Арийские мифы русов.

ВОЛХИ И ВОЛКИ.

Между тем смысловая связь колдунов и их предшественников волхвов с темой женитьбы весьма древняя. Мы можем думать, что и в былые времена, так же как и ныне, благославляли на брак; и делали это жрецы тамошнего культа — волхвы. В этом мы видим знакомый нам мотив — древнерусское сознание отожествляло огонь небесный, чьим хранителем по праву являлся жрец культа — волхв, с огнем плотским — горевшим в телах молодых. Благодаря этому огню они зачинали детей, и род человеческий не прекратился.

В индоевропейских традициях (в частности — хеттской) превращение жениха в волка связанно было с распространенной формой брака — умыканием (насильственным уводом) невесты. Так, на среднерусском диалекте словом «волк» называют еще и шафера со стороны жениха. В северо-русских причитаниях, исполняемых невестой, «серыми волками» называют братьев жениха. В Полесье видение волка во сне предвещало девушке появление жениха и приход сватов. Этот мотив отожествления будущего жениха с волком можно встретить в народных песнях: Брали девки лен, лен, Брали, выбирали, Земли не обивали. Боялись девки Да серого волка. Не того волка боялись, Што по лесу ходить, Серых овец ловить. А того волка боялись, ¥то но полю рыщить, Красных девок ищить. Где ни взялся паренек, Схватил девку поперек, За шелковый поясок, Повел девку во лесок…

Мотив кражи овцы волком имеет место быть и в святочной игре ряженых «Волки и овцы». Вот как описывается эта игра в Тверской губернии:

«Волком рядятся — шубу вывернут из овчины. Сперва приходит пастушка. Тут вбегает «волк». Схватит девку «овцу». Пастушка говорит: «Ой, овцу волк украл. Хорошая овца, породистая. С тем бараном гуляла, покрывши была». Здесь и суд судили».

В русской народной сказке «Иван-царевич и серый волк» волк как раз помогает «умыкнуть» Ивану-царевичу невесту из царства смерти. Очевидно, волк может быть сравним здесь с волхвом, освещающим свадебный обряд.