Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

СВЯТАЯ СИЛА.

Святой — это человек, получивший полную свободу от бесов, обладающий властью над ними. А этот эзотерический факт означает, что молитвенник этого уровня наполнен волшебным Светом; так сказать, «внутри» его тела сформировано «новое» тело — вневременное чудесное Тело Света! Тело Осознания, Любви, Свободы и Счастья! Это тело с лёгкостью преступает любые физические законы, оно может путешествовать в любой уголок, в любую часть, на любую звезду и планету бесконечного космоса. Перемещается Воин Света мгновенно…

Святой светоносен (и этот факт обозначается нимбом вокруг головы на иконах святых), и с этих пор он становится натуральным волшебником, он способен как являть всякое чудо, так и сам является чудом…

Воин Света «видит» и «прозревает» всё и вся «насквозь», а скрыть от него ничего невозможно. Истории, связанные с бесами, повествуют…

«Два брата имели между собой любовь не по Богу, а мирскую. И так как преподобный Евфимий (ученик Пафнутия Боровского) очень негодовал на них за это, то они помышляли уйти тайно из обители. Стоя во время литургии со своим обычным слёзным умилением, Евфимий взглянул на святого отца и поющих с ним, среди которых были и эти два брата. И вот он видит, как выскочил из-за них эфиоплянин с острым шлемом на голове. В руках своих бес держал железный крюк. Зацепляя крюком за одежды грешных монахов, он вытаскивал их за клирос и, привлекая к себе, хотел схватить их своими руками. Но как только он приближал их к себе, железный крюк отскакивал. Это значило, что когда два грешника склонялись на посеянный в них врагом помысл уйти из обители и не покоряться отцу, враг легко привлекал их к себе, но, при их противлении этому помыслу, бесовское орудие бывало бессильно и отскакивало. Смотря на это, прозорливец проникал духовными очами в то, что происходило в их душах. При чтении Евангелия и во время Херувимской эфиоплянин исчезал. По окончании их он снова появился. Когда же настало освящение Святых Даров и изрядная песнь Пресвятой Богородице, тогда эфиоплянин исчез как дым, и уже не появлялся снова. Всю литургию простоял в трепете и исступлении прозорливый старец, а потом рассказал о своем видении преподобному Пафнутию. Преподобный призвал грешников и заповедал им бороться с греховными помыслами и исторгать их из своих сердец. После наставления и увещания святого оба инока исправились».

«Придя однажды на рынок, святой Андрей (Христа ради юродивый) встретил одного инока, которого все восхваляли за добродетельную жизнь. Правда, он подвизался, как подобает инокам, но без меры был склонен к сребролюбию. Многие из жителей города, исповедывая ему свои грехи, давали ему много золота, для раздачи нищим. Он же, будучи одержим ненасытною страстью сребролюбия, никому не давал, а всё клал в сумку, и радовался, видя увеличение денег. Проходя одною с тем жалким иноком дорогою, блаженный Андрей увидел прозорливыми очами, что сего сребролюбца обвивает страшный змей. Близко подойдя к иноку, святой стал рассматривать того змея. Инок же, принимая Андрея за одного из нищих, просящих милостыню, сказал ему:

— Бог тебя помилует, брат; у меня нет ничего подать тебе.

Отойдя от него на небольшое расстояние, блаженный заметил, что вокруг него в воздухе над змием написано темными письменами:

Корень всякому беззаконию — змий сребролюбия».

«…После этого святой Тимофей сказал ей:

— Сестра моя, Мавра! Когда я тебя увидел своими душевными очами выходящей из дому, то я заметил диавола, шедшего по правую сторону от тебя. Он имел в руках ключ, которым обращал сердце твоё к мирским утехам и привязанностям…».

«Бес опять вселился на одной улице в городе, в другом пустом доме; приблизившись к последнему, преподобный Симеон (Христа ради юродивый) увидел беса, который готовился ударить, ожидая мимоходящего; тогда старец набрал небольших камней за пазуху, стал на противоположную сторону и во всех, желавших идти этим путём бросал камнем, не давая никому прохода: один же пёс проскочил там и тотчас, поражённый бесом, начал источать пену.

Тогда святой говорил людям:

Теперь проходите: ибо, вместо человека, поражён пес».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Историй о силе молитвы и власти молитвенников над бесами немало. Бесы боятся священного Света, этот Свет и их тень не совместимы, исключают друг друга…

«Спустя несколько времени, святой Конон (Исаврийский), пребывая в своем доме в безмолвии, увидал множество бесов, ополчившихся на него. Все бесы, жившие на острове и изгнанные из людей и из идольских капищ, вооружились против святого. Увидав бесов, святой именем Иисусовым связал их, так что они не могли двигаться. Тогда бесы стали молить Конона, что бы он не посылал их в бездну, но пусть повелит им сделать, что ему угодно. Святой, запретив им делать вред людям, послал их на различные работы: одним велел копать в огородах землю и вырывать худые травы, терновники, крапиву, другим вспахивать нивы и сеять на них, иным стеречь плоды, кому пасти стада и охранять их от зверей, кому колоть дрова и носить воду, и исполнять всякую домашнюю работу. Бесы, как рабы и пленники, служили блаженному Конону до тех пор, пока ему было угодно, исполняя с усердием всякое указанное им дело, ибо связанные непобедимою силою Божией, они были порабощены Божию угоднику…».

«Однажды из селения Вузийского, недалеко от Грацианополя, пришли люди к преподобному Феодору (Сикеоту, епископу Анастасиупольскому) по следующему поводу: они у себя строили каменный мост через реку и когда выкапывали из земли на соседнем холме камни и тесали доски, то видели множество выходивших из ямы бесов, которые нападали на людей и животных и мучили их; иные же как разбойники, устраивая засады на пути, ранили проходящих. Пришедшие умоляли преподобного придти в их селение и избавить их от бесовского нападения, и Феодор пошёл с ними, уповая на Бога. И только что он приблизился к селению их, бесы находившиеся в людях, чувствуя приближение его, выходили навстречу к нему, крича:

— О, горе, о беда! Зачем оставив Галатию идёшь сюда сокрушитель железа? Знаем, зачем пришёл, но не послушаем тебя, как это сделали духи в Галатии; мы гораздо злее и сильнее их!

Преподобный, запрещая им, повелел молчать, на утро же собрал народ, обошёл крестным ходом всё селение и, поднявшись на вершину холма, изливал горячие молитвы в Богу долгое время. И тотчас бесы, которые оттуда вышли, силой Божией опять там показались в образе мух, мышей, зайцев, и их всех он выгнал в яму, запечатлел крестным знамением и велел завалить землёю и камнями, и так освободил он селение от напасти бесовской. Подобным образом он и многие другие селения, и страны, и домы избавил от бесов, а также из множества людей изгнал лукавых духов, которые при одном имени его трепетали».

Иногда людям, мирянам, в целях изгнания из кого-либо беса, приходиться «хитрить» со святыми, как здесь:

«Как-то однажды, когда преподобный Виссарион пребывал в ските, приведён был в храм бесноватый человек; за него совершали молитвы в церкви, дабы избавился он от духа нечистого; но не исходил из него бес, ибо он был весьма лютым. И говорили между собой клирики:

— Что нам делать с этим бесноватым?

А некоторые говорили:

— Никто не может изгнать беса сего, кроме отца Виссариона, но если мы станем просить его об этом, то он не придёт в храм; поэтому сделаем так: на следующий день утром он придёт в храм первым, но мы придём раньше его и на его месте посадим бесноватого; потом скажем старцу: разбуди спящего.

Клирики так и сделали.

Когда преподобный вошёл в храм, то заметил человека, сидевшего на его месте. Не желая прогонять его отсюда, он стал около него. Лишь только начали читать церковное правило, клирики сказали старцу:

— Отче, разбуди спящего.

Виссарион, подойдя к человеку тому, толкнул его и сказал:

— Встань и иди отсюда.

И тотчас бес, прогоняемый словом святого, вышел из того человека; он встал и начал благодарить Бога за то, что Он избавил его от беснования; человек тот с этого времени стал совершенно здоровым.

Таким образом клирики побудили святого сотворить чудо изгнания беса, ибо сей преподобный отец не желал явно творить чудеса, дабы не быть прославленным людьми; будучи смиренным и считая себя грешным, он избегал похвал человеческих».

Похожий случай…

«В Вавилоне у одного вельможи была дочь, одержимая демоном. Отец её любил некоего монаха. И сей говорит ему: никто не может исцелить дочь твою кроме пустынников, которых я знаю; и если ты будешь просить их, не захотят сделать сего по смиренномудрию. А мы сделаем так: когда они придут на рынок, вы поступите так, будто хотите что-нибудь купить у них. Когда же они придут получать деньги за сосуды, мы скажем им, чтобы они сотворили молитву, — и я верю, что она исцелеет. И когда они вышли на рынок, нашли одного ученика старцев, сидящего для продажи сосудов их, — и взяли его с корзинами, как долженствующего получить за них деньги. Когда же монах взошёл в дом, то пришла бесноватая, и дала монаху пощечину. Но монах, по заповеди, обратил и другую ланиту. Демон, пораженный сим, вскричал, говоря: о сила вынуждающая! Заповедь Иисуса изгоняет меня, — и демон тотчас вышел, а женщина исцелилась. Когда же пришли старцы, объявили им о случившемся, — и они прославили Бога и сказали: гордость диавола обыкновенно низлагается Христовым смирением».

(Из Древнего Патерика, Изложенного По Главам).

Святые — носители несозданного, чудесного Света. Фактически, власть над бесами даёт молитвеннику сам Бог…

«Прославляя угодника Своего, Бог даровал Никите (Исповеднику) благодать исцелять недуги и изгонять бесов. Ознаменовав крестом одного отрока, немого от рождения, преподобный Никита возвратил ему дар слова; инока, помутившегося рассудком, исцелил помазанием святого елея; одного из вновь принятых, бесноватого, молитвою избавил от бесовского мучительства, беса же, обернувшегося змеем, отогнал; другого, также бесноватого, освободил от духа лукавого — и многих страдавших лихорадкой, горячкой и иными различными болезнями чудесно исцелил пребывавшею в нем благодатью Христовою. Так жил он, угождая Богу, и достиг старости; пред концом же жизни своей явил себя доблестным исповедником…».

«Много зла мне делали в келье бесы. Так, когда я (Иларион, ученик о. Феодосия, игумена Печерского) ложился ночью спать, являлось вдруг множество бесов, которые, схватив меня за волосы и наступая на меня ногами, волокли меня по земле; другие же из бесов, подняв стену, говорили: “Подтащим его сюда и задавим стеною”. Подобное проделывали они со мною все ночи, а я, не будучи в состоянии терпеть это, пошёл и рассказал все преподобному Феодосию, намереваясь переселиться оттуда в другую келью. Преподобный же сказал мне:

— Нет, брат, не уходи, чтобы бесы не могли похвалиться победой над тобой и сказать, что ты бежал от них. Если ты уйдешь, то бесы с той поры будут делать тебе ещё больше зла, как получившие власть над тобою. Усердно молись в своей келье, и Бог, увидев твоё терпение, поможет тебе победить их так, что они не посмеют и приблизиться к тебе.

Я же вновь сказал преподобному:

— Молю тебя, отче, позволь перейти в другую келью; теперь уж у меня нет никаких сил оставаться более в старой келье, потому что там живёт множество бесов.

Тогда преподобный, осенив меня крестным знамением, сказал:

— Иди, брат, в свою келью. С этого времени лукавые бесы не посмеют причинять тебе никакого зла.

Я с верой выслушал слова святого Феодосия и, поклонившись преподобному, вышел. С того времени дерзкие бесы уже не осмеливались приблизиться к моей келье, будучи раз навсегда отогнаны молитвами преподобного Феодосия».

Власть святых над бесами простирается вне зависимости от расстояния:

«Однажды в обители преподобного Иоанникия (Великого) совершалось освящение молитвенного храма, которой был построен преподобным. Когда вся братия собралась, а святого ещё не было, внезапно явился целый полк бесов, сходивших с холма, как бы настоящие люди. Все чрезвычайно испугались, не зная, что делать, а святой, хотя его и не было с ними, духом видел происходившее и, тотчас обратившись к молитве и воздев руки горе, стал возносить свои прошения к Богу, которые, как стрелы, поразили полк бесовский и обратили их в бегство. Братия же, видя как бесы убегали, как бы гонимые ударами и израненные, перестали бояться и с радостью совершали свой праздник».

Молитвенники способны передавать своё «ви/дение» и другим людям (эзотерик сказал бы: «открывать третий глаз»)…

(Андрей, Христа ради юродивый иноку): Умоляю тебя: раздай имение нищим, сиротам, вдовам, убогим и странникам, не имеющим места, где преклонить голову. Постарайся же, дабы тебе вновь быть другом Божиим. Если же ты не послушаешь меня — погибнешь лютою смертью. Именем Иисуса Христа свидетельствую, что ты тотчас увидишь диавола.

После сего он прибавил:

— Видишь ли ты его?

И открылись у инока духовные очи, и увидел он диавола черного как эфиопа, зверообразного, со страшною пастью; но он стоял вдали и, при виде Андрея, не осмеливался приблизиться».

«В одном из монастырей преподобного Венедикта был некий нерадивый брат; во время церковного пения он имел обыкновение выходить из церкви, и хотя игумен за это часто его наказывал, он не исправлялся. Узнав об этом, преподобный Венедикт призвал к себе сего инока и, наставив его душеполезною беседою, отпустил домой, но тот всё-таки не исправлялся. Тогда сам преподобный отец пришёл в тот монастырь и, стоя во время службы в церкви, посмотрел на этого нерадивого брата и увидел при нём беса в образе какого-то чёрного отрока, который, ухватившись за край одежды того инока, влёк его вон из церкви. Преподобный сказал окружавшим его:

— Видите ли, кто влечёт того брата вон из церкви! Они же сказали:

— Нет, отче.

После этого святой Венедикт помолился Господу, чтобы Он открыл их душевные очи, и на другой день некоторые из них увидели небольшого эфиопа, который влёк того инока из церкви, и они пересказали святому, что видят. По отпусте церковной службы преподобный отец, ради спасения того брата, пременив свой мягкий нрав на грозный, уже не словами только, но и жезлом наказал ленивого брата, и этим отогнал от него беса, который, как бы сам принявший побои, больше уже никогда не возвращался к тому иноку, и он с тех пор совершенно исправился».

«Но чтобы больше убедиться в том, что именно Трифон (мученик) исцелил его дочь, царь умолил его показать диавола воочию так, чтобы можно было видеть его телесными очами. Святой согласился на просьбу царя и шесть дней пребывал в посте и молитве и после того получил свыше ещё большую и сильнейшую власть над духами нечистыми. На седьмой день, при восходе солнца, царь пришёл к блаженному со всем своим синклитом, желая видеть диавола. Тогда Трифон, исполненной Святого Духа, и духовными очами взирая на невидимого духа злобы, сказал ему:

— Тебе говорю, дух нечистой, во имя Господа моего Иисуса Христа, явись воочию перед находящимися здесь, и покажи им свой мерзкий и бесстыдный образ, и яви немощь свою.

И тотчас диавол предстал пред всеми в виде чёрного пса, которой имел огненные глаза, а голову влачил по земле.

Святой обратился к нему с вопросом:

— Кто послал тебя, демон, сюда, чтобы войти в отроковицу, и как ты дерзнул войти в созданную по образу Божию, сам будучи столь безобразен и немощен, и исполнен всякой мерзости?

Диавол отвечал:

— Я послан отцом моим — сатаною, начальником всякого зла, пребывающим в аде, от которого я получил повеление мучить эту отроковицу».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Непосредственно о Теле Света православных святых и его чудесных возможностях, видимо, стоит написать отдельную книгу, а здесь констатируем очевидный эзотерический факт — святой покидает «этот», «физический» мир и свою плоть в полном осознании! Что фактически означает победа над смертью!

Другим сопутствующим этой тайне феноменом являются так называемые «мощи». Мощи формируются при органической жизни молитвенника в результате воздействия сакрального Света на ткани, органы и кости тела. «Грубое» тело также усваивает метапсихический Свет и в разной степени хранит и содержит в себе этот Свет и после биологической смерти святого. В идеальном случае такое (материальное) тело (после смерти) долгое время (веками!) не разлагается, оно выглядит так, словно святой всё ещё спит, недавно заснул. Но и минимальное содержание волшебного Света в отжившем теле указывает на мощи — они становятся одной из святынь, порой, излучают свет, источают благоухающее мирро, исцеляют людей, предостерегают, как в следующих примерах…

«Одного мирянина, именем Никона, сильно мучили бесы. Когда же он был приведён к мощам преподобного Зосимы Соловецкого, сей последний явился ему и, освободив его от болезни, отослал домой здоровым».

«Брат охотника, одержимый нечистым духом, как только прикоснулся к мощам угодника Божия (Петра Афонского), тотчас получил исцеление. Бес поверг его на землю с громким криком: “О Пётр! Разве тебе недостаточно, что ты изгнал меня из моего вертепа; а теперь ты выгоняешь меня и из настоящего моего жилища!”.

С этими словами он как дым вышел из уст человека, который лежал точно мёртвый. Спустя немного времени он поднялся здравым телом и душой».

«Монастырский человек Терентий был подвержен беснованию. Когда его подвели к раке мощей благоверного князя (Александра Невского) и помолились о нём, он тотчас сделался кротким и начал молитвенно благодарить Бога и Его угодника за исцеление…

Неоднократно изливалась милость от чудотворных мощей благоверного князя и на страдавших ужасною болезнью беснования. Вот некоторые случаи из числа записанных древними биографами.

Из села Старого был привезён в монастырь бесноватый, который своим страшным видом наводил на всех ужас: произносил ужасные слова, как зверь бросался на людей. Его привезли в монастырь связанного, и во время молебна он получил исцеление.

Другой бесноватый не узнавал даже и близких родных, рвал на себе волосы, кусал себе язык; его тело было покрыто язвами от побоев, которые сам же он наносил себе. И по предстательству благоверного князя Александра он сподобился получить полное исцеление от своей ужасной болезни.

В монастырской деревне Угрюмовой, Владимирского уезда, крестьянин Афанасий Никитин подвергся припадкам умоисступления, так что не узнавал окружающих, отказывался принимать пищу, совершенно лишился сна. Внезапно в минуту просветления он начал просить домашних, чтобы они отвели его в Рождественскую обитель к мощам благоверного князя Александра. Родные исполнили его желание, и вот на пути в обитель больной почувствовал себя здоровым и, придя в обитель, в сердечном умилении рассказывал всем, как явился ему святой князь Александр и как сам он указал ему искать исцеления у раки святых его мощей».

«Некий муж, родом италиец, по имени Флорин, будучи мучим легионом нечистых духов, получил исцеление у мощей святого Ферапонта (епископа Кипрского) и возвратился к себе домой совершенно здоровым. Он говорил, что видел как бы некий тонкий пар, весьма благоуханный, исходивший от раки честных мощей; благоухания этого не мог вынести легион бесовский, почему и бежал от него, как бы кем гонимый».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Такие явления продолжаются. Примеры из современной жизни:

«Этот случай произошёл в начале осени 1996 года. В Дивеевский монастырь привезли болящую женщину. Как позже выяснилось, она была одержимой. Её привезли в Троицкий собор и дважды подводили к раке со святыми мощами преподобного Серафима Саровского чудотворца. Когда ей помогали прикладываться к мощам, всё тело её трепетало и билось, как под током. Когда же её стали подводить к раке в третий раз, она вдруг закричала грубым мужским голосом:

— Ты зачем привезла меня в это святое место? Не подводите меня в третий раз! Вы все должны меня бояться. Я страшный большой змий. Не подводите меня больше! Если вы ещё раз меня подведёте — это будет для меня смерть. Одержимую с трудом подвели к раке в третий раз и силой приложили её к мощам. Какой-то нечеловеческий звериный крик вырвался из её груди, и она потеряла сознание.

Женщина выздоровела, одержитель был побеждён преподобным Серафимом всея Руси чудотворцем».

И вообще бесы боятся святых мест и, в частности, святых источников:

«Рассказывает духовное чадо настоятеля монастыря отца Иллариона дивеевская жительница И.:

— Я сама видела, как после купания в источнике Казанской Божией Матери из одной моей знакомой выскочила змея длиной около десяти метров. Нас было четыре женщины. Змею увидели все четверо (в том числе и та, в которой она жила). Змея быстро поползла по земле. Мы стали её крестить и читать молитвы. На наших глазах змея растворилась в воздухе и исчезла. Это, конечно, был бес. Несчастная женщина почувствовала несказанную радость и облегчение. Аналогичных примеров. можно привести великое множество. Какие же болезни излечивают источники? Это нервно-психические заболевания, болезни позвоночника, рук, ног, болезни внутренних органов и другие. Особенно сильное воздействие оказывают святые источники на бесноватых».

(Из Кн. Иеромон. Трифона, «Чудеса Последнего Времени»).

Воин Христов, вступивший в Свет Истины, уже — святой. Он «состоит» из Света, он светится, порой, даже физически. Такова весть о православных святых из нашей современности, из 20 века — а подобных достигших молитвенников совсем не мало:

«Духовные чада старца рассказывали, что благодаря молитвам старца Нектария (Эгинского) не только обстановка на острове изменилась в лучшую сторону (прекратились разбой и грабежи), но и изменился климат. Крестьяне не раз обращались за молитвенной помощью к старцу во время засухи: по молитве Владыки Нектария благодатный дождь сходил на землю.

По свидетельству монахинь, многие верующие почитали Владыку как святого: верующие рассказывали, что видели как во время молитвы он “весь светился”. А одна из монахинь однажды удостоилась увидеть, как Владыка Нектарий преобразился во время молитвы. Она рассказывала, что когда он молился с воздетыми руками, то был “на две пяди поднятым над землёй, при этом лицо его совершенно преобразилось — это был лик святого”.

Из воспоминаний монахини Евангелины, записанных в 1972 году Манолисом Мелиносом: “Он был как бесплотный… Имел какую-то особую привлекательность. Весь светился…».

(Из Эл. Кн. «Православные Старцы 20 Века»).

Таков был и о. Иоанн (Крестьянкин), с которым лично я (автор этой книги) переписывался. Старец оставил тело в 2006 г. Из воспоминаний о нём тех, кто его видел и знал:

«Лицо старца сияло, подобно весеннему солнцу».

«От отца Иоанна всегда исходила необыкновенная теплота и энергия… Во всём его облике было что-то неземное, ангельское».

«Глядя на батюшку, мы видели на его лице свет и чистоту».

«Итак, я приехал в Печоры. Я много уже слышал об Отце Иоанне, но никогда его не видел. Когда я приехал в монастырь, то начал у всех расспрашивать, как мне найти отца Иоанна. Однако мне никто толком ничего не мог сказать. К тому времени уже началась вечерня. Я спросил у проходившего мимо монаха: “Как я на службе могу узнать отца Иоанна?” Монах мне ответил: “Очень просто. О. Иоанн светится”. “Как светится?” — не понял я. “Ну просто светится и всё, так и узнаешь”. Для меня это было удивительно. Я ничего не понимал. Тем не менее, я поверил монаху и… ждал, когда все священники выйдут на середину храма. Я знал, что отец Иоанн архимандрит и поэтому будет в мирте. Но архимандритов вышло шесть человек. Отца Иоанна сразу узнал, ведь он СВЕТИЛСЯ, светился тем божественным нетварным светом, который, наверно, исходит только от святых. Я стал пробираться к нему поближе (людей было очень много). И вот я стал прямо за ним. В этот момент мне стало так хорошо, как будто я коснулся рая. Спокойствие, чувство умиротворённости и благодати — вот что тогда я чувствовал»[45].

Представьте себе, свечение в православном святом замечают даже «обычные» люди. А если бы они, хотя бы на время, прозрели и обрели духовное ви/дение? Они увидели бы настоящего Воина Света — светящегося, пылающего, бессмертного, космического человека!

Да, для современной науки посмертное существование — и святых, и обычных людей есть загадка, закрытая тайна, но это не так для религии. На пути христианской Любви возможно любое чудо, которое могут наблюдать и «обыватели»! В одном случае было так:

«Перед выносом на кладбище люди попросили сфотографировать Батюшку (старца Феодосия Кавказкого, покинул мир в 1948 г.), но сфотографировать не могли, потому что от гроба исходило такое сияние, что фотографировать было невозможно… Фотограф сказал:

— Великий человек был он — нигде, никогда я такого сияния не видел…

Когда Батюшку уже похоронили, все ушли, а один молодой верующий Николай остался на кладбище и молился. И вдруг осветил такой сильный свет могилку и всё вокруг, что Николай не в силах был смотреть, и упал на железный крест…»[46].

А о посмертной жизни души какого-либо святого в некоторых случаях открывается другим людям в «видении»:

«…Со вниманием взирая на этот (Небесный) свет, преподобный (Венедикт) увидел душу блаженного Германа, епископа Капуанского, в огненном круге возносимую на небо. Тогда преподобный Венедикт, желая, чтобы гость его диакон Серванд был свидетелем сего страшного видения, громким голосом назвал его два или три раза по имени. Серванд, удивясь, что святой зовет его в такое необычное время, испугался и поспешно вошёл в келлию Венедикта и увидел сей небесный свет, но не весь уже, а лишь только небольшую часть; а обо всём прочем рассказал ему сам святой отец. Тогда святой Венедикт тотчас же послал в город Касин, к любимому своему ученику гражданину Феопрову с просьбою: послать скорее в Капую и узнать о святом епископе Германе. И вот оттуда пришло известие, что он преставился. Когда Венедикт узнал о самом времени кончины святого епископа Германа, то оказалось, что он скончался в тот самый час, в который Венедикт видел душу его, возносимую Ангелами на небо в огненном круге».

«Описатель жития преподобного Серапион прибавляет следующее, что он слышал от преподобного Пафнутия, одного из учеников преподобного Макария Египетского. Когда святая душа Макария была взята херувимом и возносилась им на небо, некоторые из отцов мысленными очами видели, что воздушные бесы в отдалении стояли и вопили:

— О, какой славы сподобился ты, Макарий!

Святой отвечал бесам:

— Я боюсь, ибо не ведаю ничего доброго, что я бы сделал.

Затем те из бесов, которые находились ещё выше по пути следовавшей души Макария, вопили:

— Действительно избежал ты наших рук, Макарий!

Но он сказал:

— Нет, но надобно и ещё избежать.

И когда преподобный был уже во вратах рая, бесы, с сильным воплем, кричали:

— Избежал нас, избежал.

Тогда Макарий громким голосом ответил бесам:

— Да! Ограждаемый силою Христа моего, я избежал ваших козней.

Такова жизнь, кончина и переход в жизнь вечную преподобного отца нашего Макария».

«Когда наступила полночь, старец (авва Иоанн Колов) пробудился, так как увидел свет на небе. Подняв свои очи кверху, старец увидел огненную полосу, шедшую с неба по направлению к Таисии (блаженной).

От сего видения Иоанн пришёл в ужас. Посмотрев же пристальнее на Таисию, он заметил, что ангелы Божии возносили к небу по пути тому душу Таисии. Иоанн взирал на это дивное видение до тех пор, пока оно не скрылось от глаз его. Затем, встав, Иоанн пошёл к Таисии; подойдя к ней, он толкнул её рукой, но увидел, что она умерла».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Таково трансперсональное восхождение за пределы жизни и смерти — в подлинное существование! В метапсихический Свет, в Рай! Такова подлинная Свобода!