Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

ПРОТИВОСТОЯНИЕ.

История всех подвижников показывает, что чем более успевали они порабощать своё тело и отрешались от пристрастия к миру, тем сильнее враг спасения воздвигал на них борьбу.

Из Соловецкого Патерика.

Чем более преуспевает душа, тем сильнейшие выступают на неё противоборцы. Не думаю, чтоб при ней всегда пребывали одни и те же бесы.

Св. Евагрий Понтянин.

Да. Существует закон. Как только человек узнаёт о теневых духах и принимает их безусловную реальность, они проявляют повышенную активность. А когда человек становится воином и идёт в наступательный бой, бесы, которые ранее находились «просто» в осаде, озлобляются, ополчаются и идут контратакой на Воина! Бесы буквально «обрушиваются» на восставшего против них человека, чего тот совершенно не ожидал (если не был заранее подготовлен). И только тогда начинаются настоящие войны!

Естественно, общее поле деятельности бесов — это ум, душа, сердце и сознание человека. И как разумные Силы, тёмные духи также имеют свои собственные боевые стрелы, пики и тактику действий…

Причём бесы в своих намерениях бывают открыты, как в следующем примере:

«Преподобный Макарий (Египетский) проживал в великой пустыне, имея там келью, а монастырь его находился ниже в другой пустыне; в нём было много братии. Однажды Макарий сидел на дороге, ведущей в монастырь. Вдруг он видит дьявола, идущего в человеческом образе, одетого в мохнатую одежду и всего обвешанного тыквами. Макарий спросил его:

— Куда ты идёшь, дышащий злобою?

— Иду искушать братию, — отвечал тот.

— Для чего ты несёшь эти тыквы, надетые на тебе? — спросил Макарий.

— Я несу, — отвечал дьявол, — кушанья братии.

— Во всех ли тыквах находятся кушанья? — спросил преподобный.

— Во всех, — отвечал дьявол, — если кому-нибудь не понравится одно, я предложу другое, третье и т. д., чтобы каждый попробовал, хотя одного.

Сказав это, дьявол удалился.

Преподобный же остался на дороге, желая видеть возвращение дьявола. Увидев, что он возвращается, Макарий спросил:

— Хорошо ли сходил в обитель?

— Плохо, — ответил дьявол, — да и как я мог достигнуть успеха?

— Почему же? — спросил преподобный.

— Потому, что все иноки ополчились на меня, — отвечал дьявол, — и никто меня не принял.

— Неужели ты не имеешь ни одного инока, который бы слушался тебя? — спросил снова Макарий.

— Только одного и имею, — отвечал Дьявол, — который меня слушается. Когда я прихожу к нему, он вертится около меня, как волчок.

— Какое он носит имя? — спросил преподобный.

— Феопемпт! — отвечал Дьявол; и, сказав это, удалился.

Тогда авва Макарий встал и пошёл в дальнюю пустыню в названный монастырь. Братия, услышав, что к ним идет преподобный, с пальмовыми ветвями вышли ему на встречу, и каждый из них приготовил свою келью, думая, что у него преподобный захочет остановиться. Но Макарий спросил иноков:

— Кто из вас называется Феопемптом?

Когда ему указали Феопемпта, он вошёл к нему в келью. Тот принял преподобного с великою радостью. Оставшись наедине с Феопемптом, преподобный Макарий спросил его:

— Как ты поживаешь, брат?

— Хорошо, — отвечал тот, — по молитвам твоим, отче!

— Не искушают ли тебя, — спросил преподобный, — какие-либо греховные помыслы?

Стыдясь открыть свои греховные помышления, инок ответил:

— Нет! Теперь меня ничто не искушает.

Тогда преподобный Макарий сказал с вздохом:

— Вот уже сколько лет я подвизаюсь в посте и молитве, так что меня все почитают, но все же, несмотря на мои старые годы, меня сильно искушает бес любодейства.

На это Феопемпт сказал:

— Действительно, отче, и я сильно охвачен духом любодейства.

Преподобный таким же образом спрашивал инока и о других грехах, смущающих его душу, пока тот не исповедал ему все свои согрешения».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Другой святой, прп. Матфей прозорливый «ясно видел бесовские мечты и помышления человеческие… Иночествуя в Печерском святом монастыре, за великие свои подвиги получил от Бога дарование — видеть ясно лица подземных эфиопов, бесов, обличать их затаённые козни и открывать на великую пользу спасающимся.

Этот блаженный старец, стоя однажды в церкви на своём месте и охватив взором всю братию, которая стояла по всем сторонам и пела, увидел беса, который обходил их в образе воина; он на воскрилии риз своих носил липкие цветы, и, кладя на цветок что-то злое, бросал его на кого-нибудь. И, если цветок приставал к кому-нибудь из поющей братии, в том после малого стояния расслабевало внимание и, найдя себе какой-нибудь предлог, он выходил из церкви и шёл в келлию, где спал, не возвращаясь больше в церковь на пение. Если же бросал на кого, но цветок не приставал, тот стоял крепко на пении, пока не отпевали утреню, и тогда отправлялся в свою келлию. Видев это, старец рассказал о том братии, и все остерегались выходить из церкви.

У этого старца был обычай последним выходить из церкви после утрени, когда братия расходилась по келлиям. Однажды он вышел и сел под церковным билом, желая немного уснуть, потому что келлия его была далеко от церкви. И он увидал, что большая толпа идёт от монастырских ворот и, присмотревшись, увидал одного беса, с гордостью сидящего на свинье, и множество других, идущих вокруг него. И спросил их старец: “Куда вы идёте?” Бес, сидящий на свинье, отвечал: “За Михаилом Тоболковичем”. Старец же, осенив себя крестом, пошёл в келию — уже был рассвет дня — и, уразумев видение, сказал ученику своему: “Пойди спросить, в келлии ли Михаил”. Тот пошёл спросить, и ему отвечали: “Сегодня после утрени он вышел за монастырскую ограду”. Старец поведал видение игумену и старейшей братии. Призвав брата, игумен спросил брата о его поведении и, наставив его словом назидания, отпустил его в келлию. Преподобный же Матфей, будучи прозорлив, и прочию братию с любовью научал сидеть в келлии, постоянно поминать Бога и молиться о своих грехах…» (из Печерского патерика.).

Особенно бесы ненавидят церковь и церковнослужителей…

«Рассказывал впоследствии сам Преподобный (Сергий Радонежский) своим ученикам: однажды ночью вошёл он в церковь свою, чтобы петь там утреню, но лишь только начал молитвословие, как вдруг пред его взорами расступилась стена церковная и в это отверстие, как разбойник, не входящий дверьми, вошёл сатана видимым образом; его сопровождал целый полк бесовский — все в остроконечных шапках и в одеждах литовцев, которых тогда боялись на Руси не меньше татар… С шумом и дикими воплями, скрежеща зубами от адской злобы, мнимые литовцы бросились как бы разорять церковь; пламенем дышали их богохульные уста…

“Уходи, уходи отсюда, беги скорее, — кричали они подвижнику, — не смей долее оставаться на этом месте: не мы на тебя наступили — ты сам пошёл на нас! Если не уйдёшь отсюда, мы разорвем тебя на части и ты умрёшь в наших руках”.

Нимало не смутился духом Сергий от этих бессильных угроз, только ещё крепче, ещё пламеннее стала восходить к Богу его смиренная молитва… И не вынесли падшие духи пламенной молитвы Сергиевой, и исчезли так же внезапно, как явились».

(Из Жития Преподобных Сергия Радонежского И Родителей Его, Схимонахов Кирилла И Марии).

«В другой раз Нифонт (епископ Кипрский) видел одного церковнослужителя, сзади которого шёл бес, внушая ему скверные и хульные мысли, человек этот, чувствуя на себе козни бесовские, часто обёртывался и плевал на беса. Блаженный сказал лукавому духу:

— Перестань, диавол, смущать рабов Божиих! Какая тебе польза от того, что эта душа пойдёт в погибель?

Бес отвечал:

— Нам от этого нет пользы, но у нас есть приказ от царя нашего и князей, властвующих над нами, бороться с людьми. Если же князья узнают, что мы не боремся с людьми, то жестоко бьют нас».

Кроме этого в противостоянии:

«следует знать ещё и то, что не все бесы в равной мере свирепы и сильны, но у каждого своё действие, своя сила и свои намерения. Тем из подвижников Христовых, кто лишь вступает на путь добродетели и ещё слаб, противостоят более слабые духи. Когда эти духи будут побеждены, то вместо них вступают в борьбу духи, более высокие чином. Если бы духовная брань была не по человеческим силам, то никто из подвизающихся не устоял бы перед таким количеством сильных и беспощадных врагов. Человек вообще бы не смог отражать их нападения, если бы на этом состязании не был посредником, не устанавливал правила и не судил человеколюбивый Христос. Это Он следит, чтобы борьба проходила на равных, по нашим силам. Он отводит противников запрещает им те приёмы, которые слишком сложны для нас, и, по слову Писания, не попускает нам «быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы мы могли перенести».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Стратегия и тактика. Люди, человечество и отдельный, конкретный человек. Определённый бес и многоликий дьявол. Всезнающий и вездесущий Бог и отдельные носители Его Божественного Света. Человек и бесы. Противостояние. Великие невидимые битвы… Любопытно, что как только человек вступает на духовный путь, Господь открывает ему смысл, самый общий замысел само- и богопознания. Чаще всего, открывает в виде/ниях…

«Случилось как-то преподобному Нифонту, епископу Кипрскому, после молитвы быть в восхищении и видеть большое поле, равное в ширину и длину. На нём стояло множество бесов, разделённых на триста шестьдесят пять полков, по числу тяжких грехов.

Один из чернейших эфиопов пересчитывал воинов, как бы приготовляя полки к сражению: “Смотря на меня, не бойтесь ничего, потому что сила моя будет с вами”. Некоторые же из бесов принесли множество разного оружия и раздавали полкам. Дав каждому полку обаяния и чары, дьявол пустил их на землю, на Церковь Христову.

Когда блаженный Нифонт смотрел, был к нему голос: “Обратись, Нифонт, к востоку”. Он увидел чистое и прекрасное поле, на котором вдвое более, чем бесов, стояло белоризцев, также готовых к сражению. Потом пришёл муж, видом светлее солнца и сказал им: “Так повелевает Господь Саваоф, идите во всю землю, помогая христианам и охраняя их жизнь”. Тогда преподобный прославил Бога, помогающего Церкви Своей»[28].

Да. Сам человек без помощи Свыше (Светлых Сил) не в состоянии противостоять бесам. И такую Небесную помощь предоставляет сам путь христианской Любви.

Любопытно, что в одном едином потоке сознания, в православной традиции, из поколения в поколение Христовых Воинов, Господь открывает в разных формах, при разных обстоятельствах, но один и тот же смысл духовного продвижения — сражение, противостояние, война…

«Раб Божий Моисей (Мурин) томил тело своё трудами и пощением, но плотское вожделение, влекущее ко греху, не исчезало в нем. Тогда он пошёл к авве Исидору и сказал ему:

— Отче! Я не могу быть в келлии моей, ибо меня обуревают страсти плотские.

Блаженный же Исидор, взяв его, повёл в верхнее отделение своей келлии и сказал ему:

— Посмотри на запад!

Моисей посмотрел и увидал множество страшных демонов, суетившихся и приготовлявшихся к борьбе.

Потом авва Исидор сказал:

— Теперь обратись к востоку и посмотри.

Посмотрев на восток, Моисей увидел бесчисленное множество святых светоносных ангелов, также приготовлявшихся к борьбе.

И сказал святой Исидор Моисею:

— Те, кто на западе, поднимают брань на святых Божиих, а те, кто на востоке, посылаются от Господа на помощь благим подвижникам. Знай же, что помогающих нам больше, нежели тех, кто восстает на нас.

Моисей, будучи укреплён таким видением и словами старца, возвратился в келлию свою и снова начал упражняться в обычном пощении и трудах молитвенных».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Духовная деятельность прп. Мурина совершалась в конце 4-го века, а вот ниже приводим эзотерическую передачу уже из века двадцатого, что вообще относится к определённому виду духовного «посвящения»…

«Старец Иосиф (Исихаст Афонский, оставил тело в 1959 г.) рассказывал нам, что в пору своей жизни в скиту св. Василия и упорного подвижничества в безмолвии и молитве он однажды исполнился света. Тогда ум, погружённый в глубину сердца и наслаждающийся молитвой, прервал своё созерцание и обратился к разлившемуся вокруг вышеестественному свету. Внезапно старец увидел перед собою длинный строй монахов, напоминавших ополчение, изготовившееся к битве. Напротив них стояли, также в виде войска эфиопы зловещего вида… Тогда высокий и славный военачальник сказал ему: “Хочешь встать в первый ряд сражающихся?” Иосиф же, сам желавший этого, весьма обрадовался и попросил его поставить туда… И голос произнёс: “Тому, кто желает мужественно сражаться против этих мрачных воинов, я не буду препятствовать, но окажу помощь».

(«Православные Старцы 20 Века»).

Только по причине обоснования действенности, «живости», «жизнеспособности» православной традиции по сегодняшний день я осмелился дополнить общий смысл духовного пути собственным виде/нием (сновидением), которое предварило только мой интерес к православию и которое я в ту пору не понимал… Я наблюдал, как выстраивался длинный военный ряд (шеренга), но он строился не по росту, как принято в некоторых подразделениях, а по чинам и боевым заслугам. Ряд состоял из разных людей — аскетов, странников, священников, воинов с копьями и щитами, монахов в чёрном, заслуженных военноначальников… В построении чувствовалась какая-то Великая Сила и очень глубокий смысл. Мне очень захотелось войти в этот ряд, и я всё норовил занять в нём одно из первых мест, но… Меня решительно, но при этом очень спокойно поставили на одно из последних, — от меня, к концу шеренги, стояло всего несколько человек…

И прогремел трубный звук готовности к бою!