолопоклонников, ибо конкретизирующее и, что самое скверное, ограничивающее определение типа бог евреев автоматически низводит Бога из абсолюта в разряд племенных тотемов.

Если допустить, что существует бог евреев, то следует допустить, что есть боги славян, индусов, папуасов, индейцев-карибу, а бог евреев среди них может быть только первым среди равных, и то в представлении самих евреев, но не в представлении индейцев-карибу. Дело в том, что монотеистическая вера отвергает существование других богов в принципе. Для верующего в Бога Единого все остальные так называемые боги есть только лишь идолища поганые и кумиры ложные, а то, что вы поклоняетесь одному богу, совершенно не означает того, что вы поклоняетесь Богу Единому. Кроме того, единобожие не совместимо с магией, волхвованием, каббалой, спиритуализмом и прочими милыми вещами, которыми любят заниматься на досуге еврейские равви, в свободное от изучения Талмуда время. Это первое замечание.

Второе замечание состоит в том, что Бог как Творец, Законодатель и Высшая власть не заключает с людьми договоров (заветов), даже если эти люди невесть что о себе воображают. Бог доводит до сведения людей свои установления различными путями, обсуждение этих путей является отдельной темой, а люди, как существа со свободной волей, могут их выполнять или отвергнуть их, принимая соответствующие последствия как последствия своих решений.

Третье замечание состоит в том, что вера в Бога Единого, Творца всего сущего, появилась среди людей задолго до того, как евреи уверовали в свою избранность. Выше по тексту я упомянул фараона Эхнатона (Аменхотепа IV), который первым в известной нам человеческой истории попытался внедрить единобожие в качестве государственной религии. Каким образом Эхнатон пришел к мысли о Творце-Вседержителе, мы, к сожалению, не знаем. Вполне возможно, что данные воззрения уже существовали в определенных кругах, но существовали неявно. Дело в том, что поклонение Богу Единому в принципе не требует постройки храмов и жертвоприношений, и потому иногда очень сложно бывает определить материальные следы единобожия.

Так вот, около 1356 г. до н. э. Атон (под ним Эхнатон имел в виду Господа) окончательно провозглашается единственным богом, и к 1353 г. до н. э. в Египте начинается зажим всех национальных, местных и каких-либо еще культов. Прекращается строительство языческих храмов, и даже искореняются сами слова «бог» и «боги». Как следствие этого Атон начинает именоваться не иначе как Властитель.

Узнать подробнее о фараоне Эхнатоне и его деяниях читатель может из книги Артура Вейгала «Эхнатон. Фараон-вероотступник»362. Вейгал непосредственно принимал участие в археологических раскопках материалов данного периода. Между тем есть основания считать, что идея единобожия, хотя и не оформленная в виде какой-то определенной религии, несомненно могла быть известна человечеству и помимо Эхнатона. Здесь я хотел бы обратить внимание читателя на Упанишады (записаны ок. VII–III вв. до н. э.), благо что возможности Сети позволяют сделать это без всяких препятствий. Упанишады представляют собой часть Вед, считается, что в них отражена самая суть ведической мысли, и поэтому их еще называют Ведантой (завершением Вед). Учение Упанишад сложно, довольно запутанно и лишено определенной логической ясности для конечного потребителя, очевидно еще и в связи с тем, что выход на массового «пользователя» не предполагался, а может быть и в связи с тем, что к тому времени многие ответы на некоторые вопросы не достигли степени «гениальной простоты».

Однако в Упанишадах поднимается главный вопрос — это отношение Бога как Вселенского Духа и Человека, как носителя Индивидуального Духа. Если Вы, читатель, решите ознакомиться с Ведантой, то обращайте внимание, прежде всего, именно на эту сторону ее учения (будьте, кстати, осторожнее, не сломайте мозги). На этот счет в Екклесиасте, кстати, есть совершенно изумительная по простоте и ясности формула отношения Бога и Человека: «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его». (Екк. 12:7). Это изречение и изречение из книги Бытия, как-то: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его» (Быт. 1, 27) позволяют нам сформулировать три постулата для монотеистической религии:

1. Есть Бог. Бог есть Дух-Отец. Бог есть Законодатель и Творец всего сущего. Всемогущий и всепроникающий, обитающий вне времени и пространства, единственный и всеобъемлющий.

2. Есть Человек. В Человеке есть Дух-Сын, подобный Духу-Отцу и данный ему Духом-Отцом.

3. Дух-Сын стремится к соединению с Духом-Отцом.

Данные постулаты, без всякого сомнения, выглядят очень просто, однако вызывают множество вопросов. Например, всякий ли дух человеческий является Духом-Сыном? Нет, не всякий. Для того, чтобы превратиться в Духа-Сына (не путать с Сыном Божьим), человеческому духу требуется как минимум испытать Духовное Рождение или Пробуждение, т. е. осознать бытие Духа-Отца, только тогда он встает на путь, ведущий к Богу, и Бог, в любом случае, не оставит его. Таким образом, какая-либо монотеистическая религия есть Путь, дорога к Богу (всякий ли путь истинный или нет, вопрос другой). Можно искать этот Путь самому, но можно и воспользоваться указаниями Господа, которые он дал христианам через своего Сына, Иисуса Христа, и прийти к Богу через веру в Христа.

Что же касается еврейского бога и еврейского духа, то, вне всякого сомнения, еврейских дух и отправится к еврейскому богу. Кто же такой этот самый «еврейский бог»? Христос на этот счет выразился весьма определенно: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял вистине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Иоан. 8, 44).

Здесь критики Христа могут возразить: «Иисус много чего говорил, в том числе и это: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Матф. 15,24). Таким образом, мы переходим ко второму пункту из списка, указанного выше.

Для того, чтобы ответить на второй пункт критического списка, следует уяснить следующее. Не все то, что написано в Евангелии, от Бога. Есть кое-что и от людей, которые Евангелия писали или правили.

После смерти Христа его последователи разделились на две группы: назаряне (ноцрим, так евреи зовут христиан до сих пор, по месту рождения Христа) и евиониты, последние и были самыми настоящими иудеохристианами. Назаряне считали Христа Сыном Божьим, а евиониты считали его сыном еврея-плотника Иосифа и пророком, предвестником так называемого машиаха, царя, который принесет народу Израиля «освобождение» и власть над гоями363.

Вот эти две абсолютно противоположные точки зрения и были, в той или иной мере, отражены в Евангелиях. Поэтому мы и встречаем в их текстах утверждения, которые противоречат друг другу, да так, что впору только дивиться.

Матфей в самом начале своего Евангелия описывает родословную Христа от Давида («Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова» (Матф. 1, 1), утверждая тем самым еврейство Христа, и буквально на той же странице мы читаем, что Иосиф «не знал Ее» (Матф. 1, 25), т. е. Марию, и таким образом вся эта еврейская генеалогия отправляется туда, где ей и должно быть, а все несуразности подобного рода говорят об определенной редакторской работе. Весьма топорной работе, следует признать.

О человеческом родословии Христа, как Сына Человеческого, спорить можно, почему бы и нет, нельзя только спорить о его родословии духовном, а оно от Бога. О чем у того же Матфея сказано ясно и определенно.

«Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне [дома], желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь». (Матф. 12, 46–50).

Отсюда совершенно определенно следует, что Христос не знал никакого другого родства, кроме духовного, его абсолютно не заботило чье-то еврейство или арийство, родословные от Адама, психоанализ от доктора Фрейда и мнение ребе Каиафы. Прошу обратить внимание, что в Евангелиях на каждую цитату находится контрцитата, но все эти «контры» и противоречия группируются вокруг одного вопроса: «был ли Христос евреем?». Просто давайте подумаем, для чего в Евангелии, к примеру от Матфея, упоминается Бог как «бог Израилев»? Здесь присутствуют следующие варианты: или Матфей, ученик Христа, так и не понял, о чем говорил его учитель, и писал о Боге ересь, низводя его к уровню племенного тотема, или все-таки в Новом Завете присутствует евионистская правка. Кстати, именно у Матфея, а это он в течение 15 лет после смерти Христа проповедовал среди евреев, и наблюдается наибольшее количество «евионизмов» в тексте Евангелия. То ли это он адаптировал текст к воззрениям публики, то ли «публика» впоследствии «адаптировала» текст, кто это сейчас разберет?

Для того, чтобы ориентироваться в букве Нового Завета, следует, прежде всего, ориентироваться в его духе, т. е. следует со всей определенностью понимать, что Христос знал Бога-Отца как Единого Бога, т. е. единого для всех людей, а не кастово-корпоративного еврейского бога Яхве. В соответствии с этим положением он не мог быть мессией, т. е. еврейским царем, никоим образом он не имел национальности, по определению, поскольку был сыном Единого Бога, т. е. Бога всех людей. Впрочем, была ли у самих евреев эта пресловутая национальность, тоже есть большой вопрос.

Однако возникает естественное недоумение, а зачем вот это все было необходимо, все эти утверждения о еврействе Сына Божьего, все эти родословные и все эти «заблудшие овцы» дома Израилева?

Ответ очень прост.

Тогда, две тысячи лет назад, равно как и сегодня, стимул был один.

Деньги.

Для того, чтобы понять сущность иудеохристианства, стоит, просто-напросто, вспомнить об иудеокоммунизме. Сейчас о засилье евреев в коммунистическом движении конца XIX — начала XX вв. принято помалкивать, поскольку как же это так, евреи, да вдруг могли возглавлять пролетариев всех стран? Особенно если ныне они ярые либералы и плюралисты, сторонники демократических свобод, рынка и частного предпринимательства, хотя еще не так давно они экспроприировали экспроприаторов и горланили «Интернационал» с пеной у рта. Действительно. Вряд ли есть что-то менее совместимое, чем еврей с его торгашеством и коммунизм с его общим имуществом. Даже пророк коммунизма Карл Маркс и тот как-то не вытерпел и написал работу по еврейскому вопросу, в которой мрачно резюмировал следующее: «Поищем тайны еврея не в его религии — поищем тайны религии в действительном еврее (курсив мой. — К.П.). Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, свое-корыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги». И далее: «Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека»364.

Так почему же евреи ринулись всей массой в коммунизм и является ли коммунизм детищем евреев? Если вы, читатель, решитесь доказывать, что коммунизм — это изобретение «диавольского» еврейского ума, то собрать доказательства в пользу этого утверждения вам совершенно не составит никакого труда, особенно когда имеются такие перлы, как одно из творений И. Эренбурга, писавшего в свое время:

Мы часто плачем, слишком часто стонем, Но наш народ, огонь прошедший, чист. Недаром слово «жид» всегда синоним С великим, гордым словом Коммунист365.

Тем не менее, несмотря на большой соблазн приписать изобретение коммунизма евреям, следует все-таки отметить, что коммунистическая идея существовала с древнейших времен и в умах представителей других народов, причем совершенно независимо от еврейского участия. Евреи же шли в коммунистическое движение не ради освобождения рабочего класса от гнета буржуазии, а ради революции, т. е. передела собственности, говоря просто, грабежа. Если вы видите другие причины, то объясните, зачем иудеокоммунисты в 1922 году экспроприировали иудеохристианские церкви в России? Ради помощи голодающим? Да ничего подобного.

1 июня 1922 года член президиума ЦК Помгола А. Н. Винокуров в беседе с корреспондентом РОСТА огласил предварительные результаты изъятия церковных ценностей. В гохрановский фонд поступило более 17 пудов золота и 11 415 пудов серебра, бриллиантов и алмазов — 13 581 штука весом 1165 каратов, 3835 жемчужин и 9 жемчужных ниток весом 2 пуда и 11 фунтов, других драгоценных камней — 31 282 штуки весом 1 пуд 19 фунтов, монет по номинальной стоимости в рублях — 7116 серебром и 772 золотом, а также «много разных ценных предметов». Однако, как сообщает доктор исторических наук О. Ю. Васильева, руководитель Центра истории религии и церкви Института российской истории РАН: «Данных о реальной помощи несчастным на сегодня разыскать не удалось… В Совнаркоме делиться с голодающими даже на равных не собирались»366.

Так вот, все эти сегодняшние рассуждения в СМИ о некоем иудеохристианстве есть только лишь способ прикрыть широкое присутствие жидовского элемента в РПЦ, причем этому элементу глубоко безразлична евангельская вера, его интересуют, прежде всего, немалые материальные ресурсы Церкви, а все остальное… Ну хотите слушать «поповские сказочки», будет вам пресловутый опиум для народа, пожалуйста. Вот и вся «тайна беззакония».

Именно эта «борьба за ресурсы» и наблюдалась со стороны «князей жидовских» и до и после убийства Христа. Все эти убогие попытки доказать еврейство Спасителя и еврейство, подумать только — Господа Бога! — являлись просто-напросто, идеологической платформой для захвата руководящих должностей в новом перспективном движении, которое обещало немалые дивиденды.

Так вот, именно в этом и заключалась основная причина убийства Сына Божьего, который к определенному времени стал помехой в широкомасштабном бизнес-плане. А в том, что это было преднамеренное и тщательно спланированное убийство, сомневаться не приходится.

Представим себе, уважаемый читатель, что часть нашей Российской земли находится под какой-нибудь оккупацией, к примеру «индогерманской». И вот что происходит. Некоторые добропорядочные русские граждане ловят русского агитатора, который подстрекал население к освободительной борьбе, и сдают его бургомистру как мятежника и бунтовщика. Бургомистр агитатора вешает, но перед этим говорит добропорядочным гражданам что-то вроде: «Вы, мужчины, по форме, конечно, правы, но в душе меня от вас воротит, хотя мне, как истинному арийцу, конечно плевать. Хайль Гитлер!» На что добропорядочные добродушно соглашаются: «Зиг хайль; вашбродь, лишь бы великому фюреру жилось хорошо». Не правда ли мы имеем дело с любопытной разновидностью национальной мысли? Потом приходит Красная Армия, и злые сатрапы из НКВД вешают добропорядочных русских граждан за шею.

Представьте себе, что именно такая же ситуация случилась около 33 г. н. э. в городе Иерусалиме, в оккупированной римлянами Иудее. Добропорядочные еврейские граждане схватили и поволокли на расправу римскому обер-оккупанту Пилату некоего «бродячего проповедника» Иисуса, еврейской же, как они потом утверждали, национальности.

«В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня» (Матф. 26, 55).

Какие же обвинения были представлены в адрес «соплеменника»? Во-первых, что Христос был Сыном Божьим. «Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим» (Иоан. 19, 7). Во-вторых, что Христос есть Царь Иудейский. «Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря» (Иоан. 19, 15). И далее евреи проявляют трогательную заботу о фюрере, прошу прощения, о кесаре: «Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю» (Иоан. 19, 12). После чего Пилат выразился приблизительно в том же духе, что и вышеупомянутый гипотетический бургомистр, но вот только не нашлось в те времена доблестной Красной Армии и вдумчивых следователей из НКВД.

Таков задокументированный фактический материал.

По первому пункту Синедрион не имел права предъявлять Христу никаких претензий, во-первых, просто потому, что любая претензия к Господу делается не от великого ума, во-вторых, потому что Христос был Сыном Бога Единого, а не еврейского племенного божка Яхве, и юрисдикции Синедриона не подлежал. Христос проповедовал совсем другую веру. Было бы странно, если бы папуасы изжарили христианского миссионера на костре за извращение папуасских же верований. И это обстоятельство рождает версию, что Христос был подведен под убийство как религиозный конкурент иудаизма, грозивший отбить у иудаистского священства паству. Однако в данном случае интересно то обстоятельство, что во времена Христа никакого иудаизма как религиозной системы в реальностине существовало. Как утверждает ЭЕЭ, только «в Средние века впервые — под влиянием христианской и мусульманской теологии — предпринимается попытка сформулировать основные принципы иудаизма (см. Маймонид, Иосеф Альбо)»367. Здесь, как говорится, ни убавить, ни прибавить, непонятно только, как этот самый несуществовавший «иудаизм» в начале I тыс. до н. э. мог стать исходной религией для ислама и христианства.

Над вторым пунктом обвинения, т. е. о самовольном присвоении Христом звания Царя Иудейского, обрыдался даже печально известный Ирод. «Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его. Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату. И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (Лук. 23, 10–12).

Фактически, чтобы там ни писали впоследствии ученые профессора-библеисты, вроде А. П. Лопухина368, о юридической правомерности применения к Христу смертной казни, то позорное судилище состоялось под давлением возбужденной первосвященниками еврейской толпы. Того самого народа Израилева, который орал, захлебываясь в предчувствии кровавого зрелища: «Распни Его!».

Убийство Христа состоялось на горе Голгофе, что находилась в непосредственной близости от Иерусалима, а Иерусалим являлся главным городом Иудеи. Севернее Иудеи находилась Самария, жители которой евреями не являлись, а севернее Самарии находилась область Галилея, обычная этимология этого топонима возводится к ивр. галил — область. Возможна также этимология от галлов (кельтов), в Новом Завете они фигурируют под наименованием галаты. Известно, что около 280 до н. э. кельты подчинили себе Македонию и Фессалию, достигли Фокиды, но через год были выбиты из Греции. После чего они, при поддержке союзных племен вторглись во Фракию, переправились через Геллеспонт и захватили большую часть Малой Азии. В 232 г. до н. э. царь Пергама Аттал I вытеснил кельтов в северо-восточные малоазиатские области, получившие наименование Галатии. Оттуда впоследствии часть кельтов мигрировала в Северное Причерноморье. Во всяком случае, такова общепринятая версия, и в данном случае мы не будем заниматься выяснением подробностей. Интересно, что в галльской религии, несмотря на скудость данных о ней, известны три божества: Тей-тат, Таранис и Езус369. Что, конечно же, само по себе ни о чем еще не говорит, но, согласитесь, здесь присутствует любопытное созвучие. Дело в том, что само имя Иисус (ивр. Иешу), по умолчанию считающееся еврейским, может таковым вовсе и не быть, его заимствование исключить нельзя. Что же касается другого Иисуса, т. е. Навина (ивр. Иехошуа бин Нун), то его имя совпадает с именем Христа только в православной традиции, у католиков он Josua. Так вот, родиной Христа была Галилея, родился он в городке Назарете, потому еще и называется часто Иисус Назарянин или Галилеянин. Галилея не была еврейской, хотя о проживании здесь евреев в Ветхом Завете упоминается, в частности у Исайи (проп. 733–01 гг. до н. э.): «Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее возвеличит приморский путь, Заиорданскую страну, Галилею языческую. Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет» (Ис. 9, 1–2).

Ранние даты жизни Исайи (его пророчества относятся к периоду 733–700 гг., Второисайя — VI в. до н. э.) и, соответственно, столь раннее упоминание Галилеи, кажется, отвергают связь между данным топонимом и наименованием галлов. Впрочем, кельты в это время были уже известны, а утверждать, что мы абсолютно все знаем об их миграциях, невозможно. Кроме того, Малая Азия всегда являлась местом сосредоточения арийских племен, из которых самые ранние из известных, хетты. Здесь стоит напомнить о том, что акад. В. В. Иванов и Т. В. Гамкрелидзе даже помещают в Малую Азию прародину индоевропейцев. Короче говоря, утверждение о заселении Галилей ариями с древнейших времен до рождения Христа и далее выглядит вполне обоснованным.

Исайя упоминает колена Завулоново и Неффалимово, некогда приживавшие в здешних местах, это два из двенадцать колен израилевых. Они относятся к исчезнувшим коленам, которые после увода их в места пленений ас-' симилировали с местным населением и в Израиль более не вернулись. До появления евреев в Галилее, по выходу их из Египта, на этих землях (XIV–XIII вв.) жили хетты. В 732 г. до н. э. Царь Ассирии Тиглатпаласар III захватил Галилею, превратил ее в ассирийскую провинцию, и угнал в плен проживавшее там еврейское население.

Пророчество Исайи повторяется и в Новом Завете: «на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, [где] народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет» (Матф. 4, 15–16), откуда следует, что со времен Исайи здесь мало что поменялось.

Впрочем, вернемся к убийству Христа.

Выше я привел три постулата монотеистической религии, которые я постарался сформулировать на основании положений Ветхого Завета. Здесь читатель может поймать меня на противоречии, дескать, я утверждаю, что бог евреев это просто племенной божок и языческий кумир, а с другой стороны — строю на тексте Ветхого Завета постулаты монотеизма. Здесь я могу сказать читателю, что текст Ветхого Завета не так прост, как может показаться. В нем, как и в Новом Завете, борются две тенденции — одна Моисеева, монотеистическая, другая, языческая, культа Яхве, о чем, кстати, хорошо изложено у того же Зигмунда Фрейда в его книге «Этот человек Моисей». Моисею, т. е. египетскому принцу Мозесу, пришлось бороться с данным языческим культом Яхве, и, как кажется, Моисей проиграл и, возможно, был убит. Однако находившиеся при нем последователи не позволили вере в Бога Единого угаснуть окончательно, и его слово явствует из слов пророков (их книги не входят в Тору, т. е. Пятикнижие), пытавшихся иногда образумить «жестковый-ную» еврейскую религиозную корпорацию.

Однако, перед тем как рассмотреть некоторые моменты смерти Христа, неплохо было бы немного поразмышлять над тем, что же все-таки означает понятие «Сын Божий». По этому вопросу сломано громадное количество богословских копий, и те, кто желает, могут изучить соответствующую литературу, здесь же я хотел бы высказать свое мнение так, как лично я понял сущность данного понятия. Дух человеческий после пробуждения, т. е. после осознания бытия Духа-Отца, перерождается в Духа-Сына (т. е. в бодрствующего духа) и встает на Путь воссоединения с Господом, которое может быть достигнуто только после смерти. При жизни человека его дух, как непробужденный, так и Дух-Сын, может соприкасаться с Духом-Отцом, и такое соприкосновение называется Озарением или Просветлением. Между прочим, как я понимаю, чувство Озарения испытывает достаточно большое количество людей, даже те, чей дух не пробужден, просто они не всегда осознают, в чем его суть. Дело в том, что их дух заявляет о себе, а он проявляется еще и в творчестве. Так вот, Дух-Сын в состоянии общения и общности с Господом, т. е. с Духом-Отцом, и представляет из себя Сына Божьего. А поскольку любой Дух дается Человеку Господом и к нему же возвращается, то можно утверждать, что Сын Божий существовал всегда, так как он един с Господом. Но что же такое Дух Святой, может спросить читатель? Что касается мнения тех или иных богословов, то здесь вы, опять же, можете обращаться к соответствующей литературе, лично я понял, что Дух Святой — это не какой-то отдельный дух или нечто отдельное от Бога, это, как бы выразиться точнее, такое состояние или явление. Т. е. состояние соприкосновения с Господом, не зря же пишется о снисхождении на кого-либо Духа Святого, или это еще и явление Господа. Господь явил себя во Христе, оттого мы и называем его Сыном Божьим. Еще одно замечание. Дух-Сын приходит к Духу-Отцу по собственной воле, но стать Сыном Божьим по собственной воле нельзя, поскольку здесь главенствует воля Господа.

Короче говоря, Христос прекрасно знал, что после его физической смерти его Дух воссоединится с Богом. Вряд ли кто-то вздумает утверждать обратное. Соответственно Христос был готов вручить Богу свой Дух. Сейчас же посмотрим, что приписывал Христу тот или иной евангелист в качестве последних слов.

Матфей.

«От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого; а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он» (Матф., 27, 45–47).

Марк.

«В шестом же часу настала тьма по всей земле и [продолжалась] до часа девятого. В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет» (Марк. 15, 33–34).

Лука.

«Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (Лук. 23, 44–46).

Иоанн.

«Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух» (Иоанн. 19, 30).

Евангелия от Матфея, Марка и Луки — это так называемые синоптические Евангелия, написаны они после смерти Христа, но перед разрушением Иерусалима римлянами. Авторы синоптических Евангелий явно использовали общие источники или даже один источник, т. е. некий протограф, дополнив его или по своему усмотрению, или по согласованию с одним из апостолов. Текст Иоанна, ученика Христа, в Новом Завете стоит особняком и представляет из себя, в большей степени, литературное произведение, вернее литературно обработанное.

Сейчас, читатель, давайте подумаем, кто же из евангелистов ближе к истине?

Правильно передает слова Христа Лука. Иначе получается, в трактовке Матфея и Марка, что у Христа не было веры даже с горчичное зерно. Хочу читателю напомнить, что в истории христианства известны тысячи случаев, когда люди шли на смерть за веру не моргнув глазом, поскольку далее их ждало вечное блаженство. Если же кто-то думает, что Христос был кем-то вроде пугливого и вечно ноющего российского либерала, то смею вас заверить, он сильно ошибается, приписывая Сыну Бога собственное ничтожество. Но дело даже не в этом, признать версию Матфея и Марка практически означает признать, что Дух-Сын не воссоединяется после смерти Человека с Духом-Отцом, а это уже подозрительно попахивает серой.

Между тем во всей этой сцене казни Христа особенное недоумение вызывает то обстоятельство, что окружающие не понимают последних его слов. Дело в том, что Лука пишет следующее: «И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский» (Лук. 23:38). Таким образом, предполагалось, что собравшиеся вокруг Христа зрители владели как минимум одним из этих языков. Но ни один из носителей этих языков не понял смысла его предсмертной фразы, посему пришлось и Матфею и Марку приводить слова Христа в оригинале.

Как родилась версия о том, что Христос перед смертью отчаялся и потерял связь с Богом, совершенно понятно. Окружающие его граждане как могли уловили общее звучание его слов и пошли к первосвященникам за толкованием и переводом, тем же совершенно не было необходимости понимать, что сказал Христос. Они, пользуясь моментом, состряпали совершенно замечательную для них версию, что, дескать, Иисус в последний момент понял как он заблуждался в своей божественности, и пал духом.

Фразу «Или, Или! лама савахфани?» обычно переводят с арамейского, что не добавляет ясности в ситуацию. Дело в том, что арамейский язык был одним из важнейших и наиболее распространенных языков Ближнего Востока на протяжении более чем полутора тысячелетий, вплоть до эпохи арабских завоеваний в VII веке и создания Халифата. Он начал распространяться на стыке I–II тысячелетий до н. э. как язык торговли и затем быстро превратился в интернациональный, вытеснив другие семитские языки и превратив их в местные наречия. В послебиблейские времена арамейский, наряду с древнееврейским, был распространен среди иудеев, более того, часть Ветхого Завета, как и некоторая часть талмудистской литературы, написана именно на арамейском языке. Иисус Христос проповедовал по-арамейски, таким образом, совершенно не ясно, как он мог быть непонят, если в последний миг говорил на этом наречии.

В Сети я нашел два альтернативных перевода слов Иисуса (подозреваю, что их может быть и больше). Первый от проф. Е. А. Климчука370, который использовал «Тибетско-русский словарь с санскритскими параллелями» Ю. Рериха и «Санскритско-русский словарь» Р. Шмидта. Далее цитирую: «Звук «Э» в санскрите «первый» или «один». Образование «Элои» означает «Наипервейший», «Изначальный». Слово «Ламма» означает «Небесный», «Представитель Бога на Земле». «Савахфани» (правильнее — «савахвани») означает принесение себя в жертву, самопожертвование. Таким образом, фраза Иисуса Христа: «Элои! Элои! Ламма савахфани?» переводится с санскрита как «Изначальный, Бог-Творец! Твой представитель на Земле приносит Себя в жертву!».

Есть еще второй перевод, от К. Г. Нагапетяна371, члена Союза художников России: «Переводя слова, их исказили и придали совсем другой смысл. Если эти слова разделить на части, получится: «Эл ой! Эл ой, лам маг савах-фани (вани)». На армянском языке, архаичном грабаре, они, как это ни удивительно, означают: Эл — племя, ой — возглас, лам — оплакиваю, маг — смерть, савах — непонимающие, фани (вани) — гони. А все это вместе означает: «О племя! О племя, оплакиваю Вашу смерть и изгнание непонимающих!» Христос, оказывается, оплакивал не свою трагедию, а трагедию племени, которое, не поверив Ему, предало Его на распятие и было изгнано из Израиля».

Безусловно, К. Г. Нагапетян не профессор филологии, но и Матфей и Марк тоже не были академиками. Речь идет о том, что имеющийся в руках лингвистический материал чрезвычайно скуден, что не позволяет нам сделать совершенно определенные выводы. Таким образом и перевод с арамейского или с какого-нибудь иного языка будет не более чем версией.

В реальности еврейское происхождение Христа также есть не более чем домысел, версия, и эта версия выглядит чрезвычайно натянутой. На этот счет в Интернете можно найти весьма интересную книгу Дж. Коннера «Христос не был евреем»372, с которой я рекомендую ознакомиться всем, кто интересуется данной темой.

К примеру, чего только стоят две еврейские родословные Иосифа от Матфея и от Луки, которые не совпадают ни в малейшей степени. Согласно Луке Иисус был сын Иосифов, Илиев, Матфатов, Левиин, Мелхиев, Ианнаев, Иосифов, Маттафиев, Амосов, Наумов, Еслимов, Наггеев и т. д. до Адама включительно. Согласно Матфею, Иисус был сын Иосифов и дедом у него был не Илия, а Иаков, затем Матфан, Елеазар, Елиуд, Ахим и т. д. Т. е. еврейские генеалогии Христа не только не являются доказательством, но с точки зрения доказательности лучше бы их и вовсе не было, поскольку уж очень сильно они напоминают неумелый подлог. Кроме того, откуда у плотника могла быть царская родословная? Может быть, генеалогия от Луки — это генеалогия Марии, матери Христа? Может быть, почему бы и нет. Все возможно в этом мире. Но число возможностей, в таком случае, становится просто неограниченным.

Вопрос о рождении Христа тоже чрезвычайно интересен. Матфей пишет, что Иисус родился в Вифлееме Иудейском, Марк вообще о детстве Иисусовом не сообщает, Лука пишет, что Христос родился в Назарете, в Галилее, Иоанн говорит об Иисусе, сыне Иосифа, из Назарета. (Иоан. 1:45). Надеюсь, что вы, читатель, не будете возражать против того утверждения, что попытка подкорректировать биографию Спасителя налицо. От кого она исходит, сразу понять со всей ясностью нельзя. Но…

Факт остается фактом, и здесь я повторюсь — сразу после смерти Христа среди его последователей разгорелось острейшее соперничество. Одни (евиониты) считали, что перед принятием христианства человек должен быть принят в иудаизм, соответственно всячески утверждали, что Христос еврей, еврейский Мессия, выводили веру Христову через иудаизм, для чего доказывали связь и преемственность Нового и Ветхого Заветов. Другие же (назаряне) считали, что Христос — Сын Божий и что Бог Единый един для всех, а Яхве может оставаться тем, кем он и был.

Подумайте, читатель, кто из них был прав, и по результатам размышления своего читайте Благую Весть. В конце концов, вы должны отдавать себе отчет, что знакомство с христианской доктриной и поход в супермаркет — не одно и то же. В Евангелии духовные дары не разложены по полочкам, не обернуты упаковочкой и не снабжены ярлычками, вроде «свет истины очищенный — 30 у.е.». Думайте.

Сейчас перейдем к третьему пункту списка претензий к христианству от «истинных арийцев», т. е. к утверждению Павла: «…какое преимущество [быть] Иудеем, или какая польза от обрезания? Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче [в том], что им вверено слово Божие» (Рим. 3, 1–2).

Казалось бы, вот оно, прямое указание на то, что евреи должны руководить христианской церковью. Однако не все так просто. Как известно, существует такой прием «надергивания цитат», умело применяя который можно и А. Гитлера представить иудеем, а Маймонида — антисемитом. В реальности речь идет об увещевании некоторых представителей «богоизбранного народа», уверенных в том, что место в раю уготовано им по рождению, и о полемике с ними. Здесь Павел, просто-напросто, взывает к идеалам, совести и благоразумию, чтобы привлечь часть иудеев на сторону Христа. Однако, в принципе, Павел в «Послании к Римлянам» не уступает ни на йоту, поскольку четко и однозначно утверждает: «Ибо нет лицеприятия у Бога» (Рим. 2:11) и далее: «и [то] обрезание, [которое] в сердце, по духу, [а] не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога» (Рим. 2:29). Более того, Павел настолько радикален в отношении обрядовой стороны и внешней религиозности, что утверждает следующее: «…потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим. 2:13–15).

О чем говорят слова Павла?

О том, что никто из вас, уважаемые читатели, не потерян для Бога. Вы можете обратиться к нему в любое время и в любом месте, и даже если вы не обращаетесь к нему, он помнит о вас.

Что же касается четвертого пункта списка претензий (этих претензий может быть и больше, но в данной книге тема христианства не является основной), то здесь следует заметить, что человек слаб и Патриарх Алексий II, увы, не является исключением. В 1991 году многие думали, что России пришел конец и антихрист уже вступил в этот мир. Некто Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска» делил российскую территорию, другие же репетировали перед зеркалом фразу: «Шолом вам, братья». Однако Россия стояла, стоит и стоять будет, то же касается и Русской Церкви. Так что многим деятелям следовало бы почаще вспоминать слова Христа: «Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом…». А вот претензии ариософов к якобы «духовному рабству» христиан, того же Г. Ф. К. Гюнтера, выглядят несколько серьезнее галлюцинаций г-на Бжезинского.

Вообще-то утверждать, что «христиане все рабы», можно или от большой злобы, или скудости мысли. Обычно тезис о христианстве как «религии рабов» обосновывается довольно экзотически, зачастую на том только основании, что христиане называют себя «рабами Божьими» и призывают к смирению и покаянию.

Что тут можно ответить? Во-первых, лучше быть рабом Господа, чем рабом суеверий или, того хуже, на побегушках у человеков. Во-вторых, скромность человека украшает и вызывает доверие, в отличие от еврейской тяги к дешевой популярности и фиглярству. И в-третьих. Именно христианство дает человеку свободу, почему оно и вызывает такую злобу и бешеную ненависть у всех, кто претендует на власть в миру.

Давайте говорить об элементарных вещах. Что делает человека рабом?

Ответьте на этот вопрос. Что делает человека рабом?

Ответ известен. Рабом делает человека страх. Страх рождает ненависть и злобу. Ненависть и злоба порождают насилие и убийства, хаос и смуту. Если когда-то человечеству и суждено погибнуть, то причиной этой гибели будет именно страх. Почему проповедь Христа получила такой глубокий отклик, почему христианство так быстро начало распространяться по свету? Потому, что Христос говорил людям: не бойтесь!

В чем причина страхов? Причина страхов в неуверенности, и в первую очередь в неуверенности в завтрашнем дне, которая во времена Христа могла быть только тотальной, поскольку государство как социальное учреждение не было известно обществу в те далекие времена. Что же говорит Христос по поводу завтрашнего дня?

«Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту [хотя] на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, Как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!

Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний [сам] будет заботиться о своем: довольно для [каждого] дня своей заботы» (Матф. 6:25–34).

Давайте, читатель, не будем лукавить, вы прекрасно знаете, хотя, может быть, не хотите иногда себе в этом признаться, что рабом нас делают повседневные нужды и волнения, жалкая суета в погоне за мелкой выгодой и раболепство перед ничтожнейшим из начальников за кусок хлеба, который вы и так заработаете, если говорить прямо. Рабом человека делает не Христос, а страх будущности. Не бойтесь, все будет хорошо.

Существует много страхов, но главный же из них — страх смерти. И что же делает Иисус? Он своим примером показывает, что смерть — это не конец всему. Что смерть — это не самое худшее, что может произойти с человеком. Именно Христос пришел, чтобы избавить Человека от самого страшного из страхов — от страха смерти. Ну кто, если не он, несет Человеку освобождение от ига тысячелетнего рабства? И какая вера может быть настоящей верой ария, воина и вечного землепроходца?

Как может быть рабом человек, не боящийся смерти?

Сейчас следует повторить слова Г. Ф. К. Гюнтера, приведенные выше по тексту в качестве эпиграфа к данной главе: «Прежде всего, выясняется, что индогерманская религиозность не коренится ни в каком страхе, ни в страхе перед божеством, ни в страхе перед смертью».

Именно о том речь и идет. Иисус говорил о Боге как об Отце, а смерть он презирал, разве это не является благородным способом мышления, который присущ ариям? Потому я и утверждаю, что христианство это настоящая религия ариев, религия, столь ненавистная «князьям жидовским». Вера, которая делает человека свободным.

Однако к чему я затеял весь этот разговор о Христе? В принципе этот разговор бесконечен, на тему христианства написано неимоверное количество книг, одни из них превозносят эту религию, другие опровергают. Сотни исследователей разобрали Евангелия по буквам, и на каждую букву есть десять толкований, сотня мнений и тысяча версий. Если вы, читатель, думаете, что доказать арийское происхождение Иисуса было бы сложным делом, то вы ошибаетесь. Это далеко не так сложно, как может показаться. Однако встает вопрос: а зачем?

Дело в том, что сама постановка вопроса о происхождении Спасителя говорит о духовном невежестве, а зачастую и о духовной низости, таким образом, нет более очевидного индикатора для идентификации духовного уровня человека, пишущего на эту тему. Единственно возможным вариантом действий для разумно мыслящего человека в этом вопросе может быть только отрицание национальной принадлежности Христа. Эта позиция логически оправдана еще и тем, что национальная принадлежность — это культурно-историческая категория, а любая культурно-историческая категория есть категория духовности, духовность же от Бога. Не может господин быть рабом самому себе.

Затеял же я разговор о Христе еще и затем, чтобы как-то противостоять всей той ариософии по Геббельсу, которая в последнее время занимает умы многих моих сограждан. Первое, что я хотел бы сказать, что моя голова не забита авраамами и иаковами, второе — я с большой симпатией отношусь к языческим верованиям своих арийских предков и считаю, что данная культурная традиция не должна находиться в забвении, третье — что истина, тем не менее, за Богом Единым, если уж пошел разговор о вере.

Вот в этом-то все и дело.