Арийские мифы русов.

КТО ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ?

Впрочем, чтобы судить о заупокойном культе вождя, не нужно читать Уэллса. Нужно было проснуться часов в пять, прийти к Александровскому саду и встать в конец длинной очереди. Народ, желающий лицезреть В.И. Ленина, гэбэшники выстраивали попарно. Очередь тихо двигалась в предрассветном сумраке и делала резкие изгибы, чем странно походила на некую живую молнию. Внутри мавзолея очередь П-образно обходила тело вождя; и совершенно подавленный увиденным народ уже нестройным ручейком выплескивался где-то позади «пирамиды» у кремлевской стены.

Зачем мы, «совки», туда ходили? На этот вопрос не сможет ответить сегодня, вероятно, ни один бывший «совок». То был сакраментальный ритуал приобщения к таинству вождя. Помнится, М.Н. Задорнов очень весело рассказывал, как В.В. Жириновский пошел выкидывать вождя из мавзолея. Он назначил время журналистам. И они, падкие до сенсаций, собрались у траурных дверей. Почетного караула уже не было. В.В. Жириновский прошел внутрь. Его не пускали, раздалась брань. Через некоторое время, по словам М.Н. Задорного, политик вышел наружу с фингалом под глазом, пробурчал что-то невразумительное журналистам и тут же ушел. «Кто поставил Жириновскому фингал?» — ехидно спрашивал М.Н. Задорнов. И сам же себе отвечал. — Ну, конечно же он, который «живее всех живых».

Мне кажется, реальный или воображаемый поход Жириновского к Ленину — это продолжение все той же слепой веры в заупокойный культ вождя. Те, кто устраивал святой пантеон на Красной площади, рассчитывали на максимальное воздействие на массы. Те, кто изымал из черепной коробки вождя мозг и изучал его затем в специально созданном Институте мозга, нисколько не сомневались в реальной смерти вождя «мирового пролетариата». Вряд ли эти люди в «белых халатах» верили в заупокойный культ. Однако сильны в нас архетипические стороны сознания. «Бессознательное» или «Страна мертвых», говоря языком Юнга, присутствует в нас самих, в каждом из нас.