Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

ЧУДЕСА И ПРЕИМУЩЕСТВА БЕСОВ, ИЛИ ПОЧЕМУ ПРОТИВ НИХ ЧЕЛОВЕК БЕЗЗАЩИТЕН[20].

Бесы чудесны, они обладают теми способностями, которых лишён человек, во всяком случае, эти способности у него не развиты…

Бесы сильнее нас.

И самое первое преимущество и сила бесов заключается в том, что люди о них ничего не знают, они слепы, они пребывают в неведении. Люди думают, что их желания и поступки являются их собственными, но по отношению ко многим или к некоторым их желаниям и поступкам это не так. Это побуждения бесов, относящиеся к той обширнейшей области, которую именуют «подсознательной» или «бессознательной».

Человек также беззащитен и потому, что понятия о зле для него расплывчаты, не конкретны, а главное — он не рассматривает бесов как личности!

При этом бесы пользуются своей полной безнаказанностью и в этом смысле очень напоминают поведение некоторых диких зверей, очень похожего своими повадками на поведение крыс.

Бесы — невидимы! Их «плоть» — только энергия, их разум — только энергия; энергия же первична, первопричинна по отношению к состоянию, событию, процессу в «нашем» физическом мире. Иными словами, уровень действия беса чудесен сам по себе, это всеуправление и подчинение различных природных явлений, объектов и организмов.

В свою очередь «бестелесность» бесов даёт им возможность мгновенного, по меньшей мере, очень быстрого перемещения — от одной точки в другую, от одного организма в следующий, из одного измерения в иное; причём в пределах всей ноосферы нашей планеты! Неорганические существа — летают! А эта способность даёт им обзорность и всеохватность. Православные старцы неоднократно видели бесов «летящими», как в этом примере:

«Став на молитву, Даниил Столпник взывал к Богу:

— Господь мой Иисус Христос, в Которого я верую…

Едва произнёс он это, раздались крики и вопли, как бы плачущих, и святой увидел бесов летящими, как летучие мыши, и удаляющимися от того места».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Вездесущность же бесов наделяет их уникальными знаниями — они получают разностороннюю информацию о любом объекте (процессе) в любой момент времени. А такое знание ведёт к всевластию. Но более того…

Практически вся неорганика пребывает на том самом уровне, которое «вне»- или «над»-временно — в той плоскости бытия, где будущие материальные события или процессы ещё только формируются, организуются, выстраивают свою очерёдность, последовательность… Бесы «видят», «прозревают» будущее! Что делает их ещё более неуязвимыми…[21].

Не удивительно и то, что бесы хорошо осведомлены о всех слабостях, всех наиболее чувствительных точках и текущих настроениях всякого человека в любую секунду; а вмешательство их в психическую жизнь личности ещё в сновидениях (так, где вершится будущее человека!), делает их полноправными хозяевами всех людей!

«Когда демоны посеют печаль или гнев, то, поселившись в области сердца, по движениям тела увидят, приняла душа этот помысел или нет. Они замечают, что его глаза растерянно бегают, человек меняется в лице: бледнеет от сжатия сердца и отлива крови или, наоборот, краснеет от жара околосердечной крови, распространяющейся по всему телу — все это особенно заметно на лице.

Лукавые внимательно следят за всем и определяют, каким именно пороком человек побеждён и кто какой именно страстью тешится. Если они видят, что мы не мешаем страсти в нас проникнуть, но в молчании и безмолвии показываем благосклонную привязанность к ней, то нет ничего удивительного в том, что бесы, сами обладая воздушными телами, постигают расположение души по телесным признакам».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Таким образом, скрытая, тайная деятельность вообще (и во сне, и наяву) — значительное преимущество бесов.

Бесы действуют на первичное — на сознание человека, и только потом на его тело. Человеческое же сознание совершенно не развито, и оно легко поддаётся внушению и управлению с их стороны. А сознание фактически диктует всё — образы, мысли, желания, состояние тела… Бесы манипулируют нами и могут «заставить» увидеть нас «то», что им самим «выгодно», нужно, — вплоть до «деталей», и вызвать определённое состояние, переживание (напр., подозрение в измене супруга в то время как никакой измены не происходило).

Ещё одной выигрышной особенностью бесов, как хитроумных, разумных существ, является их «осторожность», они могут на время «затаиваться» или полностью «затихать», тем самым создавая иллюзию, что их как бы и нет. Так ночью прекращают свою деятельность, застывают крысы или мыши в доме хозяина, когда тот кратковременно пробуждается… Но пассивны они до поры до времени…

А будучи чудоносными и могущественными, бесы могут наделить своей силой, или некой невероятной отдельной способностью и человека:

«…Так сказав, волхв (колдун) всплеснул руками и бросился в воздух; поддерживаемый бесами он начал летать по воздуху, поднимаясь вверх. Люди же в сильном изумлении говорили друг другу:

— Это дело Божие — летать с плотью по воздуху!

Великий же Апостол Пётр начал громко, в услышание всех, молиться Богу:

— Господи Иисусе Христе, Боже мой! Обличи прелесть волхва сего, дабы не соблазнились верующие в Тебя!

А потом он воззвал:

— Вам, о, бесы! Повелеваю именем Бога моего: не носите его более, но оставьте его там, где он сейчас находится в воздухе.

И тотчас бесы, повинуясь запрещению Апостола, покинули Симона в воздухе; и полетел окаянный волхв на землю, как некогда диавол, сверженный с неба долу, и, упавши, разбился».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Да, особой трансформативной силой бесы наделяют того человека, который под их руководством становится «чёрным магом». Фактически, быть чёрным магом (или шаманом) — означает добровольное предоставление своего тела в полное распоряжение бесов и их «материализация» в «этом» ещё человеческом теле. Отсюда и все «магические» способности…

Но ещё более невероятным является то, что некоторые неорганические существа сами способны к «материализации», т. е. они могут предстать не только в неком «психическом» образе, не только в сознании человека и не только в той плоти, которую на данный момент времени подчинили и коварно используют, но и в том «грубом» физическом теле, которое воссоздают, производят по своему (!) намерению… Причём этот процесс происходит гораздо чаще, чем это можно себе представить. Таким образом, мы вправе говорить о материализации бесов психической и физиологической.

Имеется в старорусских текстах и такой эпизод:

«— Пусти меня, раб Божий; отныне никогда не буду я приходить сюда.

Так бес вопил долгое время.

Наконец святитель Иоанн (архиепископ Новгородский) сказал:

— За твою бесстыдную дерзость повелеваю тебе сею ночью отнести меня в Иерусалим и поставить у храма, где находится Гроб Господень; из Иерусалима тотчас же ты должен обратно перенести меня сюда в мою келлию в ту же самую ночь, и тогда я отпущу тебя. Бес всячески обещался исполнить волю святого, лишь бы только блаженный выпустил его из сосуда. Святитель выпустил его со словами:

— Превратись в оседланного коня и стань перед келлиею моею.

Подобно тьме вышел бес из сосуда и обратился, по повелению святителя, в коня. Блаженный Илия, выйдя из келлии, сел на беса, и в ту же ночь очутился в святом городе Иерусалиме, близ храма святого Воскресения, где находился Гроб Господень Здесь угодник Божий запретил бесу отходить от того места; и бес стоял, словно прикованный, не имея силы сдвинуться с места, до тех пор, пока Илия не совершил поклонения Гробу Господню и честному древу святого Креста. Подойдя к храму, святитель преклонил колена пред дверями и стал молиться; вдруг запертые двери отверзлись сами собою, а у Гроба Господня зажглись свечи и лампады. Архиепископ, вознося Богу благодарственные молитвы и проливая слезы, поклонился Гробу Господню и благоговейно облобызал его… Исполнив своё желание, он вышел из храма и снова двери церковные затворились сами собой; бес же стоял на том месте, где ему было повелено, в виде оседланной лошади; сев на него, Иоанн опять в ту же ночь прибыл в великий Новгород и очутился в своей келлии. Уходя от святителя, бес умолял его не говорить никому, как он служил ему, как был связан клятвой, как повиновался он, словно пленник.

— Если же ты расскажешь кому-либо, — прибавил нечистый дух, — как ты ездил на мне, то не перестану я строить против тебя козни и наведу на тебя сильное искушение.

Так грозил бес, а святитель осенил себя крестным знамением, и тотчас исчез от него бес, словно дым».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

История очень похожа на гоголевские «Вечера на хуторе близ Диканьки», в которых кузнец Вакула летает в столицу Санкт-Петербург верхом на чёрте, то есть на бесе… Скорее всего, Николай Васильевич взял этот сюжет из Жития Святых и использовал по своему усмотрению художественно. Вопрос же заключается в том, насколько он достоверен, или же, по меньшей мере, какой эзотерический смысл выражает собой этот сюжет? А эзотерика, и некоторые реалии, и смысл в этом есть.

Дело в том, что отдельные бесы — оборотни, они превращаются из одного существа в другое и наряду с материализацией (о которой уже говорилось) — это ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ факт. Но на различные трансформации сознания прочих существ они также способны. А сознание, как уже говорилось, — первично: бесы радикально смещают (чьё-то) сознание — и вслед за этим изменяется или переносится «тело». Во всяком случае достоверность полёта по воздуху святителя Иоана на столь дальнее расстояние заключается в том, что по меньшей мере, этот полёт возможен на уровне психоэнергетическом, т. е. речь идёт о полёте души (вне тела) в полном сознании (современная теория осознанного сновидения это полностью подтверждает!).

Бесы — оборотни, и уже в психическом ли, физическом ли виде, но они «обращаются» с целью обмана:

«…В то время по всей Палестине славился другой подвижник Христов — преподобный Иларион Великий, имевший свою обитель в пустыне близ Гасского Маиума. Святой Епифаний (архиепископ Кипрский) однажды посетил его с своим учеником Иоанном. Настоятель с братией любезно приняли гостей и удержали их у себя на несколько дней. В это время диавол, принявши образ Епифания, пошёл в его монастырь, как бы возвращаясь от Илариона Великого. Преобразившегося беса увидал один неосторожный и нерадивый брат, вышедший без нужды из монастыря. Приняв его за действительного Епифания, он поклонился ему, и тотчас же бес, вошедши в него, стал его мучить. Братия, увидевши беснующегося, недоумевали, как случился этот недуг с здоровым доселе иноком, и скорбели о нем. Что было непонятно для находившихся с ним собратий, то провидел своим духом их отлучившийся прозорливой настоятель.

— Отче, — говорил тогда Епифаний Илариону, — волк влез в моё стадо и смутил моих овец: иду изгнать его.

Сказав это, он простился с великим старцем и братией. Возвратившись с поспешностью в монастырь, он одним своим присутствием заставил диавола войти из жертвы его обмана. Исцеленный поведал ему, как сделался он бесноватым. Святой же учил после его рассказа братию хранить себя от диавольских козней».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

И незаметность, и превращаемость (трансформативность), и высокая скорость перемещения, и видение будущего, и способность к чудесному, и знание слабости всех людей, и собственная неизменная природа зла — всё это даёт им особую наступательную силу и мощь. А воля бесов, направленная на разрушение, захват, уничтожение, — абсолютна. Это выражается в такой остервенелости, неистощимой агрессии, ненасытности и напористости (причём на сущем, подсознательном уровне!), которым противостоять никак невозможно!

Падшие духи неутомимы, так как не нуждаются в отдыхе…

«Бесы совершают и делают больше, чем люди. Они вообще не едят, не пьют, не пользуются мирскими вещами и никогда не спят».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Бесы неуязвимы, у них нет своих собственных «слабостей», поскольку они совсем не испытывают такие человеческие чувства, как сомнения, вина, обида, раскаяние; это, так сказать, Эго в «чистом виде», совершенно лишённое хоть каких-либо понятий «морали», «нравственности», представления о добре и зле…

Ещё более усугубляет особое усердие и рвение бесов то, что они в своей деятельности по отношению к человеку соперничают друг с другом:

«И соперничают бесы между собою, каждый первым старается устрелить и принести добычу в дар великому отступнику, чтобы принять похвалу самую первейшую; посему сражаются они ревностно, стараясь душу праведника совсем закружить разными недомыслимыми искушениями, причём одни из уловляемых побеждаемы бывают и низвергаются, а другие осиливают и утверждаются в добродетели, говорим: венчаются».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

При этом в очередной раз следует подчеркнуть: дерзкие, злобные, наглые атаки-«выпады» бесов перемешиваются с периодами коварного «выжидания» и пристального наблюдения — такова вообще психология хищника…

Помимо всего, неотразимость бесов дополняется ещё и тем, что они часто действуют через других людей, живые и неживые объекты, через организацию негативных событий — и чаще всего действуют внезапно, неожиданно для человека! Они как бы застают человека врасплох…

Бесы нередко организуют то, что способствует растлению конкретного человека; ведь это они, зачастую, наделяют его и богатством, и властью, и некой чудесной способностью (что радостно принимается!)…

Как очень мощная Сила, отдельные бесы способны и на прямое физическое воздействие или «делание». И не воспринимайте следующую историю как «сказку»:

«…Святой Аверкий, епископ Иерапольский отвечал бесу:

— К отцу твоему, сатане, пойдёшь ты, дух злобы, но так как ты потревожил меня, старца, и заставил придти сюда, то и ты не избегнешь труда и не вернёшься отсюда пустым; вот лежит камень — (перед дворцом был камень таких громадных размеров, что множество народа лишь с большим трудом могло бы сдвинуть его на небольшое расстояние; на этот-то камень и указал святой), повелеваю тебе именем Господа моего Иисуса Христа, отнеси сей камень на мою родину, в Иераполь, и положи его около южных врат.

И вот диавол, как раб и пленник, связанный клятвою вышел из царской дочери, взял тот камень и с тяжким стоном понёс его по воздуху чрез ипподром. Все, бывшие там, люди с удивлением видели камень, двигавшийся по воздуху и слышали великий стон диавола, но самого его видеть они не могли. Отнеся камень в Иераполь, диавол положил его на том месте, где ему приказал святой Аверкий; жители же Иераполя, видя громадный камень, внезапно упавший с воздуха, были весьма поражены, и поняли сию тайну лишь тогда, когда к ним возвратился святой Аверкий».

Или такой эпизод:

«Преподобный Феодор, высыпав жито, принялся за работу, поя псалмы. Утомившись, он хотел немного отдохнуть, вдруг раздался как бы удар грома, и жернова начали сами молоть. Уразумев козни диавола, преподобный Феодор поднялся и начал усердно молиться, после чего сказал громким голосом:

— Господь запрещает тебе, лукавый бес!

Но бес не переставал молоть на жерновах. Тогда преподобный снова сказал:

— Во имя Отца и Сына и Святого Духа, свергшего тебя с небес и давшего во власть угодников Своих, я грешный повелеваю тебе не оставлять работы, пока не перемелешь всё жито: потрудись и ты на святую братию.

Сказав это, он продолжал молитву: бес же не посмел ослушаться и в одну ночь измолол всё жито. Утром преподобный Феодор дал знать келарю, чтобы тот прислал за мукою. Келарь удивился столь необычайному делу, как можно было смолоть в одну ночь пять возов, и сам отправился в пещеру, чтобы вывезти из неё муку, причём совершилось другое чудо: от этого же жита получилось еще пять возов муки».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Что ж, некая сила способна оказывать давление на другую силу.

И предпоследнее преимущество… Всё то, что производят бесы, всё то, что они вызывают в людях снова и снова, на «чём» или за счёт «чего» они существуют, — а это называется одним словом «грех» — обладает одним общим притягательным качеством. Грех — сладостен! Это смертельный яд, но яд сладкий. Ещё один выигрышный бонус и добавление к силе бесов. Есть в каждом грехе нечто такое, что его хочется повторять, повторять…

Конечно же, нет ничего выше благости и слаще нектара богопознания, но если не был бы сладостен грех… В то же время, в отличие Небесного мёда, за «сластью» греха неизменно идёт расплата — болезни, расстройства, страдания…

Из поучений св. Григория Синаита:

«Бесы сласти греховной часто приступают, как огнь и как углие огненное. Эти сластолюбивые бесы разжигают вожделетельную силу души, но, приводя при сём в смятение и разсудительную, омрачают душу. Причина похотнаго жжения, смятения мыслей и омрачения души главным образом лежит в страстной сласти».

(Добротолюбие, Т. 5).

Наконец бесов очень и очень много количественно. В Евангелие мы узнаём, что количество бесов бесконечно, неизмеримо (в переносном смысле, как «легион»):

«Ибо Иисус спросил (нечистого духа): как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много.

(Ев. От Луки).

Казалось бы, противостоять бесам СОВСЕМ невозможно.

Да… Человек совершенно бессилен. И в последнее слово опять замешался «бес».

Но в чём состоит главный вопрос?