Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

ИЗГНАНИЕ БЕСОВ.

В христианских, в особенности старорусских, текстах тема изгнания бесов из человека — одна из распространённых. Конечно же, этот процесс существовал и до христианских времён, но он был известен в своих частных формах и случаях — и распространялся далеко не на «всех» бесов. Но вот с приходом И. Христа победа не только над бесами, но и вообще над дьяволом утвердилась в духовной истории окончательно!

В дальнейшем мы постараемся обосновать, что полная власть над всеми бесами — явление и достижение столь великое и грандиозное, что по факту оказывается властью над Миром! А пока напомним: Евангелия свидетельствуют о том, что Иисус Христос (в стране Гергесинской) повстречал двух бесноватых, вышедших из гробов… «И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде». В других случаях Иисус изгнал беса из слепого человека и из немого человека, после чего слепой прозрел, а немой стал говорить. «И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле». (Ев. от Матфея).

По своему же Воскресению, «рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов» (Ев. От Марка).

Бесов очень много не только «вообще», в различных физических и нефизических измерениях, но много в каждой отдельной человеческой личности (за редким исключением из этого правила). И со времён Христа только те, которые были наделены от Него особой духовной силой, могли изгонять их не только из человека, но и с определённого места. Христианские описания изобилуют различными примерами…

«…Тогда собралось множество людей, верующих и язычников, и они все вошли к святому Конону и усердно молили его, чтобы он прогнал беса из их страны. Верующие молили, нисколько не сомневаясь в силе Христовой, содействующей святому Конону; — язычники же коварно искушали святого Конона, ибо сами думали, что он не сможет изгнать свирепого беса, а напротив бес умертвит его. Снисходя к мольбам Исаврян, святой Конон отправился, сопровождаемой множеством народа. Он подошёл к самой пещере, где обитал бес, народ же с трепетом стал в отдалении. Обратясь лицом к пещере, святой именем Христовым повелел нечистому духу выйти из пещеры в виду всего народа. Бес извнутри воззвал к святому, прося его, дабы он разрешил ему выйти невидимо, чтобы люди не видали его мерзкого образа. Но святой с угрозой повелел ему явиться пред всеми. Тогда бес на глазах у всего народа вышел из пещеры, в виде страшной трясущейся женщины. Святой, запретив бесу причинять кому-либо вред, отослал его в геенну. Тотчас бес сделался невидим, а весь народ воскликнул:

— Велик Бог Конона!».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Некоторым читателям может по-прежнему казаться странным, что бесы выходят только под влиянием слов святого, его покорно слушаются… Но это объясняется просто. С одной стороны, они не могут ослушаться того великого, священного Света, которым наполнен святой, — ведь именно «этот» Свет есть сущая Сила и подлинный Повелитель, Он сотворил всё и вся! А человек, исходящий из первопричины всяких энергий, с лёгкостью управляет любой из этих энергий… А с другой стороны, взаимосвязанное, — в духовно-энергетическом мире слово и действие (форма и содержание) равнозначны, там слово волшебно (и вообще слово было «Вначале»!). Слово — тоже энергия (а у святого энергия высшая). Всего лишь «словом» тот, кто достиг (!), способен и «связывать» («запечатывать»), запрещать или не разрешать, и «развязывать», освобождать или указывать, куда двигаться, определять направление…

Единственное, на что ещё могут решиться отдельные бесы, так это на препирательства, «капризы», «шантаж», «торг»…

«Вступив в управление обителью, святой Левкий (Исповедник) усилил свои подвиги и творил чудеса живущею в нём благодатью Святого Духа. Однажды привели к нему бесноватого эфиоплянина, уже оглашенного ко святому крещению. Видя его мучения, святой Левкий сказал бесу:

— Перестань, дух диавольский, мучить человека!

Бес, затрепетав, начал вопить с рыданием:

— Если я выйду из него, то куда пойду? — не имею дома, лучше этого.

— Нечистой дух, — повторил святой Левкий своё приказание, — оставь создание Божие и не осмеливайся более входить в него; постыженный и посрамленный выйди из того, кого доселе человеконенавистнически мучил, связав веригами твоей тёмной силы. Войди же в тех людей, которые не веруют в Господа нашего Иисуса Христа и не поклоняются Его животворящему кресту.

Со страшным криком вышел бес из уст человека в виде чёрной птицы…

Прогнав диавола крестным знамением, святой Левкий поднял человека с земли здоровым и сподобил его потом крещения».

Покинув один психоэнергетический объём, бес тотчас подыскивает другой, другое тело (поскольку питается чужой органической силой и жизненностью)…

«…Когда ещё говорил Павел Препростой сие, бес начал кричать:

— Выхожу, выхожу и не знаю, где буду находиться. И выйдя из юноши, бес обратился в большого змея, длиною в 70 локтей, и поселился в Чёрном море…».

В большинстве же случаев святому достаточно только молитва, которая обладает своим особым влиянием на всех бесов и тайнодействием:

«— О Вит! Для чего ты прежде времени столь жестоко мучишь меня!

Святой Вит же ничего не отвечал бесу. И сказал Диоклитиан святому:

— Можешь ли исцелить сына моего?

“Сын твой, — отвечал святой, — может быть здравым, но я не могу ему дать здравия: Христос, если пожелает, то легко может избавить его через меня, раба Своего, от мучения демонского, ибо Он всесилен”.

Тогда Диоклитиан начал упрашивать святого исцелить сына. Подойдя к бесновавшемуся, святой возложил руку на голову его и сказал: “Во имя Господа нашего Иисуса Христа, дух нечистый, выйди из создания Божия!”.

И тотчас бес вышел…».

Иногда ко всему прочему добавляется, более ритуальное, и физическое воздействие, как в примере:

«Юродствуя, преподобный Симеон не себя одного, но и других спасал: многих грешников приводил к покаянию, наставляя словами и делом. Один юноша впал в грех прелюбодеяния и тотчас, по Божию наказанию, предан был в измождение плоти сатане и мучим был от нечистого духа. Увидав это, старец ударил его по щеке и сказал на ухо:

— Не прелюбодействуй.

И тотчас вышел из него бес, и стал здоров юноша. Спрашивающим, как он исцелился, рассказывал:

— Я видел старца, с деревянным крестом в руке, который прогнал от меня чёрного страшного пса ударами креста, и я стал здоров.

Не мог он открыть, что Симеон юродивый исцелил его, потому что Бог удерживал язык его даже до самой смерти Симеоновой».

Впрочем, когда подвижник ещё сам не достаточно чист, с его стороны (для изгнания беса) требуется усилие:

«…Подошедши к бесноватой больной, прп. Евпраксия сказала:

— Исцеляет тебя Господь наш Иисус Христос, создавший тебя.

И осенила её крестным знамением. Бес закричал страшным голосом: “Что эта за лживая и скверная монахиня! Сколько лет уже я живу в этой женщине и никто меня не изгнал, а эта нечистая хочет изгнать!”.

— Не я тебя изгоняю, — сказала Евпраксия, — но Христос Бог мой, Жених мой!

А бес кричал:

— Не выйду, нечистая, у тебя нет силы меня выгнать!

— Я нечистая, отвечала святая, много во мне всякой скверны, как ты говоришь, но выйди из неё, тебе повелевает Христос Бог мой! А если не хочешь выйти, то я возьму посох у госпожи нашей игумении и буду бить тебя.

Бес долго возражал и всё не хотел выходить. Тогда Евпраксия взяла у игумении жезл и пригрозила ему, говоря:

— Выходи, а то буду бить тебя.

— Как же я выйду из неё, — возражал бес, — когда я заключил с ней условие и не могу его нарушить?

Святая ударила три раза жезлом со словами:

— Выйди из создания Божия, дух нечистый — Христос Господь повелевает тебе.

Зарыдал бес:

— Куда мне идти? — говорил он.

— Иди в тьму кромешную, — отвечала святая, и в вечный огонь, на бесконечную муку, приготовленную тебе и отцу твоему сатане и всем, исполняющим вашу волю.

Все сестры стояли и смотрели издали, не смея подойти. Так как бес не хотел выходить и всё спорил, то святая Евпраксия подняла глаза к небу и воскликнула:

— Господи Иисусе Христе! Не постыди меня в этот час, чтоб не порадовался из-за меня нечистый бес!

И тотчас бес закричал громким голосом и вышел, а женщина стала с тех пор совсем здоровая».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Имел место даже такой случай:

«…Одна беременная женщина была одержима нечистым духом и, когда ей пришло время родить, она страдала, испытывая мучение и от духа. В то время, как жена бесновалась, муж её пришёл к святому Посидонию и просил его придти к нему. Он пришёл и стал на молитву. Вместе с ним пришли и мы помолиться. После второго коленопреклонения он изгнал духа и потом, вставши, сказал нам: помолитесь вы теперь, прошу вас, — когда выйдет нечистый дух, должно быть какое-нибудь знамение, дабы мы убедились, что он в самом деле вышел. И вот бес, вдруг вышедши, обрушил всю стену дома от основания. Женщина эта не говорила шесть лет, а по изгнании беса родила и стала говорить».

(Из Лавсаика, Еп. Палладия).

В некоторых случаях бесы «проверяют» изгоняющего их:

«Однажды некие, имея при себе человека, одержимого бесом, пришли в Фиваиду к некоторому старцу, чтобы он исцелил его. Старец, после многих прошений, говорит демону: изыди из творения Божия! Демон сказал старцу: выхожу; но спрошу у тебя одно слово, и скажи мне: кто суть козлища в Евангелии, и кто агнцы? Старец сказал: козлища — это я, а агнцев знает Бог. И демон, услышавши, возопил гласом великим: вот, я исхожу по твоему смирению, — и вышел в тот час».

(Из Древнего Патерика, Изложенного По Главам).

Иногда святые сами «хитрят» с бесами. Так на вопрос беса указать ему новое место вселения или жилища, святой отвечает приблизительно так: «Хорошо, я покажу тебе одного человека, в которого ты сможешь войти». А когда бес «выходит», святой показывает на самого себя! Войти же в ослепительный Свет никакой «теневик», конечно, не может, поскольку это его погибель, он там высветится, сгорит. И тогда бесу остаётся только два варианта — или тут же войти в животное, или отправиться в Ад…

Несколько иным аспектом изгнания является процесс концентрации, фокусирования святым молитвенного луча, своеобразного «лазерного луча» на теневом поле беса, от чего тот «обжигается»…

«…Другой случай исцеления был с бесноватым вельможей, которого привели к Преподобному с отдалённых берегов Волги. Этот знатный человек находился в исступлении ума; мучимый злым духом, он кусался и бился с такой нечеловеческой силою, что десять человек не могли удержать его; приходилось усмирять его железными цепями, но и те он нередко разбивал на себе. Он убегал от людей в пустынные места и там бродил, как бессмысленное животное, пока не находили его домашние. И вот, когда достигла молва народная о Радонежском пустыннике-чудотворце этого далёкого края, сердобольные родные решились отвезти несчастного вельможу к человеку Божию. Многих трудов стоило им исполнить свое благо намерение; бесноватый всеми силами противился этому и кричал громким голосом: “Куда вы меня тащите? Не только видеть, но и слышать не хочу о Сергии”. Но его сковали цепями и повезли. Когда они были уже в виду обители, бесноватый вдруг рванулся с такой силою, что разбил на себе оковы, и, бросаясь на всех окружающих, кричал: “Не могу! Не хочу!… Вернусь туда, откуда пришёл!” Его голос был так страшен, что, казалось, сам несчастный расторгнется на части, и дикие вопли его были слышны внутри ограды монастырской. Сказали об этом Преподобному; он немедленно велел ударить в било и собраться братии в церковь; началось молебное пение о болящем, и тот стал мало-помалу укрощаться. Родным удалось ввести его в монастырь; Преподобный Сергий вышел из церкви с крестом Господним в руке. Лишь только угодник Божий осенил им бесноватого, как тот с диким воплем отскочил в сторону… Недалеко была вода, скопившаяся от проливного дождя; увидев её, больной бросился в лужу с ужасным криком: “Горю, горю страшным пламенем!”

И с той минуты стал здрав благодатью Христовою и молитвами Преподобного Сергия. Рассудок возвратился к нему, и на вопрос, зачем он бросился в воду, когда увидел Сергия, он спокойно отвечал: “Когда привели меня к Преподобному и он хотел осенить меня крестом, я увидел великий пламень, который исходил от креста и охватил меня со всех сторон, вот я и бросился в воду, чтобы не сгореть».

(Из Жития Преподобных Сергия Радонежского И Родителей Его, Схимонахов Кирилла И Марии).

Ещё пример «горения» бесов…

«Пошёл однажды авва Ксанфий из Скита в Теренуф. Там, где он остановился, ради трудного подвига его принесли ему немного вина. Некоторые же, услышав о нём, привели к нему бесноватого. Демон начал поносить старца: “К этому винопийце вы привели меня?” — говорил он. Старец не хотел изгонять демона. Но за поношение его сказал ему: “Верую Христу, что я не успею выпить чаши сей, как ты выйдешь”. И только что старец начал пить, демон вскричал: “Ты жжёшь меня, жжёшь меня!”. И старец ещё не кончил чаши, как демон вышел по действию благости Христовой».

(Из Скитского Патерика).

Между прочим существует и такая история…

«Как-то в Скит пришёл одержимый. Долго не могли его исцелить, а он смиренно просил старцев не оставлять его. Один из них сжалился над ним, осенил страдальца крестным знаменем, и болящий тотчас исцелился. Бес вышел, но сердито сказал старцу:

— Так как ты меня изгнал, я в тебя войду.

— Давай, — согласился старец, — я только буду рад.

И бес вошёл в него (думаю, старец мысленно попросил Бога об этом). Старец прожил двенадцать лет, нося в себе беса и сокрушая его подвигом (он ел только двенадцать финиковых косточек в день) — и бес вышел из него. Когда старец увидел, что бес его оставил, спросил:

— Почему ты уходишь? Побудь ещё.

— Пусть с тобой справляется Бог, — проворчал бес, — кроме Него, никто не может тягаться с тобой».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

После своего изгнания бесы могут возвратиться к своему старому «хозяину» при условиях, если тот сам возбудил ту же самую причину их прежнего вселения, как ниже:

«Монах Феофан прибыл их Каппадокии во Св. Гору и был принят в послушание одним старцем Кавсокаливского скита; потом восприял постриг. Прожив у старца несколько лет, он соблазнился своим старцем, разочаровался в нём и ушёл в общежительный монастырь Руссик. Здесь встретило его новое искушение на метохе, куда его однажды послали, и где он пал тяжким падением, как видно ниже из обличения святого и из признания самого Феофана. Последствием этого падения было беснование, которым Бог покарал Феофана; мучимый сим недугом, Феофан не в силах был долее жить в обители и вернулся на родину. Там, в Назианзе, один благоговейный иерей несколько облегчил недуг Феофана и отогнал, было, беса, но (вернувшись в обитель)…

Однажды один из братии, желая подшутить над Феофаном, хлопнул его по спине в то время, как он сидел за верстаком. Феофан, который и без того был раздражён неудачей, весьма разгневался от неуместной шутки, вышел из себя и начал поносить брата ругательными словами. За этот неистовый гнев Феофан был немедленно наказан: к нему возвратилось беснование, и он упал, корчась в страшном припадке. Когда у Феофана пробудилось сознание, он пришёл в себя и возвратился домой, где припадок повторился; после сего бес каждый день терзал Феофана, причиняя ему сильнейшие мучения, и Феофан один страдал в своей каливе».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

Любопытная история вхождения и изгнания духа зла…

«— Мне, — начал он (монах) свой рассказ, — было вверено служение в монастыре Мартирия. Не знаю, как, но мною овладела страсть сребролюбия. Так как я был беден, не имея и гроша при себе, я подумал, что можно похитить и распродать священные сосуды и таким образом составить себе состояние. Этот помысел меня победил, страха Божия во мне уже не было. Я взял ключи от сокровищницы и, открыв шкаф со священными сосудами, некоторые из них оставил себе, а некоторые от страха раздал другим.

Когда рабочий день закончился, я вернул ключи в алтарь. Вместе с братьями я отправился пировать и вдоволь напился вина, так что жалким образом свалился и заснул. Тотчас все невоздержные помыслы заполонили мою душу, тем более что обстоятельства этому весьма способствовали: мой разум был одурманен количеством выпитого, и я с удовольствием допустил в себя эти помыслы. Они так меня опутали, что я представил рядом с собой женщину и стал мысленно с ней совокупляться.

Внезапно меня окутало мрачное и беспросветное облако. Напавший на меня мерзостный бес связал меня по рукам и ногам и долго держал, как пленника, всячески истязая. Чего я только не претерпел! Не может лукавый насытиться только издевательством над человеком. Ему ещё нужно овладеть им, чтобы злодейски терзать его. Наконец пришли братья и, пожалев меня, отнесли и положили на раку с мощами святого. Как только я прикоснулся к раке, вдруг почувствовал облегчение и пришёл в себя. Я стал молиться святому, проливая горячие слезы, чтобы он помиловал меня и освободил от пыток мерзкого дьявола. Вечером начал свои скорбные мольбы и ни на мгновение не оставлял плача.

Близилась полночь, и мне пригрезилось, будто я нахожусь в каком-то неизвестном месте, дивном и высоком. Саму эту местность, её красоту, её благодатное очарованье все бы желали увидеть, но передать словами увиденное невозможно. Казалось, что у меня на голове чёрный власяной куколь. Но никому другому не пожелаю такой власяницы на голове, о гонитель зол, врачеватель Божий Евфимий. Изнутри, вместо пучков шерсти, торчали большие и острые шипы, которые невозможно было пригладить. По длине и величине более всего они походили на грифели для письма. Они вонзились мне в череп, и не давали ни опомниться, ни вздохнуть.

Подавленный дикой болью, я только и мог, что произносить имя Евфимия и обращаться к нему с молитвой. В ответ на мой зов он тотчас явился, распространяя сияние вокруг, седовласый, худощавый, с ликующими очами, невысокого роста, с длинной бородой, одетый в чёрную мантию и с посохом в руке. Он спросил меня: “Чего ты хочешь от меня?”.

Я задрожал и в страхе ответил, что хочу исцелиться от страдания, избавиться от мучающего меня беса. Святой ответил строго: “Разве ты не знал, что ничто из сделанного тобой не скрыто от очей Бога? Ты понимаешь, за что терпишь такие муки? Потому что ты презрел Бога, Которому эти святыни были пожертвованы. Как благодать Церковных святынь непосредственно приходит к Богу, и Он свыше теми способами, которые знает только Он, подаёт жертвователям этих святынь воздаяние, так и совершившие зло против этих святынь погрешают против самого Бога, и их настигает заслуженное возмездие. В древние времена, — продолжал святой, — Анания с женой, утаив часть своего имущества, познали великое возмездие — оба умерли. Может ли быть прощён тот, кто не пощадил приношений Богу. Но если ты дашь обещание, что не будешь посягать на священные предметы и не будешь тешить себя принятием лукавых помыслов, Бог услышит твои просьбы и исцелит тебя. Он человеколюбив и не желает смерти грешника, как учат божественные глаголы, но ждёт, чтобы ты обратился и был жив. Тебя постигла неизбывная мука потому, что ты покусился на священные предметы. Ты не только перестал быть верным Богу, но и перешёл к коварству и воровству. Отсюда и соблазн плоти, и невоздержанность, и тот страшный бесовский водоворот, в который тебя затянуло”.

Когда я услышал эти слова, то дал обет впредь быть осторожным. Святой заклял мерзкого беса, протянул руку и силой сорвал с меня куколь. Куколь сразу изменил свой вид: в руке святого трепыхался маленький эфиоп, моргавший огненными глазками. Прямо под ногами святого разверзлась глубокая пропасть, он разжал пальцы и бросил эфиопа в эту пропасть. Затем он обратился ко мне со словами, которые Христос сказал расслабленному: Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин 5, 14). Я получил избавление от страдания и, воздав Господу горячую благодарность, с тех пор навсегда избавился от всякого зла».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

«Известен такой случай: к преп. Макарию (Оптинскому) привели одного бесноватого, который ничего ранее о старце не знал и никогда его не видел. Бесноватый, бросившись к приближающемуся старцу с криком: “Макарий идёт, Макарий идет!” — ударил его по щеке. Преподобный тут же подставил другую щеку, а больной рухнул на пол без чувств. Очнулся он исцелённым. Бес не смог перенести великого смирения старца».

(«Жития Преподобных Старцев Оптинских»).

К сожалению, подобные истории воспринимаются, зачастую, не очень серьёзно — «материалистический» Дух нашей эпохи продолжает убеждать нас, что подобное есть только «иллюзии», художественный вымысел и относится к жанру «мифологии», «сказки». В то время как в них выражен сокровенный эзотерический смысл. Поэтому здесь стоит приблизить время и обратиться к двадцатому веку, к современности, и, в частности, к Матроне Московской…

«Матушка (Блаженная Матрона — Матрона Дмитриевна Никоновна, 1885–1952) была провидицей, утешительницей, наставницей; скажет слово — и душа повернётся. Души целительница, избавительница от мук бесовских. Муки были разные, от разных бесов: немощь, расслабление, окаменение, беснование, одержимость… Я (Зинаида Жданова — очевидец многих дел матушки) как-то её спросила: “Матушка, а можно выгнать бесов из человека?” Она сказала: “Можно, но это сопряжено с мукой — надо прекратить дыхание, как бы умереть, и выдержать это человеку почти невозможно” (Этот момент очень важен. Когда “весомый”, “увесистый” бес полностью покидает какого-либо человека, происходит кардинальная перестройка всей его энергетики (эманаций); прекращается вся ментальная и образная психическая деятельность, останавливается и дыхание… Иногда этот процесс затягивается, что очень опасно для жизни. Вот почему в отдельных случаях выход беса сопряжён даже с человеческой смертью — от Т. Смирнова.)…

Однажды четверо мужчин привезли старушку. Она махала руками, как ветряная мельница, а когда Матушка отчитала её, она ослабла и стала как кисель…

…И вот стали её (бесноватую девушку — она всё время лаяла) подводить к Матронушке, а она сделалась как кол, руки-ноги как палки, на Матушку плевала, вырывалась. Матрона говорит: “Бросьте, она теперь уже ничего не сделает”. Её отпустили. Она упала и стала биться и кружиться по полу, и ёё стало рвать кровью… Потом эта девушка уснула и проспала трое суток. За ней ухаживали. Когда она очнулась, увидела мать и спросила: “Мама, а где мы находимся?” Та ей отвечает: “Мы, дочка, находимся у прозорливого человека…” И всё ей рассказала, что с ней было. И с этого времени девушка перестала лаять»[25].

И по-прежнему обратите внимание именно на чудесное, мгновенное, по меньшей мере, очень быстрое исцеление, то есть бес «вышел», и человек (без всяких лекарств!) СРАЗУ стал здоровым.

Нередко изгнание беса сопровождается потерей сознания одержимого, а чем сильнее бес, тем труднее переживается «выход»:

«Мне, — рассказывает одна женщина (50-ти лет), — очень трудно было переступить порог батюшкиной келлии (о. Симеона, г. Печоры), все члены мне сковало, я никак не могла перекреститься, потом упала без сознания, к тому же у меня началась сильная рвота. Батюшка же словами: “Выйди вон!” тот час же изгнал из меня беса и я смогла встать уже здоровой».

(«Православные Чудеса В 20 Веке», Свидетельства Очевидцев, Выпуск № 3, Эл. Кн. ).

Бывает и рвота:

«Часто после отчитывания и приеёма святой воды бывают рвоты, так Матушка (Матрона) говорила: “Это хорошо, с рвотой они выходят”. Часто люди жаловались на разные болезни и недомогания, так Матушка говорила: “Кырька вступила, после приёма святой воды все недомогания и болезни исчезают».

(Из Кн. «Матрона Московская. Повесть О Жизни»).

Ещё более поздние, современные примеры «экзорцизма» или «изгнаний» (конца 20-го века) в опыте православного священника:

«…Из одной больной во время отчитки выскакивали лягушки. Прошлёпав одна за другой немного по полу, они исчезали…

Сначала во время отчитки больная каталась по полу, а бес кричал, что не выйдет ни за что, что ему, бесу пьянства, все служат. Потом женщина захрипела, стала судорожно биться, и вышли три беса, один большой, более двух метров роста, и два поменьше. Они были чёрные, как негры, почему-то с верёвками на шее. Все присутствующие ясно видели, как они ушли в раскрытое окно храма».

«Служба началась. Люди сбились в кучу, чтобы лучше слышать священника. Было тихо и хорошо… Вдруг раздался дикий, прямо-таки звериный вой. Он тянулся так долго и на такой высокой ноте, что казалось — так не способно кричать живое существо… И тут началось! Я оказалась в самом эпицентре беснования. Со всех сторон доносились вопли. Рядом женщина остервенело билась головой о выступ. У другой пожилой грузной женщины случился припадок: руки и ноги её скручивала и разбрасывала какая-то страшная сила — женщину было не удержать. Она мычала и отбивалась от кого-то невидимого, лицо её было залито потом…

Я видела неподдельные страдания людей… К концу службы бесы совсем взбесились. “Не заклинай, Оська, не заклинай!” — орали они (на священника). Изо всех углов церкви хриплые расхлюстанные голоса изрыгали матерщину… Мы стояли в полутора метрах от бесноватой. Вдруг все ощутили сильный запах жжёной серы. “Смотрите, у неё из ноздрей идёт дым!” — вскрикнул кто-то. Мы и, вправду, разглядели тоненькую чёрную струйку. “Бес выходит!” — прошептал кто-то».

Для не посвящённого, не свидетельствующего, духовно безграмотного человека всё это похоже на сказку, но это реальность. Реальность всевластия бесов…

«Рот моей знакомой вдруг невероятно раскрылся, и из него хлынула пена таким потоком, что я подобного и представить себе раньше не мог! Пена била, как из фонтана, и дикий рёв сопровождался криками на чувашском, как я потом понял, языке. Это продолжалось больше минуты. Так вышел один из бесов, который был “засажен” колдуньей-чувашкой, когда несчастная женщина обратилась к ней за помощью в болезни».

«Мужчина лет сорока пяти приехал к нам издалека, с Урала…

Прикладываю к нему мощевики, и в друг живот его страшно раздувается и начинает ходить ходуном, будто бьётся в нём кто-то. Он смотрит удивлённо на меня и, показывая на живот пальцем, спрашивает:

— Что это?

— Бес. Вот это — святыня (я указываю на коробочки с мощами), а вот тут — он.

— Какой?

— Завтра узнаем. И что такое отчитка, и кто сидит…

После субботнего молебна, на котором его буквально выворачивало рвтой, многое для него прояснилось и стало понятно. Он уезжал другим, не таким как приехал: то, что пришлось испытать и пережить, в корне изменило его понятие о жизни. А бес у него оказался “бегемот” и сидел давно»[26].

Итак, освобождение от конкретного беса даёт человеку чудесное исцеление! Но не только это…

Итак, причины многих и многих наших болезней, страданий и бед вообще заключается в действии теневых структур.

Итак, бесов можно выгнать, прогнать, и, в первую очередь, из себя! Как это сделать? И что всё-таки означает свобода от ВСЕХ бесов?