Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

Реконструкция древнего знания о неорганических существах.

История моего интереса к самому человеку (в отличие от познания мира), вообще к тайнам сознания, а равно к самопознанию, начиналась со смутного предощущения, что именно в этой области, во внутренней сфере и скрывается самое главное, сущее. Что вначале сопровождалось периодическим, но страстным и в целом продолжительным увлечением психологией, философией, психоанализом, социологией и отчасти «биологическим» устройством организма человеческой личности.

«Человек — мерило всего»…

Однако на тайнознание, мистику, эзотерику, магию, оккультизм и религию в ту пору в нашей стране, в стране победившего «материализма», был строгий запрет (в меньшей степени этот запрет распространялся на православие, но и он осуждался и рассматривался как пережиток прошлого, как «опиум для народа»).

И вот я вместе со своим государством вступил в новый глобальный период, — началась горбачёвская перестройка, а вместе с этим произошёл небывалый всплеск интереса ко всему ранее непознанному. В стране начал активно формироваться рынок так называемой «эзотерической» литературы, запрещённой ранее. И я пристрастно стал её поглощать… А в ней оказалось именно то, чего мне прежде так не хватало — описаны и раскрыты многие и многие, нет, пожалуй, все! секреты сознания! Это были книги: Блаватской, А. Бейли, Рерихов, Г. Гурджиева, Кришнамурти, Ошо, К. Кастанеды, П. Иванова, Шри Ауробиндо, Шри Прабхупады, С. Грофа, Л. Хаббарда, Мантака Цзя, Д. Судзуки, Микио Куши, С. Лазарева, Г. Малахова, многих известных шаманских, буддийских, индийских мастеров, учителей и йогов. Эти книги не потеряли своей актуальности, популярности и сейчас.

Я с жадностью переваривал тонны духовной литературы и было много восторгов, открытий. Однако это была «отрыжка»…

В эзотерических книгах или между их описаниями обнаружились и противоречивые положения, в связи с этим долгое время ушло у меня на то, чтобы выявить и перепроверить определённые общие и всеобщие истины. На всей этой базе я создавал свои интегральные схемы, теории… К христанской религии, и, в частности, к православию, особого интереса у меня не было. Она казалась мне (впрочем, как и многим духовным искателям) слишком известной, доступной, простой и от этого не оригинальной и изрядно поднадоевшей. Как вдруг… Никогда не забуду. На фоне всего этого мне попались самые первые книги по христианско-православной мистике.

К этому времени мною владела сильная духовная жажда и алчность, вплоть до вожделённой дрожи в руках, когда я читал очередной оккультный шедевр. Формально мне её передал Георгий Гурджиев — известный духовный учитель и мастер-суфий (а практически, — вся «эзотерика»). В своей автобиографической книге «Встречи с замечательными людьми» он описывает, как по крупицам, по разрозненным фрагментам он собирал тайные знания, создавал «учение». Нет ничего более ценного и драгоценного в мире, чем духовные знания! Они дают познание вечности и бессмертия! Всё остальное — суета, мелкотемье, бренность, скука и скука…

В своих путешествиях Гурджиеву доводилось находить в дальних тайных монастырях или приобретать на восточных рынках древние свитки, рукописи, скрижали, инкунабулы, в которых фиксировались уникальные знания[1]; это — самое настоящее сокровище, доступное далеко не всем; люди не понимают… Так какой-нибудь варвар, дикарь, чтобы согреться, может разжечь огонь, небрежно порвав полотно Рембрандта или Леонардо да Винчи, а человек первобытный мог пройти безразлично мимо огромного слитка золота или алмаза…

И вот передо мной оказались православные книги… Что-то случилось со мной, что-то во мне «включилось», я «получил доступ»… Текст был трудно читаем, он был старорусский, но я более чем понимал его. Я вдруг понял, что держу в руках настоящий бесценный клад! Он мне достался в наследство от древних старцев. Фактически, это была тайнопись. Да, вроде слова читаемые, но они плохо доходят до сознания «рядового» искателя, до меня же «дошли» и «проникли»… И озарение, и восторг, и открытие, и восхищение, и «дрожание», и сам факт «обладания» этим сокровищем! И! И! Оказывается, одни и те же слова могут воздействовать на человека на очень глубоком, эзотерическом уровне, а могут остаться «простыми», «закрытыми»; возбуждать или оставлять равнодушным…

В общем, на первый взгляд, скучные, нравоучительные, утомительные старорусские тексты ожили вдруг и осуществили тайную передачу, посвятили меня в священный Свет Знания. Они открыли свои секреты, чем я и делюсь в этой своей работе уже со своим читателем…

Найдите в откровениях православных старцев россыпи драгоценных камней, насыпи бриллиантов и золотой пыли. Найдите драгоценные свитки и грамоты.

Ищите. «Раз, два, три, четыре, пять… — я иду искать».

А если, не найдёте здесь духовного клада, я не виноват. Значит, вы закрыты или заблокированы для тайнознания сами. Автор не виновен.

ЧАСТЬ I. ЭЗОТЕРИКА БЕСОВ.

Вопрос происхождения и существования бесов — по-другому их называют «падшими духами» или «демонами» — относится исключительно к духовному познанию и в особенности — познанию в русле христианской мистики. Впрочем, некоторые виды бесов способны при определённых условиях открыться («показаться») и обывателю, то есть обыкновенному человеку, при которых тот тем или иным образом начнёт ощущать, переживать конкретные влияния, будет воспринимать беса как реальную и вполне разумную силу или сущность. Люди издревле знали о существовании бесов! Отсюда в славянском фольклоре есть и такие их именования, как: «чёрт», «нечисть», «лукавый», «злыдень», «тварь», «нежить», «лярва», «нелюдь»… Что дополняется и прочими названиями, соотносящимися уже с конкретной средой обитания (беса); это — и «водяной», и «русалка» (духи воды), и «леший» (злой дух леса), и «домовой» («домовик»), и «банник» (последние два обитают в жилище людей) и т. д. В рамках той или иной этнокультуры и географии существует и масса других имён и определений разного рода бесов. Однако старославянская лексика (до сих пор неистребимая в быту сельских и деревенских жителей) не так популярна в языке нашего современника-горожанина; сейчас (под воздействием так называемой «поп-эзотерики» и «экстрасенсорики») принято более говорить о «призраке», «монстре», «негативной сущности», «неорганике», «теневике», «подсадке», «привидении», «энергетическом вампире», «летуне», «люцифаге»… [2]

Можно по-разному относится к данному феномену — заведомо отрицать, принимать на веру, рассматривать скептически и аналитически; видеть в нём только элементы человеческой психики, художественные образы или сказочные персонажи; можно даже «познакомиться» с бесом «лично»: иметь его «видение» или «галлюцинацию» и начать сомневаться в собственной вменяемости, адекватности… В любом случае понятие о «бесах» вообще существует во всех культурах и у всех народов и народностей. В каждой же эзотерико-религиозной традиции это — «особое» знание и «мистическое» познание, скрытое, недоступное для всех остальных…

Но всё-таки что эти «сущности» из себя представляют? Насколько они реальны, самостоятельны и влиятельны?

Как минимум они реальны хотя бы потому, что существуют в нашем сознании в различных формах, образах, персонификациях, проекциях — и соответственно несут собою определённые смыслы, а значит, — психологически воздействуют. Но это — минимум. В действительности же, «бесы» связаны с более глубинными секретами, загадками сознания «вообще» — всякого сознания, сознания всех живых существ, живущих на Земле, сознания самой планеты! — они связаны с «тайнознанием»…

И здесь следует произнести ещё одно вступительное слово…

Наш читатель вправе согласиться или не согласиться с авторским тезисом, но его категорическое утверждение будет следующим:

Что касается исследования и глубокого познания самой человеческой личности, то религиозное познание всякого человека гораздо выше и глубже, чем любое «научное» познание его (на всех уровнях — психологическом, биологическом…). Поскольку Религии давно открылась суть, природа каждого человека, он, в первую очередь, есть — сознание. Сознание — первично! Всё определяет сознание. Всё вообще вытекает, всё вообще происходит из сознания. И Религия же открыла нам великую Тайну, в чём заключается само это Сознание — открыла в восприятии и переживании многих людей. Этот опыт един и всеобщ…

Сознание есть невидимый, нефизический, духовный, метапсихический Свет! Он, подобно неким волшебным Х-лучам, пронизывает всё и вся в этом мире, все тела, объекты, и более того, — пронзает все явления, процессы, все структуры, все существующие энергии (в философии это «субстанция»); Он содержится во всём! Этот чудесный Свет является как источником всякого существования Сам, так и показывает нам, как в кино, все последующие причины и природу всех событий и явлений органической и неорганической жизни. Этот сказочный Свет в полной мере определяет и все другие аспекты — сроки, своеобразие и качество жизни (индивидуальности) и пр.

И этот великолепный, всеорганизующий Свет естественно сверхразумен и премудр. Короче говоря, Он есть — Бог, Он есть — Истина, Он есть — Свет Любви — и хотя Он неописуем, именно «так» (как всезнающий благостный Свет) Он проявляется в познании всех христианских (да и прочих) святых…

«Святой Венедикт (оставил тело в 543 г.), почив немного с вечера, около полуночи встал на молитву и, молясь около окна, внезапно увидел великий Свет, исходящий с неба, так что самая ночь стала более светлою, нежели день; но всего чудеснее было то, что блаженному Венедикту — как он сам потом рассказывал — казалось, что он видит всю вселенную, как будто она вся находилась под одним солнечным лучом…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

«Иерей Николай свидетельствовал, что однажды ночью в доме старицы Макарии (покинула мир 1993 г.), он внезапно проснулся в три часа и увидел удивительный свет в той части комнаты, где молилась схимонахиня.

Сначала Свет был неяркий, но потом всё в доме залил яркий-яркий золотисто-огненный свет, слепящий глаза, даже смотреть невозможно яркий-яркий свет».

(Из Эл. Кн. «Блаженные Старицы 20 Века» — Обратите Внимание, Этот Неописуемый Свет Доступен И До Сих Пор, И Будет Доступен И В Будущем Веке На Христианском Пути).

Да. Сущность жизни, бытиё, само существование скрывается в Свете Любви или в Боге. Вся тайна сознания заключена именно в Нём…

Для выражения этого Света не существует слов, Он — вне слов, вне понятий! И тем не менее Его можно познать, «пережив» Его, погрузившись в Него…

Этот Свет созидательный, Он исцеляет, Он воскрешает, Он, просветляя, делает душу бессмертной. Он исцеляет буквально от всякой тяжёлой болезни, как в нашем примере:

«…После сего три других женщины, также поражённые слепотою, приступили к святому (равноапостольному Аверкию, епископу Иерапольскому) и, поклонившись ему, сказали:

— И мы веруем в Иисуса Христа, Коего ты проповедуешь; поэтому мы молим тебя, отверзи и нам очи…

Святой же отвечал на это:

— Если вы действительно веруете в истинного Бога, как утверждаете, то увидите свет Его.

Сказав сие, святой возвёл очи свои к небу и стал молиться. Во время молитвы святого с небес снисшёл луч неизречённого света, превосходивший сияние солнца, и озарил то место, где стоял на молитве святой Аверкий. Все, бывшие там, не могли перенести сей неизреченный свет, пали на землю и только три слепые женщины стояли неподвижно. Когда луч коснулся очей слепых женщин, они прозрели и блистание небесного света прекратилось.

Святой спросил прозревших:

— Что увидели вы прежде всего, когда вернулось вам зрение?

Тогда первая сказала:

— Я видела Ветхого старца, Который прикоснулся к очам моим.

Другая сказала:

— Видела я прекраснейшего Юношу, Который дотронулся до моих очей.

— А я видела, — воскликнула третья, — что очей моих коснулся пресветлый Отрок.

Услышав сие, святой и все, бывшие с ним, прославили Бога, Единого в Троице, творящего дивные и преславные чудеса».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Этот Великий Свет пребывает как внутри самого человека, так и во всём Космосе одновременно. По отношению же к каждой человеческой личности это внутренний Свет Иисуса Христа, золотой Христос!

А теперь представьте себе — человеку дано своим собственным, «оперативным», «дневным» сознанием познать этот Свет, и не только познать, но «выйти» на Его уровень (здесь, уж извините, любые слова неуклюжи), «встать» на позицию этого Света и воспринимать мир и всё в этом мире «из» чистого Света… И убедиться, что этот Свет является необыкновенным, сверхобыкновенным, фантастическим сокровищем, соизмеримым разве только — нет, не с роскошной виллой в Испании, не с «личным» островом и даже не с обладанием отдельного материка или всей планеты Земля, а разве что с обладанием целой вселенной!

Нет, это очень трудно себе представить, вообразить! В позиции «чистого света» человек вдруг начинает ВИДЕТЬ, чем движим мир и что в нём твориться ежесекундно, что есть причина определённых событий, явлений… Видеть истинные побуждения всех людей… Видеть, как причины события организуют само событие, как это событие развивается, завершается, каково его следствие, что идёт вслед за этим… Более того, тот, кто «вошёл», «погрузился» в чудесный Свет, может сознательно вмешиваться в те или иные процессы и менять их в различную сторону по СВОЕЙ ВОЛЕ… Такой человек становится настоящим волшебником…

Вот оно подлинное тайное знание — всё, в конечном счёте, «соделано» из одного только духовного Света, но наряду с Ним, на фоне Его, в то же время всё произведёно из «разного» света… — из «отражения», из разной степени «преломления», «сгущения» и «распространения» ЧИСТОГО Света.

Мир, в первую очередь, является многообразием света, он состоит из текучих люцидных энергий. И только потом мир предстаёт предметным, твёрдым, устойчивым. Однако «стабильность» и «плотность» мира — это только иллюзия, привычка обычного (не духовного) восприятия… Мир в действительности же очень летуч, преходящ, динамичен. И всё в нём есть действующая светотень и «плотная» тень («занавес», скрывающий Истину), но познавший первоИсточник — ВСЁ ВИДИТ И ПРОЗРЕВАЕТ НАСКВОЗЬ! Он по-настоящему — ЗНАЕТ.

Я вынужден обратиться к следующему сравнению…

Представьте себе, что вам на время дали волшебные окуляры с саморегулирующимся и самонаводящим фокусом. И как только вы их надели — вдруг! — наряду с привычным представлением окружающего вас, «обычного» мира, вы видите различные энергии. За грубым, плотным, поверхностным вы тотчас обнаруживаете суть, побудительную причину, сущую силу. Всё тайное, невидимое, скрытое открывается вам, делается явным. Вы, например, можете видеть «внутренности» тел других людей (как по сосудам течёт кровь, бьётся сердце, что происходит в почках, тканях…). Вы наблюдаете движение соков дерева (всех растений) от его корней вверх по стволу… А сместив фокус своего внимания в микромир, вы способны видеть динамику различных частиц — атомов, молекул, электронов… Общаясь с человеком, вы также «видите» его мысли, чувства в данный момент и как он относится к вам В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Кроме этого перед вами открывается возможность видеть любые события, физически от вас отдалённые на значительном расстоянии. И ещё вы свободно «путешествуете» во времени — в прошлое и будущее. В прошлом — вы узнаёте со всеми реальными подробностями, как достоверно происходили те или иные события. Знание будущего же даёт вам уникальную позицию и возможность «отвести», по меньшей мере, «нейтрализовать» все отрицательные влияния…

Таким образом, меняя угол зрения, вы можете погружаться во всё, что вас интересует — и везде суть световых энергий раскрывает вам сокровенную тайну различных процессов жизни!

В самом деле, если мы начнём рассматривать жизнь со всем её разнообразием, в особенности духовную жизнь, с точки зрения религиозного знания о первичном, несозданном, невещественном Свете, то многое сможем понять (конечно же, только на уровне интеллекта).

Божественный, «Небесный», созидающий Свет — а Он по природе своей «метапсихичен» и превосходит буквально всё — есть абсолютное утверждение вечной жизни во всех её проявлениях. Разного рода же тень (этого Света) является отрицанием существования (она «отменяет» вечность и безусловность его) — это «психика» (парадоксально, но это эзотерический факт — все организмы и несут собой новую жизнь и в то же время стремятся к смерти).

Да и собственно всякая личность является «тенью», является «эго», производной от чистого Света. Тем не менее в этой тени (а в данном случае, в человеке) содержится Свет… тот самый… — духовный Центр!

Но бывает и тень, абсолютно лишённая Света Любви! Тень разумная, планетарная, широкомасштабная — хищная, поглощающая (свет всякой жизни), и на фоне её — индивидуальная, «локальная» тень. А энергия по своему роду и качеству «отрицательная» и только, без возможности своего «обращения» в «положительную», фактически, выступает как «антиэнергия», «антижизнь»…

И вот перед нами рисуются корни происхождения всякого зла — мирового Зла — разрушения, Смерти (Дьявола). Это такое Теневое сознание, которое стремится к утверждению самого себя, ради себя самого вне любви и отдачи (излучения, самоотдачи); оно ТОЛЬКО поглощает и всасывает, а любить совсем не способно… Это сознание, противоречащее, противостоящее всему доброму, светлому, созидательному — всем благим устремлениям к духовному Свету.

Бог есть Свет, и дьявол есть свет («Люцифер» переводится как «светоносный»), но последний — носитель только вторичного, отражённого, и уже не «чистого», не первозданного Света. Пройти все ловушки мировой и локальной («разумной»!) тени, преодолеть все преграды, посулы и искушения, посылаемые светом сумрачным, и получить Свободу, Любовь и Бессмертие (личного осознания) в космическом Свете Любви! Таков правильный Путь…

Христианские мистики ищут сакральный Свет, стремятся к Нему, очищая своё духовное сердце, изначально нечистое, наполненное психической тьмой, «покрытое» теневыми «плёнками» (страстями, желаниями, драйвами…), и приближаются, в ожесточённом противоборстве (бесам) продвигаются к Истине…

Да, чтобы рассматривать тему бесов, психоэнергетической тьмы, нам потребовалось введение в понятие о Божественном Свете. Без какого-либо, пусть самого поверхностного понимания Его невозможно рассмотрение всего остального.

А теперь, собственно, — «бесы»!

Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

БЕСЫ — ПЕРВОЕ «ЗНАКОМСТВО».

Бесы содержат в себе (в отличие от человека) ТОЛЬКО психическую тень (она враждебна всему живому) — разумную, в разной мере сознательную тень — волю, собственную стратегию поведения, мотивы и единый, общий замысел (действия). Они не способны приблизиться к Свету Любви даже теоретически, потенциально, так как их структуры Его лишены совершенно без возможности установления каких-либо связей с Ним. Тем не менее бесы сознательны, однако…

Бесы, как это ни странно и парадоксально звучит, представляют собой существование вне бытия. Что это значит? Они существуют постольку, поскольку имеют «сознание» (локальную «светотень»), но не обладают биологическими телами. А с духовной, эзотерической точки зрения, «жить», «быть», а также возможность действовать на других, — означает, прежде всего, наличие в любом виде сознания. И бесы не существуют… поскольку полностью лишены Света Любви — единственного сущего показателя Жизни!

Бесы лишены собственной плоти, своего организма, и в то же время они используют чужие тела, истощая их…

«Мы не можем видеть бесов, как видим тело наше, но они видят нас. Когда вселяются в душу нашу богопротивные помыслы (а мы принимаем их), то чрез то как бы вселяются в нас и делаются видимыми в теле нашем».

(Св. Антоний Великий)[3].

Бесы есть энергетические хищники или вампиры, паразитирующие в организме других существ. Они непрерывно отнимают у людей их жизненную силу, провоцируя, вызывая в них те или иные отрицательные состояния, а соответствующие психические выделения сосредотачивают и впитывают в себя…

В определённом смысле человечество движимо бесами, потому что, казалось бы, даже все светлые побуждения (не говоря уже о всём негативном) своими корнями уходят в Эго (гордыню, тщеславие, корысть, самоутверждение)…

Бесы — реальные сущности, но они, в большей степени, действуют скрытно, тайно и осторожно. Бесы — невидимы, но могут быть «видимы»!

Больше того — они способны к развитию — всякая тень (сознания) с течением времени может «сгущаться» и уплотнятся, копить и накапливать свою силу. А с неких пор бесы становятся независимыми, автономными энергоструктурами. И хотя они непрерывно находятся в поиске дополнительных источников силы с целью «собственного» использования, у них есть один могущественный Хозяин — Мировая, глобальная Тень, планетарный Разум, «Князь Тьмы», задачу и планы Которого они выполняют…

Приставка «бес» (или «без») относится к отрицанию — энергетическая природа бесов заведомо отвергает в любом виде добро, свет, созидание, жизнь (напр., «бессердечный», «безжизненный»…). Общеславянское слово «бес» исконно родственно литовскому baisus — «страшный», и в конечном счёте восходит к индоевропейскому bhoi-dho-s — «вызывающий страх, ужас». А свт. Димитрий Ростовский определяет эти негативные сущности следующим образом:

«Слово “бес” есть перевод греческого слова демон, диавол. В Священном Писании Нового Завета бес обычно означает злого духа или диавола. Бесы хотя веруют и трепещут, и признают Иисуса Христа Сыном Божиим, но суть слуги сатаны. Люди, подпавшие под власть бесов, называются бесноватыми, страждущими от нечистых духов (Мф.4:24; Лк.6:18). Исцеление бесноватых, по отношению к бесам, называется изгнанием (Мф.8:16), а по отношению к самим страдающим называется исцелением…».

Вообще же, под бесами следует понимать ВСЯКУЮ локальную или фиксированную (устойчивую) светотень сознания, действующую на человека в определённом негативном аспекте и направлении. Локальность, минимально накопленный и устойчиво сохранный отрицательный пси-заряд, непрестанно (часто) требующий «подзарядки», — вот отличие бесов от мировой вездесущей энергии разрушения.

Погрузимся, наконец, непосредственно в православно-христианские тексты и описания, в которых изложен сокровенный духовный опыт старцев, святых познания бесов…

Духовный Свет открывает своим адептам закулисную игру, так сказать, «режиссуру» действующего первичного невидимого мира постепенно. Вот как это произошло с прп. Макарием (Александрийским):

«И пошёл Макарий в церковь… И вот он видит, как по всей церкви прыгают и точно на крыльях перелетают от одного места на другое какие-то точно недоростки — эфиопы, безобразные на вид. В собрании был такой порядок: один читал псалмы, другие сидели и слушали… Рассеивавшие по церкви эфиопы, подпрыгивая к каждому, точно заигрывали: кому двумя пальцами закроют глаза, и тот начинает дремать; другому вложат палец в рот, и тот уже зевал… Вот окончилось чтение псалмов, и братия поверглись для молитвы; тут перед одним промелькнёт образ женщины, перед другим вид постройки, перед всеми вообще — то одно, то другое… И лишь только злые духи представят что-нибудь, как актёры в театре, это и войдёт в сердце молящегося и породит помышления… Но бывало и так: вот подбежали злые духи к молящемуся с каким-нибудь обманом, — вдруг стремглав отскакивали, точно гонимые какой-то силою… Зато к другим, более слабым, они вскакивали на шею, на спину: видно, те невнимательно молились…

Молитвословие окончилось, и Макарий пожелал удостовериться в истине видения. Призвав каждого из братий порознь, над которыми в разных видах и образах издевались злые духи, спрашивал их, не думали ли они во время молитвы о том, о сём соответственно демоническим внушениям, и каждый признавался в том, в чём обличал его Макарий…».

А вот как, например, может быть связана с бесами бытовая и вполне заурядная ситуация…

«По прошествии довольно продолжительного времени святому Вассиану (епископу Лодийскому) пришлось отправиться в Медиолан по церковным делам. Входя в город, он увидал на площади весовщика, который на весах вешал различные товары. Этот весовщик был неправеден, многих обманывал и этим старался доставить себе прибыток. Святой увидал на весах беса в образе маленького эфиопа, перетягивавшего весы, чем и пользовался неправедный весовщик. Святой спросил бывших с ним: “Видите ли вы что-нибудь странное?” Они ответили ему, что ничего особенного не видят. Тогда святой помолился о том, чтобы и прочим для достоверного свидетельства отверзлись очи видеть тоже, что видел он. И действительно отверзлись духовные очи у пресвитера Климента и у диакона Елвония: они увидели то же, что видел архиерей Божий, именно — маленького эфиопа, сидевшего на весах и исполнявшего приказания весовщика…

Святой позвал весовщика и спросил его:

— При помощи какой неправедной меры ты увеличиваешь вес и обманываешь купцов?

— Я не делаю никакой неправды, — отвечал весовщик и клятвой подтвердил, что вес его правилен.

Тогда святитель показал ему на весах адского эфиопа и сказал:

— Этот эфиоп тотчас же войдёт в тебя, сокрушит твоё тело и исторгнет из тебя душу твою со страшными мучениями.

Неправедный весовщик от страха задрожал и, припав к ногам святого с покаянием, обещался отстать от неправды. Святой вразумил его от святого Писания и повелел ему всё, что он нажил неправдой, раздать нищим. После этого святой молитвой отогнал от весов беса и отправился в свой путь».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

А ведь мы с вами часто ходим на рынок и в магазин и нередко имеем дело с продавцами, нечистыми на руку. Да, приблизительно так, но более разнообразно бесы и действуют в своём «повседневном» режиме. Бесы — личности, индивидуальности. И если в первой (церковной) истории речь шла о людях с явно духовными устремлениями (к богопознанию), то представьте себе, сколь активно и разносторонне, но опять-таки незаметно, бесы воздействуют на «обычных» людей! В тайном влиянии бесов на человека и скрывается вся их сила и всё их коварство — а не выявив подлинной причины наших проблем, невозможно устранить и сами проблемы. Фактически, грубо говоря, человеческая личность всячески контролируется и руководствуется многими бесами. Иными словами, человек — это кукла-марионетка, за ниточки которой дёргают пресловутые «сущности». Отчасти и общение между людьми есть не что иное, как выяснение отношений между их отрицательными субличностями, то есть бесами. И это в то время, когда люди наивно верят, что они всегда «сами» намеренно выстраивают свои связи с другими — проявляют пассивность или инициативу по собственному усмотрению. Но не всегда, и не всякий раз выходит продуктивный, позитивный контакт.

Да, в значительной степени контакты людей — это игры, организованные подсознательными (теневыми) структурами. И в этом смысле такая ситуация в целом угадана и оригинально описана известным американским психологом и психотерапевтом Эриком Бёрном в его «трансакционном анализе» и теории «Игры людей»[4]. Однако нередко бывает, что человеческое общение и вовсе от людей не зависит! Так это открылось христианским мистикам, и множество раз:

«Видно было святому Нифонту (епископу Кипрскому) и то, как бесы ходят в народе и искушают людей, внушая им осуждение, клевету, ссоры и различные скорби. Однажды он увидал одного человека за работой, и вот пришёл к нему бес и начал шептать ему на ухо, неподалеку работал другой человек, пришёл бес и тому пошептал на ухо, тогда они, оставив работу, начали ссориться. Блаженный же, встав, сказал:

— О бесовский соблазн! Как ты сеешь вражду между людьми!».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

В самом деле, обращали вы когда-нибудь внимание, например, на такие случаи? Вот вы, продвигаясь по тихой, дворовой улице, находитесь в хорошем, спокойном расположении духа. Но выходя на многолюдный проспект и погружаясь в толпу (в коллективное сознание!), вдруг ощущаете некие сторонние негативные импульсы и легко проникаетесь, «заражаетесь» соответствующей атмосферой. Вы вдруг становитесь суетливы, нервозны и беспокойны сами, и ни с того ни с сего озлобляетесь на спешащего рядом и случайно, не сильно задевшего вас человека. Теперь, надеемся, вы должны знать, под «чьё» влияние вы попали.

В другом (поучительном) эпизоде мы узнаем и о таких крайностях:

«В одном иноке бесы поселили такую ненависть к преподобному Афанасию Афонскому, что он не желал даже глядеть на него, и по действию бесов в нём так возросла злоба, что он покушался даже на убийство. Приготовивши и отточивши меч, он изыскивал подходящего случая, чтобы убить преподобного отца. Как-то раз ночью, когда все спали, а преподобный пребывал в своей келлии в бодрствовании на молитве, убийца подошёл к келлии святого, под предлогом, — будто имеет весьма нужное к нему слово; в то же время он держал под рукою обнажённый меч; он стукнул бесстрашно в дверь, говоря:

— Благослови, отче!

Преподобный же отец спрашивал из келлии:

— Кто ты?

И немного приотворил дверь.

Убийца же, испугавшись отеческого голоса, с трепетом упал на землю. Бог, охраняющий верного Своего раба, внезапным ужасом поразил убийцу: его руки ослабли, меч упал на землю, и он сам лежал пред ногами отца распростёртым на земле как мертвец».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

В приведённом выше примере ничего не знающий (о духовных феноменах) читатель, возможно, усмотрит художественное преувеличение, однако никакой гиперболы в нём нет. Дело в том, что в случае духовных подвижников (в особенности отшельников) проблемы бесовской напасти обостряются в десятки и сотни раз. Ну, а если мы с вами возьмём нашу «повседневную», «обычную» жизнь — разве вы хотя бы однажды не испытывали необъяснимую, спонтанную ненависть (по меньшей мере, сильную антипатию) к какому-либо человеку, который вам лично ничего плохого не сделал или, вообще, которого вы видите в первый раз? Бывало?

«Своих первых» бесов от случаю к случаю я стал наблюдать именно в других людях. Помнится… — а я ни в коем образе не сравниваю себя со святыми, речь идёт только об эффектах моей, на то время, молитвенной практики. Я просто хочу подчеркнуть тот факт, что учение православных старцев живо и действенно до сих пор — вспоминаю… Как-то я общался на улице со своей старой знакомой. Вначале разговор шёл ровно, доброжелательно. Но потом вдруг… взгляд женщины стал туповатым, бездумным, глаза стеклянными, — и она ни с того ни с сего начала отпускать колкости в мой адрес, доходившие до прямых оскорблений. В это время (естественно, в моём субъективном переживании-восприятии) на её плече «проявилась» небольшая фигура — волосатый, серый и злой «лилипут» с головой, схожей с крысиной, он скалил острые зубы в мою сторону и одновременно ядовито шептал именно то, что говорила моя знакомая…

Да, люди в полном неведении, «кто» их окружает и «кто» опекает. Вот почему в православной мистике существует отдельное знание — и мы представляем его — как целостное учение о духах зла или бесах.

Духовное развитие же (а равно самопознание) представляет собой «очищение», освобождение от всяких действующих на человека негативных структур — просветление собственной психоэнергетической тьмы. И не тешьте себя иллюзиями по поводу того, что вы свободы от бесов. По неким «среднеарифметическим» данным их в каждом человеке несколько сотен. Другое дело, что они могут быть не столь развиты или активны, а когда они развиты или даже переразвиты, то тогда, как правило, речь идёт о ярко выраженном психическом или физическом заболевании, во всяком случае — о страсти, пороке. Но есть смысл в логически последовательном изложении материала…

ОБЩЕЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЕСОВ.

Упоминание о бесах мы можем обнаружить уже в ветхозаветных книгах (т. е. до рождения И. Христа). Но, скорее всего, эти сущности были опознаны ещё раньше — первыми разумными людьми в доисторическую эпоху — первыми шаманами, колдунами, жрецами… А само возникновение первых духов зла, естественно, связано с появлением того, кого мы сейчас именуем «Князем Тьмы» и прочими известными именами. И вот как прот. Серафим Слободской (в «Законе Божьем») излагает канонический православный взгляд на этот вопрос:

«Один, самый высший и могущественный ангел, по имени Денница, возгордился своим могуществом и силою, не захотел любить Бога и исполнять волю Божию, а захотел сам стать, как Бог. Он начал клеветать на Бога, всему противиться и всё отрицать, и стал тёмным, злым духом — диаволом, сатаною. Слово “диавол” значит “клеветник”, а слово “сатана” значит “противник” Бога и всего доброго. Этот злой дух соблазнил и увлёк за собою много и других ангелов, которые также стали злыми духами и называются бесами.

Тогда выступил против Сатаны один из высших ангелов Божиих, архангел Михаил, и сказал: “Кто равен Богу? Никто, как Бог!” И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против Сатаны, а Сатана и бесы его воевали против них.

Но не могла злая сила устоять против ангелов Божиих, и упал Сатана, вместе с бесами, как молния, вниз — в преисподнюю, в ад. “Ад”, или “преисподняя”, называется место вдали от Бога, где и пребывают теперь злые духи. Там они мучаются в своей злобе, видя своё бессилие перед Богом. Все они, по своей нераскаянности, так утвердились в зле, что уже не могут быть добрыми. Они стараются коварством и хитростью соблазнить каждого человека, внушая ему ложные мысли и злые желания, чтобы погубить.

Так возникло зло в Божием творении. Злом называется всё, что делается против Бога, все, что нарушает волю Божию».

Собственно, мы напомнили читателю известную библейскую историю. Изначально предсуществовал, существовал (и существует) только кристально прозрачный Свет Любви, то есть Бог. Который ничем неограниченный и вездесущий. Из Него, из первозданного, чистого, метапсихического Света возникли отдельные разумные сущности или «локальности» — ангелы, так сказать, «отблеск» Великого Света; появилось «эго», отдельность, автономия, независимость, индивидуальная воля. Однако не всякое «эго», собственным отражением энергетически отрицая чистый Свет Бога, будет отрицать его своими стремлениями и деяниями. В настоящее время в популярной эзотерической литературе, в особенности в так называемой «восточной» философии и в соответствующих духовных учениях, понятие о мировом Зле и его сущем представителе Дьяволе всячески умаляется, или же дьявол и вовсе отождествляется с Богом (Абсолютом). Например, утверждается, что Источник один, Бог и дьявол есть суть одно, и будто бы дьявол есть неотъемлемая часть («аспект») самого Бога (это, напр., индийское божество Шива). А раз это так, то и разделять Сущее на две части — является примитивным познанием, следует принимать Бога в Его безусловной, тотальной целостности и т. д. …

В иных теориях существование дьявола признаётся, но в то же время представляется в выгодном (для дьявола!) свете. Утверждается, что между Богом и Сатаной заключён некий союз, есть негласное соглашение, в котором Бог обязывает дьявола искушать человека. Таким образом дьявол выступает чуть ли не равноправным партнёром, союзником Бога, что в итоге также ведёт к отождествлению дьявола с Богом, что не верно…

В самом деле, на фоне подобных «мудрых» концепций христианское учение (о Боге и дьяволе) выглядит очень простым и «двойственным», «расщеплённым» — всё плохое и отрицательное в этом мире мы относим к понятию дьявола, а всё хорошее — отдаём Богу. Мы разделяем. И разделяем в своём уме. В результате всё это оказывается нашими собственными субъективными иллюзиями и проекциями, за которыми глубина познания «подлинного» Бога как бы отсутствует…

В действительности же, православная эзотерика не так уж проста, а то, что она глубокомысленнее многих прочих учений, — сказать мало. И всё станет на свои места, когда мы снова возвратимся к понятию «первичного» и «вторичного» духовного Света. Природа первичного Света, то есть Света Любви, НЕ СПОСОБНА к какому-либо уничтожению, отрицанию (чего-либо), разрушению и пр. В этом Свете нет отдельности, локальности, «Эго». Всё это являет собой уже «вторичный», «отражённый» Свет, космическое или планетарное Эго. Эго, отрицающее Свет Любви и противопоставляющее Себя Богу. И такое Эго справедливо именуется дьяволом.

По поводу же того, что дьявол «произошёл» из Бога, в христианском учении имеется очень разумное объяснение: Бог не создавал дьявола, как дьявола… Это сравнимо с тем, как если бы вы произвели на свет (родили и воспитали) дочку или сына, то это ещё вовсе не означало бы, что они обязательно пойдут против вас и станут вам непримиримыми врагами. Сын или дочь могут быть вам как верными помощниками и друзьями, любить вас, жить с вами в полном согласии, так и быть ненавидящими вас. Аналогично и с происхождением дьявола, как сущности. Один из могущественных ангелов (Денница) восстал против самого Бога и, как утверждается в библейских текстах, привлёк на свою сторону до одной трети ангелов — в результате случилась война, и произошло «отпадение» (разделение на добро и зло). И если эту историю рассматривать лишь символически, — всё равно эзотерический смысл её не меняется…

Таким образом, самые первые бесы (во главе с дьяволом) отказались от Света Любви, стали противоборствующими (Свету Бога) «тенями» и организовали собственное «теневое» пространство — им стало нефизическая, огненная «внутренность» нашей планеты «Земля» и вся её надземная часть, поверхность…

Прообразы бесов суть теневая, низкочастотная, огненная могущественная энергия, холодный безличный Разум Земли в своём первопричинном выражении и концентрации Зла — демоны — относятся к высшей иерархической власти. Они в своём «дробном» делении и энергетическом воплощении до сих пор таковы; и со времён праистории и по настоящее время они существуют в двух формах — в глобальном статичном локале и в динамичном (индивидуальном) аспекте. Способность их к поглощению (вбиранию, впитыванию, всасыванию) — бесконечна. Собственно, эти величайшие демоны («диаволы») и существуют лишь благодаря мировой светотени — локальному свету всех живых существ на земле. Но требуют этого света непрестанно, и в колоссальном количестве. Поскольку всякий свет — свет (светотень) всякой, как органической, так и неорганической жизни — их «пища», питание.

Каким же образом происходит доставка этой «люцидной» пищи-энергии в нефизическое подземелье и кто реализует её? Как появились посредники, слуги, носители одного планетарного Сумрака или сознательного Огня?

ПОЯВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БЕСОВ КАК ЛИЧНОСТЕЙ.

Самое первое деление «не-Эго» (Света Любви) на «эго» создало соответствующую предпосылку и привело к последующим цепочкам дальнейшего «дробления» и к образованию более мелких теневых индивидуальностей — отделившись от планетарного Сумрака, от основных составляющих его глобальных теней, они быстро получили свою самостоятельную жизнь и стали соучастниками и соделателями первой органической деятельности на Земле. Потенциально на энергетическом уровне долговечные или долговременные, бесы «мигрировали» в первые биологические организмы, в которых получили своё развитие — обрели энергетический источник и периодическую «подзарядку». И самой ощутимой в становлении многих из них явилась флора — различные растения и деревья, прообраз первой психической жизни на земле. Одни растения погибали, другие зарождались… Но с гибелью одного (растительного) организма часть его энергии (согласно закону сохранения и преобразования) стремилась к определённой остаточной сохранности и «перенесению» на новое биологическое тело.

Паразитарные свойства бесов обрели своё очередное развитие и качественно более высокий уровень психоэнергетической концентрации, когда на нашей планете появились животные со всеми их признаками психической деятельности. Эта деятельность — непрестанная борьба за собственную жизнь. Это принцип существования дикого зверя, который в то время утверждал на Земле дьявол. Религии Любви ещё не было. Но именно в эту многомиллионную эру бесы, как личности, утверждались и утвердились в собственном существовании во всём своём разнообразии — с деревьев и с диких животных, а также с первобытных людей, «снимались» и «переносились» к последующим поколениям отдельные «сгустки», «поля пси-энергий» в каком-либо одном своём выражении или качестве: сексуальный драйв, агрессия, злоба… Одни и те же вибрации притягивали подобные себе и энергетически сгущались всё больше и больше… А с появлением человека «разумного» произошло ещё большая детализация или спецификация личностей тех или иных негативных сущностей. В итоге сознание, разум, воля, сила отдельной теневой личности хотя и крайне медленно, но неуклонно росли…

В настоящее же время индивидуация отрицательных психических сил и «хождение», «подселение», «внедрение» их, более, происходит либо в рамках одного поколения, рода (людей), либо в пределах одного коллектива или сообщества, либо проявление их (ещё только зарождение и становление) наблюдается в течение одной жизни одного человека.

В первом случае уже достаточно развитые, получившие автономию бесы проецируются от родителей к детям и их детям и т. д., при этом только энергетически укрепляясь (ребёнок инстинктивно копирует отдельные черты характера, негативные привычки своих воспитателей и пр.). Во втором — их активное «хождение» и усиление происходит в тех или иных «сообществах», а именно, на спортивно-зрелищных мероприятиях, как-то: футбольные матчи, театральные постановки, рок-концерты; их участники или зрители известны своим фанатизмом, доходящим до массового психоза…

И в третьем варианте в человеческую личность «входит» либо «сторонний» (ещё не столь развитый) бес, либо самим человеком продуцируется «новый» энергетический «паразит», скажем, — привычка к курению. Сам же, так сказать, «технический» принцип образования беса сводится к следующему…

Всякая человеческая личность обладает неким средним, «фоновым», «стандартным» набором определённых, неизменно повторяемых позиций сознания (настроений, эмоциональных реакций…), которые, что называется, не выходят «за рамки». Но вот при каких-либо условиях (стрессовых или других) оперативное («дневное») сознание вдруг фиксируется в принципиально новой позиции, совершенно не свойственной данному человеку (говорят: «Я вышел из себя»). Это, например, может быть депрессия или неожиданная вспышка гнева. А в этой позиции происходит принципиально другое восприятие конкретных психо-энергий и качественно новая их генерация, аккумуляция (или, при депрессии, — неожиданное обесточивание). При этом организуется, если можно так выразиться, своеобразная «лунка» или энергетический «след». Побывав в новой позиции, сознание естественно «откатывается» к своей обычной пси-области и по-прежнему продолжает свою динамику в её обусловленных границах. Однако всякая образованная «лунка» или всякий оставленный «след» уже «притягивает» оперативное сознание и как бы «просит», напрашивается занять ранее зафиксированную позицию повторно. Почему? Потому что в ранее проложенном направлении, по ранее проложенному пути двигаться гораздо легче. Путь проторен.

Мы наблюдаем процесс только ещё зарождения конкретного беса. Непосредственное же энергетическое рождение и становление его будет происходить, когда «дневное» сознание неоднократно двигается к новой позиции (в нашем примере, гнева или депрессии) и фиксируется в ней снова и снова. А это означает, что в психоэнергетическом объёме (данного человека) продуцируется и структурируется новый тип вибраций (светотени), который соотносится и со своим качеством, и со своей специфической локальностью (конкретным местом). В результате образуется конкретная энергоструктура, сущность, личность (субличность), которая уже сама подвигает человека к её собственному развитию (заставляет!) — испытывать гнев или депрессию всё чаще и чаще. Конечно же, динамика этого процесса или же отсутствие её зависит от многих условий и самого человека, но приблизительно так формируется «личный» бес.

Попутно ответим и на вопрос: «Присутствуют ли бесы в детях?» Ответ таков — «Вселение теневых духов в ребёнка до 5-7-летнего возраста или какое-либо явное проявление их в этот период — явление крайне редкое, но всё же возможное. И это в большей степени связано с негативным наследованием по отцовской или материнской родительской линии. А вот после семи лет следует говорить только о зачаточном состоянии и возможном (но не обязательном) развитии той или иной теневой структуры…».

В результате же всей предыстории и истории индивидуализации теневых сил окончательно обозначилось, как распределение их по действующим ролям (функциям), так и по различным их типам (видам)…

ТИПОЛОГИЯ БЕСОВ.

Святой апостол Павел называет падших ангелов духами злобы «поднебесными», а главу их — князем власти «воздушной».

Падшие ангелы рассеяны во множестве по всей прозрачной бездне, которую мы видим над собою. Они не перестают возмущать все общества человеческие и каждого человека порознь; нет злодеяния, нет преступления, которого бы они не были зачинщиками и участниками, они склоняют и научают человека греху всевозможными средствами.

Свт. И. Брянчанинов.

Все бесы, будучи «родственниками», то есть энергетически однородными (одного общего отрицательного качества), тем не менее обладают собственными специфическими энергоструктурами, весьма отличающимися друг от друга… И в целом их можно подразделить на три основных вида — «внутрипланетарные» (или же просто «планетарные», это, собственно, «люцифаги»), «природные» («стихийные») и «психические». Определения говорят сами за себя: среда обитания первых бесов — инфернальное глубинное подземное измерение; природные бесы относятся к духам природных стихий (ветра, огня, реки, горы, ущелья, леса…). Природные духи, в свою очередь, делятся на «водных», «воздушных», «огненных» и «земных» («растительных» и «минеральных»). И, наконец, род «психических» бесов есть продукт выделения живых организмов (в основном, людей и животных), средой их обитания являются поверхностные земные слои (страты).

Бесы различных пси-структур среди современных людей — наиболее распространённое явление и феномен воздействия. Энергетически эти бесы представляют собой автономный слепок, «связку», «сплав», конгломерат ментальных вибраций одной частоты вкупе с вибрациями того или иного драйва, чувства и ощущения. Что делает их самих достаточно сложными и продолжающими развиваться организмами.

Весьма отличаются бесы и по своей силе — по времени всех своих отрицательных накоплений и связанной с этим энергетической плотности. По этому признаку бесов условно можно отнести к трём разрядам.

1. Первый, высший разряд — наиболее сильные; «долгожители». Существуют бесы, которым не одна сотня, не одна тысяча и даже не один миллион лет! Представьте себе, насколько они могущественны и властны! В энергоструктуре такого мощного беса (а он уже относится к категории, к статусу, собственно, дьявола) имеется высокая, сверхплотная, точечная концентрация света, которая окружена столь же сверхплотной тьмой. Однако «центральный» свет очень тусклый, «тяжёлый» и хищный; это не Свет Любви, а напротив, его абсолютное и безусловное отрицание.

2. Второй разряд бесов — условно средний; к нему относятся те сущности, которые обрели устойчивый статус независимых, автономных структур и личностей. Они свободно действуют и перемещаются в любых физических и нефизических измерениях — способны подселяться в один биологический организм, покидать его и переходить к другому, менять «жилище» по собственному желанию и т. д. …

3. И последний, третий разряд — слабых, ещё не отчётливо индивидуализированных бесов; они сильно зависят от того организма, в котором на данном этапе содержатся, «проживают»; они ещё не имеют той силы и власти, которыми обладают первые два вида. Бесы третьего разряда представляют собой только разреженные (не плотные), изменчивые теневые формы.

Естественно, что чем больше у беса силы, тем у него больше власти и над другими подобными ему сущностями. Поэтому имеется ещё одно разделение бесов — по их иерархии; все бесы по отношению друг к другу находятся в соподчинённом положении. Таким образом, можно говорить о многоуровневой, многоступенчатой иерархии, а при упрощении — о высшей, средней и низшей. Но не вдаваясь подробно в этот вопрос (а более детальные классификации, вообще, существуют), заметим, что все динамические энергоструктуры в целом подчинены и служат статическим телам (демонов), а «надземные» бесы работают на «внутриземных».

Так, в старорусских христианских описаниях средние и высшие чины бесов нередко именуются особенно «свирепыми» или «лютыми» бесами и бесовскими «князьями», «старейшинами», «начальниками»…

По отношению же непосредственно к человеку (животному) условно различают «внешние» (независимые) и «внутренние» (личные) негативные сущности. «Внутренние» «проживают», паразитируют и развиваются в самом человеке (в его психоэнергетическом объёме). «Внешние» — воздействуют на человека «извне» (или присутствуют «во вне») — со стороны других людей, природных сил и пр. При этом «внутренние бесы» характеризуются ещё и точкой своего «приложения» или областью, частью обитания в теле (человека). Это может быть — печень, сердце, почки, половые железы и т. д. (в действительности же, они содержатся в энергетике этих биологических органов и речь идёт только о соответствии определённым органам).

Кроме этого, падшие духи ещё делятся на «тонких» и «грубых»…

«Существует два рода лукавых духов: одни тоньше, другие грубее. Какие потоньше, те сражаются с душой, а грубые пытаются поработить плоть различными тешащими тело соблазнами. Хотя бесы, действующие против души, совершенно отличны от бесов, действующих против тела, они преследуют одну и ту же цель навредить человеку».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

И наконец, по качеству отрицательной психической силы — а в данном случае бесы сравнимы с минами замедленного действия (в течение всей жизни одного человека) — бесов относят к следующим двадцати основным видам; перед нами своеобразная карта «минных полей»[5]:

1. Дух неверия (в Бога), а это — непробиваемый материализм, сомнения, профанация, пошлость, антидуховность и пр. Это также дух философской отвлечённости от жизни. Сюда же относится и бес «интеллекта» вообще — высокоумия, рассуждения, многословия, создателя многих ментальных теорий, но в том аспекте, в котором человеческому уму (разуму) придаётся повышенное значение в ущерб обнаружения и развития духовного сердца.

В связи с эпохой так называемого «научного» познания мира, а равно «материалистического» мировоззрения, этим духом поражены очень много людей, но самое печальное заключается в том, что большая их часть и не стремится к познанию сущего, эзотерического, заведомо ЗАКРЫТА для всякого рода духовного знания…

2. Бес «эго» («гордый») — главный «многообразный» бес, причина проявления всех остальных; представляет собой очень ёмкий пси-комплекс; а к нему, в первую очередь, относится: гордость, упрямство, высокомерие, наглость, хамство, зазнайство, хвастовство (эффект гоголевского Ноздрёва), превосходство (над остальными), тщеславие, чванство, властолюбие, самомнение, осуждение (других), стремление к славе, «учительству» и т. д. Это также и дух отрицания, противоречия, раскола, дробления, заведомого несогласия.

Предоставим слово многоопытным старцам, которые о бесах знают отнюдь не в теории:

«Из всех помыслов, только помысл тщеславия многопредметен, обнимая почти всю вселенную, и всем бесам отворя двери, как какой злой предатель какого-нибудь города. Он окрадывает ум отшельника, и, наполняя его множеством словес и вещей, губит молитвы его, которыми напрягается он врачевать раны души своей. Этот помысл распложают все побежденные уже демоны, чрез него получая опять вход в душу. От этого помысла рождается и помысл гордость…

Помысл тщеславия есть самый тонкий. Он предстаёт пред тех, кои исправно живут, и начинает провозглашать их подвиги и собирать им дань похвалы у людей…

Бес гордости бывает причиною бедственнейшаго падения души. Он внушает ей, не исповедать Бога Помощником себе, но самой себе приписывать свою исправность, и надыматься над братиями, как невеждами, потому что не все так о ней думают».

(Из Поучения Евагрия Монаха, Добротолюбие, Т. 1).

С «гордым» бесом слишко тесно связаны и другие отрицательные тенденции, но которые достойны отдельного рассмотрения…

3. Бес самовлюблённости (бес-«нарцисс» или «истероид») — демонстративности, себялюбия, капризности, нарциссизма, неуравновешанности, плаксивости, ложной героики, искусственной, показной эмоциональности («истероидный» тип личности) и самообмана.

Так, например, человек, управляемый этим бесом, в знак протеста (против чего-либо) может прилюдно, показательно объявить о своей долговременной голодовке и стойко, героически переносить и «держать» её, но с тайным употреблением по ночам десятка котлет под своим одеялом…

4. Бес обиды — злопамятства, обидчивости, непрощения, мстительности, повышенной ранимости и уязвимости…

Спецификой этого беса является то, что он способен заражать целые народности и надолго (если не навечно) закрепляться в их коллективном сознании. Речь, например, идёт о так называемой кавказской национальной черте — о «родовой», «кровной» мести, длящейся веками А вообще в своём распространённом режиме (воздействия) бес повышенной обидчивости достаточно «безобиден», но очень и очень мешает жить отдельному человеку.

5. Бес алчности или «денежный» бес — корысти, жадности, взяточничества, наживы, стяжания, приобретательства, нескончаемого накопительства, потребления, воровства, торгашества, спекуляций, денежных махинаций… А также ревности — желания полного обладания другим человеком (другой рассматривается как своя частная собственность). Этот бес является, так сказать, одним из «движущих» сил и стимулов деятельности всего человечества на протяжении всей древней, старой и новой истории; и, как известно, относится к одному из семи смертных грехов. В настоящее время в России он значительно превосходит всех остальных или даёт фору соответствующим бесам прочих стран…

6. Сексуальный («половой») бес («половик») — вожделения, страсти, сексуальной власти, насилия, ненасытного наслаждения и извращений… Этот бес, бывший когда-то в своей основе «чистым драйвом» и служивший у животных исключительно родовой программой (продолжением своего рода), у людей стал одним из приоритетных…

Внешне привлекательный, обольстительный и, так сказать, «насладительный», «половик» в действительности же является очень и очень злым и яростным; способен производить массовые психозы (одержимости). Очень быстро истощает человека. А при длительном духовно-аскетическом воздержании может довести буквально до безумия, сумасшествия! В христианских описаниях нередко приводятся такие явления:

«…И тотчас же бес вошёл в девицу и в такой степени распалил её блудной похотью, что она начала бесстыдно кричать, призывая юношу по имени для удовлетворения страсти, сбрасывать с себя одежды, обнажаться, и всячески метаться, сгорая огнём любодеяния. Видя сие, родители её поняли, что болезнь причинена ей диаволом, и повели в монастырь к преподобному (о. Илариону Великому, в то время преподобный собрал уже множество братий и устроил большой монастырь). Когда её вели к нему, бес внутри её вопил и рыдал.

— Мне было лучше, — говорил он, — когда я в Мемфисе прельщал людей сонными видениями, нежели теперь, когда я послан сюда.

Когда же её привели к святому, бес завопил:

— Я неволей вошёл в сию девицу, и насильно послан в неё моим властелином…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

В настоящее время бес сексуальной распущенности значительно социолизировался и получил, если можно так выразиться, «официальный статус» в виде легальной или полулегальной деятельности различных клубов (свингеров, сексменьшинств…), саун, лечебно-массажных кабинетов, проституции, порноискусства, прочих подобных услуг…

Я помню, как этих бесов я впервые «увидел» (и почувствовал их влияние в роли именно «личностей») в одном доме отдыха (Д/О) в виде стаи тёмных жирных летучих мышей с крупными половыми органами. Они были повсюду. Все номера, все залы, все площади, все корпуса — всё было пропитано однозначной нервозной аурой блуда и вожделения до такой степени, что вновь приезжие (для отдыха) чуть ли не сразу кидались в объятья друг друга с известной целью. Не говоря уже о проживающих…

7. Агрессии бес («злой») — гнева, раздражительности, вспыльчивости, дотошности, мелочности (так называемый «эпилептоидный» тип личности), сквернословия (мата), насилия, ненависти, потребности в прямом разрушении; в своих крайних выражениях это уже садизм и убийства (других). Из духовных предостережений христианских мистиков:

«Гнев есть страсть самая быстрая. Он приходит в движение и воспламеняется против того, кто онеправдовал, или кажется онеправдовавшим. Он всё более и более ожесточает душу; особенно во время молитвы похищает ум, представляя живо лице опечалившее. Бывает, что он иногда, закоснев в душе и изменившись во вражду, причиняет тревоги ночью, терзание тела, ужасы смерти, нападение ядовитых гадов и зверей. Эти четыре явления, бывающия по образовании вражды, сопровождаются многими помыслами…».

(Из Поучения Евагрия Монаха, Добротолюбие, Т. 1. ).

Да, это бес, если уж «выдвинулся», вышел из под контроля, то вряд ли его остановишь… Родной, но младший брат гнева — бес раздражительности — кажется мелким, но неприятностей приносит немало. И если гнев выглядит как эмоциональный взрыв, то бес раздражения расходует жизненную энергию небольшими порциями, зато часто и на протяжении практически всей жизни человека. Но оба беса впрыскивают сильные яды в кровь своей жертвы, способствуя значительному, ускоренному старению и всяческим заболеваниям человеческого организма.

8. «Пищевой» бес («пищевик») — естественно, пребывает в органах пищеварения человека и создаёт в нём ненасытную страсть к употреблению различной еды, значительно превышающей потребности организма. Типичнейшее паразитирующее существо — «жиреет» и развивается на энергии пищи, которая телу («хозяина») совсем не нужна, а значительную её часть вбирает, поглощает в себя. Пожалуй, единственный бес, который столь явно и ощутимо «наращивает» себе плоть (ожирение, опухлости, отёчности в тканях) — создаёт своё биотело и «внутри» тела, и «на» человеческом теле; то бишь «тело в теле»…

Пищевик также может проявлять и ярко выраженные «огненные» качества и быть столь мощным, как в нижеследующем примере:

«Однажды к св. Макарию Египетскому был приведён бесноватый юноша. Привела его мать… его с двух сторон держали двое других юношей. Демон, обитавший в нём, имел такую силу, что, съевши три меры хлеба и выпивши ведро воды, то и другое извергал и обращал в пар. Съеденное и выпитое им было истребляемо, как огнём…».

(Палладий, Епископ Еленопольский, «Лавсаик Или Повествование О Жизни Святых И Блаженных Отцов». ).

9. Зависти бес («завистник») — без комментария (тесно связан с бесом-«провокатором», см. ниже).

10. «Депрессивный» бес («депрь») — сомнения, упадничества, разочарования, апатии, печали, скуки, занудства, уныния, тоски, бессмысленности существования и т. д. Что нередко сочетается с — неряшливостью, нечистоплотностью, антигигиеной. Слишком «человеческий» бес. В современном обществе, в особенности среди городских жителей, депрь продвинулся далеко вперёд и стал занимать своё «почётное место» — и, заметьте, животным депрессии (тем более, затяжные) совсем не свойственны!

11. Бес «зависимости» — никотиновой, алкогольной, наркотической, психоделической (гонка за экстатическими переживаниями) и азартных игр.

Если бесы являются личностями, то у них должны быть свои предпочтения, своеобразие, собственный стиль поведения… И в этом вопросе, например, алкогольный бес не относится к исключениям. Он очень любит добиваться власти над человеком, когда тот находится в состоянии одиночества, голода или усталости. Вначале представляется благодушным и добрым…

Алкогольная сущность — очень «русский» бес, в отличие от Европы, Востока и Запада, это вирус исконно «русского» массового сознания — этого беса я впервые увидел-почувствовал в одном винном баре. Он представлял собой щупальце- или клочко-образное сизо-зеленоватое дымчатое существо («Зелёный Змей!»). Правда, тяжеловатое, но весьма томное, обволакивающее и приятное. Оно неодолимо манило, обещало сладостное расслабление и отвлечение от всех-всех проблем. Помимо прочего ещё обещало, не только интересное общение и, в частности, с противоположным полом, но и… Любопытно, что в сфере действия только одного алкогольного беса имеются и такие различия или «под»-бесы, как «пивной, «винный» и «водочный» бесы, которые весьма отличаются друг от друга по своему действию; из которых «водочный» — самый жестокий и злой. А Змеем его называют постольку, поскольку по своему действию в целом он похож на удава, который на время периодически ослабляет свои шершавые кольца, обвитые вокруг жертвы, чтобы снова её душить…

В последнее время в статусе беса зависимости объявился и новый дух — компьютерный бес, в особенности компьютерных игр. Он отрицательно действует на психику и всю нервную систему личности, а некоторых людей быстро приводит к состоянию одержимости, впоследствии значительно их истощая, и даже доводит до сумасшествия. Компьютерный бес очень любит питаться изысканной пищей — детским светом сознания…

12. Бес вины («винник») — ложной скромности, застенчивости, навязчивых угрызений совести, самоосуждения, унижения, заискивания, раболепности (феномен «пажизма»), отчаяния, вплоть до самоистязания, мазохизма и ненависти, направленной на себя (крайняя степень воздействия — нанесение себе физического вреда).

Любопытно — а многие неоднократно наблюдают это — чувство вины, ранее совсем не характерное для зверей, стали испытывать и они с соответствующим «виноватым» и «заискивающим» выражением морды, понурым хвостом (речь, конечно, идёт о домашних животных, в особенности когда их ругают).

При всей своей «совестливости» и «покаянности», винник — очень опасный и вредный бес. А совместно с депрем способен довести человека даже до самоубийства. Как в этом примере:

«В другой раз, проходя по городу, Мартин (епископ Галльский) увидел некоего юношу, который повесился.

— Это зло случилось с ним от действия диавола, — сказал преподобный присутствующим и, обратившись на восток, стал долго молиться Всемогущему, а затем произнес:

— Душе нечистый и лукавый, подвигнувший юношу сего удавиться, во имя Господа нашего Иисуса Христа, явись пред всеми, чтобы тебя видели.

И тотчас явился бес в образе арапчонка, который держал в руках веревку. Глаза его сверкали огнем, губы были черны, зубы — белы, руки — длинны, ноги — кривы, а язык свисал изо рта, как у бешеной собаки.

— Душе нечистый и лукавый, какое твоё занятие?

— Начальником моим, сатаной, я поставлен толкать людей на повешение.

— А зачем ты побудил этого юношу повеситься?

— Этот человек жил не по заповедям, а творил свою волю, нисколько не задумываясь о вечных муках. Он склонил свою волю под иго греха и, будучи уязвлен с головы до ног, потерял надежду на спасение. Тут я и нашёл возможность толкнуть его, чтобы он удавился, и увлечь с собой на муку, поэтому и велик мой подвиг».

(Из Кн. «Новый Эклогион. Избранные Жития Святых, Пересказанные Преподобным Никодимом Святогорцем»).

13. Бес спешки («торопыга») — нетерпения, торопливости, возбуждения, обмана, путаницы, смятения, хаоса, непоседливости, беспокойства, волнения и жажды скорых и частых жизненных перемен.

Очень любопытный бес, если задуматься о нём подольше и посерьёзнее…

Я от него ранее много натерпелся — им наградили меня родители. На первый взгляд он кажется не столь опасным (как остальные), однако если внимательно отследить его действия… Сколько же, в конце концов, этот бес покалечил и уничтожил людей, только создавая различные ДТП (и водители, и пешеходы, зачастую, спешат)! Кошмар!

Торопыга связан со многими другими бесами. У него есть родной брат…

14. «Фоб» или «Фобос» — бес страха, тревожности, пугливости, трусливости, опасения, отчаяния, подозрения «как бы чего не вышло»…

Собственно, отличие «просто» отрицательных эмоций и реакций (а здесь — спешка, страх) от действия определённого беса заключается в их «естественности» в конкретных обстоятельствах, спонтанно вызывающих соответствующие реакции (напр., - опаздывание на поезд, встреча с преступником). Бес же (страха или нетерпения) провоцирует человека и приводит его в свою собственную позицию и по самому незначительном поводу, и вовсе без повода! Бес как бы «перехватывает» человеческое сознание и «сдвигает» и фиксирует его в точке соответствующих вибраций.

15. Бес ленности («ленник») — неделания, лени, пассивности, сонливости, праздности, паразитарности, безволия…

Ох, как же этот бес меня сильно мучил в молодости! Еле выгнал, избавился…

16. Бес «закрытости» от мира — отгороженности от всего, аутимности, холодности, цинизма, чёрствости, безразличия (т. н. «шизоидный» тип личности — «человек в футляре»). Характерен для распространённого типа людей, так называемых «интровертов». Этот бес, в первую очередь, лишает человека одной из главных и значительных составляющих его жизни — эмоциональной части или палитры со всем её многообразием. Бес-«шизоид» очень жёстко и, зачастую, пожизненно блокирует духовное сердце, лишая способности испытывать любовь; на всё, что в этих условиях способен человек — это на преходящую эгоистическую влюблённость, в которой он возбуждённо и тупо «любит» себя самого…

17. Бес «подлый» («провокатор» или «подлец») — лжесвидетельства, доносительства, лести, измены, предательства, ехидства, коварства, подстрекательства, «хамелеонства», шантажа, подкупа… Со всем этим связаны и — заговор, сплетни, оговор, пустословие, навязчивое, изматывающее собеседника, общение (чрезмерная «экстраверсия», «словесный вампиризм»), критиканство…

Это, во многом, «закулисный», «не выпуклый», но, как видите, многоликий и неуязвимый бес.

18. «Биохимический» бес («биохимик») — наименование условное, поскольку всякая подобная сущность по-прежнему остаётся энергоструктурой, тенью сознания. Однако, в отличие от остальных, «биохимик» обладает своим собственным организмом — «микроорганизмом» — определённым вирусом, вредоносной бактерией или клеткой (напр., раковой), а точнее, группой, скоплением этих микрочастиц, стремящихся к распространению и внедрению в определённые среды (см. также гл. «Болезни от бесов»).

19. Бес-«каузал» — причинности, причинно-следственной связи. Его можно рассматривать в двух ипостасях. В первой ипостаси он как бы возвышается над всеми остальными и является будто бы «справедливой» сущностью, совершающей возмездие, наказание человека за его неподобающие, аморальные дела и поступки. Во второй — он воплощает собой те или иные аспекты всех других бесов. У «каузала» нет «лица», он в действительности не представляет собой сущность — это только связь между бесами, только следствие, результат, отклик, и в то же время его присутствие и воздействие очень конкретно и ощутимо. Простейший пример — не заслуженно обидел или оскорбил ты, и через какое-то время некто сильно оскорбил и тебя (воздалось)! Или: человек изрядно напился, упал и сломал себе ногу, за что будто бы и наказал сам себя. В действительности же, человек не виновен — воздействие на его сознание одного беса (в данном случае — алкогольного) привело к «каузалу» — к определённому и, естественно, негативному результату.

«Каузал» зачастую бывает неявным, скрытным, и чтобы его обнаружить, следует обладать определённым эзотерическим знанием. Вот как я «вычислил» одного каузала впервые, и вообще, откуда у меня пришло о нём знание…

Случилось так, что в период моей активной духовной практики (длительный пост, продолжительные молитвы…) сын моей соседки — молодой парень 25-ти лет — неожиданно умер от внезапно, в считанные месяцы поразившей его болезни — рака крови. А до этого он был абсолютно здоров. После этого «между прочим» из разговора соседей — просто проходил мимо — я услышал о том, что моя соседка (за несколько месяцев до смерти своего сына) стала опекуном над одной одинокой пожилой женщиной, кстати, тоже больной раком, в целях наследования её квартиры. И в этот момент я получил «прямое», «мгновенное» знание о «действительных» причинах несчастья в соседской семье. Получил из всезнающего, всевидящего духовного Света. В этих случаях говорят о тяжёлой наследственности, о злой карме — а в этом мире всё так тесно взаимосвязано, переплетено тончайшими, невидимыми, энергетическими линиями, связями! В общем, опекунство и наследование чужой квартиры (тяжело больной женщины) моей соседкой означало, что она «взяла на себя» карму (грехи) её рода, что могло отразиться как на ней самой, так и на любом члене её семьи. «Отразилось» на сыне, причём очень быстро. Таков бес-«каузал». В дальнейшем знание о «каузале» в моём опыте подтверждалось неоднократно. Кроме того, как я выяснил, это было давно известно и в мистическом ви/дении многих христианских молитвенников, я только «переоткрыл» это знание.

Так, нередко, прежде чем изгонять некого беса из человека, православный подвижник указывал на причину вселения этого беса — а этой причиной как раз являлся неблаговидный поступок самого человека — кража, обман, подлог… — тогда старец предписывал исправить положение и только потом избавлял от мучений.

И, наконец, укажем ещё на одну сущность…

20. Бес-«эзотерик» или «эгориальный» бес[6]. Исключительно «духовный» бес, а с некоторых, уже давних пор (с конца 80-х годов) он в нашей стране стал очень популярным, распространённым (см. подобно гл. «Религии бесов»).

Мы обозначили только главные теневые структуры. Но в отличие от «основных», имеются также и бесы более узкой «специализации», напр., бес-«ипохондрик» — непрестанная мнительность и опасения за своё физическое здоровье, или бес «любопытства», или бес смеха, насмешки, «смеховик» — смех крайне редко бывает до конца и по-настоящему добрым, и др.

Существуют и такие энергетически мощные и высокоразумные бесы, которые в своей разросшей структуре интегрировали все выше перечисленные свойства и качества и обрели статус дьявола.

Многие падшие духи по отношению друг к другу находятся в различных связях и сложных взаимоотношениях, но в целом действуют в определённом согласии; и только некоторая, небольшая их часть не совместима между собой: один бес противоречит или уступает другому… Например, «гордый» бес и «злой» бес очень часто уступают «виннику» — они не могут «работать» совместно с ним. А «депрь» и «ленник», напротив, очень дружны и всегда действуют сообща. Опосредованно или напрямую связаны между собой «пищевик» и «половик».

Алкогольный бес находится в очень «тёплых», дружеских отношениях, пожалуй, со всеми, в особенности — с винником, депрем, половиком и гневным бесом (так, ссора может стать хорошим поводом для очередной выпивки). И по поводу этого есть такая поучительная история: один монах, заблудившись в лесу, наконец выбрался к некому дому, в котором жила молодая вдова. А на его просьбу переночевать потребовала в ответ выполнить одно из её условий — убить ненавистного ей соседа, выпить вина или переспать с ней. «Ну, выпить вина — это самое безобидное из всего, что мне предложено», — подумал монах. И выпил. И потом — «переспал», «убил» и т. д.

А вот как о разнородности теневиков говорится в древнем (переведённом) христианском тексте:

«Не может один и тот же бес внушать человеку любую страсть. Для каждой страсти есть определённые духи, которые внушают только её. Одни услаждаются нечистотой, скверной похотей и их смрадом, другие богохульствами, кто-то радуется гневу и исступлению, а кто-то — унынию, кто — тщеславию, а кто — гордости. И каждому из духов нравится внушать именно ту страсть, которую, как ему заметно, душа принимает с охотой.

Они сеют зло и досаждают людям не одним и тем же способом, а в зависимости от времени, места и лиц. Они то помогают друг другу, то сменяют один другого, но не хранят при этом ни строгой последовательности, ни порядка. Впрочем, они приходят к какому-то согласию, когда воюют против нас, и потому, как я сказал, в зависимости от времени и места уступают друг другу. Ведь никто не может одновременно рабствовать тщеславию и разжигаться страстью блуда, надмеваться гордостью и вместе с тем унижать себя чревоугодием, разражаться глупым смехом и в то же время терзаться страстью гнева. Каждый из духов должен соблюдать свой черёд, чтобы воевать с человеком. А если он будет поражён и отступит, то уступает брань духу, который сильней его».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Собственно, все перечисленные теневики — враги человечества, не являются самим Дьяволом, а представляют собой Его аспекты, различные ипостаси и части; они — слуги, посредники, носители Его грозного, хищного осознания… Впрочем, могущественного, влиятельного и «переразвитого» беса нередко именуют Дьяволом, Сатаной, что справедливо.

А теперь ненадолго вернёмся к «трансакциям» упомянутого психолога Э. Бёрна, а наша задача — увязать, насколько это возможно, вещи обычные с эзотерическими и обосновать действенность опыта прошлого в настоящем, сегодняшнем времени, и открыть читателю чудесную духовную перспективу.

Э. Бёрн в процессе общения двух партнёров выделил (с каждой стороны) три составляющих элемента — «Родитель», «Ребёнок» и «Взрослый». Таким образом, контакт двух людей, по Бёрну, — это взаимодействие шести сущностей, что даёт нам всего только девять основных вариантов на данный момент времени. В действительности же, всё гораздо сложнее — в общении людей имеются сотни и сотни соответствий, вариаций и взаимодействий. Пример из общения двух знакомых женщин, или, так сказать, «бесы в быту»…

Первая женщина. Её бес гордости заявляет: «А я сегодня на вечере была самая красивая и привлекательная!..».

На что бес гордости второй собеседницы отвечает: «А мною вообще ВСЕГДА все восхищаются…» Далее — множество вариантов:

Депрь первой женщины в ответ — «Тебе хорошо… А мне не всегда удаётся поддерживать свой имидж…».

Или (она же); бес зависти — «Ну, надо же! Тебе вообще везёт по жизни, удачно вышла замуж за богатого…».

Или (она же); бес гордости — «Зато я, в отличие от тебя, не так легкомысленна и сразу не кидаюсь в объятия незнакомого мне мужчины! У меня великолепная интуиция…».

Или (она же); бес агрессии — «Ну, и катись к своим поклонникам, расхвасталась тут!..».

Или (она же); сексуальный бес (мотивы лесбийской любви) — «Да и я тобой давно восхищаюсь, ты мне самой очень нравишься…».

Или (она же); алкогольный бес — «Ой, как интересно! Давай зайдём в это кафе, выпьем по бокалу вина и ты мне подробней расскажешь, как это тебе удаётся…».

И т. д. и т. п.

Вообще, знание о бесах, об их повадках и приёмах — это целая духовная наука, которую нам оставили в наследие православные старцы и до которой — весьма поверхностно! — ещё только добираются некоторые современные психологи-исследователи. Это наука глубокого самопознания и познания мира; это духовная сокровищница, которая накапливалась столетиями. А сугубо духовные и эзотерические явления одновременно есть отражение самой заурядной, повседневной жизни всякого обывателя. Бесы неуязвимы. Они обитают и действуют не только где-то в монашеских келья и затворах, они среди нас, обычных людей, и могут дать знать о себе в любой момент времени!

«Бес блуда и бес гнева, бес чревонеистовства, бес уныния и сонливости — говорится в Добротолюбие («Подвижнические уроки Св. Иоанна Лествичника», Добротолюбие, т. 2) — не имеют свойства возгордевать ум наш (а напротив смиряют его), бесы же сребролюбия, любоначалия, многословия, и многие другие к злу греха присовокупляют обыкновенно и зло возношения; и бес осуждения подобен им в этом».

В очередной раз подчёркиваем, — эти знания достались нам благодаря тяжёлому, подчас изнурительному, духовному труду старцев, превышающего силы обычного человека; и не только благодаря их внимательности, наблюдательности или многоопытности, но и в связи с их глубоким проникновением в «ткань жизни» и «духовным», тайным (непосредственным, прямым!) видением-прозрением по поводу того, как и с чем приходят и уходят различные бесы (речь уже не идёт просто об их существовании):

«Однажды видел я — свидетельствует Иоанн Лествичник, — как бес тщеславия прогнал брата своего беса ярости. Один брат разсердился на другаго; но пришли миряне, и он вдруг стих, перепродав себя тщеславию; ибо не мог зараз работать обоим сим господам».

«…Многословие безмерно рассеявает ум и не только к духовному деланию делает его неспособным, но и предает в руки беса уныния, который, мало по малу расслабив его, передаёт потом его бесу безмерной печали, а наконец и бесу гнева. Почему должно всегда упражнять ум в соблюдении святых заповедей и в глубоком памятовании славы Господа».

(Из Добротолюбия, Т. 2).

В любом случае очень часто проявление одного беса почти сразу или впоследствии приводит к активности другого беса.

«…И таким образом — приводим ещё выдержки из писаний святых — возбудив в нём (человеке) пустыя надежды, (бес тщеславия) отходит, оставляя далее искушать его (человека), или бесу гордости, или бесу печали, который тотчас наводит ему помыслы противоположные тем надеждам. Бывает, что он и демону блуда передаёт сего, незадолго пред сим досточтимаго и святаго иерея…».

«За гордостию следует гнев и печаль, и последнее зло — изступление ума и бешенство и видение многих в воздухе демонов».

«Узнал я, что бес уныния предшествует бесу блуда и уготовляет ему путь; чтобы крепко разслабив и погрузив в сон тело, дать возможность бесу блуда производить в спящем осквернения, как на яву».

(Из Поучения Евагрия Монаха, Добротолюбие, Т. 1).

В результате, сменяя друг друга, бесы создают «разнообразие» жизни человеческой личности, в то время как «действительная», «настоящая», «сущая» жизнь скрывается ЗА! всей их деструктивной многоплановой деятельностью.

Все бесы (быть может, помимо «депрессивного», «шизоидного» и «ленности») в период своей активности отличаются особой ненасытностью, неистовостью и враждой к человеку. И каждый из них стремится вобрать, поглотить в себя разом всю энергетику — всего человека! Во всяком случае отхватить за один раз кусок (энергии) побольше и пожирнее.

Вообще говоря, когда мы отзываемся о ком-то, как о человеке по характеру вспыльчивом, завистливом, обидчивом или жадном, то характер тут не причём — это действие бесов. Да, там, где мера превышена, где условно «обычная» черта личности становится страстью, одержимостью, аномалией, ненасытной жаждой (чего-либо), пороком, или же просто «выставлена» — там действует соответствующий развитый бес…

Бесы не просто мешают нам жить, быть здоровыми и счастливыми — они медленно или быстро нас убивают (в редких случаях способны убить мгновенно)!

Одна современная история повествует…

«Пришёл к старцу Санаксарского монастыря маловерный мирянин и обратился со словами: “Благослови, батюшка, повеситься!”.

— Не благословляю! — ответил старец, — церковь не признает самоубийц. Так что иди и подумай над этим.

Через несколько дней этот мирянин опять пришёл с той же просьбой.

— Ступай себе, я за тебя помолюсь и подумаю, — сказал старец.

И вот в третий раз уже приходит сей муж и говорит:

— Всё надоело. Завтра я вешаюсь. Благослови, батюшка!

— Хорошо. Только выполни одно условие, — сказал старец. — Когда накинешь петлю на шею, не забудь сказать: “Бесы, вам отдаю плоть свою, а душу — Господу!”.

Пришёл сей мирянин к себе домой. Вошёл в гараж, накинул петлю на шею и произнёс слова, которые сказал ему старец:

— Бесы, вам отдаю плоть свою, а душу — Господу!

И вдруг сзади он неожиданно получил по спине такой удар, что был выброшен на улицу. И одновременно он услышал хор козлиных голосов:

— Нужна нам твоя поганая плоть!

Сей муж так был напуган случившимся, что у него навсегда пропало желание вешаться».

(Из Кн. Иеромон. Трифона, «Чудеса Последнего Времени»).

СРЕДА ОБИТАНИЯ БЕСОВ.

Представьте себе «срез» нашей планеты в психоэнергетическом измерении сначала в направлении от её поверхности к центру, ядру (Аду) — низкочастотная плазма, жгучие массы, топка, тяжёлый плотный огонь. Учёные давно знают об этом. Энциклопедическая справка:

«От поверхности З. к центру возрастают давление, плотность и температура: давление в центре 3–3.6х1011 Па, плотность около 12.5 г/смЗ, температура 5000–600 °C»[7].

И потом представьте — расходящиеся от центра по всей округлой ноосфере Земли (вдоль и поперёк) гигантские полые протуберанцы со столь же тягостным и удушающим качеством… Эти, для точки сознания человека, нескончаемые пространства можно увидеть духовным зрением, они «обитаемы», здесь присутствует «разум»… И в первую очередь здесь поселилась сама смерть! Смерть для всего в прошлом органического, живого. Но смерть очень и очень медленная, нескончаемая… И существует единый закон…

Всё высокое, просветлённое, одухотворённое — все индивидуальности, имеющие духовные связи со Светом Любви, легко отрываются от земли, не входят в поле её неодолимого страшного духовно-магнитного притяжения. Они (после органической жизни) немедленно устремляются и взлетают ввысь, обретая свободу и счастье в духовном Космосе и в Небесах. Напротив, всё теневое, плотное, злое, антилюбовное, низкочастотное и «тяжёлое» после потери тела тотчас — «оседает», «проваливается», «опускается», «притягивается» хищной земной утробой, — планетарным энергокишечником, «трубопроводы», «туннели» которого затаились внутри планеты. И чем ближе к центру Земли, тем жарче, тем невыносимее «сжатие» и душнее; тем сильнее мучается душа — и с полной невозможностью подъёма наверх! С этой точки зрения известный русский писатель-эзотерик Даниил Андреев справедливо сравнивает органическую жизнь личности, её физическое тело со спасательным кругом, которое удерживает («на плаву») и не даёт нечистой, грешной душе сразу утонуть в зловещих глубинах планетарной клоаки. Но как только душа покидает тело, лишаясь опоры, «круга»…

Вообще, имеет смысл если и не представить краткие сведения об инфернальных нефизических измерениях, то, по меньшей мере, напомнить их и обозначить отчётливее самое главное…

Об Аде человечество знало очень давно, но мало кто по-настоящему размышлял над этими известными всем понятиями — «преисподняя», «геенна огненная»… а ведь в этих «избитых», «затёртых» словах содержится «эзотерика», глубокие смыслы, тайные знания (не явные знания, недоступные «непосредственно», «напрямую», «в переживании»). Слова слишком известные и «народные», но от этого смысл их не умаляется. Так устроена психология восприятия человека. То, что вертится на слуху, то, что слишком привычно, теряет свою образность, значимость и духовный контекст, не впечатляет. Не говоря уже и о том, что человек, зачастую, вообще бывает невосприимчивым, нечувствительным к определённым идеям…

В ветхозаветных писаниях в значении ад, могила, низший, нижний загробный мир употреблялось древнееврейское слово «Шеол». Шеол — это некое неподвижное место, в котором почти отсутствует свет и которое не насыщается никогда и ничем. Любопытно, что этот Шеол есть не только «место», «мир» или энергетическое «измерение». Шеол разумен и сам является некой одушевлённой сущностью, а точнее — чудовищем! (Ад — это не только пространство, но и глобальное сознательное существо! Фиксируйте эзотерические смыслы, описания в своей сути очень точны!) Согласно представлениям древних, Шеол проглатывает мёртвых, сжимая над ними свои гигантские челюсти, это хищная и вечно ненасытная, громадная утроба; иные названия (шеола) — «страна безмолвия», «земля забвения», «долина смертной тени», «врата смерти»; здесь каждое слово имеет глубокий подтекст! Причём Шеол находится не внутри земли (не совсем внутри, это было бы слишком просто), а в неком инопространстве (в ином измерении). У Шеола имеется 40 тыс. входов (в него), он в 3600 раз больше земного шара (ноосфера Земли распространяется далеко за пределы самого «тела» планеты!), и состоит из семи частей (прообраз семи кругов ада Данте!), и в каждой из последующей части сила огня в 61 раз жарче, чем в предыдущей; глубина каждого слоя 300 лет ходьбы…[8]

Шеол стал прообразом (основой понятия) «христианского» Ада.

Сам ад или же преисподняя (лат. Locus infernus) означает «нижнее место», «место сокрытия», в славянских языках — «пекло» (напр., в польском языке Pieklo буквально — смола). По смыслу близкое к Аду слово «геенна» или «геенна огненная» (от евр. наименования долины Гинном). Так в древности называлось проклятое место на юге Иерусалима — здесь, в глубоком овраге в качестве жертвоприношения («богу» Молоху) убивали младенцев, позже сюда сбрасывали городские нечистоты, трупы казнённых преступников и падших животных, здесь же непрерывно горел огонь…

Собственно, не говоря уже о материалистической точке зрения, отдельные духовные («популярно-эзотерические») описания с их небрежным, снисходительным отношением к аду, а то и вовсе постулирующие его отсутствие (напр., ад — это только «иллюзия» или «проекция») не могут не вызывать удивлённое недоумение (у тех людей, которые серьёзно интересуются темой духовной), ведь столь очевидно…

Что та или иная энергия отвечает определённой природной среде, а, в свою очередь, эта вещественная «среда» полностью соответствует конкретной энергии (или комплексу однородных энергий). Простые примеры.

Представьте себе прекрасный летний солнечный день. Вы находитесь на лугу, на котором цветёт много пахучих цветов. Воздух ласковый, чистый, прозрачный, он и обдаёт вас нежным теплом, и освежает. В это время вы наслаждаетесь ароматами и вообще своей жизнью, ваше тело ощущается невесомым. Вы в духовном полёте от счастья… И т. д. и т. п. Очевидно, что за всей этой природной идиллией скрывается, присутствует соответствующий комплекс духовных энергий. А теперь перенесёмся в принципиально иное место — в болото. Вы оступились на кочке и проваливаетесь в трясину, болотная жижа воняет, чавкает, она вас хищно вбирает, засасывает, вы пребываете в ужасе. Выбраться очень трудно, вы кое-как цепляетесь, и т. д. И в этом случае действует, в первую очередь, всё та же энергия, но принципиально иного рода. Все духовно-энергетические измерения, по своему качеству, аналогичны земному болоту и солнечному лугу!

И вот, собственно, те же законы в отношении нашей планеты Земля: её недра, её глубины, её пласты, её внутренняя атмосфера (куда засасывает, где «оседает» душа умершего человека) — здесь ядовитые природные газы и руды, здесь концентрации льда, здесь же (в другом слое) бушует неописуемой силы огонь — вся эта «физическая» консистенция (вместе и по отдельности) полностью соответствует как определённому роду энергии, так и пространству сознания, духовному измерению (ибо, в первую очередь, всё есть сознание!). А в том, что адский огонь существует, достаточно убедиться лишь наблюдая магму, всепрожигающую на своём пути, уничтожающую всё живое лаву, извергаемую вулканом из планетарных глубин! Это то самое «пекло», «печь огненная»… Физическое и энергетическое взаимосвязаны, хотя и находятся, так сказать, в иных измерениях, в иных плоскостях (планетного бытия).

Однако есть ещё одно положение, отвечающее принципу Ада и его же существование обосновывающее. По всем духовным понятиям, наша Земля — разумное существо, устроенное по тем же самым законам, каким подчиняется и человек. У человека имеется тело, и у Земли есть своё «тело» (сфероид). Человек обладает системой «пищеварения», и, в равной (точнее, в большей!) степени этой системой обладает Земля! И также как мы поглощаем еду, которую пережёвываем, потом она попадает в желудок, там пища «сжигается», далее следует по кишечнику, где её вещества всасываются, перерабатываются и усваиваются… Те же самые «пищеварительные» процессы происходят и в «теле» нашей планеты! Это вообще принципы мировые, всеобщие, на них строится вся органика человека и материального космоса! И опять-таки науке известно: Земля обладает собственным магнетизмом; всё то, что пребывает в её геозоне, она неизбежно притягивает и вбирает в себя… На психическом уровне Земля хищно, непрерывно, ненасытно питается теми психоэнергетическими вибрациями, которые оставляют после своей смерти любые органические существа. А развитые существа оставляют не что иное, как свои энерготела, свои души. И одна часть их (переработанная светомасса) оказывается в ядре Земли, другая на поверхности этого ядра, третья в системе чуть менее огненных энерготуннелей — но всё это есть Ад! Всё это есть реальность!

Преодолеть утробу планеты, не стать пищей, избежать Ада, выйти из поля её духовно-энергетического притяжения — вот подлинный духовный вопрос и дерзкий вызов, на который способен любой человек!

И вот теперь-то мы можем взглянуть с пониманием и гораздо серьёзнее на известные библейские изречения:

Это «озеро, горящее серою» (Откров.), «озеро огненное и серное» (Апок.).

Это «печь огненная»; «Там будет плач и скрежет зубовный» (от Матф.), там будет «мука вечная», «тьма внешняя» или «тьма кромешная»…

Так, что же такое Ад? Каковы его переживания?

Это известные муки — огонь, мощное давление, удушье, отчаяние, ужас, безысходность и пр. Дело в том, что душа человека (в эзотерике она ещё называется телом сновидения, астральным телом) не только сохраняет всю свою чувствительность (собственного сознания), но оставляет за собой всю остроту восприятия окружающего её пространства или же атмосферы; остроту, превышающую степень переживания органической жизни в десятки и сотни раз! Освобождённая от плоти душа, избавленная от «грубой» физической оболочки душа, есть, так сказать, сам один обнажённый, предельно чувствительный нерв! Ведь именно «оболочка» как раз и притупляла, заглушала и во многом блокировала восприятие всего негативного, всего мученического при «органической жизни» личности! (И об этом в настоящее время знают многие духовные искатели, которые переживали так называемые «осознанные сновидения». В этом состоянии всё отрицательное и всё положительное усиливается во множество раз более, чем наяву: всякая боль предстаёт невыносимой пыткой и адской мукой, а нечто немного приятное обращается в настоящий экстаз!). В связи с этим очевидны и справедливы такие тезисы:

«Обонянием своим грешник будет чувствовать зловоние от составных частей адского огня, например, горючей серы.

Осязанием будет он ощущать только жгучую силу огня. Тело его со всех сторон будет объято и облито огнём. Огонь будет проникать в самые внутренности его…

Вкусом своим он будет испытывать отвратительную горечь от адского огня, и вместе с тем, нестерпимую жажду, так как огонь, опаляющий его снаружи, будет и для внутренности его как бы пищей…»[9]

В связи с этим же вот что ещё любопытно, — Ад не является формой некой загробной жизни. Это не жизнь, не существование, как мы его понимаем. Это нескончаемая смерть, бесконечные муки вечного умирания! В Аду нет времени, Ад вневременный. Одна христианская история так гласит о сей «эзотерике»:

Один тяжело больной человек, изнемогающий от длительной боли, потерял всякое терпение и с воплем просил Бога, чтобы Тот прекратил его страдальческую жизнь…

«— Хорошо, сказал явившийся больному ангел, — Господь, будучи неизречённо благ, соизволяет на твою молитву, — Он прекращает твою временную жизнь, только с условием: вместо одного года страданий на земле, которыми каждый человек очищается, как золото в огне, согласен ли ты пробыть три часа в адских мучениях? Твои грехи требуют очищения в страданиях собственной твоей плоти, ты должен бы быть в болезни ещё год, потому что как для тебя, так и для всех верующих, нет другого пути к небу, кроме крестного, проложенного бесгрешным Богочеловеком. Этот путь тебе наскучил на земле, — испытай эти муки в течение трёх часов, а после, молитвами св. церкви, ты будешь спасён.

Страдалец задумался: год страданий на земле — это ужасное продолжение времени! Лучше же я вытерплю три часа в этих бесконечных муках, — сказал он себе, — чем год на земле.

— Согласен в ад! — сказал он, наконец, ангелу.

Ангел тихо принял его страдальческую душу и, заключивши её в преисподних ада, удалился от страдальца со словами утешения: “через три часа явлюсь я за тобою!”.

Господствующий повсюду мрак, теснота, долетающий отовсюду звуки неизъяснимых грешнических воплей, видение духов злобы в их адском безобразии, — всё это слилось для несчастного человека в невыразимый страх и томление. Он всюду видел и слышал только страдание и вопли и ни звука радости в необъятной бездне ада; одни лишь огненные глаза демонов сверкали в преисподней тьме, и носились пред ним их исполинские тени, готовые сдавить его и сжечь своим гееннским дыханием. Бедный страдалец затрепетал и закричал, но на его крик и вопли отвечала только адская бездна своим замирающим вдали эхом и клокотанием гееннского пламени, которое клубилось в виду трепетавшего заключённого. Ему казалось, что протекли уже целые века страданий; с минуты на минуту ждал он к себе светоносного ангела, — но ангела не было. Наконец, страдалец отчаялся и, скрежеща зубами, застонал; но никто не внимал его воплям. Все грешники, томившиеся в бездне гееннской, были заняты только собой, своим собственным только мучением, и ужасные демоны в адской радости издевались над мучениями людей.

Наконец тихий свет ангельской славы разлился над бездной. С райской улыбкой приступил ангел к добровольному страдальцу и спросил о его состоянии.

— Не думал я, чтобы в устах ангельских могла быть ложь, — прошептал едва слышным, прерывающимся от страданий голосом заключённый. — Ты обещался взять меня отсюда через три часа, а между тем целые годы, целые века протекли в моих невыразимых муках.

— Что за годы, что за века? — кротко отвечал ангел. — Час, один только час прошёл со времени моего отсутствия, и два часа ещё быть тебе здесь.

— Два часа??? — в испуге спросил страдалец, — два часа!!! А это час только протёк???

— Ох, не могу более терпеть, нет сил! Если только можно, умоляю, если только есть воля Господня, — молю тебя: возьми меня отсюда! Лучше на земле буду я страдать годы и века, даже до последнего дня, до самого пришествия Христова на суд, — только выведи меня поскорее отсюда. Невыносимо! Пожалей меня! — со стоном воскликнул страдалец, простирая руки к светлому ангелу.

— Бог, как отец щедрот и утехи, — отвечал ангел, — являет на тебе благодать Свою, исполняя прошение твоё. Но ты должен знать и помнить, сколь жестоки и тягостны адские мучения!»[10]

Кто серьёзно, в полном сознании исследовал свои сновидения, тот должен знать, что на этом уровне существования (сознания) время сильно отличается от физического, «земного». Оно способно как к значительному расширению, так и к сильному сжатию. В любом случае во сне присутствует «иновременность». Смерть же (для какой-либо единицы сознания) по отношении ко времени является ещё более глубинным, трансперсональным, запредельным (всякой физике) измерением, и есть такие пространства, где время как бы отсутствует вовсе… Вот почему говорится о «бесконечных» страданиях в Аду грешника. Это интересный вопрос, ведь обычная логика говорит нам: «Какая несправедливость! Человек грешит всего только свои условные 70 лет, а в наказание получает вечные муки! Подобное не соизмеримо. Это придумано церковнослужителями для устрашения».

В действительности же, никакого преувеличения в этом вопросе нет. Констатируется эзотерический факт. Обывателям ничего не известно о феноменах сознания и о том, что всего лишь одна секунда может равняться вечности, но обоснование этого — слишком обширная тема…

Ад иновременный, и страдания в нём вневременны (хотя «физически» или формально — конечны)…

Другим аспектом его является «червь», образ червя, и не только. Из ветхозаветных текстов…

«Горе народам, восстающим на род мой: Господь Вседержитель отмстит им в день суда, пошлёт огонь и червей на их тела, — и они будут чувствовать боль и плакать вечно».

(Из Кн. Иудифи).

«Что наказание нечестивому — огонь и червь».

(Из Кн. Премудости Иисуса, Сына Сирахова).

«В преисподнюю низвержена гордыня твоя со всем шумом твоим; под тобою подстилается червь, и черви — покров твой».

«И будут выходить и увидят трупы людей, отступивших от Меня: ибо червь их не умрёт, и огонь их не угаснет; и будут они мерзостью для всякой плоти».

(Из Кн. Пророка Исаии).

О каком «черве» здесь идёт речь?

«…Адский огонь останется безвыходно внутри страдальца без возможности прохлаждения адского жжения…

Несчастный страдалец опаляется огнём своей страсти, действующей внутри его, и ни в чём не находит облегчения своему мучению. В этой невозможности и заключается отделённость ада…»[11]

Это «астральный» червь, который неумирающий, ненасытный, пожирающий человека изнутри, это внутренний огонь тех его страстей, которые жгут и мучат без какой-либо возможности удовлетворения этой страсти — ведь физического тела нет, есть только энергетическое; последнее переживает муки снова и снова.

Разложение, уничтожение, распад энергетического тела попавшей «Туда» личности совершается очень медленно и субъективно вечно. Свт. И. Брянчанинов приводит историю о том, как одному человеку открылось об этих адских мучениях…

Жили два друга. Один из них возгорелся чистым духовным желанием познать Бога и избежать посмертного наказания. Он ушёл в монастырь и стал монахом. Другой, напротив, высокомерно насмехался над христианской верой. Случилось же так, что неверующий умер первым, а его верующий друг искренне просил в молитве Бога, чтобы Тот ему открыл посмертную участь умершего. И Бог открыл это в «тонком сне», в духовном видении… Является молитвеннику его умерший друг.

«Что, каково тебе? Хорошо ли? — спросил монах явившегося. — Ты хочешь знать это? — со стоном отвечал почивший: горе мне, злосчастному! Неусыпающий червь точит меня, не даёт и не даст мне покоя чрез целую вечность. — Каков это мучение? — продолжал вопрошать монах. — это мучение невыносимо! — воскликунл умерший… Ради твоих молитв теперь дана мне свобода, и, если хочешь, я покажу тебе моё мучение… При этих словах почивший приподнял одежду свою до колена. О ужас! Вся нога была покрыта страшным червём, съедавшим её, и от ран выходил такой зловонный смрад, что потрясённый монах в то же время очнулся. Но адский смрад наполнил всю келью, и так сильно, что монах в испуге выскочил из неё, забыв затворить дверь. Смрад проник далее, и разлился по монастырю, все келлии переполнились им. Как самое время не уничтожало его, то иноки должны были совершенно оставить монастырь, и переселиться в другое место, а монах, видевший адского узника и его ужасную муку, во всю жизнь свою не мог избавиться от прилепившегося ему зловония, ни отмыть его от рук, ни заглушить никакими ароматами…» (а одна монахиня в Горицком Девичьем монастыре, видела подобные мучения людей в аду и утверждает, что адское зловоние не покидало её в течение целых семи дней, не давая ей вкусить пищи.)[12]

А подлинность, реальность как самого энерготела, так и всех его посмертных переживаний не оставляет сомнений в достоверности подобных историй. Честно, говоря, сам я некогда (и отчасти до сих пор) в православном учении, в его тезисах, историях, объяснениях, описаниях искал определённый духовный вымысел, по меньшей мере, — гиперболу, преувеличение (что поделать, таково для многих из нас, по отношению к религиозным догмам, с детства впитанный скептицизм, недоверие). Я не нашёл этого — сообщается духовная правда, утверждается истина, объясняются процессы «эзотерические» (скрытые, трудно понятные, трудно воспринимаемые)! Странно… в своё время, по голову погрузившись в «поп-эзотерику», я полностью доверял и верил всему тому, что скажут различные духовные учителя (Ошо, Гурджиев…), а христианские описания считал сродни сказкам, во всяком случае, нудным и скучным нравоучением. Оказалось всё наоборот… И на своих догмах православие стояло веками, стоит и стоять будет, потому что они истинны! Их нельзя отменить, можно лишь исказить…

При всей известности и кажущейся доступности православие глубоко «эзотерично». Как, например, ещё об адским огне, об огненных озёрах и реках…

Адский огонь единовременен (иновременен) в трёх аспектах, это:

1. Огонь неугасимый.

2. Огонь несжигающий.

3. Огонь мрачный.

Как это понимать?

Неугасимый огонь — значит незатухающий, неисчезающий — огонь недр нашей планеты и субъективно воспринимаемый как вечный. Но для человека (из позиции земной «поверхности» или земной коры) это довольно абстрактно, поэтому более актуально следующее положение:

«Здешний (“физический”) огонь, когда горит, светит, а пламя того (“инфернального”) огня, когда горит, только жжёт, но нисколько не освещает тьмы внешней; а если бы сколько-нибудь и осветило, то для большого страха и трепета осуждённых, — для того, чтобы видеть мучимые лица грешников… Здешний огонь, объявши человека, вверженного в него, тотчас умерщвляет и в один час сжигает и обращает в пепел; а тот, гееннский огонь, жжёт, но не умерщвляет: грешники, вверженный в этот огонь, не умрут, будучи сжигаемы и мучимы вечно»[13]

И главная опознавательная черта этого огня — неяркость, тление, сумрачность, светотень:

Василий Великий говорит: «тамошний огонь будет огонь несветлый, который во тьме содержать попалящую силу, но лишён светозарности»[14].

Здесь напрочь отсутствует яркая освещённость, отсутствует Свет Любви и какая-либо надежда (спасения), с этим вселюбящим, всесострадающим Светом связанная! «Оставь надежду всяк сюда входящий». Безысходность, необратимость ситуации попавших «Туда» — тотальна и абсолютна! А общую атмосферу ужаса и отчания пребывающих «Там» усугубляет ещё и то, что каждый сферический пласт, круг или слой Ада ограничен, замкнут сам на себя, изолирован от всех остальных — и с полной невозможностью выбраться из одного слоя, чтобы как-нибудь перейти в следующий, менее тяжкий, менее душный и менее жаркий…

Нет, опасное заблуждение среди наших духовных искателей — что библия исчерпала себя (известными положениями), не содержит в себе «эзотерики» и не предостерегает:

«И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки её: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает.

И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки её: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает.

И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, где червь их не умирает и огонь не угасает».

(Еванг. От Марка).

Уместно ещё одно «обозрение». Святой Нил Мироточивый (Афонский) показывает монаху Феофану нефизические глубины и участь грешников в виде/нии:

«Феофан встал и последовал за святым (Нилом), который повёл его в какое-то подземелье. Они стали спускаться вниз, по узкой подземной дорожке, шириной в один охват рук и очень низкой, так что должны были идти пригнувшись; на пути следования их перегоняли низкорослые и чёрные, во образе человеческом, существа; с великой поспешностью и большим старанием они волокли каждый по одному связанному человеку, иного за шею, иного за ноги, иного за руки, иного за волосы, иного за бороду, а одного тащили, зацепив крючком за ребра. Эти чёрные люди так быстро влекли своих узников, что Феофан едва успевал разглядеть их; слышал только хорошо их вопли, причем разобрал следующие. Так вот, которого тащили за шею, вопиял: “Горе мне, нечестивому иерею, дерзнувшему принять священство, будучи столь окаляным плотскими грехами, — се ныне гряду получить заслуженное возмездие”.

Другой, которого волокли за верёвку, привязанную к тайным удам, вопил: “Увы мне, непокорному монаху, ненавистнику старческих приказаний, завистнику подвизавшихся и нерадивцу к собственному монашескому подвигу и за это самое ниспавшему в бездну блудных грехов: мужеложства, сваления, малакии, — се ныне низвергаюсь в бездну ада”.

Один вопил: “Увы мне, положившему доброе монашеское начало, чтобы подвизаться в нестяжании, но в монашестве ставшему многостяжателем. Из-за этого, вместо того, чтобы взойти на высоту блаженства, куда мне был открыт доступ, я, впав в хищения, неправды и многостяжательность, нисхожу в бездну адскую”.

Другой вопил: “Увы мне, безумцу! Покинул я отца, мать, родных, друзей, братьев, сестёр, скрылся от мира под спасительный кров монастыря, но здесь, вместо того, чтобы подвизаться, не искал спасительной свободы от страстей и от всяких попечений, но опутал себя многими заботами и житейскими попечениями о умножении своего имущества, о постройке красивых зданий и стяжании прочих привременных благ; вместо добродетелей стяжевая пороки, ревнуя и стараясь превосходить других не добродетелями, а успехами в стяжаниях злата и прочих благ тленных, в разведении садов и в постройке домов. Этими заботами диавол так меня опутал, но я был несомненно уверен, что стою на пути спасения, как никто другой. Содействием диавольским я так был прилежен и ревностен в трудах ради стяжания сих временных благ, что никогда не ощущал в себе даже усталости, в сих великих суетах ноги мои никогда не утомлялись. И ныне вот куда довели эти многопопечительные и многостяжательные заботы — в бездну, ибо я и жизнь всю свою работал на пользу ада, а не на пользу душевную”.

Ещё один вопил: “Увы мне, монаху-фарисею, который сначала имел доброе намерение и хотел подвизаться в смирении, но впал в лицемерие и ханжество, стал заботиться о своей наружности — бороде и волосах, стараясь быть привлекательным и искусным в лести, в чём преуспел, и вознёсся самомнением. Увлекаемый им, покинул я обитель и отправился в Царьград, там начал завлекать людей своей наружностью, бородой, волосами и обхождением, ища славы человеческой и доискиваясь звания духовника. Когда же достиг, то уподобился змию, соблазнявшему Еву и обвившемуся вкруг древа познания добра и зла, отгрызшему собственными зубами запретный плод, отравившему его ядом языка своего и тем умертвившему весь род человеческий, сделав людей бесчувственными к страху Божию… И те, которые принимали ядовитые плоды от меня, — отравлялись превратными толкованиями и подложными истинами. Старался я привлечь к себе как можно больше духовных чад и, чтобы приманить их, льстил им, как змий, хваля их не только в глаза, но и за глаза; но вместе с тем осуждал духовников иных и духовных чад за грехи их. За это ныне нисхожу на дно ада…”.

Такими воплями оглашалась та адская стезя, по которой бесы волокли тех людей.

Наконец Феофан со святым Нилом дошли до одной, боковой, весьма узкой дорожки; святой сказал: “Следуй за мной”, - и повёл его до конца её, где виднелся как бы закрытый люк от цистерны, из которого, когда святой открыл его, вырвалось пламя и озарило их. Феофан испугался… и спросил: “Что это такое? Колодец сухой или цистерна?” Заглянул в люк, и его глазам представилась глубочайшая пропасть, на дне которой кипела и клокотала расплавленная огненная масса. На поверхности этой массы появлялись тела человеческие, обнажаясь то той, то другой частью тела и вновь погружаясь, — как фасоль, кипящая в воде, восходя наверх и сходя на дно, причём появлявшиеся лица их были уродливы, подобно собачьим и ослиным мордам; из глубины же исходили ужасные стоны и вопли; так одни вопили: “Горе нам, многостяжателям”, другие: “Увы нам, злым мстителям”, “Увы нам, лжецам”, “Увы нам, хулителям”, “Увы нам, мужеложцам”, “Увы нам, иереям прелюбодействовавшим”; и другие подобные возгласы раздавались оттуда…

При этих словах Феофан пробудился, но не мог первое время понять, где он и что с ним; не знал, было ли всё виденное с ним во сне, или наяву. Наконец, он пришёл в себя и уверился, что то, что он только что видал, было с ним в сонном видении; однако руки у него болели, как будто после оков, и не могли свободно действовать; в носу же до трёх недель всё ощущался тот страшный смрад, который исходил из бездны».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

Откровения о существовании Ада людям даются до сих пор! Заслуживает самого серьёзного внимания переживание одной женщины Антонины, нашей современницы (начало 21 века). После автомобильной аварии, уже в больнице, она пребывала на грани жизни и смерти, но в полном сознании. Вот что она впоследствии рассказала:

«Потом что-то зажужжало и какие-то невидимые лучи подхватили меня и понесли. Я не осознавала, что лечу, но чувствовала приближение низа. Он был круглым, как око. Я влетела в него и вскоре оказалась на очень гладкой, как бы асфальтированной, горной дороге. И тут я испытала настоящий ужас, какого никогда не испытывала. Прямо передо мной в нескольких метрах стоял высокий мужчина с очень злым лицом, напоминающим зверя. Я никогда ничего подобного не видела…

Сколько прошло времени, не знаю; только ощутила я, что лечу ещё ниже, как бы раскрылась земная кора, и я очутилась у края глубокой пропасти. Сама пропасть-бездна была колодезеобразной, каменистой, и внутри неё — полумрак. Мне сказали: “Смотри!”. Я посмотрела — темнота, ничего не вижу. Вновь приказали: “Смотри!”. Я хотела им ответить, что ничего не видно, но в этот момент увидела чёткие очертания людей. Их было так много, как головастиков в бочке с водой. Оттуда несло таким запахом, что меня чуть не стошнило. Я прикрыла ладошкой рот и всматривалась в темноту. Люди поднимались, испражнялись (мне было стыдно смотреть, но как по чьему-то приказу я зависла над ними и смотрела) и садились в свои испражнения! Я обалдела от этой мерзости. Возможно ли такое? Как они туда попали? Как их вытащить? Нет верёвки и такая глубина! Хоть я и брезговала, но жаль было их. Из колодезя доносились рыдания, вопли, стоны. Они что-то красное бросали друг в друга. Я присмотрелась — это были черви как бы в присосках. Они впивались в людей. Это был туалет отходов. В нем находились люди многих национальностей, особенно такие, у которых намотано что-то на голове. Нечеловеческие крики, истошные женские вопли тонули в его каменистых стенах. Я поняла, что мне им не помочь. Кто эти несчастные? Как они туда попали? Мне стало жаль их. И услышала строгие слова: “Это мужеложники, скотоложники, извращенцы, развращенцы малолетних, насильники, кровосмесители, блудники, прелюбодеи, развращенцы земной плоти (и другие слова мне непонятные) — это человеческие пороки. Эти люди не прошли земного экзамена”. И тут я прозрела и похолодела. И почему мне это показывают? Я испугалась и тихо, дрожа от страха, спросила: “А я?” “А ты тем и выше, что не ведала этого порока!” Путников своих я не видела, но они везде сопровождали меня и стояли с двух сторон. Мы спустились еще ниже… И тут я увидела П-образные бараки, а в них — узкие ниши, окутанные дымом. Двор заплеван и весь в грязи. Грязь была жидкая и вязкообразная. Из бараков выходили люди неряшливые, грязные. Они дышали дымом и копотью, кашляли и плевались. Казалось, что это чахоточные больные. Там были женщины и мужчины. Женщины выглядели неряшливыми, грубыми старухами, а мужчины — стариками дряхлыми. “Это курящие”, - сказали мне. Я к этому никакого отношения не имела, поэтому меня и не заставили входить во двор…

С обратной стороны двора я увидела под козырьком барачного типа открытые, как в сельской местности, коридоры. Было грязно и небрежно. И вдруг в этой грязи я увидела деток — испачканных и грязных. С ними были две женщины, но они сидели ко мне спиной, как бы присматривая за ними. Сопровождающие объяснили: “Это нерождённые дети”. Я спросила: “Как это?” “Жертвы абортов”. В голове у меня помутилось, волосы, казалось, встали дыбом, я похолодела от страха, стыда и ужаса! Я не знала, куда спрятаться от стыда, от позора. У меня не было больше вопросов и оправдания: “там были мои детки, ведь я делала аборты и не понимала, что это грех, я этого слова не знала! Я испытывала муки и страдания и уже чувствовала, что за них мне придётся отвечать. Мои сопровождающие молчали, чувствуя мою смертельную вину. Женщины, что сидели с детьми, были соучастницами наших деяний, они не понимали своей работы, они страдали за нас всех. Я осознавала свою участь и уже обречённо покидала деток. Вот тогда-то я почувствовала, что меня ведут в моё место, а каким оно будет, — легко представить. Подземные, тусклые и тёмные каменистые селения (нет, не города, а крысиные поселения). Ноги мои отяжелели, как будто на них висели гири. Я медленно брела по узким, тёмным, сырым местам и вошла в длинный коридор. По левую и правую стороны находились узенькие ниши-комнатки. Одну дверь для меня приоткрыли. Я заглянула и увидела длинный обеденный стол, за которым сидела очень тучная женщина, а рядом с нею пустая чашка. Она, как безумная, брала эту чашку и грызла её, как зверь, желая утолить, видимо, сильный голод, но насытиться ею не могла, так как она была пустой. Вокруг её рта были язвы, и сам рот напоминал большую полусгнившую ложку… “Эта тоже при жизни ни в чём себе не отказывала, слово пост ей неведомо, воздержание тоже, хотя своим трудом прокормить это тело невозможно. Вот и будет вечно лизать. Не оставила она после себя и доброго Подавателя; самой всё было мало”. Я не знала, что такое пост, и боялась спросить…

В следующей комнате я увидела молодых людей, которые друг друга щипали, били и испытывали страдания. Я не выдержала и крикнула им: “Зачем вы так?”, но они меня не видели и продолжали делать друг другу больно. В следующей комнате я увидела молодую, красивую женщину, и вдруг она посинела и стала разбухать так сильно, что лопнула, и брызги, казалось, долетели до меня. У неё открылась сильная рвота. Она задыхалась, из глаз текли тёмные слезы. “Это клеветница и склочница”. А женщина как бы набухала и снова становилась тонкою, синенькою, с чёрной массой крови. Я уже испытала человеческий страх: как бы меня где не забыли. Мне очень хотелось закрыть глаза, забыться и ничего не видеть, ничего не знать, ни перед кем не отчитываться. Я уже осознавала прожитое, я содрогалась, ахала, ужасалась, но смотрела… В гранитном склепе я увидела сгорбившихся людей. По множеству голов я поняла, что это люди. Но они были обезображены, согнуты до состояния звероподобных. Они лизали стены, пол, и губы их шептали: “Пить, пить, пить”. Жажда мучила их так, что, видимо, у них внутри всё горело. “Это пьяницы, продавшие и пропившие душу, совесть, стыд, честь, закон и др.”.

Мы начали подъём в гору. Обыкновенные скальные дороги в горах, как бы раздвоенные от вод. Идти было не так уж легко, но после такой тьмы я поднималась куда шустрее, чем блуждала внизу. На восточной стороне как бы рассеялись облака, и метрах в двух от меня я увидела огромное здание с зелёными большими воротами. Я робко постучала. Массивная дверь приоткрылась, и в проёме я увидела двух женщин. Одна из них выглянула и, увидев меня, тут же захлопнула дверь. Одеяние у них было типа монашеских. Я обрадовалась и снова застучала погромче (видя, что мои спутники мне не препятствуют). Тогда вновь открылась дверь, и я увидела, как они приготовили чистую постель. Одежда их была скромная. Одна из женщин, показывая мне рукой на западную часть, сказала: “Слушай голос — принимаем отчитанную!” и… захлопнула дверь. Я посмотрела в ту сторону, куда показывала она, и увидела как бы за бугорком старые серые барачные строения со множеством дверей, как в свинарнике или курятнике. Дверь одного из них была приоткрыта. В ней я увидела множество грустных и страдальческих, лишённых улыбок лиц. Грусти их не было предела, они дружно одевали какую-то женщину и готовили для поднятия наверх. И тут я услышала громкий, торжественный голос, который огласил их убогое жилье. Все замерли, подняв голову куда-то вверх. Я тоже подняла, но ничего кроме величия и торжественности не поняла. Такое я чувствовала в церкви. Потом церковь была разрушена, всё забылось и стерлось из памяти. И вот теперь нахлынуло ощущение спасения и уверенности, что не все потеряно, когда (как мне объяснили мои спутники) в роду появится молящийся, который вызволит прощение. Я упала на колени и, сама не знаю почему, заплакала. Все плакали и ждали вызволения в любом поколении. Кто-то прощён, кого-то вымолили. Я не понимала, но вместе со всеми сострадала. Я уже была не гордой и надменной. Я жила их страданиями. Я подумала: — Ах, если бы все начать сначала, я была бы другой… Но, к моему удивлению, мы вновь вернулись вниз… Открылась скальная завеса, и меня обдало огненным жаром. В каменном огромнейшем котловане, казалось, варилась уха, живая человеческая уха. В серой мгле, как в море, буквально кипела, вздымалась и извергалась, как вулкан в кино, эта жижа, напоминающая раскалённый металл в печах сталеваров. Человеческие головы поднимались, успевая глотнуть воздуха и крикнуть, и вновь погружались в безжалостное пекло мук… Я сама задыхалась, мне не хватало воздуха. Изумлённая, испуганная, незащищенная, я пыталась отвернуться, закрыть лицо руками, убежать, позвать на помощь. Но жертвы сами взывали ко мне. Казалось, они проклинали своё падение, они умоляли, просили пощады, они обезумели от боли. Здесь — убийцы, насильники, колдуны, ведьмы. Здесь те, кто привораживал, кто спокойно не жил на Земле, кто испытывал зависть, а с завистью делал подлости. Они в жизни земной строили “замки”, готовили себе место в преисподней. Они не понимали цены жизни. И тут вдруг появилось лицо женщины, обожжённое, страдальческое и обречённое. “Вот, смотри, она приколдовывала, и ей служили бесы. Теперь она даёт отчёт своим похотям. Ради той короткой жизни она отняла жизнь другую…” Слов я многих не понимала. Я не читала Библии, не понимала многих терминов и от этого страдала, а просить объяснить их в ужасном пекле мне не хотелось. Я чувствовала, что там не моё место, я не заслужила этого. По нашим меркам я была доброю, не чуралась бедности, любого труда, я не хотела быть там со всеми; я трусила, честно говоря, и потихоньку взывала: — Господи! Я уверовала. Только не здесь!… - Ты видела земную ось. А теперь приближаемся к Земле. И вдруг мы остановились у края…

Вдруг я почувствовала сильный толчок и открыла глаза. Рядом с кроватью, на которой я лежала, стоял на коленях мужчина, который меня сбил, и плачущим голосом просил: “Только не умирайте!”.

(Из Кн. Иеромон. Трифона, «Чудеса Последнего Времени». ).

Об Аде в разных формах непрерывно сообщается и самым обычным людям, и духовным искателям (в основном, в сновидении). Приведу ещё один отрывок из письма одной, уже моей читательницы (от 2011 г.):

«Приснилось мне, что я высоко в горах, вокруг ярко-зелёные холмы и белоснежные пики гор. Слева от меня идёт мой собеседник, мы о чём-то оживлённо беседуем, я задаю кучу вопросов, перебивая саму себя, а он на всё с улыбкой отвечает… И хорошо с ним, и радость чувствую. Краем глаза вижу его силуэт, поворачиваюсь, чтобы разглядеть лицо и ничего не вижу — так как он начинает ослепительно светится. Он говорит, пойдём, я тебе кое-что покажу, и ведёт меня к расщелине среди скал, которая плавно переходит в спуск в пещеру. Кругом тьма, но мне не страшно. А где-то в самом низу обрыва и до самого горизонта этой пещеры всё залито приглушённым красным светом — свет исходит от бесконечного количества точек, которые я приняла за людей. От них шло чувство такого горя и чувствовалась такая безнадёжность, что я от жалости к ним зарыдала. Это было такое ощущение — я даже не знаю, с чем сравнить его… Всеобщая скорбь и плач по чему-то утерянному… Так, наверное, только матери оплакивают своих сыновей. Не помню, как оказались мы снова снаружи в горах, где ярко и радостно светило солнце…».

Да, пожалуй, самое страшное и ужасное попавших «вниз» людей является необратимость, вернуть что-либо, «исправиться» уже нельзя. Уже поздно. Слишком поздно. А ведь в «органической» жизни нам говорили, напоминали, предупреждали…

А что же, наконец. бесы?

Бесы не боятся никаких планетарных глубин, потому что это их родной дом, вотчина, среда их исконного обитания. Энергетика тех или иных инфернальных пространств и зон — главная, сущая составляющая их собственных тел, полей, суть их самих. Духи зла сами составлены из той светотени, сходной с тяжёлым огнём, которым насыщен известный всем Ад. И речь идёт только о соответствующей «консистенции», то есть о степени плотности или разреженности отрицательной силы — вплоть до её максимально возможной концентрации в центре Земли…

Впрочем, существуют такие глубины (Земли), которые даже и для некоторых видов бесов означают погибель! Поэтому каждому кругу, пласту Ада соответствует свой тип бесовских жителей. А в целом:

Бесы и инфернал — родственники по крови, то бишь по энергии. Иными словами, нефизическое подземелье является и источником, и производителем бесов. В то время как человек создан и из земли, и из неба. Под «небом» здесь подразумевается ослепительно яркий вселенский Свет, духовный Центр — чистый, прозрачный, небесный Огонь; а под «землёй» — земные энергии, огонь «тяжёлый» и мрачный; «эго» личности. А более определённо: человек — это внутренний Свет Любви и Добра, сам Бог! окружённый со всех сторон плотной стеной всепоглощающей тени — Дьяволом! Бог — искомый Центр и единственно верная цель. Дьявол — искусительная, привлекательная, но зловещая периферия; теневой лабиринт.

И здесь, прежде чем представить очередное слово святым, следует сделать отступление об исключительности их духовных виде/ний вообще…[15]

Один аспект этих виде/ний относится к прямому прозрению в данный момент времени, ко всему тому, как оно есть в действительности или как оно действует и развивается — к ви/дению подлинной сути явления, состояния, пространства, ситуации, человека, структуры… И в частности, к ви/дению энергетических тел (или душ) людей.

Второй аспект — это вневременность виде/ния, его глубина, ёмкость, проникновенность, всеохватность (обзорность); выхватывается или «снимается» главный и очень точный, конкретный смысл. Лучи сознания «видящего» пронзают любые миры (сознания), любые пространства вне времени и вне расстояния — ему не нужно быть там самому. Поскольку Х-лучи духовного Света (к Которому получают доступ) — всесведущ и вездесущ! Да и сами духовные образы, несмотря на «художественность», могут быть трансперсональными, они отчётливо передают смысл, содержание определённых энергий и их структуру. Образы — вне времени, вне статики. При этом их художественные элементы или штрихи совместно и по отдельности заключают в себе подлинную эзотерику — они фиксируют те или иные качества, свойства, причины, признаки, стимулы и пр. Такие виде/ния не являются ни фантазией, ни воображением, ни иллюзией, ни галлюцинацией, ни «субъективной проекцией»; они даже не совсем относятся к «творческим» образам. Потому что «духовные виде/ния» осуществляют уникальную связь с духовным космическим Центром! Это же утверждают и сами старцы:

«Если кто предполагает, что пророческия видения, образы и откровения были делом фантазии и происходили естественным порядком, да ведает таковый, что носится далеко от правой цели и истины. Ибо Пророки и в нынешнее время бывающие у нас священнотайнники, не по естественному какому либо порядку и чину, видели и воображали, что видели и воображали, но божественно некако и паче естества, было то в уме их печатляемо и представляемо, неизречённою силою и благодатию Святаго Духа… Пророки видели виде/ния действием Духа, Который печатлел образы во владычественном их уме. И Григорий Богослов (говорил): “Сей (т. е. Дух Святый) действовал первее в Ангельских и небесных силах, Потом в Отцах и Пророках, из коих одни Бога видели, или познавали, другие будущее предузнавали, когда владычественный их ум от Духа принимал такия образы, по коим они соприсутствовали будущему, как настоящему».

(От Иноков Каллиста И Игнатия Ксанфопулов, Добротолюбие, Т. 5).

Духовные образы — не обычные образы. И вот как в духовном виде/нии открываются тайны исконной среды обитания бесов…

Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

«Однажды, когда Симеон (Дивногорец) был осиян светом от Духа Святого, ему было открыто всё диавольское царство и все демонские мечтания, ибо он видел самого князя тьмы, сидевшего на престоле большом, имевшего венец, блестевший на голове его, причём полки демонов предстояли ему; пред лицом же князя тьмы виднелись все мирские обольщения, уготовляемые им: золото, серебро, камни драгоценные, маргариты; всё это находилось как бы в некоем болоте; всюду слышались гласы труб, свирелей и прочих музыкальных инструментов. И виден был грех в образе красивой женщины, за которой следовали слуги-искусители, соблазняющие людей ко греху: виден был дух суеты, дух нечистоты, дух лености и дух сребролюбия; виден был змий, никогда не насыщавшийся устами своими, готовый пожрать весь мир. Эти духи-искусители пытались склонить ко греху и Симеона; они призывали его ко греху различными лукавыми словами, но он, оградившись обычным оружием своим, — знамением честного креста, — и призвавши имя Христово, всегда отгонял от себя все те мечтания демонские, подобно тому как солнце прогоняет тьму».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Из такой вот среды и исходят, засылаются к нам всё новые и новые теневики. Причём восхождение их на поверхность земли — достаточно быстрое.

И естественно, сближение, родство с бесами, подчинение им, непротивление — означает в конце концов энергетическое единение с ними (энергетическую однородность) и, как следствие, — падение в их мрачные бесконечные (для человека) владения — в теневое сознание Дьявола. Бесы — это врата, приглашение в Ад! И утягивание, «отягощение», рабство, захват, плен… Бесы — это разведчики, провокаторы, шпионы, совратители, действующие в нашем мире в поиске своей жертвы. Причём они дорожат буквально каждой душой человека, но требуют всякого индивидуального света сознания в огромных количествах!

Ну, а где же находится поле их сосредоточения и непосредственной деятельности по отношению к человеку?

В первую очередь зона самого пристального внимания бесов — это сон, наши «обычные» сновидения (см. гл. «Бесы в сновидении»).

Вторым измерением, или, лучше сказать, способом и средством их широкомасштабного влияния на многих-многих людей, является… «эзотерика», то есть (в данном случае) «популярная эзотерика» — разнообразные духовные учения и системы развития (см. гл. «Религии бесов»).

Третьй «площадкой» игр и пребывания бесов служат глухие и труднодоступные (для человека) природные места. Как-то…

«Проходя другой раз по пустыне, блаженный Иоанникий Великий нашёл одну пустую пещеру, в которой обитали бесы. Пещера эта полюбилась преподобному, и он остался жить в ней. Бесы же, не вынося его присутствия, восстали против него явно и причиняли ему различные беспокойства, надеясь испугать его и прогнать оттуда. Они кричали на него, скрежетали зубами, насмехались над ним, пугали его, бегали взад и вперёд, нападали на него и, казалось, колебали всю пещеру. Но святой, по слову Павла, стоял, как бы в день брани, одетый в броню правды и со щитом веры…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Непроходимые леса, пещеры, горы, ущелья, болота… — любимая среда обитания сильных бесов. А в связи с тем, что в наше время, при нашей цивилизации таких мест становится всё меньше и меньше, бесы вынуждены «потесниться» и уйти, и активнее действовать в иных измерениях и средах (отчасти именно поэтому объясняется обилие бесов в старые и древние времена в природных и поселково-деревенских условиях жизни людей).

Кроме того, теневики могут также находиться при кладах (в земле) и на старых кладбищах — здесь вообще сосредотачивается энергетический «минус»; немало их и в животных (включая домашних — в собаке, свинье…).

И вообще бесам требуется некий материальный объём, в котором им, как «расплывчатой», видоизменяющейся энергии, находиться наиболее естественно и комфортно. Но вот если этот объём сделать закрытым (на «выход»), «материально» закрытым или «запечатанным» энергетически неким «заговором», то бесы покинуть этот объём по своему желанию уже не способны. Отсюда возникли восточные сказки о неком сосуде, в котором очень долго живёт какой-либо джин, сказка о старой магической лампе юноши по имени «Алладин», из которой подобный джин вдруг появляется. Подобные мотивы имеются и в старорусских, славянских текстах. Как, например:

«Однажды святитель Иоанн (архиепископ Новгородский), по своему обыкновению, в полночь стоял в своей келлие на молитве. Бес, желая устрашить святого, вошёл в рукомойник, который висел в его келлие и, возмущая воду, стал производить шум. Святитель, поняв, что сие — дело диавола, подошёл к сосуду и осенил его крестным знамением, и так запрещением своим связал беса в умывальнике, что тот томился там долгое время, не будучи в состоянии выйти оттуда; наконец, не вынося более муки, так как сила крестного знамения палила его, бес начал вопить человеческим голосом…».

Или, что очень похоже…

«Однажды, когда преподобный Аврамий (Ростовский) в своей келье перед литургией, прочитав обычные молитвы ко святому причащению, хотел умыть руки перед отходом в церковь, диавол вошёл в умывальницу, желая причинить преподобному неприятность. Уразумев присутствие нечистого духа в сосуде, преподобный взял честный крест, положил поверх сосуда, оградил сосуд крестным знамением и так оставил, долгое время не касаясь его, Бес, палимый крестною силою, мучился и не мог выйти из сосуда…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Сюжеты о нахождение бесов в материальных сосудах, о том, как их туда «заключают» и они там долго томятся; о том, как их «запечатывают» волшебным словом, или выпускают, освобождают… человечеству известны очень давно и нашими современниками рассматриваются исключительно как художественные фантазии, вымысел, но…

Тем не менее… в то время как… Это духовно-энергетическая реальность, правда! В своей основе все эти истории не выдуманы! Такова «эзотерика» действительного процесса, как в следующей истории про Конона…

«…He все бесы были, однако, связаны словом святого; и вот некоторые из них начали наводить на жителей той страны различные болезни, а всего больше оспу. Святой Конон (Исаврийский), уразумев козни бесовские, помолился Богу и тотчас получил власть и над этими бесами. Собрав их всех, он запретил им… а иных связал и заключил в тридцати залитых оловом глиняных горшках, и, запечатлев их крестным знамением, зарыл в землю под своим домом».

И далее, по прошествию многих лет…

«Когда начали рыть землю для фундамента, то нашли в земле тридцать глиняных сосудов, в коих святой Конон заключил бесов. He зная, что находится в тех сосудах, но предполагая скрытое в них золото или серебро, нашедшие обрадовались и разбили один сосуд. Тотчас вышли из него бесы в страшном виде… Все люди пришли в ужас, — некоторые попадали от страха, а некоторые бежали оттуда…

Все в том селении пришли в сильный ужас, так что никто не осмеливался после солнечного заката выходить из своего дома, ибо ночью являлись многие бесовские страшилища и пугали людей и животных, — что на время было допущено Богом в наказание сребролюбивым людям, ожидавшим найти в сосудах сокровище. По молитвам святого Конона, были прогнаны бесовские привидения. Прочие двадцать девять сосудов, заключавшие в себе бесов, были зарыты под церковью святого Конона».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Конечно же, сейчас подобные «сосуды» — исключительная редкость. Впрочем, если вспомнить те известные научные раскопки древнеегипетских захоронений, после которых все учёные одной исследовательской группы необъяснимо при разных обстоятельствах и в разное время в конце концов погибли…

И наконец, ещё одной средой обитания бесов давно уже стало жильё человека и сам человек!

Мне, например, приходилось случайно бывать в гостях, где явно властвуют определённого рода бесы — в этих квартирах (при внешней «нормальности», не «бомжеватости» их жильцов) царствует ужасное запустение: пыль, паутина, горы немытой посуды недельной давности в треснувшей раковине, грязные, оборванные и отставшие стенные обои, кишение тараканов на стенах и на полу, расколотый унитаз, текущие краны, общий беспорядок, хлам… Что, конечно же, в первую очередь говорит не об этих квартирах, а о сознании их квартирантов, и о том, «кто» в действительности в доме «хозяин»! (Это «ленник» и непомерно раскормленный, развитый «депрь», поглотивший собой все комнатные пространства вместе с людьми.).

Изначально же, от рождения человека бесы (здесь пока ещё бесы родителей и воспитанников) стремятся действовать на него только на двух взаимосвязанных планах одновременно — психическом (энергетическом) и физическом (духовный план обнаруживается значительно позже и, зачастую, с большим опозданием!). Теневики изнутри разъедают энергетику и постепенно поражают так связанную с ней психику и физиологию человеческого организма. И до сих пор мало кто знает! — «ЧТО» в действительности является причиной некоторых или многих заболеваний.

Скажем об этом слово.

БОЛЕЗНИ ОТ БЕСОВ.

Не исключено, что для некоторых или многих читателей будет открытием то, что…

Подавляющее большинство всех серьёзных психических болезней и длительных «отклонений» практически относится к явному действию разумных, отрицательных Сил! А это полностью справедливо для: — всех психопатий (истерии, психастении…), шизофрении, различных психозов, неврозов, эпилепсии, паранойи и прочих…

Психически больных людей лечат в психиатрических клиниках, но медики (если это не православные врачи) и не подозревают ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ причины заболеваний их пациентов. В христианской же мистике это явление давно известно, как «одержание», «беснование». И вот что писал свт. Дим. Ростовский ещё в конце 17-го века, что справедливо и до сих пор:

«Влияние бесов на одержимых ими людей обнаруживается всегда через влияние их на тело; душа человека теряет при этом свою власть над телом, между телом и душою сторгается какая-то чуждая сила, которая пагубно действует на телесные органы души. Бес сначала поражает нервную систему тела и действует чрез неё, производя те же самые симптомы, какие производятся и другими влияниями, нарушающими правильную жизнь тела. Бесовская сила действует чрез физическую и умственную природу… Сходство некоторых признаков беснования с естественными болезнями тела только внешнее, обуславливаемое лишь общими законами жизни, нарушения которых всегда могут обнаруживаться одинаково, от каких бы разных причин они ни происходили. И такое учение Евангелия о бесновании нисколько не противоречит данным физиологии и психологии. Так как душа человека может подлежать влиянию даже вещественных сил чрез посредство тела, то тем сильнее она может подпасть под влияние сил духовных, при неспособности души противодействовать таким влияниям… Злой дух, бес, может всецело овладеть душой слабого человека, который по своей личной греховности, или иной причине, делается жертвою страшного бесовского влияния…».

(«Жития Святых». ).

И ранее явления одержания и беснования были (в разных средах, при разных условиях) далеко не единичным явлением. Например, в старорусских, христианских текстах мы обнаружим следующие описания крайнего беснования:

«…Была в том монастыре одна бесноватая, которую с юных лет мучил живший в ней лютый демон, князь других нечистых духов. Эта женщина была связана цепями по рукам и ногам; она скрежетала зубами, свистела, испускала пену и громко кричала, так что все пугались её крика… В этой женщине был такой лютый бес, что никто не мог к ней близко подойти; она была привязана в одной подвальной комнате к столбу, и пищу и питьё ей подавали издали: привязывали посуду к длинной палке, клали туда хлеб, бобы и какую-либо зелень и протягивали к ней; а она часто, схватив посуду с палкой, бросала их в лицо подававших».

«Другой юноша из окрестностей Иерусалима, по имени Марсит, обладал большой силой, так что мог поднять и нести пятнадцать мер пшеницы, и ему не нужно было иметь осла для перевозки тяжестей. При такой силе в него вошёл бес и начал мучить, гоняя по пустыням и полям. Поймав его, окрестные жители связывали ему руки и ноги железными оковами и цепями и держали под крепким запором, зорко за ним наблюдая. Но он убегал, легко сокрушая оковы и запоры у дверей, по причине удвоенной силы, бесовской и своей собственной, и избивал всех встречавшихся ему на пути людей: у одних он отгрызал нос, уши и губы, другим ломал руки и ноги, третьим выкалывал глаза, четвертых, наконец, убивал, перегрызая горло. Много других зверств совершал он в тех местах, и никто не мог его укротить…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Да и в старой (дореволюционной и после революционной) Руси различная «бесовщина» в виде «кликушества», не духовного юродства, бездомного странничества и прочих форм одержания была относительно распространена. А что же сейчас?

Конечно же, подобных (крайних) отклонений в настоящее время в России, видимо, не так много (а может быть, они не бросаются в глаза лишь потому, что психически явно больные люди очень быстро оказываются в закрытом, изолированном помещении для «буйных», в больнице?).

Нам же преподносится, что современная наука (психиатрия, клиническая психология, лекарственная психотерапия), а равно прочие открытия в области медицины, генетики, биохимии, физиологии и неврологии, достигла больших успехов, и учёные наконец выявили причины многих психических заболеваний, во всяком случае научились их подавлять, ослаблять… А все разговоры о бесах здесь — это невежество, безграмотность, обскурантизм, закостеневшее и отсталое религиозное мышление…

Нет, уважаемые господа учёные! Нет, и ещё раз — нет!

Во-первых, проблемы лечения, например, такой разнообразной болезни, как шизофрении или психопатии (в особенности её прогрессирующие или прогредиентные формы) остались прежними — истинные причины, несмотря на те или иные гипотезы, наукой так и не выяснены! Лекарства (так называемые антидепрессанты) могут подавить болезнь только на определённое время (а не вылечить полностью!).

А во вторых… Сами бесы — настоящие психические причины — «мутировали», «приспособились», «нивелировались», «подстроились» (под наше сознание) — они в современном обществе «социолизировались», ведь они же — разумны! Кроме того, эти сущности способны надолго «затаиваться», «затихать», приостанавливать свою деятельность (это и есть период ремиссии, улучшения состояния). И вообще, представляется, что многие или некоторые из бесов просто (внутренне, невидимо) смеются, издеваются над так называемым «научным методом» познания и их представителями — учёными… Потому что этот метод просто никак не затрагивает существование бесов, здесь нужен исключительно метод «религиозный».

При этом мы вовсе не отрицаем науку, как таковую, и её методы, но обосновываем принципиально иную, духовную точку зрения и позицию, которая совсем не потеряла свою актуальность и по-прежнему имеет право быть и отстаивать свои истины. И в связке «Наука-Религия», в её привычном контексте антагонизма и противопоставления или взаимного отрицания этих частей (познания), мы предлагаем их взаимовыгодное сотрудничество, объединение, дополнение одного другим — «Религия плюс! наука», или «Наука плюс религия»! Пора наконец придти к долгожданному единению в известной триаде — «Тезис» (Религия) — «Антитезис» (Наука) — «Синтез»! А ведь религия (по отношению к человеку) современной науке может дать очень и очень многое — вплоть до феноменальных открытий! И, надеемся, эта работа будет из их числа. Бесы!

Но и физические болезни, в особенности те, которые считаются не излечимыми (рак, СПИД…), и многие-многие другие так называемые хронические органические поражения, медицина не победила до сих пор, а по-прежнему их только в лучшем случае кратковременно подавляет и, тем самым, лишь отдаляя кризисные состояния (напр., при помощи антибиотиков). Потому что бесы…

Но как же так? Вправе возразить грамотный читатель. Ведь медицина в прошлом победила, например, массовые эпидемии чумы, холеры, брюшного тифа… Она нашла и до сих пор находит эффективные лекарства против тех или иных вирусов, бактерий, воспалений… И причём тут теневики? Скажем, человек заболел гриппом — «схватил» инфекцию — но своевременно принял нужный препарат — и «как рукой сняло»! Мы наблюдаем явное химическое действие, а никакое не «бесовское»!

Да, — следует пояснение, — внешне это выглядит будто бы так. Но здесь следует должным образом расставить наши «эзотерические» акценты.

Ведь когда мы говорим или читаем, что «медики в очередной раз изобрели новую эффективную вакцину от того или иного инфекционного заболевания», это утверждение необходимо перевести на духовный язык так — «СОЗНАНИЕ человека обнаружило СОЗНАНИЕ таких биоагентов (или же антител), которые способны нейтрализовать СОЗНАНИЕ бесов (а в данном случае бесов «биохимиков»!).

Да. Причина всех инфекционных болезней — нашествие или внедрение в определённое коллективное или индивидуальное сознание биохимических бесов! А подтверждением этого эзотерического факта может, например, служить такое явление — многие христианские мистики «видели», прозревали массовые эпидемии смертельноопасных болезней ЗАДОЛГО (за несколько лет!) до их физического проявления. Потому что они «видели» «сгущённую», надвигающуюся на людей ТЕНЬ СОЗНАНИЯ или структуру в непосредственном энергетическом восприятии или в каком-либо образе. Но речь идёт не только о «биохимиках»…

Ни одна органика, ни одна физиология, биология, ни одна живая ткань не может функционировать вне микродвижения, вне необходимых энергопотоков! Вне энергии. А на этом сущем, невидимом энергетическом уровне и «работают» бесы! И что же они делают? Они расхищают энергию… Они её рассредотачивают, «блокируют», «оттягивают» и замыкают в себе. Они её «отрывают» и «поглощают», лишая те или иные участки тела необходимой жизненности, энергопроводности. И этот процесс — долговременный.

«…Нечистый дух воспользовался немощью тела и непосредственно управляет членами тела. Когда способность души воздействовать на члены тела блокируется, нечистый дух приносит с собой в тело невыносимую безмерную тяжесть и таким образом помрачает и истребляет все умные чувства тела. Такое часто происходит, как мы видим, от чрезмерного винопития, высокой температуры тела, от холода в помещении или от длительной болезни…».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов». ).

Бес сначала «осваивается» (обживается, укореняется) в определённой микроскопической области человеческого тела (в ткани, органе, связке, кости), а потом начинает свою скрытую деятельность — энергетически разрастается, расширяется. Нехватка же, отток, отсутствие должной энергии, несмотря на некоторые реабилитационные процессы в организме, приводят к нарушению функций того или иного физиологического органа или «биоткани» и в конце концов — к патологии самих органов; они либо «сжимаются» (подсыхают, твердеют), либо «расширяются» (воспаляются, опухают). Что и есть уже серьёзная (хроническая) болезнь, плохо поддающаяся или совсем неподдающаяся лечению.

В результате человек длительно страдает; а при медикаментозном вмешательстве ПОЛНОГО излечения не происходит. В лучшем случае имеет место только временное или длительное улучшение… Но стоит вернуть утраченную жизненную силу, стоит только нейтрализовать, убрать, снять или просветлить соответствующую локальную тень сознания — «изгнать беса», как… Человек очень быстро или даже мгновенно будет здоров! Потому что причины болезни заключаются в соответствующих влияниях, как в нашем примере…

«Один из окрестных жителей заболел тяжкою болезнью: в течение трёх недель он не мог ни заснуть, ни принять пищи. Его родные братья решились обратиться за помощью к угоднику Божию (прп. Сергию Радонежскому). И вот, они принесли больного в обитель и, положив к ногам Сергия, усердно просили его помолиться за немощного. Преподобный с молитвою покропил болящего святою водою, и он в ту же минуту почувствовал облегчение, тут же крепко заснул, а проснувшись, в первый раз после столь продолжительной болезни пожелал вкусить пищи, и Преподобный сам предложил ему оную и отпустил от себя совершенно здоровым».

(Из Жития Преподобных Сергия Радонежского И Родителей Его, Схимонахов Кирилла И Марии).

У различных бесов имеются даже свои предпочтения и излюбленные места или органы «подселения» и обитания в человеческом теле, что, собственно, и приводит к определённым заболеваниям — и об этом известно в христианской мистике. И в этом смысле представим ещё одну относительную классификацию:

«Мозг» (человека) — и соответствующие болезни (воспаления, недоразвитость, атрофия…) — бес «эго» (гипертрофия эго), дух неверия, наркотический бес…

«Горло» — провокатор.

«Лёгкие», «дыхательные пути» — депрь, ленник.

«Сердце» — (повышенное или пониженное давление, аритмия…) — «злой» бес, «торопыга».

«Печень» — (гепатит) — бес агрессии и алкогольный.

«Желудок» — фоб, пищевик, бес агрессии.

«Почки» — фоб, винник.

«Кишечник» — торопыга, депрь, пищевик.

«Половые органы» — половик.

Все органы и части тела — биохимик.

Иногда бес увеличивается настолько сильно и объёмно, что накрывает собой, вбирает в себя всю душу, всё психоэнергетическое тело человека! Тень сознания поглощает живой свет жизненности, что говорит о близости смерти…

Да, определённая часть физических заболеваний — конечно же, далеко не все, но, думается, добрая половина их — это вмешательство и действие бесов!

Бес в аспекте прогрессирующей болезни — (и не обязательно «биохимик») — это отрицательная программа со своей спецификой (и своим ритмом), но с неуклонно разрушительным проявлением по определённой схеме и этапам: скрытый, неявный период внедрения в человека («инкубация»), физические эффекты (кризис), развитие, «затихание», очередная активность и стремление к ПОЛНОМУ подавлению-уничтожению… Любая болезнь, как известно в поп-эзотерике, имеет свой собственный разум, сознание…

Совсем нередко и такое скоропостижное, прогрессирующее бесовское влияние, при котором болезнь развивается слишком стремительно, очень быстро, вплоть до летальности — речь идёт, например, о всевозможных отёках, опухолях, злокачественных воспалениях и наростах. И столь же чудесное излечение — разом! вдруг! — мы наблюдаем при исходе, изгнании беса из больного, страдающего. Что в свою очередь свидетельствует в пользу нашего тезиса — есть немало таких болезней, которые напрямую связаны с антидуховным, «без» нравственным образом жизни людей; и таких болезней немало! А лекарства здесь не помогут — требуется ДУХОВНОЕ очищение!

«Некая женщина, по имени Мария, — сообщается в «Житиях Святых» Дим. Ростовского, — пришла из Вавилона в Мануфин, к мощам святых чудотворцев (Кира и Иоанна). Она привела с собою восьмилетнего сына, у которого, по коварству демонскому, был извлечён из уст язык; язык отрока имел в длину пядь, был гораздо более обыкновенного человеческого языка и имел весьма странный вид: был толст, чёрен, смраден, неприятен для всех, взиравших на него и всё время источал черные слюни. Отрок сей случайно упал при гробе святых на землю и ударился языком о мрамор, бывший там; тотчас язык его, освободившись от бесовского коварства, возвратился на своё место и принял обычный размер, и так исцелился отрок тот».

Понимаем, — чтобы хорошо обосновать идею этой главы — болезни от бесов! — необходимо собрать много исследовательского материала и привести побольше примеров из СОВРЕМЕННОЙ жизни, но… Это не тема данной работы (а этот вопрос достоин отдельного исследования и своей книги). И хотя объявленные здесь истины (о бесах) неизменны — на них не влияет время! — мы пока по-прежнему ограничимся историями из прошлого и доверимся опыту (наблюдений) и знанию православных старцев…

«В другой раз к преподобному (Макарию Александрийскому) был приведён одержимый бесом отрок, который был весь опухший от водянки. Возложив на голову его правую руку, а на сердце левую, преподобный стал молиться Богу. Внезапно отрок вскричал громким голосом, и немедленно из тела его вылилось огромное количество воды. После сего тело отрока пришло в естественное состояние, каким оно было раньше. Помазав отрока святым елеем и окропив его святою водою, преподобный передал его отцу. При сем он заповедал отроку, дабы в течение четырнадцати дней он не вкушал мяса и не пил вина. Так преподобный сделал отрока здоровым».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Впрочем, современных историй на тему «болезни от бесов» немало, как эта:

«Я была мусульманкой, но вышла за русского замуж и стала иногда заходить в храм. Была какой-то болезненной. То давление, то как киста ворочалась в животе. Знающие врачи объяснили: — Да это кишки! Успокаивали, лечили от всего. Но временами болезнь так скручивала, что сводило судорогой руки и ноги, под ложечкой постоянно сосало, и хотелось все время мясной пищи. Карта медицинская была вся исписана. Советовали и выписывали всякие витамины и лекарства. Болезнь на время отпустит, и снова боль. Хотели операцию делать. А коль надумаю в храм, так сразу тысячи предлогов появляется, чтобы не идти. То вдруг знакомые появляются, то еще что-нибудь. И вот в Туапсе приезжает из Питера батюшка Феоктист. Все о нём заговорили. Я тоже прислушалась. Это особый батюшка.

Я, конечно, окрестилась и приняла Православную веру, но болезнь моя прогрессировала…

К 1000-летию Крещения Руси батюшка и приехал. Я, конечно, отложила все дела и пошла из праздного любопытства: “Кто же он, и в чем его особенность?”.

Смотрю, с правой стороны идут все на исповедь. Я стала в очередь. Людей полно! Стою, а у меня живот крутит-крутит, как будто в туалет не ходила сто лет. Я терплю. Думаю: “Я же ничего не кушала, с чего бы это?”. Закружилась голова, слабость такая, что все поплыло перед глазами, и появилось такое зло на всё, что долго исповедуются, что шепчутся. Я как закричу: — Что думаете, все ваши грехи так и снимет, а? Ничего у вас не выйдет. Всякую ересь несла, рычала, размахивала руками. А батюшка только молчал, но стал чуточку поодаль для безопасности. Не помню уж, что ещё делала, только очнулась я на полу. Из меня что-то вышло. Да так, что перекрыло горло, и я потеряла сознание. Очнулась — в храме никого! Люди: заглядывают в окна, в двери с опаскою. Наш батюшка в алтаре. Только батюшка Феоктист надо мною читает молитву и святою водичкою меня поливает. Поднял он меня. Я как родилась на свет. Такая радость! Больше не болела».

(Из Кн. Иеромон. Трифона, «Чудеса Последнего Времени»).

Об освобождении от злой психической силы и о чудесных исцелениях, связанных с этим, читатель может узнать и из других православных источников, включая современные. А здесь мы дополним и такое действие бесов, которое становится и ФИЗИЧЕСКОЙ, МЕХАНИЧЕСКОЙ причиной болезни тела:

«Однажды диавол, желая искусить Аверкия (епископа Иерапольского), принял на себя вид женщины и приступил к святому, прося у него благословения. Взглянув на лицо беса, святой хотел отвернуться от него, но в это время задел правою ногою за камень и повредил её так, что на голени образовалась язва. Перенося сильную боль, святой стоял, не издавая ни одного стона и лишь держался рукою за то место, где была язва. Диавол рассмеялся и, приняв свой обычный вид, сказал святому:

— Не считай меня одним из тех ничтожных и незначительных бесов, которых ты изгонял, я — старейшина их; и вот ты принял от меня язву: исцеляя других от болезни, ты сам ныне болен».

Другой пример:

«После этого случилось ей (прп. Деве Евпраксии) колоть дрова для кухни; когда она взмахнула топором, чтоб ударить по полену, диавол свел её руки; она ударила топором себе по ноге и рассекла голень; рана была очень глубока, и текло много крови. Она в изнеможении упала на землю и лежала словно мертва».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Здесь речь идёт о таком негативном воздействии (бесов) на сознание человека, которое «заставляет» его «забыться», «не рассчитать», «ошибиться», «промахнуться», «потерять равновесие» и, как следствие, — например, оступиться и сломать себе ногу, повредить инструментом руку и т. д. В этой области надеемся на читательское открытие, — ведь речь идёт о весьма распространённом феномене — в очередной раз заявляем —

Большинство всевозможных несчастий и бед, как-то: неудачных падений, автомобильных аварий, производственных травм, бытовых происшествий, трагических случаев… — это вмешательство определённых бесов, в особенности «каузала»!

Кирпич «просто так» на голову человеку не падал ещё ни разу! И с точки зрения духовной науки — случайностей не бывает! Существование — это высокоорганизованная материя и субматерия! Что в целом и по отдельности можно не только «увидеть» духовным зрением — но и «предвидеть»! А для этого необходимо религиозное очищение посредством установления связи с сакральным Светом.

Более того, и те физиологические болезни, которые, казалось бы, связаны только с «физическим» явлением (напр., переохлаждение), в действительности же могут исходить от определённого беса (а тот «уговорил» человека в холодную пору одеться легко).

В самом деле. Если бы от рождения человека, существуя сами по себе, бесы не вторгались бы напрямую в жизнь человека, если бы они в нём (в его пси-объёме) полностью отсутствовали, то человек жил бы очень и очень долго, почти не болея и не старея; срок его органического существования, скорее всего, доходил бы до десяти тысячи лет.

Конечно же, человек во многом сам повинен в своих проблемах, и всё же — главная его вина и слабость заключается в его духовном незнании или в неведении…

ФОРМЫ ВОСПРИЯТИЯ БЕСОВ.

Обычный человек не видит, не обнаруживает, не ощущает бесов, как бесов; их действие он воспринимает, как своё собственное действие, как своё чувство, свою мысль, своё желание или побуждение. Однако те христианские мистики, которые обнаружили тайную жизнь духов зла и «видят» их, указывают на типичные, распространённые формы их восприятия.

Естественно, что образы восприятия многих представителей и воплощённых носителей Зла — агрессивны, устрашающи или безобра/зны, они в разной степени отражают их энергетическое содержание. А форма и содержание, зачастую, не противоречат друг другу, они по смыслу взаимосвязаны.

Психология человека вообще устроена таким «механизмом», который за всякой субъективно воспринимаемой частью (объектом, предметом) немедленно считывает, определяет и «собирает» необходимую форму, полностью отвечающую всем признакам и содержанию этой части (правда, это не абсолютный закон). И в этом аспекте рассмотрим процесс человеческого восприятия…

Итак, бесы представляют собой сгусток, поле, некий объём, сосредоточение или определённый активный заряд энергии; но энергии определённого действия и характера — ранее мы обозначили двадцать их основных видов. Как же происходит «угадывание» этой конкретной энергии? Приблизительно, в общем так, как на нашем рисунке…

Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

Как видно, процесс восприятия состоит из трёх основных составляющих: «воспринимаемое» (объект), «субъект восприятия» (человек) и собственно восприятие — образ.

Как только человек (на психоэнергетическом уровне) входит в прямой контакт с неким полем энергии, так очень быстро его душа сканирует все свойства и качество в целом этого «поля», и тотчас при помощи тех или иных художественных элементов создаёт или организует определённый «образ». Причём на уровне «чистой» энергии и «считывание», и оформление (появление) образа (в сознании человека) происходит мгновенно и в неразрывной связи друг с другом. А на нашем рисунке, столкнувшись с негативным зарядом, люди определили в нём некую грубую человекообразную форму, воплощающую собой ленность или повинность.

Впрочем, сделаем краткое отступление по поводу зрительных, звуковых и прочих галлюцинаций психически неадекватных людей. Чем отличаются их «видения», ведь они также, нередко, наблюдают отрицательные образы?

Разница между галлюцинациями и восприятием бесов святыми очень большая и принципиальная. Святые находятся в тесной связи с духовным Светом, с духовным Центром, именно этот Свет (сам Бог!) и наделяет ви/дением. Больные же люди тоже в отдельных случаях видят бесов, но связь со своим Центром у них оборвана, заблокирована; они вынуждены блуждать на периферии. Сознание психически больной личности расщеплено, не целостно, фрагментарно, да и, собственно, сам факт «отдаления» или «отдельности» от духовного Центра и делает человека больным. И, конечно же, в этом повинны определённого рода негативные сущности. А теперь об их формах…

Вот самые общие распространённые образы бесов:

Облакообразные или квадратные тени, огненные языки, животные, дикие птицы, люди (в особенности чёрнокожие), монстры, различные антропоморфные существа, дьявол в традиционном виде (человек в чёрном плаще или с косой), вражеские иноземные воины (в Древней Руси это были татаро-монголы, поляки, литовцы, немецкие рыцари); иные пси-образы (или образы, «сопровождающие» первые) — «аудиальные» (звуковые), «тактильные» (осязательные, включая давление и температуру), осмические (обонятельные), кинестетические (чувственно-двигательные), вкусовые и ориентированные (пространственные). Из духовного опыта христианских молитвенников…

«…И тотчас после этого всё множество бесов пришло в неистовое движение. Вдруг раздался такой гром, что место это поколебалось в самом основании, и стены распались; и тотчас сюда ворвалось и заполнило жилище Антония (будущего Антония Великого) множество демонов, явившихся в виде призраков львов, волков, аспидов, змей, скорпионов, рысей и медведей, и каждый из этих призраков обнаруживал свою ярость соответственным его виду способом: лев рыкал, готовясь поглотить Антония, буйвол устрашал своим рёвом и рогами, с шипением извивалась змея, стремительно бросались волки, рысь по своему изловчалась к нападению; все эти призраки были крайне страшны по своему внешнему виду, а производимый их рёвом шум был прямо ужасен. Антоний, поражаемый и терзаемый ими, переносил мучительнейшие страдания, но не впал в страх и сохранил бодрость и ясность ума…».

«Много раз преподобный отец наш Антоний Великий рассказывал и о являвшемся ему точно таком же дьявольском образе, который предносился просвещённому Богом взору Иова: “глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя”. В таком страшном виде являлся князь бесовский».

«Преподобный Антоний (Великий) рассказал для душевной пользы слушателей и вот что ещё:

…Однажды демон постучался в ворота монастыря. Выйдя вон, я увидел пред собой огромного великана, голова которого, казалось, достигала до небес. И когда я спросил:

— Кто ты?

Он отвечал:

— Я — сатана».

«…Иногда, желая устрашить его (прп. Исаакия, затворника Печерского), они (бесы) являлись в образе медведей или львов и других лютых зверей, то приползали к нему в виде змей, жаб, мышей и других гадов».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Здесь следует ещё раз сказать об эзотерике «художественности» образов. Почему всё же бесы чаще всего принимают образы диких животных? А традиционный образ самого дьявола представляет собой страшного человека с чертами и элементами диких зверей — когти, волосатость тела, копыта, клыки, рога… Потому что в подобных «штрихах» и «запечатан» главный закон дикой природы, который на земле установил дьявол, — закон чёрной магии. Этот закон диктует сильному поедать слабого, это закон «хищник-жертва». Страх и агрессия — вот составляющие этого уровня (демонического) существования. Это закон, в котором абсолютно отсутствует хоть какая-та милость, любовь, жалость и сострадание. Это закон дикого зверя, напрочь лишённого духовного сердца. Закон, на смену которого давно пришёл путь религии, путь сердца.

Бесы по своему энергетическому качеству и содержанию подобны диким животным! Вот почему в их образах неизменно присутствует вся звериная атрибутика…

«Один юноша, став иноком, подвергся искусительному действию диавола. Исконный враг людей являлся ему в разных образах: то в образе неизвестного зверя или чёрного пса, а иногда, в то время, когда инок сидел в келлие, подобно медведю он ходил кругом келлии и ударял по её стенам. Старец повелел юному иноку прочесть при нём псалтирь. Как только юноша исполнил приказание святого, бесовские мечтания совершенно исчезли, и он освободился от страшных призраков».

«…Диавол же, не вынося столь славного подвига блаженного Симеона (Дивногорца), опять вооружился на него со всем полчищем своим… Иногда он преображался в змей, иногда в различных зверей, устремлявшихся пастью своею на святого; иногда превращался в какую-то необычную птицу, имевшую лицо как у отрока и устремлявшуюся на преподобного; иногда же являлся ему в виде многих воинов, шедших на брань с великими криками, намереваясь согнать святого со столпа и повергнуть самый столп на землю… В другой раз демон явился в виде девицы, чёрной лицом, бесстыдной нравом, пытавшейся обнять руками своими шею святого…».

«…Посмотрев вниз, Симеон (Дивногорец) увидел на земле весьма много бесов, имевших различные образы: одни из них имели образ диких кабанов, другие козлов…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Собственно, формы восприятия различных бесов в виде диких зверей действительны и до сих пор в сознании нашего современника, однако с развитием нашего общества они естественно расширились. И мы можем назвать ещё следующие современные образы (бесов): гитлеровцы, врачи, роботы, подростки, грязные дети, инопланетяне, НЛО, странные действующие агрегаты или машины, световые аномалии (вспышки, лучи), зонды, миниспутники, супердивы или супермены, персонажи известных фильмов ужасов или триллеров, вызывающие страх люди в масках, наши знакомые, родственники и даже родители; покойники, которых знал человек…

А так, например, могут выглядеть некоторые бесы в соответствии с их видом и качеством…

Бес алчности — антропоморфное слизистое существо, пси-образ человека из окружения (знакомого), отличающегося своей жадностью; ворона, человек, поверхность которого обвешена денежными купюрами; карлик…

«Пищевой» бес — чаще всего принимает вид червя, свиньи, человекообразного гамбургера, толстого человека…

Агрессии бес («злой») — чёрная собака, огненное существо, монстр, горилла, волк, тигр, крыса, маг-оборотень, образ вспыльчивого знакомого, тёмные хищные птицы…

«Депрессивный» бес («депрь») — крупная тень, теневой монстр, крупная летучая мышь, морской спрут, чёрная черепаха, серого цвета подушка, замороженные креветки…

Бес «эго» («гордый») — дракон, змей, великан, нападающий лев (тщеславие), человек в чёрном плаще, обезьяна…

Зависти бес («завистник») — агрессивные насекомые (оса, овод, слепень), удав…

Бес спешки и страха — лилипуты, злые карлики, преследование страшными людьми…

Сексуальный бес («половик») — эротического вида вампир, свинья, минотавр (человеко-бык), козёл, соблазнительного вида мужчины или женщины, двуполые люди…

«Биохимик» и «каузал» в аспекте надвигающихся на человека болезней — атакующая ядовитая змея, чёрная кошка, агрессивная крыса, рыба «лещ», длинная пенистая накатывающая морская волна (тяжёлая длительная болезнь), акула, рак, спрут, черви, щука (воспаления)…

А в подтверждение того эзотерического факта, что бесы являются индивидуальностями, личностями, имеется возможность воспринимать их во множестве, как скопление — как группу, стаю или стадо существ.

Однако только визуальными образами явление бесов не ограничивается. Они (и как раз нередко!) воспринимаются ещё и как «Голоса», как правило, звучащие или кричащие в сознании человека — противные, подстрекающие, ругающие, осуждающие голоса…

…Однажды я явно переусердствовал в своей комплексной и активной практике духовного очищения и не увидел, а «услышал» бесов (в это время я шёл по городской улице мимо рынка). Они стали громко ругаться матом в моей голове, создавая в моём сознании невыносимый хаос, смятение, напряжение, отчаяние, страх (ведь так недалеко и до психбольницы!). Это продолжалось минут пятнадцать, и до тех пор, пока я не занял позицию отстранения и всеприятия по отношению к этому неожиданному внутреннему «бунту»…

Ко всему прочему звуковые образы могут быть ещё и «музыкальными» — как фрагменты озвученной (в сознании) музыки. Эти образы в христианской эзотерике известны как «музыкальные помыслы», которые могут звучать часами в голове молитвенника, мешая ему молиться.

Значительно реже бесы проявляются разнообразными неприятными тактильными (кожно-осязательными) ощущениями. И естественно, они всячески стараются оформиться (в сознании) через мысли, желания и побуждения — через «помыслы».

И наконец, бесы способны предстать перед конкретным человеком не только в психическом образе другого человека, но и в его плоти. Как это понимать? Энергетически сильная бесовская сущность может на время «войти» в любого другого «удобного» для этого человека, полностью захватить его сознание и, управляя им, влиять на избранную им личность.

Вопрос формообразования бесов тесно переплетается не только с их наблюдением (со стороны), но и с определённым переживанием и возможным проникновением их в самого «наблюдателя». С тем, что в целом именуется «подселением», «внедрением», «вхождением» беса в человека…

ВХОЖДЕНИЕ БЕСА В ЧЕЛОВЕКА.

Бесы, убийцы душ, побуждают нас или согрешить, или, если не грешим, осуждать грешащих, чтоб чрез то осквернить нас, — и не грешащих.

Св. Иоанн Лествичник.

«И подумал я: вздор! Этого быть не может!.. Посмотрел бы я, как бы посмел в меня вселиться бес, раз я часто хожу в церковь. И в это самое мгновение страшное, холодное, зловонное облако окружило меня и стало входить в мои судорожно стиснутые уста…”.

Как ни бился несчастный Мотовилов, как ни старался защитить себя от льда и смрада вползающего в него облака, оно вошло в него всё, несмотря на все его нечеловеческие усилия. Руки были точно парализованы и не могли сотворить крёстного знамения, застывшая от ужаса мысль не могла вспомнить спасительного имени Иисусова. Отвратительно-ужасное совершилось, и для Николая Александровича наступил период тягчайших мучений»[16].

Вы только что ознакомились с классическим описанием реального проникновения конкретного беса (со стороны) в конкретного человека. Конечно же, во-первых, не всякий бес может проникнуть в ваше психоэнергетическое и, параллельно, физическое тело — на это способен только достаточно развитый, автономный бес. Во-вторых, такое вселение потенциально возможно по отношению далеко не к каждому… Но ко многим, кто «подставляется», «раскрывается», к этому «предрасполагает»! Например, ведёт антидуховный образ жизни, или, напротив, испытывает особый, маниакальный интерес к различного рода ложным духовным учениям (см. гл. «Религии бесов»). Вот как, например, на какую причину вхождения беса в одного человека указывается в «Житиях» свт. Д. Ростовского:

«Римский император Север, желая испытать чудодейственную силу священномученика Харалампия, велел привести бесноватого, которого тридцать пять лет мучил дьявол, гоняя по пустыням и горам, лесным дебрям, болотам и пропастям земным, чтобы погубить.

Когда был приведён этот человек, дьявол, обоняв благоухание святого, воззвал: “Прошу тебя, раб Божий, не мучь меня прежде времени, но повели словом, и я выйду; если же хочешь, скажу тебе, как вошёл в этого человека”.

Святой позволили, и дьявол рассказал: “Человек этот, намереваясь обокрасть ближнего, подумал: “Если я не убью наследника, то не смогу взять наследства”. Затем, убив ближнего, пошёл взять его имение, а я, застав его, вошёл в него и уже тридцать пять лет живу».

В третьих, внедрение энергетически «слабых» («разреженных») бесов в сознание человека всё же возможно и в некоторых случаях происходит, но происходит не так явно, как в наших примерах, — а незаметно, тихо… Со столь же не явными и последствиями, но в то же время с неспособностью к объективному самоанализу (для того, в кого вошёл бес) в дальнейшем.

И в связи с этим, в четвёртых — самый удобный случай, режим «подселения» беса — это человеческий сон, в котором и воля, и сознание спящего в разной мере подавлены (см. гл. «Бесы в сновидении»).

Существуют и массовые эпидемии — заражение определённого вида бесами сразу многих людей, своеобразная психоэнергетическая инфекция, быстро распространяющаяся среди местных жителей. И самая известная из них случилась в семидесятых годах (20-го века) в посёлке Сура Архангельской области. Она получила название «икотка». Люди (в основном, женщины) периодически становились безумными, невменяемыми, начинали трястись, хохотать или кричать; и у некоторых это проявлялось всю их жизнь. Причём эта болезнь сравнительно легко передавалась от одного человека другому, от одного дома к соседнему. Это активное действие сразу множества бесов, связанное со спецификой их территориального (природного) существования…

Приведём ещё один (современный) пример вхождения беса в человека (со слов очевидца). По дороге на работу один мужчина (сидя в автобусе) решил расслабиться и подремать. Но как только он закрыл глаза, так увидел (внутренним зрением) над своей головой светящееся голубым светом, дрожащее пятно. Это пятно коснулось макушки и соскользнуло в ушное отверстие человека, проникнув в его голову. С этого дня начались длительные необъяснимые страдания — мужчину преследовала неприятная мелкая дрожь по всему телу, особая нервозность, изматывающая бессонница, непрекращающаяся тревожность и страхи…

Вообще, всякое тело, предмет, объект представляет собой определённый объём, некую замкнутую атмосферу со своим внешнем, поверхностным слоем (оболочкой) и со своей «полостью» или «внутренностью». И в этом смысле организм человека подобен замкнутому объёму или сосуду, в который может осуществиться «проникновение» сторонней энергии. Что бесы и совершают: они проникают внутрь тела (животного, человека) сквозь естественные «входы» в него — через ноздри, ушные отверстия, рот… Процесс не сложный, он сравним с нахождением человека рядом с источником распространения ядовитого газа. Тот «вдыхает», и через нос и рот вредоносный газ проникает внутрь (кровь, мозг…), распространяется по всему телу и вся его «химия» «оседает» в нём… Так действует и теневик. Всякий бес, по сути, являясь «газообразным», через свою лазейку, как змея в нору, и вползает в человеческое тело. И будучи разумным, с вновь обретённой плотностью, производит там своё гибельное действие. Однако, в отличие от газа, являясь энергией, он «приращивается» к живой энергии человека и «не выводится» из организма. Во всяком случае, выделить или отделить его, избавиться от внедрённого в человека беса, зачастую, очень трудно. С этих пор вмешательство, влияние новой сущности в жизнь личности будет то тайным, то явным, но в обоих случаях непрестанным — Одним коварным, злым действием!

Причём очень часто вхождение беса сопровождается началом какой-либо психической или физической болезни человека…

«Матушка (Матрона Московская) говорила: психических заболеваний нет, есть духовные: немощные, расслабленные, бесноватые, одержимые разными духами злобы… Со мной (свидетельницей деяний св. Матроны) был такой случай: однажды, под праздник святителя Николая Чудотворца, в декабре, вечером я легла спать и вдруг чувствую, тёмное облако стало входить в голову и меня выталкивать… Ум помрачился, страшно, я закричала: “Мама, я схожу с ума!” Матушка из другой комнаты: “Скорее, скорее ко мне!” Мать меня подвела, матушка наложила ручки на голову мне, прочла молитву и я вошла в себя. Бесы проникают в человека с воздухом при дыхании, живут в крови…».

(Из Кн. «Матрона Московская. Повесть О Жизни». ).

Впрочем, мелкие бесы или их отрицательные элементы в виде неких вибраций могут проникать в человеческое тело и совсем незаметно, вместе с пищей — с мясом убитых животных. Это известный феномен… Дело в том, что человек поедает не только «плоть», «материальность», но и «сознание» пищи. А когда домашний скот ведут убивать на бойню, они предчувствуют смерть и переживают известные состояния: сильное волнение, беспокойство, ужас, агрессию… Всё это впоследствии и вбирает в себя человек, подпитывая соответствующих бесов. (Вот почему в православии рекомендуют как сезонные, длительные посты, так и короткие, однодневные — запускается процесс наиболее эффективного «очищения».).

Кроме того, бесы могут «засылаться» конкретному человеку от магов и колдунов напрямую, или опять-таки посредством определённых специальных приёмов (заговоров, ритуалов, «подсыпок», снадобий…). Так мы в «Житиях Святых» обнаружим подобные эпизоды — один молодой человек по имени Аглаид обратился к сильному колдуну Киприану, чтобы тот осуществил приворот к нему одной девушки Иустины…

«— Я, — сказал Киприан, — сделаю так, что сама девица будет искать твоей любви и почувствует к тебе страсть даже более сильную, чем ты к ней.

Так утешив юношу, Киприан отпустил его обнадёженным. Взяв затем книги по своему тайному искусству, он призвал одного из нечистых духов, в коем был уверен, что он скоро может распалить страстью к этому юноше сердце Иустины. Бес охотно обещал ему исполнить сие и горделиво говорил:

— Нетрудное это для меня дело, ибо я многих, давших обет девства, доводил до греха; инокам, поселявшимся в горах и привычным к строгому посту, даже никогда и не помышлявшим о плоти, я внушал блудное похотение и научал их служить плотским страстям; людей; многих целомудренных я ввергнул в любодеяние. Неужели же не сумею я девицу сию склонить к любви Аглаида? Да что я говорю? Я самым делом скоро покажу свою силу. Вот возьми это снадобье (он подал наполненный чем-то сосуд) и отдай тому юноше: пусть он окропит им дом Иустины, и увидишь, что сказанное мною сбудется.

Сказав это, бес исчез. Киприан призвал Аглаида и послал его окропить тайно из дьявольского сосуда дом Иустины. Когда это было сделано, блудный бес вошёл туда с разожженными стрелами плотской похоти, чтобы уязвить сердце девицы любодеянием, а плоть её разжечь нечистою похотью.

Иустина имела обычай каждую ночь возносить молитвы ко Господу. И вот, когда она, по обычаю, вставши в третьем часу ночи, молилась Богу, то ощутила внезапно в своём теле волнение, бурю телесной похоти и пламя гееннского огня. В таком волнении и внутренней борьбе она оставалась довольно продолжительное время: ей пришёл на память юноша Аглаид, и у неё родились дурные мысли. Девица удивлялась и сама себя стыдилась, ощущая, что кровь её кипит как в котле; она теперь помышляла о том, чего всегда гнушалась как скверны. Но, по благоразумию своему, Иустина поняла, что эта борьба возникла в ней от диавола; тотчас она обратилась к оружию крестного знамения, прибегла к Богу с тёплою молитвою и из глубины сердца взывала ко Христу…».

А вот ещё один пример (20 в.), когда бесов «засылают», а болезни «делают» -

Св. Матрона Московская: «Бывают мнимые болезни, их насылают… Боже упаси поднимать на улице что-либо из вещей или денег”. Было со мною (свидетельницей деяний св. Матроны) в 1974 году: приступила боль внизу живота, ходить не могу — кол. Пошла к врачу, врач осмотрела, попросила подождать, себе не доверяя, привела более молодого врача, и обе они сказали: “Немедленно на операцию, 20 см. опухоль”. Я попросила отсрочку для устройства 90-летней матери и больного мужа. Дали 10 дней. Пришла домой в отчаянии. Звонит мне по телефону Катя (у неё жила св. Матрона), я ей рассказала, она только спросила меня: “А у тебя горит?” Я отвечаю: “Огнём горит”. Она: “Не переживай, тебе сделано, я приду и скажу, что надо тебе делать”. Приехала и говорит: “Три раза по утрам омывай “там” святой водой!” Я говорю: “Разве можно эти места?” Она сказала: “Матушка так лечила, читай молитвы и омывайся”. (Матушка у них жила много лет на Ульяновской ул.) После первого раза мне стало лучше, а потом все боли прошли. Пошла к врачу, и всё повторилось обратным ходом. Оба врача совещались, удивлялись и извинялись. Говорят: “Ничего не понимаем, никакой опухоли нет”. Вот так бы и могла быть мнимая операция» (из кн. «Матрона Московская. Повесть о жизни».).

Кстати, подобные «привороты» наряду вообще с рекламой всевозможных оккультных и колдовских услуг особенно распространены в нашей стране и сейчас, что в очередной раз свидетельствует — знания, отражённые в старорусских текстах, актуальны до сих пор; они неизменны пока существует сам человек на планете Земля.

ПРИЗНАКИ ЯВНОГО ДЕЙСТВИЯ (ИЛИ ПРИСУТСТВИЯ) БЕСОВ.

Что касается «внутренних» бесов, то самый первый наиболее общий психологический признак очевидного их влияния — это очень быстрый переход (человека) от спокойного, уравновешенного состояния к особой нервозности, возбуждению, беспокойству и в особенности — к каким-либо сильным эмоциональным реакциям (вспышкам гнева, агрессии, истерии…). Последнее (в крайних своих выражениях) может сопровождаться известными в таких случаях припадками или приступами с набрасыванием на окружающих, с катанием по полу и пеной у рта. Что в целом можно назвать «отмашкой» позиций сознания (по принципу маятника).

Иной, противоположный ход, в принципе, этого же явления заключается в неожиданном «отупении», немыслии, психической заторможенности человека (с эффектом «стеклянных глаз»). Или в особом блеске в глазах.

В обоих случаях происходит некое дисгармоничное «переключение» (состояний) — бес, подобно магниту, как бы «отводит», «оттягивает» сознание человека из привычной ему пси-сферы, области и переводит, смещает его в «свою» зону, в диапазон восприятия и репродукции «собственных» пси-вибраций. И тогда уже на то или иное время человек является жертвой, рабом, и тогда уже бес — полновластный хозяин…

Следующий признак непосредственного действия («внешних» и «внутренних») бесов — особые вибрации в теле, тряска, дрожь, бессознательные движения тела… Некая очень мощная сила либо пытается пробраться внутрь человека, либо уже проникла и изнутри производит свои сокрушения — её действия СОВСЕМ не зависят от человеческой воли. А в некоторых случаях эта Сила использует голосовой аппарат — окружающие одержимого человека люди воспринимают явно чужой голос, не свойственный данному индивиду; он может кричать басом, рычать, лаять, визжать, пищать…

В самом деле, некая грубая Сила (энергетически плотного беса), управляющая индивидуумом, — давно известный феномен одержимых людей, разного рода маньяков, психопатов. С этой силой в период активности порой не справляется и с десяток других человек. Она (посредством тела одного человека) их легко разбрасывает…

«Стали подходить (к иконе), но, не доходя ещё 7–8 метров, (люди) начали кричать и корчиться, изменяясь лицом, приобретая жуткое выражение и изменяя голос. Некоторых тяжелобольных и пятеро полицейских не могли подтащить к иконе, ибо они приобретали сверхъестественную силу и легко вырывались, раскидывая полицейских как детей. Видя всё это, молилась вся Церковь… Потом началось что-то ужасное, похожее на рёв и крик диких зверей, к которым вдруг подключили электрический ток, а лучше сказать, началась война между Царством Божием и царством тьмы и зла» (это пример из современной жизни)[17].

Ещё более удивительным является то, что бесы этого уровня в отдельных, редких случаях способствуют даже физическому полёту человека (в которого вошёл бес) — физическое тело одержимого, отрываясь от земли, с сопутствующим этому диким рёвом или хохотом начинает носиться на высоте 1–3 метров над землёй (в интернете имеется даже соответствующее видео таких феноменов, причём современных)…

И вообще, как особая разрушительная и высококонцентрированная сила, бес способен даже убить человека (или сразу нескольких), причём убить мгновенно. И этому имеется немало различных свидетельств, как например:

«Сын Диоскорида по имени Домн, который много внимания уделял своей цветущей внешности, ночью, когда баня не работала, зашёл в неё помыться. Бес внезапно набросился на него и задушил. Когда слуги пришли за ним, то обнаружили его мертвым».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

«…И тотчас бес вышел из сына царского, но не без вреда для находившихся там; он внезапно умертвил многих неверных, которые посмеивались над святым Витом словом или мыслию».

«…В той же Исаврийской стране, в другой пещере, находившейся также в пустынном месте, обитал страшный бес. Он. как воин или разбойник, нападал на проходивших мимо людей и животных и умерщвлял их».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Причём это явление (встреча с таким бесом-убийцей) известно и до сих пор — чаще всего, оно происходит в глухих природных местах, куда забредает охотник, грибник или просто путешественник; впоследствии его находят в состоянии смертельной парализации с маской ужаса на лице. Да, в связи со столь смертельноопасным воздействием — а такова природа антиэнергии сама по себе, — встреча с внутрипланетарными или природными бесами всегда сопровождается таким животным страхом и ужасом и таким энергетическим давлением, что у обычного человека либо не выдерживает сердце, либо изнутри «взрываются», лопаются иные органы — печень, почки, артерии… А подобные факты — а их не так мало, известно даже о гибели целых отрядов альпинистов, спелеологов, исследователей неизведанных земель — всё это ещё относят к необъяснимым феноменам, к смертельному столкновению со «снежным человеком», инопланетянином, земной аномальной зоной… В то время, как это естественное действие планетарных теневиков.

В иных случаях кратковременные стычки с этими (переразвитыми) бесами случаются при попадании человека в пси-поле чёрного колдовства, так называемого «целительства» или «ясновидения» (при вызывании и задействовании бесов в определённых ритуалах); или при особом интересе, любопытстве самого человека вообще к учениям чёрной магии — шаманизму, спиритизму, гаданию… Тогда при неожиданном явлении «настоящих» духов зла человек испытывает чрезвычайный стресс и потом, как правило, на всю жизнь становится психически больной личностью…

Необъяснимый страх и ужас — именно необъяснимый, вне обусловленных физических причин к этому — является одним очевидным признаком активного проявления «настоящих» бесов.

В отдельных случаях энергия беса действует ещё и как ярко выраженный деструктивный огонь, опаляющий тело или прожигающий его изнутри (это зависит от типа беса)…

«Сей бесстрастный муж, преподобный Макарий (Александрийский), рассказывал о себе ещё и следующее:

…Когда, таким образом, я стоял в течение двух дней и двух ночей, вперив свой ум горе, я так раздражил дьявола, что тот, превратившись в пламень, сжёг всё, что находилось в моей кельи, так что даже и рогожа, на которой я стоял, загорелась, и я думал, что и сам сгорю. Устрашившись этого, я на третий день оставил своё намерение; будучи не в силах более удерживать свой ум в помыслах о небесном, я снизошёл, по изволению Божьему, до земных помыслов, дабы не впасть в грех высокоумия».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

«Иной раз бесы представляются держащими в руках огонь, которым они вот-вот подожгут делателя молитвы, о чём говорит и святой Симеон: “Стоя вдалеке, они старались устрашить меня, пугая зажжённым огнём, который держали в руках; сильно кричали и гремели…».

(Из Кн. Архим. Иерофея, «Одна Ночь В Пустыне Святой Горы». ).

Наряду с огнём, к типичным признакам явления (исчезновения) бесов, опять-таки известным издревле, относится дым (или нечто сходное — серое облако, туман, газ или пар), который сопровождается весьма специфическим запахом серы[18], как в следующих историях…

«Преподобный Антоний (Великий):

…Когда я постился, диавол снова явился мне под видом чернеца, который принёс хлебов и уговаривал меня поесть…

Но я понял, что это — коварное обольщение лукавого змея, и, когда обратился к своему обыкновенному оружию — знамению креста Христова, — он тотчас превратился в струю дыма, которая, потянувшись к окну, исчезла чрез него».

«Услышав сие, мужи бросили бесовский сосуд в пучину морскую. Тотчас из него вышел чёрный дым и пламя, воздух наполнился великим смрадом, море разверзлось, вода закипела и заклокотала до самого дна, и водяные брызги были подобны огненным искрам. Находившиеся на корабле люди пришли в великий ужас и от страха кричали».

«…Между тем князья, находясь в келье в ожидании преподобного (Аврамия (Ростовского), заметили сосуд, покрытый честным крестом, и недоумевали, чтобы это могло значить. Один из князей дерзнул снять с сосуда крест, чтобы благословиться им, — и бес тотчас вышел из сосуда, как дым чёрный и злосмрадный, так что устрашил всех присутствовавших».

«Когда диакон, раздевшись, вошёл в баню, демон употреблял против него различные страхи и ужасы, показывая всевозможные призраки в виде огня и дыма, зверей и людей…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Здесь следует объяснить, почему бесы так мерзко, отвратительно «пахнут», обратим на это внимание ещё раз…

«Так он (молодой пустынник) провёл в безмолвии двадцать дней и ночей, и тут он увидел, как бесовское действие движется к нему. Бес предстал перед ним в виде эфиопки, столь зловонной, что невозможно было перенести её запаха — юноша прогнал её прочь. А бес сказал ему:

— Я в сердцах людей кажусь сладостной. Но ради твоего послушания и твоего труда Бог попустил мне не обманывать тебя, а только явить тебе моё зловоние.

Брат встал и, воздав благодарность Богу, вернулся к своему отцу и сказал:

— Не хочу идти в мир, отче. Я видел бесовское действие и его зловоние».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

«Тогда диавол исчез, как дым, и наполнил келлию таким страшным смрадом, что не оставалось никакого сомнения, что то был диавол».

«Когда Святой помолился, вышел бес, вопия: “я — дух любодеяния” и наполнил всё место смрадом как бы от сжигаемой серы».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Речь более идёт, конечно, об «астральном», нефизическом запахе (который, впрочем, в некоторых случаях ощущается и физически). Дело в том, что, являясь сугубо отрицательной энергией, всякий бес «кормится» (подпитывается) не просто психическими вибрациями живых существ, а как говорилось, исключительно негативными вибрациями, которые есть энергии уничтожения, то есть — распада, гнили, разложения. Отсюда и болотный, туалетный, тухлый запах…

Сам я помню это специфическое явление мне беса в тот период, когда я длительное время жил в деревенском доме один, ежедневно практикуя молитву. Я увидел беса в просоночном состоянии, на грани сна и бодрствования. Он явно издевался — на моё лицо навалился какой-то крупный голый зад неопределённого пола, который, не давая мне уклониться, с известным звуком наполнил всю комнату страшной вонью. И даже когда я вышел из позиции «ви/дения» и встал с дивана, этот острый серный запах ещё долго стоял в воздухе…

Некоторые люди из-за своих бесов вообще не только буквально «воняют» (хотя внешне могут пахнуть французскими ароматами), но и своей вонью «заражают» те предметы, с которыми соприкасаются. Как в этом примере:

«Преподобный Иларион (Великий) получил от Бога такую благодать, что посредством обоняния и осязания вещей узнавал, кто какою одержим страстью. Раз один скупой и сребролюбивый брат прислал святому плодов из своего сада. Когда наступил вечер, и святой сел за трапезу, ученики предложили ему плодов, присланных скупым братом. Увидав их, Иларион отвернулся.

— Уберите их отсюда, — сказал он, — я не могу выносить смрада, исходящего из этих плодов.

Ученик его, блаженный Исихий, стал настаивать на том, чтобы он вкусил и благословил любовь брата.

— Не гнушайся отче, — говорил он, — приношением брата, так как он с верою принёс тебе первые плоды своего виноградника.

— Разве ты не чувствуешь, — ответил святой, — что от сих плодов исходит смрад скупости?

— Как же могут плоды, кроме своего естественного запаха, издавать ещё смрад какой-нибудь страсти? — спросил Исихий.

— Если ты не веришь мне, то дай эти плоды волам, и смотри, будут ли они есть?

Исихий отнёс и положил плоды в ясли перед волами, но волы, понюхав, начали неистово мычать и, будучи не в состоянии выносить смрада, исходившего от тех плодов, оторвались от яслей и убежали».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Иногда ко всему прочему, при явлении бесов, отличающихся повышенной энергетической плотностью, добавляется видение или ощущение некого «вихря», «воздушной воронки» и наличие «шума»; всё это ещё также может иметь место при скоплении бесов, то есть при «коллективной» бесовской силе, мощь которой, естественно, умножается:

«…Тотчас вышли бесы в виде густого и смрадного дыма и, помрачив воздух, произвели страшный вихрь. Все люди пришли в ужас… Бесы же летали по воздуху и, производя большой шум, призывали друг друга по именам».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

«В другое время вся келлия пред взорами Преподобного Сергия наполнилась отвратительными змиями, так что не видно было и пола. Ещё раз, когда Преподобный читал в пустынной хижине ночное своё правило, вдруг пронёсся шум по чаще лесной и кругом его келлии послышались бесчисленные крики бесовских полчищ…».

(Из Жития Преподобных Сергия Радонежского И Родителей Его, Схимонахов Кирилла И Марии. ).

И, естественно, монах, пребывая в отдельном затворе и особом длительном аскетическом воздержании, вызывает на себя наиболее сильный удар «настоящих» «внешних» бесов, психофизической удар:

«В одну ночь, стоя на молитве, монах Памфил поражён был страшным видением, и от насилия ли бесовского, или от одного страха, лишился чувств, и на утро найден был безчувственно лежащим на полу. “Я видел тогда”, говорил Памфил впоследствии, “стоящего пред окном человека с огненными глазами, дышащего пламенем; он просился на ночлег; потом вся келья наполнилась чёрными воронами, которые с громким карканьем летали и кружились вокруг меня”. С этого времени у него закрылся один глаз и искривилось лице. Оставив пустыню, Памфил теперь большею частью жил в монастыре, занимаясь обычным рукоделием…».

(Из Соловецкого Патерика. ).

При всех этих страшных поражающих факторах — пожалуй, последний явный феномен всех негативных сущностей — бесы могут оказывать физическое и психическое давление на человека не напрямую, а посредством различных материальных объектов — сваливать на него деревья, подрывать под ним землю (с целью столкнуть в пропасть), производить прочие обрушения (потолков, балок зданий…). Как, например…

«Видя столь искреннее, усердное и, поистине, высокое подвижничество старца о. Серафима (Саровского), диавол, исконный враг всякого добра, вооружился против него разными искушениями… Однажды во время молитвы он услышал вдруг за стенами келии вой зверя; потом, точно скопище народа, начали ломать дверь келлии, выбили у двери косяки и бросили к ногам молящегося старца претолстый кряж (отрубок) дерева, который восемью человеками с трудом был вынесен из келлии…».

(Из Жития Прп. С. Саровского. ).

Физические же разрушения, производимые бесами, как правило, сопровождаются различными мощными звуками, которые они издают сами:

«В эту самую ночь, проснувшись в полночь, Феофан встал и начал по обыкновению совершать утреню на чётках, как вдруг услыхал за дверью мяуканье кота. Подумав, что это кот скитский просится впустить его, Феофан пошёл было открыть дверь, но тогда за дверью раздался голос осла, потом собаки, коня, верблюда, затем пустыня огласилась диким рёвом всех зверей вместе; Феофан в ужасе бросился к постели и от страха спрятался под одеяло, закутавшись в него с головой. Рёв зверей сменился шумом и топотом множества людей, которые окружили каливу и восклицали: “Чего стоите?” — “Где он?” — “Внутри?” Среди восклицаний вдруг раздался начальственный голос: “Что же вы стоите и не тащите его оттуда?” Вслед за этими словами разлетелось вдребезги окно каливы, бес же, разбивший окно и сунувшийся было в него, отскочил назад, воскликнув: “Как мне войти туда, там царский телохранитель?” Но начальствовавший опять воскликнул повелительно: “Разрушайте каливу и тащите его оттуда!” Тогда бесы обрушились на один из углов каливы и начали разрушать её, причём с грохотом летели камни и плиты с крыши, раскидываемые бесами. Вся калива дрожала: Феофан в ужасе ожидал, что сейчас обвалится потолок и его задавит. От страха и ужаса помутилось у него в голове, кровь устремилась в голову и вдруг потекла из носу обильным потоком. Тогда вспомнил Феофан, что сказал ему святой (Нил Афонский) про икону Божией Матери и воскликнул: “Пресвятая моя! Пресвятая моя! Святче Божий, помози мне!” В ответ на это тотчас раздался голос святого: “Не бойся, я здесь, несмысленный; чего испугался?”. Раздавшийся голос святого обратил бесов в бегство, все они мгновенно исчезли; наступила полная тишина, и Феофан мирно уснул до утра. На рассвете он пошёл в скит и рассказал братии всё приключившееся с ним. Многие ходили поглядеть на произведённое бесами разрушение; видели также на полу каливы следы обильно истекшей из носу Феофана крови и убедились в истинности слов его».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

И ничего удивительного в этом нет — подобный случай не является художественным допуском, преувеличением или духовной фантазией. Будучи невидимой, но очень плотной мощной разумной энергетической силой, подобно урагану, наиболее развитые бесы способны к материальному разрушению. А цель этого земного разума по-прежнему — убийство, противостояние (человеку, устремлённого к Свету), уничтожение. И стоит ещё раз напомнить и подчеркнуть — …

РАЗУМНОСТЬ БЕСОВ.

Бесы умеют думать! Причём каждый из них (в связи со своим родом и видом) думает «по-своему», имеет свою собственную логику и направление (образного или без-образного) мышления в сознании человека! Определённый бес заставляет человека думать так или иначе, и не важно, что ниже идёт речь о монахах, — принцип один и тот же, как например:

«Помысл чревоугодия предлагает монаху поскорее отступить от подвижничества, изображая ему болезни желудка, печени, селезёнки, водяную или другую какую долгую болезнь, скудость врачебных пособий и отсутствие врачей. При этом приводит на память некоторых братий, точно подвергавшихся таким болезням…».

Согласимся, что знать эти схемы, шаблоны мышления только теоретически — это уже не мало! К сожалению, старорусские тексты трудно воспринимаются, а к ним надо относится, как к драгоценным свиткам, к духовному кладу!..

«Печаль иногда случается по причине лишения того, что желательно, иногда же сопровождает гнев. По причине лишения того, что желательно, она так случается: помыслы некоторые наперёд приходят и приводят душе на память дом, родных и прежний образ жизни. Когда увидят, что она не противоречит, а последует за ними и мысленно разливается в удовольствиях тех; тогда уже, схватив её, погружает в печаль…

Бес уныния, который называется также полуденным, тяжелее всех бесов. Он приступает к монаху около четвертаго часа (по нашему десятаго утра) и кружит душу его часа до осьмаго (втораго по полудни), и сначала заставляет с неудовольствием видеть, что солнце медленно движется, или совсем не движется и что день сделался будто пятидесяти-часовым. Потом понуждает его почасту посматривать в окно, иди даже выходить из келлии — взглянуть на солнце, чтоб узнать, сколько ещё до девяти часов, причём не преминет внушить ему поглядеть туда и сюда, нет ли кого из братий. Тут же он вызывает у него досаду на место и на самый род жизни, и на рукоделье, прибавляя, что изсякла любовь у братий и нет утешающаго. Если в те дни кто-нибудь оскорбил монаха, то и это припоминает демон к умножению досады. Затем наводит его на желание других мест, в которых удобнее находить необходимое для удовлетворения потребностей, взявшись за мастерство, которое менее трудно, но более прибыльно… Связывает с этим воспоминание о домашних и о прежнем довольстве… За этим бесом другой не тотчас следует…

Бес тщеславия… Когда ум отшельников приобретёт немного безстрастия, тогда, взяв коня тщеславия, начинает он носиться по городам, неудержимо уповаясь похвалами и славою своею…».

(Из Наставлений Монаха Евагрия, Добротолюбие, Т. 1) — Т.  Д.

Более того, рассматриваемые теневые структуры способны не только к общению, к разговору (а такое общение может происходить как только на уровне сознания человека, при помощи мысли, так и посредством чьих-либо голосовых связок). Умение бесов тонко и хитро манипулировать всеми людьми вообще — всё это говорит о высокой разумности бесов. И чем энергетически бес сильнее — тем искусней и выше его разум, внемозговой (только психический) интеллект.

Так очень распространённой (христианской) историей является сюжет о «вызове» бесом какого-либо молитвенника в миру или отшельника (преимущественно, для отвлечения от духовного подвига), используя при этом голосой аппарат того человека, в которого бес вселился. Ознакомимся с одной из таких историй…

«У императора Диоклитиана была дочь по имени Артемия. По попущению Божию она впала в беснование и была мучима нечистым духом. Узнав о том, Диоклитиан весьма опечалился, так что в тот день по причине скорби не вкушал пищи. Когда же он вошёл в комнату своей дочери, бесновавшейся в это время, то бес воззвал устами девицы:

— Я не выйду отсюда, и никто не может изгнать меня кроме диакона Кириака.

Тогда Диоклитиан приказал отыскать диакона Кириака, и когда он был найден в темнице и приведён к императору вместе с обоими друзьями своими, Смарагдом и Ларгием, то император стал упрашивать его войти в комнату дочери его и исцелить ее. Святой Кириак, войдя в комнату дочери царской, обратился к мучившему её нечистому духу с такими словами:

— Во имя Господа нашего Иисуса Христа повелеваю тебе: выйди из сей девицы…

Дух нечистой закричал тогда, говоря:

— О, Кириак! Если ты отсюда изгонишь меня, то я устрою так, что ты будешь послан в Персию.

С сими словами нечистой дух вышел…

Спустя немного времени к Диоклитиану пришло послание от персидского царя; в этом послании персидский царь просил Диоклитиана отправить к нему диакона Кириака, ибо дочь его бесновалась, причем бес взывал её устами, говоря:

— Никто не может изгнать меня кроме римского диакона Кириака.

Тогда император сказал своей супруге, императрице Сирене, чтобы она позвала к себе Кириака и упросила его отправиться в Персию к бесновавшейся царевне.

Когда святой Кириак был призван к императрице и узнал о послании из Персии, то сказал:

— Во имя Господа моего, Иисуса Христа я отправлюсь, не колеблясь!

Кириак был снабжён императрицею всем необходимым, после чего и отправился в Персию вместе со своими друзьями, — Смарагдом и Ларгием.

Когда он пришёл в Персию и был приведен к беснующейся царевне, то диавол воззвал её устами:

— Что, Кириак, не заставил ли я тебя потрудиться придти сюда, как говорил об этом тебе ранее?.. Но вот я, — продолжал бес, — что захотел, то и сделал: обещался заставить тебя придти в Персию, и ты пришёл».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Любопытно, что эта история, впрочем, как и другие, не относится «только» к далёкому прошлому; вот пример и из нашей жизни — из опыта и наблюдений современного православного церковнослужителя:

«Перед началом Богослужения смотрю — около одной бесноватой собралась толпа верующих. Подошёл. Оказывается, верующие задают вопросы бесу, и он им охотно отвечает, причём довольно-таки тонко и хитро…»[19]

Да, в некоторых случаях бес «свободно» общается с человеком «исходя из другой личности». Правда, неразвитые «внутренние» бесы могут нести всякую околесицу, издавать речь невразумительную и всё же при этом — нет-нет, да и проявить свой разум… Так тот же современный священнослужитель (иеромонах Пантелеимон) припомнил такой эпизод… Он пришёл в ту церковь, где должна состояться отчитка одного психически неадекватного мальчика; а надо сказать, что на такую отчитку рукополагается (благословляется) далеко не каждый. И в это время тот, нужный священник опаздывал, не пришёл. Тогда иеромонах, подумав, что и он вправе отчитывать, только приступил к молитве, как услышал от беса (говорившего через мальчика несуразицу) вдруг совершенно осмысленный, циничный вопрос: «А ты кто такой?».

БЕСЫ В СНОВИДЕНИЯХ.

Демоны в сновидениях вносят образы в ум, приводя в движение память; потому что органы чувств в то время держатся сном в бездействии. Но спрашивается опять, как память приводят они в движение? Посредством ли страстей?

Св. Евагрий Понтянин.

Демон тщеславия пророчествует во время сна, по хитрости своей предугадывая будущее и предвещая оное нам, чтобы по исполнению видений, пришли мы в восторг и вознеслись помыслом…

Прп. Авва Дорофей.

Для современной науки сон и сновидения остаются по-прежнему большой загадкой. Психофизиология, нейрология и психология в целом научилась снимать некоторые параметры спящего человека — электроэнцефалографию (активность головного мозга), электроокулографию (глазную подвижность), электромиографию (характеристики мускольной деятельности), пневмографию (дыхательный ритм) и прочие; наука определила и отдельные фазы, и общий ритм сна, но… всё это до сих пор так и не ответило на вопросы: «Почему человек спит?» и «Что во сне происходит в действительности?».

Наконец, различные психоаналитические направления давно обосновали психологическую природу и смыслы сонных видений и даже открыли состояние осознанности во сне, но и это всё ещё осталось лишь поверхностным знанием и только приблизило учёных к религии, которой о сне, как феномене сознания человека, всё известно очень давно — по меньшей мере, десять тысяч лет!

В настоящее время заслуживают внимания те концепции, которые пытаются синтезировать научно-психологические знания с религиозными. И всё же… Эти теории не достигают той глубины и духовной истины, правды, которая уже обозначена в религиозном познании.

Собственно, определённые параллели (отчасти!) уже можно обнаружить и там и там:

Субличности в психологии (или «катексис», как отрицательный пси-заряд, в психоанализе З. Фрейда); бесы — в религии.

Личность раздроблена, расколота и требует «самости», «индивидуации», то есть объединения и трансформации (аналитическая психология К. Юнга); человек пребывает в духовной тьме и грехах, он во власти бесов, что требует просветления и спасения (православие)…

Однако никакая наука не заменит собою религиозных практических методов и тех мистических состояний, которые убеждают человека в достоверности и реальности существования бесов.

Христианские многоопытные старцы все сны разделяют на два вида, как в нижеследующем изложении:

«О снах, Богом посылаемых, и диаволом навеваемых и о разности их.

Сны являющиеся душе по любви Божией, суть необманчивые указатели здравия душевнаго. Они не изменяются из одного образа в друтой, не наводят страха, не возбуждают смеха, или внезапнаго опечаления, но приступают к душе со всею тихостию, и преисполняют её духовнаго радования; почему душа, и по пробуждении тела, со всем вожделением ищет этого испытаннаго во сне обрадования. У бесовских мечтаний все бывает противно сему, — не пребывают они в одном и том же образе, и вида своего не показывают долго не смятенным; потому что тем, чего нет в их произволении, но что заимствуют они из своей только лживости, долго довольствоваться они не могут. При этом они много говорят и обещают великаго, а ещё больше угрозами стращают принимая на себя нередко вид воинов; иногда припевают душе и что нибудь льстивое с шумным криком. Ум, когда чист бывает, скоро распознаёт их, и — иногда мысленным напряжением пробуждает тело, а иногда охотнее остаеётся в том же положении, радуясь, что возмог распознать их лукавство и в том же сне обличая их, и тем подвигая их на великий против себя гнев. — Бывает, впрочем, что и добрые сны не радость приносят душе, а печаль некую сладостную, и слезу неболезненную. Это случается с теми, которые преуспели уже в великом смиренномудрии».

(Из Подвижнического Слова Блаж. Диадоха, Добротолюбие, Т. 3).

«…Но нам для успехов в добродетелях достаточно просто не верить никаким ложным видениям. А сны по большей части не что иное, как образные представления заблудших помыслов или же прямые бесовские наваждения.

Даже если благость Божия посылает нам видение, а мы его не принимаем, многовожделённый Господь наш Иисус не будет гневаться на нас. Ибо Он знает, что мы не приняли видение только потому, что остерегаемся бесовского обмана. Названный способ различения очень надеёжен. Но случается, что человек забывается и, сам того не осознавая, оскверняет душу (а такое, мне думается, может произойти с кем угодно), и тогда человек теряет след точного распознавания и принимает добрые видения за недобрые.

Представьте себе, хозяин после многолетней отлучки возвращается ночью домой. Вот он уже стоит на пороге и кричит рабу, чтобы тот открыл. Но раб не узнает голоса хозяина и не открывает, потому что боится, что, может, кто-то чужой кричит голосом хозяина. Раб не хочет ошибиться и невольно отдать вору всё хозяйское имущество.

Когда настанет день, хозяин не только не разгневается на такого раба, но и похвалит его за хорошую службу, потому что, сомневаясь в том, что его позвал хозяин, он решил, что ни в коем случае нельзя подвергать опасности имущество патрона».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

При этом по отношению к сновидениям, «диаволом навеваемых», все негативные сущности, всю «неорганику» можно подразделить всего на два рода — на бесов «внутренних», «личных» «индивидуальных», в разной степени развитых или неразвитых (ранее мы их относили к «психическим»); и на особо опасных и сильных — исключительно «планетарных», люцифагов.

Так сказать, «личные» бесы, пребывая в самом человеке и являясь частью, неразчленёнными элементами души его, в сновидении получают власть особенную; — они выступают и действуют ПО ОТДЕЛЬНОСТИ в тех или иных фигурах и персонажах. Они атакуют, обманывают, искушают, провоцируют, вовлекают (в неподобающее положение и действие), усыпляют бдительность — чаще в символическом виде — и в целом препятствуют всем позитивным и добрым устремлениям личности. А сам эзотерический факт и закон того, что ВСЕ ОБРАЗЫ И СУЩНОСТИ СНА ПО ОТНОШЕНИЮ К ЯВИ ПЕРВИЧНЫ, т. е. вызывают строго определённые события и состояния уже наяву, — этот факт определяет влияние «личных» бесов на сущем, причинном уровне. Приведу пример из личного опыта. Во сне на меня навалился некий тяжёлый «пластилиновый» человек и держал обволакивающе и долго… Это был «ленник» (бес лени). Последствия этого сна (как я проследил в своё время) такие — больше месяца состояние томительной, невыносимой морально-психической скованности и физического безделья…

Видимо, имея в виду в большей степени именно «личных» бесов, известный православный святой Иоанн Лествичник по этому поводу, отталкиваясь из своего духовного опыта, писал (в своей «Лествице»):

«Если станем покоряться бесам в сновидениях, то и во время бодрствования они будут ругаться над нами. Кто верит снам, тот вовсе не искусен; а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр. Итак, верь только тем сновидениям, которые возвещают тебе муку и суд; а если приводят тебя в отчаяние, то и они от бесов».

Что дополняется и таким (его же) высказыванием:

«Не дозволяй себе днём помышлять о бывших во сне мечтаниях; ибо у бесов и то есть в намерении, чтоб сновидениями осквернять нас бодрствующих».

(Иоанн Лествичник, Добротолюбие, Т. 2).

Христианские мистики непрестанно контролируют свои сновидения и, тем самым, не только заранее знают о нападениях «личных» бесов, но и отражают, и побеждают их ещё на этом уровне (сна), что означает нейтрализацию их негативных влияний и в будущем, наяву…

Однако намного более серьёзными и опасными для человека агентами являются «внешние», «планетарные» неорганические сущности. В отличие от психических, они являются очень плотной, «точечной» концентрацией антиэнергии и более сознательны. Люцифаги легко переходят от одного человеческого психоэнергетического объёма, к другому, от одной души, к следующей… Это планетарный разум — очень мощный, статичный, проникновенный — но воплощённый в отдельных своих динамичных носителях. Планетарные бесы проникают в сновидения людей сначала с разведывательной целью, они собирают о каждом человеке максимально обширную информацию. А на этом уровне эта информация наиболее очевидна, ясна и доступна. Но потом стараются привлечь его внимание, чем-либо заинтересовать и далее… следует, зачастую, долговременный, постепенный процесс захвата и пленения конкретного человеческого сознания…

Планетарные бесы, проецируя «во вне» свой тусклый свет, создают во сне определённые формы (и нередко самые привлекательные). Иными словами, являясь сгустком очень плотной отрицательной силы, они, если можно так выразиться, — «прячутся» за многими известными образами сновидения. А всяческие искушения, соблазнения, всякое привлечение внимания человеческой души во сне имеет, как уже утверждалось, самые гибельные последствия и наяву…

В то же время прямой контакт этой энергии с энерготелом (душой) спящего — контакт вне пси-образов! — чреват для него серьёзным поражением, органическим расстройством и нередко даже инвалидностью (состояние сна тесно связано с состоянием всего организма). Но подобное происходит очень редко; «образ», низкий уровень осознанности (во сне) — вот что спасает обычного спящего человека от непосредственных разрушительных проекций планетарных люцифагов, которые совершаются непрерывно, очень часто…

Стратегическая (и тем более, оперативно-тактическая) работа бесов заключается в радикальном усилении всех эго-составляющих личности: гордости, возвышения… Что в целом значительно блокирует внутреннюю суть человека — Свет Любви.

Если же люцифаги уже полностью завладели сознанием (подсознанием) человека во сне, то они впоследствии, либо очень быстро его растлевают и делают больным психически, либо уничтожают (убивают) физически, либо производят из него чёрного мага, колдуна, посредника между планетарной тьмой и другими людьми…

Планетарная неорганика, в отличие от «психических» бесов, сама по себе внедриться в пси-объём и душу спящего не способна сразу, она сначала проецирует туда свои теневые проекции, всё больше отягощая душу и привязывая её к планетарному Сумраку, притягивая, как магнитом, во «внутрь» нашей планеты, вниз. А вот многие виды «психических» «блуждающих» бесов, наработанные одним родом (семейством), коллективами, обществами, как раз пользуются сновидением для того, чтобы «войти» в душу спящего человека — во сне это сделать гораздо легче, чем наяву. Для этого «изыскиваются» теневые входы — человеческие пороки и слабости. Это случается приблизительно так…

«Однако весьма скоро юноша (будущий прп. Силуан Афонский), обладавший огромной физической силой, стал жить обычной жизнью, гулять с девками, пить водку и играть на гармонике. Но Господь снова напомнил ему о его избрании. Однажды, после нецеломудренно проведённого времени, Семён задремал и в состоянии лёгкого сна увидел, как внутрь него проникла через рот змея. Он ощутил сильнейшее омерзение…».

(Из Кн. «Старец Силуан». ).

А вот что вообще о бесах в сновидениях сообщает свт. Григорий Синаит:

«…И даже во сне мечтание наше (бесы) делают богатым воображениями: при чем преобразуются бесы похоти иногда в свиней, иногда в ослов, иногда в коней женонеистовных и огневидных, иногда в жидов наиболее невоздержанных; бесы гнева — иногда в язычников, иногда во львов; бесы страшливости — в измаилитов; бесы непостоянства — в идумеев; бесы пьянства и объядения — в сарацын; бесы любостяжания — иногда в волков, иногда в тигров; бесы лукавства — иногда в змий, иногда в ехидн, иногда в лисиц; бесы безстыдства — в собак; бесы лености — в кошек. Бывает, что бесы блуда иногда превращаются в змий, иногда в ворон и грачей; в птиц превращаются наиболее воздушные бесы. Трояко же фантазия наша изменяет воображения бесов, по причине троечастности души, представляя их в виде птиц, зверей и скотов, соответственно трём силам души — желательной, раздражительной и мыслительной. Ибо три князя страстей против сих трёх сил вооружаются и какою страстию окачествована душа, сродный с тою они принимают образ, в коем и приступают к ней».

(Из Наставлений Свт. Г. Синаита, Добротолюбие, Т. 5).

Приведём пример проникновения беса в спящего из современной жизни…

Один молодой человек под влиянием психоаналитической теории «интеграции», «единения» со всеми своими субличностями в сновидении (с целью «гармонии», трансформации и развития) приступил к её практической реализации. А именно — все свои негативные образы сна он «принимал», — преодолевая себя, двигался им навстречу, «обнимал», «растворялся» в них, «вбирал» в себя. И вот однажды он поступил точно также по отношению к образу страшного волка (во сне). Подавив свой страх, сновидец «впустил» в себя, в своё энерготело, в свою душу этого волка и как бы на время ощутил облегчение, но… Этот «волк» оказался не просто «субъективной проекцией» некой психической части сновидца, «не просто» образом сновидения… В этом образе воплощался конкретный бес — живая реальная сущность! Агрессивный бес, отрицательная энергия, зло в чистом виде! И закономерно, что впоследствии, неожиданно для окружающих, ранее уравновешенный молодой человек стал периодами проявлять вспышки гнева, агрессии и чуть ли не набрасывался на людей…

По-другому принципу в сновидении действует «половик». В Добротолюбии (т. 3) мы можем, например, обнаружить, что «демоны касаясь во время сна срамных членов нашего тела, возбуждают страсть блуда… Сами демоны представляются уму в образе жён; потом касаясь срамных членов тела, возбуждают похотение жён»… отчего происходят «истечения».

В самом деле, случилось так, что этот вопрос мною исследован в личном опыте, и я в очередной раз убедился как в реальности воздействия определённого беса, так и в мудрости православного знания. Одно время, в ранней молодости, у меня были слишком частые ночные поллюции («истечения»), что мною естественно приписывалось хроническим воспалениям в области мочеполовой сферы (которые действительно имели место). Иногда истечения случались по 4–5 раз за одну ночь и чуть ли не каждую ночь. Я катастрофически истощался — физически и психически. Тем не менее, я собрал последние остатки сил и стал тщательно контролировать свои сны. И что же всего за несколько недель я обнаружил? Сначала во сне мне являлась какая-нибудь соблазнительная девушка и, касаясь соответствующего места, производила известный эффект. Но потом, как я выявил и проследил, эта же сущность аналогично воздействовала на меня уже в своём более откровенным обличье — как волосатое, гориллоподобное существо с острыми длинными когтями. О ужас! Причём частота моих «истечений» точно соответствовала количеству «касаний». Какая-то тварь питалась моей половой энергией — сущей жизненной силой — и от этого сама становилась сильней и сильней, всё более поражая мои мочеполовые органы, и в итоге, уничтожая меня самого! Бес-«половик» был реальностью! В то время для меня, человека ещё с материалистическим мировоззрением, это стало настоящим открытием. А когда я приступил к своему самому первому православному посту и начал молиться, бес покинул меня. Но я стал здоров и физически! (Как очевидно, этот вопрос связан с общей темой «болезни от бесов».).

К перечисленному можно добавить объяснение и таких распространённых сюжетов сна, как преследования (спящего), кошмары, ужасы… Человек пробуждается в панике, а в связи с этим он чувствует себя дискомфортно и днём, его донимают и дневные проблемы… Однако во многих случаях подобные состояния относятся не только к проблемам психики самого человека. Это действие бесов, преимущественно, «планетарных». Они нацелены на возбуждение вибраций страха, которые поглощают, тем самым «подкармливаясь»…

Чаще всего бесы ощущаются в просоночном состоянии, в лёгкой дрёме на грани сна и бодрствования, что лично мною было испытано множество раз. Из рассказа одного матроса Василия Егорова (из нашей современности):

«Когда меня призвали в армию, мать моя сказала мне:

— Вася, когда будет тебе плохо там, помяни Господа…

— Да, ладно тебе, — буркнул я.

Я был неверющий, А сейчас верю, мало, но верю — знаю, Бог помогает.

Я попал в Морфлот, но часть была на берегу. Однажды, лежу на верхних нарах (койке) и вдруг — бес стал душить меня…

— Ты видел беса? — спрашиваем мы Василия.

— Нет. Он почти невидим, но его чувствуешь, когда он есть. Ещё не было темно, я не спал, но только хотел задремать, как бес схватил меня за горло. Раньше у меня такого никогда не было. Я не знал, что делать. Задыхаясь уже, я вспомнил слова матери: «Помяни Господа». И я внутри себя вскрикнул:

— Господи, помилуй!

И тут же бес отлетел от меня. Нет, я не видел его, но в то же время всё-таки как-то видел: тёмный клубок, как дым, но живой.

Потом я уже пришёл в себя и снова хотел задремать, как вдруг второй раз он схватил меня за горло. Нет, не в воображении, а буквально схватил за горло, очень больно. Тут я не стал дожидаться, сразу взмолился Богу… и бес тут же отлетел насовсем. В мгновение стало легко».

(«Православные Чудеса В 20 Веке», Свидетельства Очевидцев, Выпуск № 3, Эл. Кн. ).

Случается во сне и такое:

«Уснув, Феодор (Печерский) видел во сне беса, светлого и украшенного, как ангел, который показывал ему в пещере сокровище. Это видение было Феодору не один, но много раз. Он, через несколько дней придя на показанное место и начав копать, нашёл великое сокровище из серебра и золота и многоценные сосуды».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Бесы всячески искушают. А возбудить страсть к богатству довольно легко, а вот преодолеть её не каждому по плечу и трудно даже молитвеннику. А подобные явления — открытия различных тайн во сне — наблюдаются и сейчас. Действие бесов в сновидении многообразно.

В общем, сон есть самое скрытое, самое незаметное, но сущее, первопричинное (!) поле деятельности различных бесов. Такой деятельности, которая с течением времени захватывает и наше «дневное» сознание (вне разделения на подсознательное и бессознательное) — и поглощает в конце концов его целиком!

РЕАЛЬНОСТЬ БЕСОВ.

Достоверность существования бесов, а равно их конкретного влияния на человека, основывается на…

В целом на одной оригинальной особенности всякого индивидуального сознания в связи с представлением (человека) о «реальности» или вопросом — «Что для сознания человека реально (объективно), а что не реально (не действенно)?» Эта особенность заключается в способности сознания (в способности «света сознания») продолжительно фокусироваться (сосредотачиваться) буквально на всём том, что его интересует или на том, что исследуется. И открывать или познавать всё новые и новые признаки изучаемого объекта и в конце концов придти к его сути. А предметом исследования может быть абсолютно всё — и не только так называемый материальный мир, но и психика, и энергия… При этом всё то, что не учитывается, не включается в поле внимания для данного субъекта восприятия как бы и не существует, отсутствует, то есть является не реальным (хотя может скрыто воздействовать).

Иначе говоря, всё то, что нам не известно как в теории, так и в опыте (переживании), теряет для нас всякую значимость, объективность и лишается ценности. Обратное же также верно и может быть выражено в следующем («психолого-оптическом») законе:

Чем дольше и пристальнее мы сосредотачиваемся на вещах, которые изначально нам кажутся эфемерными или абстрактными, тем отчётливее, весомее, убедительнее и реальнее они предстают для нашего сознания и вообще для нас. Таким образом мы можем говорить о некой «гиперболической линии» или «гиперболическом фокусе» вплоть до его «пика», «взрыва» — о возрастании в нашем сознании того или иного явления при его изучении; о возрастании степени его важности, объективности, реальности, ценности, достоверности и значимости. Более того при «точечной» концентрации на некой энергии значительно увеличивается и степень воздействия, приятия и самой этой энергии — субъект восприятия «резонирует» с воспринимаемым.

Напрашивается и такая теория, которую мы назовём «субъектно-объектной». Под «субъектностью» воспринимаемого предмета (явления) в широком смысле подразумевается отсутствие объективности, достоверности, доказательности каких-либо признаков этого предмета или отсутствие самого предмета (явления). В то же время, если такая субъективность становится всеобщей, неизменной и повторяемой, «субъективностью» каждого, то это уже — «объективно».

А теперь конкретные положения. Реальность существования бесов основывается на…

I. ВСЕОБЩЕМ МИРОВОМ ОПЫТЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, а именно:

1. На существовании практически у всех народов и народностей одного единого знания (о негативных существах), которые издревле выражены в легендах, мифах, сказках…

2. На многовековых народных свидетельствах и наблюдениях, которые мы обнаруживаем в рамках любой конкретной этногеографии (что выражено в определённом фольклорном выражении — в языке, быту, приметах, национальном мышлении и сознании…).

3. На общечеловеческом и историческом «религиозном» опыте людей многих и многих поколений.

Реальность бесов также основывается на…

I. ПСИХОЛОГО-СОЛИПСТИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ, а именно:

1. Бесы даны человеку в его ощущениях, опыте, переживании.

2. Бес воспринимается человеком как влияние очень конкретное, как разумная личность, индивидуальность.

Извечное существование бесов может быть подтверждено и на…

I. СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ, В ЛИЧНОМ ПЕРЕЖИВАНИИ И КАЖДОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТЬЮ! А именно:

1. В субъективном опыте в процессе той или иной духовной практики.

2. В приобретённой необратимой способности — устойчивом ви/дении вмешательства бесов в жизнь людей и каждого человека в отдельности.

Что ж, доводы вполне объективные и убедительные.

В определённом смысле бесы подобны радиоволнам, радиоволны реальны, но непосредственно эти сигналы обычный человек не ощущает; он их воспринимает уже в виде обработанной разнообразной ауди-информации, которая на его сознание действует уже явно.

Завершаем главу:

«Упорное неверие в злых духов — есть настоящее беснование, потому что идёт наперекор истине, наперекор откровению Божию. Господь пришёл на землю именно для того, чтобы разрушить дела диавола и спасти от насилия его человека. Если нет диавола, то нет христианства…

И опыт каждого из нас, и здравый смысл, история жизни Святых и история всех народов удостоверяют нас в бытии злых духов».

Свт. Иоанн Кронштадтский.

ЧУДЕСА И ПРЕИМУЩЕСТВА БЕСОВ, ИЛИ ПОЧЕМУ ПРОТИВ НИХ ЧЕЛОВЕК БЕЗЗАЩИТЕН[20]

Бесы чудесны, они обладают теми способностями, которых лишён человек, во всяком случае, эти способности у него не развиты…

Бесы сильнее нас.

И самое первое преимущество и сила бесов заключается в том, что люди о них ничего не знают, они слепы, они пребывают в неведении. Люди думают, что их желания и поступки являются их собственными, но по отношению ко многим или к некоторым их желаниям и поступкам это не так. Это побуждения бесов, относящиеся к той обширнейшей области, которую именуют «подсознательной» или «бессознательной».

Человек также беззащитен и потому, что понятия о зле для него расплывчаты, не конкретны, а главное — он не рассматривает бесов как личности!

При этом бесы пользуются своей полной безнаказанностью и в этом смысле очень напоминают поведение некоторых диких зверей, очень похожего своими повадками на поведение крыс.

Бесы — невидимы! Их «плоть» — только энергия, их разум — только энергия; энергия же первична, первопричинна по отношению к состоянию, событию, процессу в «нашем» физическом мире. Иными словами, уровень действия беса чудесен сам по себе, это всеуправление и подчинение различных природных явлений, объектов и организмов.

В свою очередь «бестелесность» бесов даёт им возможность мгновенного, по меньшей мере, очень быстрого перемещения — от одной точки в другую, от одного организма в следующий, из одного измерения в иное; причём в пределах всей ноосферы нашей планеты! Неорганические существа — летают! А эта способность даёт им обзорность и всеохватность. Православные старцы неоднократно видели бесов «летящими», как в этом примере:

«Став на молитву, Даниил Столпник взывал к Богу:

— Господь мой Иисус Христос, в Которого я верую…

Едва произнёс он это, раздались крики и вопли, как бы плачущих, и святой увидел бесов летящими, как летучие мыши, и удаляющимися от того места».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Вездесущность же бесов наделяет их уникальными знаниями — они получают разностороннюю информацию о любом объекте (процессе) в любой момент времени. А такое знание ведёт к всевластию. Но более того…

Практически вся неорганика пребывает на том самом уровне, которое «вне»- или «над»-временно — в той плоскости бытия, где будущие материальные события или процессы ещё только формируются, организуются, выстраивают свою очерёдность, последовательность… Бесы «видят», «прозревают» будущее! Что делает их ещё более неуязвимыми…[21]

Не удивительно и то, что бесы хорошо осведомлены о всех слабостях, всех наиболее чувствительных точках и текущих настроениях всякого человека в любую секунду; а вмешательство их в психическую жизнь личности ещё в сновидениях (так, где вершится будущее человека!), делает их полноправными хозяевами всех людей!

«Когда демоны посеют печаль или гнев, то, поселившись в области сердца, по движениям тела увидят, приняла душа этот помысел или нет. Они замечают, что его глаза растерянно бегают, человек меняется в лице: бледнеет от сжатия сердца и отлива крови или, наоборот, краснеет от жара околосердечной крови, распространяющейся по всему телу — все это особенно заметно на лице.

Лукавые внимательно следят за всем и определяют, каким именно пороком человек побеждён и кто какой именно страстью тешится. Если они видят, что мы не мешаем страсти в нас проникнуть, но в молчании и безмолвии показываем благосклонную привязанность к ней, то нет ничего удивительного в том, что бесы, сами обладая воздушными телами, постигают расположение души по телесным признакам».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Таким образом, скрытая, тайная деятельность вообще (и во сне, и наяву) — значительное преимущество бесов.

Бесы действуют на первичное — на сознание человека, и только потом на его тело. Человеческое же сознание совершенно не развито, и оно легко поддаётся внушению и управлению с их стороны. А сознание фактически диктует всё — образы, мысли, желания, состояние тела… Бесы манипулируют нами и могут «заставить» увидеть нас «то», что им самим «выгодно», нужно, — вплоть до «деталей», и вызвать определённое состояние, переживание (напр., подозрение в измене супруга в то время как никакой измены не происходило).

Ещё одной выигрышной особенностью бесов, как хитроумных, разумных существ, является их «осторожность», они могут на время «затаиваться» или полностью «затихать», тем самым создавая иллюзию, что их как бы и нет. Так ночью прекращают свою деятельность, застывают крысы или мыши в доме хозяина, когда тот кратковременно пробуждается… Но пассивны они до поры до времени…

А будучи чудоносными и могущественными, бесы могут наделить своей силой, или некой невероятной отдельной способностью и человека:

«…Так сказав, волхв (колдун) всплеснул руками и бросился в воздух; поддерживаемый бесами он начал летать по воздуху, поднимаясь вверх. Люди же в сильном изумлении говорили друг другу:

— Это дело Божие — летать с плотью по воздуху!

Великий же Апостол Пётр начал громко, в услышание всех, молиться Богу:

— Господи Иисусе Христе, Боже мой! Обличи прелесть волхва сего, дабы не соблазнились верующие в Тебя!

А потом он воззвал:

— Вам, о, бесы! Повелеваю именем Бога моего: не носите его более, но оставьте его там, где он сейчас находится в воздухе.

И тотчас бесы, повинуясь запрещению Апостола, покинули Симона в воздухе; и полетел окаянный волхв на землю, как некогда диавол, сверженный с неба долу, и, упавши, разбился».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Да, особой трансформативной силой бесы наделяют того человека, который под их руководством становится «чёрным магом». Фактически, быть чёрным магом (или шаманом) — означает добровольное предоставление своего тела в полное распоряжение бесов и их «материализация» в «этом» ещё человеческом теле. Отсюда и все «магические» способности…

Но ещё более невероятным является то, что некоторые неорганические существа сами способны к «материализации», т. е. они могут предстать не только в неком «психическом» образе, не только в сознании человека и не только в той плоти, которую на данный момент времени подчинили и коварно используют, но и в том «грубом» физическом теле, которое воссоздают, производят по своему (!) намерению… Причём этот процесс происходит гораздо чаще, чем это можно себе представить. Таким образом, мы вправе говорить о материализации бесов психической и физиологической.

Имеется в старорусских текстах и такой эпизод:

«— Пусти меня, раб Божий; отныне никогда не буду я приходить сюда.

Так бес вопил долгое время.

Наконец святитель Иоанн (архиепископ Новгородский) сказал:

— За твою бесстыдную дерзость повелеваю тебе сею ночью отнести меня в Иерусалим и поставить у храма, где находится Гроб Господень; из Иерусалима тотчас же ты должен обратно перенести меня сюда в мою келлию в ту же самую ночь, и тогда я отпущу тебя. Бес всячески обещался исполнить волю святого, лишь бы только блаженный выпустил его из сосуда. Святитель выпустил его со словами:

— Превратись в оседланного коня и стань перед келлиею моею.

Подобно тьме вышел бес из сосуда и обратился, по повелению святителя, в коня. Блаженный Илия, выйдя из келлии, сел на беса, и в ту же ночь очутился в святом городе Иерусалиме, близ храма святого Воскресения, где находился Гроб Господень Здесь угодник Божий запретил бесу отходить от того места; и бес стоял, словно прикованный, не имея силы сдвинуться с места, до тех пор, пока Илия не совершил поклонения Гробу Господню и честному древу святого Креста. Подойдя к храму, святитель преклонил колена пред дверями и стал молиться; вдруг запертые двери отверзлись сами собою, а у Гроба Господня зажглись свечи и лампады. Архиепископ, вознося Богу благодарственные молитвы и проливая слезы, поклонился Гробу Господню и благоговейно облобызал его… Исполнив своё желание, он вышел из храма и снова двери церковные затворились сами собой; бес же стоял на том месте, где ему было повелено, в виде оседланной лошади; сев на него, Иоанн опять в ту же ночь прибыл в великий Новгород и очутился в своей келлии. Уходя от святителя, бес умолял его не говорить никому, как он служил ему, как был связан клятвой, как повиновался он, словно пленник.

— Если же ты расскажешь кому-либо, — прибавил нечистый дух, — как ты ездил на мне, то не перестану я строить против тебя козни и наведу на тебя сильное искушение.

Так грозил бес, а святитель осенил себя крестным знамением, и тотчас исчез от него бес, словно дым».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

История очень похожа на гоголевские «Вечера на хуторе близ Диканьки», в которых кузнец Вакула летает в столицу Санкт-Петербург верхом на чёрте, то есть на бесе… Скорее всего, Николай Васильевич взял этот сюжет из Жития Святых и использовал по своему усмотрению художественно. Вопрос же заключается в том, насколько он достоверен, или же, по меньшей мере, какой эзотерический смысл выражает собой этот сюжет? А эзотерика, и некоторые реалии, и смысл в этом есть.

Дело в том, что отдельные бесы — оборотни, они превращаются из одного существа в другое и наряду с материализацией (о которой уже говорилось) — это ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ факт. Но на различные трансформации сознания прочих существ они также способны. А сознание, как уже говорилось, — первично: бесы радикально смещают (чьё-то) сознание — и вслед за этим изменяется или переносится «тело». Во всяком случае достоверность полёта по воздуху святителя Иоана на столь дальнее расстояние заключается в том, что по меньшей мере, этот полёт возможен на уровне психоэнергетическом, т. е. речь идёт о полёте души (вне тела) в полном сознании (современная теория осознанного сновидения это полностью подтверждает!).

Бесы — оборотни, и уже в психическом ли, физическом ли виде, но они «обращаются» с целью обмана:

«…В то время по всей Палестине славился другой подвижник Христов — преподобный Иларион Великий, имевший свою обитель в пустыне близ Гасского Маиума. Святой Епифаний (архиепископ Кипрский) однажды посетил его с своим учеником Иоанном. Настоятель с братией любезно приняли гостей и удержали их у себя на несколько дней. В это время диавол, принявши образ Епифания, пошёл в его монастырь, как бы возвращаясь от Илариона Великого. Преобразившегося беса увидал один неосторожный и нерадивый брат, вышедший без нужды из монастыря. Приняв его за действительного Епифания, он поклонился ему, и тотчас же бес, вошедши в него, стал его мучить. Братия, увидевши беснующегося, недоумевали, как случился этот недуг с здоровым доселе иноком, и скорбели о нем. Что было непонятно для находившихся с ним собратий, то провидел своим духом их отлучившийся прозорливой настоятель.

— Отче, — говорил тогда Епифаний Илариону, — волк влез в моё стадо и смутил моих овец: иду изгнать его.

Сказав это, он простился с великим старцем и братией. Возвратившись с поспешностью в монастырь, он одним своим присутствием заставил диавола войти из жертвы его обмана. Исцеленный поведал ему, как сделался он бесноватым. Святой же учил после его рассказа братию хранить себя от диавольских козней».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

И незаметность, и превращаемость (трансформативность), и высокая скорость перемещения, и видение будущего, и способность к чудесному, и знание слабости всех людей, и собственная неизменная природа зла — всё это даёт им особую наступательную силу и мощь. А воля бесов, направленная на разрушение, захват, уничтожение, — абсолютна. Это выражается в такой остервенелости, неистощимой агрессии, ненасытности и напористости (причём на сущем, подсознательном уровне!), которым противостоять никак невозможно!

Падшие духи неутомимы, так как не нуждаются в отдыхе…

«Бесы совершают и делают больше, чем люди. Они вообще не едят, не пьют, не пользуются мирскими вещами и никогда не спят».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Бесы неуязвимы, у них нет своих собственных «слабостей», поскольку они совсем не испытывают такие человеческие чувства, как сомнения, вина, обида, раскаяние; это, так сказать, Эго в «чистом виде», совершенно лишённое хоть каких-либо понятий «морали», «нравственности», представления о добре и зле…

Ещё более усугубляет особое усердие и рвение бесов то, что они в своей деятельности по отношению к человеку соперничают друг с другом:

«И соперничают бесы между собою, каждый первым старается устрелить и принести добычу в дар великому отступнику, чтобы принять похвалу самую первейшую; посему сражаются они ревностно, стараясь душу праведника совсем закружить разными недомыслимыми искушениями, причём одни из уловляемых побеждаемы бывают и низвергаются, а другие осиливают и утверждаются в добродетели, говорим: венчаются».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

При этом в очередной раз следует подчеркнуть: дерзкие, злобные, наглые атаки-«выпады» бесов перемешиваются с периодами коварного «выжидания» и пристального наблюдения — такова вообще психология хищника…

Помимо всего, неотразимость бесов дополняется ещё и тем, что они часто действуют через других людей, живые и неживые объекты, через организацию негативных событий — и чаще всего действуют внезапно, неожиданно для человека! Они как бы застают человека врасплох…

Бесы нередко организуют то, что способствует растлению конкретного человека; ведь это они, зачастую, наделяют его и богатством, и властью, и некой чудесной способностью (что радостно принимается!)…

Как очень мощная Сила, отдельные бесы способны и на прямое физическое воздействие или «делание». И не воспринимайте следующую историю как «сказку»:

«…Святой Аверкий, епископ Иерапольский отвечал бесу:

— К отцу твоему, сатане, пойдёшь ты, дух злобы, но так как ты потревожил меня, старца, и заставил придти сюда, то и ты не избегнешь труда и не вернёшься отсюда пустым; вот лежит камень — (перед дворцом был камень таких громадных размеров, что множество народа лишь с большим трудом могло бы сдвинуть его на небольшое расстояние; на этот-то камень и указал святой), повелеваю тебе именем Господа моего Иисуса Христа, отнеси сей камень на мою родину, в Иераполь, и положи его около южных врат.

И вот диавол, как раб и пленник, связанный клятвою вышел из царской дочери, взял тот камень и с тяжким стоном понёс его по воздуху чрез ипподром. Все, бывшие там, люди с удивлением видели камень, двигавшийся по воздуху и слышали великий стон диавола, но самого его видеть они не могли. Отнеся камень в Иераполь, диавол положил его на том месте, где ему приказал святой Аверкий; жители же Иераполя, видя громадный камень, внезапно упавший с воздуха, были весьма поражены, и поняли сию тайну лишь тогда, когда к ним возвратился святой Аверкий».

Или такой эпизод:

«Преподобный Феодор, высыпав жито, принялся за работу, поя псалмы. Утомившись, он хотел немного отдохнуть, вдруг раздался как бы удар грома, и жернова начали сами молоть. Уразумев козни диавола, преподобный Феодор поднялся и начал усердно молиться, после чего сказал громким голосом:

— Господь запрещает тебе, лукавый бес!

Но бес не переставал молоть на жерновах. Тогда преподобный снова сказал:

— Во имя Отца и Сына и Святого Духа, свергшего тебя с небес и давшего во власть угодников Своих, я грешный повелеваю тебе не оставлять работы, пока не перемелешь всё жито: потрудись и ты на святую братию.

Сказав это, он продолжал молитву: бес же не посмел ослушаться и в одну ночь измолол всё жито. Утром преподобный Феодор дал знать келарю, чтобы тот прислал за мукою. Келарь удивился столь необычайному делу, как можно было смолоть в одну ночь пять возов, и сам отправился в пещеру, чтобы вывезти из неё муку, причём совершилось другое чудо: от этого же жита получилось еще пять возов муки».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Что ж, некая сила способна оказывать давление на другую силу.

И предпоследнее преимущество… Всё то, что производят бесы, всё то, что они вызывают в людях снова и снова, на «чём» или за счёт «чего» они существуют, — а это называется одним словом «грех» — обладает одним общим притягательным качеством. Грех — сладостен! Это смертельный яд, но яд сладкий. Ещё один выигрышный бонус и добавление к силе бесов. Есть в каждом грехе нечто такое, что его хочется повторять, повторять…

Конечно же, нет ничего выше благости и слаще нектара богопознания, но если не был бы сладостен грех… В то же время, в отличие Небесного мёда, за «сластью» греха неизменно идёт расплата — болезни, расстройства, страдания…

Из поучений св. Григория Синаита:

«Бесы сласти греховной часто приступают, как огнь и как углие огненное. Эти сластолюбивые бесы разжигают вожделетельную силу души, но, приводя при сём в смятение и разсудительную, омрачают душу. Причина похотнаго жжения, смятения мыслей и омрачения души главным образом лежит в страстной сласти».

(Добротолюбие, Т. 5).

Наконец бесов очень и очень много количественно. В Евангелие мы узнаём, что количество бесов бесконечно, неизмеримо (в переносном смысле, как «легион»):

«Ибо Иисус спросил (нечистого духа): как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много.

(Ев. От Луки).

Казалось бы, противостоять бесам СОВСЕМ невозможно.

Да… Человек совершенно бессилен. И в последнее слово опять замешался «бес».

Но в чём состоит главный вопрос?

ПОСМЕРТИЕ.

Когда душа выйдет из тела, она останется одна со страстями своими и мучается ими, терзается…

Прп. Авва Дорофей.

Так в чём же вопрос? Человек, как известно, подвержен неумолимому закону природы — он неизбежно стареет и умирает. Человек смертен. Человек смертен, но как сказал один классик, — это ещё было бы полбеды. Он нередко — «внезапно» смертен! Вот в чём вопрос! И в каком состоянии, какой будет душа на момент оставления тела и «этого» мира…

Перед нами посмертие. Тема посмертного существования человека… В христианском ключе она слишком известна, избита, не впечатляет более. И всё же… Через призму уже представленных знаний рассмотрим её ещё раз. Да пусть добавится к этому и «эзотерика», и психология личности. Давайте попробуем отставить свой скепсис, неверие и попытаемся всё же вникнуть в знакомое описание глубже…

Как уже исследовано некоторыми учёными (изучающими околосмертные переживания и состояния клинической смерти — П. Калиновским, Р. Моуди, Э. Росс, С. Грофом и др.), — сознание человека в период смерти претерпевает целый ряд последовательных состояний. В процессе смерти сознание человека распадается на части, элементы… Смерть — это поэтапное «снятие» жизненных энергий с тела (с «грубой» оболочки); это их сохранение и «движение».

Бессмысленно здесь, на фоне всего нашего описания, обосновывать существования души человека вообще, а равно и её «продолжения» за смертельной чертой — святые способны «видеть» посмертную участь души, им открываются тайны. Они видят в это время как саму душу, фантом человека (реальный, живой!), так и образы его окружающие (как очевидно, тоже живые!)…

«Однажды, ходя по городу, святой Андрей (Христа ради юродивый) увидал, что навстречу ему несут покойника. Умерший был очень богатый человек, и за его гробом шло великое множество народа со свечами и кадильницами. Церковнослужители пели обычные погребальные песнопения, а родные и близкие покойника плакали и рыдали. Видя своими прозорливыми очами, что делалось с тем мертвецом, святой остановился и стал смотреть. И вот, впав на долгое время в совершенное бесчувствие, он увидел духовными очами множество эфиопов, шедших за гробом и громко кричавших:

— Горе ему, горе ему!

Одни из них держали в руках мешки, из которых рассыпали пепел на людей, окружавших мертвеца. Другие же бесы плясали и бесстыдно смеялись как бесстыдные блудницы, третьи лаяли как собаки, а иные ещё хрюкали как свиньи. Мертвец был для них предметом радости и веселья. Некоторые из бесов, окружая мертвеца, кропили его смрадною водою, иные летали по воздуху около одра, на котором лежал мертвец. От трупа же умершего грешника исходил удушливый смрад. Идя следом за мёртвым, бесы рукоплескали и производили ужасный топот ногами, ругаясь над поющими…».

И далее было дано святому Андрею такое знание об умершем человеке:

«Покойный был страшный грешник и вёл преступную жизнь. Он был и блудником, и прелюбодеем, зараженным содомским грехом, льстецом, немилосердным, сребролюбцем, лжецом и человеконенавистником, злопамятным, мздоимцем и клятвопреступником. Свою бедную челядь он морил голодом, побоями и наготою, оставляя её в зимнее время без обуви и одежды. Многих рабов он даже убил и закопал их под полом конюшен. Одержимый ненавистною Богу похотью, он осквернил до трёх сот душ мерзкими и отвратительными грехами блудодеяния. Но и для него пришло время жатвы и застала его смерть не покаявшимся и имеющим несказанные грехи. Душу его взяли бесы, а отвратительное тело злые духи провожали с поруганием… Умерший поступал дурно, посему скончался без покаяния; пусть же он насыщается плодами дел своих…

Святой молча отошёл и, уединившись в тайном месте, горько плакал о погибели несчастного, которого он видел несомым к могиле».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Подобные описания дополняются распространёнными сюжетами «торга» (за душу) между ангелами (носителями духовного света) и бесами (тьмой) или темой взвешивания «добрых» и «злых» дел умершего, которые присутствует практически во всех шаманских, магических и религиозных верованиях и традициях. Откуда это единство, всезнание?

Это один принцип, один безусловный закон и древнее знание! Рассмотрим одно из таких «видений»:

«Однажды, стоя в церкви святой Анастасии на молитве, о. Нифонт (епископ Кипрский) поднял глаза к небу и увидел отверстые небеса и много ангелов, из которых одни сходили вниз на землю, другие шли вверх, неся на небо человеческие души. И вот, видит он, идут два ангела вверх, неся какую-то душу. И когда приблизились они к блудному мытарству, вышли мытари-бесы и сказали с гневом:

— Это наша душа, как вы смеете нести её мимо?

Ангелы отвечали:

— Какой у вас знак на ней, что вы считаете её своею?

Сказали бесы:

— Она до смерти оскверняла себя грехами, не только естественными, но даже и противоестественными; кроме того, она осуждала ближнего, и умерла без покаяния. Что вы на это скажете?

— Мы не верим, — ответили ангелы, — ни вам, ни отцу вашему диаволу, пока не спросим ангела-хранителя этой души.

Когда же его спросили, тот сказал:

— Правда, много грешила эта душа, но когда заболела, начала плакать и исповедовать грехи свои Богу; и если простил её Бог, то Он знает почему: Он имеет власть. Слава Его праведному суду!

Тогда ангелы, посрамив бесов, вошли с душою в небесные ворота.

Потом увидел блаженный, что ангелы несут ещё другую душу, а бесы выбежали к ним и кричат:

— Что вы, носите души, не узнав их, как, например, несёте и эту — корыстолюбивую, злопамятную, разбой произведшую!

Отвечали ангелы:

— Мы хорошо знаем, что, хотя она и сделала всё это, но плакала и горевала, исповедовала грехи и подавала милостыню; за это простил её Бог.

Бесы же начали говорить:

— Если уже эта душа достойна милости Божией, то возьмите и берите грешных со всего мира! Чего же мы будем трудиться!

Отвечали на это ангелы:

— Все грешники, исповедующие свои грехи со смирением и слезами, получат прощение по милости Божией, а кто умирает без покаяния, тех судит Бог.

Так посрамив лукавых духов, ангелы прошли мимо. Ещё увидел святой, как несли душу одного боголюбивого человека, целомудренного и милостивого, любившего всех; бесы, увидев её издали, скрежетали зубами, а ангелы Божии выходили ей навстречу из небесных ворот и так приветствовали ту душу:

— Слава Тебе, Христе Боже, что Ты не оставил её в руках вражиих, но избавил её от преисподнего ада.

Через некоторое время блаженный Нифонт увидел, как бесы влекли душу в ад. Это была душа одного раба, которого господин изнурял голодом и бил; он не стерпел такого мучения, и, по наущению беса, взял верёвку и удавился. Ангел же хранитель его шёл вдали и горько плакал, а бесы радовались… Преподобный видел и ещё одну душу, которую несли в воздухе ангелы, а их встречали полчища бесов; видел, как бесы отняли из рук святых ангелов ту душу и с поруганием бросили в бездну. Это была душа одного клирика церкви святого Елевферия; этот клирик постоянно прогневлял Бога блудом, чародейством и разбоем, умер же он внезапно без покаяния, и была радость бесам».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Другой классический сюжет (на тему посмертного «торга» за душу) связан с виде/нием Антония Великого. Дело в том, что сознание человека и, тем более, святого, не только способно простираться в грядущее время, но и «выстреливать» себя за роковую черту будущей смерти…

«Однажды около девятого часа, преподобный (Антоний), встав помолиться пред вкушением пищи, был восхищён умом и увидел себя несущимся по воздуху. При этом демоны воздушные пытались заградить путь и воспрепятствовать его восхождению. Но ангелы сопротивлялись им и требовали указания причин задержания. Те стали припоминать грехи Антония с самого его рождения. Но ангелы остановили их и сказали:

— Что было от рождения, то Господь изгладил; но если что знаете о каких-либо грехах его с того времени, как он сделался иноком и дал обет Богу, то об этом можете говорить.

Тогда демоны, по злобе своей, стали клеветать на Антония, обвиняя его в грехах, каких он не совершал; и когда это ни к чему не привело, для Антония открылся свободный путь. Придя в себя, Антоний увидел, что стоит на прежнем месте. Потрясённый видением, он забыл о пище и всю ночь провёл в пламенной молитве, воздыханиях и размышлениях о том, как много у человека врагов, и как труден воздушный путь души к небу».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Проанализируем эти сюжеты, исходя из ранее обозначенной нами позиции…

К сожалению, мало кто из людей хорошо себе представляет, как устроено вообще сознание человека. Упрощённо он, в первую очередь, есть светотеневой психо-комплекс («психея»), сложное многослойное психоэнергетическое образование, обладающее определённой целостностью и возможностью ПОЛНОГО отделения от физического тела в течение некоторого времени (напр., в «осознанном сне») или ОКОНЧАТЕЛЬНОГО выделения в самостоятельную, автономную единицу сознания — собственно, смерть. При этом, согласно наиболее распространённому факту, если рассматривать уже сложившуюся личность взрослого человека, то, так сказать, «тектонически» или «текстурально»[22], бесы в энергоструктуре каждого человека, во всём его пси-объёме, представляют собой многочисленные грубые непроницаемые покровы, многослойные наросты, узлы, хитросплетения, опухоли, плотные тени, которые в целом подавляют и «гасят» внутренний Свет Любви, Свет Жизни. Как личности же, бесы являются главными составляющими, гипертрофированными частями человеческого Эго. А будучи глубоко вросшими, внедрёнными, вживлёнными во все «ткани» и «органы» как физического, так и психоэнергетического тела (человека), в процессе смерти, наряду с душой, БЕСЫ ТАКЖЕ ВЫДЕЛЯЮТСЯ, ОБРЕТАЮТ СВОЮ АВТОНОМИЮ! И вот, в чём, собственно, заключается мудрость, а главное — точность передачи эзотерического смысла в христианском описании смерти…

Внутренний Дух, душа, изначально соделанная из Божественного Света, чистая и светлая, изначально свободная, но в течение органической жизни «закованная» и «парализованная», — после смерти стремится взлететь ввысь, в духовное Небо! И чем выше, тем лучше, тем благостнее существование. Но!..

Всю жизнь бесы окружали и отягощали душу (мы рассматриваем самый крайний, но достаточно распространённый вариант). Всю жизнь, паразитируя на энергии своего «хозяина», они развивали собственную психику, силу и разум. Всю жизнь они добивались власти над человеком. Всю жизнь они устанавливали и усиливали свои связи, эманации, теневоды с данной душой, с данным конкретным энерготелом; всю жизнь между человеком и бесами происходило энергетическое родство, слияние, объединение, и вот… смерть…

Получив автономию, бесы во время смерти также привычно и плотно окружают отделившуюся от тела душу, сковывая, отяжеляя её, блокируя её взлёт, не давая возможности высвобождения… Они тянут её вниз, в нефизическое подземелье. Но здесь выступают светоносные силы — ведь даже самый отъявленный в мире злодей, негодяй нет-нет, но совершал в своей жизни добро — отсюда идея «торга», «борьбы» за душу. Что эзотерически выражено очень верно и справедливо! Но бесы нередко бывают сильнее — и в этом виновен сам человек! В итоге…

Душа человека полностью становится энергетической пищей, и «там», в ужасном «низу», эту захваченную, поражённую душу ожидают неописуемые страдания! Нескончаемые, на уровне сознания, муки психоэнергетического разложения под воздействием того самого «жара», «удушья», «дыма», «давления» и «духоты»…

Там совершается «чавканье», «хлюпанье», там совершается всепоглощение, процесс мирового всасывания всех-всех психических выделений, вибраций, живой светотени, осевшей, притянутой планетарной Тьмой. И жуткая вонь разложения всех психических организмов!

А что Вы думаете? Вы полагаете, что со времён И. Христа множество поколений христианских святых — проницательных, мудрых, всевидящих! — оказались способными только на выдумки, вымысел и фантазии?!

«…(Некто) Григорий возымел сильное желание узнать, где находится, по преставлении своём послушница Феодора, на десной (правой) или на левой стороне, с праведниками или с грешниками, и сподобилась ли она получить от Бога милость или какую-нибудь отраду за свою усердную службу святому старцу (прп. Василию Новому)…».

Так начинается классическое православное описание прохождение душой так называемых «мытарств» после смерти. Психоэнергетическое тело умершего, в своём восхождении (вверх), проходит некие воздушные уровни, «плоскости» или «площадки», на которых его «атакуют», «останавливают», «испытывают», «тестируют», «допрашивают» или «захватывают» (знакомые нам бесы). Дело в том, что психоэнергетические вибрации теневых структур отличаются друг от друга той или иной частотой. И в данном случае посмертный процесс окружения, «хоровода» бесов вокруг души ещё более детализируется — в «мытарствах» речь идёт о «распределении» бесов по тем уровням, по всему тому частотному диапазону, который пролегает между землёй и (духовным) Небом. Таким образом, мытарства — это некоторая «промежуточная» зона в целом, которую поэтапно неизбежно проходит душа всякого умершего человека. В эзотерическом православии известно двадцать уровней этого прохождения. Продолжим историю о блаженной матушке Феодоре, ученице святого Василия (в сокращённом виде)…

«…В следовавшую затем ночь Григорий в сонном видении сподобился увидеть блаженную Феодору в светлой обители… Увидев её, Григорий возрадовался и насладился продолжительною беседою с нею, как будто бы он говорил с нею наяву.

Григорий спросил Феодору, как она разлучилась от тела, как претерпела смертные страдания, что видела по своей кончине и как миновала воздушных духов.

Она же начала передавать ему следующее: — Чадо Григорий! О страшной вещи спрашиваешь ты меня, о которой даже ужасно и вспоминать. Видела я лица, которые никогда не видала ни раньше, ни после, слышала речения, которых никогда не слыхала до того. И что я расскажу тебе? Тогда предо мною предстало всё то лютое и греховное из дел моих, о чём я позабыла было… И что я скажу тебе, чадо, о болезни телесной, о жесточайших страданиях, которые претерпевают умирающие? Подобно тому, как если кто-нибудь брошенный в сильный пламень, горя, как бы истаевает и обращается в пепел, так и болезнь смертная разрушает человека. Воистину люта смерть для подобных мне грешников, ибо истину говорю тебе, что и я была делательницею грешных дел, праведных же дел своих я совершенно не помню.

Когда я приблизилась к концу жизни моей и настал час разлучения души от тела, увидела я множество эфиопов, стоявших вокруг одра моего; лица их были чёрные, как сажа и смола, очи горели как угли огненные, и весь вид их был столь же страшен, как вид огненной геенны. И начали они производить шум и смятение: одни ревели, как скоты и звери, другие лаяли, как псы, некоторые выли, как волки; при этом все они, с яростью смотря на меня, грозили мне, набрасывались на меня, скрежеща зубами, и хотели тут же поглотить меня…

И была убогая душа моя в великом страхе и трепете. Тогда претерпевала я не только муки смертные, происходившие от разлучения души с телом, но также жесточайшие страдания от видения тех страшных эфиопов и грозной ярости их, и это было для меня как бы другою смертью, более тяжкою и лютою. Я старалась отвращать взор мой от видения то в одну сторону, то в другую, чтобы не видеть мне страшных эфиопов, ни слышать голосов их, — но никак не могла избавиться от них, — ибо везде было их бесчисленное множество, и не было никого, кто бы помог мне (здесь следует дополнить, что на уровне психоэнергетического тела все чувства и ощущения усиливаются и обостряются в десятки и сотни раз! — от Т. Смирнова)…

И вот пришла смерть, рыкая как лев; вид её был очень страшен, она имела некоторое подобие человека, но тела совсем не имела и была составлена из одних только обнажённых костей человеческих. С собою она несла различные орудия мучений: мечи, стрелы, копья, косы, серпы, железные рога, пилы, секиры и иные орудия неизвестные. Увидев всё это, смиренная душа моя затрепетала от страха; святые же ангелы сказали смерти:

— Что медлишь? Разреши душу сию от уз плотских, скоро и тихо разреши, ибо она не имеет много греховных тяжестей.

Тотчас же смерть приступила ко мне, взяв секиру, отсекла сперва ноги мои, потом руки, затем при посредстве другого орудия все остальные части моего тела разрушила и члены от составов отделила. И не имела я ни рук, ни ног, и все тело моё омертвело. Смерть же взяла и отсекла голову мою, так что я не могла повернуть головою, и она была мне чужою. После всего смерть сделала раствор в чаше и приподнеся его к моим устам, напоила меня. И столь горек был раствор тот, что душа моя, не имея сил стерпеть горечи, содрогнулась и вышла из тела, как бы насильно оторванная от него. Святые ангелы тотчас же приняли её на руки свои. Взглянув назад, я увидела тело моё, лежащее бездушным, бесчувственным и недвижным. Совлекши его, как совлекают одежду, я смотрела на него с безмерным удивлением (кстати, о наблюдении себя со стороны в момент клинической смерти сообщают многие наши современники — от Т. Смирнова). В это время бесы, явившиеся в образе эфиопов, обступили ангелов, державших меня, и начали вопить, показывая написания грехов моих:

— Множество грехов имеет душа эта, — поэтому пусть даст она ответ пред нами.

Святые ангелы начали тогда отыскивать в жизни моей добрые дела и, с помощью Господа Бога, благодатью Коего я творила добро, обрели их…

Малейшие добрые дела мои святые ангелы собирали, готовясь положить их на весы против моих злых дел. Эфиопы же, видя это, скрежетали на меня зубами, желая похитить меня из рук ангельских и низвести на самое дно ада…».

Как известно, по-настоящему умного человека заботит не только качество его «этой», «физической» жизни, его в большей степени интересует существование «трансперсональное», «запредельное». Банальная истина — наша жизнь временна, коротка, конечна. А ответы на тот более чем важный вопрос «Что с нами произойдёт “после”, “потом?» давно существуют…

В самом деле, процесс (или принцип) того самого «торга» за душу в посмертном её состоянии, а равно «взвешивание» добрых и злых дел (покойного), подтверждается и в современной популярной эзотерической литературе. Так, например, в «индийской эзотерике» говорится о «хронике Акаши»; в течение всей жизни в духовном сердце человека совершается «запись» абсолютно всех его желаний, мыслей и поступков. После смерти же происходит их «синхронизация», приведение в соответствие всего положительного и отрицательного, так сказать, — подсчёт, баланс или «взвешивание». В результате чего выдаётся «кармическая программа», определяющая, «куда» будет направлена душа умершего. Об этом же явлении, как о ЕИП, известно и в современной парапсихологии. ЕИП — это единое информационное поле. Благодаря всепронизывающей, субстанциональной, впитывающей способности Света сознания, каждое явление от микро- до мега-события фиксируется и навечно запечатывается в космических пространственных системах. Ничто в мире, никакие деяния, никакие мысли и желания не исчезают бесследно, а навсегда фиксируется в ЕИП! Именно поэтому идея «чистых», нераскрытых преступлений совершенно не состоятельна, а тайное рано или поздно станет явным. И, конечно же, Свет всякого «индивидуального» сознания также обладает этой же «фотографической эмульсией» — способностью к вневременной «фиксации»…

А «мытарства» прп. Феодоры ещё только начинаются; это, так сказать, «акаша» или «синхронизация» плюсового и минусового психического заряда в развёрнутом виде…

«…Когда мы поднимались от земли к высоте небесной, нас встретили сначала воздушные духи первого мытарства, на котором судят за грехи языка, за всякое слово праздное, бранное, бесчинное скверное. Тут мы остановились, и бесы вынесли к нам свитки, на которых были написаны все легкомысленные слова, сказанные мною от юности, — всё, что я говорила неразумного и скверного, особенно же кощунствованные и смехотворные речи, которые я допускала произносить в юности, как это бывает у многих…».

Это известный нам бес агрессии. Но добрые «хранители» уберегли от него Феодору…

«…Тут мы приблизились к другому мытарству, называемому мытарством лжи, на которой истязуются всякое ложное слово, особенно клятвопреступления, призывания имени Божия всуе, лжесвидетельства, нарушение обетов, данных Богу, неполное исповедание грехов и тому подобное. Духи этого мытарства весьма яры и свирепы, — они испытывали меня весьма настойчиво, не упуская ни одной подробности…

После того достигли мы третьего мытарства, которое называется мытарством осуждения и клеветы. Удержанная там, я увидела, сколь тяжек грех оклеветать кого-либо, обесславить, похулить, а также надсмеяться над чужими пороками, забывая о своих. Всех, кто предается власти этого греха, жестоко истязают злые духи…».

У нас это «провокатор».

В общем, прп. Феодора последовательно преодолела беса-«пищевика», беса-«половика», беса «зависимости», «ленника», «депря» и т. д. И со всеми отвратительными и устрашающими подробностями. Как, например…

«…Тут мы приблизились к мытарству содомских грехов, на котором истязуют противоестественные грехи мужчин и женщин, мужеложство и скотоложство, кровосмешение и иные тайные грехи, о которых стыдно и вспоминать. Князь этого мытарства имел весьма скверный и безобразный вид и весь был покрыт смрадным гноем; слуги его во всем были подобны ему: смрад их был весьма нестерпимый, вид мерзкий и страшный, ярость и лютость чрезмерная. Увидев нас, они поспешно вышли навстречу и обступили нас, но не найдя во мне, по милости Божией, ничего, за что бы могли привлечь к суду своему, со стыдом отбежали…».

Между прочим (вниманию читателя-эзотерика!), существует отдельно и мытарство «ересей» — у нас это уровень «эгориального» беса. И это очень серьёзно, а в нашем примере это звучит так:

«…Между тем мы подошли к мытарству ересей, где истязуются неправые мудрования о вере, отступления от православного исповедания веры, неверие, сомнения в истинах богооткровенного учения, хулы на святыню и тому подобные грехи. Это мытарство я миновала без всякого испытания и была уже недалеко от врат в небесное царствие».

В нашей книге мы доберёмся (слава богу, ментально) до этого уровня в гл. «Религии бесов».

И наконец…

«Наконец, встретили нас злобные духи последнего мытарства, называемого мытарством жестокосердия. Истязатели этого мытарства весьма жестоки и люты, но особенно лют князь их, имеющий весьма унылый и скорбный вид, дышащий огнём ярости и немилосердия. На мытарстве том без всякой милости испытываются души немилосердных. И если кто-нибудь, хотя и совершит многие подвиги, будет постоянно соблюдать посты и усердно молиться, а также сохранит неосквернённою чистоту свою, но при этом окажется немилостивым и затворит сердце своё для ближнего, тот низвергается оттуда в ад и заключается в бездне, и таким образом сам остаётся лишённым милости. Но мы и это мытарство, благодатью Христовою, миновали без особых препятствий… Так миновав все страшные мытарства, мы с радостью великою приблизились к самым вратам небесного царствия. Были эти врата подобны светлому кристаллу и от них исходило неизреченное сияние…».

Прп. Феодора наконец-то достигла метапсихического Света, благостной плоскости всесуществования вселенского Света Любви, но какой ценой?!

В то же время…

«Окончив обхождение райских обителей, я низведена была в преисподние земли и видела страшные и нестерпимые муки, во аде грешникам уготованные…

Обходя пропасти ада, я слышала и видела там плач, вопль и горькое рыдание пребывающих в тех муках. Одни из них вопияли: “о, горе нам”; другие воздыхали: “увы, как тяжко нам!”; третьи проклинали день рождения своего…».

А такие «экскурсии» «Туда», в Ад, в своих видениях и сновидениях некоторые люди совершают и до сих пор! И мне, как специалисту в области сновидений, об этом известно не мало. Прп. Феодора же продолжает, и мы заканчиваем «мытарства»:

«После всего ведшие меня ангелы привели меня в обитель преподобного Василия, которую ты видишь, и водворили меня здесь…

Здесь окончилось видение. По окончании его Григорий воспрянул от сна и много размышлял, удивляясь виденному и слышанному от блаженной Феодоры. Поутру же он пошёл к преподобному Василию, чтобы получить от него обычное благословение. Преподобный сказал:

Вот ты получил, что так сильно желал: видел Феодору, слышал о переходе её в будущую жизнь от неё самой и был в обители моей… Таким образом, ты созерцал всё, что желал знать.

Услышав такие слова, Григорий познал, что сон его был не ложным мечтанием, но действительным откровением от Бога, исходатайствованным молитвами преподобного; тогда, возблагодарив Бога, он поклонился духовному отцу своему, после чего получил от него приличное случаю наставление».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Любопытно, что в определённых аспектах православные мытарства перекликаются с посмертными переживаниями-путешествиями сознания умершего человека и в Египетской Книге мёртвых, и в Тибетской священной книге «Бардо Тодол» (т. е. по буддийским представлениям), и, в принципе, сходятся с другими мифологемами многих народов и стран. Что опять-таки подчёркивает и всеобщность, и единое происхождение эзотерических знаний о посмертных состояниях человеческой души. Так, например, в Тибетской Книге мёртвых на разных этапах перед умершем предстают всё та же знакомая нам неорганика — различные грозные, устрашающие фигуры…[23]

Ключом же к лучшей жизни в посмертии «там» служит свобода, которой необходимо добиться обязательно «здесь» — «потом» будет поздно. Свобода от бесов!

А так ли абстрактно это прозрение для современного человека?!

КАК ОБНАРУЖИТЬ БЕСОВ В СЕБЕ.

Я представляю себе, что чёрт так близок к человеку, что без церемонии садится на него верхом и управляет им, как самой послушной лошадью.

Н. В. Гоголь.

До сих пор, по большей части, речь шла о теории существование разумных негативных сущностей и структур (подтверждённой всем православно-мистическим опытом). Здесь же мы более сосредоточимся на практике…

И если Вы хотите убедиться в том, что эти противные сущности давно и беспечно «проживают» в вашем психическом (и физическом) теле, незаметно воруя у Вас здоровье, жизненную энергию, способствуя всяким болезням, порождая внутренние конфликты, лишая гармонии и покоя, отнимая у вас КАЧЕСТВО ЖИЗНИ, разрушая Вашу Судьбу! То…

Мы предлагаем несколько несложных практических способов подтвердить всё это в своём личном опыте, т. е. на практике и в обычных условиях.

(1) И первый метод — «аналитический» — является самым быстрым, простым и не потребует никаких затрат и усилий…

В первую очередь, в отношении себя самого, следует определить, имеются ли у Вас какие-либо вредные привычки (курение, кофемания, злоупотребление алкоголем, сквернословие…), психические отклонения или болезни (неврозы, психозы) и, тем более, — пороки, порочные страсти (напр., приобретательства или фанатизм «болельщика»)?

Во вторую очередь необходимо обратиться к своему характеру и обзорно оценить его на предмет всех устойчивых отрицательных личностных качеств, черт и эмоциональных реакций. Это может быть, например: повышенная обидчивость, раздражительность, ревность, спонтанные вспышки гнева, тревожность и прочее.

В третьих, проанализируйте состояние своего физического организма — есть ли у Вас хронические заболевания, воспаления, связанные, по большей части, с неправильным, нездоровым образом жизни?

И наконец, в четвёртых, примите к сведению, что существует ещё и такой духовно-психологический закон и критерий, который имеет смысл выверить на себе: если человек испытывает особую нетерпимость, непримиримость, стойкое неприятие каких-либо недостатков другого — читай бесов! — то, как правило, эти же недостатки (бесы) имеются и в самом этом человеке!

Если хотя бы на один из четырёх вопросов (части вопроса) Вы ответили положительно, то ответ однозначный — бесы в Вас существуют, и они достаточно развитые и сильные!

Негативные сущности обнаруживают себя и обнаруживают, как живые, реальные подструктуры, когда попадают в поле непосредственного внимания человека, когда на них сосредотачиваются. Нередко они реагируют, неожиданно проявляются из «другой личности». Приведу такой пример из своего опыта. Случилось мне навестить одного своего хорошего знакомого, которого я (да и другие) много лет знал, как очень спокойного и уравновешенного человека. Стали общаться. Я поделился тем, что в настоящее время пишу книгу о бесах. Начал сообщать некоторые интересные и оригинальные подробности… И что вы думаете? Через какое-то время я не узнал своего приятеля. Он стал злым, агрессивным и цеплялся к другим людям, на одного даже набросился с кулаками. Я с большим трудом его удерживал, заломав ему руки; но сил не хватало — мне помог другой человек. Да… в моём «тихом» знакомом давно «тихо» жил злобный бес… И многие люди не подозревают, что в них сидят сильные бесы…

(2) Следующий приём обнаружения бесов (в себе) можно условно назвать «экспериментальным» или «экспериментально-ограничительным». Предположим, «аналитический тест» Вы прошли хорошо и ничего отрицательного в себе не выявили. Тогда испытайте этот…

Однако экспериментальный метод потребует от Вас и времени, и определённых усилий, преодолений.

Для начала попробуйте от одного до трёх дней провести в ПОЛНОМ уединении и молчании (эти дни не должны быть рабочими). Следует отключить себя от всех источников информации — телефона, телевизора, радио, всяких контактов с другими людьми… Допустимы непродолжительные прогулки по улице. Главная же задача — просто быть дома и совсем ничего не делать, ничем не заниматься. Попробуйте ПРОСТО БЫТЬ…

Поверьте, это совсем не легко! Пронаблюдайте себя в такой ситуации — возникнет ли беспокойство, нервозность, тревога, страх? А, может быть, будут иные реакции и далеко не совсем приятные? Отметьте их. Подобный эксперимент вообще легко «раскрывает» определённый вид бесов, провоцирует их к активному действию…

В дальнейшем можно поэкспериментировать с пищей, а бес-«пищевик» есть почти у каждого человека. Начните какой-либо православный (сезонный) пост и постарайтесь выдержать его хотя бы неделю. В это время нельзя есть в любом виде мясо, нельзя употреблять всё молочное и т. д. В своём крайнем режиме следует отказаться и от масла растительного. И поверьте, если Вы раньше никогда не постились, то специфические реакции Вашего «пищевика» Вам в этом случае гарантированы! Причём, скорее всего, ваш «пищевик», истощаясь, «призовёт» на помощь себе других бесов, это могут быть: «нарцисс» (в виде саможаления), «торопыга», «депрь», бес раздражительности, «ленник» (безволие) и др. И Вы, возможно, не выдержите их атак и быстро отступите от задуманного…

Аналогично проведите и длительное половое воздержание в течение одного-двух месяцев и понаблюдайте за своим «половиком», а он так или иначе обнаружится…

Экспериментальный метод в целом, как правило, довольно действенный и эффективный. Но есть смысл пойти ещё дальше…

(3) Третий метод «вызова» (на поверхность сознания) собственных «внутренних» бесов именуется «эзотерическим». Он состоит из двух параллельных практик, процессов. И самая первая практика заключается в многодневном слежении (лучше продолжительностью в 3 дня) за своими подсознательными побуждениями, импульсами и реакциями, в особенности за мыслями, образами и желаниями. Причём всё это надо проделывать не заинтересованно, отстранённо и рассматривать все психические элементы как «не свои». Параллельно необходимо контролировать сновидения — записывать их или запоминать. И по уже обозначенным ранее формам выявлять своих бесов в собственных снах!

(4) Четвёртая методика долговременная (а для заинтересованных лиц, фактически, «пожизненная») и является отдельной, углублённой разновидностью предыдущей. Она требует навыка, умения или, лучше сказать, — привычки. Состоит же она, по возможности, во внимательном и, опять-таки, отстранённом и длительном наблюдении за тем, что именуется собственной «внутренней речью», или же «внутренним диалогом», иными словами — «внутренним голосом». Дело в том, что определённая часть этих, так называемых «внутренних голосов» не принадлежит самому человеку, а производится как раз теми самыми бесами. По-другому — в определённых аспектах ТО, ЧТО МЫ СЧИТАЕМ СВОИМ СОБСТВЕННЫМ ВНУТРЕННИМ ГОЛОСОМ, РАЗМЫШЛЕНИЕМ ИЛИ МЫСЛЯМИ ОТНОСИТСЯ ВОВСЕ НЕ К НАМ, — не к нашему собственному сознанию! Бесы «сливаются» с нашей внутренней речью, имитируют, «подстраиваются» под наш внутренний голос! Как выявить, определить это? И просто, и практически (без навыка) сложно одновременно. Это требует кропотливой работы по самопознанию. Всё то, что сколько-нибудь из этих «внутренних голосов» подвигает нас к чему-либо мало-мальски неблаговидному, негативному или неправильному, следует тотчас отнести к сторонней энергетической сущности! Иногда такой «чужеродный голос» даже бывает слишком явным — голос «личного» дьявола…

Однако самой мощной и эффективной практикой не только обнаружения бесов, но и (на первом этапе) нейтрализации их воздействия, безусловно, является духовный молитвенный метод (5)[24]. Молитва формирует такой световой луч, который со временем уничтожает всех бесов…

А когда человек приступает ещё только к освоению православной молитвы, то немедленно следуют всякого рода сопротивления, как-то: неверие, разочарование, бессмысленность (делания), помехи «внешние» и т. д. и т. п. Бесы очень боятся молитвы, они тут же приходят в неистовое возбуждение!

Так, некий начинающий молитвенник А. предпринял целый комплекс приёмов по духовному очищению (прохождение церковных обрядов, пост, молитва домашняя…). И через какое-то время он увидел очень яркий, впечатляющий сон: он нежно взял на руки уличного ребёнка-трёхлетку — тот сам тянулся к нему. Но вдруг откуда-то появились голодные, злые гиены или шакалы. Они прыгали и стремились вцепиться в тело дитя, один из них уже оторвал от него кусок мяса. Другой шакал вонзил свои зубы в локоть уже самого сновидца, но тот всё равно не отдал ребёнка на растерзание диким зверям…

Этот сон не просто информативен, он откликнулся определёнными событиями и переживаниями и наяву. Духовный же смысл его следующий… «Ребёнок» — это все те чистые побуждения и уже сформированная микрообласть духовного света в душе (в пси-объёме) А., которая угрожает все теневым структурам. Шакалы — восставшие против мужчины бесы…

Молитва — отдельная тема, ей посвящают всю свою жизнь. Однако есть и ещё один метод…

Речь идёт об «узкоспециальном» методе (6), который относится к обнаружению исключительно «внешних», «планетарных» бесов и их скрытых трансляций во сне. «Технически» метод прост, «практически» — труден. Необходимо уметь не только контролировать свои сны, но и намеренно сосредотачиваться на любом объекте (предмете) сна, что, в конечном счёте, должно привести к его трансформации и выявить «истинный» источник энергоизлучения, скрывающегося за данным образом сновидения. Им и окажется «планетарный бес», или «люцифаг». Однако…

Использовать этот приём КРАЙНЕ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ, ПОТОМУ ЧТО ОН ОЧЕНЬ ОПАСЕН! Прямые энерготрансляции люцифагов нередко действуют столь разрушительно, что способны впоследствии сделать вас инвалидом. И всё же…

Человек очень нуждается в выдворении, в изгнании из себя бесов! Всех негативных существ без остатка и без возврата! Но это не просто. Это рискованный и беспощадный бой длиною в целую жизнь и настоящая, кровопролитная битва «ЗА»! свою жизнь.

ЧАСТЬ II. ДУХОВНЫЕ ВОЙНЫ.

ИЗГНАНИЕ БЕСОВ.

В христианских, в особенности старорусских, текстах тема изгнания бесов из человека — одна из распространённых. Конечно же, этот процесс существовал и до христианских времён, но он был известен в своих частных формах и случаях — и распространялся далеко не на «всех» бесов. Но вот с приходом И. Христа победа не только над бесами, но и вообще над дьяволом утвердилась в духовной истории окончательно!

В дальнейшем мы постараемся обосновать, что полная власть над всеми бесами — явление и достижение столь великое и грандиозное, что по факту оказывается властью над Миром! А пока напомним: Евангелия свидетельствуют о том, что Иисус Христос (в стране Гергесинской) повстречал двух бесноватых, вышедших из гробов… «И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде». В других случаях Иисус изгнал беса из слепого человека и из немого человека, после чего слепой прозрел, а немой стал говорить. «И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле». (Ев. от Матфея).

По своему же Воскресению, «рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов» (Ев. От Марка).

Бесов очень много не только «вообще», в различных физических и нефизических измерениях, но много в каждой отдельной человеческой личности (за редким исключением из этого правила). И со времён Христа только те, которые были наделены от Него особой духовной силой, могли изгонять их не только из человека, но и с определённого места. Христианские описания изобилуют различными примерами…

«…Тогда собралось множество людей, верующих и язычников, и они все вошли к святому Конону и усердно молили его, чтобы он прогнал беса из их страны. Верующие молили, нисколько не сомневаясь в силе Христовой, содействующей святому Конону; — язычники же коварно искушали святого Конона, ибо сами думали, что он не сможет изгнать свирепого беса, а напротив бес умертвит его. Снисходя к мольбам Исаврян, святой Конон отправился, сопровождаемой множеством народа. Он подошёл к самой пещере, где обитал бес, народ же с трепетом стал в отдалении. Обратясь лицом к пещере, святой именем Христовым повелел нечистому духу выйти из пещеры в виду всего народа. Бес извнутри воззвал к святому, прося его, дабы он разрешил ему выйти невидимо, чтобы люди не видали его мерзкого образа. Но святой с угрозой повелел ему явиться пред всеми. Тогда бес на глазах у всего народа вышел из пещеры, в виде страшной трясущейся женщины. Святой, запретив бесу причинять кому-либо вред, отослал его в геенну. Тотчас бес сделался невидим, а весь народ воскликнул:

— Велик Бог Конона!».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Некоторым читателям может по-прежнему казаться странным, что бесы выходят только под влиянием слов святого, его покорно слушаются… Но это объясняется просто. С одной стороны, они не могут ослушаться того великого, священного Света, которым наполнен святой, — ведь именно «этот» Свет есть сущая Сила и подлинный Повелитель, Он сотворил всё и вся! А человек, исходящий из первопричины всяких энергий, с лёгкостью управляет любой из этих энергий… А с другой стороны, взаимосвязанное, — в духовно-энергетическом мире слово и действие (форма и содержание) равнозначны, там слово волшебно (и вообще слово было «Вначале»!). Слово — тоже энергия (а у святого энергия высшая). Всего лишь «словом» тот, кто достиг (!), способен и «связывать» («запечатывать»), запрещать или не разрешать, и «развязывать», освобождать или указывать, куда двигаться, определять направление…

Единственное, на что ещё могут решиться отдельные бесы, так это на препирательства, «капризы», «шантаж», «торг»…

«Вступив в управление обителью, святой Левкий (Исповедник) усилил свои подвиги и творил чудеса живущею в нём благодатью Святого Духа. Однажды привели к нему бесноватого эфиоплянина, уже оглашенного ко святому крещению. Видя его мучения, святой Левкий сказал бесу:

— Перестань, дух диавольский, мучить человека!

Бес, затрепетав, начал вопить с рыданием:

— Если я выйду из него, то куда пойду? — не имею дома, лучше этого.

— Нечистой дух, — повторил святой Левкий своё приказание, — оставь создание Божие и не осмеливайся более входить в него; постыженный и посрамленный выйди из того, кого доселе человеконенавистнически мучил, связав веригами твоей тёмной силы. Войди же в тех людей, которые не веруют в Господа нашего Иисуса Христа и не поклоняются Его животворящему кресту.

Со страшным криком вышел бес из уст человека в виде чёрной птицы…

Прогнав диавола крестным знамением, святой Левкий поднял человека с земли здоровым и сподобил его потом крещения».

Покинув один психоэнергетический объём, бес тотчас подыскивает другой, другое тело (поскольку питается чужой органической силой и жизненностью)…

«…Когда ещё говорил Павел Препростой сие, бес начал кричать:

— Выхожу, выхожу и не знаю, где буду находиться. И выйдя из юноши, бес обратился в большого змея, длиною в 70 локтей, и поселился в Чёрном море…».

В большинстве же случаев святому достаточно только молитва, которая обладает своим особым влиянием на всех бесов и тайнодействием:

«— О Вит! Для чего ты прежде времени столь жестоко мучишь меня!

Святой Вит же ничего не отвечал бесу. И сказал Диоклитиан святому:

— Можешь ли исцелить сына моего?

“Сын твой, — отвечал святой, — может быть здравым, но я не могу ему дать здравия: Христос, если пожелает, то легко может избавить его через меня, раба Своего, от мучения демонского, ибо Он всесилен”.

Тогда Диоклитиан начал упрашивать святого исцелить сына. Подойдя к бесновавшемуся, святой возложил руку на голову его и сказал: “Во имя Господа нашего Иисуса Христа, дух нечистый, выйди из создания Божия!”.

И тотчас бес вышел…».

Иногда ко всему прочему добавляется, более ритуальное, и физическое воздействие, как в примере:

«Юродствуя, преподобный Симеон не себя одного, но и других спасал: многих грешников приводил к покаянию, наставляя словами и делом. Один юноша впал в грех прелюбодеяния и тотчас, по Божию наказанию, предан был в измождение плоти сатане и мучим был от нечистого духа. Увидав это, старец ударил его по щеке и сказал на ухо:

— Не прелюбодействуй.

И тотчас вышел из него бес, и стал здоров юноша. Спрашивающим, как он исцелился, рассказывал:

— Я видел старца, с деревянным крестом в руке, который прогнал от меня чёрного страшного пса ударами креста, и я стал здоров.

Не мог он открыть, что Симеон юродивый исцелил его, потому что Бог удерживал язык его даже до самой смерти Симеоновой».

Впрочем, когда подвижник ещё сам не достаточно чист, с его стороны (для изгнания беса) требуется усилие:

«…Подошедши к бесноватой больной, прп. Евпраксия сказала:

— Исцеляет тебя Господь наш Иисус Христос, создавший тебя.

И осенила её крестным знамением. Бес закричал страшным голосом: “Что эта за лживая и скверная монахиня! Сколько лет уже я живу в этой женщине и никто меня не изгнал, а эта нечистая хочет изгнать!”.

— Не я тебя изгоняю, — сказала Евпраксия, — но Христос Бог мой, Жених мой!

А бес кричал:

— Не выйду, нечистая, у тебя нет силы меня выгнать!

— Я нечистая, отвечала святая, много во мне всякой скверны, как ты говоришь, но выйди из неё, тебе повелевает Христос Бог мой! А если не хочешь выйти, то я возьму посох у госпожи нашей игумении и буду бить тебя.

Бес долго возражал и всё не хотел выходить. Тогда Евпраксия взяла у игумении жезл и пригрозила ему, говоря:

— Выходи, а то буду бить тебя.

— Как же я выйду из неё, — возражал бес, — когда я заключил с ней условие и не могу его нарушить?

Святая ударила три раза жезлом со словами:

— Выйди из создания Божия, дух нечистый — Христос Господь повелевает тебе.

Зарыдал бес:

— Куда мне идти? — говорил он.

— Иди в тьму кромешную, — отвечала святая, и в вечный огонь, на бесконечную муку, приготовленную тебе и отцу твоему сатане и всем, исполняющим вашу волю.

Все сестры стояли и смотрели издали, не смея подойти. Так как бес не хотел выходить и всё спорил, то святая Евпраксия подняла глаза к небу и воскликнула:

— Господи Иисусе Христе! Не постыди меня в этот час, чтоб не порадовался из-за меня нечистый бес!

И тотчас бес закричал громким голосом и вышел, а женщина стала с тех пор совсем здоровая».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Имел место даже такой случай:

«…Одна беременная женщина была одержима нечистым духом и, когда ей пришло время родить, она страдала, испытывая мучение и от духа. В то время, как жена бесновалась, муж её пришёл к святому Посидонию и просил его придти к нему. Он пришёл и стал на молитву. Вместе с ним пришли и мы помолиться. После второго коленопреклонения он изгнал духа и потом, вставши, сказал нам: помолитесь вы теперь, прошу вас, — когда выйдет нечистый дух, должно быть какое-нибудь знамение, дабы мы убедились, что он в самом деле вышел. И вот бес, вдруг вышедши, обрушил всю стену дома от основания. Женщина эта не говорила шесть лет, а по изгнании беса родила и стала говорить».

(Из Лавсаика, Еп. Палладия).

В некоторых случаях бесы «проверяют» изгоняющего их:

«Однажды некие, имея при себе человека, одержимого бесом, пришли в Фиваиду к некоторому старцу, чтобы он исцелил его. Старец, после многих прошений, говорит демону: изыди из творения Божия! Демон сказал старцу: выхожу; но спрошу у тебя одно слово, и скажи мне: кто суть козлища в Евангелии, и кто агнцы? Старец сказал: козлища — это я, а агнцев знает Бог. И демон, услышавши, возопил гласом великим: вот, я исхожу по твоему смирению, — и вышел в тот час».

(Из Древнего Патерика, Изложенного По Главам).

Иногда святые сами «хитрят» с бесами. Так на вопрос беса указать ему новое место вселения или жилища, святой отвечает приблизительно так: «Хорошо, я покажу тебе одного человека, в которого ты сможешь войти». А когда бес «выходит», святой показывает на самого себя! Войти же в ослепительный Свет никакой «теневик», конечно, не может, поскольку это его погибель, он там высветится, сгорит. И тогда бесу остаётся только два варианта — или тут же войти в животное, или отправиться в Ад…

Несколько иным аспектом изгнания является процесс концентрации, фокусирования святым молитвенного луча, своеобразного «лазерного луча» на теневом поле беса, от чего тот «обжигается»…

«…Другой случай исцеления был с бесноватым вельможей, которого привели к Преподобному с отдалённых берегов Волги. Этот знатный человек находился в исступлении ума; мучимый злым духом, он кусался и бился с такой нечеловеческой силою, что десять человек не могли удержать его; приходилось усмирять его железными цепями, но и те он нередко разбивал на себе. Он убегал от людей в пустынные места и там бродил, как бессмысленное животное, пока не находили его домашние. И вот, когда достигла молва народная о Радонежском пустыннике-чудотворце этого далёкого края, сердобольные родные решились отвезти несчастного вельможу к человеку Божию. Многих трудов стоило им исполнить свое благо намерение; бесноватый всеми силами противился этому и кричал громким голосом: “Куда вы меня тащите? Не только видеть, но и слышать не хочу о Сергии”. Но его сковали цепями и повезли. Когда они были уже в виду обители, бесноватый вдруг рванулся с такой силою, что разбил на себе оковы, и, бросаясь на всех окружающих, кричал: “Не могу! Не хочу!… Вернусь туда, откуда пришёл!” Его голос был так страшен, что, казалось, сам несчастный расторгнется на части, и дикие вопли его были слышны внутри ограды монастырской. Сказали об этом Преподобному; он немедленно велел ударить в било и собраться братии в церковь; началось молебное пение о болящем, и тот стал мало-помалу укрощаться. Родным удалось ввести его в монастырь; Преподобный Сергий вышел из церкви с крестом Господним в руке. Лишь только угодник Божий осенил им бесноватого, как тот с диким воплем отскочил в сторону… Недалеко была вода, скопившаяся от проливного дождя; увидев её, больной бросился в лужу с ужасным криком: “Горю, горю страшным пламенем!”

И с той минуты стал здрав благодатью Христовою и молитвами Преподобного Сергия. Рассудок возвратился к нему, и на вопрос, зачем он бросился в воду, когда увидел Сергия, он спокойно отвечал: “Когда привели меня к Преподобному и он хотел осенить меня крестом, я увидел великий пламень, который исходил от креста и охватил меня со всех сторон, вот я и бросился в воду, чтобы не сгореть».

(Из Жития Преподобных Сергия Радонежского И Родителей Его, Схимонахов Кирилла И Марии).

Ещё пример «горения» бесов…

«Пошёл однажды авва Ксанфий из Скита в Теренуф. Там, где он остановился, ради трудного подвига его принесли ему немного вина. Некоторые же, услышав о нём, привели к нему бесноватого. Демон начал поносить старца: “К этому винопийце вы привели меня?” — говорил он. Старец не хотел изгонять демона. Но за поношение его сказал ему: “Верую Христу, что я не успею выпить чаши сей, как ты выйдешь”. И только что старец начал пить, демон вскричал: “Ты жжёшь меня, жжёшь меня!”. И старец ещё не кончил чаши, как демон вышел по действию благости Христовой».

(Из Скитского Патерика).

Между прочим существует и такая история…

«Как-то в Скит пришёл одержимый. Долго не могли его исцелить, а он смиренно просил старцев не оставлять его. Один из них сжалился над ним, осенил страдальца крестным знаменем, и болящий тотчас исцелился. Бес вышел, но сердито сказал старцу:

— Так как ты меня изгнал, я в тебя войду.

— Давай, — согласился старец, — я только буду рад.

И бес вошёл в него (думаю, старец мысленно попросил Бога об этом). Старец прожил двенадцать лет, нося в себе беса и сокрушая его подвигом (он ел только двенадцать финиковых косточек в день) — и бес вышел из него. Когда старец увидел, что бес его оставил, спросил:

— Почему ты уходишь? Побудь ещё.

— Пусть с тобой справляется Бог, — проворчал бес, — кроме Него, никто не может тягаться с тобой».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

После своего изгнания бесы могут возвратиться к своему старому «хозяину» при условиях, если тот сам возбудил ту же самую причину их прежнего вселения, как ниже:

«Монах Феофан прибыл их Каппадокии во Св. Гору и был принят в послушание одним старцем Кавсокаливского скита; потом восприял постриг. Прожив у старца несколько лет, он соблазнился своим старцем, разочаровался в нём и ушёл в общежительный монастырь Руссик. Здесь встретило его новое искушение на метохе, куда его однажды послали, и где он пал тяжким падением, как видно ниже из обличения святого и из признания самого Феофана. Последствием этого падения было беснование, которым Бог покарал Феофана; мучимый сим недугом, Феофан не в силах был долее жить в обители и вернулся на родину. Там, в Назианзе, один благоговейный иерей несколько облегчил недуг Феофана и отогнал, было, беса, но (вернувшись в обитель)…

Однажды один из братии, желая подшутить над Феофаном, хлопнул его по спине в то время, как он сидел за верстаком. Феофан, который и без того был раздражён неудачей, весьма разгневался от неуместной шутки, вышел из себя и начал поносить брата ругательными словами. За этот неистовый гнев Феофан был немедленно наказан: к нему возвратилось беснование, и он упал, корчась в страшном припадке. Когда у Феофана пробудилось сознание, он пришёл в себя и возвратился домой, где припадок повторился; после сего бес каждый день терзал Феофана, причиняя ему сильнейшие мучения, и Феофан один страдал в своей каливе».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

Любопытная история вхождения и изгнания духа зла…

«— Мне, — начал он (монах) свой рассказ, — было вверено служение в монастыре Мартирия. Не знаю, как, но мною овладела страсть сребролюбия. Так как я был беден, не имея и гроша при себе, я подумал, что можно похитить и распродать священные сосуды и таким образом составить себе состояние. Этот помысел меня победил, страха Божия во мне уже не было. Я взял ключи от сокровищницы и, открыв шкаф со священными сосудами, некоторые из них оставил себе, а некоторые от страха раздал другим.

Когда рабочий день закончился, я вернул ключи в алтарь. Вместе с братьями я отправился пировать и вдоволь напился вина, так что жалким образом свалился и заснул. Тотчас все невоздержные помыслы заполонили мою душу, тем более что обстоятельства этому весьма способствовали: мой разум был одурманен количеством выпитого, и я с удовольствием допустил в себя эти помыслы. Они так меня опутали, что я представил рядом с собой женщину и стал мысленно с ней совокупляться.

Внезапно меня окутало мрачное и беспросветное облако. Напавший на меня мерзостный бес связал меня по рукам и ногам и долго держал, как пленника, всячески истязая. Чего я только не претерпел! Не может лукавый насытиться только издевательством над человеком. Ему ещё нужно овладеть им, чтобы злодейски терзать его. Наконец пришли братья и, пожалев меня, отнесли и положили на раку с мощами святого. Как только я прикоснулся к раке, вдруг почувствовал облегчение и пришёл в себя. Я стал молиться святому, проливая горячие слезы, чтобы он помиловал меня и освободил от пыток мерзкого дьявола. Вечером начал свои скорбные мольбы и ни на мгновение не оставлял плача.

Близилась полночь, и мне пригрезилось, будто я нахожусь в каком-то неизвестном месте, дивном и высоком. Саму эту местность, её красоту, её благодатное очарованье все бы желали увидеть, но передать словами увиденное невозможно. Казалось, что у меня на голове чёрный власяной куколь. Но никому другому не пожелаю такой власяницы на голове, о гонитель зол, врачеватель Божий Евфимий. Изнутри, вместо пучков шерсти, торчали большие и острые шипы, которые невозможно было пригладить. По длине и величине более всего они походили на грифели для письма. Они вонзились мне в череп, и не давали ни опомниться, ни вздохнуть.

Подавленный дикой болью, я только и мог, что произносить имя Евфимия и обращаться к нему с молитвой. В ответ на мой зов он тотчас явился, распространяя сияние вокруг, седовласый, худощавый, с ликующими очами, невысокого роста, с длинной бородой, одетый в чёрную мантию и с посохом в руке. Он спросил меня: “Чего ты хочешь от меня?”.

Я задрожал и в страхе ответил, что хочу исцелиться от страдания, избавиться от мучающего меня беса. Святой ответил строго: “Разве ты не знал, что ничто из сделанного тобой не скрыто от очей Бога? Ты понимаешь, за что терпишь такие муки? Потому что ты презрел Бога, Которому эти святыни были пожертвованы. Как благодать Церковных святынь непосредственно приходит к Богу, и Он свыше теми способами, которые знает только Он, подаёт жертвователям этих святынь воздаяние, так и совершившие зло против этих святынь погрешают против самого Бога, и их настигает заслуженное возмездие. В древние времена, — продолжал святой, — Анания с женой, утаив часть своего имущества, познали великое возмездие — оба умерли. Может ли быть прощён тот, кто не пощадил приношений Богу. Но если ты дашь обещание, что не будешь посягать на священные предметы и не будешь тешить себя принятием лукавых помыслов, Бог услышит твои просьбы и исцелит тебя. Он человеколюбив и не желает смерти грешника, как учат божественные глаголы, но ждёт, чтобы ты обратился и был жив. Тебя постигла неизбывная мука потому, что ты покусился на священные предметы. Ты не только перестал быть верным Богу, но и перешёл к коварству и воровству. Отсюда и соблазн плоти, и невоздержанность, и тот страшный бесовский водоворот, в который тебя затянуло”.

Когда я услышал эти слова, то дал обет впредь быть осторожным. Святой заклял мерзкого беса, протянул руку и силой сорвал с меня куколь. Куколь сразу изменил свой вид: в руке святого трепыхался маленький эфиоп, моргавший огненными глазками. Прямо под ногами святого разверзлась глубокая пропасть, он разжал пальцы и бросил эфиопа в эту пропасть. Затем он обратился ко мне со словами, которые Христос сказал расслабленному: Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин 5, 14). Я получил избавление от страдания и, воздав Господу горячую благодарность, с тех пор навсегда избавился от всякого зла».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

«Известен такой случай: к преп. Макарию (Оптинскому) привели одного бесноватого, который ничего ранее о старце не знал и никогда его не видел. Бесноватый, бросившись к приближающемуся старцу с криком: “Макарий идёт, Макарий идет!” — ударил его по щеке. Преподобный тут же подставил другую щеку, а больной рухнул на пол без чувств. Очнулся он исцелённым. Бес не смог перенести великого смирения старца».

(«Жития Преподобных Старцев Оптинских»).

К сожалению, подобные истории воспринимаются, зачастую, не очень серьёзно — «материалистический» Дух нашей эпохи продолжает убеждать нас, что подобное есть только «иллюзии», художественный вымысел и относится к жанру «мифологии», «сказки». В то время как в них выражен сокровенный эзотерический смысл. Поэтому здесь стоит приблизить время и обратиться к двадцатому веку, к современности, и, в частности, к Матроне Московской…

«Матушка (Блаженная Матрона — Матрона Дмитриевна Никоновна, 1885–1952) была провидицей, утешительницей, наставницей; скажет слово — и душа повернётся. Души целительница, избавительница от мук бесовских. Муки были разные, от разных бесов: немощь, расслабление, окаменение, беснование, одержимость… Я (Зинаида Жданова — очевидец многих дел матушки) как-то её спросила: “Матушка, а можно выгнать бесов из человека?” Она сказала: “Можно, но это сопряжено с мукой — надо прекратить дыхание, как бы умереть, и выдержать это человеку почти невозможно” (Этот момент очень важен. Когда “весомый”, “увесистый” бес полностью покидает какого-либо человека, происходит кардинальная перестройка всей его энергетики (эманаций); прекращается вся ментальная и образная психическая деятельность, останавливается и дыхание… Иногда этот процесс затягивается, что очень опасно для жизни. Вот почему в отдельных случаях выход беса сопряжён даже с человеческой смертью — от Т. Смирнова.)…

Однажды четверо мужчин привезли старушку. Она махала руками, как ветряная мельница, а когда Матушка отчитала её, она ослабла и стала как кисель…

…И вот стали её (бесноватую девушку — она всё время лаяла) подводить к Матронушке, а она сделалась как кол, руки-ноги как палки, на Матушку плевала, вырывалась. Матрона говорит: “Бросьте, она теперь уже ничего не сделает”. Её отпустили. Она упала и стала биться и кружиться по полу, и ёё стало рвать кровью… Потом эта девушка уснула и проспала трое суток. За ней ухаживали. Когда она очнулась, увидела мать и спросила: “Мама, а где мы находимся?” Та ей отвечает: “Мы, дочка, находимся у прозорливого человека…” И всё ей рассказала, что с ней было. И с этого времени девушка перестала лаять»[25].

И по-прежнему обратите внимание именно на чудесное, мгновенное, по меньшей мере, очень быстрое исцеление, то есть бес «вышел», и человек (без всяких лекарств!) СРАЗУ стал здоровым.

Нередко изгнание беса сопровождается потерей сознания одержимого, а чем сильнее бес, тем труднее переживается «выход»:

«Мне, — рассказывает одна женщина (50-ти лет), — очень трудно было переступить порог батюшкиной келлии (о. Симеона, г. Печоры), все члены мне сковало, я никак не могла перекреститься, потом упала без сознания, к тому же у меня началась сильная рвота. Батюшка же словами: “Выйди вон!” тот час же изгнал из меня беса и я смогла встать уже здоровой».

(«Православные Чудеса В 20 Веке», Свидетельства Очевидцев, Выпуск № 3, Эл. Кн. ).

Бывает и рвота:

«Часто после отчитывания и приеёма святой воды бывают рвоты, так Матушка (Матрона) говорила: “Это хорошо, с рвотой они выходят”. Часто люди жаловались на разные болезни и недомогания, так Матушка говорила: “Кырька вступила, после приёма святой воды все недомогания и болезни исчезают».

(Из Кн. «Матрона Московская. Повесть О Жизни»).

Ещё более поздние, современные примеры «экзорцизма» или «изгнаний» (конца 20-го века) в опыте православного священника:

«…Из одной больной во время отчитки выскакивали лягушки. Прошлёпав одна за другой немного по полу, они исчезали…

Сначала во время отчитки больная каталась по полу, а бес кричал, что не выйдет ни за что, что ему, бесу пьянства, все служат. Потом женщина захрипела, стала судорожно биться, и вышли три беса, один большой, более двух метров роста, и два поменьше. Они были чёрные, как негры, почему-то с верёвками на шее. Все присутствующие ясно видели, как они ушли в раскрытое окно храма».

«Служба началась. Люди сбились в кучу, чтобы лучше слышать священника. Было тихо и хорошо… Вдруг раздался дикий, прямо-таки звериный вой. Он тянулся так долго и на такой высокой ноте, что казалось — так не способно кричать живое существо… И тут началось! Я оказалась в самом эпицентре беснования. Со всех сторон доносились вопли. Рядом женщина остервенело билась головой о выступ. У другой пожилой грузной женщины случился припадок: руки и ноги её скручивала и разбрасывала какая-то страшная сила — женщину было не удержать. Она мычала и отбивалась от кого-то невидимого, лицо её было залито потом…

Я видела неподдельные страдания людей… К концу службы бесы совсем взбесились. “Не заклинай, Оська, не заклинай!” — орали они (на священника). Изо всех углов церкви хриплые расхлюстанные голоса изрыгали матерщину… Мы стояли в полутора метрах от бесноватой. Вдруг все ощутили сильный запах жжёной серы. “Смотрите, у неё из ноздрей идёт дым!” — вскрикнул кто-то. Мы и, вправду, разглядели тоненькую чёрную струйку. “Бес выходит!” — прошептал кто-то».

Для не посвящённого, не свидетельствующего, духовно безграмотного человека всё это похоже на сказку, но это реальность. Реальность всевластия бесов…

«Рот моей знакомой вдруг невероятно раскрылся, и из него хлынула пена таким потоком, что я подобного и представить себе раньше не мог! Пена била, как из фонтана, и дикий рёв сопровождался криками на чувашском, как я потом понял, языке. Это продолжалось больше минуты. Так вышел один из бесов, который был “засажен” колдуньей-чувашкой, когда несчастная женщина обратилась к ней за помощью в болезни».

«Мужчина лет сорока пяти приехал к нам издалека, с Урала…

Прикладываю к нему мощевики, и в друг живот его страшно раздувается и начинает ходить ходуном, будто бьётся в нём кто-то. Он смотрит удивлённо на меня и, показывая на живот пальцем, спрашивает:

— Что это?

— Бес. Вот это — святыня (я указываю на коробочки с мощами), а вот тут — он.

— Какой?

— Завтра узнаем. И что такое отчитка, и кто сидит…

После субботнего молебна, на котором его буквально выворачивало рвтой, многое для него прояснилось и стало понятно. Он уезжал другим, не таким как приехал: то, что пришлось испытать и пережить, в корне изменило его понятие о жизни. А бес у него оказался “бегемот” и сидел давно»[26].

Итак, освобождение от конкретного беса даёт человеку чудесное исцеление! Но не только это…

Итак, причины многих и многих наших болезней, страданий и бед вообще заключается в действии теневых структур.

Итак, бесов можно выгнать, прогнать, и, в первую очередь, из себя! Как это сделать? И что всё-таки означает свобода от ВСЕХ бесов?

СВОБОДА КАК ДУХОВНЫЙ ИДЕАЛ.

Это сладкое слово «Свобода»!..

Человек живёт в по-настоящему волшебном, сказочном мире! В этом мире действуют чудесные энергии, разумные Силы, разнообразные сознательные существа и уж, конечно же, не только отрицательные, бесовские. Человек сам может стать волшебником! Он может прозреть и пребывать сразу в двух мирах, ведь эти миры сосуществуют одновременно, один в другом; из скучного, монотонного, «грубого» и «объяснимого» мира человек в любую секунду может «перенестись» в более живой, чудесный и непредсказуемый мир и управлять «материей», физическими процессами! А если быть ещё точнее, то человеку дано видеть, как «за» физическим миром скрывается мир духовный, всеорганизующий. Всё материальное как бы только «наложено» на энергетическое разнообразие жизни, из него производится, вытекает. При этом сознание человека способно «летать», путешествовать, влиять, познавать неописуемое!

Но бедный, самонадеянный человек! Он возомнил о себе слишком много. Он изучает науки, «разрабатывает технологии», озабочен бизнесом, открывает тайны природы, штурмует космос… И до сих пор так и не разобрался сам с собой — человек забывает себя! Он «не видит» и не понимает сущего, главного! А «повседневное» извечно тесно переплетается со всем чудесным…

Человек пребывает в рабстве. Он связан по рукам и ногам. Он скован невидимыми цепями. Он — сложная программа, машина, кнопки которой нажимают другие. От многоопытных православных старцев:

«Сколько мириад злых бесов, и сколь безчисленны виды козней их! Они и после того, как увидели, что мы, пришедши в познание своих страстей и своего посрамления, стараемся уже избегать злых дел, — не отстали, но приступили к делу с отчаянным усилием… Да откроет Господь очи сердец ваших, чтоб вы видели, сколь многочисленны козни демонов и как много зла причиняют они нам каждый день… Демоны не суть видимыя тела; но мы бываем для них телами, когда души наши принимают от них помышления тёмныя; ибо, принявши сии помышления, мы принимаем самих демонов, и явными их делаем в теле».

(Из Наставлений Антония Великого, Добротолюбие, Т. 1).

Собственно, Создатель скрыл духовный, невидимый мир от человека именно потому, что если бы тот «видел», что происходит В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, то ужаснулся бы силе и вездесущности Зла и пришёл бы в такое отчаяние! И ужаснулся ещё бы рабству людей, что в целом не мог долго вынести, перенести…

Ведь именно благодаря бесам энергетика человека непрестанно «кипит», «пенится» — «возмущается» турбулентно. Человек в течение своей смехотворно короткой жизни находится в беспокойстве, смятении, усилии, нетерпении, напряжении… В конце концом человек смертен и вынужден раствориться в чёрной дыре беспамятовства, бессознательности, так и не вкусив «мёда Свободы», «воздуха подлинной жизни»…

Человек так привык к злу в себе, так сжился с бесами, что не представляет сказочной жизни без них…

Ну, а что же испытывает человек, сбросивший с себя, хотя бы на время, тяжёлую ношу психической тени — бесовской силы? О, я в полной мере неоднократно переживал это! Состояние неописуемо! «Блаженство», «нирвана», «восторг», «экстаз», «совершенная гармония», «нерушимый покой», «познание космической Тайны», «погружение в вечную жизнь»… — всё это жалкие, никчемные, пустые и ничего не выражающие слова! Нечего и пытаться передавать… А лучше пояснить сущность процесса и обозначить «конструкцию» или «строение». И снова ситуация требует обратиться к духовному Свету — к его сногсшибательной драгоценности, к Алмазу сознанию, к Самому Богу, который внутри самого человека. Ведь именно тень — бесы — не даёт человеку познать неземной, волшебный, Божественный Свет. Но стоит «пронзить» эту плотную неуязвимую тень световым лучом (своего сознания или внимания), как в разной степени, в разной «глубине» и «устойчивости» происходит «соединение» с внутренним Излучением, с энергоисточником всего Космоса! Волшебный Свет начинает пульсировать, течь и вливаться в энергетику человека, в его пси-объём, в его душу и тело. И вечная юность, омоложение, радость, бессмертие! Такое «приобретение» необратимо…

В общем, ситуация жёстко диктует следующую установку… Нечего и надеяться, что Вы однажды встретите такого святого, который изгонит из Вас всех бесов и посвятит в неописуемый Свет, после чего Вы будете «видеть», «летать», «познавать тайны», «управлять», «исцелять», «блаженствовать» и прочее. Ещё более неразумно по этому же вопросу обращаться к так называемым экстрасенсам и колдунам — они Вам «навесят» собственных бесов и Вы будете страдать ещё больше (этих примеров немало)! По поводу массовых «прозападных», «аля-католических» сеансов экзорцизма в соответствующих «харизматических» сектах, так модных сейчас, следует сказать определённо — это процесс мистификации, коллективной психической истерии, театрального шоу, психоза, при котором развитый бес лидера, руководителя, ведущего «экзорциста» «играет» с бесами других людей, делая вид, что изгоняет бесов, но в действительности их активируя и развивая.

Что же касается православных священников, то с этим вопросом дело обстоит так… Во-первых, на «отчитку» (специальную церковную службу), на изгнание бесов благословляется, «рукополагается» далеко-далеко не каждый священник. Это всего лишь несколько человек (!) на всю Россию… Другим «не даётся». Во-вторых, на скрытых, «внутренних» бесов в настоящее время, как показала практика, «отчитка» не действует. Эти бесы слишком «глубинны», они осели глубоко в подсознании. Отчитка может воздействовать на «сильных» бесов, но этот процесс утомительно долгий, слишком болезненный и не всегда (в современных условиях) эффективный… В третьих, в христианском учении отношение к церковному экзорцизму не однозначно; он может быть даже вредным, так как лишает человека собственной воли, развития, устремлённости, самопознания, идеалов… Наблюдается эффект «полуфабриката» («фестфуда»), т. е. подмены. За Вас всё уже приготовили и приготовили на некой, во многом, искусственной основе. Вы только разогрели и быстренько съели. Но всякий полуфабрикат, как известно, значительно обесценен и лишён своей пищевой ценности. Аналогична отчитка: Вы пришли в церковь и некто («чужой дяденька») из Вас удалил беса, после чего Вы почувствовали себя несколько лучше, и, очевидно, только какое-то время — ведь Вы совершенно не изменили, не трансформировали себя самого! Не изменили свой образ жизни, ничего не познали и т. д. и т. п. …

Сам! Только САМ человек должен принять грозный вызов и бросить перчатку бесам! Иными словами, задача «изгнания» — это дело каждого и сугубо личное! Человека ждут захватывающие приключения и духовные битвы. Он становится на тропу войны и становится «Воином». А жизнь воина становится очень насыщенной, интересной, острой, чудесной! Это настоящая Жизнь… «Воин Христов» — вот тот термин и статус, который в христианских писаниях употребляется и принимается чаще всего:

«Воины, ведущие борьбу в этой невидимой брани, суть все христиане; военачальником их изображается Господь наш Иисус Христос, окружённый и сопровождаемый тысяченачальниками и стоначальниками, т. е. всеми чинами Ангелов и святых; поприще брани, бранное поле, место, где происходит сама борьба, есть собственное наше сердце и весь внутренний человек; время брани — вся наша жизнь.

Какие же суть оружия, в которые облекает своих воинов эта невидимая брань? Слушай. Шлемом для них служит совершенное себе неверие и совершенное на себя ненадеяние, щитом и кольчугой — дерзновенная вера в Бога и твёрдое на Него упование; броней и нагрудником — поучение в страданиях Господа; поясом — отсечение плотских страстей; обувью — смирение и немощности своей постоянное признание и чувство; шпорами — терпение в искушениях и отгнание нерадения; мечом, который непрестанно держат они в одной руке, — молитва, как словесная, так и мысленная — сердечная; копьём трёхострийным, которое держат они в другой руке, — твёрдая решимость отнюдь не соглашаться на борющую страсть, отрывать её от себя с гневом и ненавидеть от всего сердца; средством и пищею, которыми подкрепляются они на сопротивление врагам, — частое причастие Богообщения, как таинственного от таинственной жертвы, так и мысленного; светлою и безоблачною атмосферой, дающею им возможность издали усматривать врагов, — всегдашнее упражнение ума в познавании того, что право есть пред Господом, всегдашнее упражнение воли в вожделевании одного того, что благоугодно Богу, мир и спокойствие сердца».

(Из Кн. Прп. Никодима Святогорца, «Невидимая Брань»).

«Бесстрастие в том, чтобы не поддаваться бесам. И пока бесы нападают, отражайте их налёты. Так воины, закованные в латы, становятся мишенью врага: постоянно слышат и видят летящие на них стрелы, но не получают ран, потому что их латы непробиваемы…

А мы, взяв всеоружие света Святого Духа, надев шлем спасения и облекшись в броню праведности, разгромим злобные полки бесов. Для чистоты души требуется не только воздержание от зла, но и усердие в совершении добрых дел, чтобы силой отбросить зло».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Самыми же главными для Воина является Щит (покровительство Свыше) и Меч (молитва). Однако оружие есть и у бесов и вот в каком выражении:

«Главный лук (бесов) есть грех вообще, а 24 стрелы суть различные прегрешения и главизны греха: 1 — осуждение, оклеветание и тайный наговор коварства; 2 — гордость; 3 — тщеславие; 4 — кичение; 5 — жестокость; 6 — непокорство; 7 — гнев; 8 — непослушание; 9 — неблагодарность; 10 — зависть; 11 — вспыльчивость (или ярость); 12 — вражда; 13 — ненависть; 14 — злопамятство; 15 — злоумышление; 16 — лжесвидетельство; 17 — малодушие; 18 — хула; 19 — сребролюбие; 20 — блуд; 21 — сваление; 22 — мужеложство; 23 — малакия; 24 — прелюбодеяние. Сии суть 24 стрелы греховные, которыми воюют враги всякий день и всякую ночь, стараясь закружить ими души праведников.

Итак, тем паче оставят ли они вас неискушенными? Но вы до того сегодня уже ими побеждены, что не требуете для своего поражения ни лука, ни стрелы, ибо вас победили и побеждают ваши страсти; нет больше нужды врагам сражаться с вами, ибо довольно с вас одних ваших страстей, которыми вы побораетесь, которые вас победили; вы сделались пленниками своих плотских страстей и стали мертвецами по отношению к вашему спасению».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского»).

Все будущие святые — изначально обычные люди — были воинами. Они по-настоящему воевали с бесами за вечную жизнь (сознания) в Боге. За Любовь, за Свободу!.. Святой, по сути, является тем человеком, во всём пси-объёме которого теневики отсутствуют полностью — Воин Христов побеждает всех бесов! В святом нет бесов. В этом смысле известное изречение «Будьте как дети!» можно перефразировать — «Будьте без бесов!».

Воин Христов «пробивается» к сущему Свету, соединяется с Ним и становится Воином Света — он «соделывается», «облекается», «одевается» в Свет и обретает бессмертие, волшебство! Об одном святом нашего времени:

«Чиновник пробыл минуты три (на приёме у старца Иосифа, 20 век) и возвратился, я (очевидец) увидел: от его головы отлетали клочки необыкновенного света, а он взволнованный, со слезами на глазах рассказал мне, что в этот день утром из скита выносили чудотворный образ “Калужской” Божией Матери, батюшка выходил из хибарки и молился. Тогда он и другие видели лучи света, которые расходились во все стороны от него молящегося. Через несколько минут и меня позвали к старцу…

Я увидел старца (прп. Иосифа Оптинского), измождённого беспрерывным подвигом и постом, едва поднимающегося со своей печки… мы поздоровались, через мгновение я увидел необыкновенный свет вокруг его головы четверти на полторы высоты, а также широкий луч света, падающий на него сверху, как бы потолок келии раздвинулся. Луч света падал с неба и был точно такой же, как и свет вокруг головы, лицо старца сделалось благодатным, и он улыбался… Он, по своему глубочайшему христианскому смирению и кротости, — это отличительные качества старца — стоит и терпеливо ждёт, что я скажу, а я, пораженный, не могу оторваться от этого, для меня совершенно непонятного видения… Свет, который я видел над старцем, не имеет сходства ни с каким из земных источников… подобного в природе я не видел. Я объясняю себе это видение тем, что старец был в сильном молитвенном настроении, и благодать Божия видимо сошла на избранника своего… Мой рассказ истинен уже по тому, что я после сего видения чувствовал себя несказанно радостно, с сильным религиозным воодушевлением, хотя перед тем, как идти к старцу, подобного чувства у меня не было… Всё вышесказанное передаю, как чистую истину: нет здесь и тени преувеличения или выдумки, что свидетельствую именем Божиим и своей иерейской совестью».

(Из Кн. Православные Старцы 20 Века).

При этом настоящий святой никогда не мнит себя каким-то кудесником, он ощущает себя самой обычной личностью. Да, он видит мир разнообразных энергий и может в него вмешаться, влиять, но… Как сказал один из святых, он может явить чудо, но ему в равной мере доставляет удовольствие и не совершать его. И вообще, несмотря на вездесущность отрицательной Силы, святой одновременно понимает и видит, что в Божьем Творении нет ничего не правильного… Потому что с высшего уровня богопознания переживается и «просматривается», что вся материя, вся природа одухотворена особенной просветлённой Силой — духовной Любовью! Везде и во всём обнаруживается невидимая рука Создателя.

В самом деле, идеал Любви в христианском учении является центральным, главным, и только потом следует «Свобода». А дело в том, что Свобода без Любви не бывает, а ещё точнее, — только духовная Любовь и является абсолютной свободой! Божественная Любовь всеобъемлюща, «включительна», она вбирает и содержит в себе буквально все прочие идеалы! Православный путь ведёт к мировой Любви…

Стоит ли упоминать, что православный святой решает при этом сразу две грандиознейшие задачи — идея «спасения» — он проецирует, переносит свет своего личного осознания, свет своей жизненности, и «переходит» из жизни физической, временной в жизнь духовную, вечную в ПОЛНОМ СОЗНАНИИ! Он побеждает смерть! И одновременно избегает Ада! То есть возносится в захватывающие всякий дух, космические миры блаженства и счастья! Но это возможно только при одном условии и направлении — движению по духовно-эзотерическому пути, пути Христа, при помощи Силы и Света Христа! Внутренний Свет Иисуса незримо ведёт своего путника или последователя к Истине и спасению…

А теперь, собственно, поговорим о «конструкции» или «строении».

Православная мистика рассматривает человека трихотомично, как «тело» — «душа» и «Дух». Под «Духом» здесь понимается внутренний мистический Христос, «истинное Я», т. е. духовный Свет вечного вселенского Осознания в человеке — искомое! Душу же можно рассматривать в двух аспектах — как весь психоэнергетический объём личности (непрерывное светотеневое или психическое излучение) и как «Я-образ», «фантом», энергетическое тело, действующая сущность, сформированная «внутри» пси-объёма…

Главной же эзотерической задачей и целью является по-прежнему достижение Света И. Христа, однако пси-объём личности плотный и многослойный, он «завешен» тенями, наполнен бесами… Как проникнуть во «внутрь»?

Сейчас мы касаемся собственно эзотерики, главной тайны всей православной мистики. Дело в том, что путь христианской Любви нацелен на один эзотерический вход, портал, сквозь который оперативное сознание человека и может проникнуть во внутрь, к Свету Христа! Но для этого необходимо дать бой своим бесам…

И вообще православный путь весь пси-объём человека рассматривает через призму духовного сердца, которое многослойно… Духовное сердце — это психоэнергетическое образование и многоуровневое пространство, которое соответствует сердцу физическому. Однако внутри «духовного» сердца и скрывается заветный Свет, то самое таинственное Свечение, то самое…

«Печаль, радость, гнев чувствуется в сердце. Сердце телесное есть мускулистый серчак — мясо — но чувствует не мясо, а душа, и сердце — орудие для души, как мозг — орудие для ума».

(Свт. Феофан Затворник).

«Само сердце малый сосуд, но там есть львы, там есть ядоносные звери, там есть змеи, пути негладкие и стропотные, там пропасти, но там также и Бог, там Ангелы, там жизнь и Царство, там сокровищница благодати».

(Прп. Макарий Египетский)[27].

Обратимся к рисунку. Вот как приблизительно выглядит духовное сердце условно «среднего», обычного человека. Внутри его, глубоко внутри духовного сердца едва просматриваются, проглядывают, пробиваются лучи внутреннего Христа. Само же сердце наполнено и переполнено всевозможными бесами, которые противостоят движению к Богу. И битва неминуема! Только в Центре находится абсолютно всё самое желанное — счастье, преодоление смерти, бессмертие, блаженство, вечность, чудесные способности, духовное ви/дение, полёты вне тела… Но тайный вход заперт, закрыт, заблокирован стражами — бесами. Сражение неизбежно!

Аспекты православной эзотерики – «Бесы»!

Сражение неизбежно!

Бесы — реальны. Воин — реален. Бог — это сверх- или суперреальность! Битва реальна. Ну, а что же служит оружием Воину? Оружие Воина во Христе реально не менее…

Православный путь — это искусство ведения боя с бесами! Но сначала должны последовать «эзотерические посвящения» и обретение духовно-боевого оружия — «щита» и «меча».

Щит даруется православной церковью — и это защита, Великая духовная защищённость и безопасность на пути войны с бесами. Щит обретается после прохождения всех главных церковных обрядов (мистику и эзотерику этих процессов мы пропускаем). А вот меч — лазерный или световой меч, при помощи которого Воин будет сражаться с бесами, передаётся «Учителем», этот меч надо заслужить (своей духовной работой). Лазерный меч формируется при освоении сердечной молитвы Иисусовой, секреты которой передаёт начинающему бойцу наставник. Наставник также открывает и тайну сердечного входа. А общий стратегический план сражения следующий… Территория битвы — собственное духовное сердце. Заручаясь православной защитой («щитом»), ворваться во вражеский стан, где засели коварные бесы, и, размахивая световым мечом, отсекать, поражать врага одного за другим, беспощадно уничтожать слуг дьявола! Биться с тенью и пробивать себе путь к драгоценному Свету!..

Рассмотрим, как этот процесс происходит на практике.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ.

История всех подвижников показывает, что чем более успевали они порабощать своё тело и отрешались от пристрастия к миру, тем сильнее враг спасения воздвигал на них борьбу.

Из Соловецкого Патерика.

Чем более преуспевает душа, тем сильнейшие выступают на неё противоборцы. Не думаю, чтоб при ней всегда пребывали одни и те же бесы.

Св. Евагрий Понтянин.

Да. Существует закон. Как только человек узнаёт о теневых духах и принимает их безусловную реальность, они проявляют повышенную активность. А когда человек становится воином и идёт в наступательный бой, бесы, которые ранее находились «просто» в осаде, озлобляются, ополчаются и идут контратакой на Воина! Бесы буквально «обрушиваются» на восставшего против них человека, чего тот совершенно не ожидал (если не был заранее подготовлен). И только тогда начинаются настоящие войны!

Естественно, общее поле деятельности бесов — это ум, душа, сердце и сознание человека. И как разумные Силы, тёмные духи также имеют свои собственные боевые стрелы, пики и тактику действий…

Причём бесы в своих намерениях бывают открыты, как в следующем примере:

«Преподобный Макарий (Египетский) проживал в великой пустыне, имея там келью, а монастырь его находился ниже в другой пустыне; в нём было много братии. Однажды Макарий сидел на дороге, ведущей в монастырь. Вдруг он видит дьявола, идущего в человеческом образе, одетого в мохнатую одежду и всего обвешанного тыквами. Макарий спросил его:

— Куда ты идёшь, дышащий злобою?

— Иду искушать братию, — отвечал тот.

— Для чего ты несёшь эти тыквы, надетые на тебе? — спросил Макарий.

— Я несу, — отвечал дьявол, — кушанья братии.

— Во всех ли тыквах находятся кушанья? — спросил преподобный.

— Во всех, — отвечал дьявол, — если кому-нибудь не понравится одно, я предложу другое, третье и т. д., чтобы каждый попробовал, хотя одного.

Сказав это, дьявол удалился.

Преподобный же остался на дороге, желая видеть возвращение дьявола. Увидев, что он возвращается, Макарий спросил:

— Хорошо ли сходил в обитель?

— Плохо, — ответил дьявол, — да и как я мог достигнуть успеха?

— Почему же? — спросил преподобный.

— Потому, что все иноки ополчились на меня, — отвечал дьявол, — и никто меня не принял.

— Неужели ты не имеешь ни одного инока, который бы слушался тебя? — спросил снова Макарий.

— Только одного и имею, — отвечал Дьявол, — который меня слушается. Когда я прихожу к нему, он вертится около меня, как волчок.

— Какое он носит имя? — спросил преподобный.

— Феопемпт! — отвечал Дьявол; и, сказав это, удалился.

Тогда авва Макарий встал и пошёл в дальнюю пустыню в названный монастырь. Братия, услышав, что к ним идет преподобный, с пальмовыми ветвями вышли ему на встречу, и каждый из них приготовил свою келью, думая, что у него преподобный захочет остановиться. Но Макарий спросил иноков:

— Кто из вас называется Феопемптом?

Когда ему указали Феопемпта, он вошёл к нему в келью. Тот принял преподобного с великою радостью. Оставшись наедине с Феопемптом, преподобный Макарий спросил его:

— Как ты поживаешь, брат?

— Хорошо, — отвечал тот, — по молитвам твоим, отче!

— Не искушают ли тебя, — спросил преподобный, — какие-либо греховные помыслы?

Стыдясь открыть свои греховные помышления, инок ответил:

— Нет! Теперь меня ничто не искушает.

Тогда преподобный Макарий сказал с вздохом:

— Вот уже сколько лет я подвизаюсь в посте и молитве, так что меня все почитают, но все же, несмотря на мои старые годы, меня сильно искушает бес любодейства.

На это Феопемпт сказал:

— Действительно, отче, и я сильно охвачен духом любодейства.

Преподобный таким же образом спрашивал инока и о других грехах, смущающих его душу, пока тот не исповедал ему все свои согрешения».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Другой святой, прп. Матфей прозорливый «ясно видел бесовские мечты и помышления человеческие… Иночествуя в Печерском святом монастыре, за великие свои подвиги получил от Бога дарование — видеть ясно лица подземных эфиопов, бесов, обличать их затаённые козни и открывать на великую пользу спасающимся.

Этот блаженный старец, стоя однажды в церкви на своём месте и охватив взором всю братию, которая стояла по всем сторонам и пела, увидел беса, который обходил их в образе воина; он на воскрилии риз своих носил липкие цветы, и, кладя на цветок что-то злое, бросал его на кого-нибудь. И, если цветок приставал к кому-нибудь из поющей братии, в том после малого стояния расслабевало внимание и, найдя себе какой-нибудь предлог, он выходил из церкви и шёл в келлию, где спал, не возвращаясь больше в церковь на пение. Если же бросал на кого, но цветок не приставал, тот стоял крепко на пении, пока не отпевали утреню, и тогда отправлялся в свою келлию. Видев это, старец рассказал о том братии, и все остерегались выходить из церкви.

У этого старца был обычай последним выходить из церкви после утрени, когда братия расходилась по келлиям. Однажды он вышел и сел под церковным билом, желая немного уснуть, потому что келлия его была далеко от церкви. И он увидал, что большая толпа идёт от монастырских ворот и, присмотревшись, увидал одного беса, с гордостью сидящего на свинье, и множество других, идущих вокруг него. И спросил их старец: “Куда вы идёте?” Бес, сидящий на свинье, отвечал: “За Михаилом Тоболковичем”. Старец же, осенив себя крестом, пошёл в келию — уже был рассвет дня — и, уразумев видение, сказал ученику своему: “Пойди спросить, в келлии ли Михаил”. Тот пошёл спросить, и ему отвечали: “Сегодня после утрени он вышел за монастырскую ограду”. Старец поведал видение игумену и старейшей братии. Призвав брата, игумен спросил брата о его поведении и, наставив его словом назидания, отпустил его в келлию. Преподобный же Матфей, будучи прозорлив, и прочию братию с любовью научал сидеть в келлии, постоянно поминать Бога и молиться о своих грехах…» (из Печерского патерика.).

Особенно бесы ненавидят церковь и церковнослужителей…

«Рассказывал впоследствии сам Преподобный (Сергий Радонежский) своим ученикам: однажды ночью вошёл он в церковь свою, чтобы петь там утреню, но лишь только начал молитвословие, как вдруг пред его взорами расступилась стена церковная и в это отверстие, как разбойник, не входящий дверьми, вошёл сатана видимым образом; его сопровождал целый полк бесовский — все в остроконечных шапках и в одеждах литовцев, которых тогда боялись на Руси не меньше татар… С шумом и дикими воплями, скрежеща зубами от адской злобы, мнимые литовцы бросились как бы разорять церковь; пламенем дышали их богохульные уста…

“Уходи, уходи отсюда, беги скорее, — кричали они подвижнику, — не смей долее оставаться на этом месте: не мы на тебя наступили — ты сам пошёл на нас! Если не уйдёшь отсюда, мы разорвем тебя на части и ты умрёшь в наших руках”.

Нимало не смутился духом Сергий от этих бессильных угроз, только ещё крепче, ещё пламеннее стала восходить к Богу его смиренная молитва… И не вынесли падшие духи пламенной молитвы Сергиевой, и исчезли так же внезапно, как явились».

(Из Жития Преподобных Сергия Радонежского И Родителей Его, Схимонахов Кирилла И Марии).

«В другой раз Нифонт (епископ Кипрский) видел одного церковнослужителя, сзади которого шёл бес, внушая ему скверные и хульные мысли, человек этот, чувствуя на себе козни бесовские, часто обёртывался и плевал на беса. Блаженный сказал лукавому духу:

— Перестань, диавол, смущать рабов Божиих! Какая тебе польза от того, что эта душа пойдёт в погибель?

Бес отвечал:

— Нам от этого нет пользы, но у нас есть приказ от царя нашего и князей, властвующих над нами, бороться с людьми. Если же князья узнают, что мы не боремся с людьми, то жестоко бьют нас».

Кроме этого в противостоянии:

«следует знать ещё и то, что не все бесы в равной мере свирепы и сильны, но у каждого своё действие, своя сила и свои намерения. Тем из подвижников Христовых, кто лишь вступает на путь добродетели и ещё слаб, противостоят более слабые духи. Когда эти духи будут побеждены, то вместо них вступают в борьбу духи, более высокие чином. Если бы духовная брань была не по человеческим силам, то никто из подвизающихся не устоял бы перед таким количеством сильных и беспощадных врагов. Человек вообще бы не смог отражать их нападения, если бы на этом состязании не был посредником, не устанавливал правила и не судил человеколюбивый Христос. Это Он следит, чтобы борьба проходила на равных, по нашим силам. Он отводит противников запрещает им те приёмы, которые слишком сложны для нас, и, по слову Писания, не попускает нам «быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы мы могли перенести».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Стратегия и тактика. Люди, человечество и отдельный, конкретный человек. Определённый бес и многоликий дьявол. Всезнающий и вездесущий Бог и отдельные носители Его Божественного Света. Человек и бесы. Противостояние. Великие невидимые битвы… Любопытно, что как только человек вступает на духовный путь, Господь открывает ему смысл, самый общий замысел само- и богопознания. Чаще всего, открывает в виде/ниях…

«Случилось как-то преподобному Нифонту, епископу Кипрскому, после молитвы быть в восхищении и видеть большое поле, равное в ширину и длину. На нём стояло множество бесов, разделённых на триста шестьдесят пять полков, по числу тяжких грехов.

Один из чернейших эфиопов пересчитывал воинов, как бы приготовляя полки к сражению: “Смотря на меня, не бойтесь ничего, потому что сила моя будет с вами”. Некоторые же из бесов принесли множество разного оружия и раздавали полкам. Дав каждому полку обаяния и чары, дьявол пустил их на землю, на Церковь Христову.

Когда блаженный Нифонт смотрел, был к нему голос: “Обратись, Нифонт, к востоку”. Он увидел чистое и прекрасное поле, на котором вдвое более, чем бесов, стояло белоризцев, также готовых к сражению. Потом пришёл муж, видом светлее солнца и сказал им: “Так повелевает Господь Саваоф, идите во всю землю, помогая христианам и охраняя их жизнь”. Тогда преподобный прославил Бога, помогающего Церкви Своей»[28].

Да. Сам человек без помощи Свыше (Светлых Сил) не в состоянии противостоять бесам. И такую Небесную помощь предоставляет сам путь христианской Любви.

Любопытно, что в одном едином потоке сознания, в православной традиции, из поколения в поколение Христовых Воинов, Господь открывает в разных формах, при разных обстоятельствах, но один и тот же смысл духовного продвижения — сражение, противостояние, война…

«Раб Божий Моисей (Мурин) томил тело своё трудами и пощением, но плотское вожделение, влекущее ко греху, не исчезало в нем. Тогда он пошёл к авве Исидору и сказал ему:

— Отче! Я не могу быть в келлии моей, ибо меня обуревают страсти плотские.

Блаженный же Исидор, взяв его, повёл в верхнее отделение своей келлии и сказал ему:

— Посмотри на запад!

Моисей посмотрел и увидал множество страшных демонов, суетившихся и приготовлявшихся к борьбе.

Потом авва Исидор сказал:

— Теперь обратись к востоку и посмотри.

Посмотрев на восток, Моисей увидел бесчисленное множество святых светоносных ангелов, также приготовлявшихся к борьбе.

И сказал святой Исидор Моисею:

— Те, кто на западе, поднимают брань на святых Божиих, а те, кто на востоке, посылаются от Господа на помощь благим подвижникам. Знай же, что помогающих нам больше, нежели тех, кто восстает на нас.

Моисей, будучи укреплён таким видением и словами старца, возвратился в келлию свою и снова начал упражняться в обычном пощении и трудах молитвенных».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Духовная деятельность прп. Мурина совершалась в конце 4-го века, а вот ниже приводим эзотерическую передачу уже из века двадцатого, что вообще относится к определённому виду духовного «посвящения»…

«Старец Иосиф (Исихаст Афонский, оставил тело в 1959 г.) рассказывал нам, что в пору своей жизни в скиту св. Василия и упорного подвижничества в безмолвии и молитве он однажды исполнился света. Тогда ум, погружённый в глубину сердца и наслаждающийся молитвой, прервал своё созерцание и обратился к разлившемуся вокруг вышеестественному свету. Внезапно старец увидел перед собою длинный строй монахов, напоминавших ополчение, изготовившееся к битве. Напротив них стояли, также в виде войска эфиопы зловещего вида… Тогда высокий и славный военачальник сказал ему: “Хочешь встать в первый ряд сражающихся?” Иосиф же, сам желавший этого, весьма обрадовался и попросил его поставить туда… И голос произнёс: “Тому, кто желает мужественно сражаться против этих мрачных воинов, я не буду препятствовать, но окажу помощь».

(«Православные Старцы 20 Века»).

Только по причине обоснования действенности, «живости», «жизнеспособности» православной традиции по сегодняшний день я осмелился дополнить общий смысл духовного пути собственным виде/нием (сновидением), которое предварило только мой интерес к православию и которое я в ту пору не понимал… Я наблюдал, как выстраивался длинный военный ряд (шеренга), но он строился не по росту, как принято в некоторых подразделениях, а по чинам и боевым заслугам. Ряд состоял из разных людей — аскетов, странников, священников, воинов с копьями и щитами, монахов в чёрном, заслуженных военноначальников… В построении чувствовалась какая-то Великая Сила и очень глубокий смысл. Мне очень захотелось войти в этот ряд, и я всё норовил занять в нём одно из первых мест, но… Меня решительно, но при этом очень спокойно поставили на одно из последних, — от меня, к концу шеренги, стояло всего несколько человек…

И прогремел трубный звук готовности к бою!

НЕВИДИМЫЕ БИТВЫ.

Самим Богом указано нам с неослабным вниманием следить всегда за тем, что происходит у нас в душе, потому что у нас есть очень хитрые в борьбе враги, — разумею демонов, — и нам предстоит непрестанная борьба с ними. Бесчисленное множество их носится в воздухе, целые полчища врагов окружают нас со всех сторон…

Св. Антоний Великий.

Одним из аспектов ценности, значимости и качества жизни является опасность и оправданный риск! Борьба, смелость «быть», утверждаться! Бороться и за себя самого и во имя спасенья других! Бороться со злом… Ставить перед собой высокие, светлые цели. Дерзать! Проникать на трансперсональные уровни, преодолевать новые рубежи. Завоёвывать с боем…

И есть, есть в этом жизненном напряжении, усилии, устремлении и величайший смысл, и непередаваемое качество. А глубочайшее расслабление, отдохновение возможно только после сильной активности, в период между боями.

Всё это в целом придаёт жизни особую плотность (событий), насыщенность и остроту! Не тлеть, но гореть! Православная концепция всё это как раз предоставляет и далеко не только в теории и воображении.

И знание. Знание — Сила! Духовные знания открывают нам сущие тайны, суть и природу подлинного бытия. Открывают Тайну Космического Сознания. Человеку необходимо духовное знание.

Как известно, искусство всякого боя заключается в своевременной смене и использовании только двух военных позиций — в умении вовремя наступать и в нужный момент выжидать, атаковать или переходить к обороне, защите; в обоих случаях требуются разведывательные оперативные данные о противнике.

Однако, как мы уже убедились, сами бесы весьма искусны в своих боевых операциях, они — достойный противник…

Всякая нечисть атакует Воина Христова по множеству направлений, по всем его слабостям, она непрестанно наносит ему самые чувствительные удары… Обычный человек этого бы не вынес.

Одного молитвенника бесы стараются напугать как можно сильнее, другого прогнать с места (отшельничества), в третьем вызвать какую-нибудь сильную страсть (напр., похоти), четвёртого обмануть, пятого искусить и возвысить, шестого вовлечь в какую-либо позорную ситуацию…

Православные старцы оставили нам в наследие, передали сокровенный, бесценный опыт (духовных атак):

«Однажды, как Феофан утром совершал молитвенное правило, явились два беса с грозным видом. “Видите”, кричали они, не хочет старик исправиться; раскидаем келью и убьём живущего в ней”. Старцу показалось, что они стали ломать келью, выбили окна, разбили двери, и кричать: “теперь не уйдёт от нас”. Старец испугался, пал на землю, прося у Бога помощи и заступления; и бесы скоро исчезли. Помолившись, старец встал и увидел, что келья его цела и невредима. Господь утешал подвижника среди этой борьбы благодатными посещениями. Вскоре после сего, в сонном видении, ему явилась Жена, Сияющая благолепием, с двумя светозарными мужами и ободряла его, убеждая не малодушествовать и не бояться бесовских нападений. Ещё видение продолжалось, как явилось полчище бесов с угрозою погубить пустынника. Но, узрев Явившуюся, бесы содрогнулись и возопили: “горе нам! Покрывающая его пришла сюда: если бы не Она, — мы давно погубили бы этого инока”; сказав это, они исчезли. Это сонное видение утешило старца надеждою на помощь Богоматери. Каждый день он клал сто поклонов, произнося Богородичную молитву».

(Из Соловецкого Патерика).

«…Макарий (Египетский) удалился для уединенной жизни в скитскую пустыню… Здесь Макарию приходилось бороться с бесами и день и ночь. Иногда бесы явно, обратившись в различные страшилища, с яростью устремлялись на преподобного, иногда в виде вооружённых воинов, сидящих на конях и скачущих на сражение; с великим криком, ужасным воплем и шумом устремлялись они на святого, как бы собираясь его умертвить. Иногда же бесы воздвигали против святого невидимую брань, внушая ему различные страстные и нечистые помыслы, разными хитрыми способами стараясь поколебать эту твёрдую стену, устроенную Христом и разорить её…

Когда преподобному Макарий исполнилось сорок лет, он получил от Бога дар чудотворения, пророчества и власть над нечистыми духами».

«Особенно много скорбей и искушений испытал о. Сергий Радонежский от бесов в начале своего одиночества в пустыне. С ожесточением ополчились на инока невидимые враги; не терпя его подвигов, они хотели устрашить святого. Они обращались то в зверей, то в змей. Сергий же отгонял их молитвою: призывая имя Господне, он разрушал как тонкую паутину бесовские наваждения. Однажды ночью бесы, как бы целым воинством, грозно приблизились к нему и со страшной яростью кричали:

— Уйди с сего места, уйди, иначе ты погибнешь лютою смертью!

Когда бесы произносили сии слова, из уст их вырывался пламень. Преподобный же, вооружившись молитвою, отогнал силу вражию и, славословя Бога, пребывал там без всякого опасения».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Настоящие бесы проявляются как сила, давление, энергия, мощь…

«Однажды, когда преподобный (Дионисий, игумен Глушицкий) собрался итти в церковь к богослужению, на него напало множество бесов. Скрежеща зубами, они стали его бить, а затем, поднявши пол, положили его там и говорили ему:

— Уйди из этого места, иначе ты умрёшь злою смертью!

Но преподобный молитвою победил их слабую силу, и они тотчас же исчезли. Между тем братия, не видя святого, пришли в его келлию и, нашедши его придавленным половыми досками, подняли пол, после чего он сказал им:

Видите, братия, какую борьбу ведут с нами враги наши, но пусть это не устрашает нас».

«Однажды блаженный Андрей (Христа ради юродивый) ночью возносил по своему обычаю в глубине своего сердца молитвы Богу и святой Анастасии мученице. И вот пришёл к нему, в явно видимом образе, диавол со множеством бесов, держа секиру; остальные же бесы несли ножи, деревья, колья и копья, как бы намереваясь убить блаженного. Явился и прежний эфиоп, в том виде, как он (ранее) боролся с Андреем, и ещё издали зарычал на него. Ринувшись на святого, он хотел рассечь его топором, который держал в руках. За ним кинулись и все остальные демоны. Святой же, воздев со слезами руки, возопил ко Господу…».

(Жития Святых Свт. Дим. Ростовского. ).

В очередной раз здесь следует объяснить, почему в подобных описаниях (нападений) используются далеко не художественные или «творческие» образы; приводятся «духовные» образы…

Когда православный подвижник прогрессирует на своём пути, он всё чаще «пробивается» к Великому Свету. И с каждым очередным «подключением», его душа всё более «просветляется», его энергетическое тело всё более развивается и уплотняется исключительно созидательными, положительными «волнами». Светом космической Любви! И с некоторых пор наиболее развитая, «лакомая», ценная энергия молитвенника становится и заметной, и наиболее притягательной для планетарных хищников. И они слетаются к нему, как вампиры на запах крови (это сравнимо с комарами; учёные утверждают, что комар способен «почувствовать» кровяной организм, находящийся от него за десять километров!). Но! С этих пор и молитвенный делатель тоже начинает видеть бесов и их атаки!

Ещё одним аспектом столь мощного воздействия беса на молитвенника является тот факт, что наряду с энергетическим уплотнением (энерготела) происходит и эзотерическое «утончение», «обострение» его фокуса восприятия. Восприимчивость или чувствительность значительно повышается. Человек начинает воспринимать всё более обширный спектр духовных вибраций и не только воспринимать, но и впускать в себя. А если эти «частоты» со знаком «минус», соответственны и переживания. А теперь смотрите… Непосредственное появление бесов само по себе вызывает у человека ужас и страх… Почему? Потому что это такая высококонцентрированная «отрицательная» энергия, что восходит к понятию «антиэнергии», «антижизни»… И душа, энерготело молитвенника это остро чувствует, переживает! Она ощущает всеми «клетками», всеми своими фибрами, что её хотят поглотить, уничтожить всю до конца, вплоть до молекулярного и атомного уровня! Сожрать абсолютно! И тогда человек, на самом глубоком, психическом уровне, приходит в ужас, отчаяние и начинает трястись, дрожать… Справиться с этим никак невозможно. Эта тряска и ужас могут даже убить человека…

И ни в коем случае нельзя относиться к страхам молитвенников «снисходительно», «с материалистического высока», считая истории их встреч с бесами либо художественным преувеличением, либо внутренне их осуждая за слабость, трусость или слишком пылкое воображение.

«Рядовой» читатель наверняка не знает, что значит встретить «планетарного» беса! И не дай Вам бог повстречаться с ним лично!

Помнится… Впервые прочитав похожие истории, я только недоумевал, но вот когда пришлось столкнуться с «настоящими» бесами мне самому! В своём опыте!..

Страх душит, первобытный страх катастрофически разрушает! Ужас изматывает, обессиливает, истощает. Подобные стычки вообще вершатся на грани жизни и смерти самого человека и не проходят бесследно, как для тела, так и для психики…

При этом бесы способны «изъять» душу из тела и носить её, или даже «носить» само тело и мучить, как в нижеследующем случае…

«В другие разы и днём, особенно же ночью, во время стояния на молитве, ему (прп. Серафиму) видимо вдруг представлялось, что келлия его разваливается на четыре стороны и что к нему со всех сторон рвутся страшные звери с диким и яростным рёвом и криком. Иногда вдруг являлся пред ним открытый гроб, из которого вставал мертвец. Так как старец не поддавался страхованиям, диавол воздвигал на него жесточайшие нападения. Так, он, по Божию попущению, поднимал тело его на воздух и оттуда с такою силою ударял об пол, что, если бы не Ангел-Хранитель, самые кости от таких ударов могли бы сокрушиться. Но и этим не одолел старца. Вероятно, при искушениях, он духовным оком своим, проникавшим в горний мир, видел самих злых духов. Может быть, духи злобы и сами видимо в телесных образах являлись ему, как и другим подвижникам».

(Из Жития Прп. Серафима, Саровского Чудотворца).

Бесы «набрасываются», «атакуют» молитвенника, и это их намерение, желание растерзать воспринимается в определённых грозных, устрашающих формах, энергетическое содержание которых реально!

Видимо, столь же мощные бесовские атаки периодически совершаются и на обычного человека, вовсе далёкого от каких-либо духовных реалий и знаний, но… Обыватель естественно защищён особым энергоразделом, энергобарьером от них. Этот барьер заключается и в неведении, и в неразвитости, и в невосприимчивости, и вообще в «капсулированности», изоляции от многих и многих внешних прямых влияний. А «не замечать» теневые силы равнозначно тому, что «не воспринимать» их (или воспринимать частично и ограниченно и только на уровне подсознания). Но стоит «открыться», «отточить», навести фокус духовного восприятия на невидимый мир, как прямая энерготрансляция станет явной…

«Антиэнергия» стремится «коснуться» энерготела (человека), придти с ним в тесный, прямой контакт, соединиться и слиться… Но Воин Христов противится, он выставляет вперёд молитву — лазерный меч. Однако дистанционный психический взрыв, мощный энергоразряд неизбежен! Поскольку Свет Любви (который успел вместить в себя человек) не совместим с энергией отрицания, разрушения, смерти… В результате положительная и отрицательная энергии вступают в конфликт со всеми сопутствующими жуткими последствиями и эффектами (для человека)…[29]

Ну, а что же произойдёт, если бесы всё же добьются непосредственного контакта — соединения-подключения с душой, энергетикой Воина?

Это, по меньшей мере, может повлечь за собою временный шок, потрясение, и, по большей, — парализацию, кому, тяжёлую и продолжительную болезнь или же даже смерть.

Впрочем, для этого Воину и даётся боевой щит — Воина защищают Небесные Силы, они ситуацию (таких «встреч») не доводят до крайности… И я помню, как лично меня «страховали» — вокруг моего энерготела была «выставлена» некая энергетическая оболочка, как бы «броня», но прозрачная, — которая исключала возможность смертельноопасных атак на меня.

Впрочем, один прямой энергоконтакт (с бесами) ничего не решает, но вот если непосредственных энерготрансляций становится много, и они происходят достаточно часто, то… Воин Христов может свой путь потерять и незаметно (под маской и идеалом Любви) стать чёрным магом…

Таким образом, нападение бесов двояко — это атака на полное уничтожение (или захват в плен, в Ад), или на склонение, обращение Воина в чёрную магию. И то, и другое ужасно, трагично…

Духовные битвы не просто реальны, они вершатся на том сущем, первичном уровне, на котором решается и отдельные, текущие события, и Судьба, и Жизнь, и посмертная участь воина-человека одновременно!

Невидимые (для других людей) битвы с бесами более чем реальны!

«В другой раз, по прошествии немногих дней, когда блаженный (Аврамий затворник) молился ночью, сатана пришёл, держа в руках топор, и, рассекая им всё, стал разорять и его келлию. И когда уже готовилось разрушение келлии, бес закричал другим бесам громким голосом:

— Друзья мои, поспешите, поспешите поскорее, чтобы нам войти и удавить его.

Блаженный же сказал:

- “Все народы окружили меня, но именем Господним я низложил их” (Пс.117:10).

И сатана немедленно исчез, и келлия осталась невредима. И ещё после нескольких дней, молясь в полночь, он увидал, что подстилка, на которой он стоит, горит жарким пламенем. Наступив на пламень, он сказал:

- “На аспида и василиска наступлю и поперу льва и змия” (Пс.90:13) и всю силу вражию, ради имени Господа моего, Иисуса Христа, помогающего мне.

Сатана убежал и закричал громким голосом:

— Я одолею тебя, злообразный, потому что я изобрёл против тебя новую хитрость.

Однажды, когда блаженный вкушал пищу, диавол опять вошёл в его келлию в образе юноши и, приблизившись, хотел опрокинуть на землю сосуд, из которого он ел. Заметив сие, блаженный продолжал держать сосуд и вкушать, нисколько не боясь, а диавол стоял пред ним. Затем диавол поставил светильник и на нём свечу и громким голосом стал петь:

- “Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем” (Пс.118:1), — и он до конца пропел тот псалом.

Святой не отвечал ему…».

Яростные атаки бесов на воина всегда сопровождаются теми или иными мучениями (человека). Бесы даже способны «бить», «избивать» молитвенника…

«Дьявол стал опасаться, что Антоний (будущий Антоний Великий) со временем вооружится против него пустынническим подвижничеством: собрав демонов, он, по попущению Божьему, подверг его таким ужасным побоям, что блаженный лежал после недвижимым и безгласным, о чём впоследствии он сам много раз рассказывал; причинённые ему мучения превосходили всякие человеческие страдания. Но, по милосердию Господа Бога, никогда не оставляющего надеющихся на Него, Антоний не умер…».

«Однажды, мои возлюбленные, когда я (будущий святой Епифаний, архиепископ Кипрский) жил в пустыне и молился ко Христу Богу об избавлении меня от козней сопротивного, внезапно по Божьему попущению приступило ко мне множество бесов; ударивши меня о землю и взявши за ноги, они влачили по земле; некоторые же из них били меня. Это они делали со мной десять дней, а потом исчезли. И с того часа я не видал их во всю свою жизнь».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

«…Бесы внезапно с особою силой напали на него (монаха Феофана). Вокруг каливы его вся местность озарилась необыкновенным светом; калива наполнилась вооружёнными людьми с копьями и саблями в руках, которые, сверкая глазами, яростно взирали на Феофана и, наконец, схватив его, потащили из каливы. Начальствовавший над бесами свирепо крикнул: “Бейте его!” Бесы, ухватив Феофана за ноги, кружили его по воздуху и, размахивая телом, ударяли Феофана о землю и о камни. Феофан, когда начали бить его, потерял всякую надежду спастись и сказал: аминь, т. е. конец. Бесы, ударяя Феофана, приговаривали: “Раньше обещал нам одно, а теперь творишь другое?” Наконец, начальствовавший бес воскликнул: “Тащи его сюда!” Феофана тогда потащили к пропасти, но вдруг бесы бросили его на землю и побежали от него, одни вверх в гору, а другие вниз: на тропинке показался святой Нил (Афонский) во образе старца Игнатия. Феофан, увидав его, весьма обрадовался и, думая, что он возвращается с рыболовства в скит, решил идти с ним; собравшись с силами, встал и пошёл запереть каливу, но бесы, не желая оставить в живых свою жертву, сбросили на Феофана большой камень, который смертельно поразил Феофана в бок. Феофан при обыкновенных условиях должен бы был пасть мёртвым, но благодать святого сохранила ему жизнь, и он имел силы встать. Не имея сил позвать Игнатия на помощь, Феофан из последних усилий пошёл вслед за ним по тропинке к скиту, пытаясь догнать его, келью же свою он оставил открытой. Игнатий продолжал тихонько идти по дороге, не оборачиваясь; Феофан, несмотря на все усилия, никак не мог догнать его. Так, наконец, дошли они до Кавсокаливского скита и поравнялись с келлией благорасположенного к Феофану духовника Тимофея. Здесь мнимый Игнатий исчез. Феофан, узнав знакомую келлию, постучался; когда его впустили, вошёл он в келлию, повалился на пол без сил и, хотя оставался в памяти, однако не мог двинуться ни одним членом, ни промолвить слова и объяснить братии, что с ним случилось. Он сильно страдал от нанесённых бесами побоев, заснуть же не мог. Братия оставила Феофана и продолжала совершать утреню, не надеясь, что Феофан выживет…».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского». ).

Пришло время объяснить читателю, каким образом Воину наносятся «физические побои» от бесов (реальные, ощутимые!), ведь бесы не материальны…

Дело в том, что представление обывателя о себе, как, в первую очередь, о физическом теле, организме, к которому только «добавляется» или из которого происходит психика (мысли, эмоции…), — ошибочно в принципе. С эзотерической точки зрения и, вообще, из позиции глубокого самопознания, всё восприятие личности зависит, в конечном счёте, не от тела, а от её души. Ощущает, переживает и чувствует не плоть, но энергетическая составляющая человека! Физиология, организм не является источником переживания, организм — только проводник, ретранслятор, средство. Иными словами, то самое неуловимое «Я», «Сознание», представление о «Себе» или «ощущение» себя самого, заключено не в физическом теле, а в психоэнергетическом! А это значит, что если «бить», «поражать», «угнетать» душу молитвенника (а не плоть, хотя она тесно взаимосвязана с этой душой!), то все соответствующие реакции, как-то — боль, страдание… — безусловны в своей реальности. А раз это («избиение бесами») субъективно для одного, второго, третьего… для каждого Воина, отправившегося на битву, то это уже — объективно…

Бесы могут и таскать за волосы, и душить, и больно бить в поддых, по голове… И во всех случаях не столь важно, в «чём» или в каком «теле» воспринимаются эти пытки — они реальны и очень чувствительны. Иногда даже болезненны более, чем физические…

Вспоминаю, как на меня в первый раз напал «половик»… Он бросался снова и снова, не давая мне передышки. Он «реально» мучил меня, я же держал атаку… Наконец, наступила ночь, но я был бдителен, «трезвел, «бодрствовал», не сдавался… Тогда половик призвал других бесов… В тот раз я, конечно же, проиграл бой — а это был настоящий бой! — но вот, что для меня было настоящим открытием. Половик со своими «помощниками» отступил, затих, а я…

Уже наяву, днём, во всём своём теле «физическом»(!) я чувствовал столь же «физически» (!) последствия схватки с бесами — ощущения были такие, словно меня и на самом деле несколько человек били палками или резиновыми дубинками! Причём били почти по всему телу, что отзывалось и во внутренностях…

Не исключена и «чистая физика». Свидетельствую, что в отдельных случаях возможно и подобное:

«Однажды ночью блаженный Моисей (Мурин) наклонился в колодезь с сосудом некоего старца, намереваясь почерпнуть воду; в это время диавол ударил его с большою силою некоторым древом по спине; старец упал без чувств и лежал как мёртвый.

Утром следующего дня, к тому колодцу пришли монахи, дабы взять здесь воды, и увидели Моисея, лежавшего полумертвым. Монахи пошли к великому скитскому авве Исидору и рассказали ему обо всём; он же, придя с братиею, взял Моисея и принёс к храму. И был недужен Моисей, как расслабленный, и страдал так, что едва выздоровел через год…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

А в моём личном опыте было такое… Как-то в начале сна (я пребывал в осознании) бесы в образе неких нацистов в чёрной «гестаповской» униформе с силой «вытащили» меня (мою душу) из тела, посадили меня на стул (в моей же комнате) и связали. Далее издевались: били, оскорбляли, пытали, душили и насмехались… И хотя это было во сне, в осознанном сне боль и страдания более чем реальные! А потом позвали врача в белом халате… Но он был подобен доктору Менгелю (известному своими бесчеловечными экспериментами над заключёнными в концлагерях). Этот «врач» при помощи каких-то шприцов и длинных трубочек стал отсасывать из моего тела кровь (энергию), после чего я потерял сознание. Проснулся я в полном бессилии, казалось, во мне едва теплилась жизнь. Трое суток я не мог не только ходить, но и даже встать со своей кровати. Я думал, что это конец…

Бесы очень жестоки, бесчеловечны. Они всячески, изощрённо, многими способами препятствуют движению Воина к Свету Любви. В моём личном опыте выверена и такая распространённая ситуация, которая ранее относилась исключительно к монахам, отшельникам, пещерникам или затворникам. И в данном случае не молитвенник изгоняет беса, а бесы стараются лишить человека уединения, выгнать его…

«Преподобный Пётр (Афонский), поселясь в помянутой пещере, день и ночь проводил в молитве, отказываясь совершенно от пищи в течение двух недель. Диавол не в состоянии был перенести такого постнического терпения: он собрал все свои воинства и, вооружив их, как бы на войну, стрелами и луками, мечами и копьями, вошёл, ярясь, с страшным и сильным воплем в пещеру. Тогда одни из бесов, напрягая луки, устрашали святого стрелами, другие копьями; иные, обнажая мечи, намеревались прободать его ребра, некоторые же бросали большие камни с такой силой, что тряслась земля и пещера могла обвалиться. Преподобный, не надеясь остаться живым, только повторял: “Умру здесь, если так угодно Богу моему”.

Потом, возведя очи горе и воздев руки, он так воскликнул: “Пресвятая Богородица, Дева Мария, помоги мне, Твоему рабу».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

И вообще, Воинам прошлого был хорошо известен особый бес («торопыга»), который создаёт невыносимое беспокойство, непоседливость, нетерпение или неодолимую тоску и убеждает в том, что в избранном месте никакая духовная практика невозможна, и стоит только переменить это место… Так бес изгоняет и гонит по разным местам практикующего, лишает его стабильности, физического и душевного равновесия.

Сам я очень хорошо знаком со следующей ситуацией, бороться с которой почти невозможно…

«О Нафанаиле. Он положил себе постоянно пребывать в келлии и никогда не отступал от этого правила. Диавол, который всех обольщает и соблазняет, обольстил вначале и его — навёл на него тоску и заставил выйти из келлии. Святому показалось скучно в прежней келлии, он оставил её и построил себе другую, ближе к селению. Когда окончил её и прожил в ней три или четыре месяца, является ночью диавол в виде палача с ременным бичом, во вретище и делает шум бичом. Блаженный Нафанаил, разгневавшись на него, сказал ему: “Кто ты и как осмеливаешься делать это в моём пристанище?”. Диавол отвечал: “Я тот, который заставил тебя выйти из прежней келлии; теперь я пришёл выгнать тебя и из этой”. Блаженный Нафанаил, узнав, что был прельщен, тотчас возвратился под прежний кров и в продолжение тридцати семи лет ни разу не выходил за порог, противясь диаволу, который столько ему делал, чтобы заставить его выйти из келлии, что невозможно и рассказать о том».

(Из Соловецкого Патерика).

У меня же происходило так…

Осознав, что для укоренения на духовном пути, первоначально требуется период ухода из социальной жизни, я в своё время предпринимал для духовной практики и жизни поездки в российскую глубинку, в небольшую деревню, в которой пребывал более полугода в уединении. Но когда это (по определённым причинам) стало невозможным, я стал пользоваться услугами друзей — в одиночку жил на их свободных дачах по приглашению. И вот с некоторых пор… меня стали преследовать и особенно донимать сразу два беса — торопыга и депрь… Казалось бы, что тут такого? Периодическое разочарование, депрессивное настроение и стремление к переменам, а также беспокойство и нетерпение, бывают периодически с каждым человеком. Но не тут-то было! Я ещё плохо знал, как сильно и очень направленно могут воздействовать на человека настоящие бесы. Они меня буквально насиловали, истязали… И очень долго! Да уж… Воистину всё познаётся в опыте. А бесам я тогда проиграл — они прогнали меня со всех моих «насиженных мест» и «точек уединения»…

Кроме того, атакуя Воина Христа на психоэнергетическом (астральном) уровне, бес способен нанести ему соответствующие поражения и на физическом плане (т. к. «физика» и «энергия» тесно взаимосвязаны), а степень физического вреда определяется уровнем и силой самого атакующего беса…

«Наступила ночь, а святая (великомученица Марина) всё не переставала молиться Богу; тогда диавол осмелился испугать мученицу мечтательным страшилищем. Внезапно потряслась темница, и показался какой-то мрачный свет, как будто от огня в дыму; затем явился диавол в виде пёстрого, громадного, страшного змея, а тело его, насколько было видно, окружало и опоясывало множество меньших змей и ехидн. Змей ужасно свистел и зияя огромной и жадной пастью, испускал нестерпимый смрад; он обошёл вокруг мученицы, наводя на неё страх и ужас; потом раскрыл свою мерзкую пасть, напал на святую и схватил её голову, стараясь проглотить. Казалось, мученица проглочена змеем… Однако, она не отчаялась и не усомнилась, но, вперивши весь свой ум в Бога, осенила себя крестным знамением и тотчас увидела, что утроба змея расселась, а она сама избавилась от него и была цела и невредима; и в то же время погибло всё то бесовское страшное привидение: земля разверзлась, поглотила змея всех змей с ним и бросила их в ад; святую же мученицу осиял небесный свет. Посмотрев вверх, она увидела, что открылась кровля темницы и на нее сходят сверху как бы лучи солнечные; увидела она также большой крести, сияющий несказанным светом, а над крестом голубку, белую как снег, которая говорила ей человеческим голосом:

— Радуйся, Марина, разумная голубица Христова, что победила злого врага! Радуйся и веселись, дочь горнего Сиона, что пришёл день веселия твоего, когда выйдешь ты с мудрыми девами в чертог нетленный бессмертного Жениха, Царя Небесного!

При этих словах голубки, Марину охватила несказанная радость и сладость, растерзанное её тело начало заживать, и она сама чувствовала, как раны её зарастали, язвы покрывались кожей, исчезала боль и немощь, и стала она опять, как прежде здорова и прекрасна всем телом. Она радостно благодарила Бога».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Я вспоминаю, как один бес напал на меня лежащего в кровати в виде пёстрой рыси. Своими острыми когтями рысь вцепилась мне в горло и порвала там какие-то артерии и жилы — боль настоящая, пронзительная, острая! Я с трудом отбил атаку и прогнал беса, но некоторое время ещё чувствовал боль. Эта была «астральная» боль — внешне, физически горло было не повреждено. Но в то же время я уже знал, что эта атака не пройдёт для меня бесследно. Так и вышло. Через некоторое время я заболел так сильно уже «физически», что неделю не смог встать с постели…

Не менее активно бесы нападают на Воина, используя других людей и организуя соответствующие события, обстоятельства. Бесы способны мстить…

«Бог прославил святого подвижника прп. Иоанна Хозевита, епископа Кесарийского Своего славными чудесами. У одного человека малолетний сын был мучим духом нечистым. Отец посадил его в корзину и, покрыв сверху травою, принёс к Иоанну и поставил её у пещеры святого. Когда ребенок заплакал, святой встал и тотчас узнал, что в ребёнке гнездится дух нечистый; прогнав беса, Иоанн исцелил дитя. Но изгнанный бес не успокоился и стал мстить подвижнику, приняв на себя человеческий образ. Встретив святого в прибрежном ущелье, бес припал к ногам его, как бы ища благословения. Раб Божий, нечаянно увидев его лицо, удивился, а бес, схватив святого за ноги, низвергнул его вниз к берегу; святой упал стремглав, но, по благодати Божией, остался невредим, так что человекоубийца не достиг ничего. Затем злой дух отдал раба Божия во власть одного разбойника, который бил святого, срывал с него одежду и сжёг даже его хижину. Святой терпеливо переносил всё сие и только говорил про себя:

— О Всевышний Господи! благодарю Тебя, если сие угодно Тебе.

Тогда, по воле Всевышнего, разбойник был схвачен и умер позорною смертью, и раб Божий нашёл себе на некоторое время покой. Но лукавый не прекратил, однако, борьбы с блаженным. Когда святой отправился однажды посетить братию, одна женщина встретила его на пути и пала к его ногам, умоляя войти к ней в дом и освятить его своею молитвою и благословением. Святого тронули её мольбы, и он вошёл. Тогда скверная обольстительница заперла двери и, вся обнажившись, делала всякие мерзости, чтобы только осквернить нескверного. Но твёрдый муж непоколебимо устоял против бесовского ухищрения и, оттолкнув её, вышел невредимым».

Духовная битва требует великого мужества и режимости. Это всегда вопрос жизни и смерти, всегда «на грани», всегда испытания. Как в этой истории…

«Он (монах-пустынник) клятвенно заверил, что когда ему исполнилось пятьдесят, он двенадцать лет мучился от искушений.

— Бес, — рассказывал он, — ни ночью меня не отпускал, ни днём не прекращал нападения. Я уже думал, что Бог отступил от меня, поэтому я такое терплю и, бывало, предпочёл бы умереть бессмысленно, чем постыдно чернить себя страстью. Я вышел из кельи, направился в пустыню, отыскал нору кабанихи и залез туда нагим, чтобы звери сожрали меня. С наступлением сумерек самец и самка вылезли на охоту. Они обнюхали меня с ног до головы, всего облизали и ушли. Я пролежал до утра, ожидая, когда же они меня съедят. Потом рассудил — Бог пощадил меня. Я встал и вернулся к себе в келью. Бес выждал несколько дней, потом напал на меня пуще прежнего, так что я едва не впал в хулу. В образе юной эфиопки, которую я видел когда-то в молодости, когда она собирала колосья на жатве, бес сел мне на колени и так меня терзал, что я едва не согрешил с ней. В исступлении я дал ей пощечину, и бес исчез. И поверь мне, два года после этого от моей руки исходило такое зловоние, что я не мог его переносить.

После этого, — продолжал Пахон, — я ещё больше пал духом и, окончательно в себе разуверившись, пошёл в дальнюю пустыню, куда глаза глядят. Я увидел маленькую гадюку, схватил её и поднёс к тайному уду, ставшему причиной моего искушения, чтобы она меня укусила, и я умер. Но по благодатному промыслу Божьему она меня не тронула. Вдруг я услышал голос, пронесшийся в моём мозгу: “Пахон, иди и совершай подвиг. Я для того попустил тебе претерпеть такую брань, чтобы ты не возомнил о себе много и не думал, что ты сам сможешь справиться с бесом блуда, но чтобы ты всегда прибегал к Божией помощи”.

После такого извещения, — сказал Пахон, — я вернулся в свою келью и, ободрённый, продолжил монашеское делание. С тех пор мне больше никогда не приходилось испытывать такой неистовой блудной брани. Я живу в мире и покое оставшиеся дни. Бес, видя моё презрение к нему и своё поражение, даже не смеет приблизиться ко мне.

Такими размышлениями о торжестве над сатаной святой Пахом наставил меня перед трудами и научил легко переносить брань. На прощание он пожелал мужества во всем».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Почти на такой же грани, на «краю пропасти», в хождении «по краю» долгое время (но периодами) пребывал и я сам…

Возможна атака бесов даже на целые коллективы, т. е. множество бесов атакует сразу целые сообщества людей, монастыри, как в следующем примере:

«В то время как преподобный Афанасий Афонский успешно подвизался и руководил на пути спасения множеством братий, — на него восстал со всею своею силою ненавистник добра диавол и вооружился на войну против храброго Христова воина. О сём открыто было одному из старцев-подвижников, который, придя в исступление, видел бесовский полк, подходящий к горе Афонской; в полке этом находился один начальник, как бы тысячник — страшный и грозный, показывавший большую власть. Он разделил помянутый полк: сто бесов отправил обходить всю гору и уловлять иноков, а сам с девятьюстами отправился с страшной ненавистью в Афанасиеву лавру».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Да… Для обычного человека бесы — всего лишь воры, не грабители, но воры, которые незаметно расхищают его жизненную энергию. Но для воина падшие духи являются открытыми врагами, яростно атакующими или ожидающие его в засаде. Что же ещё использует и выверяет в духовном бою воин Христов? Свою силу, волю, выносливость, терпение, умение (воевать), знания и преданность своим идеалам.

Отдельного внимания заслуживает борьба с бесом (внутреннего) сквернословия или хулы. Мне (да и, пожалуй, многим молитвенникам) этот бес очень хорошо знаком. Я не только не ругаюсь матом, но мне неприятно его слышать вообще. И вот когда начинаешь молитву (или в середине, или в конце её), вдруг «слышишь» мерзкие, отвратительные слова, которые «прорываются» сквозь молитву, подавляют её и воспринимаются, как свои собственные. Но это бес! Он периодически активно, яростно и как бы назло вмешивается в святые слова молитвы, всячески поносит святых, И. Христа, Богородицу, не даёт молиться, как бы обливая молитвенные вознесения грязными помоями, оставляя молящегося в состоянии смятения, вины, психоэмоционального расстройства. Из опыта современного православного отшельника:

«Не будем забывать: демоны имеют почти семь с половиной тысяч лет опыта. Им известны (но только по догадке, как утверждают святые Отцы) тончайшие движения человеческого ума. Однако во время мысленного противоборства возникает множество неожиданных и трудных случаев, не упомянутых в аскетической литературе. В эти моменты нужно немедленно просить Господа нашего Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь — Пресвятую Деву Богородицу — о помощи и вразумлении. Если даже инок побеждает в духовном бою, бесы не отступают. Наоборот! Предпринимают всё новые и новые упорнейшие атаки. Именно здесь проявляется особая бесовская настойчивость и наглость: в сердце молниеподобно вторгаются необоримые помыслы, насылаемые демоном хулы. Это выражается в самом отвратительном мысленном сквернословии. Хульный демон, — самый влиятельный из числа всех своих соратников, — приводит в крайнее замешательство духовного воина. Прочие демоны действуют выжидательно, угадывая, вероятно, по выражению лица молящегося, о мгновениях умственной пассивности. И вот в эти моменты стремятся ослабить духовную бдительность, отвлечь внимание от богомыслия. Если это удается, улавливают человека в сети праздномыслия и лишают всех духовных приобретений, полученных в молитве. Вся суть богоугодной жизни заключается в святости помышлений. Демон хулы, этот сквернейший дух, имеет только ему присущий способ молниеносного ратоборства. Подобно сверкнувшей молнии, он беспрепятственно, на одно мгновение, прорывается мерзостными помыслами в сердце человека в благодатные минуты хвалебного молитвословия, особенно тогда, когда читается какой-либо умилительный акафист Царице Небесной. Сей гнусный бес, в мгновение ока мысленно появившись в сознании, произносит свою хульную скверну и исчезает. Потом через короткий промежуток появляется опять и, вновь изрыгая мысленные гадости, скрывается. Нет никакой возможности воспрепятствовать ему в моменты внезапных вторжений. После его исчезновения в душе остаётся какое-то неописуемое состояние мысленной отравленности. Одно время нападал и на меня с лютой яростью бес хулы. И я, доведённый чуть ли не до отчаяния, однажды поднял руки к небу и возопил: “Пресвятая Госпоже, Дево, Богородице! Да неужели Тебе нет дела до меня, денно и нощно мучимого хульным демоном. Ну, помоги же мне, Царица Небесная! Защити от этого коварного супостата! Сам собою не могу от него отбиться…” И после этого молитвенного вопля сразу же прекратилась хула. Впоследствии — каким-то внутренним духовным чувством я иногда узнавал о приближении хульного беса. Оно происходило со своеобразным мысленным шумом. Помня о заступничестве Царицы Небесной, мысленно произносил только два слова: “Пресвятая Богородице!” Шум сразу ослабевал и затем прекращался. С тех пор больше не слышал я гнусной хулы. Потом я был тайно вразумлён чрез неведомого посредника, может быть, Ангела-Хранителя, как отбиваться и от прочих назойливых помыслов, преграждая им вход в свое сердце знамением креста. А вам советую, отражать хульного демона молитвой святого Иоанна Лествичника: “Иди за мною сатана, Господу Богу моему поклонюся и Тому Единому послужу. Твой же труд и слово твоё да обратится на главу твою, и на верх главы твоея да снидет хула твоя в нынешнем и в будущем веке. Аминь”».

(Из Кн. Монаха Меркурия, «В Горах Кавказа, Записки Современного Пустынножителя»).

Да, всё это, в конечном счёте, война не на жизнь, а насмерть! Духовные битвы по-настоящему кровопролитны, тяжелы и опасны, но…

Воин (к сожалению, не всегда…) побеждает…

«Преподобный Марк Афинский рассказал следующее:

— Бесы тысячекратно клялись между собою потопить меня в море и, схватив меня, с побоями влекли меня в низменные места сей горы. Но я снова восходил на вершину горы. Они же снова увлекали меня отсюда до тех пор, пока кожа не сошла с тела моего. Волоча меня и побивая, они неистово кричали:

— Уйди с нашей земли! От начала мира никто из людей не приходил сюда — ты же как осмелился придти сюда?

После тридцатилетнего такового страдания, после таковой алчбы, жажды, наготы, возмущений со стороны бесов на мне излилась благодать Божия и Его милосердие. По Его же помышлению переменилась моя естественная плоть; на теле моем выросли волосы; в нужное время ко мне приносится пища и посещают меня ангелы Господни. Я видел как бы подобие Царства Небесного и обителей блаженства, обещанного душам святых, уготованного для людей творящих добро. Я видел подобие божественного рая и древа познания, от которого вкусили наши праотцы. Видел я и появление в раю Илии и Еноха и нет ничего такого, чтобы не показал мне Господь из того, что я просил у Него».

«Преподобный Феодосий (игумен Печерский) пребывал один в тёмной пещере и не страшился множества полков князя тьмы. Но сам, как добрый воин Христов, молитвой и постом отгонял демонов от себя так, что они не смели потом к нему приблизиться и только издали показывались ему в призрачных видах.

Раз после вечернего пения в пещере Феодосий сел, желая немного отдохнуть. Вдруг раздался страшный вопль. Казалось, в пещере собралось множество бесов: причём одни ездили на колесницах, другие били в тимпаны, третьи играли в свирели. От шума и голосов содрогалась вся пещера. Слыша всё это, преподобный не испугался, не ужаснулся, но, оградив себя, как оружием, крестным знамением, встал и начал петь стихи из Псалтыря. Землетрясение и шум тотчас прекратились. Но когда после молитвы он опять сел отдохнуть, опять послышался прежний шум и голос бесчисленных бесов. Преподобный, встав, опять начал петь и опять шум прекратился. Так много дней и ночей беспокоили его злые духи, не давая ему заснуть хоть немного. Это продолжалось до тех пор, пока преподобный при помощи благодати Божией, окончательно их не победил и не получил над ними такую власть, что они уже не осмеливались приблизиться к тому месту, где преподобный стоял на молитве. Сами бесы стали бегать от него».

Это победа великая, грандиозная!

Вообще, быть учёным с мировым именем, быть знаменитым артистом, художником, модельером… быть олигархом или же президентом — это по сравнению с духовной победой так мелко!

«Однажды во время своего дальнейшего путешествия святой (Никандр Псковский), утомившись, прилёг и стал забываться в дремоте; вдруг видит он, что на него готовы броситься два огромных и сильных волка. Встав, святой осенил себя крестным знамением и, ударив своим посохом по земле, сказал:

– “Удалитесь от меня все, делающие беззаконие” (Пс. 6:9).

И звери тотчас же исчезли. Прибыв в свою пустыню, святой снова предался подвигам, целых 15 лет прожил он там, много напастей испытал от бесов и злых людей, но одолел и победил коварство их непрестанными молитвами и слёзными рыданиями о грехах своих, как светлым бисером украшая подвигами душу свою, и всегда назидал себя душеполезными размышлениями».

«По прошествии пятидесяти дней после упомянутого вражеского нашествия, диавол снова с многочисленной силой своей, подобно тому как и в первый раз, вооружился на непобедимого воина Христова (прп. Петра Афонского), для этого диавол, заставил всякого зверя и всякого пресмыкающегося гада, которые находились на той горе, прийти к пещере, где обитал преподобный, а вместе с ними прибыли туда же он сам и его други, обратившись тоже в различных зверей и гадов. Тогда открылось нечто страшное и ужасное: одни из зверей ползали у ног святого, другие свистели ужасным голосом, а некоторые, раскрыв пасти и устремляясь на святого, как бы хотели поглотить его живым. Преподобный, оградив себя крестным знамением и призвав имя Христа Бога и Пречистой Богоматери, уничтожил их силу и далеко отогнал их от себя, торжествуя и веселясь о Боге, своём Спасителе».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

И действительно, очень трудно понять человеку, незнакомому с тайнами разумной, сознающей энергии, и принять к сведению реальность и достоверность невидимых битв. Это древнейшее знание не доступно нашему обывателю.

Поэтому, по негласному правилу (этого описания) перейдём к двадцатому веку — законы одни и те же! Из диалога одного паломника с современным афонским старцем (в 1997 г.):

«— Личные нападения? — переспросил я. — Что это? Что подразумевается под ними?

— Здесь позвольте мне не продолжать. Ибо вы, наверное, не поймёте меня. Это может показаться странным, ибо мы не знаем аскетической жизни.

— Отче, стремлюсь научиться. Очень прошу вас именем Иисуса Христа, научите меня. Сейчас, когда я обрёл возможность научиться, я не хочу терять её. Скажите мне.

Я понимал его великое затруднение. Что он мог сказать нам, имеющим “кожаные ризы” падшего разума?

— Не стану говорить вам многого, но лишь некоторое. За келлией слышатся голоса, смех, сильный шум, словно собрался весь мир. Всё это для того, чтобы отвлечь внимание от молитвы. Часто сам диавол приближается к подвижнику. В таких случаях чувствуется жуткий страх. Душу и тело охватывает великая скорбь, не сравнимая со страхом присутствия разбойников. Ибо весь ад приближается к монаху. Чтобы устрашить его, диавол принимает вид разных животных… змеи, скорпиона, льва и т. п.

Часто, когда подвижник сидит на скамеечке и повторяет Иисусову молитву, он чувствует две руки, готовые задушить его. Они крепко сжимают его шею и не позволяют продолжать молитву… Ко мне приходили монахи из других монастырей и рассказывали о групповых нападениях, имеющих цель запугать и устрашить…

— Что значит “групповые нападения”?

— Диавол нападает на 2, 5, 10 монахов и готов их задушить или сделать что-либо иное…

— Часто диавол, являясь, — продолжал старец, — заговаривает с подвижником, призывая начать беседовать с ним. Иногда осуждает его, иногда превозносит, иногда насмехается, иногда вкривь истолковывает некоторые события и т. п.» [30].

Из опыта одного монаха Иосифа Афонского (20 век):

«Все восемь лет каждая ночь — мученичество. Убегали бесы и кричали: “Нас сжёг! Нас сжёг!” Так случилось одной ночью, что их услышал и ближний мой брат, удивившийся, кто были кричавшие.

И однако в последний день, в который Христос должен был их прогнать, я уже думал, отчаявшись, что раз тело моё совершенно сделалось мёртвым, а страсти мои действуют, как при полном здоровье, бесы — победители. Они меня, безусловно, сожгли и победили, а не я. Наконец, когда сидел я, как мёртвый, израненный, отчаявшийся, чувствую, что открылась дверь и кто-то вошёл. Только я не повернулся, чтоб посмотреть, а говорил молитву. И вдруг чувствую у себя внизу, что кто-то раздражает меня к наслаждению. Поворачиваюсь и вижу беса, шелудивого, голова его в язвах, воняет! И бросился я, как зверь, чтоб его схватить. И когда схватил его, были у него волосы, как у свиньи. И он исчез. Моему же осязанию он оставил ощущение от своих волос, а обонянию — вонь. И, наконец, с этого мгновения разбилась эта война и всё прекратилось. И пришёл мир в душу. И совершенное избавление от нечистых страстей плоти».

(Из Кн. Иосифа Афонского, Исихаста, «Изложение Монашеского Опыта»).

Нет, невозможно описать и предусмотреть все варианты духовно-боевых действий! Однако всё типичное — законы духовных атак и приёмы защиты от них надо знать.

Продолжим вооружаться духовными знаниями!

АТАКИ БЕСОВ НА ВОИНА ЧЕРЕЗ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ.

Несколько странно, но закономерно, что следующие истории повторяются снова и снова и в нашей обыденной или духовной жизни и повторяются до сих пор, правда, в иных формах и при других обстоятельствах…

«Для того, чтобы подвизаться в уединении, святой Исихий Постник восхотел поселиться на горе, называемой Майонис; но бесы, обитавшие здесь, предвидя своё изгнание с горы святым и не желая допустить святого на гору сию, вошли в некоторых двух человек, Иоанна и Илариона и, встретив угодника Божия, спросили его:

— Куда ты идёшь?

Узнав о намерении его, они сказали ему:

— Разве ты не знаешь, что это место весьма опасное? Ты идёшь на верную смерть, потому что здесь обитает множество плотоядных зверей; кроме того, здесь же живут и разбойники, так что ты и одного дня здесь не проживёшь.

Святой, уразумев духом, что это были слова не людей, а бесов, сказал:

— По множеству грехов моих, я давно достоин смерти; потому и пойду, чтобы умереть или от зверей, или от разбойников.

Сказав это, святой сотворил молитву и, отогнав силою креста нечистых бесов, продолжал путь свой. Возшед на гору, святой выбрал себе место, выстроил келлию и начал подвизаться в постнических трудах; устроил также святой здесь и сад и, возделывая его и сея семена, питался от труда рук своих».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Мне известно об одном человеке, который всерьёз устремился к Богу и, в короткий срок став Воином, прогрессировал на пути, как вдруг… От одного мецената получил огромную сумму денег. После чего человек впал в искушение — он тотчас забыл о всех своих благих идеалах и устремлениях и, столь же быстро развив в себе алчность, отдал себя во власть соответствующих духов зла. Как в нашем примере, но с хорошим концом…

«…Но отец зависти и человеконенавистник — враг диавол, видя, что Паисий (Великий), искусно минуя все коварные сети его, неуязвим пред его кознями и пребывает выше всех его наветов, начал изобретать другие коварства, дабы уловить наконец в свои сети раба Христова. Думая пленить его золотою удицею любостяжания, диавол покусился при помощи милостыни уловить угодника Божия в сеть сребролюбия, чтобы — после того, как он отпадёт от нестяжания — удобнее было лютым духам злобы сделать на него нападение.

И вот льстивый враг рода человеческого отправился к некоему египетскому князю, — мужу богобоязненному и обладающему большим богатством; он явился ему в образе Ангела и сказал:

— Возлюбленный, востав иди в пустыню; ты там найдёшь мужа по имени Паисия, — человека совершенно бедного, но весьма украшенного добродетелями и божественной благодати избранного сосуда; встретив его, ты одари сего старца, не скупясь, золотом, дабы он имел чем пополнить недостаток и прочих пустынножителей.

Князь тот, не уразумев бесовского прельщения, но думая, что это действительно Ангел, взяв часть своего золота и серебра и много другого, что было необходимо для иноков, отправился к святому. Но божественная сила, обитавшая в Паисии, открыла ему эти козни диавола, который хотел под видом княжеской милостыни пленить святого любостяжанием…».

И конечно же, вмешательства теневиков в дела духовных людей связана с наветами, оговорами, распрями, враждой…

«Спустя некоторое время, желая отомстить преподобному Аврамию Ростовскому, бес принял образ некоего воина, явился к великому князю во Владимир и стал возводить на Аврамия тяжкие обвинения.

— Государь, я хочу поведать тебе великую тайну, — говорил бес, — есть в твоей державе, в городе Ростове, некий монах Аврамий, волхв, который, однако, с виду кажется смиренным и святым и прельщает людей. Он нашёл в земле великое хранилище, медный сосуд, наполненный золотом, который по праву должен принадлежать твоей державе. Золотых сосудов, найденных в этом хранилище, золотых поясов и цепей невозможно оценить и невозможно исчислить серебра и иных драгоценностей. На эти сокровища он построил великую церковь, а тебе не поведал.

Великий князь воспылал гневом на преподобного и послал за ним одного лютого воина, приказав взять Аврамия, не говоря ему ни слова, и привести в таком виде, в каком найдёт его…».

Бесы способны вторгнуться буквально во все человеческие отношения, в особенности в отношения монахов, «братьев по оружию»…

«Великая и нелицемерная любовь соединяла двух иноков прп. Тита (пресвитера Печерского) и Евагрия, так что все дивились их единодушию и взаимной любви. Но ненавидящий всякое добро диавол, обыкший сеять плевелы среди пшеницы, и между ними посеял вражду. Гневом и ненавистью он так омрачил их сердца, что они не могли даже взглянуть друг другу в лице, и поэтому всячески старались избегать один другого. Когда один шёл в церкви с кадильницей, тогда другой убегал от каждения; если же один не отходил, то другой проходил мимо него, не покадив. В столь греховном мраке они пребывали долгое время, так что, по диавольскому внушению, даже дерзали возносить Божественные дары и причащаться их, не примирившись друг с другом, не испросив прощения друг у друга. Много раз просила их братия примириться, но они и слышать не хотели. Однажды, по Божиему смотрению, случилось преподобному Титу так сильно захворать, что он уже не думал остаться в живых. Тогда он горько стал плакать о своём пригрешении и смиренно послал к диакону Евагрию сказать ему:

“Прости меня, брат, ради Господа за то, что я оскорбил тебя гневом своим”.

Но тот не только не простил Тита, но стал ещё более поносить его и даже проклинать. Однако братия, увидев, что Тит уже умирает, силою привели к нему Евагрия, чтобы он примирился с братом. Увидев его, больной, приподнявшись, упал к ногам Евагрия, говоря со слезами:

— Прости меня, отче, и благослови!

Но немилостивый и бесчеловечный Евагрий отвратился от брата и пред всеми сказал полные ненависти слова:

— Я никогда не хочу примириться с ним: ни в сем веке, ни в будущем!

Сказав сие, он вырвался из рук братий и упал. Иноки хотели поднять его, и нашли его мертвым. Они не могли ни сложить ему рук, ни затворить уст, ни закрыть очей — словно он умер давно. В это время блаженный Тит встал совершенно здоровым, как будто бы никогда не болел. Все ужаснулись, видя внезапную кончину одного и быстрое исцеление другого. Они начали спрашивать блаженного пресвитера Тита, чтобы это значило? Блаженный Тит поведал им то, что ему было открыто о сем свыше:

— Во время болезни, — так начал блаженный Тит свой рассказ, — я, ещё одержимый гневом, увидел, как ангелы отступили от меня. Они рыдали о гибели моей души, а бесы радовались, что я имею гнев на своего брата. Посему-то я и начал просить вас, чтобы вы пошли и испросили мне у брата моего прощения. Когда вы привели его ко мне, и я поклонился ему, а он отвернулся от меня, я увидел одного немилостивого Ангела с пламенным копьем, коим он ударил непростившего меня, и тот упал мёртвым. Тот же Ангел подал мне руку, поднял меня, и вот я выздоровел».

В отдельных случаях бесы завладевают сознанием даже некоторых старцев, наделяя их прозорливостью (ясновидением), конечно же, ложной, «псевдо»-прозорливостью…

«…И эти два брата, найдя себе в пустыне удобное для подвига безмолвие место, поселились там и богоугодно проводили жизнь, искусно побеждая все искушения злых духов. Невидимый же враг, завидуя всегда всем добрым людям и умея изобретать для рабов Христовых различные и многообразные ухищрения, простёр своё коварство и на сих двух иноков и задумал так их обольстить: у одного из пустынных отшельников, который ещё не был совершен в иноческом нестяжании, украдено было его убогое келейное имение. Отшельник этот, ещё будучи малодушным, и потому жалея украденные вещи, стал искать укравшего, но не нашёл его; услышав же об одном прозорливом старце, и надеясь, что тот поможет открыть ему и украденное и укравшего, он отправился к нему…

Придя к тому прозорливцу, инок стал просить его, что бы он сказал ему, где находится украденное и кто именно украл. Но старец, не будучи на самом деле просвещён благодатью Божиею в прозорливстве, но провидя всё силою бесовскою, по научению злого беса, — оговорил тех двух иноков, которые недавно поселились в пустыне:

— Вот эти иноки, — сказал прозорливец, — совершили покражу; взяв этих безмолвников, не отпускай их, пока они не отдадут тебе всего.

Услышав это, отшельник тотчас же с поспешностью отправился в лавру той пустыни; придя к игумену и выпросив у него сильную стражу, он пошёл далее и как бы нечаянно напал на тех безмолвствующих двух иноков; он схватил их как злодеев и, с побоями влача их, привёл в лавру; здесь они с бесчестием заключены были в темницу. Игумен же вместе со старцами, поверив тому прозорливцу, осудил тех иноков, как воров, к лишению иноческого чина и стал пытать их побоями об украденных вещах. Преподобный же Паисий (Великий), прозорливо узнав, по благодати Божией, обо всём совершившемся и жалея тех двух братий, которые в это время неповинно так страдали, востав, отправился из келлии своей в ту лавру. Об его приходе повсюду тотчас же было известно, так как среди пустынножителей не было имени более славного, как имя Паисия, который везде прославлялся за свою богоугодную жизнь. Для приветствия его собрались и братия из окрестных монастырей и отшельнических келлий, сошлись к нему даже и старцы. Пришёл между прочим и тот старец, который, по бесовскому обольщению, выдавал себя за прозорливца. И когда все отцы и братия воздавали святому любезное о Христе целование, великий отец наш Паисий спросил их:

— Куда вы удалили двух юных иноков — пустынножителей?

Братия молчали. Потом некоторые из них, отвечая, сказали:

— Отче, они воры, и за дурные дела свои теперь затворены в темнице.

Святой на это сказал им:

— Кто сказал про них, что они воры?

Тогда братия, указывая на прозорливого старца, отвечали:

— Вот этот прозорливый отец указал на них, как на воров.

Тогда великий Паисий вопросил того старца:

— Правда ли то, что ты сказал про них?

Он же ответил:

— Сказанное мною — истина: это открыто мне было от Бога.

После этого святой Паисий сказал:

— Если бы это твое прозорливство было от Бога, а не от бесовского прельщения, то на твоих устах не было бы видно диавола.

Слушая это, все были объяты страхом: ибо всем ясно было, что слова, исходящие из уст Паисия, истинны; и все стали укорять обольщённого того прозорливца, и понуждали его просить прощения у преподобного; и он, объятой стыдом, припал к честным ногам святого, произнося:

— Отец, прости меня и помолись обо мне, прельщенном.

И лишь только святой сотворил молитву за него, как на глазах у всех, из уст прельщенного, вышел тщеславный и лживый бес и, превратившись в большего дикого вепря, с великою яростью устремился на преподобного, желая как бы растерзать его зубами своими. Но блаженный отец, закляв нечистого духа, послал его в пропасть. А старец тот, который прежде был обольщён диаволом, ощутил и даже глазами увидел исходящую из него бесовскую силу прельщения; исполнившись великого ужаса и трепета, он пал на землю, валяясь у ног Паисия, и со слезами молил получить от него совершенное прощение…

А лаврскому игумену, наедине, Паисий указал, где положены украденные вещи, об украдших же ничего не сказал. Потом, преподав всем прощение и сотворив за всех молитву, он возвратился в свою келлию».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Истории поучительны, и они вполне могут быть применимы и к сегодняшнему дню (а сколько сейчас людей обращаются к так называемым «ясновидящим»!). Приводим ещё один пример об «оборотничестве», «обращаемости» духов зла с целью искушения…

«Однажды игумен послал преподобного Василия (Киево-Печерского) из монастыря на некоторое послушание, исполнение которого заняло у него три месяца: считая это время удобным для своих козней. В это время диавол, приняв образ Василия, пришёл в пещеру к преподобному Феодору как будто для душеспасительной беседы.

— Как ты, — говорил он, — преуспеваешь в добродетельной жизни? Прекратилась ли у тебя борьба с искушениями бесовскими или всё еще продолжается, возбуждая в тебе любостяжание чрез воспоминание о имении розданному нищим?

Преподобный Феодор, не узнав беса и полагая, что с ним говорит брат Василий, отвечал:

— По твоим, отче, молитвам я с успехом выдерживаю борьбу с диаволом и не слушаю возбуждаемых им мыслей, и теперь, что ты мне прикажешь, я охотно исполню, повинуясь тебе: в твоих наставлениях я нашёл великую пользу для моей души.

Мнимый же брат, не слыша из уст преподобного Феодора имени Божия, приобрёл ещё большую смелость:

— Я даю тебе, — сказал он, — новый совет: исполнив его, ты найдёшь покой и скоро получишь от Бога вознаграждение в размере розданного тобою имения: проси у Господа Бога, чтобы Он послал тебе множество золота и серебра, и не позволяй никому входить к тебе в пещеру и сам не выходи из неё.

Преподобный Феодор обещал всё это исполнить. Тогда оставил его полный злых ухищрение диавол; незаметно внушая преподобному мысль о приобретении сокровищ, он побуждал его молиться об этом…

(В результате после обретённого богатства) Блаженный Феодор не захотел показать сокровища. И тотчас коварный бес начал явно советовать ему, влагая и тайные помысли, взять сокровище и удалиться с ним в другую страну. Сначала он сказал преподобному:

— Не говорил ли я, брат Феодор, что ты вскоре получишь от Бога вознаграждение за розданное тобою имение, и вот теперь в руках твоих богатство; делай с ним, что хочешь!

— Я затем просил его у Бога, — отвечал преподобный, — чтобы всё дарованное мне раздать нищим и думаю, что для этого именно оно и ниспослано мне.

— Смотри, брат Феодор, — возразил враг, — не причинил бы диавол опять тебе скорби через это раздаяние, как прежде; сокровище дано тебе, как замена розданного тобою, и я даю тебе совет: возьми его и иди в другое место, а там приобрети себе землю; и в том месте можешь спастись и избежать бесовских козней. Когда же придёт время смерти, то никто не запретит тебе раздать имущество, кому захочешь, и по тебе через это сохранится благодарная память.

Преподобный Феодор отвечал:

— Мне стыдно, что я, оставя мир с его благами и обещавшись окончить жизнь в этой пещере, сделаюсь беглецом и мирским человеком.

— Ты не можешь, — убеждал его диавол, — скрыть здесь сокровища: об нём узнают и тогда возьмут его от тебя. Лучше послушайся меня и исполни скорее…

Тогда блаженный Феодор, поверив бесу, как брату, начал тайно приготовлять повозки и сосуды, в которые бы мог поместить сокровища, чтобы с ними выйти из пещеры и отправиться, куда бы повёл его диавол. Но человеколюбивый Господь спас по молитвам своих преподобных и раба своего Феодора.

В это время возвратился из путешествия преподобный Василий, ранее избавивший блаженного Феодора от злых помышлений. Желая повидаться с ним, он пришёл к нему в пещеру, говоря:

— Как ты проводишь теперь, брат Феодор, жизнь свою по Боге? Давно я тебя не видал.

Преподобный Феодор удивился такому приветствию и сказал:

— Что это ты говоришь, что долгое время не видел меня? Вчера, третьего дня и раньше ты постоянно приходил ко мне, поучая меня, и вот я теперь, отправляюсь, как ты мне велел.

В свою очередь преподобный Василий ещё более удивился такому ответу:

— Скажи мне, — спросил он, — что значат твои слова, будто я вчера, третьего дня и раньше постоянно приходил к тебе, наставляя тебя? И куда ты идёшь? Я только сегодня возвратился с дороги и ничего не знаю: быть может, тебя искушал диавол? Молю тебя, ради Бога не скрывайся от меня.

Преподобный Феодор с гневом сказал ему:

— Что ты искушаешь меня? Зачем смущаешь душу мою, говоря в одно время так, а в другое иначе? Чему я должен верить?

Выразив так ему свою досаду, он прогнал его от себя.

Выслушав это, преподобный Василий удалился в монастырь А бес снова пришёл в образе Василия к преподобному Феодору:

— Потерял я окаянный ум, — сказал он, — говоря тебе то, что не следует; по этому я не помню поношения, нанесенного мне тобою, и повторяю тебе опять: в эту же ночь иди скорее отсюда, захватив своё сокровище.

С этими словами он удалился.

Преподобный же Василий, взяв с собою некоторых старцев, опять пришёл к Феодору:

— Бог свидетель, — обратился он к нему, — что прошло три месяца, как я не видел тебя: я был отослан игуменом по монастырским делам; сегодня третий день как я возвратился, а ты, едва только я вошёл к тебе, сказал мне, что за всё время моего отсутствия я постоянно приходил к тебе. Думаю, что к тебе приходил в моем образе бес; если хочешь убедиться, сделай так: не позволяй никому из пришедших к тебе начинать беседы с тобою, прежде чем он не сотворит молитвы Иисусовой: если вошедший не захочет, тогда узнаешь, что он есть бес.

После этого преподобный Василий сотворил молитву запрещения, призывая на помощь святых, и, наставив Феодора, ушёл в монастырь в свою келлию. Бес не дерзнул снова явиться преподобному Феодору, и для него стало явно коварство обольстителя. С той поры он заставлял каждого приходящего к нему прежде всего сотворить молитву Иисусову и потом уже беседовал с ним. Так преподобный Феодор победил врага и избавился при помощи Божией от уст льва, ищущего добычи».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Собственно, в повседневной жизни, в наших современных условиях, речь более идёт не о «превращении» беса в определённого человека, а об «использовании» его. Бесы и используют других людей — они в них входят, временно овладевают и реализуют свой коварный план по отношению к конкретной личности.

Бес также может принять «образ» (другого), используя выгодную ситуацию. В очередной истории говорится…

«Первое время по последнем явлении святого (Нила Афонского) Феофан (монах, послушник) тщательно следил за своими помыслами и усердно подвизался в соблюдении всех заповедей, данных ему святым, но мало-помалу стал допускать отступления, начал пренебрегать некоторыми из заповедей, а поэтому неизбежно должен был подвергнуться искушению, что и не замедлило случиться.

Первая заповедь, которою пренебрег Феофан, была заповедь о неисходном пребывании в келлии, о невзирании на лица при встрече, о взирании в землю и памятовании о персти, из которой состоишь как сам, так и все люди, старые, молодые, красивые и некрасивые, мужчины и женщины… Феофан стал находить всякие благовидные предлоги, чтобы покидать келлию, и не хранил очей своих от взирания на лица; увидав однажды в лавре красивое лицо юноши, — влюбился в красоту его лица; вернувшись домой, вспоминал лицо, которым прельстился; у Феофана явилась потребность повидать его ещё раз. Поддавшись сей прелести, Феофан стал учащать свои посещения в лавру и, усладив свои чувства видением издали юного лица, возвращался восвояси.

Здесь считаем долгом заметить, что страсть — прельщение красотою лица — страшно распространена в человечестве. Мы её в себе мало примечаем, однако недугуем ею с отроческих лет. Кто из нас чист вполне от сего греха, пусть только тот бросает камень осуждения в Феофана. Платоническое пристрастие к красивому лицу, впадение в тяжкие противоестественные грехи блудные — суть лишь различные степени одного и того же греха, действие одной и той же страсти.

Не победив в себе по беспечности своей первых греховных помыслов — не разбив их о камень имени Иисусова, Феофан был уведён ими в пленение вавилонское, не мог противиться им, по-рабски повиновался, делая то, что они ему внушали, т. е. мыслью всегда вращался около предмета страсти, учащая всё более и более свои хождения в лавру, так что, наконец, находил предлоги ходить туда по два раза в неделю (для любования лицом красивого юноши)».

Далее история сообщает, что Феофан несколько раз встречал означенного юношу случайно на дороге и тот сам заговаривал с ним, что стало ещё более сильным искушением для монаха. После чего однажды, находясь уже в своей келлии, в уединении, Феофан, мучаясь уже не совсем платоническим влечением к юноше, услышал стук в дверь и голос как бы незнакомца:

«Старец, дома ты?”.

Феофан: “Чего тебе здесь надо в такое время?”.

“Не видал ли, где стадо?”.

“Разве я ходил туда, чтобы мог знать, где стадо?”.

“Не могу никак найти его, чтобы волки их поели!”.

При этих словах пришедший отворил дверь и вошёл в келлию (т. е. без молитвы и без благословения Феофана).

Феофан взглянул и увидал юного отрока, весьма схожего лицом с тем юношей, к которому имел пристрастие в лавре. Феофан подумал, что это сын ланаря, т. е. покупщика и продавца козлов, который часто приезжал на Афон и в лавру, продавая молодых козлят на выпаску и покупая откормленных; поэтому Феофан спросил: “Давно пришли?”.

Явившийся же под видом юноши был бес (!), умысливший, воспользовавшись пристрастием Феофана к тому красивому лицу, погубить его.

Бес отвечал: “Вчера вечером”.

Феофан: “Кто из вас ещё пришёл? Отец пришёл ли?”.

“Пришли ещё братья, старший и младший”.

В это мгновение кот вырвался из рук Феофана и выскочил за дверь (животные сразу чувствуют бесов!); Феофан сказал: “Что сделал ты моему коту, что он так боится тебя?”.

Бес: “Разве я когда трогал твоего кота, что ты меня спрашиваешь? Что мог я ему сделать?”.

Феофан: “Нет, так он не стал бы тебя бояться; наверное, ты с ним что-нибудь сделал?”.

Бес, не отвечая на эти слова, подошёл к очагу и без стеснения поднял полы своей одежды, якобы с целью просушить их на огне костра, сел у огня на корточки, оголив ноги. (Здесь автор этой истории вынужденно опускает некоторые сексуально искусительные детали, поскольку в отношении двух мужчин они омерзительны.) Феофан смутился от такого беззастенчивого поступка и сказал: “Бесстыжие твои глаза! Пропади ты совсем! Разве не совестно тебе так делать?”.

В конце концов, однако, Феофан, который доблестно боролся со своей страстию, стал ослабевать в душевной своей непреклонности на грех, мысленно готов был соизволить на грех, и несомненно жестоко был бы поруган врагом, как это и случалось с некоторыми подвижниками, если бы изнемогающему в брани Феофану не помог своею помощью святой (Нил Афонский). В то мгновение, когда Феофан стал колебаться и начал склоняться мысленно на грех, вдруг раздался стук в дверь и голос: “Несчастный, что хочешь ты сделать? Вследствие неосторожности твоей постигло тебя всё это”.

От этих слов великий страх и трепет объял Феофана, кровь застыла в его жилах, мороз пробежал по коже; некоторое время он стоял безгласен, наконец, решившись выпроводить пришедшего искусителя, сказал ему: “Нечего тебе у меня делать, бесёнок (т. е. убирайся вон)”. Тот же отвечал: “Я сам знаю, есть ли мне что делать, и не уйду”. Тогда Феофан открыл дверь и, глядя на порог, чтобы посмотреть, не подходил ли кто к двери, был весьма поражен тем обстоятельством, что никаких следов на снегу не было. Удивляясь сему, но всё ещё не догадываясь, что во образе отрока бес, Феофан воскликнул: “Ах ты бесёнок, как же ты прошёл ко мне, что и следов твоих на снегу нигде нет? Не диавол ли принёс тебя по воздуху ко мне, чтобы соблазнить меня и сделать последним подлецом в мире?”.

Тогда бес вдруг превратился в великого змия, ползал, извиваясь, по келлии и, наконец, исчез. Феофан пришел в ужас, уразумев, какую коварную кознь устроил ему диавол, и увидав, какая страшная погибель ему угрожала…».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского». ).

Битвы за святость, за жизнь, за Любовь, за Свободу… Они могут быть как сражениями великими и продолжительными, так и боями малыми и кратковременными…

А вначале в своём «повседневном» режиме, в современных условиях, бесы, чаще всего, активируясь в людях из близкого окружения воина, мешают ему (посредством людей!) молиться, уединяться, они (люди) неожиданно озлобляются, провоцируют, спорят, требуют «помощи», вызывают жалость… Мне в начале своей практики (православной молитвы) это казалось очень и очень странным (я ещё мало знал о проделках и способностях бесов), уж слишком много было всяческих «совпадений»: именно на период молитвенного уединения как бы случайно звонил телефон или кто-то из членов моей семьи начинал требовать к себе внимания, «неожиданно» приходили гости, некто «ошибался» квартирой и т. д. и т. п. А однажды (после длительного периода аскетического воздержания, меру которого я очевидно превысил и был истощён, уязвим и особо чувствителен) я увидел крокодилообразного беса в своей жене, этот бес её голосом произнёс будто бы вразумительное, но абсурдное, чтобы вывести меня из себя (что и случилось) — был слишком удобный момент… Он сказал, что сейчас провалится пол в нашей квартире, так как он давно отсырел и прогнил (а мы жили на первом этаже пятиэтажного кирпичного дома). Любопытно, что позже этот вопрос не возникал никогда и, конечно же, пол не собирался «проваливаться».

Люди, распознайте врагов ваших! Но знайте и о силах добра. И всё-таки мы живём с вами в чудесном, волшебном мире!

Но вот что ещё необходимо знать в первую очередь начинающему молитвеннику — будущему духовному Воину…

НАУКА ПОБЕЖДАТЬ!

Прежде всего, следует понимать, что в православной традиции присутствует как «экзотерическая» (внешняя, формально-обрядовая, культовая) сторона, так и «эзотерическая» (мистическая, тайная, чудесная). Обе грани взаимосвязаны, перекрывают друг друга, но здесь мы более сосредоточимся на «эзотерике»…

А на фоне соотношения понятий «главного» и «второстепенного» необходимо вначале осознать, естественно, главное. И главным на пути христианской Любви, на пути Воина, является понимание того эзотерического факта, что православие — это «живой» поток сознания, река чудесной энергии… Со своим «руслом», «качеством», «направлением», специфическими феноменами…

Сам православный «путь» преисполнен Высшего Разума, премудрого Духа, глобального Осознания! В связи с этим можно многие годы быть только «формально» верующим — стремиться к нравственному образу жизни, поститься, регулярно посещать церковь, честно выполнять различные ритуалы, но, увы!.. так в полной мере и не прикоснуться к «живому» учению, к тайне и чуду духовного Света!

Поэтому, чтобы встать на путь Воина, в первую очередь, необходим наставник, духовник, учитель, который уже имеет мистические «подключения», который глубоко погружен в «поток», который «отмечен» Духом и в определённой степени переживал и переживает Божественный Свет… Только такой человек способен посвятить начинающего в свою традицию. Только он! Вне учителя нет пути! Нет посвящения! Нет эзотерической «передачи» (знаний). Невозможен путь Воина и вне Церкви. И это очень и очень важно! Впрочем, первоначально возможны духовные «эксперименты» — чтение (православной литературы), пробы молитвы, поста… Однако желательно, чтобы все самостоятельные «эксперименты» длились не более полугода.

Собственно, наставник (старец) передаёт ученику всё сущее и самое главное, передаёт «переживание» и «состояние», передаёт свои духовные знания… Передаёт свой сокровенный опыт, о чём не прочитаешь ни в каких в книгах, а если в них нечто и обнаружишь, то до конца не поймёшь…

Не менее важным становится то, что духовник проводит своего подопечного, минуя все препятствия, все наиболее опасные зоны и повороты (пути), о которых наставник знает, которые он предвидит (в отношении начинающего) — всякий путь, даже самый проторенный и известный, ПОЛОН ДУХОВНЫХ ЛОВУШЕК И ГИБЕЛЬНЫХ ЯМ! Их без учителя не обойти!

Если же начинающий искренне открывается — а в данном случае Путь является одним из аспектов самого Бога! — тот Путь становится созидательной организацией всей жизни и судьбы человека…

В самом деле, человек бессилен против бесов, полностью беззащитен, но, тем не менее, это не абсолютно! Именно «Путь» и позволяет миновать все теневые ловушки-сети и преодолеть врага. Именно путь… Очень трудно пробиться к искомому духовному Свету и обрести желанное — любовь, блаженство, радость, бессмертие (осознания), чудесные способности… Только Путь приведёт…

И прежде всего — молитва; молитвенный метод есть и защита, и боевое оружие…

«Как тело наше, по удалении души, бывает мёртво и смрадно; так и душа, в которой не действует молитва, мертва и смрадна».

(Из Наставленнй Монаха Евагрия, Добротолюбие, Т. 1).

Молитва производит духовный огонь, которым опаляются бесы…

«Сей огнь согревал сердце Клеопы (ученика Христа) и спутника его, когда говорил с ними Спаситель по воскресении. И Ангелы и служебные духи причащаются светлости сего огня. Сей огнь, сожигая сучец во внутреннем оке, делает чистым ум, чтобы возвратив себе естественную прозорливость, непрестанно видел он чудеса Божии. Поэтому, огнь сей прогоняет бесов и истребляет грех».

(Макарий Великий, Добротолюбие, Т. 1).

«Демоны убегают от молитвы, как бы мучимые огнём».

(Прп. Макарий Египетский)[31].

Молитвенник — это астральный воин, боец, а победив «там», в духовно-энергетическом пространстве, он побеждает и в нашем физическом мире, наяву!

Молитва — это искусство, творчество… Молитва, как тайный метод, «передаётся», в неё посвящают.

А правильная молитва, производя Божественный Свет, соединяя воина с этим Светом, буквально творит чудеса, открывает настоящие тайны. Вот что из своего сокровенного опыта рассказывает один из афонских молитвенников-исихастов (нашего времени, 20-го века)[32]:

«Я Иосиф (Исихаст Афонский), стоял возле своего окна, преклонив колена. В какой-то момент, когда я удерживал свой ум в действии молитвы, которое возникает благодаря просвещению Божественной благодати, свет вдруг значительно усилился и ум мой начал расширяться и избыточествовать настолько, что всё сделалось для меня ясным, и я увидел весь наш край от Катунаки до Дафни и монастырей внизу, а также и то, что находилось позади меня… Свет же этот не был таким, как естественный свет, происходящий от солнца или рукотворных светильников… Этот свет пребывает в самом человеке, ощущается им, как собственное дыхание, наполняет его, словно пища или воздух, избавляет его от естественной тяжести и преображает настолько, что человек уже не знает, остаётся ли для него тело, вес или иное ограничение…».

(Из Эл. Кн. «Православные Старцы 20 Века». ).

Однако на фоне молитвы начинающий воин также обучается и «бодрствованию» или «трезвению» — бдительности, внимательности, осознанности — ещё одной эзотерической методологии и практики борьбы с бесами.

Воин начинает вести «сталкинг», отслеживать свои помыслы — мысли, желания, побуждения, образы… Ведь именно через помыслы действуют бесы, и в самих помыслах они обнаруживаются…

«Есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы. — сообщается в Добротолюбии (т. 1). — Первый помысл чревоугодия, и после него — блуда; третий — сребролюбия, четвертый — печали; пятый — гнева; шестой — уныния; седьмой — тщеславия; осьмой — гордости. Чтоб эти помыслы тревожили душу, или не тревожили, это не зависит от нас; но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти, или не приводили, — это зависит от нас».

(Из Наставленнй Монаха Евагрия).

«Есть помысл который прилично назвать скитальцем. Он предстаёт братиям большею частию под утро, и водит ум из города в город, из веси в весь, из дома в дом; причём он сначала ведёт простыя беседы; а потом, заговорившись с некоторыми знаемыми наидолжайше, растлевает своё состояние, соответственно качествам тех, с которыми встретился, удаляется мало-по-малу от сознания Бога и добродетели и забывает о своём звании и обете. Итак, отшельнику надо смотреть за этим бесом, наблюдая, откуда он приходит, и где пристаёт, потому что не даром и не как случилось, делает он такой большой круг, но делает это с намерением разстроить состояние отшельника, чтоб ум, распалившись всем этим, и опьянев от многих бесед, тотчас подпал демону блуда, или гнева, или печали, которые наиболее повреждают светлость устроения его…

За побеждением же сего демона последуют тягчайший сон, омертвение веждей с великим охлаждением, непомерная зевота и отягощение плеч, что всё по усердной молитве разсеявает Дух Святый…».

Помыслам воин уделяет практически всё своё время (насколько способен), поскольку за ними скрываются бесы. Поскольку в преодолении помыслов, в противоречии им, во многом, и заключается битва с духами зла. Поскольку в этом делании и состоит вся наука — наука духовная «как побеждать!».

Проникнем глубже в духовную сокровищницу, которую оставили, подарили нам старцы (приводим выборку)…

«Ненависть к демонам много содействует нам ко спасению…

О демоне же, делающем душу безчувственною, должно ли и говорить что? Как это душа выступает из собственнаго устроения своего, в то время, как он находит… Бьёшь себя в грудь, когда она движется ко греху, и она не чувствует; говоришь ей от Писаний, и она как ослепшая, не видит, и как глухая, не слышит; представляешь ей поношение от людей, она ни во что ставит то, стыд пред ними, и не чует того, подобно свинье, которая, закрыв глаза, разломала загородку свою. Этого демона наводят помыслы тщеславия, если попускаем им долго закосневать в себе; и от него…

При этом надобно знать, что если кто из отшельников, подвергшись нападению этого демона, не принял помыслов блудных, или жилища своего не оставил от уныния, то это значит, что он воспринял с небес нисшедшия ему терпение и целомудрие. Блажен он, сподобившись такого безстрастия! Те же, которые дав обет подвижнически пребывать в благоговейном Богоугождении, предпочитают водворяться среди мирян, да остерегаются этого демона».

«Все демоны учат душу сластолюбию, один демон печали этого не делает; но разстроивает помыслы вступающих в пустынь, пресекая всякое удовольствие душевное и изсушая ее печалию. Умеренно впрочем нападая, он делает отшельника благоискусным; ибо располагает его презирать все блага мира сего и отвращаться от всякой утехи. Но когда он долго и сильно томит, тогда пораждает помыслы, которые советуют отшельнику извести душу свою; или понуждают её бежать далеко от места того. Символом этого духа служит эхидна, которой яд в малом количестве даемый уничтожает другие яды, а принятый неумеренно убивает принявшее его живое существо…».

«Кто победил гнев, тот победил бесов; кто же поработился ему, тот чужд монашеской жизни и далёк от путей Спасителя нашего; ибо Господь, как говорится, путям Своим научает кротких. Потому и неуловим бывает ум отшельников, что убегает в юдоль кротости. Ибо ни одной почти добродетели так не боятся бесы, как кротости… Но если кто от яств и питий воздерживается, а гнев злыми помыслами раздражает в себе, то он подобен преплывающему море кораблю, у котораго кормчим сидит бес. Потому, сколько сил есть, надобно смотреть за этим нашим псом, и обучать его, чтоб он волков только терзал, а не кусал овец, показывая всякую кротость ко всем людям».

(Из Наставлений Монаха Евагрия, Добротолюбие, Т. 1).

В НАЧАЛЕ ВСЯКОГО ПСИХОЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ВОЗМУЩЕНИЯ (В СЕБЕ) ВОИН ТОТЧАС ОПРЕДЕЛЯЕТ, ЧТО ЭТО НАПАДЕНИЕ, И НЕМЕДЛЕННО ОТНОСИТ ЭТО К ТОМУ ИЛИ ИНОМУ ТИПУ (ВИДУ) БЕСА, после чего ему легче будет выставить линию обороны и отразить атаку врага. Воин принимает бой…

Духовная наука — наука очень сложная, она связана с практикой неразрывно. И значительное место в ней занимает знание святоотеческого наследия. Причём духовные писания, а в данном случае писания о помыслах и демонах, могут быть до конца осознаны только посредством собственного опыта, который приобретается годами. Во всём этом, преимущественно, и заключается искусство боя, от всего этого отталкивается…

«Помыслы суть слова бесов и предтечи страстей: ибо невозможно сделать что либо доброе или худое, что наперёд не приложить и не возбудить помысла о себе. Помысл есть движение безвиднаго прилога каких либо вещей.

Вещи сами по себе рождают простые помыслы; бесовский же прилог пораждает помыслы злые. Естественные помыслы отличаются от противуестественных и переестественных по сравнению.

Помыслы мгновенно изменяются одни в другие: естественные в противоестественные, и те, кои по естеству, в такие, кои выше естества. Бесовские же прилоги ко всему прилипают, даже и к божественным.

Заметь, что впереди помыслов стоят причины их, впереди мечтаний — помыслы, впереди страстей — мечтания, впереди демонов страсти, как цепь какая, или чин в безчинных духах устрояется, держась одно другаго. Но без бесов ничего тут не творится: ни мечтание не строит образов; ни страсть не действует без скрытной силы бесовской. Впрочем они берут силу над нами больше по нашей безпечности.

Бесы наполняют образами ум наш, или лучше сами облекаются в образы по нам, и приражаются (прилог вносят) соответственно навыкновению господствующей и действующей в душе страсти: ибо сим навыкновением страстным они обыкновенно пользуются к размножению в нас воображений страстных…».

Используя современную терминологию, о бесах и помыслах можно сказать и так: определённые сознательные психические подструктуры для своего выражения используют внутренний голос или внутренний диалог (в сознании человека) — «понятийно-логическое, категориальное» мышление, используют также образы или воображение — «абстрактно-образное» мышление, и желания, побуждения — «драйвы»…

«Во время действия страстей, из помыслов одни идут впереди, а другия последуют за ними: предшествуют помыслы мечтаний (чередование образов), а последуют помыслы страстные (возбуждаемые теми образами). Страсти предваряют бесов, а бесы последуют за страстями.

Начало и причина страстей есть злоупотребление, злоупотребление — склонность, склонность — движение желательнаго навыкновения, испытание желания есть прилог, прилог же — от бесов, коим Помыслом попускается обнаруживать, каково наше самовластие.

Яд жала греха есть страстный навык душевный: ибо неудобоизменим и неудобопреложим нрав того, кто произвольно окачествовался страстьми.

Страсти разно именуются: разделяются же на телесныя и душевныя. Телесныя подразделяются на скорбныя и греховныя; скорбныя опять подразделяются на болезненныя и наказательныя. Душевныя также разделяются на раздражительныя, похотныя и мысленныя; мысленныя подразделяются на вообразительныя и разсудочныя. Из них всех иныя произвольны по злоупотреблению, другия же невольны по необходимости, так называемыя незазорныя страсти, кои св. отцами названы соприкосновенностями и естественными свойствами (нравами).

Одни страсти суть телесныя, а другия душевныя; иныя суть страсти похоти, иныя страсти раздражения, и иныя — мыслительныя; и из сих — иныя страсти ума, и иныя — разсуждения. Все оне разносочетаваются между собою, и друг на друга действуют, — и от того изменяются».

(Из Наставлений Свт. Григория Синаита, Добротолюбие, Т. 5).

И очень важное дополнение-замечание:

«Всякий помысл, которому не предшествует тишина смирения, не от Бога происходит, но явно с левой стороны. Господь наш приходит с тихостью; всё вражеское бывает со смущением и мятежом».

(Св. Варсонуфий И Иоанн)[33].

Настоящий Воин и формируется, и учится, и закаляется в борьбе с вражескими помыслами… Свой опыт самоценен, но без начальника, без руководства воин-самоучка не сможет противостоять бесам. Духовное же движение под руководством — это, в первую очередь, опыт, собственное переживание и ещё раз опыт!..

Вот почему так ценны христианские писания на этот счёт, они изложены на основании многолетних и многовековых наблюдений в целом…

«Надобно распознавать различие демонов и замечать времена их. Из помыслов познаем (а помыслы из дел), какие демоны редки, но тяжелы, какие постоянны, но легче, какие внезапно наскакивают и похищают ум на богохульство. Необходимо наблюдать и то, чтоб, когда помыслы начнут передвигать свои предметы, прежде чем выйдет из обычнаго своего состояния, успевать сказать что-нибудь против них, и пометить того, кто присущ в них. Ибо таким образом и сами мы преуспеем с Божиею помощию, и их заставим со скорбию отлетать, дивясь нам.

Да не смущает нас и да не пресекает нашего добраго ревнования демон, похищающий ум на богохульство и на те непотребнейшия воображения, которыя и письмени предать стыжусь. Сердцеведец Бог знает, что даже и в мире находясь, не безумствовали мы таким безумием. Цель у этого демона заставить нас прекратить молитву…

С мирянами демоны ведут брань более посредством самых вещей, а с монахами большею частию посредством помыслов; потому что у них в пустыни нет вещей. Но чем легче и скорее можно согрешить мыслию, нежели делом, тем брань мысленная тяжелее той, которая ведётся чрез посредство вещей. Ум есть нечто крайне быстродвижное и неудержимое, падкое на греховныя воображения».

(Из Наставлений Монаха Евагрия, Добротолюбие. Т. 1).

Ещё о бесах, их взаимоотношениях и различении…

«Из бесов, противящихся деятельной жизни, первыми на брани стоят те, которым вверены похоти, или вожделения чревоугодия, и те, которые влагают в нас сребролюбие, и те, которые вызывают нас на искательство славы человеческой. Прочие же все позади их ходя, берут преемственно уже уязвленных ими. Ибо нельзя впасть в руки любодеяния тому, кто не пал от чревоугодия; нельзя возмутиться гневом тому, кто не стоит и не борется за яства, или деньги, или славу; нельзя избежать беса печали тому, кто не потерпел какого урона во всём этом; не избежит гордости, этого перваго порождения диавольскаго; и кратко сказать, нельзя человеку подпасть какому-либо демону, если не будет он прежде уязвлен теми первостоящими. Почему эти три помысла приводил тогда диавол и Спасителю: первый, когда просил, чтоб камни стали хлебами; потом второй, когда обещал весь даже мир, если Он падши поклонится ему; и третий, когда уверял, что если послушает его, то прославится тем, что ничего не потерпит, бросившись с такой высоты (с крыла церковнаго). Но Господь, явясь выше всего этого, повелел отойти диаволу прочь, научая тем нас, что нельзя отогнать диавола, если не презрим сих трех помыслов.

Все демонские помыслы вносят в душу представления чувственных вещей, и ум, приняв отпечаток их, вращает их в себе. Следовательно по предмету помысла можно узнавать, какой приблизился к нам демон: например, если в мысли моей предстанет лице причинившаго мне вред, или обезчестившаго меня, то этим обличается, что приблизился бес злопамятства; если опять вспомнятся деньги или слава, по предмету этому нельзя не узнать, кто безпокоит нас; равных образом и при других помыслах, по предмету их можешь определить, кто предстоит и влагает их. Не говорю впрочем, чтобы все воспоминания об этих вещах бывали от бесов, потому что и самому уму, когда человек приводит его в движение, обычно воспроизводить воображения того, что было; но только те из воспоминаний бывают от бесов, которыя вместе возбуждают раздражение или вожделение, что неестественно. По причине растревожения этих сил, ум мысленно любодействует и бранится, и не в состоянии уже бывает держать в себе помышление о Боге, Законоположнике своем, так как светозарность сия (т.-е. невозмутимое богомыслие), появляется во владычественном уме, под условием пресечения помышлений, вращающихся в вещах во время молитвы».

(Из Наставлений Монаха Евагрия, Добротолюбие. Т. 1).

Благодаря непрестанной бдительности и высокой осознанности, христианские старцы обнаружили и описали уникальную последовательность действия беса на человека посредством помыслов, отдельные этапы которой могут составлять всего-навсего секунды или даже доли секунды! Ни в одной эзотерической традиции вы не найдёте такой детализации, такой «развёртки» этого быстротечного, скрытого процесса. Алгоритм приступающего к молитвеннику беса следующий:

1. Первый этап. «Предлог» (прилог, предложение) — первоначальное проявление некой сторонней психической силы, вибрации, образа или волны, действующей пока ещё «подле», рядом с молитвенником (на самой поверхности его пси-объёма).

2. Второй этап. «Сочетание» — обращение внимания практикующего на появившийся предмет (явление). В этот момент человек ещё свободен, имеет собственную волю, ещё нет греха; искушение ещё не явно, не определено. Именно в этот самый момент Воину предписывается сразу отсечь молитвенным мечом все сторонние импульсы и проявления — дальше будет тяжелее, сложнее. Поскольку в силу вступает третий период…

3. Третий этап. «Сложение» (сосложение) — нарастающий интерес к действующей сущности (явлению, энергии), а это уже начало сомнения, соблазнения; это уже атака! Но и в эти мгновения ещё не поздно опомниться и взмахнуть мечом, призвать Высшие Силы. А далее может быть слишком поздно…

4. Четвёртый этап. «Слияние» (пленение, захват, плен) — объект полностью захватывает и связывает всё внимание человека, вызывая определённые чувства, желания и мечтания. Происходят турбулентные генерации и энергетические возмущения внутри сознания практикующего — а это уже прямая атака беса и самый последний шанс «очнуться» и восстать «против», ведь бес, хотя уже «схватил» человека и цепко «держит» его, но ещё в него не вошёл (если только это «внешняя» сущность)…

5. Пятый этап. «Страсть» (порок). Возникшее сильное побуждение, которое соответствующим образом воплощает себя уже в делах и поступках (действие) и стремится к навязчивому повторению — «подселение» и развитие беса! Всё! Молитвенник проиграл бой! Ну, а впоследствии выгнать из себя беса будет во много-много раз труднее, — гораздо легче закрыть ему путь в свою душу в самом начале его проявления.

«Наперёд бывает прилог (приражение, действие, когда брошенная вещь ударяет в то, на что брошена); потом сочетание (содвоение, внимание сковано предметом, так что только и есть что душа да предмет приразившийся и её занявший); далее сосложение (предмет, приразившийся и вниманием занявший, возбудил желание, — и душа согласилась на то — сосложилась); за сим пленение (предмет взял в плен душу, возжелавшую его и как рабу связанную ведёт к делу); наконец, страсть (болезнь души), частым повторением (удовлетворением одного и того же желания) и привычкою (к делам, коими оно удовлетворяется) вкачествовавшаяся в душе (ставшая чертою характера).

И прилог, говорят, есть голый помысл или образ какой-либо вещи, только что родившийся в сердце и представившийся уму; сочетание есть собеседование с представившимся (предметом или образом), страстное или бесстрастное; сосложение есть склонение души к зримому оком ума предмету со услаждением; пленение есть насильственное и невольное отведение сердца (в плен), удержание в нём и слияние будто в одну жизнь с предметом пленившим, от коего (слияния) исчезает доброе наше состояние (теряется покой), страсть же вообще, говорят, внедряется в душе долговременным пристрастием (в предмету какому-либо)».

(Из Поучения Св. Филофея Синайского)[34].

Особенно необходимо знать о специальных оперативно-тактических приёмах бесов. Они, как настоящие боевики, — то начинают атаку, то выжидают и собирают разведданные о человеке, а то и разыгрывают бой между собой с целью введения в заблуждение или отвлечения:

«Когда борясь с монахами, демоны изнемогут, тогда, немного отдалясь наблюдают, какая добродетель в этот промежуток будет пренебрежена, и внезапно нападши на эту сторону, расхищают бедную душу.

Злые демоны иногда призывают к себе на помощь ещё злейших себя демонов, и составив план, начинают воевать одни против других, в одном согласными пребывая между собою — в погублении души».

(Из Наставлений Монаха Евагрия, Добротолюбие. Т. 1).

«Иногда бесы отступают и сами собою, чтобы ввести нас в безпечность. Но потом внезапно нападают на бедную душу, расхищают её, и до такой степени приучают её к порокам, что она после того уже сама себе наветует и против себя воюет».

(Из Подвижнических Уроков Прп. Иоанна Лествичника, Добротолюбие, Т. 2).

Все бесы очень коварны и хитроумны, они могут даже «притвориться» на время побеждёнными. Помните этот известный приём (в различных играх и состязаниях)? Сказать противнику — «Всё сдаюсь!», и, как только тот расслабляется, теряет бдительность, — легко победить его. И вообще боевых приёмов достаточно много, как много их и в физических единоборствах…

«Все самообольщённые (духовные люди) считали себя равными Богу… Иные из них приняли бесов, представших им в виде ангелов и последовали им, другим явились бесы в своём собственном виде и представлялись побеждёнными их молитвою, чем вводили их в высокоумие; иные возбуждали своё воображение, разгорячали кровь, производили в себе движения нервные, принимали это за благодатное наслаждение и впадали в самообольщение, в совершенное омрачение, причислились по духу своему к духам отверженным».

(Свт. Игнатий Брянчанинов)[35].

Существуют даже такие бесы (в основном, гордости и тщеславия), которые подбивают, призывают человека к самоотверженным духовным подвигам (во имя Любви и Бога), чтобы побыстрее перенапрячь и «сломать» его! В то время как за чрезмерный аскетизм на физическом уровне (голодание, небрежение к холоду и тёплой одежде…) человека агитирует, как правило, бес-«винник».

«Бесы побуждают нас предпринимать великие дела, подвиги, которые превышают наши силы и отклоняют нас от исполнения того, что для нас в настоящее время полезно и нужно».

(Св. Антоний Великий)[36].

Особую осторожность и бдительность начинающий воин должен проявлять к самым первым, чаще всего, искусительным действиям бесов, когда он понемногу начинает уже их «видеть» сам:

«К новоначальным, нравоучимым и деятельным бес подходит звуками ясными или неясными. А для созерцательных производит некия фантазии, иногда окрашивая воздух, на подобие света, а иногда производя огневыя какия либо образования, чтоб такими покушениями прельстить как нибудь подвижника Христова».

(Из Наставлений Блаж. Каллиста Патриарха, Добротолюбия, Т. 5).

Духовный путь — это взлёты и падения, победы и поражения, обман и разоблачение обмана… При этом, как и во всяком искусстве, здесь возможны разнообразные стили и темпы (движения, поведения, практики). Но вот что ещё обязательно надо знать — а мы по-прежнему кратко обозначаем основные законы…

Оперативное сознание человека вообще, и подвижника на всяком духовном пути в особенности, подобно движению маятника — и чем сильнее маятник сдвинется в одну сторону, тем дальше он совершит отмашку в другую сторону. Что это значит? А это значит, что если человек будет слишком пассивным в своих духовных позициях, то он вряд ли чего достигнет. В то же время, если воин будет вести слишком частые и активные бои, то неизбежно (по закону отмашки) надорвётся, проиграет, ослабнет, падёт (во грех). Что же делать? — Придерживаться «золотой» середины! Не ускоряться, «не рвать», не спешить — а двигаться постепенно, размеренно, ровно, но при этом уверенно. Без «перекосов», «откатов» и «срывов». Всё это в целом относится к отдельному искусству ведения духовной борьбы, к пути «царскому», «серединному» (кстати, об этом же говорил в своё время Будда).

На «царский» путь указывается и в старорусских духовных текстах:

«Но мы видели, что многие измождали свои тела чрезмерным пощением, бдениями, удалением в пустыню, усердно также ревновали о трудах, любили нищету, презирали мирския удобства, до того, что не оставляли себе столько, сколько нужно на один день, но всё, что имели раздавали бедным; и однакож бывало, что, после всего этого, они склонялись на зло и падали, и лишившись плода всех оных добродетелей, делались достойными осуждения. Причина этому не другая какая, как-то, что они не имели добродетели разсуждения и благоразумия, и не могли пользоваться ея пособием. Ибо она-то и есть та добродетель, которая учит и настроивает человека идти прямым путём, не уклоняясь на распутия. Если мы будем идти царским путём, то никогда не будем увлечены наветниками нашими, — ни справа, — к чрезмерному воздержанию, — ни слева, — к нерадению, безпечности и разленению».

(Из Наставлений Св. Антония Великого, Добротолюбие, Т. 1).

«Если бесы внушат тебе подвиг выше твоих сил, не слушай их. Они внушают человеку горячность во всяком деле, которое ему не по силам, и тогда человек попадает им в руки и становится их добычей».

«Не всякий подвиг похвален. Бывает подвиг, навязанный врагом рода человеческого, и ученики его совершают этот подвиг. Как отличить божественный царственный подвиг от насильственного бесовского? Божественный подвиг всегда знает меру. Всё время твоей жизни пусть будет единым правилом поста. Не нужно четыре или пять дней ничего не есть, чтобы на следующий день наесться разной пищи и загубить весь смысл поста. Любое нарушение меры тлетворно. Если ты потеряешь меру, то всё равно, что утратишь оружие, и во время битвы нечем тебе будет сражаться, и ты немедленно попадёшь в плен».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Путь умеренности означает — не впадать в крайности, не насиловать себя, но теневые структуры как раз всячески стараются выбить воина из равновесия.

Приведём еще несколько высказываний опытных старцев по этому же вопросу (по книге архим. Лазаря):

Епископ Феофан: “Избави нас Господи от восторженных молитв. Восторги, сильные движения с волнениями суть просто кровяные душевные движения от распалённого воображения. Для них Игнатий Лойола много написал руководств. Доходят до сих восторгов и думают, что дошли до больших степеней, а между тем всё это мыльные пузыри. Настоящая молитва тиха, мирна; и такова она на всех степенях. У Исаака Сирианина указаны высшие степени молитвы, но не помечены восторги”.

Епископ Игнатий: “Должно держать себя в состоянии ровности, тишины, спокойствия, нищеты духа, удаляясь тщательно от всех состояний, производимых разгорячением крови и нервов. Не ударяй себя ни в грудь, ни в голову для исторжения слёз: такие слезы — от потрясения нервов, кровяные, не просвещающие ума, не смягчающие сердца. Ожидай с покорностью слёзы от Бога… Придёт слеза тихая, слеза чистая, изменит душу, не изменит лица; от неё не покраснеют глаза — кроткое спокойствие прольётся на выражение лица…».

«Что значит трудиться безрассудно?” — говорит епископ Игнатий. Отвечает: “Трудиться с плотским разгорячением, с тщеславием, с хвастовством, уничижением других братий, не могущих нести такого труда. Такой труд, как бы он ни был усилен, долговремен, полезен для обители в вещественном отношении, не только бесполезен для души, но и вреден как наполняющий ее самомнением, при котором нет места в душе ни для какой добродетели”.

Для рассудительного делания отцы советуют точно соизмерять подвиги со своими силами, не слепо подражая древним отцам в подвижничестве, а перенимая самую суть их подвигов, их назначение, их принцип действия, а меру определять уже по себе.

“Если ты понудишь тело немощное на дела, превышающие силы его, то этим влагаешь в душу твою помрачение и приносишь ей смущение, а не пользу”, - сказал Исаак Сирин.

Авва Евагрий передал изречение одного старца: “Всякий подвиг должен быть благовременным и соразмерным. Подвиг, возложенный безвременно и несоразмерно с силами, может быть выдержан только в течение краткого времени, а всякое делание, совершаемое в продолжение краткого времени, потом оставляемое, более вредно, чем полезно”.

Описывая дивные подвиги святых отцов в одном общежитии, св. Иоанн Лествичник заключает: “Удивляться трудам сих святых — дело похвальное; ревновать им — спасительно, а хотеть вдруг сделаться подражателем их жизни есть дело безрассудное и невозможное”.

Приведём ещё одно очень важное наставление о внешнем и внутреннем подвиге святителя Игнатия, изложенное им в письме, где особенно ясно излагается суть этого вопроса: “Иные так устроены Создателем, что должны суровым постом и прочими подвигами остановить действие своих сильных плоти и крови, тем дать возможность душе действовать. Другие вовсе не способны к телесным подвигам: всё должны выработать умом, у них душа сама по себе, без всякого предуготовления, находится в непрестанной деятельности. Ей следует только взяться за орудия духовные. Бог является человеку в чистоте мысленной, достиг ли её человек подвигом телесным и душевным, или — одним душевным. Душевный подвиг может и один, без телесного, совершить очищение; телесный же, если не перейдёт в душевный, — совершенно бесплоден, более вреден, чем полезен: удовлетворяя человека, не допускает его смириться, напротив того, приводит в высокое мнение о себе как о подвижнике, не подобном прочим немощным человекам. Впрочем, подвиг телесный, совершаемый с истинным духовным рассуждением, необходим для всех одаренных здоровым и сильным телосложением, с него начинать — общее правило иноческое. Большая часть тружеников Христовых, уже по долговременном упражнении и укоснении в нем, начинают понимать умственный подвиг, который непременно должен увенчать и подвизающегося телесно, без чего телесный подвижник — как древо без плодов, с одними листьями.

Мне и тебе нужен другой путь (продолжает св. епископ Игнатий, обращаясь к иноку, которому пишет, — сам владыка был особенно многоболезнен, испытывал тяжкие телесные недомогания): относительно тела нам надобно хранить и хранить благоразумную ровность, не изнурять сил телесных, которые недостаточны для несения общих подвигов иночества. Всё внимание наше должно быть обращено на ум и сердце: ум и сердце должны быть выправлены по Евангелию. Если же будем изнурять телесные силы по пустой, кровяной ревности к телесным подвигам, то ум ослабеет в брани с духами воздушными, миродержителями тьмы века сего, поднебесными, падшими силами, ангелами, сверженными с неба. Ум должен будет ради немощи тела оставить многие сильные, существенно необходимые ему оружия — и потерпеть безмерный ущерб…”.

Пост, бдение, молитва — всё должно идти ровно, мерно, спокойно, не уклоняясь ни в какую крайность. Тогда создаются прекрасные возможности для внутреннего делания, для внимания и трезвения. В том же письме находим такой совет тому же иноку: “В молитвенном подвиге будь свободен… Не гоняйся за количеством молитвословий, а за качеством их, то есть чтобы они произносимы были со вниманием и страхом Божиим… Тебе надобно умеренною наружною жизнью сохранить тело в ровности и здравии, а самоотвержение явить в отвержении всех помышлений и ощущений, противных Евангелию. Нарушение ровности нарушит весь порядок и всю однообразность в занятиях, которые необходимы для подвижника”. Подобный же совет относительно поста находим у святителя Феофана: “Поста не чуждайтесь. Он — вещь прелюбезная. Только помалу… Обычно так, чтоб после еды всё в душе оставалось по-прежнему, т. е. и та же теплота сердца, и та же светлость мысли. Это мерка”. — Скорее всего, такой же меркой можно размерять и все другие наши делания.

Видно, что нашему времени уже не даны сильные, действенные подвиги внешние; об этом говорят многие последние отцы Церкви, да и у древних находим такие же пророчества о последних христианах: что те будут проводить жизнь очень слабую, даже и монахи, но спасаться будут терпеливым несением скорбей и искушений. Конечно, и теперь найдется множество смелых людей, способных на высокие подвиги, — но найдутся ли такие, которые способны разумно ими воспользоваться?! Внешние подвиги всё более и более заменяются внутренними, не менее трудными, а внутренние — всё более заменяются тяжкими скорбями и искушениями, окружающими христианина со всех сторон… Сохранить правильное, кроткое, безропотное, молитвенное внутреннее своё состояние, сохранить сердце от скверн беснующегося мира, не изменить Православию — вот немалый подвиг в наше время…

Другой современный нам отец, игумен Никон, говорит: “Святые угодники объясняют нам, что в последние времена монашества не будет вовсе, или кое-где хоть останется наружность, но без делания монашеского. Не будет никаких собственных подвигов у ищущих Царствия Божия. Спасаться же будут только терпением скорбей и болезней. Почему не будет подвигов? Потому что не будет в людях смирения, а без смирения подвиги принесут больше вреда, чем пользы, даже могут погубить человека, так как они невольно вызывают высокое мнение о себе у подвизающихся и рождают прелесть. Только при руководстве очень опытных духовных людей могли бы быть допущены те или иные подвиги, но их теперь нет, не найти. Руководителем является Сам Господь, да отчасти книги, кто имеет их и может понимать. Как же руководит Господь? — Попускает гонения, оскорбления, болезни, длительную старость с тяготой и немощами. Без смирения человек не может без вреда для себя получить и какие-либо дарования Божий. Вот почему и предсказано, что в последние времена ввиду усилившейся гордости люди будут спасаться только терпением скорбей и болезней, а подвиги от них будут отняты”.

По-видимому, те, кто теперь истинно ищет спасения души и желает охраниться от разных соблазнов и прелести, должны проводить жизнь самую скромную, все делать очень осторожно и соразмеренно, особенно хранить себя от всего показного и выдающегося, ненавидеть в себе тщеславие, по возможности скрывать свои подвиги от людей. Мы опять возвращаемся к временам как бы тайного, сокровенного христианства, должны скрывать свои добродетели, но не по причине гонения от язычников, а по причине гонения от страстей и лжи — как вовне, так и внутри нас. После сказанного необходимо сделать ещё одно предостережение: многие из нас, ясно увидев свои слабые силы, неспособность к правильному несению сильных, действенных внешних подвигов, охладив свой первоначальный душевный пыл, основанный на самомнении, могут впасть в такую крайность: вообще оставить внешние труды и упражнения; при всяком случае, требующем усилия и борьбы над собой, отсечения своей воли, смоотречения, оправдавшись немощью, убегать от этой брани, говоря: “Мы такие слабые, теперь не те времена; если мы начнём утруждать себя, то впадём в прелесть”, или: “С нас теперь малый спрос! Лишь бы не грешить тяжко, а остальное — как-нибудь”, и т. п. Ленивый, расслабленный, своевольный человек может с радостью схватиться за подобные вышеприведенным высказываниям св. отцов, чтоб оправдать ими своё бездействие, со спокойной совестью предаться покою и небрежению, думая, что ему достаточно для спасения одного такого “смиренного” самовозрения. Но на самом деле такое смирение может быть ложным. Истинно смиряется от своей немощи только тот, кто не жалеет себя, требователен к себе, бодрствует, но при этом наталкивается на свою немощь и познаёт чрез это своё падение…

“Непрестанно бодрствуй над собою, чтобы не быть обольщённым и сведённым в заблуждение, чтоб тебе не впасть в леность и нерадение, чтоб не быть отверженным в будущем веке. Горе ленивым! Приблизился конец их и некому помочь им, нет им надежды спасения”.

(Антоний Великий).

“Кто держит себя как должно, тот трудится, себя не жалея, себе внимая и возгревает в сердце религиозные чувства. Как только начнет он оттягивать от трудов по богоугождению, тотчас за сим следует блуждание мыслей и охлаждение сердца. Если не остановится, то быстро ниспадает в нерадение и беспечность, нечувствие и рассеянность. Это паралич душевный, или погружение души в смерть”.

“Везде потребно нам, — говорит св. Иоан Златоуст, — усердие и многое разжение души, готовое ополчиться против самой смерти, ибо невозможно Царствие получить»[37].

Золотая середина! Сам я не только осознал её мудрость и правильность, но глубоко, долгим временем прочувствовал эту истину!

Этот же тезис о равновесии и ровности — о «золотой середине» — дополняет следующее общее знание и высказывание старцев о том, что если кто чрезмерно налегает на молитву, то наиболее сильно страдает от бесов, бывает ими глубоко истязаем и бит. Полностью подтверждаю этот закон в своём опыте!

Впрочем, в связи с индивидуальным темпераментом воина на фоне срединного пути, возможен и такой темп духовной войны — умелое чередование периодов наступлений с обязательными последующими отступлениями (пассивностью).

Поделюсь своими переживаниями…

По окончании своего второго уединённого деревенского периода жизни я впервые испытал позицию «золотой середины», точку мистического покоя и равновесия…

За этот период при помощи бдения (осознания), поста и молитвы я выгнал из себя приблизительно около двадцати бесов, и моё существование получило качественно, принципиально иное измерение. Я наслаждался простым, очевидным фактом того, что я просто «есть», «существую»! Неописуемое состояние! При этом мне открывались прочие тайны сознания, и в частности сновидений. Однако я опять кое в чём переусердствовал, и один из бесов вернулся ко мне. В результате я оказался в каком-то странном устойчивом состоянии, которое не покидало меня. Мне хотелось покинуть деревню и на время прервать свою практику, я устал, мне захотелось «обыкновенной» жизни, общения с друзьями и пр. И в то же время возвращение к прежнему скучному, «монотонному» образу существования уже столь же сильно претило мне — уезжать не хотелось. И я как бы «завис»… Эта было то самое мистическое состояние — ни «да», ни «нет»…

Странное переживание… Когда и «хочется», и «не хочется», и «стремишься» и не «стремишься»… Маятник моего сознания застыл ровно по середине! На меня периодически обрушивался — никак более не назовёшь — именно обрушивался небывалый, какой-то нечеловеческий покой, не испытанный мною прежде. Завис…

Впрочем, как я осознал позже, это был только начальный, первичный тюнинг, настройка, на позицию равновесия. Покой нескончаемым водопадом ниспадал на меня, но в нём чего-то не доставало…

И все последующие несколько лет «царский» путь как бы сам являл мне себя, но вот однажды… Однажды я понял, что мне не хватало.

Случилось, что я оказался в точке АБСОЛЮТНОГО равновесия совершенно спонтанно. Это было всё то же «обрушение» покоя, но не то же самое…

Это случилось осенним вечером, когда я прогуливался, медитируя над определёнными идеями. Это обрушилось с «неба». Я наблюдал в небе множество тусклых и ярких звёзд, созвездий и млечных сгустков, путей… И всё это мгновенно стало как бы небесным нектаром, небесным молочным соком, коктейлем… Как если бы одна гигантская женская грудь, сосредоточив всё это небесное свечение и обратив его в нектар сознания, в космическое молоко бессмертия, стало вдруг питать меня — а во мне не было дна! Вселенская грудь отдавала мне нечто такое невыразимое и очень сладкое… и отдавала бесконечно! И я принимал, принимал… И не было в этом конца… И сам я был бессмертен и бесконечен. Я был настолько умиротворён, удовлетворён, насыщен, пресыщен, что…

Потом я понял — это и была точка абсолютного равновесия, царский путь…

И ещё на одном валуне — одним из главных! — возлегает, по этому основанию неизбежно проходит путь Воина. Покорность! Если у воина нет учителя, если он исходит не из указаний наставника, если он не находится в позиции послушания или смирения, то… Он не только заведомо проиграет, но очень сильно себе навредит! Он однажды получит такие роковые удары от бесов! Или зайдёт в такой тёмный, непроходимый тупик, лабиринт! В общем, конец такого пути — серьёзные физические заболевания, расстройства психики, духовная деградация и т. д. и т. п.

«Кто утверждается на собственном своём разуме и держит свою волю, тот привлекает к себе толпы бесов и не может быть от Духа (Божия), приносящаго сердцу печаль или сокрушение».

(Слова Прп. Исайи Нитрийского, Добротолюбие, Т. 1).

«Ни бдения, ни телесные труды не доведут нас до спасения, если нет в душе смирения. Был святой пустынник и изгонял духов из бесноватых. Раз спросил он демона, что прогоняет его, не пост ли? “Нет, отвечал тот, — и мы постимся”. — “Не бдение ли?” — “Нет, ты знаешь, что и мы не спим и бываем очень деятельны”. — “Не пустынная ли жизнь?” — “Нет, и мы ходим по пустыням”. — “Какая же добродетель изгоняет вас?” — “Смирение побеждает нас, смирения не терпим мы”, - отвечал тот. Видите, продолжала Феодора, — смирение есть та добродетель, которая дарует нам победу над злыми духами».

(Из Кн. Преосв. Филарета Гумилевского, Архиепископа Черниговского, «Святые Подвижницы Восточной Церкви).

«От смирения исчезают все страсти, а с ними прогоняются и полчища демонов».

(Прп. Симеон Новый Богослов)[38].

Да, ключом, единственно правильной позицией и принципом является покорность, послушание, которые должны быть ЗАДАНЫ ИЗНАЧАЛЬНО. Это духовная основа…

В связи с этим обязательным действующим законом и стилем поведения воина на любом пути — ПОКОРНОСТИ — мы почти без сокращений нашли уместным привести историю о Павле Про/стом, в которой удивительная целеустремлённость сочетается с удивительнейшем же смирением…

«Некто Павел, сельский земледелец, чрезвычайно незлобивый и простой нравом, сочетался браком с женою весьма красивою, но бесчестного поведения. Она уже давно грешила, только муж не знал этого. Однажды, пришедши с поля домой внезапно, он открыл её связь с человеком посторонним. Промысл обратил сей случай во благо для Павла. Он оставляет ту жену, потом, никому не сказав ни слова, обходит восемь монастырей и, пришедши к блаженному Антонию, стучится в двери. Антоний, вышедши, спрашивает его: “Что тебе нужно?”. Павел отвечает ему: “Хочу быть монахом”. “Не можешь, — сказал Антоний, — тебе уже шестьдесят лет; ступай лучше опять в своё селение, работай и живи в трудах, благодаря Бога: ты не можешь перенести скорбей пустыни”. Старец опять отвечал: “Я всё буду делать, чему ты научишь меня”. “Я сказал тебе, — продолжал Антоний, — что ты стар и не можешь быть монахом — ступай отсюда. Если же тебе хочется быть монахом, то поди в общежительный монастырь, где много братий, которые могут снисходить к немощам твоим. А я здесь живу один, ем чрез пять дней, и то не досыта”.

Сими и подобными словами Антоний отгонял от себя Павла и, чтобы не пустить его к себе, запер дверь и три дня не выходил из-за него даже для своих нужд. А старец всё стоял и не отходил. На четвёртый день Антоний, по необходимости отворив дверь, вышел и, увидев опять Павла, сказал ему: “Отойди отсюда, старец. Чего ты от меня домогаешься? Нельзя тебе здесь остаться”. “Невозможно мне умереть в другом месте, как здесь”, — отвечал Павел. Посмотрев на него и видя, что с ним ничего нет съестного: ни хлеба, ни воды и ничего другого — и что он уже четвёртый день остаётся совсем без пищи, Великий Антоний подумал: “Как бы он, не привыкши поститься, не умер и не положил пятна на душу мою” — и после этого принял Павла к себе, сказав ему: “Можешь спастись, если будешь послушен и станешь делать всё, что услышишь от меня”. “Всё буду делать, что ни прикажешь”, — отвечал Павел.

И начал Антоний в следующие дни вести такую суровую жизнь, какой не вел и в ранней юности. Искушая Павла, он сказал ему: “Стой здесь и молись до тех пор, пока я не приду и не принесу тебе работу”. Потом, ушедши в пещеру, смотрел на него в окно и видел, как он, палимый зноем, простоял на том месте целую неделю неподвижно. Затем, намочив пальмовых ветвей, сказал ему: “Возьми и плети верёвку вот так, как я”. Старец плёл до девятого часа и с великим трудом сплёл верёвку в пятнадцать локтей длиною. Посмотрев на плетенье, Великий Антоний был недоволен им и сказал Павлу: “Дурно сплёл, расплети и начни снова”. Между тем Павел уже четыре дня ничего не ел — в таких преклонных летах! Антоний изнурял так Павла для того, чтобы этот старец, вышедши из терпения, убежал от него и бросил монашество. Но тот расплёл верёвку и начал плести её снова из тех же самых ветвей, хотя это было уже труднее прежнего, потому что ветви крутились от первого плетения.

Антоний Великий, видя, что старец и не пороптал, и не помалодушествовал, и нисколько не оскорбился, даже вовсе не изменился в лице, сжалился над ним и при захождении солнца сказал ему: “Не съесть ли нам, отец, кусок хлеба?”. “Как тебе угодно, авва”,— отвечал Павел. Это ещё боле тронуло Антония, что он не побежал тотчас же, как услышал о пище, но отдал на его волю. “Так поставь стол”,— сказал Антоний старцу. Он сделал это. Антоний принес и положил на стол четыре сухих хлебца, унций по шесть каждый, и размочил для себя один, а для него три; потом начал петь псалом, какой знал, и, пропев его двенадцать раз, столько же раз молился, чтобы и в этом испытать Павла.

Вместе с Великим молился и старец, и ещё усерднее его. После двенадцати молитв Антоний сказал ему: “Пойди ешь”. Но, как только он сел за стол и стал брать хлеб, Антоний сказал ему: “Сиди и не ешь до вечера, а только смотри на хлеб”. Наступил вечер, а Павел всё не ел. Тогда Антоний сказал ему: “Вставай, помолись и ложись спать”. Павел так и сделал. В полночь Антоний разбудил его на молитву и продолжал молитвы до девятого часа дня. Приготовив потом трапезу, он опять пригласил к ней Павла, и они сели есть уже поздно вечером. Антоний Великий, съевши один хлебец, другого не брал, а старец, евши медленнее, не успел ещё съесть и начатого им хлебца. Дождавшись, пока он кончит, Антоний сказал ему: “Возьми и другой хлебец”. “Если ты будешь есть, то и я, — отвечал Павел, — а если ты не будешь, то и я не буду”. “Для меня довольно, — сказал ему Антоний, — я монах”. “И для меня довольно, — отвечал Павел Великому, — и я хочу быть монахом”. Тогда они встали, и Антоний прочитал двенадцать молитв и пропел двенадцать псалмов. После молитв они уснули немного первым сном, потом опять встали и пели псалмы от полуночи до самого дня. Затем Антоний послал Павла обойти пустыню, сказав ему: “Через три дня приходи сюда”. Сделав это и застав у Антония несколько братий, Павел спросил его, что прикажет ему делать? Антоний отвечал: “Ни слова не говоря, служи братиям и ничего не вкушай, пока братия не отправятся в путь”. И так целых три недели Павел не вкушал ничего. Братия спросили его: “Почему ты молчишь?”. Павел ничего не отвечал. Тогда Антоний сказал ему: “Что ты молчишь? Поговори с братиями”. И он стал говорить.

Однажды Павлу принесли сосуд мёду, и Антоний сказал ему: “Разбей сосуд, пусть мёд весь вытечет”. Он так и сделал. “Собери опять мёд”, — сказал Антоний. И это было сделано. Потом Антоний говорит ему: “Собери мед в другой раз в раковину — так, чтобы не было в нем никакого сору”. Ещё велел ему Антоний целый день черпать воду. В другой раз раздрал у него одежду и приказал сшить её, и тот сшил снова.

Сей муж стяжал такое послушание, что ему дана была от Бога власть изгонять бесов. Великий Антоний, видя, что старец ревностно подражает ему во всяком роде подвижничества, сказал ему: “Смотри, брат! Если ты можешь ежедневно так подвизаться, то оставайся со мною”. Павел отвечал: “Может быть, ты покажешь мне со временем и больше что-нибудь — не знаю, но, что доселе ты делал при мне, всё то и я делаю легко”. На другой день после сего Антоний сказал Павлу: “Во имя Господа, ты уже стал монахом”. Уверившись наконец вполне, что раб Христов Павел, хотя весьма прост и не учен, но совершен душою, блаженный и Великий Антоний спустя несколько месяцев, при содействии благодати Божией, устроил ему особую келлию поприща за три или за четыре от своей и сказал: “Вот ты, при помощи Христовой, стал уже монахом; живи теперь один, чтобы испытать искушение и от демонов”.

Прожив год в уединении, Павел ПрОстый за высокое совершенство в добродетели подвижнической удостоился дара изгонять демонов и целить всякие болезни.

Однажды привели к блаженному Антонию в крайней степени бесноватого юношу: в него вселился главный, лютейший демон, который даже изрыгал хулы на НЕБО. Антоний Великий, посмотрев на юношу, сказал приведшим его: “Это не моё дело: я не получил ещё власти над сим главным чином демонов. Этот дар имеет Павел Простый”. Сказав сие, блаженный Антоний вместе с ними пошёл к доблестному Павлу и, пришедши к нему, сказал: “Авва Павел! Изгони демона из этого человека, дабы он здравым возвратился в дом свой и славил Господа”. Павел спросил его: “А ты что?”. “Мне некогда, — отвечал Антоний, — у меня есть другое дело”, — и, оставив у него отрока, ушёл в свою келлию. Незлобивый старец встал, совершил усердную молитву и, призвав бесноватого, говорит: “Авва Антоний повелевает тебе выйти из сего человека, чтобы он, выздоровев, славил Господа». Диавол с ругательством вскричал: “Не выйду!”. Павел, взяв свою милоть, стал бить ею бесноватого по спине, говоря: “Выдь, авва Антоний повелевает”. Но демон стал ещё сильнее поносить Павла вместе с Антонием: “Старые вы тунеядцы, сонливые, ненасытные, никогда не довольные своим! Что общего у нас с вами? Что вы мучите нас?” Наконец Павел сказал: “Выдь, или я пойду и скажу Христу; если ты не выйдешь, клянусь Иисусом, я тотчас пойду скажу Ему, и тогда горе тебе!” Лютый демон начал поносить и Иисуса, продолжая кричать: “Не выйду!”.

Разгневавшись на демона, святой Павел вышел из своей келлии в самый полдень. (В это время, особенно в этих местах, бывает у египтян такой жар, как будто в пещи вавилонской.) И стал он на горе, как неподвижный столп под открытым небом, и молился так: «“Иисусе Христе, распятый при Понтийском Пилате! Ты видишь, что я не сойду с камня, не буду ни есть, ни пить до смерти, если Ты не услышишь меня теперь, и не изгонишь беса из сего человека, и не освободишь его от духа нечистого”. Ещё взывал простой и смиренномудрый Павел к Иисусу, ещё не окончились слова чистых уст его, как бес вскричал внизу у келлии: “Выйду, меня насильно изгоняют; оставляю этого человека и больше не приду к нему; смирение и простота Павла изгоняют меня, и я не знаю, куда идти”. Тотчас бес вышел… (Обыкновенно низшие демоны изгоняются мужами высокими в вере, а начальные демоны прогоняются смиренными.) Вот чудеса простого и смиренномудрого Павла! Весьма много совершил он и других, ещё больших чудес. Братия все звали его ПрОстым».

(Из Лавсаика Палладия, Еп. Еленопольского).

В самом деле, это духовно-эзотерический факт — покорность, как идеальное состояние, и убивает внутренних бесов и даёт власть над внешними. Покорность ведёт воина к духовной чистоте. И только духовное очищение даёт в разной мере духовное ви/дение.

«Итак, чада, — говорил он (авва Питирион) — кто хочет изгонять бесов, тот должен сперва поработить страсти: ибо КАКУЮ СТРАСТЬ КТО ПОБЕДИТ, ТАКОГО И БЕСА ИЗГОНИТ. Мало-помалу должно нам поработить страсти, чтобы игнать демонов этих страстей. Например, бес действует посредством чревоугодия: если вы преодолеваете чревоугодие, то изгоните и демона его. Или демон приходит с гневом. Если ты укротил гнев, то и бес гнева выгнан. То же должно сказать и о каждой страсти».

(Из Лавсаика Палладия, Еп. Еленопольского).

«Каждый из нас, побеждая страсть, беса той страсти опаляет и изгоняет: побеждающий блуд беса блуда изгоняет, побеждающий леность духа лености изгоняет, побеждающий гнев и злопамятство духа гнева и злопамятства изгоняет, побеждающий осуждение и ропотливость духа осуждения и ропота изгоняет. Так и о побеждении других страстей разуметь надлежит. Так не чудотворцы ли вы, если хотите? — И Господь приемлет ваше своинствование в жизни, как подвиги пустынников и столпников, совершавших такия дивныя чудеса».

(Святаго Отца Нашего Феодора Студита. Подвижническия Монахам Наставления, Добротолюбие Т. 4).

Немаловажным выигрышным приёмом и гарантией победы над теневиками является своевременное открытие (исповедание) вражеского помысла наставнику (священнику, духовному другу). Истории…

«Одного брата долгое время борол бес блуда. Он много трудился, но не мог избавиться от него. Однажды, когда он стоял на службе, он почувствовал, что его вновь беспокоит страсть. Тогда он решил победить бесовское внушение и попросить братьев помолиться о нём, чтобы он как-нибудь избавился от страсти. Он презрел всякий стыд, обнажил свой помысел перед всеми братьями и исповедовал действие сатаны:

— Отцы и братья, помолитесь обо мне! Вот уже четырнадцать лет меня борет эта страсть.

И за то открытие помысла, которое он выказал, брань тотчас отступила от него».

Старец послушнику:

«…- Одна твоя исповедь уже разрешила тебя. До сих пор ты молчал, и бес уязвлял тебя. А теперь ты рассказал всё и стёр его в прах. Отныне нет ему мест в тебе, и он изгнан из твоего сердца.

Не успел старец сказать это, как бесовская сила вышла из моей груди в виде пылающего светильника. Она наполнила смрадом весь дом — можно было подумать, что горит много серы. Тогда старец сказал:

— Смотри, каким знамением признал Господь мои слова и твоё избавление».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

И ещё мне хотелось бы сообщить нашему читателю и дополнить то, что я не обнаружил в священных текстах, по крайней мере, не обнаружил в явном виде…

Влияния бесов весьма зависят от погодных условий — от давления, влажности, ветрености, фаз луны и т. д. — ведь всё это ощутимо воздействует на деятельность (пассивность/активность) самих теневых энергоструктур (хотя особый натиск нечистой силы в период полнолуния общеизвестен).

И ещё — когда воин долговременно атакует, и атакует успешно; когда бесы сильно слабеют, — то они в конце концов становятся особенно злыми и, предчувствуя гибель, дают решительный бой и очень сильный отпор. В этом случае лучше перейти к обороне, предусмотрительно отступить. Чтобы подготовиться к очередному контрнаступлению. Но главное!

Покорность и наставнику, и всем текущим событиям (жизни), и всему миру ведёт к бесстрастию. Бесстрастие — это отсутствие бесов. Отсутствие бесов есть наполненность чудесным золотым Светом!

Покорный воин — внутренне отрешённый, бесстрастный — становится победителем. Он побеждает всех бесов и обретает Мир. Он вкушает нектар бессмертия. И не только это, потому что, как известно…

Победитель забирает ВСЁ!

ПРОЧИЕ ПРИЁМЫ ТЕНЕВЫХ НАПАДЕНИЙ.

Бесы являются непревзойдёнными мастерами создания различных иллюзий, психических проекций, провокаций и вообще всяческих возбуждающих наваждений у того человека, или других людей, восприятием которых они искусно манипулируют, задействуя нужные формы и наводя соответствующий фокус зрения, как в следующих примерах…

«Некий брат был осмеян бесом таковым призраком: он видел иного брата, творившего грех с женщиною; брат смутился в мыслях и был обуреваем похотью. Подойдя, он толкнул их ногою своею, сказав:

— Оставьте; для чего вы согрешаете?

Но оказалось, что то были снопы пшеницы, а не люди.

Посему, — заключил Пимен (Великий), — говорю вам: не давайте веры и тому, что видите очами своими».

«Однажды демоны являлись Пахомию (Великому) в виде работников, усердно старавшихся сдвинуть камень с места при помощи канатов, но — без успеха. Молитва Пахомия заставила их исчезнуть. Много раз, когда Пахомий садился есть скудную пищу, бесы являлись ему в виде нагих женщин; но Пахомий закрывал глаза и отвращал от видения сердце и — демоны исчезали. Борьба с тёмными силами ада требовала от Пахомия большего напряжения всех сил и иногда очень его утомляла…».

«И с того времени бес, Божиим попущением, начал действительно строить свои коварные козни святителю Иоанну (архиепископу Новгородскому), стараясь лишить его доброго имени. Он показывал людям, которые во множестве приходили к Иоанну просить благословения, в келлии святого разные видения: то женскую обувь, то ожерелья, то какие-либо женские одежды. Приходящие к архиепископу люди, видя сие, соблазнялись, и стали думать о святом, не держит ли он блудницу в своей келлии; сильно смущались они тем и, толкуя между собою о виденном, говорили друг с другом:

— Человеку-блуднику недостойно занимать апостольский престол.

Когда однажды народ собрался и пошёл к келлии святого, бес превратился в девицу, которая побежала перед народом, как бы удаляясь из келлии блаженного. Видевшие сие закричали и погнались было за девице, чтобы схватить её, но бес убежал за келлию святого и стал невидим».

«Некоторый инок подвизался в пустыне в пещере, питаясь трудами рук своих, непрестанно молясь Богу и преуспевая в добродетелях. Сознавая себя человеком, проводящим жизнь чистую и добродетельную, инок тот возгордился, стал считать себя человеком праведным и святым и думал сам о себе, что он никогда уже более не впадёт в грех. По Божию попущению, к иноку тому пришёл однажды поздно вечером демон, принявший на себя вид красивой женщины, как бы заблудившейся в пустыне; мнимая женщина та, найдя двери пещеры открытыми, вошла в неё и, пав к ногам инока, умоляла его пустить её в пещеру, указывая на то, что уже настала ночь. Инок, сжалившись над женщиною тою, пустил её в свою пещеру, не боясь соблазна, так как сильно надеялся на свои силы. Демон же, приняв образ жены, много беседовал с иноком, вызывая его на грех. Инок, слушавший со вниманием, уже начал склоняться ко греху; после многих любодейственных разговоров и взаимного смеха, инок всё более и более смущался мыслями; пламя любодеяния разжигалось в нём всё более и более и он уже хотел совершить беззаконие, как вдруг жена та, громко закричав, исчезла как тень из рук его и стала невидима; тотчас после этого в воздухе был слышен голос многих бесов, смеявшихся над иноком и укорявших его такими словами:

— Возносящий себя будет низвержен; ты до небес вознёс себя, и потому теперь низвержен до ада.

Видя себя осмеянным, инок тот впал в отчаяние и, оставив свою келлию и пустыню, возвратился в мир: до такого падения низвело его высокое мнение о себе».

(«Жития Святых» Дим. Ростовского).

О видениях православного старца 20 века:

«…Мы же продолжали молить старца рассказать нам хотя бы одно какое-либо видение по части бесовских обольщений.

Старец начал говорить: “сидящу мне иногда в глубокой пустыне, в Черноморских лесах, в глухую полночь проснувшись, слышу на дворе какое-то необычное движение и шум, как бы от многонародной толпы. Вышедши, действительно увидел странное зрелище: движется как бы похоронное шествие и множество народа во всевозможных костюмах со свечами в руках и со многими светильниками, коих свет не настоящий, а какой-то темноватый. Посреди толпы четыре человека несут гроб, а пред ними несётся как бы турецкое знамя в виде подсвечника с полумесяцем, поют “раба твоего”.

Разумев же, что то было бесовское коварство, я сотворил крестное знамение сначала на себе, а потом оградил им и всё это бесовское скопище… Мертвец из гроба выскочил и ну бежать; несшие — гроб бросили да за ним… и всё сборище устремилось бежать в ту же сторону, так что чрез минуту была уже полная тишина и молчание.

И только когда через час я вторично вышел на двор, то вдали слышна была женщина, плачущая жалобным голосом, как бы об умершем сыне своём. Но вскоре и это смолкло и водворилась обычная пустыне тишина и безмятежие».

(Из Кн. Схимонаха Илариона, «На Горах Кавказа»).

Из опыта современного подвижника, который на время уединился для молитвенной практики в дупле большого дерева; наваждения разнообразны:

«…На короткое время я забылся и вдруг увидел, что ко мне в дупло вкатился какой-то огненный шар, величиной с большой географический глобус. Он промчался по полу и закатился под лежанку. Я вскочил и не мог понять, что случилось. Мне казалось, что всё было наяву. Потом сообразил, что это был сон. Возжёг лампаду, свечу и начал совершать полуночное бдение. Раскрыл Псалтирь и прочитал 101-й псалом: Господи, услыши молитву мою, и вопль… За ним по порядку все псалмы, которые читал в предыдущую ночь…

Закончив чтение, совершенно успокоился. Отворил окно и выглянул наружу. Луны нет. Но при ясном звездном небе видимость прекрасная. Постояв с минуту, закрыл окошко и положил Псалтирь на место. Затем, подойдя к окну, снова открыл его и, немного подождав, смело выбрался из дупла. Когда стал возвращаться в дупло и перенёс ногу за порог, на меня неожиданно напала какая-то странная торопливость. Как будто от кого-то убегая, я поспешно забрался в дупло и захлопнул окно. Потом опять раскрыл его, вышел наружу и даже на несколько шагов отошёл от дерева. Однако, возвращаясь обратно в келью, вновь почувствовал то же: быстрее, быстрее, как будто кто-то гонится сзади. Я воспротивился этому чувству, попятился и, распрямившись, посмотрел вокруг: было тихо. Только где-то далеко в лесу кричали совы да пищали сони. Постояв с минуту, хотел войти в дупло, и всё повторилось… Так происходило несколько раз. Наконец, я спокойно вошёл внутрь, чуточку помедлив, вышел и опять спокойно возвратился. И на этом закончились бесовские страхования. Однако демоны снова напали на меня, применив на этот раз совершенно иной способ воздействия. Теперь их цель — разрушить молитвенное трезвение, во что бы то ни стало отвлечь внимание от молитвы… Происходят удивительные вещи, от которых я буквально захожу в тупик. Почти еженощно, перед пробуждением, вижу, как кинофильм, очень образный, хорошо запоминающийся сон. Когда же просыпаюсь и начинаю заниматься умным деланием, где-то глубоко в подсознании появляются, чаще всего прочего, яркие картины и персонажи из ночного сна. Я стараюсь сразу же отсечь их, но они продолжают упорно нападать. Несмотря на все мои старания, мысленный противник рано или поздно вовлекает ум в беседу и этим оскверняет молитву, так что, в конечном итоге, труд ночного бодрствования сводится на нет. По этому поводу я недавно навестил отца Исаакия и поведал ему о сатанинских кознях. Он сказал:

“Если ты приобрёл самосовершающуюся Иисусову молитву, попытайся теперь подняться на вторую ступень умного делания, которую Исихий, пресвитер Иерусалимский, в своей книге называет “ум, глубоко молчащий”. Подняться на неё сразу, минуя первую ступень (слежение за прилогами), невозможно. У того, кто не имеет самосовершающейся Иисусовой молитвы, ум занят двумя попечениями: это — перебирание чёток с одновременной молитвой и борьба с помыслами. Тебе не нужно молиться по чёткам. Обрати все своё внимание на борьбу с мысленными врагами. При этом ратоборстве нужно волевым усилием останавливать мышление. Мне когда-то, в былые годы, пришлось услышать от одного простого мирского человека нечто удивительное. Он говорил, что может долгое время ни о чем не думать. В этом, конечно, нет ничего сверхъестественного. Но всё-таки это состояние дается нелегко. Постоянно упражняйся в этом делании. Сначала молчание ума продлится несколько минут. И, по мере навыка, будет постепенно увеличиваться. При этом занятии оком ума своего, то есть вниманием, смотри на своё сердечное место. Для этого палец руки приложи к левой части груди, чуть выше левого сосца, и сосредоточивай в том месте внимание. Учись молиться одним умом, чтобы язык твой был бездейственным. А иначе, хоть ты и молча будешь молиться, но если язык еле ощутимо двигается, то это ещё молитва устная, а не умная. Преподобные Отцы писали, что Бог внимает уму и усердию, а не многоречию… Не опускайся вниманием ниже левого сосца. Ты будешь усматривать душепагубные прилоги или мысленные стрелы (как называли их в древности святые Отцы), которыми ведёт с нами диавол невидимую брань… Самодействующая молитва во время твоего бодрствования будет совершаться своим чередом”.

Я возразил ему, сказав, что она у меня временами исчезает и я не слышу её. Он пояснил, что это происходит из-за множества вражеских мыслей, заглушающих молитву. Иногда облака или тучи закрывают солнце, и оно становится невидимым. Точно так же бывает и в нашем деле. Из-за мысленного обуревания нельзя услышать внутреннюю молитву. — Теперь, — продолжал брат, — я стал практиковать это, ещё не свойственное мне, состояние умного безмолвия, при котором волевым усилием на определённый период удаётся остановить мышление. Наступает молчание ума. Умно-сердечная молитва совершается обособленно от моего деятельного участия в такт биения сердца. Но и диавол изменил методы борьбы. Он насылает тонкие, едва уловимые сознанием, мысленные прилоги, которые, преодолевая моё сопротивление, вторгаются в сознание. Кроме этого, добавилась новая брань. Однажды вечером, без малейшего повода с моей стороны, в мой ум залетело какое-то нелепое словосочетание, услышанное мной когда-то во сне — отрывок разговора одной знакомой послушницы со своей старицей: “Матушка, появился какой-то чужой кот и съел одного нашего котенка…” Странно то, что съел не цыпленка, не утенка или индюшонка, а котёнка. И вот эта пустельга стала без конца вращаться в памяти во время вечерней и ночной молитвы. Через две или три ночи демон повторил атаку — на этот раз уже через музыкальную фразу, напеваемую тонким голоском: “Цыплёнок жареный, цыпленок пареный, пошёл по улицам гулять. Его поймали, арестовали, велели паспорт показать”. При появлении этой прибаутки я сначала рассмеялся, но потом отбивался от неё целую ночь. Одного из наших братьев бесы искушали, используя куплет из плясовой: “Калинка, малинка, малинка моя, в саду ягода калинка, малинка моя…” По учению святых Отцов, всевозможные шутки и причуды, вызывающие смех, — дело блудных духов. Один из древнейших подвижников пишет: "Кто хочет испытать злобных демонов и приобрести навык к распознаванию их козней, пусть наблюдает за помыслами и замечает: на чём настаивают они, и в чём послабляют, при каком стечении обстоятельств… Демоны очень злятся на тех, которые значительно и деятельно проходят добродетели со знанием дела… Демонские песни приводят в движение нашу похоть и ввергают душу в срамные мечтания… Искушение монаха есть помысл, который, вошедши чрез страстную часть души, омрачает ум”».

(Из Кн. Монаха Меркурия, «В Горах Кавказа, Записки Современного Пустынножителя»).

Музыкальные помыслы, «музыкальные атаки» бесов, «симфонические наваждения» были совсем не свойственны христианским мистикам далёкого прошлого. Зато эти «помыслы» стали достаточно распространённым приёмом действия бесов в наше время. Сам я испытывал их несколько десятков раз: в голове, в сознании начинает отчётливо звучать разнообразная музыка (целые концерты, симфонии), совершенно не зависимая от твоей собственной воли или желания! Как в следующей современной истории:

«Вскоре по возвращении из города его (современного молитвенника) посетило искушение, подобное тому, какое досаждало когда-то брату, живущему в дупле. Началось с того, что в городе ему случилось как-то вечером зайти в дом знакомых верующих людей, где он повстречал несколько пожилых женщин. После недолгой беседы они сдвинули стулья, сели в кружок и стали петь одну за другой какие-то не ведомые брату псальмы на Евангельскую тему, и все на один мотив. Поневоле пришлось слушать их, пока они не перепели всё, что знали. И вот теперь в своем уединении, среди глухой ночи, когда он занялся умно-сердечным деланием, вдруг где-то в глубине его сознания стала бесконечно повторяться эта монотонная мелодия. Он продолжал слышать её и по пробуждении утром, и в течение всего дня без перерыва. Однако прошло двое или трое суток, искушение миновало, и молитвенное делание вошло в свою обычную колею. Но вот в одну из ночей, на полунощнице снова повторилось подобное явление. В глубине сознания, как бы внутренним слухом он услышал музыку, но теперь играл целый симфонический оркестр. Ясно слышались звуки скрипок, виолончелей и контрабаса, только невозможно было понять, что именно они играли. Исполнялось какое-то большое музыкальное произведение в продолжение двух с половиной часов, не давая возможности сосредоточиться на молитве. Отшельник был вынужден сидеть и слушать этот концерт, не имея возможности продолжать своё молитвенное правило. Не дождавшись, однако, конца симфонии, он улёгся спать, и музыка тотчас прекратилась. В следующую полночь, стоило ему приступить к совершению своего келейного правила, как он услышал другой, на этот раз уже духовой оркестр. Под ликующие звуки военного марша неподалеку от его кельи послышалось, словно на параде, прохождение марширующих войск. Увлечённый бравурной музыкой, он незаметно для себя стал даже слегка помахивать в такт правой рукой. Так бесцельно проведённой оказалась и эта ночь. Диавол не дал человеку произнести ни единого слова молитвы. Эти концерты, то в вокальном, то в инструментальном исполнении, стали повторяться чуть ли не каждую ночь. Однажды он слышал даже среди дня, как где-то недалеко, за кельей, пел хор городского кафедрального собора, причём хорошо слышалось знакомое сопрано одной из певчих. Поразительным и непостижимым был один из концертов, который демон в очередной раз устроил в полночь. Это, по-видимому, была его собственная композиция, исполнявшаяся на каких-то металлических предметах, которые издавали своеобразный, изумительно нежный звук. Он был несколько похож на приятный, вибрирующий бой стенных часов. Исполнялось музыкальное произведение, мелодия которого напоминала старинный итальянский вальс “Неаполитанские ночи”, брат даже запомнил этот несложный мотив, однако к утру всё выветрилось из памяти. О таком удивительном явлении, как музыкальные помыслы, брату не приходилось читать ни в одной из аскетических книг, поэтому он оказался в затруднении, не зная, как с ними бороться. Кроме того, музыкальные помыслы, казалось, непреодолимы. С обыкновенными помыслами, мысленными или зрительными, борьба проще — их можно сразить встречным словесным противоречием или мысленным крестным начертанием, после чего они исчезнут. Через некоторое время, конечно, они появятся вновь, но, сраженные тем же оружием отойдут, чтобы снова возвратиться в какой-либо другой форме или ином зрительном образе. Но в борьбе с музыкальными помыслами не помогали никакие известные ему способы и приеёмы невидимой брани. Ослабев, наконец, от мысленного противоборства с ними, он с глубокой скорбью стал призывать имя Пресвятой Девы Богородицы, прося себе помощи Царицы Небесной, и только после этого отступило от него вражеское наваждение».

(Из Кн. Монаха Меркурия, «В Горах Кавказа, Записки Современного Пустынножителя»).

Более же часто духи зла страшат человека не только фактом своего появления, но запугивают его специально, намеренно и разными способами, вызывая в нём вибрации страха и ужаса и при этом преследуя разные цели, а именно: помешать молитве, прогнать, подавить волю (молитвенника), подпитаться энергией (страха), подчинить, склонить к «сотрудничеству», уничтожить и т. д.

Истории об устрашении воина бесами — самые распространённые…

«…Когда же дьявол увидел себя побеждённым Антонием (Великим) чрез молитвы его к Богу, терпение и веру, то обратился к обычным в юношеском возрасте искушениям: начал смущать его ночными мечтаниями, страхом и привидениями, шумом, голосами и воплями среди ночи, днём же — и открытыми нападениями».

«Иногда бесы старались тем навести ужас на блаженного (прп. Исаакия, затворника Печерского), что приходили к нему ночью, многочисленной толпой, с мотыгами и заступами, и говорили:

— Раскопаем мы пещеру твою, и погребем тебя под развалинами.

Другие же из них говорили ему:

— Выйди, Исаакий: тебя хотят засыпать в пещере.

На сие блаженный отвечал им:

— Если бы вы были людьми, то ходили бы днём; но вы сыны тьмы, посему и ходите во тьме.

При этом он осенял себя крестным знамением, как и при всех наваждениях, и бесы тотчас же исчезали».

Из опыта современного молитвенника, практикующего в дупле дерева:

«…В ту же ночь, когда я начал совершать полунощницу, вдруг услышал приближающиеся шаги целой группы людей и еле слышный, приглушённый разговор. Подойдя к моему дуплистому дереву, они остановились, как бы выжидая. Я замер от страха при мысли, что это пришла толпа бесов, чтобы расправиться со мною. Вслед за этой мыслью мгновенно мелькнула другая: они теперь оравой ворвутся внутрь дупла и задушат меня. Потом, вытащив мёртвое тело, разорвут на части и разбросают во все стороны. Кишки размотают, как телефонную проволоку, вокруг по кустам. Голову насадят где-нибудь на воткнутый заострённый кол. И на этом закончится моё отшельничество. Как сейчас помню эти глубоко потрясшие меня минуты. Оцепенев от ужаса, я ждал неминуемой смерти и даже не мог прочитать всем известную молитву “Да воскреснет Бог”, словно на ум мой и язык кто-то наложил невидимые оковы молчания… Не знаю, сколько времени продолжалось это состояние полного пленения. Опомнился я только при громком крике совы, усевшейся на огромную липу, в которой живу. Я несколько ободрился. Ко мне возвратилось присутствие духа, потому что я сразу понял, что возле дупла никого нет, иначе сова, прекрасно видящая ночью, не села бы на это дерево…

В полночь, проснувшись по звонку будильника, приготовился совершать обычное бдение. Мысленно проговорил первые слова: “Молитвами святых отец наших, Господи, Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь”. И опять услышал тот же приглушённый топот идущей толпы с её тихим разговором, как и в минувшую ночь. Меня вновь объял неописуемый страх и досада, что не убрался из этого вертепа в минувший день подобру-поздорову. И как-то бессознательно, автоматически я произнёс запомнившиеся из повечерия и междочасия слова: Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми

Молиться было очень трудно. Потрясения двух минувших ночей вызвали целую бурю мыслей. При всём моём старании ум мой не мог от них освободиться. Кое-как закончив молитву, занялся житейскими делами. Но вот день начал клониться к вечеру, и настроение испортилось. Я боялся приближения третьей ночи. Появилось желание уйти отсюда, чтобы уклониться от сатанинского наваждения. Душа томилась в ожидании страшного неотвратимого искушения…».

(Из Кн. Монаха Меркурия, «В Горах Кавказа, Записки Современного Пустынножителя»).

О своём страхе и страхе «вражьем» вообще говорит православный старец 20 века:

«Бывало, наступает вечер, и дрожит тело моё и содрогаются кости, какой-то неопределённый страх и трепет всегда проникали всё моё существо. И помню, бывало, начну критически разбирать причину такой боязни. Ничего определённаго не видится, а ужас объемлет все мои душевныя чувства…

Но испытавши на себе сие мучительное состояние — вражеский страх — даю всем братиям своим, ради любви Христовой живущим в пустыне, опытный совет, а равно и всем Христианам. Никак и никогда, ни в каких обстоятельствах не бойтесь устрашения диавольской силы! Господь попускает видимо являтся ей только сильным и великим в духовной жизни мужам, а слабым во веки не дозволит явиться бесу, потому что Господь Сам находится повсюду, на всяком месте и непосредственно видит наше состояние, в полноте его содержания, и, по мере нашей духовной силы, попущает врагу действовать на нас».

(Из Кн. Схимонаха Илариона, «На Горах Кавказа»).

Однако самым «тонким», изощрённым способом искушения и обмана воина является использование интеллекта (молитвенника) — метод размышления, логического «убеждения», «доказательности», «уговаривания» (оговора), «обоснованности» определённого противоправного действия, как здесь:

«Когда Антоний (будущий Антоний Великий) так преуспевал и укреплялся в добре, враг христианского имени — дьявол, будучи не в силах видеть такие добродетели в юноше, восстал против него со своим древним коварством и начал пытаться отклонить его чрез обольщение от добрых намерений и совратить с правого пути. Он приводил ему на память мысль о проданном и розданном имуществе, о необеспеченности сестры, о величия рода, о суетной мирской славе, об удовольствии, какое можно получить от различной пищи и прочих прелестях мирской жизни. Одновременно он представлял Антонию мысленно трудный путь и тяжёлый конец добродетели, и немощь тела и продолжительность времени подвига; этими и многими другими помыслами искуситель старался омрачить его ум и развратить сердце».

«Однажды бес принял вид красивой женщины и пришёл к преподобной Матроне, с лестью говоря:

— Зачем ты, госпожа моя, избрала себе такой странный образ жизни? Место здесь пустынное, и нет ничего для удовлетворения телесных потребностей. К тому же ты ещё молода и лицом красива, боюсь, чтобы кто-нибудь, увидав тебя, не прельстился твоею красотою и не причинил бы тебе насилие, и тогда не будет никого, кто бы помог тебе и освободил бы тебя от рук его. Итак, оставь, госпожа моя, такую жизнь, и иди со мною в город, ибо можешь и в городе жить в безмолвии. Я же найду для твоего жительства дом, какой будет нужен, и ты будешь иметь всё необходимое и никто не посмеет тебе сделать неприятность, ибо соседи помогут тебе и избавят тебя от оскорблений.

Слыша такие льстивые слова, святая Матрона поняла, что это стрелы вражии и не только сама защитилась от стрел лукавого, но и самого стреляющего уязвила молитвою, как бы мечём, и прогнала. После того бес преобразился в престарелую женщину, из очей которой исходил огонь. Устремившись с гневом на Матрону, женщина эта ухватилась за ноги её, изрыгая бесстыдные слова и угрозы. Святая же не обращала на нее внимание, но стояла, молясь Богу; и тотчас бес исчез».

Искушения бесов могут быть очень определёнными и направленными, нацеленными конкретно на какой-то отдельный драйв и, чаще всего, на активность сексуального вожделения…

«Антоний (Великий) твёрдо противился дьяволу: тот влагал ему нечистые помыслы… Антоний же прогонял их непрерывною молитвою; тот стремился привести его чувства в услаждение естественным раздражением и волнением похоти… Дьявол принимал ночью образ прекрасной женщины и всячески пытался возбудить в Антонии страсть, но тот погашал её мыслью о геенском неугасающем огне и неумирающем черве; дьявол склонял юного Антония ступить на путь скользкий и близкий к паденью, а он, приводя себе на мысль вечные мучения после страшного суда, ненарушимо соблюдал среди искушений чистоту души…».

«…Тотчас же, по действу того же диавола, на святого Венедикта напала такая брань плотской страсти, какой с ним никогда не было. Блудный бес, преобразившись в некую жену, виденную однажды преподобным ещё в юношеском возрасте, предстал пред его очами и в умерщвлённом теле его возжег такую страсть, что он едва не впал в отчаяние. Ему на ум приходил наносимый лукавым помысел возвратиться в мир, но Божия благодать укрепляла его и соделала победителем над страстью».

Искушение, соблазнение различными земными (и отчасти духовными!) благами может быть открытым, как ниже:

«— Поверьте, дети мои, тому, — продолжал Антоний (Великий), — что я расскажу вам: однажды я видел дьявола в образе необычайного великана, который осмелился сказать о себе:

— Я — Божья сила и премудрость, — и обратился ко мне; с такими словами:

— Проси у меня, Антоний, чего хочешь, и я дам тебе.

Я же, в ответ, плюнул ему в уста и, вооружившись Христовым именем, всецело устремился на него, и этот великан на вид тотчас растаял и исчез у меня в руках».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Удивительно, но мне приходиться наблюдать в разных формах, что посулы от бесов людям являются актуальными и реальными в своём исполнении до сих пор! И те, кто принимает «дары» (наяву в видении или в сновидении ночью) сначала на уровне сознания, впоследствии действительно получают обещанное, как-то: исцеление от болезни, богатство, чудесную способность… но при этом незаметно включается страшный процесс духовного разложения и захвата души.

Нередко духовная битва вершится не с одним бесом, а на всех «фронтах» — бесы сменяют друг друга или идут тесным строем, «свиньёй», напролом…

«…Когда Иларион (Великий) почивал, то рядом с ним как будто ложились бесстыдно глумившиеся нагие женщины; когда он был голоден или жаждал, бесы показывали ему различные сладкие кушанья и напитки; когда он молился, то иногда являлся волк и выл, стоя перед ним, иногда же прыгала лисица, или воины сражались, и один из них, поражённый на смерть, падал к ногам святого и молил, чтобы тот похоронил его.

Однажды, стоя на молитве, Иларион забылся, и ум его, побеждённый естественной немощью, помыслил о чем-то постороннем. Бес тотчас же вскочил ему на плечи, подобно воину, и, ударяя его ногами по ребрам, а бичом по плечам и по шее, сказал:

— Беги, беги, что ты спишь! — и, смеясь, спросил: — Не хочешь ли ячменя?

Святой же не обращал внимания на все сии диавольские козни и отгонял их от себя, вооружаясь крестным знамением».

Бесы стараются захватить, взять приступом воина то с одной, то с другой стороны, пробраться к нему и так, и этак. А когда молитвенник в своей духовной жизни явно преуспевает и успешно отбивает атаки, то тогда в ход идёт выверенный приём — восхваление, вызов и задействование беса «тщеславия», как ниже…

«Бес, исконный враг рода человеческого, сильно озлобился на преподобного Макария (Александрийского) за его строго подвижнический образ жизни и за многие исцеления приходящих к нему недужных. Тогда он стал искушать его ум тщеславием. У преподобного стали являться мысли, что ему надобно уйти из кельи и отправиться в Рим. При этом ум его представлял все благовидные побуждения к тому, указывая, что преподобный, имеющий обильную благодать и дар изгонять нечистых духов, много пользы может принести страждущим в Риме. Преподобный долгое время боролся с искушавшими его помыслами, хотя они сильно нападали на него. Наконец, упав на пороге своей кельи, он протянул за келью свои ноги и сказал:

— Влеките меня, бесы, если можете, а сам я не пойду!

Так, на пороге, преподобный пролежал до позднего вечера.

Ночью те же помышления снова с великою силою напали на него. Тогда блаженный, взяв корзину вместимостью в два четверика, наполнил её песком и, возложив на свои плечи, стал ходить по пустыне. Там с ним встретился инок Феосевий, антиохиец родом, который спросил его:

— Отче! Что ты носишь? Отдай мне свою ношу, а сам не трудись.

— Я томлю томящего меня, — отвечал Макарий; — когда он пребывает в лености и праздности, он зовёт меня странствовать.

Таким образом, трудясь в течение долгого времени, преподобный возвратился в келью, хотя измученный телом, но одержав победу над лукавыми помышлениями».

Бес тщеславия многолик, но по своему замыслу прост. В одном случае у монаха он вызывает фантазии славы (что он уже стал знаменитым святым, пророком, который лечит людей и провидит). В другом сообщает мечтания о восхождении на значительные посты в церковной иерархии…

«Был у сего преподобного отца Сисоя Великого ученик Аполлос. По силе вражьего коварства в числе прочих пожеланий и искушений у него явилось желание священнического сана. В сновидениях ему являлись бесы в образе святителей, хиротонисавшие его во епископа. Пробудившись от сна, он начал упрашивать старца, дабы тот приказал идти ему в город к архиерею принять рукоположение во священника. Но старец воспрещал ему сие и, поучая его, вразумлял не искать сана выше своего достоинства. Огорчившись постоянным поучением и наставлением старца, Аполлос тайно бежал от него и удалился к родственникам в Александрию, дабы при содействии последних скорее получить пресвитерский сан.

Когда Аполлос шёл по дороге, встретился ему в образе неизмеримо высокого человека бес. Он был наг и чёрен, с отвратительным лицом, с толстыми губами и железными ногтями. Имея звериное подобие, он в то же время был похож и на мужчину и на женщину. Распространяя смрад, бес являл пред глазами Аполлоса такое бесстыдство, что сего невозможно даже передать на письме. Кинувшись Аполлосу на шею, бес обнимал его руками и часто целовал. Аполлос ограждал себя крестным знамением и вырывался из рук его. Но бес говорил ему:

— Зачем ты убегаешь от меня? Знай, что ты мой, и люблю я тебя, ибо ты исполняешь мои желания. Я потому-то и пришёл к тебе, дабы сопровождать тебя, до тех пор, пока не доведу до конца всех твоих желаний.

Будучи не в состоянии переносить его смрад и бесстыдство, Аполлос возвёл очи на небо и громким голосом возопил:

— Боже, молитвами отца моего Сисоя, помоги мне и избавь меня от сей напасти!

И вот бес, отступивши от него на небольшое расстояние, преобразился в красивую нагую женщину и сказал ему:

— Подойди и удовлетвори твоему желанию, потому что ты много успокаивал меня твоими помыслами в своём сердце.

— Я хотел сделать тебя, — сказал потом бес, — священником и епископом, но молитвы Сисоя, сластолюбивого старца, отгоняют меня от тебя.

С сими словами бес стал невидим».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Бес тщеславия или честолюбия вечен, он почти слит со здоровым желанием самоутверждения и реализации. Каждый человек мечтает быть «самым-самым» в любых областях — в науке, искусстве, ремёслах… В духовной сфере и, в частности, в области популярной эзотерики все также хотят быть известными — духовными учителями, ясновидцами, целителями, основоположниками неких эзотерических школ, направлений, традиций, учений. И в настоящее время многие берут на себя эту роль. Берут, не задумываясь, чем или кем (!) они руководствуются в действительности! Никто не желает быть обычным, обыкновенным… Никто не хочет расстаться с бесом тщеславия…

Бесы столь интеллектуальны и изощрены в своих коварствах, что могут «способствовать» духовному развитию, призывать к «трезвению» и богопознанию…

«Однажды ночью спящего Макария (Египетского) окружило множество бесов, которые будили его и говорили:

— Встань, Макарий, и пой с нами, а не спи.

Преподобный же, уразумев, что это бесовское искушение, не вставал…

Но они говорили:

— Зачем ты оскорбляешь нас, Макарий?

— Разве, может быть, — возразил преподобный, — чтобы кто-либо из бесов пробуждал кого-нибудь для молитвы и славословия Божьего или наставлял в добродетельной жизни?

Но бесы продолжали призывать его на молитву, и в течение долгого времени не могли сего сделать. Тогда, исполнившись ярости и не вынося пренебрежения от Макария, они во множестве устремились на него и стали наносить ему побои. Святой же возопил к Господу:

— Помоги мне, Христе Боже мой, и “окружаешь меня радостями избавления, ибо псы окружили меня, раскрыли на меня пасть свою”.

И внезапно всё множество бесов исчезло с великим шумом».

(«Жития Святых» Дим. Ростовского).

Да. Бесы не отстают и не теряют своего рвения и на духовном поприще…

«Между нечистыми духами есть и такие, которые в начале нашей духовной жизни толкуют нам Божественныя Писания. Они обыкновенно делают сие в сердцах тщеславных, и ещё более, в обученных внешним наукам, чтобы обольщая их мало-по-малу, ввергнуть их наконец в ереси и хулы. Мы можем узнавать сие бесовское богословие или лучше сказать, богоборство, по смущению, по нестройной и безчинной радости, которая бывает в душе, во время сих толкований».

(Из Подвижнических Уроков Прп. Иоанна Лествичника, Добротолюбие, Т. 2).

Бесы стараются показать некую тайну, заинтриговать, вызвать духовное или естественное любопытство, они создают загадки и тем самым хотят отвлечь, дать иное духовное направление, сбить с пути:

«Видя такую святую жизнь Венедикта, диавол, горя ненавистью, задумал воспрепятствовать спасению преподобного. Однажды он преобразился в одну красную птицу, называемую кос, и стал безбоязненно летать пред лицом его, так что эту птицу можно было взять рукою, если бы только святой Венедикт этого захотел, но он не обращал на неё внимания. Познав, что это вражие коварство, он оградил себя крестным знамением, и птица та исчезла».

Не лишне напомнить, как и о способности бесов к оборотничеству, превращаемости, так и к испытанию, «тестированию» (воина), как далее…

«Так окончились святые дни великого поста и наступил праздник воскресения Христова; ненавистник диавол не терпя более видеть такого добродетельного отрока, придумывал, как бы его погубить и замыслил такую хитрость: в один из дней, превратившись в юношу Геронтия, учившегося вместе с Феодором (Сикеотом, епископом Анастасиупольским) в училище, пришёл к нему и, позвав его с собой как бы на прогулку, привёл его на высокий холм, а сам, вставши на большой камень, начал его искушать так же, как искушаем был диаволом Христос в пустыне, говоря:

— Если хочешь добрый Феодор, показать мужество своё, то упади отсюда вниз.

Феодор же отвечал:

— Боюсь, потому что очень высоко.

Сказал ему диавол:

— Ты был мужественнее всех нас в училище, а теперь и этого боишься? Вот я не боюсь, но тотчас соскочу вниз.

Отвечал ему Феодор:

— Не делай этого, чтобы упавши не разбиться.

Диавол продолжал уговаривать, что никакого вреда не может быть; тогда сказал ему Феодор:

— Если ты первый сделаешь это и я увижу тебя целым, то брошусь также.

Диавол бросился с высоты в страшную глубину и, встав там, звал к себе Феодора. Ужаснулся Феодор, увидев его целым и подумал, как же это Геронтий, никогда не имея столько смелости, вдруг мог броситься с столь высокого холма вниз без вреда. Как только эта мысль пришла ему в голову, — а диавол снизу кричал и звал к себе Феодора, — так тотчас же явился святой великомученик Георгий и взяв за руку Феодора, сказал:

Уйди отсюда и следуй за мной! Не слушай искусителя, ищущего души твоей, это не Геронтий, а враг рода нашего».

А вот как действует бес-«завистник» совместно с «винником»…

«Освободившись от попечений и житейской суеты, Феофил начал пребывать в служении единому Богу. Но, не терпя вида богоугодной и беспечальной жизни Феофила, диавол, вооружился против него всеми своим коварствами и начал смущать его то собственными помыслами, то посредством других людей, тихо нашептывая ему: “Обесчестил тебя епископ, не помня великих трудов твоих; унизил он тебя, предпочтя тебе худшего, неискусного, недостойного; отдал он тебя на посмеяние и поругание людям”.

И стал Феофил, сначала понемногу, внимать этим бесовским наветам и помышлениям, а потом начал всё больше и больше рассуждать об этом сам с собою или с друзьями и горько сетовать. Наконец, коварство врага довело его до того, что, забыв обычное ему упование на Бога, он начал изнемогать в малодушии и печали и пришёл в отчаяние. Ему казалось, что все над ним смеются и насмехаются, что уже никто больше не уважает его; он стал стыдиться выходить из дому в люди. В его сердце разгорелось неодолимое желание прежней власти и управления церковным имуществом; день и ночь думал он об этом, смущал себя помыслами и размышлял, каким бы способом вернуть своё прежнее положение, чтобы враги не радовались больше его унижению…».

О том, как легко осуществляется «перехват» в духовной области, в богопознании, повествуется в следующей истории:

«Однако Никита (будущий свт. Епископ Новгородский) не хотел послушаться наставлений игумена: он не мог победить в себе сильной ревности к затворнической жизни. Поэтому, к чему он стремился, то и выполнил: он заключился в пещеру, крепко загородил вход и пребывал в молитве один, никуда не выходя. Тем не менее, спустя всего лишь несколько дней, он не избежал козней дьявола: во время молитвенного пения он услышал голос, молящийся вместе с ним, и ощутил несказанное благоухание. Соблазнившись этим, он так размышлял сам с собою: если бы это был не ангел, то не молился бы со мною, и не было бы здесь благоухания святого Духа.

Он начал ещё прилежнее молиться, говоря:

— Господи! явись мне Сам осязательно, чтобы я видел Тебя.

На это последовал голос:

— Не явлюсь я тебе, потому что ты юн; иначе ты возгордишься и можешь пасть.

Затворник продолжал слёзно просить:

— Никогда, Господи, я не соблазнюсь. Меня научил игумен не внимать бесовским искушениям, — но я исполню всё, что Ты повелишь.

Тогда душе пагубный змей, получив власть над ним, сказал:

— Человеку, облечённому плотью, невозможно видеть меня. Поэтому, я посылаю ангела моего, чтобы он пребывал с тобою, а ты твори его волю.

Затем тотчас предстал пред ним бес в образе ангела. Никита пал на землю и поклонился ему, как ангелу. Бес сказал ему:

— С этого времени ты уже не молись, но читай книги. Этим путем ты будешь беседовать с Богом, и будешь подавать полезные наставления приходящим к тебе, а я всегда буду молить Творца всех о твоём спасении.

Затворник поверил этим словам и, обольщённый, уже более не молился, но стал ревностно читать книги. При сем, он видел беса постоянно молящимся о нём и радовался, думая, что это ангел творит за него молитву. С приходящими же к нему он много беседовал на основании Священного Писания о пользе души; он начал даже пророчествовать. О нём повсеместно распространилась слава, и все удивлялись исполнению его предсказаний. Однажды он послал к князю Изяславу с извещением: “Сегодня убит князь Глеб Святославич; пошли немедленно сына своего Святополка на княжеский престол в Новгород”. Как он сказал, так и исполнилось. Действительно, спустя несколько дней, пришло известие об убиении князя Глеба. С этого времени ещё больше стали говорить о затворнике, что он пророк, и вполне верили ему и князья и бояре. — На самом деле, бес, конечно, не знает будущего, но что он сам делал, — если, например, он научил злых людей убить, или украсть, то он и возвещает. Точно также, когда приходили к затворнику искавшие у него слова утешения, то бес, почитавшийся им ангелом, сообщал ему всё, случившееся с ними. Никита пророчествовал, и всё предсказанное им сбывалось.

При этом никто не мог сравниться с Никитою в знании книг Ветхого Завета; всё он знал наизусть: книгу Бытия, Исход, Левит, Чисел, Судей, Царств, все пророчества по порядку. Вообще, все книги ветхозаветные он знал очень хорошо, а святых евангельских и апостольских книг, данных нам по благодати Божьей для нашего спасения и утверждения в добре, он никогда не хотел ни видеть, ни слышать, не только — читать; ни с кем он не хотел, и беседовать о Новом Завете. Отсюда и стало ясно для всех, что он соблазнён дьяволом. Удрученные этим, пришли к искушенному преподобные отцы: игумен Никон, Иоанн, который был после него игуменом, Пимен постник, Исайя, бывший впоследствии епископом Ростовским, Матвей прозорливец, Исаакий затворник, Агапит врач, Григорий чудотворец, Николай, бывший епископом Тмутараканским, Нестор летописец, Григорий составитель канонов, Феоктист, бывший епископом Черниговским, Онисифор прозорливец. Все они, прославленные добродетелями, пришедши, вознесли молитвы к Богу о Никите и отогнали от него беса, так что Никита уже не видел его. Затем, выведши его из пещеры, они просили, чтобы он сказал им что-либо из Ветхого Завета. Он же стал клясться, что никогда даже не читал тех книг, которые очень недавно знал наизусть; притом, теперь он не знал из них ни одного слова. Теперь его едва-едва могли научить грамоте. Постепенно пришедши в себя по молитвам преподобных отцов, он исповедал свой грех и горько раскаивался в нём. После этого он наложил на себя особенное воздержание и подвиги, начал вести строгую и смиренную жизнь и превзошел других в добродетелях».

«Голоса» (сильные звуки) также могут иметь огромную, гипнабельную силу:

«Однажды ночью, стоя на молитве, святой Иларион (Великий) услышал плач детей, рыдание жен, рыкание львов и голоса других диких зверей и животных, шум и смятение, как бы от великой битвы. Бес нарочно привёл полк своих друзей, завопивших на разные голоса, чтобы Иларион устрашился одного их рёва и бежал, покинув пустыню. Но, поняв, что все сие — только ужасы, наводимые бесами, святой осенил себя крестным знамением, вооружился щитом веры и, пав на колена, вознёс к Богу прилежную молитву, чтобы Он подал ему помощь свыше…».

Пример организации бесами порочащей (воина) ситуации…

«Преподобный Павел (из г. Коринфа) много потрудился в подвигах постнических и был опытным подвижником. На сего Павла вооружился бес блуда; однажды ночью, в то время как преподобный Павел стоял на молитве, ему явился бес и сказал:

— Если не удовлетворишь своей похоти плотской, хотя один раз, то жестоко вооружусь на тебя!

Павел же запретил бесу именем Иисуса Христа и прогнал его знамением крестным.

Потом бес научил некую женщину блудницу принести к преподобному младенца, недавно рождённого ею; положив сего младенца на одре преподобного, женщина та сказала ему:

— Я от тебя самого зачала и родила сие.

Старец принял младенца с радостью. Еретики же, придя к старцу, связали ему руки назади и, привязав младенца к вые преподобного, водили его по городу с насмешками. Став посреди народа и дав знак рукой, Повел сказал:

— Послушайте, братия! Спросим младенца и пусть он скажет нам, кто его отец?

(Младенцу же от рождения было немного дней). И сказал Павел младенцу:

— Скажи нам, кто твой отец?

Младенец, разодрав свои пеленки, показал рукою на некоего кузнеца и сказал:

— Вот сей отец мой, а не Павел монах.

Люди, слышавшие это, поклонились старцу, прося у него прощения.

С этого времени Бог даровал преподобному дар врачевания. Павел возлагал руки на недужных и они получали здравие.

Прожив семьдесят с лишним лет, преподобный отошел ко Господу, Которому неленостно служил, и был причтен к лику святых».

(Из Лавсаика Палладия, Еп. Еленопольского).

История искушения исключительно духовного содержания излагается следующим образом:

«В частых борениях с бесами пришлось провести преподобному первый год своего пустыннического жития. Затем диавол стал другими способами искушать преподобного.

Так он принял вид одного из отроков Петра, служившего ему, когда он был в мире воеводой; в образе этого отрока диавол пришёл к преподобному и припал к нему, желая поцеловать святого, будучи исполнен мерзости…

По прошествие семи лет лукавый враг снова преобразился в светлого ангела и с обнажённым оружием в руке, став близ пещеры, воззвал:

— Пётр, раб Христов, приди ко мне, и я возвещу тебе добрую весть.

— Кто ты, — отвечал святой, — желающий возвестить мне добрую весть?

— Я архистратиг Господень, — отвечал лукавый прелестник, — посланный к тебе. Крепись, мужайся, радуйся и веселись, так как тебе уготован Богом славный престол и неувядаемый венец. Теперь же оставь это место и иди в мир, чтобы принести пользу многим. Ведь и источник воды, находившийся близ тебя высох, по повелению Божию, чтобы перемерли от безводия все звери, страшившие тебя.

Говоря это, лукавый враг послал другого беса задержать, по Божиему попущению, течение потока. Святой же Петр по смиренномудрию так отвечал на льстивые слова диавольские:

— Кто я такой — подобный псу смердящему, чтобы ко мне явился архистратиг Господень?

— Не дивись сему, раб Господа, — отвечал бес. — В сие время ты превзошёл Моисея, и Илию, и Даниила, и Иова: Моисея и Илию ты превзошёл пощением, Даниила — гадами и зверями, которым ты заградил уста, Иова — своим терпением, посему ты и назовешься великим на небесах. Встань и посмотри — вода уже иссякла — иди в монастыри, которые находятся в миру; я буду с тобой и через тебя спасу многих, говорит Господь Вседержитель.

— Да будет тебе известно, — отвечал святой бесу, — я не уйду отсюда до тех пор, пока не укажет мне сего моя Помощница — Пресвятая Богородица и тёплый в бедах моих заступник — святитель Николай.

Бес, услыхав имя Богородицы и святителя Николая, тотчас исчез».

(«Жития Святых» Дим. Ростовского).

Уместна и поучительна и такая история, в ней описывается попытка беса манипулировать святым…

«На возвратном пути из монастыря в пустынную келлию святому Епифанию (архиепископу Кипрскому) и его новокрещённому ученику Иоанну встретился бесноватый юноша, скитавшийся нагим по пустыне. Сжалившись над ним, святой после молитвы к Господу Богу изгнал из него беса. Демон, покинув свою бывшую жертву, вопил:

— О Епифаний, ты меня выгоняешь из моего места, в котором я жил двадцать два года, а я повлеку тебя в Персию, где ты против своего желания предстанешь царю.

С этим бес исчез. Юноша же совершенно выздоровел и, припадая к ногам своего исцелителя, благодарил его. Научив исцеленного воздавать благодарение Богу, святой отпустил его домой. Между тем изгнанный бес, пришедши в Персию, вошёл в царскую дочь и начал сильно её мучить. При этом он кричал:

— Если сюда не придёт Епифаний, не покину этой отроковицы. Епифаний, родом финикиянин, приди сюда, и я выйду из царской дочери.

Царь, услыхав о финикийской стране, послал туда своих слуг разыскать Епифания. Они же, расспрашивая о нём во всех городах и селах Финикии, ничего не могли узнать и едва не были убиты туземцами, принявшими их за соглядатаев. После их возвращения ни с чем к царю диавол, бывший в отроковице, продолжал громко кричать:

— Епифаний живёт в пустыне, называемой Спанидрион, приведите его сюда.

Тогда царь, призвав тридцать приближённых мужей, сказал им:

— Скинув с себя персидские одежды и надевши греческие, идите в Финикию и ищите пустынного места, называемого Спанидрион. Там найдеёте некоторого человека по имени Епифаний. Взявши его с собой, приведите ко мне.

Переменивши одежды посланные отправились и достигли названной пустыни. Долго искали они здесь Епифания. Наконец, по указанию одного человека, они пришли ночью к его келлии, когда святой по обычаю совершал с своим учеником ночные молитвы. Они сильно стучались к нему в дверь. Но Христов подвижник, не желая прерывать своего молитвенного правила, стоял на молитве, нисколько не испугавшись стука и как бы не замечая его. Придя в страшный гнев, Персы, наконец, решили взломать келейные двери. Один из них поднял оружие для удара им в двери. И вдруг поднятая рука его одеревенела и высохла. Остальные от испуга невольно отошли на некоторое расстояние от келлии и стали дожидаться наступления дня. С рассветом Епифаний, уже совершивший свои ночные и утренние молитвы, открыл двери и вышел. Увидав преподобного, пострадавший пал ниц пред ним и говорил:

— Помилуй меня, раб бессмертного Бога.

— Чего ты просишь от грешного человека? — спросил смиренной угодник Божий.

— Здоровым пришёл на это место, — отвечал тот, — и вот высохла моя рука.

— Как пришёл ты здоровым, — сказал преподобной, — так и будь здоровым.

С этими словами он прикоснулся к иссохшей руке, и тотчас она стала здоровой, как и другая. Увидевши такое чудо, товарищи исцеленного приблизились к святому и, поклонившись, открыли ему цель своего прихода: они молили его идти к царю, чтобы исцелить его дочь. Преподобной же, уразумев, что изгнанной им из юноши дух вошел в дочь царя Персидского, вооружился против беса молитвой и с надеждой на Бога отправился с учеником на верблюдах персидских мужей. Чрез тридцать пять дней путники достигли Персии и остановились в городе Урионе Трое же из персов пошли к царю возвестить о прибытии Епифания. Царь тотчас же приказал представить его себе. Преподобной пришёл к нему, как к простому человеку, а не как к царю. Земной владыка приветствовал верного слугу Царя Небесного, поднявшись с своего престола. Святой беседовал с ним об истинном Боге Христе Спасителе нашем, о Его непобедимой силе, изгоняющей всякий демонский род. После беседы к чудотворцу приведена была бесноватая царская дочь. Помолившись о страждущей Богу, святой трижды сотворил над ней крестное знамение. Едва успел он его совершить, как бес вышел из отроковицы, сделавшейся после того совершенно здоровой. Обрадованный исцелением своей дочери, царь поклонился преподобному».

(«Жития Святых», Свт. Дим. Ростовского).

Стоит упомянуть и ещё об одном хитроумном приёме, которые бесы используют, об одном сценарии…

«Однажды, когда он (речь идёт об одном начинающем неизвестном молитвеннике) был один в доме и занимался молитвой, явился пред ним отвратительный бес и стал мешать молитве; брат не устрашился, но смело вступил с бесом в беседу. Он стал увещевать беса покаяться, стал говорить ему о неизреченном милосердии Божием, что даже его Бог может помиловать, если он, бес, покается. И что-то ещё показывал бесу в таком же духе. Бес выслушивал как будто внимательно, потом серьёзно задумался и наконец принял вид кающегося, стал молиться, стенать, стал преклоняться пред иконой, в общем — всем своим видом выражал глубокое сокрушение, раскаяние в содеянном и выказывал себя жаждующим скорейшего помилования. Брат завороженно следил за его действиями, внутри ликуя. И вот, действительно, через некоторое время на беса как бы сходит какое-то светлое облако, как бы свет, как бы благодать, и он на глазах торжествующего юноши превращается в светлого ангела. И вот этот Ангел начинает горячо благодарить брата, кланяться ему в ноги; называет его своим спасителем: благодаря его слову он спасён, он опять святой Ангел, — и наконец, он должен отблагодарить брата; бывший бес предлагает быть его всегдашним верным хранителем, войти в него и всегда его хранить и помогать своей возрождённой Ангельской силой. Брат в неописуемом восторге, сам вне себя от счастья, соглашается. Ангел входит, и… — брат начинает бесноваться, кричать, ругаться страшными словами, крушить иконы, выбрасывать их в окно, вытворять другие ужасные вещи. Теперь он находится в психиатрической больнице»[39].

Иногда бесы «привыкают», «привязываются» к определённому месту (где постоянно находится молитвенник), и в этом случае они могут «перепутать», напасть не на того человека, на которого хотели, как в следующем примере (из современной духовной жизни):

«И по случайности один знакомый пришёл из мира нас посетить. Ночью я (монах Иосиф Афонский) положил его спать в свой маленький домик. И приходят бесы, по своей привычке, ко мне. И давай его бить. А он как закричит! В ужас пришёл человек, чуть с ума не сошел. Я сразу прибегаю.

— Что с тобой? — говорю ему.

— Бесы, — говорит, — чуть не задушили меня! Забили меня палками!

— Не бойся, — говорю ему. — Это были мои, и в этот вечер по ошибке их отведал ты! Но ты не беспокойся.

Говорил ему и всякие другие забавные вещи, чтоб его успокоить. Но это оказалось невозможным. Не мог он больше оставаться на том месте мученичества. Испуганный, смотрел он направо-налево и просился уйти. В ночь-полночь провёл я его в Святую Анну (другое место) и возвратился».

(Из Кн. Иосифа Афонского, Исихаста, «Изложение Монашеского Опыта»).

Достаточно здесь духовных историй! Стоит ли упоминать, что, хотя речь шла о христианских монахах, отшельниках, большинство приведённых примеров несколько при иных условиях, в иных формах повторяются и по сей день. Они типичны, а принципы остаются едиными. Так вне всякой «духовности», например, денежный бес нападает на многих людей — они становятся бизнесменами — и полностью ими овладевает; такие люди в своих потребностях становятся ненасытными, алчными и живут исключительно ради накопления капитала. И этот же бес в равной степени не оставляет и так называемых известных «духовных учителей», «учителей Мира» (они на «духовности» делают целые состояния). А бес неверия, «научного» материализма продолжает утверждаться и утверждаться.

А здесь очевидно: вездесущей и неодолимой демонической Силе может противостоять только одно — Свет Любви. Свет, которому преданно служит и за которой бьётся насмерть Воин Христов.

ЯВЛЕНИЕ БЕСОВСКОГО СВЕТА.

…Ибо сам сатана для обольщения нашего преобразуется иногда в Ангела света; причём обещает, что, если пад поклонишься ему, то даст тебе такое и такое дарование, или восхитит тебя, как новаго Илию, на небо, на огненной колеснице. И бывало, что принимавшие это с верою уклонялись от истины и впадали в умоповреждение.

Прп. Нил Синайский.

Появление бесов перед молитвенником в виде света (ангела света) — столь коварный и эффективный приём их обмана (захвата), и в целом столь важный вопрос, что требует отдельного рассмотрения. И прежде всего следует объяснить, каким образом тень сознания, теневики производят свет?

Существует два объяснения. Одной из причин может быть приведение в активность определённой психоэнергетической зоны в сознании человека, а равно одновременно возбуждение соответствующей области мозга. При всём этом не исключено задействование в памяти человека вообще какого-либо образа света (огня), представления о свечении, светоносных фигурах, хранящихся в подсознании. Таково первое объяснение…

«Когда ум начнёт наконец чисто и безстрастно молиться, тогда демоны наступают на него уже не от шуиих, а от десных: представляют явление будто славы Божией, и какое либо образное представление, чувству приятное, так что ему покажется, будто он совершенно достиг уже цели молитвы. Это, как сказал один, знающий дело муж (Евагрий), бывает от страсти тщеславия, и от бесовскаго прикосновения к известному месту мозга и от потрясения (или воспаления) в нём жил.

Думаю, что демон, касаясь сказаннаго места, как хочет, превращает свет, который около ума; от этого тщеславие подвигается на помысл, понуждающий ум легкомысленно присвоять себе Божественное и существенное ведение. Так как его не тревожат плотския нечистыя страсти, а он чисто предстоит в молитве, то ему никак не думается, чтобы тут было какое-либо вражеское действие, — и он уверяется, что это есть точно Божественное явление, тогда как оно произошло от демона, который, крайнюю употребляя хитрость, чрез мозг, как мы сказали, изменяет сопряженный с умом свет и его самого образует (ему самому даёт образ, — или то и то заставляет воображать)».

(Из Аскетических Наставлений Нила Синайского, Добротолюбие, Т. 2).

Второе объяснение явления света бесами исходит из психологии и «механики» «микроскопического» восприятия самого человека (и использовании этого) и процесса «точечной» концентрации. А именно — одна переразвитая, сверхуплотнённая тень или же группа теневых существ добивается столь высокого, мощного, «точечного» сосредоточения (своего отрицательного пси-заряда), что по силе (в восприятии человека) приближается как бы к свету, производит световые эффекты…

Но, думается, что и первый, и второй вариант, если и не сочетаются, то являются равноправными.

Явление молитвеннику некого света на фоне других историй — не менее распространённый феномен в духовном опыте искушения православных подвижников…

«…Тогда диавол, ненавистник всякого добра, принял вид светлого ангела и показался святому (Симеону Столпнику) вблизи столпа на огненной колеснице с огненными конями, как бы сходящим с неба и говорил:

— Слушай, Симеон! Бог неба и земли послал меня к тебе, как видишь, с колесницей и конями, чтобы взял я тебя, подобно Илие, на небо; ибо ты достоин такой чести за святость жития твоего, и пришёл уже тебе час вкусить плоды трудов своих и принять венец похвалы от руки Господней. Поспеши же, раб Господень, узреть Творца своего и поклониться Тому, Кто создал тебя по образу Своему; желают и тебя увидеть ангелы и архангелы с пророками, апостолами и мучениками.

Святой не распознал вражеского прельщения и сказал:

— Господи! Меня ли, грешника, хочешь взять на небо?

И поднял Симеон правую ногу, чтобы ступить на огненную колесницу, но вместе с тем осенил себя крестным знамением. Тогда диавол с колесницей исчез, как пыль, сметенная ветром. А Симеон познал бесовское прельщение, раскаялся и ногу свою, которой хотел ступить на бесовскую колесницу, казнил тем, что стоял на одной той ноге целый год».

«Преподобный Антоний (Великий) рассказал для душевной пользы слушателей и вот что ещё:

…Однажды бесы явились даже в весьма светлом виде и стали говорить: “Мы пришли, Антоний, чтобы дать тебе свет”. Но я зажмурил свои глаза, чтобы не видеть дьявольского света, начал молиться в душе Богу, — и богопротивный свет их погас…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Бесовской свет может возникнуть в любое время — как в течение духовной практики молитвы (медитации), так и спустя некоторое время, и предстать в любой период — уже начинающему, и тем более продвинутому или искушённому в духовных сражениях человеку; как «рядовому» духовному искателю, так и монаху-отшельнику. Во всех случаях этот свет действует гибельно, разрушительно. Разрушительно-растлевающе медленно, постепенно, или разрушительно быстро. Таков один классический пример…

«Тогда же Исаакий (затворник Печерский) затворился в одной тесной пещере, которая была размером всего около четырёх локтей, и там молился Богу со слезами; пищей ему служила одна лишь просфора, но и ту он вкушал через день; жажду он утолял водой, и то лишь в небольшом количестве. И пищу и питьё приносил ему преподобный Антоний и подавал чрез столь узкое оконце, что в нём могла поместиться одна только рука; кроме того, преподобный Исаакий никогда не ложился на одр, но сидя, подкреплял себя кратковременным сном. Так, среди великих подвигов, он пробыл семь лет, не выходя из своей тесной келлии.

Однажды, при наступлении вечера, он по своему обычаю начал творить коленопреклонения, воспевая псалмы до полуночи; когда же он утомился, то, погасив свечу, сел на месте своём. Внезапно пещеру озарил великий свет, яркий как солнечный, и к преподобному подошли два беса, в образе прекрасных юношей; лица их светились как солнце; они сказали святому:

— Исаакий! Мы — ангелы, а вот грядёт к тебе Христос с небесными силами.

Поднявшись, Исаакий увидел множество бесов; лица их светились как солнце; один же среди них сиял более всех, и от лица его исходили лучи; тогда бесы сказали Исаакию:

— Исаакий! Вот — Христос; пади пред Ним и поклонись Ему.

Не поняв бесовской хитрости и забыв ознаменовать себя крестным знамением, преподобный поклонился тому бесу, как бы Христу.

Тотчас же бесы подняли великий крик, возглашая:

— Исаакий — ты наш теперь!

Посадив его, они и сами сели вокруг него; вся келлия и пещерная улица около той келлии наполнились бесами. Тогда один из бесов, мнимый Христос, сказал:

— Возьмите сопели, гусли и тимпаны и играйте на них, а Исаакий пусть пляшет перед нами.

Тотчас бесы стали ударять в сопели, тимпаны и гусли; схватив Исаакия, они стали скакать с ним и плясать в течение долгого времени; утомив преподобного и оставив его едва живым, и таким образом надругавшись над ним, бесы исчезли.

На следующий день, при наступлении времени, когда обыкновенно Исаакий вкушал свою пищу, преподобный Антоний подошёл по своему обычаю к оконцу и сказал:

— Благослови, отец Исаакий.

На сие не было никакого ответа; изумившись Антоний подумал, уж не преставился ли святой Исаакий? Тогда послал он в монастырь за преподобным Феодосием и за прочей братией. Придя, братия откопали пещеру и вынесли Исаакия, думая, что он умер и положили перед пещерою; но тут заметили они, что Исаакий ещё жив. Тогда игумен, преподобный Феодосий, сказал:

— По истине, происшедшее с ним — дело бесовское.

Затем Исаакия положили на одре, и сам святой Антоний ухаживал за ним…

А был Исаакий расслаблен умом и телом, так что не мог ни сидеть, ни стоять, ни даже перевернуться на другую сторону, но лежал только на одном боку, так что часто под ним заводились черви. Сам преподобный Феодосий собственными руками омывал и оправлял его и служил ему таким образом целых два года, пока Исаакий лежал. Удивительно то, что в течение двух лет, Исаакий не вкушал ни хлеба, ни воды, ни овощей, и никакой другой пищи, но всё-таки оставался живым, лежа на одре своем немым и глухим. Преподобный Феодосий творил молитву над ним, день и ночь, до тех пор, пока на третий год Исаакий не стал говорить; тогда он стал просить поставить себя на ноги и начал ходить как бы ребёнок; но не стремился он идти в церковь, так что его силою туда приводили, а потом он и сам стал приходить в церковь. Начал он затем посещать и трапезу, где его сажали отдельно от братий; пред ним клали хлеб, но он не хотел прикасаться к нему; братия стали было вкладывать ему хлеб в руки, но преподобный Феодосий сказал:

— Положите перед ним хлеб, но не влагайте его в руки ему, чтобы сам он ел.

Так целую неделю он не давал братии вкладывать хлеб в руки Исаакию; последний, смотря на других, стал сам вкушать хлеб и таким образом научился есть. Так преподобный Феодосий избавил его от козней и прельщения диавольского.

Когда преставился преподобный Феодосий и блаженный Стефан стал игуменом вместо него, Исаакий снова стал вести суровую жизнь, сказав искусителю:

— Ты прельстил меня, диавол, когда я находился в уединении в пещере, но теперь уже я не затворюсь, но постараюсь при Божией помощи, победить тебя, трудясь в монастыре».

(«Жития Святых», Свт. Дим. Ростовского).

Наш читатель знает о бесах уже достаточно много, поэтому в последнем примере будет наиболее интересен такой момент — явление как бы солнечного света (в действительности, невещественного) и самих сущностей в виде светоносных бесов почему-то не ужаснул и даже не испугал молитвенника Исаакия, а возрадовался… И до некоторых пор он оставался как бы защищённым от их антижизненной, негативной энергии… В таком случае, как же происходит «вхождение» бесов в человека в данном, но типичном примере? При каких условиях бесы «впускаются»? Ведь очевидно, что «явление», только присутствие, ещё не означает «вхождение» бесов в человека.

Бог есть Свет. Бесы есть тень, мрачный, мерцающий свет. Дьявол есть свет, но свет матовый, отражённый, искусительный и притягивающий…

Так к чему ведёт приятие отражённого света?

Да, до определённого момента человек ещё имеет свободу выбора и свободную волю; энергетически его пси-объём закрыт и защищён от сторонних влияний, трансляций, и он сам решает, что или кого допустить к себе, но вот как только он соглашается… Внимание, очень важный вопрос!

Согласие (соглашение) с определённым типом (родом) энергии (образов этой энергии) «технически» означает не только сосредоточение, фокусирование на этой энергии, но и одновременно приятие, впускание, вхождение, проникновение, приём её в свою душу (энерготело) уже в виде конкретной глубинной трансляции! А такое согласие может быть как только мысленным, так и сопровождаться иными чувственными аспектами и жестами — поклоном, доверием, восхищением, благоговением, радостью, вожделением, в общем — тотальным приятием.

И только с этого мистического момента бесы «входят» и полностью овладевают обманутым человеком, ну, а здесь уже возможно всё что угодно — всяческое насилие, издевательство и прочие разрушительные воздействия на тело и психику… При таких условиях — слишком явное и, зачастую, мощное воздействие.

СОГЛАСИЕ (ЛЮБОЕ, В ЛЮБОМ ВИДЕ!) С ТЕМ ИЛИ ИНЫМ БЕСОМ ОЗНАЧАЕТ ТО, ЧТО ЭТОТ БЕС ОБЯЗАТЕЛЬНО ВОЙДЁТ, ПРОНИКНЕТ В ВАШ ПСИХОЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ОБЪЁМ! При этом надо знать и помнить о том, что допуская к себе одного беса, за ним тотчас могут легко последовать другие — вплоть до целой группы бесов!

Ещё два классических примера явления «световых» бесов с различным исходом:

«Пришёл также в этот скит некто, именем Константин, положил начало, но подвизаться стал в добродетелях без дозволения духовника, желая достичь меры Андрея и сравняться с ним в добродетелях (т. е. в подвигах), ибо Константин завидовал Андрею, получившему благодать исцелять всякий недуг и всякую немощь.

Вопросил Константин одного брата, каким образом Андрей получил благодать сию? Брат говорит ему, что для получения сей благодати Андрей употребил большой подвиг. Спрашивает Константин: “Какой подвиг он для этого употребил?” Брат говорит ему: “Подвиг его был сей: хлебом не насыщался никогда, воды никогда вдоволь не пил, двое суток простаивал неподвижно на молитве, полагая по 1000 и по 2000 поклонов, не знал ни вкуса варева, ни вина”. Константину показалось это легко, но для виду он притворился, что ему это представляется трудным и сказал брату: “Ну, где мне возмочь таким подвигом подвизаться, да поможет мне Бог, хотя таким, каким я есм, пребыть”. Удалился он от брата, пришел в свою келлию и взялся за подвиг Андрея, описанный в беседе (братом).

Через три дня после того его постригли в монахи, наименовали Кунавом. Спустя некоторое время по пострижении он по своей гордости начал подвизаться самочинно, без дозволения духовника. Пошёл он тайно в одно скрытое место, там подвизался в одиночестве, с такою ревностию подвизался несчастный, что превзошёл Андрея, но цель у него была не такая как у Андрея, но гордая, чтобы достичь чудотворения. Так продолжал он пять месяцев производить суетный подвиг свой, ел однажды в седмицу несколько сухарей и выпивал немного воды; сон же принимал, только приклонясь к стене на малое время.

Когда так прошло пять месяцев, пришёл Кунаву помысл и сказал ему: “Такой великий подвиг ты совершаешь и, почём знать, может быть, Бог уже принял молитву твою? Вымой же лампаду, вложи в неё новую светильню, возьми чистого масла и поставь перед собою во время молитвы твоей; если лампада зажжётся сама собою, тогда, значит, исполнилось желание твоё и принял Бог молитву твою, а теперь, почем ты знаешь, каким имеет тебя Бог”. Принял несчастный такую злую мысль, сделал как подсказал ему помысл, три дня молился пред этой лампадой, но светильня не загоралась. Тогда стал говорить несчастный: “Господи, даждь мне благодать, чтобы сделаться мне целителем, лечить всякий недуг и всякую немощь! Даждь, Господи, просимое и не хочу я спасения! Даждь мне только одну эту благодать, а потом мучай меня! Даждь мне благодать исцеления, а потом сожги в огне негасимом!” Когда так говорил несчастный, вдруг, по мечтательному действию бесовскому зажглась лампада, появился бес во образе Андрея и говорит ему: “Радуйся, отче Кунаве, превзошёл ты меня в добродетелях (т. е. в подвиге). Ибо был я на молитве вне келлии моей; во время молитвы моей увидал сияние светящегося света, которое искало, кружась, на чьё бы жилище опуститься, не находило сияние достойного ни одного чистого сосуда, чтобы поселиться на нём, так дошло до тебя и взошло в жилище твоё; вот почему я пришёл посмотреть на тебя и спросить тебя, какое средство употребил ты, чтобы получить такую благодать от Бога. Когда я шёл к тебе, встретил меня на дороге ангел и сказал мне: “Зачем печалишься, Андрей, что Кунав получил такую благодать? Получил он за то, что превзошёл собственные добродетели (т. е. подвиги) твои”. И стал пересказывать бес во образе Андрея все подвиги, которые совершал Кунав в течение этих пяти месяцев.

Когда он ещё говорил это, пришёл и другой бес, сильно сияющий светом, которым блистал, как солнце, и сказал ему: “Радуйся, Кунаве, потому что угодил ты Царице Небесной; она сама идёт посетить тебя, посмотреть на ангельскую жизнь твою и твой великий подвиг. Выходи же встретить её и поклониться ей как царице”. Услыхав это, несчастный пошёл встречать царицу. Говорит лукавый Кунаву: “Берегись, чтобы не назвать её по имени, ибо она скромная и, если услышит от тебя своё имя, то разгневается и не даст тебе благодати исцелений”. Спрашивает Кунав: “Как же мне ей говорить?” Отвечает бес: “Говори слова: Радуйся, царица земли, добродетель мою удостоившая! Виждь труд мой, подвиг мой, скорбь мою, и даждь мне благодать исцелений”.

В то время, как он говорил это, пришёл другой бес светящийся и сказал: “Приготовим трон царице, ибо идёт она”. Говорит другой бес: “Мы пойдём с Кунавом, чтобы встретить её, а ты приготовляй трон”. Пошёл несчастный Кунав с бесом и поклонились оба бесу, якобы Царице Спасения; Кунав сказал так, как научил его бес. Бес же во образе царицы, увидав, что Кунав, поклонился ему, восстал с трона своего, обнял, поцеловал его и сказал: “Желательно было мне, чадо моё, только взглянуть на тебя и удостоилась сего слава моя. Требуй же теперь от меня чего желаешь”. И уступила она ему трон свой, бес возвёл Кунава на трон, сам сел пониже и сказал Кунаву: “Вот я даю тебе славу мою вместе с благодатию моею; даю тебе и дар исцелений. Сиди на троне, достойном тебя; я же, как недостойная, буду сидеть пониже на троне”. И сидел несчастный на проклятом троне. И сказал бес другим бесам: “Отныне недостойна я владеть вами, но пусть он имеет власть над вами здесь на земле, и да повинуетесь ему. Сего ради поклонитесь ему, как вашей царице”.

Тотчас мечтательно пали все бесы и поклонились Кунаву. Тогда говорят бесы несчастному Кунаву с мечтательною (т. е. с возносящею) лестию: “Вострепетали херувимы и серафимы, увидев славу твою, и мы чудимся, как сподобился ты такой славы”. Бедный Кунав говорит со вздохом: “Ах, какой труд мне был и какую скорбь я имел, чтобы получить такую славу!” Бесы говорят: “Весьма потрудился ты, потому и получил такую славу с благодатию исцелений. Её дала тебе царица, но если ты не пойдёшь и к сыну её, то не возможешь принять благодати исцелений”. Царица говорит: “Возьмите, снесите его, чтобы он поклонился сыну моему, да примет благодать исцелений, ибо после того, как примет сию благодать, имеет ещё прожить шестьдесят лет на земле”. Как только сказала это проклятая царица, сейчас схватили Кунава бесы вместе с троном его, представляя себя ему во образе ангелов, один во образе Гавриила, другой во образе Михаила; вознесли они его до первого неба и оттуда вдруг сбросили Кунава, как Денницу; упал он на каменную плиту и вместо того, чтобы жить ещё 60 лет, несчастный обратился в шестьсот кусков. Была полночь, когда он упал…

Блажен, кто не таит никакого помысла от духовника, и горе тому, кто подвизается самочинно, по собственному произволу, без совета с духовником (и ради чудес)… Смотрите же, чтобы и из вас кого-либо не похитил лев тщеславия!».

(Из Кн. «Посмертные Вещания Преподобного Нила Мироточивого Афонского». ).

«Дело было в Палестине. Однажды прельщённому затворнику явился бес в виде светлого Ангела и сказал: “Знай, отец, что ради непорочного и равноангельского жития твоего придут другие ангелы и тебя, в теле, возьмут на небо. Там, со всеми ангелами, будешь наслаждаться зрением неизречённой красоты Господней…” Бедный затворник поверил бесу и должен был неминуемо погибнуть. Но Бог положил ему на сердце рассказать обо всем игумену. Узнав о предстоящем “вознесении”, богомудрый игумен предупредил затворника о грозящей смертельной опасности и остался вместе с ним ожидать мнимых ангелов. Когда злые духи явились в виде Божиих ангелов, он обнял прельщённого и возопил к Богу о помощи. Бесы сорвали с отшельника мантию и исчезли. Мантия видимым образом поднялась по воздуху на высоту и, наконец, скрылась из глаз. Через некоторое время монах и игумен увидели, как она падает вниз, демоны сбросили её на острые камни…».

(Из Кн. Монаха Меркурия, «В Горах Кавказа, Записки Современного Пустынножителя». ).

Несколько иной вариант изложен следующим образом, бесы приходят после явления своего света и не скрываются «за» этим светом, не маскируются им (пример из 20 века):

«Однажды ночью келлия его (прп. Силуана Афонского) наполнилась странным светом, который пронизывал даже и тело его так, что он увидел свои внутренности… Молитва и после этого продолжала в нём действовать, но дух сокрушения отступил… Тогда он понял, что с ним произошло нечто недолжное.

После видения страшного света стали ему являться бесы, а он, наивный, с ними разговаривал как с людьми. Постепенно их нападения усиливались; иногда они говорили ему: “Ты теперь святой”, а иногда: “Ты не спасёшься”. Брат Симеон спросил однажды беса: “Почему вы мне говорите по-разному: то говорите, что я свят, то — что я не спасусь?” Бес насмешливо ответил: “Мы никогда правды не говорим”.

Смена демонических внушений, то возносящих на “небо”, в гордости, то низвергающих в вечную гибель, угнетала душу молодого послушника, доводя его до отчаяния, и он молился с чрезвычайным напряжением…

…И вот однажды, в одно из таких мучительных ночных борений с бесами, когда, несмотря на все старания, чисто молиться не давалось, Силуан встаёт с табуретки, чтобы сделать поклоны, но видит пред собой огромную фигуру беса, стоящего впереди икон и ожидающего поклона себе; келлия полна бесов…»[40]

Но что ожидать от бесовского света, чем он ещё опасен? Он ВСЕГДА чреват различными как физическими, так психическими и духовными разрушительными феноменами, среди которых совсем нередкость ситуация смертельной опасности, тяжёлая долговременная болезнь, различные расстройства психики, инвалидность или даже смерть (и случай с Исаакием — не исключение)! Известно немало других историй при разных реакциях самого подвижника, которые заканчиваются не столь трагично, как об Исаакии, но и отнюдь не благоприятно:

«…Ангел опять является, но старец — никакого внимания к нему, даже не смотрит на него. И “светлый ангел” — взбесился, вместо прекрасного и молниезрачного юноши вдруг очутился гадкий эфиоп с сверкающими, как огонь, глазами и пустился скакать перед молящимся братом. Напрасно тот крестился и учащал поклоны, надеясь отогнать демона, — тот не уходил и не давал совершать канон. Наконец брат в негодовании со всей силой хлестнул беса чётками, а тот своей лапой ударил монаха по уху и исчез как дым. С той поры несчастный брат оглох и поныне тем ухом ничего не слышит».

«Однажды ночью Павел (из рассказа некого солдата, практикующего “правило”) стоял на молитве. Внезапно около икон явился солнцеобразный свет и посреди света сияющий белизною голубь. От голубя раздался глас: “Прими меня, я — Святой Дух — пришёл соделать тебя моею обителью”. Павел выразил радостное согласие. Голубь вошёл в него через уста, и Павел, измождённый постом и бдением, внезапно ощутил в себе сильнейшую блудную страсть: он кинул молитву, побежал в блудилище. Голодная его страсть сделала насыщение страстью ненасыщаемым. Все блудилища и все доступные для него блудницы сделались его постоянным притоном. Наконец он опомнился»[41].

С той или иной степенью «соприкосновения» с бесовским светом связана «прелесть». Прелесть — это известное в православном учении понятие, означающее обман, самообман, заблуждение, связанные с усилением всех эго-составляющих подвижника, а именно, в первую очередь: высокомерие, самомнение, гордыня, самоупоение, высокоумие… В этом случае говорят, что человек «впал в прелесть», «пребывает в прелести» или стал «прельщённым», как в следующей истории:

«…Этот Валент (монах) долго жил в пустыне. Много изнурял свою плоть и по жизни был великим подвижником, но потом, обольщённый духом самомнения и гордости, впал в крайнее высокомерие, так что сделался игралищем бесов. Однажды глубоким вечером, когда уже было темно, Валент плёл корзины и уронил шило на пол. Долго не находил его, как вдруг, по бесовскому наваждению, появился в келлии зажжённый светильник, с ним он нашёл потерянное шило. Это дало пищу его надменности. В упоении гордостью подвижник ещё более возмечтал о себе, так что стал наконец презирать и сами Тайны Христовы.

Диавол же, уверившись, что Валент совершенно предался обману, принял вид Спасителя и ночью пришёл к нему, окружённый сонмом демонов в образе ангелов с зажжёнными светильниками. И вот появился огненный круг, и в середине его Валент увидел как бы Спасителя. Один из демонов, в образе ангела, подошёл к нему и сказал: “Ты благоугодил Христу своими подвигами, и Он пришёл видеть тебя. Итак, ничего другого не делай, а только, встав вдали и увидев Его, стоящего среди всего сонма, поклонись Ему, потом иди в свою келлию”. Валент вышел и, увидев множество духов со светильниками, поклонился антихристу.

После этого обольщённый до того простёр своё безумие, что, придя на другой день в церковь, сказал при всей братии: “Я не имею нужды в приобщении, сегодня я видел Христа”. Тогда святые отцы, связав его цепями, в течение года лечили его, истребив в нём гордость своими молитвами, разнообразным унижением и суровой жизнью, как говориться, противное, врачуя противным»[42].

Как же следует поступать при встрече со светом?

На этот счёт имеется одно золотое правило, предписание. Так в Добротолюбии есть такое разъяснение:

«Вопрос: Что делать, когда бес преобразуется в Ангела света и прельщает человека?

Ответ: Для этого человека имеет нужду в большой разсудительности, чтоб добре распознавать различие добра и зла. И так не увлекайся скоро по легкомыслию тем, что представляется, но будь тяжел (нескородвижен) и с большим испытанием доброе принимай, а худое отвергай. Всегда должен ты испытывать и разсматривать. а потом верить. Ведай, что действо благодати явны, и бес, хотя преобразуется, подавать их не может, именно — ни кротости, ни приветливости. ни смирения. ни ненавидения мира, ни пресечения похоти и страсти, — кои суть действа благодати. Бесовския же действа суть — надмение, высокоумие, устрашение и всякое зло. По таким действиям можешь распознать от Бога ли возсиявший в душе твоей свет или от сатаны. Фридакс видом похож на горчицу, и уксус цветом похож на вино; но при вкушении их гортань распознает и определяет различие каждой из сих вещей. Так и душа, если имеет разсуждение, умным чувством может распознавать дары Духа Святаго и призрачныя мечтания сатаны».

(Из Наставлений Свт. Григория Синаита, Добротолюбие, Т. 5).

Имеется у христианских старцев и такие, дополняющие предыдущее, предостережения и указание на различение «светов»:

«Как и когда душа может ощутить славу Божию; и о лживости диавола, показывающаго иногда свет, или нечто похожее на свет”.

Никто, слыша о чувстве ума, да не воображает, будто слава Божия является ему чувственно. Мы говорим, что душа, когда бывает чиста, неизречённым некиим вкушением ощущает божественное утешение, но не так, чтоб при сем чувственно являлось ей что либо из невидимаго. Почему, когда кому либо из подвизающихся явится свет, или зрак какой огневидный, или глас, пусть он ни под каким видом не принимает за истинное такое явление. Ибо это явно есть прелесть вражия, — и многие, с которыми это случалось, по неведению, сбивались с пути истиннаго. Мы же знаем, что пока живём страннически в тленном теле сем, устраняемся от Бога, — т. е. не имеем возможности видимо видеть ни Его, ни дивных вещей Его пренебесных».

«О видении душею духовнаго в себе света, о светах вражеских и о том, как сделать. чтоб, живя в мире быть чужду мира”.

Что ум наш, когда начнёт в нём ощутительно действовать божественный свет, соделывается весь светлым, так что сам богато видит сей, сущий в нём, свет, в этом не должно сомневаться. Так всегда бывает, коль скоро душа сильно возгосподствует над страстями. Но бывает, что нечто подобное призрачно является в уме и от злокозненности вражеской, то как свет, то как огнь. Как учит божественный Павел, говоря, что и сатана иногда преобразуется в Ангела светла (2 Кор. 11, 14). Почему не должно в такой надежде, (т. е. в надежде видеть свет в себе) приступать к прохождению подвижнического жития, чтоб сатана не нашёл поэтому души предуготованною к восхищению ея в прелесть и не восхитил в самом деле. Но должно то одно иметь при сем в виду, чтоб достигнуть любви к Богу всем чувством и с полным удостоверением сердечным, — что и есть любить Бога всею душею, всем сердцем и всем помышлением. В ком действуется сие благодатию Божиею, тот, живя в мире, чужд бывает мира».

(Добротолюбие, Т. 3, Из Подвижнического Слова Блаж. Диадоха).

Очень важно своевременно рассказывать своему наставнику (старцу, священнику) о явлении «ангелов» и просить совета, как правильно сделал один монах…

«Брата, совершавшего подвиг безмолвия, бесы решили заморочить и явились ему в виде ангелов. Они разбудили его, чтобы он начал молиться и осветили всю келью. Но брат пошёл к старцу и сказал:

— Авва, сегодня ко мне пришли ангелы со светильниками и подняли меня на молитву.

— Не слушайся их — это бесы, — сказал старец. — Если они снова придут будить тебя, скажи: “Когда хочу, тогда и встаю, а вас слушаться не буду”.

Брат послушался старца и вернулся к себе в келью. Ночью, как обычно, пришли бесы и разбудили его. А он, как ему было велено, сказал:

— Когда хочу, тогда встаю, а вас слушаться не буду.

— А, это тебя тот злой мошенник так научил. Неужели ты не знаешь, что его и монахом-то нельзя назвать. Однажды брат попросил одолжить ему воска, а он солгал, что его у него нет. Можно ли ему верить после этого?

Наутро брат пришёл к старцу и рассказал ему о ночном разговоре.

— Признаю, — сказал старец, — что воск у меня тогда был, а просьбе брата я не уступил, потому что знал: это будет во вред его душе. Лучше нарушить одну заповедь, чем десять. А ты не слушай бесов, которые морочат тебе голову.

Получив наставление старца, брат вернулся к себе в келью».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Слишком важный вопрос, чтобы на этом уже закрыть тему!

Бесовский свет обладает слишком БОЛЬШОЙ и ПРОНИКНОВЕННОЙ искусительной силой, чтобы воин смог устоять и не поддаться. Поэтому четыре нижеследующих примера, скорее, относятся к исключению, а точнее, уже к стойкости, бесстрастности, многоопытности и смирению Воина:

«Тогда сатана попытался обмануть и прельстить святого принятием вида ангела светлого, ибо, как говорит Апостол, иногда и “сам сатана принимает вид Ангела света”. И вот в один день, он предстал Мартину (Милостивому, епископу Турскому) во время молитвы, предшествуемый и окружённый пурпуровым светом, облаченный в царскую одежду, украшенный короною из жемчуга и золота, в сандалиях, покрытых золотом, с весёлым и радостным лицом. При виде сего необыкновенного, дивного явления, Мартин пришёл сначала в сильное смущение, и оба они долго хранили молчание. Наконец диавол сказал:

— Узнаешь ли, Мартин, кого ты ныне видишь? Я — Христос. Прежде, нежели снова явиться для своего второго пришествия, я восхотел открыться тебе.

Святой помедлил и не дал никакого ответа.

— Почему же сомневаешься веровать в видение? — сказал лукавый. — Я — Христос.

Тогда Мартин, по внушению Духа Святого, познал, что это — диавол, и сказал:

— Господь мой Иисус Христос не обещал, что Он явится в пурпуре и блистательной короне. Я не хочу верить, что вижу возвращение Христа, пока Он не придёт в том же самом виде, в каком Он пострадал и прежде всего — не покажет видимо тех ран, которые Он претерпел на кресте.

Тогда диавол исчез, как дым, и наполнил келлию таким страшным смрадом, что не оставалось никакого сомнения, что то был диавол».

«По прошествии же некоторого времени внезапно в сиянии ложного света явился Потиту (святому мученику) ангел тьмы и сказал ему:

— Вот я пришёл к тебе, о незлобивый юноша, дабы ты не изнемогал телом и душою твоею от голода и жажды, но дабы послушался своего отца и с ним насытился яствами. Я — Христос, смилостивившийся над тобою; видя твои слёзы я пришёл навестить тебя.

– “Отойди от меня, сатана” (Мф.16:23), враг истины, — отвечал святых отрок Потит обольстителю. — Ты не обманешь раба Божия: не Христос ты, но антихрист.

Сказавши сие, святый стал молиться, говоря…

Тогда диавол, изменивши притворное ангельское подобие, сделался громаднейшим великаном, в пятнадцать локтей ростом, а затем снова преобразился в огромного вола и зарычал страшным голосом. Святой же, оградивши себя знамением креста, сказал ему:

— Перестань, злобный дух, искушать Христовых воинов! Ты не сможешь устрашить искуплённого силою креста!

И диавол исчез немедленно…».

«…Диавол же, взирая на все сии подвиги Аврамия (затворника), ещё более возгорелся ненавистью и всячески старался низложить доброго воина Христова. Пытаясь внушить ему помысел гордости, он пришёл к нему однажды с хвалебными словами. Раз, когда блаженный стоял в полночь на молитве, внезапно в келлии его воссиял свет и послышались как бы от Бога сии слова:

— Аврамий! Блажен ты, блажен, так как никто среди людей не исполнил Моей воли так, как ты.

Но блаженный тотчас же уразумел неприязненное обольщение и, возвысив свой голос, сказал:

— Исполненный лести и погибели! Да будет твоя злоба вместе с тобою в погибель! Я — человек грешный, но имею упование на благодать и помощь Бога моего и не боюсь тебя, равно как не устрашают меня и твои появления. Для меня непобедимая стена — имя Спасителя моего Иисуса Христа, Которого я возлюбил, и именем Которого запрещаю тебе, пёс нечистый, это делать.

И внезапно диавол исчез, как дым».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

«Однажды, отец Аввакум молился по чёткам на одной из скал, и внезапно явился ему бес в виде Ангела света и говорит:

— Аввакум, Аввакум, Бог послал меня забрать тебя в рай, потому что ты уже стал Ангелом. Летим со мной.

Старец Аввакум растерялся и, испуганный, отвечает:

— Как же я полечу? У тебя ведь есть крылья, и ты можешь летать.

Тогда мнимый Ангел говорит ему:

— И у тебя, Аввакум, тоже есть крылья, потому что ты стал Ангелом, только ты их не видишь.

Тогда старец Аввакум смиренно перекрестился и говорит:

- Матерь Божия, да кто ж я такой, чтобы летать?

Не успел он договорить своих смиренных слов, как видит, что этот якобы Ангел вдруг превратился в чёрного козла с крыльями, как у летучей мыши, бросился в пропасть и исчез.

Старец Аввакум испугался, а затем возблагодарил Божию Матерь, Которая защитила его от лукавого, намеревавшегося низвергнуть его в ад».

(Старец Паисий, «Отцы-Святогорцы И Святогорские Истории»).

Чтобы противостоять демоническому свету (а равно его образам), необходимо не только находиться в состоянии отрешённости, бесстрастия, смирения (чего уже добиться нелегко!), но ещё и — знать! Знать об этом свете.

В православной мистике существует целая наука различения «светов» — чистого Божественного и отражённого, бесовского. Представляем главные положения этой науки…

(1) Прежде всего надо смотреть на то, или максимально объективно оценивать то, какие состояния души, какие настроения вызывает явившийся свет и при каких условиях он проявляется.

Сакральный, метапсихический Свет всегда обнаруживает Себя явно, решительно (чаще, когда не ждёшь) и показывается только тем молитвенникам, которые уже прошли значительную часть своего пути и прошли в положении покорности (наставнику).

Демонический же свет создаёт ситуацию выбора, он как бы «предлагает» и навязывает нечто, вызывая в человеке «колебания», смущение, сомнения (принять или не принять); и, зачастую, показывается тем, кто практикует самостоятельно, без духовника и нередко уже в начале и середине пути. И ещё предлагает себя, когда ждёшь (т. е. находишься уже в нетерпении и желании быстрых свершений). Налицо ситуация явного искушения, подвоха, обмана, соблазнения, совращения…

Здесь наблюдается парадокс. С одной стороны, Воин Христов прилагает все свои силы, чтобы пробиться к сакральному Свету, соединиться с Ним, а с другой — он не должен, «не смеет» видеть Его. Он не должен «желать» видеть Свет. Поскольку «видеть» Его по собственному намерению невозможно — только Сам Свет решает открыться Ему молитвеннику или нет. В связи с этим явление «всякого» духовного света — это всегда испытание, своеобразный тест (на покорность, бесстрастность, готовность к приятию «настоящего» Света)…

(2) Истинный духовный Свет вызывает все самые глубинные переживания внутренней тишины — покоя, смирения, священного безмолвия, восхищения, благоговения, нередко экстаза, абсолютного удовлетворения, но непременно с ощущением своей недостойности «видеть» Великий Свет. Это глубоко интимная позиция осознания, которая «не кричит» о себе.

Природа воздействия бесовского света принципиально другая. Реакции на этот свет такие: смятение, страх, дрожь, волнение и в то же время — вожделение, восторг, духовная алчность, различные «кричащие», страстные переживания, связанные с экзальтацией, самовозношением, самоупоением, собственной исключительностью; мысли, что наконец-то удостоился, добился, прогрессируешь, что «открылось» только тебе… Впоследствии желание поучать других, создавать свои духовные школы, церкви и направления, жажда самоутверждения, пристрастное желание проповедовать с ожесточённной критикой остальных учений, создание своей «мудрой» концепции (в н/в самыми яркими примерами подобной прелести является так называемый «Виссарион» со своим «учением» и Иоанн Береславский со своей «церковью», которая в разное время называлась по-разному — «Богородничный центр», «Православная Церковь Божией Матери Державная»…).

(3) Кроме этого, если метапсихический Свет есть сама гармония, само абсолютное равновесие, само совершенство, то демоническое свечение иного рода. Бесовское воздействие обязательно связано с различными дисгармониями, особой неуравновешенностью, надрывом, перепадами, со сменой крайностей: кажущаяся благость, подобие некого духовного наслаждения вдруг сменяется или перемешивается с периодами глубокой печали, депрессии, отчаяния и с мыслями о самоубийствие, которые в некоторых случаях реализуются…

(4) Божественный Свет предполагает исповедоваться по поводу Своего явления у наставника, священника, спросить совета и последовать этому совету. Демонический — внушает сокрыть себя от руководителя, чтобы не быть разоблачённым. Причём бесовской свет не приемлет никакой критики, он заведомо её отрицает, не соглашается с ней; он требует настоять на своём.

(5) Отличаются «света» и по своим формам. Истинно духовный Свет, зачастую, не имеет формы, Он бесформенный (иногда похож на солнце или сферу). Отражённый, искусительный свет почти всегда имеет форму, образ (напр., антропоморфную или облакообразную светящуюся форму; это также локальные свечения, вспышки).

(6) Оба «света» имеют также отличия и в своём цвете, оттенках цветов.

Несозданный Божественный Свет — предельно чистый, это ослепительно яркий, бело-золотистый Свет. Демонический свет, хотя и может быть ярким, напротив, имеет различные цветовые оттенки — красноватые, пурпурные, оранжевые, серые, коричневые, жёлтые, или он вообще «радужный», «переливающийся».

(7) Помимо всего необходимо очень осторожно относится и к запаху: бесы, демонстрирующие себя как свет, задействуя соответствующие психические точки в сознании (параллельно в мозгу) молитвенника, МОГУТ ВЫЗЫВАТЬ РАЗЛИЧНЫЕ УТОНЧЁННЫЕ ПРИЯТНЫЕ АРОМАТЫ, БЛАГОУХАНИЯ.

(8) Отличия «теоретические»: Божественный Свет — это Великий, вездесущий, «космический» Свет; дьявольский — ограниченный, свет «планетарный» (нефизический свет Земли). Оба «света» разумны и сверхразумны. Однако «первый» стоит «над» вторым. При этом истинное Небесное Свечение открывает тайны вселенского существования, в то время как Планетарный свет препровождает страшные тайны Земли.

(9) И наконец, если можно так выразиться, по внутреннему ощущению-переживанию, первичный, чистый Свет является «сладким-сладким» и Он насыщает до бесконечности; вторичный свет — обладает скрытой, не явной «горечью», он никогда не удовлетворяет и оставляет в состоянии ненасытности, эгоистической встревоженности, жажды и безудержной страсти…

В любом случае всякие световые феномены (и «ароматы»), а равно напрашивающиеся «контакты» и разумные образы (ченнелинг, «астральные» связи, Голоса, трансляция «информации»…) в 99.9 % привносятся от лукавого.

Имеет смысл привести следующий поучительный пример (из опыта свт. И. Брянчанинова):

«Некоторый чиновник, живший в Петербурге, занимался усиленным молитвенным подвигом и пришёл от него в необычайное состояние… И вот для духовного совета он обращается в монастырь к одному старцу монаху. Начал чиновник рассказывать ему о своих видениях, что он постоянно видит при молитве свет от икон, слышит благоухание, чувствует во рту необыкновенную сладость и так далее… Монах, выслушав этот рассказ, спросил чиновника: “Не приходила ли вам мысль убить себя?” — “Как же! — отвечал чиновник. — Я уже было кинулся в Фонтанку, да меня вытащили”. Оказалось, что чиновник употреблял образ молитвы, описанный св. Симеоном, разгорячил воображение и кровь, при чем человек делается очень способным к усиленному посту и бдению. К состоянию самообольщения, избранному произвольно, диавол присоединил своё, сродное этому состоянию действие, — и человеческое самообольщение перешло в явную бесовскую прелесть. Чиновник видел свет телесными очами; благоухание и сладость, которые он ощущал, были также и чувственные. В противоположность этому, видения святых и их сверхъестественные состояния вполне духовны: подвижник соделывается способным к ним не прежде, как по отверзении очей души Божественной благодатию. Монах начал уговаривать чиновника, чтоб он оставил употребляемый им способ молитвы, объясняя и неправильность способа и неправильность состояния, доставляемого способом. С ожесточением воспротивился чиновник совету: “Как отказаться мне от явной благодати!” — возразил он. Выглядел он и жалким и каким-то смешным. Так, он сделал монаху следующий вопрос: “Когда от обильной сладости умножится у меня во рту слюна, то она начинает капать на пол: не грешно ли это?” — Точно: находящиеся в бесовской прелести возбуждают к себе сожаление как не принадлежащие себе и находящиеся по уму и сердцу в плену у лукавого, отверженного духа… Представляют они собою и смешное зрелище: посмеянию предаются они овладевающим ими лукавым духом, который привёл их в состояние уничижения, обольстив тщеславием и высокоумием. Ни плена своего, ни странности поведения прельщённые не понимают, сколько бы ни были очевидными этот плен, эта странность поведения…

(Как это верно! Сколько раз мне приходилось убеждать всевозможных российских магов, йогов, шаманов, кришнаитов и пр., что они пребывают во власти тьмы, что путь, который они избрали себе, ведёт в Ад. Бесполезно! А те, кто уже глубоко проникся «своим» учением, стали по-настоящему одержимыми, невменяемыми, духовно больными и подчас, параллельно, психически больными людьми! Никакие логические доводы, никакие свидетельства, никакие доказательства до них не доходят! — От автора Т. С.).

…Когда же чиновник ушёл, другой монах, присутствовавший при разговоре, спросил старца, с чего пришло ему на мысль спросить чиновника о покушении на самоубийство. Тот отвечал: “Как среди плача по Богу приходят минуты необыкновенного успокоения совести, в чём заключается утешение плачущих, так и среди ложного наслаждения, доставляемого бесовской прелестью, приходят минуты, в которые прелесть как бы разоблачается и даёт вкусить себя так, как она есть. Эти минуты — ужасны! Горечь их и производимое этой горечью отчаяние — невыносимы. По этому состоянию, в которое приводит прелесть, всего бы легче узнать её прельщенному и принять меры к исцелению себя. Увы! Начало прелести — гордость, и плод её — преизобильная гордость. Прельщённый, признающий себя сосудом Божественной благодати, презирает спасительные предостережения ближних. Между тем припадки отчаяния становятся сильнее и сильнее; наконец отчаяние обращается в умоисступление и увенчавается самоубийством”…

Со мною был, — повествует далее еп. Игнатий, — достойный замечания случай. Посетил меня однажды Афонский иеросхимонах, бывший в России за сбором. Мы сели в моей приёмной келье, и он стал говорить мне: “Помолись о мне, отец: я много сплю, много ем”. Когда он говорил мне это, я ощутил жар, из него исходивший, почему и отвечал ему: “Ты не много ешь и не много спишь; но нет ли в тебе чего особенного?” и просил его войти во внутреннюю мою келью. Идя пред ним и отворяя дверь, я молил мысленно Бога, чтоб Он даровал гладной душе моей попользоваться от афонского иеросхимонаха, если он — истинный раб Божий. Точно: я заметил в нём что-то особенное. Во внутренней келье мы опять уселись для беседы, — и я начал просить его: “Сделай милость, научи меня молитве. Ты живёшь в первом монашеском месте на земле, среди тысяч монахов: в таком месте и в таком многочисленном собрании монахов непременно должны находиться великие молитвенники, знающие молитвенное тайнодействие и преподающие его ближним, по примеру Григориев Синаита и Паламы, по примеру многих других афонских светильников”. Иеросхимонах немедленно согласился быть моим наставником и — о ужас! — с величайшим разгорячением начал передавать мне вышеприведённый способ восторженной, мечтательной молитвы. Вижу: он — в страшном разгорячении, у него разгорячены и кровь и воображение, он — в самодовольстве, в восторге от себя, в самообольщении, в прелести! Дав ему высказаться, я начал понемногу, в чине наставляемого, предлагать ему учение святых отцов о молитве, указывая его в Добротолюбии и прося объяснить мне это учение. Афонец пришёл в совершенное недоумение. Вижу: он вполне незнаком с учением отцов о молитве! При продолжении беседы говорю ему: “Смотри, старец! Будешь жить в Петербурге — никак не квартируй в верхнем этаже квартируй непременно в нижнем”. “Отчего так?” возразил афонец. “Оттого, — отвечал я, — что если вздумается Ангелам, внезапно восхитив тебя, перенеся из Петербурга в Афон, и они понесут из верхнего этажа, да уронят, то убьёшься до смерти; если же понесут из нижнего и уронят, то только ушибешься”. “Представь себе, — отвечал афонец, — сколько уже раз, когда я стоял на молитве, приходила мне живая мысль, что Ангелы восхитят меня и поставят на Афоне!” Оказалось, что иеросхимонах носит вериги, почти не спит, мало вкушает пищи, чувствует в теле такой жар, что зимою не нуждается в тёплой одежде. К концу беседы пришло мне на мысль поступить следующим образом: я стал просить афонца, чтоб он, как постник и подвижник, испытал над собой способ, преподанный святыми отцами, состоящий в том, чтоб ум во время молитвы был совершенно чужд всякого мечтания, погружался весь во внимание словам молитвы, заключался и вмещался в словах молитвы. При этом сердце обыкновенно содействует уму душеспасительным чувством печали о грехах… “Когда ты испытаешь над собою, — сказал я афонцу, — то сообщи и мне о плоде опыта; для меня самого такой опыт неудобен по развлечённой жизни, проводимой мною”. Афонец охотно согласился на моё предложение. Через несколько дней приходит он ко мне и говорит: “Что сделал ты со мною?” — “А что?” — “Да как я попробовал помолиться со вниманием, заключая ум в слова молитвы, то все мои видения пропали и уже не могу возвратиться к ним”. Далее в беседе с афонцем я не видел той самонадеянности и той дерзости, которые были очень заметны в нём при первом свидании и которые обыкновенно замечаются в людях, находящихся в самообольщении, мнящих о себе, что они святы или находятся в духовном преуспеянии. Афонец изъявил даже желание услышать для себя мой убогий совет. Когда я посоветовал ему не отличаться по наружному образу жизни от прочих иноков, потому что такое отличие себя ведет к высокоумию, то он снял с себя вериги и отдал их мне. Через месяц он опять был у меня и сказывал, что жар в теле его прекратился, что он нуждается в тёплой одежде и спит гораздо более…»[43]

Подобные примеры «прелести» по форме разнообразны, но по своему принципу, сути, к сожалению, типичны и вневременны.

Я готов привести буквально свежий, современный пример. Мне пришлось долгое время «вести» одного молодого человека, практикующего молитву. Вначале я советовал ему, а потом настаивал на том, чтобы его упражнения не превышали 20 минут, и он сообщал, что соблюдает этот регламент. Обсуждали мы также с ним и то, как в аскетической практике очень важно следовать позиции духовной покорности, что это является «базой», духовной основой. И мой подопечный всем своим видом, поступками и настроением показывал, что он находится в послушании. В то же время я чувствую, вижу и понимаю, что с ним творится что-то не так. Он слишком активен, неутомим, возбуждён и слишком страстно следует избранным идеалам. А когда, с неких пор, молодой молитвенник стал жаловаться мне на боли в сердце, оказалось… После того, как я попросил со всеми подобностями сообщить мне о своём образе жизни и основательно проанализировал его практику, оказалось… Что дополнительно, начитавшись христианских книг, молодой человек «совершал тайные подвиги» — он практиковал Иисусову молитву по много часов, вставал на молитву ночью; стал переживать необычные состояния (восторг, экзальтацию), видел «божественный» свет, чувствовал необыкновенную силу, энергию, часто переживал осознанные сновидения, но мало нуждался во сне, и, вообще, возжелал уйти в монастырь (многое из этого мне ранее не сообщалось)…

Очевидно, что в данном случае в начинающем духовном искателе стал действовать дьявол — в поп-эзотерике об этом сказали бы так: в нём получила активность демоническая энергия «Кундалини». А путь Кундалини — это путь дьявола, путь страшного, ужасного саморазрушения. Кундалини чуть не погубила «послушника» психически и физически; ещё бы некоторое время такой «практики», и он навсегда испортил бы сердце, стал тяжело больным человеком на всю свою жизнь. При всём этом жажда духовных свершений не угасала в нём.

В общем, мне потребовалось изрядное количество времени и сил, чтобы вывести моего «молитвенника» из состояния «прелести», и ради его же физического и психического здоровья в дальнейшем ему всякую практику запретить. Видимо, в этом случае всё же подействовал спасительно промысел Божий, молодой человек женился, родился ребёнок, и семейная жизнь со своим заботами отвлекла его от жизни духовной (надо сказать, что мне самому, как наставнику, в понимании и самосознании подобный опыт дал многое: я прекратил вести и обучать кого-либо, хотя никому по-прежнему не отказываю в консультациях)…

В связи с этим следует знать ещё один духовный закон: если человек, ещё не достаточно чистый, преждевременно берёт на себя роль наставника, то он «передаёт» своих бесов своим ученикам (а сколько бесов, как я наблюдаю, передают своим ученикам в наше время так называемые учителя различной китайской и индийской йоги — йога не очищает от бесов!)… Имеет место и обратный процесс — бесы ученика, если и не переходят к наставнику, то, по меньшей мере, в равной степени атакуют, воздействуют и на него! Поэтому, чтобы брать на себя роль «ведущего», необходимо обязательно самому избавиться хотя бы от собственных «основных» бесов.

В любом случае духовное очищение настоятельно требует такой установки:

Ни в коем случае не стоит принимать НИЧЕГО — ни света, ни каких-либо его образов! Таков закон, таково золотое правило, как в следующих образцовых примерах:

«Некоторому брату явился диавол, преобразившись в Ангела света, и сказал ему: “Я — Архангел Гавриил, послан к тебе”. Монах на это отвечал: “Смотри! Не к кому ли другому ты послан? Потому что я недостоин того, чтобы посылались ко мне Ангелы”. Диавол тотчас исчез…

Поведали о другом старце, что он безмолвствовал в келье своей, претерпевая искушения бесовские. Ему очевидно являлись бесы, но он презирал их. Диавол, видя, что он побеждён старцем, явился ему и сказал: “Я — Христос!” Старец закрыл глаза. Диавол повторил ему: “Я — Христос, зачем ты закрыл глаза?” Старец отвечал: “Я не желаю видеть Христа здесь, но в будущей жизни”. После чего диавол уже не являлся»[44].

«Другого старца бесы спросили:

— Хочешь увидеть Христа?

— Анафема вам и всему, что вы говорите. Я верую моему Христу, сказавшему: «Если кто скажет вам: вот, здесь Христос или там, — не верьте» (Мф 24, 23).

Услышав это, бесы исчезли».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

И вообще с бесами лучше не вступать ни в какой контакт, не общаться с ними…

«Когда бесы сеют помыслы, не разговаривай с ними, ибо таково их дело — внушать помыслы».

(Евергетин, «Свод Богоглаголивых Речений И Учений Богоносных И Святых Отцов»).

Осторожно, бесовский свет!

Демонический свет — есть воплощение могущественного и циничного Разума нашей планеты, который производит свои «учения» и создаёт собственные «пути». Пути в нефизическое подземелье, в свою инфернальную ноосферу. У бесов есть собственные религии! Внимание…

РЕЛИГИИ БЕСОВ.

Еретики были и будут, ибо диавол всегда примешивает ложь к истине.

Свт. Иоанн Златоуст.

Диавол — дух невещественный стал очень опытен в воевании против людей, ибо люди боримые умирают, а он всё живёт.

Прп. Симеон Новый Богослов.

Диавол часто предлагает зло под видом добра и многих обманывает… Бесы вводят в ереси.

Св. Антоний Великий.

Конечно же, нет, не то, чтобы сами бесы, как личности, нуждаются в каком-либо культе, религии или духовном пути; они «создают» их, «организуют» и воплощаются в определённых «духовных» учителей и «адептов». Они, высокого уровня бесы, организуют такие условия, что им поклоняются люди, то есть подпитывают их очень мощной, массовой, коллективной психической силой, энергией.

Пришло, наконец, время сообщить об одном очень интересном и оригинальном бесе — о духовном, «эзотерическом» или «эгориальном»…

В связи с тем, что это очень обширная и сложная тема, ограничимся некоторыми, базовыми положениями…

Представьте себе первых разумных, но ещё, по сути, первобытных людей. Появилась магия, шаманизм, появились колдуны, шаманы, жрецы. Обожествлялась природа; появилось язычество, многобожие, персонифицировались различные духи — природные, планетарные… С ними вступали в контакт, они обучали, давали силу, открывали тайны Земли и на фоне органической жизни способствовали ВЫЖИВАНИЮ человечества…

Религии, христианства, пути сердца ещё не было и быть не могло. Человек в ту древнюю пору обладал только самой первой «размёткой», матрицей духовного сердца; внутренний Свет Любви для него был не доступен. Он только ещё приближался к сакральному Свету, а понятие о Боге ещё только формировалось…

Это было приблизительно двести тысяч лет назад (а более точную цифру пусть скажут антропологи и этнографы) — на Земле ранее существовал только один закон — «Борьба за выживание, в которой сильный поедает слабого», закон «Хищник — жертва», «Нападай или беги!». И соответствующие этому состоянию драйвы — страх и агрессия. Всё это вместе взятое и есть демонический принцип, сознание Дьявола, установивший этот закон.

Стоит ли подчёркивать, что все «спущенные» человечеству духовные учения и пути в этот эпохальный период, а некоторые уже назывались «религиями» (сейчас это религии «древние», которым более или около 10 тыс. лет — «даосизм», «индуизм», «йога»…) — всё это организовало сознание Высшее, планетарное, и организовало при помощи своих слуг и посредников, то есть — бесов!..

Магия (шаманизм) — это поклонение растениям, диким животным, различным природным духам, предкам; это поклонение бесам и энергетическое развитие и уплотнение (человеком) соответствующего сознания…

На этот период закон духовной Любви человечеству просто был не известен. Однако… когда человек стал потенциально готов, на Землю вступил и утвердился принципиально новый закон. Космическая Любовь! Вселенское сострадание, милосердие! Пришёл Будда, пришёл Христос, и открылась тайна Любви… Прокладывались новые, подлинно религиозные пути.

Закон Любви полностью и категорически отрицает мрачное, хищное, первобытное прошлое человечества. Религия подлинной Любви не совместима ни с какими-либо магиями, шаманизмами и «многобожиями»! Она возносит человека далеко за пределы уровня «борьбы за выживание». В открытый, благостный и сверкающий Светом Любви Космос! За пределы хищной ноосферы Земли, за пределы среды обитания всяких бесов! Это полная свобода от всех теневых структур! Это — просветление!

Уровень космической Любви — это уровень первопричинности, всеорганизации, всеуправления и неописуемого блаженства. Это также вечность и бессмертие (личного, индивидуального) осознания!

Однако, магия, язычество, шаманизм — просто так не сдавались…

Истории времён утверждения религии И. Христа среди язычников (колдунов, шаманов, магов) повествуют следующее:

«Апостол Иоанн (Богослов) помолился Богу — и внезапно храм идольский пал, не повредив ни одного человека. И сказал апостол сидящему там бесу:

— Тебе говорю, нечестивый бес, скажи, сколько лет ты живёшь здесь, и ты ли возбудил против нас народ этот?

Бес же отвечал:

— 109 лет я пребываю здесь, и я возбудил народ этот на вас.

Иоанн же сказал ему:

Во имя Иисуса Назарянина повелеваю тебе оставить место это. И тотчас бес вышел.

Ужас объял всех людей, и они уверовали во Христа…

(В другом случае) …Иоанн попросил показать ему их языческого бога…

Тот повёл Иоанна и, показав ему болото, наполненное водой, сказал:

— Отсюда бог наш выходит и является народу.

И ждал Иоанн выхода того бога; и вот около четвертого часа дня явился бес, выйдя из воды в виде огромного волка. Остановив его именем Христовым, святой Иоанн спросил:

— Сколько лет ты живешь здесь?

— 70 лет, — отвечал диавол.

Апостол же Христов сказал:

— Именем Отца и Сына и Св. Духа повелеваю тебе: уйди с этого острова и никогда не приходи сюда.

И диавол тотчас исчез. А человек тот, видя случившееся, ужаснулся и припал к ногам апостола. Иоанн научил его вере святой».

«Святой мученик Мелетий Стратилат… будучи христианином, молился Богу о том, чтобы совершенно исчезло языческое заблуждение. Тогда бесы, видя своё уничтожение, вошли в собак и стали оплакивать свою погибель. Они ходили повсюду, выли и этим наводили на людей страх, но святой Мелетий с подвластными ему воинами избил их и разрушил языческие храмы…».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского. ).

Однако многоликие учения магии и шаманизма, всевозможные языческие (включая старославянские) культы не только не ослабли и в настоящее время, но расцвели, обрели современные и весьма привлекательные описания, высокоинтеллектуальные, онаученные концепции, что в целом притягивает к себе громадное количество единиц сознания, миллионы духовных искателей по всему миру! Бесам нужна пища, инфернальная ноосфера Земли непрестанно требует колоссальной, титанической массы света сознания всех органических тел и существ по отдельности и вместе взятых!

Таким образом, в настоящее время и на духовном уровне мы наблюдаем известное и извечное противостояние: «созидательный Абсолют / отрицательная энергия», «Бог / дьявол», «Религия / магия (шаманизм)», «Рай (космос) / Ад (планетарная огненная ноосфера, клоака)», «Человек / бесы». Мы наблюдаем борьбу за сердца и души людей!

Так кто же ты, какой ты, «духовный» бес?

«В другой раз преподобный Макарий (Египетский) шёл по пустыне и нашёл высохший человеческий череп, лежавший на земле. Повернув его своим жезлом, преподобный услыхал, как будто он издал какой-то звук. Тогда Макарий спросил череп:

— Кто ты такой?

— Я, — отвечал тот, — был начальником языческих жрецов, обитавших на сём месте. Когда ты, авва Макарий, исполненный Духа Божья, умилосердившись над находящимися в муках в аду, молишься за нас, мы тогда получаем некоторое облегчение.

— Какое же облегчение получаете вы, — спросил Макарий, — и каковы ваши мучения, расскажи мне?

— Как далеко отстоит небо от земли, — отвечал со стоном череп, — так велик огонь, среди которого мы находимся, палимые отовсюду с ног до головы. При этом мы не можем видеть лица друг друга. Когда же ты молишься за нас, мы видим немного друг друга, и это служит нам некоторым утешением.

Услыхав такой ответ, преподобный прослезился и сказал:

— Проклят тот день, когда человек преступил Божественные заповеди.

И снова он спросил череп:

— Есть ли какие-либо другие мучения, лютейшие ваших?

— Внизу, намного глубже под нами, находятся многие другие, — отвечал, тот.

— Кто же находятся среди тех лютейших мучений? — спросил Макарий.

— Мы, незнавшие Бога, — ответил череп, — хотя и немного ещё ощущаем милосердие Божье. Те же, которые познали имя Божье, но отверглись его и заповедей его не соблюдали, мучаются внизу нас гораздо более тяжкими и лютейшими мучениями.

После сего преподобный Макарий взял тот череп, закопал его в землю и удалился оттуда».

Бесы пребывают в культовых фигурах (людей, животных), вещах, украшениях, в «святых» местах поклонения и «религиозных» жертв. Бесы в идолах; это «бесы-боги», бесы, хитроумно возведённые в статус божества, поглощающие «религиозные» чувства в них верующих …

«Когда святой Григорий (чудотворец, епископ Неокесарийский) шёл в Неокесарию, на пути ему пришлось проходить мимо одного идольского храма. Был вечер и надвигался сильный дождь; по необходимости святому и спутникам его пришлось войти в этот идольский храм и в нём заночевать. В храме том было много идолов; в них жили бесы, которые являлись своим жрецам и беседовали с ними. Проведя там ночь, святой Григорий сотворил обычные свои полуночные и утренние песнопения и молитвы и знаменовал крестным знамением воздух, осквернённый бесовскими жертвами. Устрашившись крестного знамения и святых молитв Григория, бесы оставили свой храм и идолов, и исчезли. Утром святой Григорий с друзьями своими двинулся в дальнейший путь, а идольский жрец вошёл в храм по обычаю своему, желая принести жертву бесам, но не нашёл бесов, ибо они оттуда бежали. Не являлись ему бесы и тогда, когда он стал приносить им жертвы, — как прежде они обыкновенно являлись: и недоумевал жрец, по какой причине его боги оставили храм свой. Усердно молил он их, чтобы возвратились они на своё место, а они издалека вопили:

— Не можем мы войти туда, где был в прошлую ночь странник, который шёл из пустыни в Неокесарию.

Жрец, слыша это, поспешил за Григорием, настиг его, остановил и с гневом стал кричать на него, упрекая его в том, что он, будучи христианином, дерзнул войти в храм богов их, и что боги из-за него возненавидели это место и удалились; грозил ему судом царским, намереваясь тотчас насильно вести его к мучителям. Святой Григорий, кроткими и мудрыми словами утоляя гнев жреца, сказал наконец:

— Бог мой так Всемогущ, что и бесам повелевает, и мне дал такую силу над ними, что они и против воли послушают меня».

«В другой раз преподобный Макарий (Александрийский) пожелал посмотреть сад и гробницу называемую “Кипотафион”, в которой были погребены Ианний и Иамврий, волхвы (маги, жрецы) египетские, жившие во времена фараона, чтобы там побороться с бесами; ибо про это место говорили, что в нём было множество лютевших бесов, которых собрали туда названные волхвы посредством своего волшебства. Волхвы те между собою были братья и вследствие своей хитрости и большого искусства в волшебстве были у фараона в большом почёте и имели весьма большую силу во всем Египте…

…- Когда я приближался к вертограду, — говорил он, — к названному кладбищу, на встречу мне выбежало до семидесяти бесов в различных образах; одни из них сильно кричали, другие со страшною злобою скрежетали на меня своими зубами, третьи летали подобно воронам, кидались мне в лицо и вопили:

— Чего ищешь ты здесь, Макарий? — Зачем ты пришёл к нам? Не соблазнили ли мы когда-нибудь кого-либо из ваших иноков? Владей, на месте твоего жительства, с подобными тебе тем, что принадлежало прежде нам. Ведь ты владеешь пустыней, из которой выгнал подобных нам бесов. У нас же нет ничего общего с тобою. Зачем ты пришёл в наши места? Как пустынник довольствуйся пустынею, это же место устроившие его отдали нам. Ты не можешь здесь оставаться…

Когда Макарий входил в вертоград, его встретил страшного вида дьявол с обнажённым мечём и загородил ему дорогу. Святой Макарий сказал дьяволу:

— Ты идёшь на меня с мечём, я же иду на тебя во имя Господа Саваофа в силе Бога Израилева.

И дьявол отбежал от него».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Случай, когда человек возвращается к языческой вере и предаёт идеал Любви, описывается так:

«Когда Никомах (некто один из первых гонимых христиан) уже был недалёк от своей кончины и уже немного потерпеть оставалось ему, чтобы получить венец мученический, он неожиданно лишил себя сего славного венца. Оставив доброе исповедание, он отрёкся от Христа и воззвал во всеуслышание:

— Я никогда не был христианином! Я согласен принести жертву богам.

И тотчас воины прекратили мучение его и сняли его с мучилищного дерева.

Когда окаянной этот богоотступник принёс жертву идолам и поклонился им, то на него напал бес и сильно ударил его об землю, так что Никомах стал с яростью бесноваться, кусая язык свой и испуская кровавую пену до тех пор, пока не испустил свою окаянную душу».

Сражение религии с магией (в лице соответствующих носителей), битва учений (воина с бесами), противостояние «эгрегоров» (у нас — «эгоров») — это поистине великая битва, превосходящая всякую индивидуальность; это уже война глобальная, массовая, «народно-освободительная». Здесь воин Христа предстаёт уже богатырём, титаном, беспощадно поражающим Тёмные Силы, но не без поддержки созидательных Сил свыше…

«Дойдя до морского берега, преподобный Даниила Столпник вошёл в церковь святого Архистратига Михаила, Воеводы сил небесных, и пробыл в ней семь дней. Здесь он услыхал о том, что в Анапле есть один пустой идольский храм, в котором живёт много нечистых духов, так что никому нельзя было проходить мимо того места: плывущих они потопляли в воде, а на проходящих нападали, как разбойники, и убивали. Услыхав об этом, святой решил идти туда и жить там… Посему Даниил отправился в пустой храм, вооружась одним непобедимым оружием святого креста, и вместе с тем воспевая: “Господь — свет мой и спасение мое: кого мне бояться?” И прежде борьбы полчище бесовское пришло уже в ужас. А сей духовный воин, обходя углы храма, ограждал их крестным знамением, каждый раз преклоняя колена и молясь Богу. Когда настал вечер, пришёл начальник бесов и начал бросать в святого камнями; затем послышался страшный рёв и вопли, поднялся шум; но Даниил, безбоязненно стоя на молитве, говорил: “Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться”. Таким образом провёл он первую и вторую ночи. В третью же ночь увидал он множество бесов в виде величайших исполинов, с мрачными лицами, страшных, как людоеды, скрежещущих зубами, пламенеющих гневом на святого и говорящих:

— Кто тебе, несчастный, посоветовал придти сюда, где мы, давно обитая, являемся хозяевами этого места?

Говоря это, они устремились на Даниила — одни, желая бросить его в море, другие — усиливаясь побить его камнями; однако ни один из них не осмелился приблизиться к святому. Святой же, вспомнив слова Господа: “сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста”, поступил так: затворив все входы храма, он оставил одно только небольшое окошко, а сам начал поститься и молиться. В непродолжительное время всё бесовское полчище, силою Божиею прогнано было оттуда, и народ стал проходить мимо того места без всякой опасности».

А о сути всех духовных чудес, приобретений в магии (шаманизме) откровенно сообщается в следующей истории; всем чудесным и всякой силой наделяют мага никто иные, как хорошо знакомые нам бесы:

«В царствование Декия жил в Антиохии некий философ и знаменитых волхвователь, по имени Киприан (в последующем священномученик), родом из Карфагена. Происходя от нечестивых родителей, он ещё в детстве посвящён был ими на служение языческому богу Аполлону. Семи лет он был отдан чародеям для научения волхвованию и бесовской мудрости. По достижении десятилетнего возраста, он был послан родителями для приготовления к жреческому служению, на гору Олимп, которую язычники называли жилищем богов; там было бесчисленное множество идолов, в коих обитали бесы. на этой горе Киприан научился всем диавольским хитростям: он постиг различные бесовские превращения, научился изменять свойства воздуха, наводить ветры, производить гром и дождь, возмущать морские волны, причинять вред садам, виноградниками и полям, насылать болезни и язвы на людей, и вообще научился пагубной мудрости и исполненной зла диавольской деятельности. Он видел там бесчисленные полчища бесов с князем тьмы во главе, которому одни предстояли, другие служили, иные восклицали, восхваляя своего князя, а иные были посылаемы в мир для совращения людей. Там видел он также в мнимых образах языческих богов и богинь, а равно различные призраки и привидения, вызыванию коих он учился в строгом сорокадневном посте; ел же он по захождении солнца, и то не хлеб и не какую-либо иную пищу, а дубовые желуди… Так он стал волхвователем, чародеем и душегубцем, великим другом и верным рабом адского князя, с коим беседовал лицом к лицу, удостоившись от него великой чести, как о том он сам открыто засвидетельствовал…

— Поверьте мне, — говорил он, — что я видел самого князя тьмы, ибо я умилостивил его жертвами; я приветствовал его и говорил с ним и с его старейшинами; он полюбил меня, хвалил мой разум и пред всеми утверждал. И обещал он мне поставить меня князем, по исхождении моём из тела, а в течение земной жизни — во всём помогать мне; при сём он дал мне полк бесов в услужение. Когда же я уходил от него, он обратился ко мне со словами: “Мужайся, усердный Киприан, встань и сопровождай меня: пусть все старейшины бесовские удивляются тебе”. Вследствие сего, и все его князья были внимательны ко мне, видя оказанную мне честь. Внешний вид его был подобен цветку; голова его была увенчана венцом, сделанным (не в действительности, а призрачно) из золота и блестящих камней, вследствие чего и все пространство то освещалось, — а одежда его была изумительна. Когда же он обращался в ту, или другую сторону, всё место то содрогалось; множество злых духов различных степеней покорно стояли у престола его. Ему и я всего себя отдал тогда в услужение, повинуясь всякому его велению…

Отсюда ясно, каким человеком был Киприан: как друг бесов, совершал он все их дела, причиняя вред людям и обольщая их. Живя в Антиохии, он много людей совратил ко всяким беззакониям, многих погубил отравами и чародейством, а юношей и девиц закалал в жертву бесам. Многих он научил своему гибельному волхвованию: одних — летать по воздуху, других — плавать в ладьях по облакам, а иных ходить по водам. Всеми язычниками он был почитаем и прославляем, как главнейший жрец и мудрейший слуга их мерзких богов. Многие обращались к нему в своих нуждах, и он помогал им бесовскою силою, которой был исполнен: одним содействовал он в любодеянии, другим во гневе, вражде, мщении, зависти. Уже весь он находился в глубинах ада и в пасти диавольской, был сыном геенны, участником бесовского наследия и их вечной гибели».

Вообще, пребывать или, лучше сказать, «сожительствовать» с бесами на повседневном, «бытовом» уровне — это одно, а вот вступать с ними в особенную, тесную связь в духовной области, и тем более по знанию или незнанию прибегать к их «помощи» — совершенно другое. Это уже потеря, продажа, гибель души определённо и однозначно! Миф о продажи человеческой души дьяволу, в котором составляется и подписывается некое соглашение, договор, акт, — известен очень давно. Так в рассказе об оскорблённом Феофиле, бывшем управляющем экономными делами церкви, мы узнаем…

«Феофил во всём согласился с ним (магом) и обещал не ограждаться крестом; тогда волхв тотчас же показал ему в видении множество разных необыкновенных лиц, украшенных различными светлыми одеждами и с зажжёнными свечами в руках. Это были бесы; они выкрикивали похвалы своему князю, сатане; князь же тьмы сидел посреди их в гордости и призрачной славе. Тогда окаянный волхв взял Феофила за руку, ввёл его в это гибельное собрание и приблизился с ним к князю.

— Зачем ты привёл сюда к нам этого человека? — спросил волхва князь тьмы.

— Господин мой, — ответил богоненавистный колдун, — я привёл его к тебе потому, что он, сильно оскорблённый своим епископом, просит у тебя помощи.

— Как могу я помочь тому, кто раб своего Бога? Если он на самом деле хочет стать моим рабом и войти в число моих слуг, то я так помогу ему, что он получит большую власть и честь, чем какие имел раньше, и будет могущественнее самого епископа.

— Слышишь ли, что говорит князь? — спросил тогда волхв Феофила.

— Слышу, — ответил тот, — и исполню всё, что он мне прикажет.

Сказав эти слова, он тотчас же, павши, поклонился сатане и стал целовать его ноги.

— Пусть отречётся этот человек от так называемого Сына Марии, — сказал диавол волхву, — пусть отречётся также и от Неё Самой, так как я сильно ненавижу их обоих. Отречение же пусть напишет собственноручно и подаст мне. После этого пусть он просит у меня, чего хочет, и получит просимое.

Выслушав это, Феофил ответил ему:

— Я исполню всё, что прикажешь, господин мой, только бы получить желаемое.

При этих словах диавол, простёр к нему свои бесовские руки и, обняв Феофила, стал гладить его по бороде и целовать, прикладывая к его устам свои нечистые уста.

— Радуйся, мой искренний и верный друг, — сказал он ему.

И окаянный Феофил, утверждая свою дружбу с диаволом, отрёкся от Христа, Спасителя нашего, и от Пречистой Богоматери; написав своё отречение на хартии, заранее приготовленной волхвом, и запечатав, он вручил её князю тьмы. После этого они дружески обнялись, поцеловались и разошлись: князь тьмы со своими слугами стал невидим и удалился в своё место, в ад; а Феофил с магом возвратились с ипподрома, оба радуясь своей погибели…».

Эзотерически соглашение с дьяволом становится энергетическим сближением с ним, вплоть до «кровного» родства с ним («кровь», как известно — это носитель энергии, сущий аспект души). А далее история гласит следующее:

«На следующее утро, по Божьему смотрению, как кажется, а не по старанию диавола, епископ (который и оскорбил Феофила!), проснувшись, раскаялся, что отставил Феофила от экономской службы. Послав людей, чтобы снова призвать его к себе, в архиерейский дом, он с большими почестями возвёл его в прежнюю должность, воздал ему двойную честь и вручил ещё большую власть над церковным имуществом и над всеми делами. Сверх того, епископ в присутствии причта и граждан испросил у Феофила прощение.

— Прости меня, брат, — сказал он, — прости, я согрешил перед тобою, обесчестив твою святыню, когда поставил на твоё место человека недостойного. Теперь я отставляю его, тебя же молю снова принять экономское управление.

С этого часа Феофил начал жить в своей прежней чести и власти, почитаемый выше всех, и заведуя всеми экономским делами. Не только причт и граждане воздавали ему великие почести и со страхом повиновались, но и сам епископ возымел к нему уважение, а прежние враги со стыдом замолчали и начали смиренно искать его милостей.

В это время нечестивый и хитрый волхв часто навещал Феофила.

— Видишь ли, господин мой, — говорил он, — как я и мой князь помогли тебе по твоему желанию, и как скоро ты получил от нас помощь.

— Воистину получил. — отвечал Феофил, — и очень благодарю вас.

Прожив недолгое время в таком богоотступничестве, Феофил начал как бы пробуждаться от сна и приходить в себя, сознавая свою погибель. Создатель и Искупитель наш, Христос Бог не хотящий смерти грешных, но милостиво ожидающий их покаяний, вспомянул прежнюю добродетельную жизнь и труды Феофила, его многочисленные дела милосердия, заботы о нищих и вдовицах, воспитание сирот, защиту обижаемых, помощь всем, требовавшим помощи и всё множество его благодеяний. Не презирая Своего создания по Своей неизреченной благости, Господь явил на нём Своё милосердие ибо нет греха, побеждающего Его человеколюбие: тайным и божественным Своим внушением, Он вложил в сердце Феофила мысль о покаянии и обращении.

Придя в чувство, Феофил начал размышлять, какое великое и ужасное совершил он злодеяние, отрекшись от Христа Бога и Пречистой Богоматери ради временной и ничтожной человеческой чести. Он начал страдать в душе, мысленно скорбеть и каяться, тяжко вздыхая из глубины сердечной, ударяя себя в грудь, горько плача и рыдая…».

(«Жития Святых», Свт. Дим. Ростовского. ).

И всё же такие истории относятся к далёкому прошлому, но какой же ты сейчас, «эгориальный» бес? О! Этот бес совсем не изменился, но весьма приспособился, обрёл новые оригинальные формы и увеличился, раздался вверх и вширь неимоверно, особенно в нашей стране! Законы, принципы, поведенческие схемы и предписания, методы, приёмы, замысел всех теневых учений и путей остался прежним!

Так какой же ты в настоящее время, бес-«эзотерик»? Он — «эзотерик», тот самый… долгое время владеющий и автором этой книги — я знаю его наиболее хорошо, досконально!

В настоящее время эгориальный бес зацепил, нет, просто вцепился и впился во многих-многих людей (духовных искателей) и держит их мёртвой хваткой. Он проник глубоко в сознание отдельного человека, так глубоко, что если тому попадается даже детальное, доказательное, обоснованное разоблачение того пути, в которого он уверовал, которому предан, то всё равно… это никак не затрагивает обманутого человека и не освобождает его сознание.

Во многих случаях, а лучше сказать, в определённом аспекте, «духовный» бес восходит к статусу теневых глобальных мега-структур, к теневому «эгору», т. е. к своеобразному психоэнергетическому «дереву» со своими корнями (происхождением), стволом (основой учения), ветвями (предписаниями, методами, идеалами, учителями) и листьями (поклонниками и последователями). Такая структура, как мощным магнитом, с одной стороны неодолимо притягивает свет сознания многих, интересующихся духовной темой людей, а с другой — и готовит их к «спуску» (вниз), и замыкает их на внутренние земные «трубопроводы» или энерготуннели…

В то же время можно говорить о различиях среди «духовных» бесов, об их специфики или «специализации». Так, в нашей стране давно существует «индийский», «китайский» бес (бес йоги), бес-Кастанеда, бес-кришнаит и т. д., и вообще бес-сектант, «эзотерик». Дело в том, что вся популярная «эзотерика» — дело рук этого рода беса!

И если с бесом магии и шаманизма должно быть понятно более или менее, то гораздо сложнее разобраться с теми теориями, которые говорят о Боге, Любви и именуют себя «религиями», а в основе своей и «периферии» они в действительности тесно связаны с бесами, которые и завлекают искателя, и охраняют свою духовную «территорию»… Да. Религии могут оказаться «религиозными» только формально…

Следует отличать от учений магии, шаманизма и псевдорелигий — «ереси». Изначально ересь (от греч. — брать, избирать; особое учение) исходит, как правило, из чистой основы, из правильного учения или пути, но те же самые бесы настолько сильно искажают, преобразовывают по-своему и извращают его (учение, путь), что это становится, собственно, ересью — бесовской религией. Осуществляется «перехват» или «раскол», отход, совращение с правильного пути. Так немало подобных ересей — разнообразных собственных внутренних направлений, течений, центров и школ — не только в христианстве, но и в самом православии. Ведь, как известно, теневики вездесущи и проникновенны; это хищники, которые урывают и отрывают (куски энергии пожирнее) откуда только возможно, и духовное поле — не исключение, напротив, это слишком плодородное, цветущее поле…

Здесь не имеет смысла приводить хотя бы некоторые доказательства по поводу существования отдельных глобальных теневиков в роли родоначальников многих духовных учений и в роли посредников (между подземным пространством и человеком). Мы также знаем, что бесы могут легко завладеть сознанием одного человека и использовать этого человека, наделив его какой-либо чудесной способностью, гипнотической силой, харизмой, богатством и властью, — сделать его духовным учителем, лидером или пророком, чтобы он ощутимо влиял на людей, на массы людей (назовём, для примера, Блаватскую, Рерихов, Ошо, Прабхупаду, Сатья-Сая-баба, Порфирия Иванова…).

Вместо же «доказательности» лучше рассмотрим психологию восприятия и воздействия «религии бесов» на человека.

И в первую очередь, что для многих читателей может стать открытием, откровением, следует указать на то, что бесы находятся во многих книгах духовного содержания, они там «живут» и не только! Бесы выскакивают, нападают на человека из книг, когда их читают!

Психология слишком прозрачна и очевидна…

Возьмём, например, пресловутого мага и весьма популярного писателя-эзотерика Карлоса Кастанеду… Вы открываете его книгу, стали читать и… далеко не сразу, но… бесы из книги уже протягивают к вам вначале свои пушистые лапки и ещё только выпускают свои внешне красивые коготки… В результате чего происходит такой скрытый процесс, равносильный запуску некой программы компьютера после нажатия кнопки «активировать!» — резко приходят в активность ваши «личные» бесы! (А каждое бесовское учение задействует «своих» внутренних бесов.).

И в случае Кастанеды в вас задействуется сразу, по меньшей мере, три беса — бес любопытства, мистического сладострастия и тяги к запретным тайнам; бес духовной алчности и наживы и бес-«интеллектуал». Далее следует «содружество» между вашими бесами и теневиками из книг, до тех пор, пока вы не будете подготовленными, и далее бесы из книг яростно овладевают вами. Они самоутверждающе и радостно прыгают на ваших плечах, голове; своими липкими, грязными лапами они покрывают ваше духовное сердце… В общем, речь идёт о привлечении вас к чёрной магии…

Вы начинаете следовать описанному пути и однажды… бесы вас наделяют чудесной способностью, вы вдруг покидаете своё тело и путешествуете в астральных мирах в полном сознании… Духовный икатель становится самонадеянным, ему кажется, что он всё познал. Он продолжает «практику». Человек, обманутый человек, вдохновлённый идеей свободы и пути сердца, полностью отдаётся бесам. Последствия гибельные и самые непредсказуемые…

Бесы наделяют и вдохновляют, человек «забывается», он теряет духовную базу, основу… Конец, зачастую, бывает трагичный…

…Я раньше очень любил читать разнообразную популярную эзотерическую литературу, она мне дала очень много, но тем не менее… Я должен, нет просто обязан констатировать определённый всеобщий факт. Эта литература радикально усиливает человеческое эго, потому что она писалась бесами и при помощи бесов. А при глубоком погружении в определённые знания и учения — а я этот процесс наблюдаю уже много лет — многие люди становятся психически, психологически и духовно неадекватными. Они теряют голову полностью. Они пребывают в ужасной прелести, и для многих пути назад уже нет. Люди ослеплены и доказать им уже ничего невозможно. И всё это действие бесов.

К этой же сфере и к этому же состоянию одержимости примыкает и так называемая экстрасенсорика — ведовство, целительство, ясновидение, астрология, контактёрство… Многие люди приобретают способности, именуемые чудесными, и не дают себе ответ на вопрос — «Кем даются эти способности?» Экстрасенс чувствует себя избранным, исключительным человеком, он очень быстро на этой своей способности начинает зарабатывать большие деньги, купается в славе и отказаться от своего имиджа в дальнейшем не в состоянии. Теневики просто так не отпускают… И это стоит проверить: если такой экстрасенс вдруг захочет определить источник своих трансперсональных возможностей, то ему достаточно 10–15 раз отстоять церковно-православные службы, пройти основные обряды и убедиться в том, что его «способности» куда-то пропали! Бесы не переносят духовного просветления.

«Эзотерика», «экстрасенсорика»…

Закономерный, но преодолимый духовно-энергетический парадокс! Популярная эзотерика даёт сильный толчок и стимул к познанию и самопознанию, она сообщает о тех или иных уникальных идеях, об идеалах и состояниях, но вот потом… ведёт к духовной трагедии и медленной смерти души.

И всё-таки, думается, что увлечение поп-эзотерикой может стать определённым подготовительным этапом духовного продвижения, которое всё же приведёт к чистому, правильному учению и пути. В то же время «эзотерика» может стать непреодолимым барьером, лабиринтом и одной духовной ловушкой в целом, из которой не выбраться никогда. Никогда.

Кажется, нарисовалась глава и обозначились факторы, прояснились законы.

А может быть для кого-то и нет?

Ранее я считал следующее печальное высказывание святителя Игнатия формальным, ничем не обоснованным — вынужденным, апологетическом утверждением, но сейчас я не только глубоко и обстоятельно пониманию его, но, к сожалению, и полностью подтверждаю своим собственным многолетним опытом…

«Точно! Гляжу на мир, — вижу: сети диавола умножились, в сравнении с временами первенствующей Церкви Христовой, умножились до бесконечности. Умножились книги, содержания лжеучение; умножились умы, содержащие и сообщающие другим лжеучение; умалились, умалились до крайности последователи святой Истины… умалилось понятие о добродетелях христианских».

Свт. И. Брянчанинов.

Возможно, некоторые читатели-эзотерики не согласятся с этим утверждением о влиянии бесов. Тем хуже для этих людей.

Во всяком случае перейдём к иной, возвышающей, созидательной и просветлённой Силе. Подлинной Силе, которая «держит» вселенную.

СВЯТАЯ СИЛА.

Святой — это человек, получивший полную свободу от бесов, обладающий властью над ними. А этот эзотерический факт означает, что молитвенник этого уровня наполнен волшебным Светом; так сказать, «внутри» его тела сформировано «новое» тело — вневременное чудесное Тело Света! Тело Осознания, Любви, Свободы и Счастья! Это тело с лёгкостью преступает любые физические законы, оно может путешествовать в любой уголок, в любую часть, на любую звезду и планету бесконечного космоса. Перемещается Воин Света мгновенно…

Святой светоносен (и этот факт обозначается нимбом вокруг головы на иконах святых), и с этих пор он становится натуральным волшебником, он способен как являть всякое чудо, так и сам является чудом…

Воин Света «видит» и «прозревает» всё и вся «насквозь», а скрыть от него ничего невозможно. Истории, связанные с бесами, повествуют…

«Два брата имели между собой любовь не по Богу, а мирскую. И так как преподобный Евфимий (ученик Пафнутия Боровского) очень негодовал на них за это, то они помышляли уйти тайно из обители. Стоя во время литургии со своим обычным слёзным умилением, Евфимий взглянул на святого отца и поющих с ним, среди которых были и эти два брата. И вот он видит, как выскочил из-за них эфиоплянин с острым шлемом на голове. В руках своих бес держал железный крюк. Зацепляя крюком за одежды грешных монахов, он вытаскивал их за клирос и, привлекая к себе, хотел схватить их своими руками. Но как только он приближал их к себе, железный крюк отскакивал. Это значило, что когда два грешника склонялись на посеянный в них врагом помысл уйти из обители и не покоряться отцу, враг легко привлекал их к себе, но, при их противлении этому помыслу, бесовское орудие бывало бессильно и отскакивало. Смотря на это, прозорливец проникал духовными очами в то, что происходило в их душах. При чтении Евангелия и во время Херувимской эфиоплянин исчезал. По окончании их он снова появился. Когда же настало освящение Святых Даров и изрядная песнь Пресвятой Богородице, тогда эфиоплянин исчез как дым, и уже не появлялся снова. Всю литургию простоял в трепете и исступлении прозорливый старец, а потом рассказал о своем видении преподобному Пафнутию. Преподобный призвал грешников и заповедал им бороться с греховными помыслами и исторгать их из своих сердец. После наставления и увещания святого оба инока исправились».

«Придя однажды на рынок, святой Андрей (Христа ради юродивый) встретил одного инока, которого все восхваляли за добродетельную жизнь. Правда, он подвизался, как подобает инокам, но без меры был склонен к сребролюбию. Многие из жителей города, исповедывая ему свои грехи, давали ему много золота, для раздачи нищим. Он же, будучи одержим ненасытною страстью сребролюбия, никому не давал, а всё клал в сумку, и радовался, видя увеличение денег. Проходя одною с тем жалким иноком дорогою, блаженный Андрей увидел прозорливыми очами, что сего сребролюбца обвивает страшный змей. Близко подойдя к иноку, святой стал рассматривать того змея. Инок же, принимая Андрея за одного из нищих, просящих милостыню, сказал ему:

— Бог тебя помилует, брат; у меня нет ничего подать тебе.

Отойдя от него на небольшое расстояние, блаженный заметил, что вокруг него в воздухе над змием написано темными письменами:

Корень всякому беззаконию — змий сребролюбия».

«…После этого святой Тимофей сказал ей:

— Сестра моя, Мавра! Когда я тебя увидел своими душевными очами выходящей из дому, то я заметил диавола, шедшего по правую сторону от тебя. Он имел в руках ключ, которым обращал сердце твоё к мирским утехам и привязанностям…».

«Бес опять вселился на одной улице в городе, в другом пустом доме; приблизившись к последнему, преподобный Симеон (Христа ради юродивый) увидел беса, который готовился ударить, ожидая мимоходящего; тогда старец набрал небольших камней за пазуху, стал на противоположную сторону и во всех, желавших идти этим путём бросал камнем, не давая никому прохода: один же пёс проскочил там и тотчас, поражённый бесом, начал источать пену.

Тогда святой говорил людям:

Теперь проходите: ибо, вместо человека, поражён пес».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Историй о силе молитвы и власти молитвенников над бесами немало. Бесы боятся священного Света, этот Свет и их тень не совместимы, исключают друг друга…

«Спустя несколько времени, святой Конон (Исаврийский), пребывая в своем доме в безмолвии, увидал множество бесов, ополчившихся на него. Все бесы, жившие на острове и изгнанные из людей и из идольских капищ, вооружились против святого. Увидав бесов, святой именем Иисусовым связал их, так что они не могли двигаться. Тогда бесы стали молить Конона, что бы он не посылал их в бездну, но пусть повелит им сделать, что ему угодно. Святой, запретив им делать вред людям, послал их на различные работы: одним велел копать в огородах землю и вырывать худые травы, терновники, крапиву, другим вспахивать нивы и сеять на них, иным стеречь плоды, кому пасти стада и охранять их от зверей, кому колоть дрова и носить воду, и исполнять всякую домашнюю работу. Бесы, как рабы и пленники, служили блаженному Конону до тех пор, пока ему было угодно, исполняя с усердием всякое указанное им дело, ибо связанные непобедимою силою Божией, они были порабощены Божию угоднику…».

«Однажды из селения Вузийского, недалеко от Грацианополя, пришли люди к преподобному Феодору (Сикеоту, епископу Анастасиупольскому) по следующему поводу: они у себя строили каменный мост через реку и когда выкапывали из земли на соседнем холме камни и тесали доски, то видели множество выходивших из ямы бесов, которые нападали на людей и животных и мучили их; иные же как разбойники, устраивая засады на пути, ранили проходящих. Пришедшие умоляли преподобного придти в их селение и избавить их от бесовского нападения, и Феодор пошёл с ними, уповая на Бога. И только что он приблизился к селению их, бесы находившиеся в людях, чувствуя приближение его, выходили навстречу к нему, крича:

— О, горе, о беда! Зачем оставив Галатию идёшь сюда сокрушитель железа? Знаем, зачем пришёл, но не послушаем тебя, как это сделали духи в Галатии; мы гораздо злее и сильнее их!

Преподобный, запрещая им, повелел молчать, на утро же собрал народ, обошёл крестным ходом всё селение и, поднявшись на вершину холма, изливал горячие молитвы в Богу долгое время. И тотчас бесы, которые оттуда вышли, силой Божией опять там показались в образе мух, мышей, зайцев, и их всех он выгнал в яму, запечатлел крестным знамением и велел завалить землёю и камнями, и так освободил он селение от напасти бесовской. Подобным образом он и многие другие селения, и страны, и домы избавил от бесов, а также из множества людей изгнал лукавых духов, которые при одном имени его трепетали».

Иногда людям, мирянам, в целях изгнания из кого-либо беса, приходиться «хитрить» со святыми, как здесь:

«Как-то однажды, когда преподобный Виссарион пребывал в ските, приведён был в храм бесноватый человек; за него совершали молитвы в церкви, дабы избавился он от духа нечистого; но не исходил из него бес, ибо он был весьма лютым. И говорили между собой клирики:

— Что нам делать с этим бесноватым?

А некоторые говорили:

— Никто не может изгнать беса сего, кроме отца Виссариона, но если мы станем просить его об этом, то он не придёт в храм; поэтому сделаем так: на следующий день утром он придёт в храм первым, но мы придём раньше его и на его месте посадим бесноватого; потом скажем старцу: разбуди спящего.

Клирики так и сделали.

Когда преподобный вошёл в храм, то заметил человека, сидевшего на его месте. Не желая прогонять его отсюда, он стал около него. Лишь только начали читать церковное правило, клирики сказали старцу:

— Отче, разбуди спящего.

Виссарион, подойдя к человеку тому, толкнул его и сказал:

— Встань и иди отсюда.

И тотчас бес, прогоняемый словом святого, вышел из того человека; он встал и начал благодарить Бога за то, что Он избавил его от беснования; человек тот с этого времени стал совершенно здоровым.

Таким образом клирики побудили святого сотворить чудо изгнания беса, ибо сей преподобный отец не желал явно творить чудеса, дабы не быть прославленным людьми; будучи смиренным и считая себя грешным, он избегал похвал человеческих».

Похожий случай…

«В Вавилоне у одного вельможи была дочь, одержимая демоном. Отец её любил некоего монаха. И сей говорит ему: никто не может исцелить дочь твою кроме пустынников, которых я знаю; и если ты будешь просить их, не захотят сделать сего по смиренномудрию. А мы сделаем так: когда они придут на рынок, вы поступите так, будто хотите что-нибудь купить у них. Когда же они придут получать деньги за сосуды, мы скажем им, чтобы они сотворили молитву, — и я верю, что она исцелеет. И когда они вышли на рынок, нашли одного ученика старцев, сидящего для продажи сосудов их, — и взяли его с корзинами, как долженствующего получить за них деньги. Когда же монах взошёл в дом, то пришла бесноватая, и дала монаху пощечину. Но монах, по заповеди, обратил и другую ланиту. Демон, пораженный сим, вскричал, говоря: о сила вынуждающая! Заповедь Иисуса изгоняет меня, — и демон тотчас вышел, а женщина исцелилась. Когда же пришли старцы, объявили им о случившемся, — и они прославили Бога и сказали: гордость диавола обыкновенно низлагается Христовым смирением».

(Из Древнего Патерика, Изложенного По Главам).

Святые — носители несозданного, чудесного Света. Фактически, власть над бесами даёт молитвеннику сам Бог…

«Прославляя угодника Своего, Бог даровал Никите (Исповеднику) благодать исцелять недуги и изгонять бесов. Ознаменовав крестом одного отрока, немого от рождения, преподобный Никита возвратил ему дар слова; инока, помутившегося рассудком, исцелил помазанием святого елея; одного из вновь принятых, бесноватого, молитвою избавил от бесовского мучительства, беса же, обернувшегося змеем, отогнал; другого, также бесноватого, освободил от духа лукавого — и многих страдавших лихорадкой, горячкой и иными различными болезнями чудесно исцелил пребывавшею в нем благодатью Христовою. Так жил он, угождая Богу, и достиг старости; пред концом же жизни своей явил себя доблестным исповедником…».

«Много зла мне делали в келье бесы. Так, когда я (Иларион, ученик о. Феодосия, игумена Печерского) ложился ночью спать, являлось вдруг множество бесов, которые, схватив меня за волосы и наступая на меня ногами, волокли меня по земле; другие же из бесов, подняв стену, говорили: “Подтащим его сюда и задавим стеною”. Подобное проделывали они со мною все ночи, а я, не будучи в состоянии терпеть это, пошёл и рассказал все преподобному Феодосию, намереваясь переселиться оттуда в другую келью. Преподобный же сказал мне:

— Нет, брат, не уходи, чтобы бесы не могли похвалиться победой над тобой и сказать, что ты бежал от них. Если ты уйдешь, то бесы с той поры будут делать тебе ещё больше зла, как получившие власть над тобою. Усердно молись в своей келье, и Бог, увидев твоё терпение, поможет тебе победить их так, что они не посмеют и приблизиться к тебе.

Я же вновь сказал преподобному:

— Молю тебя, отче, позволь перейти в другую келью; теперь уж у меня нет никаких сил оставаться более в старой келье, потому что там живёт множество бесов.

Тогда преподобный, осенив меня крестным знамением, сказал:

— Иди, брат, в свою келью. С этого времени лукавые бесы не посмеют причинять тебе никакого зла.

Я с верой выслушал слова святого Феодосия и, поклонившись преподобному, вышел. С того времени дерзкие бесы уже не осмеливались приблизиться к моей келье, будучи раз навсегда отогнаны молитвами преподобного Феодосия».

Власть святых над бесами простирается вне зависимости от расстояния:

«Однажды в обители преподобного Иоанникия (Великого) совершалось освящение молитвенного храма, которой был построен преподобным. Когда вся братия собралась, а святого ещё не было, внезапно явился целый полк бесов, сходивших с холма, как бы настоящие люди. Все чрезвычайно испугались, не зная, что делать, а святой, хотя его и не было с ними, духом видел происходившее и, тотчас обратившись к молитве и воздев руки горе, стал возносить свои прошения к Богу, которые, как стрелы, поразили полк бесовский и обратили их в бегство. Братия же, видя как бесы убегали, как бы гонимые ударами и израненные, перестали бояться и с радостью совершали свой праздник».

Молитвенники способны передавать своё «ви/дение» и другим людям (эзотерик сказал бы: «открывать третий глаз»)…

(Андрей, Христа ради юродивый иноку): Умоляю тебя: раздай имение нищим, сиротам, вдовам, убогим и странникам, не имеющим места, где преклонить голову. Постарайся же, дабы тебе вновь быть другом Божиим. Если же ты не послушаешь меня — погибнешь лютою смертью. Именем Иисуса Христа свидетельствую, что ты тотчас увидишь диавола.

После сего он прибавил:

— Видишь ли ты его?

И открылись у инока духовные очи, и увидел он диавола черного как эфиопа, зверообразного, со страшною пастью; но он стоял вдали и, при виде Андрея, не осмеливался приблизиться».

«В одном из монастырей преподобного Венедикта был некий нерадивый брат; во время церковного пения он имел обыкновение выходить из церкви, и хотя игумен за это часто его наказывал, он не исправлялся. Узнав об этом, преподобный Венедикт призвал к себе сего инока и, наставив его душеполезною беседою, отпустил домой, но тот всё-таки не исправлялся. Тогда сам преподобный отец пришёл в тот монастырь и, стоя во время службы в церкви, посмотрел на этого нерадивого брата и увидел при нём беса в образе какого-то чёрного отрока, который, ухватившись за край одежды того инока, влёк его вон из церкви. Преподобный сказал окружавшим его:

— Видите ли, кто влечёт того брата вон из церкви! Они же сказали:

— Нет, отче.

После этого святой Венедикт помолился Господу, чтобы Он открыл их душевные очи, и на другой день некоторые из них увидели небольшого эфиопа, который влёк того инока из церкви, и они пересказали святому, что видят. По отпусте церковной службы преподобный отец, ради спасения того брата, пременив свой мягкий нрав на грозный, уже не словами только, но и жезлом наказал ленивого брата, и этим отогнал от него беса, который, как бы сам принявший побои, больше уже никогда не возвращался к тому иноку, и он с тех пор совершенно исправился».

«Но чтобы больше убедиться в том, что именно Трифон (мученик) исцелил его дочь, царь умолил его показать диавола воочию так, чтобы можно было видеть его телесными очами. Святой согласился на просьбу царя и шесть дней пребывал в посте и молитве и после того получил свыше ещё большую и сильнейшую власть над духами нечистыми. На седьмой день, при восходе солнца, царь пришёл к блаженному со всем своим синклитом, желая видеть диавола. Тогда Трифон, исполненной Святого Духа, и духовными очами взирая на невидимого духа злобы, сказал ему:

— Тебе говорю, дух нечистой, во имя Господа моего Иисуса Христа, явись воочию перед находящимися здесь, и покажи им свой мерзкий и бесстыдный образ, и яви немощь свою.

И тотчас диавол предстал пред всеми в виде чёрного пса, которой имел огненные глаза, а голову влачил по земле.

Святой обратился к нему с вопросом:

— Кто послал тебя, демон, сюда, чтобы войти в отроковицу, и как ты дерзнул войти в созданную по образу Божию, сам будучи столь безобразен и немощен, и исполнен всякой мерзости?

Диавол отвечал:

— Я послан отцом моим — сатаною, начальником всякого зла, пребывающим в аде, от которого я получил повеление мучить эту отроковицу».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Непосредственно о Теле Света православных святых и его чудесных возможностях, видимо, стоит написать отдельную книгу, а здесь констатируем очевидный эзотерический факт — святой покидает «этот», «физический» мир и свою плоть в полном осознании! Что фактически означает победа над смертью!

Другим сопутствующим этой тайне феноменом являются так называемые «мощи». Мощи формируются при органической жизни молитвенника в результате воздействия сакрального Света на ткани, органы и кости тела. «Грубое» тело также усваивает метапсихический Свет и в разной степени хранит и содержит в себе этот Свет и после биологической смерти святого. В идеальном случае такое (материальное) тело (после смерти) долгое время (веками!) не разлагается, оно выглядит так, словно святой всё ещё спит, недавно заснул. Но и минимальное содержание волшебного Света в отжившем теле указывает на мощи — они становятся одной из святынь, порой, излучают свет, источают благоухающее мирро, исцеляют людей, предостерегают, как в следующих примерах…

«Одного мирянина, именем Никона, сильно мучили бесы. Когда же он был приведён к мощам преподобного Зосимы Соловецкого, сей последний явился ему и, освободив его от болезни, отослал домой здоровым».

«Брат охотника, одержимый нечистым духом, как только прикоснулся к мощам угодника Божия (Петра Афонского), тотчас получил исцеление. Бес поверг его на землю с громким криком: “О Пётр! Разве тебе недостаточно, что ты изгнал меня из моего вертепа; а теперь ты выгоняешь меня и из настоящего моего жилища!”.

С этими словами он как дым вышел из уст человека, который лежал точно мёртвый. Спустя немного времени он поднялся здравым телом и душой».

«Монастырский человек Терентий был подвержен беснованию. Когда его подвели к раке мощей благоверного князя (Александра Невского) и помолились о нём, он тотчас сделался кротким и начал молитвенно благодарить Бога и Его угодника за исцеление…

Неоднократно изливалась милость от чудотворных мощей благоверного князя и на страдавших ужасною болезнью беснования. Вот некоторые случаи из числа записанных древними биографами.

Из села Старого был привезён в монастырь бесноватый, который своим страшным видом наводил на всех ужас: произносил ужасные слова, как зверь бросался на людей. Его привезли в монастырь связанного, и во время молебна он получил исцеление.

Другой бесноватый не узнавал даже и близких родных, рвал на себе волосы, кусал себе язык; его тело было покрыто язвами от побоев, которые сам же он наносил себе. И по предстательству благоверного князя Александра он сподобился получить полное исцеление от своей ужасной болезни.

В монастырской деревне Угрюмовой, Владимирского уезда, крестьянин Афанасий Никитин подвергся припадкам умоисступления, так что не узнавал окружающих, отказывался принимать пищу, совершенно лишился сна. Внезапно в минуту просветления он начал просить домашних, чтобы они отвели его в Рождественскую обитель к мощам благоверного князя Александра. Родные исполнили его желание, и вот на пути в обитель больной почувствовал себя здоровым и, придя в обитель, в сердечном умилении рассказывал всем, как явился ему святой князь Александр и как сам он указал ему искать исцеления у раки святых его мощей».

«Некий муж, родом италиец, по имени Флорин, будучи мучим легионом нечистых духов, получил исцеление у мощей святого Ферапонта (епископа Кипрского) и возвратился к себе домой совершенно здоровым. Он говорил, что видел как бы некий тонкий пар, весьма благоуханный, исходивший от раки честных мощей; благоухания этого не мог вынести легион бесовский, почему и бежал от него, как бы кем гонимый».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Такие явления продолжаются. Примеры из современной жизни:

«Этот случай произошёл в начале осени 1996 года. В Дивеевский монастырь привезли болящую женщину. Как позже выяснилось, она была одержимой. Её привезли в Троицкий собор и дважды подводили к раке со святыми мощами преподобного Серафима Саровского чудотворца. Когда ей помогали прикладываться к мощам, всё тело её трепетало и билось, как под током. Когда же её стали подводить к раке в третий раз, она вдруг закричала грубым мужским голосом:

— Ты зачем привезла меня в это святое место? Не подводите меня в третий раз! Вы все должны меня бояться. Я страшный большой змий. Не подводите меня больше! Если вы ещё раз меня подведёте — это будет для меня смерть. Одержимую с трудом подвели к раке в третий раз и силой приложили её к мощам. Какой-то нечеловеческий звериный крик вырвался из её груди, и она потеряла сознание.

Женщина выздоровела, одержитель был побеждён преподобным Серафимом всея Руси чудотворцем».

И вообще бесы боятся святых мест и, в частности, святых источников:

«Рассказывает духовное чадо настоятеля монастыря отца Иллариона дивеевская жительница И.:

— Я сама видела, как после купания в источнике Казанской Божией Матери из одной моей знакомой выскочила змея длиной около десяти метров. Нас было четыре женщины. Змею увидели все четверо (в том числе и та, в которой она жила). Змея быстро поползла по земле. Мы стали её крестить и читать молитвы. На наших глазах змея растворилась в воздухе и исчезла. Это, конечно, был бес. Несчастная женщина почувствовала несказанную радость и облегчение. Аналогичных примеров. можно привести великое множество. Какие же болезни излечивают источники? Это нервно-психические заболевания, болезни позвоночника, рук, ног, болезни внутренних органов и другие. Особенно сильное воздействие оказывают святые источники на бесноватых».

(Из Кн. Иеромон. Трифона, «Чудеса Последнего Времени»).

Воин Христов, вступивший в Свет Истины, уже — святой. Он «состоит» из Света, он светится, порой, даже физически. Такова весть о православных святых из нашей современности, из 20 века — а подобных достигших молитвенников совсем не мало:

«Духовные чада старца рассказывали, что благодаря молитвам старца Нектария (Эгинского) не только обстановка на острове изменилась в лучшую сторону (прекратились разбой и грабежи), но и изменился климат. Крестьяне не раз обращались за молитвенной помощью к старцу во время засухи: по молитве Владыки Нектария благодатный дождь сходил на землю.

По свидетельству монахинь, многие верующие почитали Владыку как святого: верующие рассказывали, что видели как во время молитвы он “весь светился”. А одна из монахинь однажды удостоилась увидеть, как Владыка Нектарий преобразился во время молитвы. Она рассказывала, что когда он молился с воздетыми руками, то был “на две пяди поднятым над землёй, при этом лицо его совершенно преобразилось — это был лик святого”.

Из воспоминаний монахини Евангелины, записанных в 1972 году Манолисом Мелиносом: “Он был как бесплотный… Имел какую-то особую привлекательность. Весь светился…».

(Из Эл. Кн. «Православные Старцы 20 Века»).

Таков был и о. Иоанн (Крестьянкин), с которым лично я (автор этой книги) переписывался. Старец оставил тело в 2006 г. Из воспоминаний о нём тех, кто его видел и знал:

«Лицо старца сияло, подобно весеннему солнцу».

«От отца Иоанна всегда исходила необыкновенная теплота и энергия… Во всём его облике было что-то неземное, ангельское».

«Глядя на батюшку, мы видели на его лице свет и чистоту».

«Итак, я приехал в Печоры. Я много уже слышал об Отце Иоанне, но никогда его не видел. Когда я приехал в монастырь, то начал у всех расспрашивать, как мне найти отца Иоанна. Однако мне никто толком ничего не мог сказать. К тому времени уже началась вечерня. Я спросил у проходившего мимо монаха: “Как я на службе могу узнать отца Иоанна?” Монах мне ответил: “Очень просто. О. Иоанн светится”. “Как светится?” — не понял я. “Ну просто светится и всё, так и узнаешь”. Для меня это было удивительно. Я ничего не понимал. Тем не менее, я поверил монаху и… ждал, когда все священники выйдут на середину храма. Я знал, что отец Иоанн архимандрит и поэтому будет в мирте. Но архимандритов вышло шесть человек. Отца Иоанна сразу узнал, ведь он СВЕТИЛСЯ, светился тем божественным нетварным светом, который, наверно, исходит только от святых. Я стал пробираться к нему поближе (людей было очень много). И вот я стал прямо за ним. В этот момент мне стало так хорошо, как будто я коснулся рая. Спокойствие, чувство умиротворённости и благодати — вот что тогда я чувствовал»[45].

Представьте себе, свечение в православном святом замечают даже «обычные» люди. А если бы они, хотя бы на время, прозрели и обрели духовное ви/дение? Они увидели бы настоящего Воина Света — светящегося, пылающего, бессмертного, космического человека!

Да, для современной науки посмертное существование — и святых, и обычных людей есть загадка, закрытая тайна, но это не так для религии. На пути христианской Любви возможно любое чудо, которое могут наблюдать и «обыватели»! В одном случае было так:

«Перед выносом на кладбище люди попросили сфотографировать Батюшку (старца Феодосия Кавказкого, покинул мир в 1948 г.), но сфотографировать не могли, потому что от гроба исходило такое сияние, что фотографировать было невозможно… Фотограф сказал:

— Великий человек был он — нигде, никогда я такого сияния не видел…

Когда Батюшку уже похоронили, все ушли, а один молодой верующий Николай остался на кладбище и молился. И вдруг осветил такой сильный свет могилку и всё вокруг, что Николай не в силах был смотреть, и упал на железный крест…»[46]

А о посмертной жизни души какого-либо святого в некоторых случаях открывается другим людям в «видении»:

«…Со вниманием взирая на этот (Небесный) свет, преподобный (Венедикт) увидел душу блаженного Германа, епископа Капуанского, в огненном круге возносимую на небо. Тогда преподобный Венедикт, желая, чтобы гость его диакон Серванд был свидетелем сего страшного видения, громким голосом назвал его два или три раза по имени. Серванд, удивясь, что святой зовет его в такое необычное время, испугался и поспешно вошёл в келлию Венедикта и увидел сей небесный свет, но не весь уже, а лишь только небольшую часть; а обо всём прочем рассказал ему сам святой отец. Тогда святой Венедикт тотчас же послал в город Касин, к любимому своему ученику гражданину Феопрову с просьбою: послать скорее в Капую и узнать о святом епископе Германе. И вот оттуда пришло известие, что он преставился. Когда Венедикт узнал о самом времени кончины святого епископа Германа, то оказалось, что он скончался в тот самый час, в который Венедикт видел душу его, возносимую Ангелами на небо в огненном круге».

«Описатель жития преподобного Серапион прибавляет следующее, что он слышал от преподобного Пафнутия, одного из учеников преподобного Макария Египетского. Когда святая душа Макария была взята херувимом и возносилась им на небо, некоторые из отцов мысленными очами видели, что воздушные бесы в отдалении стояли и вопили:

— О, какой славы сподобился ты, Макарий!

Святой отвечал бесам:

— Я боюсь, ибо не ведаю ничего доброго, что я бы сделал.

Затем те из бесов, которые находились ещё выше по пути следовавшей души Макария, вопили:

— Действительно избежал ты наших рук, Макарий!

Но он сказал:

— Нет, но надобно и ещё избежать.

И когда преподобный был уже во вратах рая, бесы, с сильным воплем, кричали:

— Избежал нас, избежал.

Тогда Макарий громким голосом ответил бесам:

— Да! Ограждаемый силою Христа моего, я избежал ваших козней.

Такова жизнь, кончина и переход в жизнь вечную преподобного отца нашего Макария».

«Когда наступила полночь, старец (авва Иоанн Колов) пробудился, так как увидел свет на небе. Подняв свои очи кверху, старец увидел огненную полосу, шедшую с неба по направлению к Таисии (блаженной).

От сего видения Иоанн пришёл в ужас. Посмотрев же пристальнее на Таисию, он заметил, что ангелы Божии возносили к небу по пути тому душу Таисии. Иоанн взирал на это дивное видение до тех пор, пока оно не скрылось от глаз его. Затем, встав, Иоанн пошёл к Таисии; подойдя к ней, он толкнул её рукой, но увидел, что она умерла».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Таково трансперсональное восхождение за пределы жизни и смерти — в подлинное существование! В метапсихический Свет, в Рай! Такова подлинная Свобода!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

«Очнуться и увидеть в истинном свете себя и окружающий мир, обнаружить, наконец, что исконный враг рода человеческого, диавол, в отличие от нас не только не спит, а и не дремлет. И всю свою неимоверную силу, весь свой изощрённейший ум направляет на одно: чтобы погубить нас. А мы — зачастую не имеющие даже элементарных знаний о духовном мире, лишённые покрова благодати — становимся его лёгкой добычей. Ибо незнание наше, или стыдливое замалчивание, или даже отрицание бытия этой страшной силы делает нас перед ней совершенно безоружными, и она может вести нас, как овец на заклание, на погибель».

О.  Иоанн Крестьянкин (Старец Псковско-Печерского Монастыря).

В то же время уместно будет подчеркнуть и такой факт — излишнее любопытство к бесам вне Бога, вне Христа, вне высоких идеалов Любви — может способствовать активности самих бесов, которые притянутся к любопытному, как магнитом, из «параллельного», нефизического пространства сами и нанесут человеку непоправимый вред.

Осознать свою жизнь, сделать её осмысленной, насыщенной и захватывающе интересной и придти к её сокровенной сути — к драгоценному и волшебному чуду-свету И. Христа. И получить от Него Дары. Стать Воином.

А какие дары, какую награду может дать человеку сам Бог?!!

И в завершение откроюсь читателям: и эта книга писалась не без помощи беса — писательский бес, бес творческой лихорадки долго мучил меня, настоятельно требуя написать о своих бесах-товарищах.

И однажды я уступил ему.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

ПРИЛОЖЕНИЕ I. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УПОМЯНУТЫХ ХРИСТИАНСКИХ СВЯТЫХ.

(здесь не приводится).

ПРИЛОЖЕНИЕ II. МОЛИТВЫ ОТ БЕСОВ.

(здесь не приводится).

ПРИЛОЖЕНИЕ III. «ПРАВОСЛАВИЕ И ДОН-ХУАНИЗМ».

Не исключено, что для некоторых читателей (и, в частности, для читателей-«эзотериков») приведённые в этой книге православные знания о бесах и свидетельства их многоплановой деструктивной деятельности могут показаться в определённых аспектах надуманными, а истории о них сказочными или художественно преувеличенными — но это мнение продлится до тех пор, пока эти же знания не будут подтверждены другими эзотерическими традициями. Что в целом обоснует и окончательно утвердит их всеобщность, истинность и «международность». В связи с этим ниже мы приводим сопоставления этой части мистического познания с учением шаманов Древней Мексики в изложении американского писателя Карлоса Кастанеды.

Да, христианство, православное учение — слишком известная, избитая тема… Поэтому нашего читателя, во многом, интересует всё новое, оригинальное, «иностранное»… Духовного искателя влечёт неведомое, далёкое, непознанное… Психологически это оправданно, а вот духовно…

В общем, с некоторых пор (уже давно, но не очень, приблизительно 25 лет назад) на нашем духовном рынке вначале замаячило (в виде брошюр и отдельных статей и отрывков), а потом решительно вступило в силу оригинальное описание пути мексиканской магии — подробное многотомное изложение К. Кастанеды в количестве 12 книг со множеством других дополнений и книг других авторов, вовлечённых в тему. И вскоре эти книги вызвали не только безудержный интерес у многих и многих наших духовных искателей, но и стали прикладным пособием, практическим путём. А внешне звучит действительно необычно, красиво и привлекательно: магия толтеков, знания шаманов Древней Мексики, извлечённые из глубины веков; нагуализм, дон-хуанизм, стратегия духовного Воина, учение космического Странника, путь сердца, птица Свободы, «бросить вызов планетарному Орлу»…

Да, «дон Хуан» — мудрый индеец, великий и могущественный маг, наследник древних знаний («человек знания»), главный литературный герой и духовный учитель Карлоса Кастанеды давно стал учителем жизни и для многих наших читателей, в конце концов ставших преданными последователями пути мексиканской магии…

Казалось бы, что может быть общего между религией и магией, между православием и дон-хуанизмом? И вообще описания этих учений слишком не похожи во всём — в стиле, контексте, настроении, терминах изложения, в тональности обращения, в описываемых культурных и этнографических обстоятельствах, в исторических эпохах становления и развития (обоих учений), в историях о самих носителях соответствующей духовной традиции, в стимулах, состояниях, идеалах…

Что здесь может быть общего???

Общее есть. И не мало! И несмотря на то, что внешне описания во многом столь сильно расходятся друг с другом, речь, в принципе, идёт только о новых формах и новой, незнакомой нам терминологии — изложенные же законы и истины одни и те же, различия нет! Это мы здесь и продемонстрируем в соответствующих сравнительных тезисах и цитатах.

А краткий сравнительный анализ мы начнём с одного исходного положения, общего и для православного учения, и для древнего знания дона Хуана. Это, так сказать, указание на изначальную позицию, в которой находится человек, и на общий замысел, на духовную ситуацию в планетарном масштабе.

В нижеследующем сравнении постарайтесь увидеть в разных цитатах, в различных терминах и образах суть одно…

Из христианского Добротолюбия (т. 1):

«…Вёл св. Антоний однажды разговор с пришедшими к нему братиями о состоянии души по смерти, и о том, где будет ея местопребывание. В следующую за тем ночь зовёт его некто свыше, говоря: встань, выйди и посмотри; Антоний выходит (ибо знал, кто приказывал ему) и возведши взор, видит какого-то великана, безобразнаго и страшнаго, который головою касался облаков, а тут с земли поднимались какия-то пернатыя, из которых одним великан преграждал путь, а другия перелетали чрез него, и миновав его, уже безбедно возносились горе. На последних он скрежетал зубами, а о первых радовался. Невидимый голос сказал при сём: Антоний! Уразумей виденное. Тогда отверзся ум его, и он уразумел, что это есть прохождение душ от земли и что великан этот есть исконный враг наш, который удерживает нерадивых и покорявшихся его внушениям и возбраняет им идти далее, а ревностных и неслушавших его задержать не может, и они проходят выше его».

(Изречения Св. Антония Великого).

Из книг Карлоса Кастанеды:

«Сила, правящая судьбой всех живых существ, называется Орлом. Не потому, что орёл или что-то, имеющее нечто общее с орлом как-то к нему относящееся, а потому, что для видящего она выглядит как неизмеримый ИССИНЯ-ЧЁРНЫЙ Орёл, стоящий прямо, как стоят орлы, высотой уходя в бесконечность.

«Орёл ПОЖИРАЕТ ОСОЗНАНИЕ ВСЕХ СУЩЕСТВ, живших на Земле мгновение назад, а сейчас мёртвых, прилетевших к клюву Орла, как бесконечный поток мотыльков, летящих на огонь, чтобы встретить своего Хозяина и причину того, что они жили. Орёл разрывает эти маленькие осколки пламени, раскладывая их, как скорняк шкурки, а затем съедает, потому что осознание является пищей Орла… и нет никакого способа разжалобить Орла, просить у него милости или надеяться на снисходительность…».

(Из Кн. 6, Ч. 3, Гл. 9, С. 140, 141, Кн. 11, С. 200. ).

Древние видящие «увидели, как осознание живых существ отлетает в момент смерти, подобно светящимся клубкам ваты, поднимается прямо к клюву Орла и ИМ ПОГЛОЩАЕТСЯ» (из кн. 7, гл. 3, с. 295)[47].

Обратите внимание на единый эзотерический смысл. В первой цитате планетарный дьявол предстаёт в образе великана, который старается поймать души людей в виде летящих птиц и многих ловит. Последние оказываются в его мрачных владениях. Но есть и души, которые обретают свободу, спасаются, преодолевают дьявольскую силу (земного психоэнергетического притяжения).

Фактически об этом же сообщает (через Кастанеду) и индейский маг дон Хуан. Вместо великана мы наблюдаем исполинского Орла, к хищному клюву которого поднимаются те же самые человеческий души, но в виде святящихся полосок сознания, мотыльков или кусочков ваты. И Орёл поедает их. Души людей оказываются во «внутренностях» Орла. Толтекский Орёл разумен (а не напоминает ли он ранее описанный нами «Шеол»?). Главной же задачей мага является, а это возможно, — «пролететь мимо Орла и не быть им проглоченным, в полной мере при этом сохранив собственное сознание». Практически речь идёт о «христианском спасении», духовный же смысл — один! Не так ли?

Преодолеть тягостные миры дьявола, не оказаться в глобальной теневой структуре хищного Орла, избежать Ада…

А что же сообщается по поводу самого Ада, самого нефизического подземелья, которого следует обязательно избежать? Параллели и здесь очевидны. Христианское описание инфернальных миров слишком известно и на слуху у каждого человека, поэтому ограничимся одним сущим смыслом и обобщённым образом. Известный православный писатель, свт. Игнатий Брянчанинов пишет:

«Погружаюсь задумчиво в рассмотрение сетей дьявола. Они расставлены вне и внутри человека. Одна сеть близко присоединена к другой; в иных местах сети стоят из нескольких рядов, в других сделаны широкие отверстия, но которые ведут к самым многочисленным изгибам сетей, избавление из которых кажется уже невозможным. Глядя на многокозненные сети, рыдаю горько! Невольно повторяется во мне вопрос: “Господи! Кто же может избавиться этих сетей?”.

Расставлены сети для ума моего в различных книгах именующих себя светом, а содержащих в себе учение тьмы, написанных под явным, или прикрытым влияним мрачного и всезлобливого миродержца…»[48]

Энергетическая паутина, сети, которыми опутана наша планета, — вот те образы, отражающие один эзотерический смысл: дьявол посредством своих слуг и посредников — бесов, заманивает и ловит души (свет сознания) многих и многих людей.

А теперь об этих же, «неорганических» мирах дьявола в описании Кастанеды, но в более детализированном виде и реалистическом изложении (так сказать, «изнутри»). Вначале «общее», — миры дьявола тёмные и хищные:

«Ты уже знаешь, — начал он (дон Хуан), — что во Вселенной существует извечная сила, которую маги древней Мексики назвали ТЁМНЫМ МОРЕМ ОСОЗНАНИЯ».

(Из Кн. 10, Гл. 13, С. 225).

«Дон Хуан вернулся к обсуждаемой теме: о моих путешествиях по ТЁМНОМУ МОРЮ ОСОЗНАНИЯ…».

(Из Кн. 10, Гл. 12, С. 216. ).

«Дон Хуан объяснил, что, по мнению магов, вселенная населена хищниками».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 136).

И об этом же, но уже очень конкретно со многими ужасающими подробностями (у Кастанеды же):

«…Хенаро всё тем же странным образом шёл впереди меня. Мы шли уже много часов подряд. От усталости у меня разболелась голова и неожиданно меня стошнило… Вдруг в ушах моих прозвучал голос:

— Не смотри на Хенаро! Взгляни вокруг!

Я подчинился. Я подумал, что попал в ад! Шок от того, что я увидел был настолько силён, что я закричал, ужаснувшись, но не издал при этом ни звука. То, что я увидел вокруг, как нельзя лучше соответствовало картине ада, запечатлённой в моём католическом воспитании. Я увидел красноватый мир, жаркий и гнетущий, тёмный, испещрённый пустотами, в мире этом не было неба и отсутствовал какой бы то ни было свет, кроме зловещих отражений красноватых огней, метавшихся вокруг с немыслимой быстротой…».

(Кн. 7, Гл. 13, С.  434–435, 436).

Да… Извечные представления человечества о нефизических глубинах Земли, о самом «дне», или огненном центре Земли, и о кругах (туннелях) Ада, по крайней мере, за последние десять тысяч лет принципиально не изменились, и, очевидно, уже не изменятся никогда.

У Кастанеды имеются также многие указания и на то, что Ад — мир чрезвычайно тягостный и разрушительный (дон Хуан, побыв в нём всего 3 дня, постарел на 10 лет), и что Ад безвременный (там мучаются вечно — согласно дону Хуану, «эманации, отвечающие за время там отсутствуют полностью»), и что там жуткое давление и огненный жар, нечем дышать, и т. д. и т. п.

И наконец, о несколько другом роде нефизического подземелья, о прочих «внутренних» мрачных инфернальных пространствах в учении нагуализма сообщается много, например, так — в виде мрачных трубопроводов, лабиринтов, теневых энерготуннелей:

«К сожалению, практически всё, чему я (Кастанеда) научился, до сих пор неясным остаётся для меня, скрытым в том, что дон Хуан называл “ЛАБИРИНТОМ повышенного осознания».

(Из Кн. 8, «Введения», С. 15).

«— Тот мир так же реален, как и наш. Маги прошлого описывали мир неорганических существ как пузырь с углублениями и порами, плавающий в некотором тёмном пространстве. Они изображали неорганические существа в виде пустотелых палочек, связанных вместе, как клетки наших тел. Маги, жившие когда-то, называли это громадное хитросплетение ЛАБИРИНТОМ СВЕТОТЕНИ».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 136).

«Я (Кастанеда) как лёгкое насекомое, пролетел сквозь нечто, казавшееся тёмным тоннелем. Ощущение тоннеля внезапно прекратилось. Было так, как будто я был выдут из трубы и по инерции шлёпнулся на огромную глыбу какого-то вещества. Я видел её контуры во всех направлениях, доступных моему взору… То, что я мог видеть, представляло собой подобие исполинской губки. Оно было пористым и покрытым углублениями. Я не мог прикоснуться к нему, но оно выглядело твёрдым и волокнистым. Оно было тёмно-коричневого цвета… То, что я видел, не изменяло своих очертаний. Оно не двигалось… какая-то удивительная сила, с которой я раньше не сталкивался в сновидении, парализовала меня…».

Фактически, речь идёт о подземном энергетическом «кишечнике» или о неких гофрированных шлангах, существующих вот уже миллиарды лет для перекачивания, впитывания в свои поры и переработки живой светомассы (всех попавших сюда органических и неорганических существ):

«То, что я рассматривал снаружи, имело структуру, напоминающую что-то похожее на увеличенное изображение пчелиного улья. Во всех направлениях расходились бесчисленные тоннели всевозможных очертаний. Некоторые из них вели вверх, другие — вниз; были также идущие налево и направо; они образовывали всевозможные углы друг с другом, направляясь один выше, другой ниже, будучи наклоненными более или менее покато.

СВЕТ БЫЛ ТУСКЛЫЙ, но всё было отчётливо видно. Тоннели выглядели оживлёнными и сознательными; они “кипели”. Я пристально взглянул на них и с удивлением понял, что вижу их. Это были энергетические волокна…».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С.  121–124).

«…В следующее мгновение я оказался внутри того, что мог бы определить как саму ткань туннеля. Я увидел забавно соединённые, напоминающие железы выпуклости, которые излучали ТУСКЛЫЙ СВЕТ… Я начал удивляться действительным размерам этих туннелей…».

(Из Кн. 9, Гл. 6, С. 148, 151, 154).

Или об этом же:

«Это был ПРИГЛУШЁННЫЙ РАССЕЯННЫЙ СВЕТ, окрашивающий всё вокруг в СЕРЫЙ или КОРИЧНЕВЫЙ ЦВЕТ. Когда я (Кастанеда) стал воспринимать этот свет, я начал смутно различать какие-то ТЁМНЫЕ движущиеся формы…».

(Из Кн. 9, Гл. 6, С.  248–250. ).

Подобных описаний у Кастанеды достаточно много, но нам пора подводить и под этим вопросом черту. Православие и магия Кастанеды едины в своих эзотерических знаниях, принципах и представлениях об инфернальных мирах ноосферы нашей планеты! В первом случае это «сети», во втором — «лабиринт светотени», «туннели», что по сути и смыслу — одно! Всё это есть владения дьявола…

Преодолеть всю эту демоническую сеть или лабиринт, не быть пойманным, не оказаться там — вот достойный духовный вызов!

А теперь, собственно, бесы! Главная тема нашего дополнения…

Бесы лишены внутреннего Света Любви, это всего лишь психоэнергетическая тень. Вот почему, чаще всего, православные молитвенники «видят» бесов в виде чёрнокожих людей («эфиопов»), серого облака, дыма или каких-либо чёрных зверей или птиц, как-то (фрагменты из уже ранее приведённых цитат):

«В другой раз демон явился в виде девицы, чёрной лицом…».

«…И вот он (Макарий) видит, как по всей церкви прыгают и точно на крыльях перелетают от одного места на другое какие-то точно недоростки — эфиопы, безобразные на вид…».

«…Со страшным криком вышел бес из уст человека в виде чёрной птицы…».

«…И тотчас диавол предстал пред всеми в виде чёрного пса, которой имел огненные глаза, а голову влачил по земле…» («Жития Святых» свт. Дим. Ростовского.).

«…Я видел тогда”, говорил Памфил впоследствии, “стоящего пред окном человека с огненными глазами, потом вся келья наполнилась чёрными воронами, которые с громким карканьем летали и кружились вокруг меня…».

(Из Соловецкого Патерика. ) — И Т.  Д.

Кастанеда, хотя и в иной форме и под другими названиями, но полностью подтверждает и даже детализирует это православное знание о бесовских структурах! В дон-хуанизме различные виды бесов именуются «союзниками», «лазутчиками», «летунами», «неорганическими существами» (голосовой вариант беса называется «эмиссаром»)…

«В большинстве случаев они («союзники») очень ТУСКЛЫЕ и выглядят тяжёлыми, как мокрые тряпки. Неприятное зрелище!».

(Из Кн. 2, Гл. 2, С. 214. ).

«Затем дон Хуан рассказал, что внутри оболочек неорганических существ, формируемых семью другими полосами осознания, отсутствует движение. Они выглядят как бесформенные сосуды, обладающие ОЧЕНЬ СЛАБОЙ СВЕТИМОСТЬЮ. Их оболочки совершенно не похожи на коконы органических существ. Они не обладают упругостью, качеством наполненности, благодаря которому органические существа напоминают шары, буквально распираемые изнутри энергией».

(Из Кн. 7, Гл. 10, С. 398).

«Неорганические существа имеют вытянутые формы, похожие на свечи, и светятся ТУСКЛЫМ светом. Органические же существа более округлы и обладают гораздо более ярким свечением…».

(Из Кн. 9, Гл. 3, С. 71. ).

«Я увидел две ТЁМНЫЕ ФИГУРЫ, похожие на два тонких древесных ствола… Раскрыв от удивления рот, я уставился на них. Они были совсем не такими высокими, как во сне. Они сжались до половины своих размеров. Вместо форм тусклой светимости передо мной были две ПЛОТНЫЕ, ТЁМНЫЕ, ПОЧТИ ЧЁРНЫЕ, угрожающие палки…».

(Из Кн. 9, Гл. 3, С.  80–81. ).

Дон Хуан и Кастанеда также сравнивают формы и энергетические объёмы (энергококоны) союзников с тёмными «палками», «спальными мешками», «колпаками», «перевёрнутыми колоколами или чашками» и пр. Но неизменным остаётся одно — свечение их осознания мрачное, тёмное… Это тень. Это и есть та самая «Нечистая Сила» или те самые «Тёмные Силы», давно известные человечеству и, тем более, известные в православном учении! На рисунке энергоструктуру человека и беса в сравнении можно изобразить в следующем без-о/бразном виде (вне духовно-художественных образов):

Рис. см. в кн. «Врата сновидений — нераспечатанные тайны толтеков».

V-1 V-2.

Где V-1 представляет человеческий пси-объём или кокон — Свет Любви локализован в Центре, т. сборки (т. сознания) в правом верхнем сегменте, а V-2 — это кокон «союзника», т. сборки локализована в самом внизу, Свет Любви отсутствует полностью!

В образном же сравнительном виде это же различие человека и беса можно представить так:

Рис. см. в кн. «Врата сновидений — нераспечатанные тайны толтеков».

И очень верно и точно об энергии бесов говорит сам дон Хуан, это энергия — «чужеродная», «тёмная», «враждебная», «отрицательная»…

Сходится православное описание с кастанедовским и по многим другим параметрам, нет, пожалуй, — по всем признакам, ведь знание одно, бесы одни, род и тип энергии один и тот же!

Бесы — планетарные хищники, которые стремятся и захватить в плен, и утянуть в Ад (в неорганический мир), и поглотить сознание человека. Примеров нападений бесов на православных молитвенников мы приводили достаточно много, а вот небольшая выборка об этом же из Кастанеды. Таков единственный замысел действия бесов и их общая энергетическая суть:

«Эти силы по-настоящему опасны!».

(Из Кн. 2, Гл. 16, С. 408. ).

«Союзник может убить тебя на дороге или где-нибудь в кустах, а когда твоё тело найдут, то решат, что ты погиб в автокатастрофе или умер при невыясненных обстоятельствах».

(Из Кн. 2, Гл. 13, С. 367).

Отдельно о природных, стихийных бесах в учении дона Хуана:

«Духи (водных) источников соответствуют особым местам. С тем, которого я призывал на помощь, я (дон Хуан) хорошо знаком лично. Он обитает в том каньоне. Когда я в тот раз его вызывал, ты (Карлос) был недостаточно силён, и он обошёлся с тобой довольно сурово… просто ты лежал там и был слаб, слабее, чем я предполагал. В другой раз, в оросительной канаве, он чуть не убил тебя…».

(Из Кн. 2, Гл. 15, С. 402).

О «горных» бесах в дон-хуанизме:

«Ты (Карлос) столкнулся с некоторыми существами, обитающими в этом мире… Было бы правильнее назвать их сущностями гор, поскольку по большому счёту они не относятся к ночи. Я (дон Хуан) называю их сущностями ночи лишь потому, что в темноте их легче воспринимать. Однако днём нам сложнее почувствовать их присутствие, так как дневной мир нам хорошо знаком…

— Они реальны, дон Хуан?

— Разумеется! Они настолько реальны, что обычно при встрече с ними человек погибает, особенно тот, кто решился отправиться в дикие места, не имея личной силы… Сущности ночи раздавят тебя как клопа».

(Из Кн. 3, Гл. 14, С. 630, 631).

Первые христианские подвижники прошлого, большей частью, были отшельниками, проживающими в горах, в пещерах, поэтому о «горных» или «пещерных» бесах они также хорошо знают и подтверждают это знание в своём опыте. Из «Жития Святых» свт. Дим. Ростовского (приводим только «штрихи» из представленных прежде историй):

«Проходя другой раз по пустыне, блаженный Иоанникий Великий нашёл одну пустую пещеру, в которой обитали бесы. Пещера эта полюбилась преподобному, и он остался жить в ней. Бесы же, не вынося его присутствия, восстали против него явно и причиняли ему различные беспокойства, надеясь испугать его и прогнать оттуда…».

«…В той же Исаврийской стране, в другой пещере, находившейся также в пустынном месте, обитал страшный бес. Он. как воин или разбойник, нападал на проходивших мимо людей и животных…».

«…Снисходя к мольбам Исаврян, святой Конон отправился, сопровождаемой множеством народа. Он подошёл к самой пещере, где обитал бес, народ же с трепетом стал в отдалении. Обратясь лицом к пещере, святой именем Христовым повелел нечистому духу выйти из пещеры в виду всего народа… Тогда бес на глазах у всего народа вышел из пещеры, в виде страшной трясущейся женщины…».

А теперь в целом о представителях хищного теневого сознания у Кастанеды:

«Они иждивенцы и собственники и, если уж кого-нибудь поймают на крючок, то никогда не выпустят… Я уже говорил тебе, что неорганические существа подобны рыбаку, они ПРИВЛЕКАЮТ И ХВАТАЮТ СОЗНАНИЕ».

(Из Кн. 9, Гл. 6, Стр. 161, 162).

«Неорганические существа ОХОТЯТСЯ ЗА НАШИМ СОЗНАНИЕМ или сознанием любых других существ, которые попадаются в их сети…

«Сознание магов, когда они практикуют сновидение, растёт… Неорганические существа СТРЕМЯТСЯ К ЭТОМУ ОБЛАДАНИЮ НОВЫМ ПОВЫШЕННЫМ УРОВНЕМ СОЗНАНИЯ».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 134, 135, 137).

«Неорганические существа — любители интриг… Их осознание великолепно. По сравнению с ними мы дети — дети с большим количеством ЭНЕРГИИ, КОТОРОЙ ОНИ ДОМОГАЮТСЯ».

(Из Кн. 9, Гл. 6, С.  142–143).

«В настоящее время лазутчики в твоих снах являются шпионами, присылаемыми из неорганического мира… Они приходят в поисках возможности ПОГЛОЩАТЬ СОЗНАНИЕ ДРУГИХ СУЩЕСТВ…».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 119. ).

Да, это общеизвестно: целью «христианских» бесов является — затащить всякую человеческую душу в преисподнюю, но в равной степени и «мексиканская» неорганика все усилия прилагает к этому же; к тому, чтобы не только завлечь и задержать энергетическое тело мага в своих теневых, подземных мирах, но и оставить мага у себя навсегда. «Союзники» по Кастанеде вероломно завлекают магов в свои замкнутые, закрытые, узкоограниченные пространства:

«Эмиссар понизил голос и сказал:

— …Выбери себе любой из тоннелей, и ты можешь жить в нём вечно…

В этом для тебя есть бесчисленные преимущества…».

(Из. Кн. 9, Гл. 5, С. 123. ).

«Неизбежной реакцией неорганических существ может стать попытка удержать меня (Карлоса) в их мире».

(Из Кн. 9, Гл. 6, С. 145).

«Неорганические существа завлекали их в миры, из которых (старые) маги не могли вернуться».

(Из Кн. 9, Гл. 10, С. 247).

«Каждый древний маг неизбежно становился жертвой неорганических существ».

(Из Кн. 9 Гл. 13, С. 303).

«— Я (дон Хуан) не вижу никакого смысла в том, чтобы становиться их (неорганических существ) учеником, — добавил он. — За это приходится платить слишком дорого.

— Как именно?

— Нашими жизнями, энергией, преданностью им. Другими словами, нашей свободой…

Старые маги были вынуждены жить в мире неорганических существ…».

(Из Кн. 9, Гл. 4, С.  96–97. ).

Да, никакой разницы нет. Точно так же, как бесы искушают и заманивают православных подвижников (к себе в нефизическое подземелье), в той же мере и с этой же целью поступают по отношению к магам и «союзники»:

«Метод обучения неорганических существ фокусируется на нашем трусливом, завистливом и алчном “эго” и обучает нас тому, как удовлетворить все его ужасные притязания. Такая учеба является ужасным процессом; результат её всегда смертелен для ученика».

(Из Кн. 9, Гл. 4, С. 96).

А в одном случае «мексиканским» бесам всё-таки удалось захватить самого Кастанеду хитростью и парализовать его энерготело в одном из мрачных подземных туннелей:

«Неорганические существа схватили тебя (Кастанеду) полностью. Сначала они забрали в свой мир твоё энергетическое тело, когда ты следовал за лазутчиком, а затем — и твоё физическое тело…

Объединённое сознание группы неорганических существ сначала съело моё (Кастанеды) тело энергии, вызвав с моей стороны эмоциональный взрыв: необходимо было освободить голубого лазутчика. Затем объединённое сознание той же группы неорганических существ втянуло мою инертную физическую массу в свой мир. Дон Хуан добавил, что без энергетического тела человек представляет собой всего лишь кусок органической материи, которой могло легко управлять другое сознание…

— Неорганические существа склеиваются друг с другом, подобно клеткам тела, — продолжал дон Хуан. — Когда они сливают своё сознание воедино, они непобедимы. Им ничего не стоит выдернуть нас из нашей повседневности и забросить в свой мир. Особенно, если мы делаем себя доступными и заметными, как это сделал он…».

(Из Кн. 9, Гл. 7, С. 172).

Ну и, как ранее утверждалось, и «христианские» бесы, и «мексиканские» неорганические существа обладают, нередко, мощной энергией и страшной силой. У Кастанеды:

— Какого рода это напряжение?

— Сила, мощь, энергия. Когда к ним (союзникам) прикасаешься, они вибрируют, словно собираются тебя разорвать…».

(Из Кн. 2, Гл. 16, С.  408–409. ).

Сила бесов — разрушительна…

«Однажды ночью блаженный Моисей (Мурин) наклонился в колодезь с сосудом, в это время диавол ударил его с большою силою некоторым древом по спине; старец упал без чувств и лежал как мёртвый…».

(«Жития Святых» Свт. Дм. Ростовского. ).

В связи с этим бесы не просто в своём отрицательном воздействии слишком явны, ощутимы, но и, как подчёркивает дон Хуан, как бы «материальны»:

«…Я (Кастанеда) спросил его (дона Хуана), насколько материальны эти силы, если их можно потрогать. У меня слово “дух” всегда ассоциировалось с понятием чего-то эфемерного…

— Чёрт возьми, да материальны они, — сказал он, помолчав. — Когда с ними борешься, они даже становятся твёрдыми. Эти существа рассчитывают на испуг человека, поэтому если борешься с одним из них как подобает воину, оно быстро теряет напряжение…

— А что происходит, когда они теряют напряжение? Растворяются в воздухе?

— Нет. Они просто теряют силу, сохраняя тем не менее свою материальность. Но это ощущение, когда их держишь, невозможно передать словами. Оно ни на что не похоже».

(Из Кн. 2, Гл. 16, С.  409–410).

Причём планетарные бесы, естественно, являются и обычным людям:

«— Но если эти существа действительно живые, то почему они не дадут знать о себе людям? — спросил я (Карлос).

— Они делают это. Всё время. Они дают о себе знать не только видящим, но и обычным людям…».

(Из Кн. 7, Гл. 6, С. 333. ).

При этом дон Хуан объясняет, почему люди так не восприимчивы к воздействию бесов. Люди непрестанно заняты собственной внутренней речью, своим непрерывным внутренним диалогом. Именно этот внутренний диалог и создаёт защитный барьер, сплошную психоэнергетическую полосу, изолирующую человека от многих и многих «внешних» влияний…

И не только в православном учении, но и в славянском фольклоре (коллективном опыте, преданиях, переживаниях, историях) давно известно о том типе бесов, о котором говорит дон Хуан:

«…Существа второго типа — отвратительные духи, которые вечно болтаются в местах, где обитают безмолвные… Эти мерзкие существа обычно увязываются за людьми, забираются в их дома и делают жизнь невыносимой. Я знаю несколько случаев, когда людям приходилось из-за них покидать свои жилища» (из кн. 2, гл. 16, с. 407) — о таком типе бесов мы знаем, как о домовых, банниках и «барабашках» («полтергейсте»).

Бесы невидимы, но могут восприниматься ещё и как свечение, ветер, огонь, пылание…

«Союзники не имеют формы, — сказала она (женщина-маг, ученица дона Хуана Ла Горда), выслушав меня (Кастанеду). — Они словно присутствие, словно ветер, словно пылание. Первый — сегодняшний — был чернотой, пытавшейся проникнуть в моё тело… Другие были просто цветом. Они так пылали, что на тропинке было светло, как днём… Нагваль говорил тебе, что союзники бесформенны. Он прав. Союзник — только присутствие, помощник, который есть ничто и всё же он так же реален, как ты и я».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С. 440).

В книгах К. Кастанеды имеется не одно описание, в котором бесы проявляются как сильный ветер, овладевающий человеком, давящий на него, принуждающий к тем или иным поступкам. Однако наиболее влиятельными и могущественными (и приближаются к понятию дьявола) являются «огненные» бесы. Фрагментарно напомним читателю, что этот вид бесов хорошо известен православным мистикам:

«Много раз преподобный отец наш Антоний Великий рассказывал… “глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры… Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя”. В таком страшном виде являлся князь бесовский».

«Преп. Макарий (Александрийский):

…Я так раздражил дьявола, что тот, превратившись в пламень, сжёг всё, что находилось в моей кельи, так что даже и рогожа, на которой я стоял, загорелась, и я думал, что и сам сгорю» («Жития Святых» свт. Дим. Ростовского).

«…Я видел тогда”, говорил Памфил впоследствии, “стоящего пред окном человека с огненными глазами, дышащего пламенем…» (из Соловецкого патерика.).

«…Когда бесы произносили сии слова, из уст их вырывался пламень…».

«После того бес преобразился в престарелую женщину, из очей которой исходил огонь».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

Мы также знаем, что бесы могут содержаться, «проживать» в каком-либо материальном объёме — читатель должен помнить историю об одном христианском святом Кононе, который заключил целую стаю бесов в тридцать глиняных сосудов. Но в описании Кастанеды мы обнаруживаем подобное, — бесы проживают в «горлянках» — так называются плоды, чаще всего, тыквенного растения, которое используется как объём для разных нужд…

«У него (дона Хуана) и Хенаро в горлянках было по два союзника.

— Как они помещали их в горлянки?

— … Нагваль говорил, что прежде чем обуздать союзников, необходимо найти маленькую превосходную горлянку с горлышком.

— Где можно найти такую горлянку?

— Где угодно. Нагваль говорил мне (Ла Горде), что если мы останемся в живых после нападения союзников, мы должны будем найти идеальную горлянку величиной с большой палец левой руки. Такого размера была горлянка Нагваля.

— Ты видела его горлянку?

— Нет. Никогда. Нагваль говорил, что горлянка такого рода уже не в мире людей. Она подобна маленькому узелку, притороченному к поясу. На неё нельзя смотреть преднамеренно, — всё равно ничего не увидишь.

Горлянку, как только она найдена, следует тщательно вычистить. Обычно маги находят подобныегорлянки в лесу на виноградных лозах. Они снимают их и высушивают, а затем выдалбливают, сглаживают и полируют. Как только горлянка готова, маг должен подставить её союзникам и заманить их туда. Если союзники соглашаются жить в ней, горлянка исчезает из мира людей, а союзники становятся помощниками мага…».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С.  438–439. ).

Но буквально и все остальные признаки и повадки бесов в рассматриваемых нами эзотерических традициях выглядят одинаково.

И «шипение», и «шум», и «вихреобразное» движение бесов, и запах серы при их явлении, мы уже отмечали в описании православном. Дополним эти же признаки цитатами из Кастанеды. Так о шипящей энергии бесов сказано:

«Другим типом энергии, который я обнаружил в нашем мире, была энергия лазутчиков. Это была отрицательная энергия, которую дон Хуан назвал шипящей. Я встречал десятки объектов в своих снах, которые, после того, как я видел их, превращались в шарики энергии, пенившиеся и, казалось, пузырящиеся вследствие каких-то внутренних тепловых процессов…

— Лазутчики всегда очень агрессивны и крайне дерзки, — сказал он (дон Хуан)…».

«Я обнаружил, что третий тип лазутчиков чрезвычайно страшен… Каждый раз, когда я сталкивался с ним, враждебная разведывающая энергия, казалось, вот-вот буквально набросится на меня. Моё энергетическое тело обычно реагировало на неё ужасом ещё до того, как я видел её».

(Из Кн. 9, Гл. 9, С. 223, 225, 226).

«Лазутчик — пузырёк шипящей энергии… Моё внимание в сновидении оказалось пойманным движущимся сиянием. Сияние было направлено в мою сторону откровенно враждебно. Оно было исполнено отвращения и злобы. Я отскочил назад…».

«Было ли это серьёзно, дон Хуан?

— Клянусь! Существо, нападавшее на тебя, было создано из чистого сознания и было таким же смертельно опасным, каким может быть любое другое живое существо. Ты видел его энергию… Я обнаружил, что неизменно сталкиваюсь лицом к лицу с глубоким, непонятным страхом; он был тёмным и навязчивым, неотступно преследуя меня, заставляя меня ёжиться…».

(Из Кн. 9, Гл. 9, С. 213, 214, 216. ).

И ровно о том, о чём мы ранее уже указывали в примерах из старорусских текстов, а именно — о разнообразных звуках бесов (рычании, гуле, тяжёлом движении, сотрясении окружающего пространства…), которые они издают при своём явлении, — об этом же сообщает нам и Кастанеда:

«Я (Карлос) услышал вибрирующий звук или рёв… В кустах я различил гигантскую чёрную форму. Какзалось, что сами кусты постепенно становились всё темнее, пока не превратились в сплошную черноту. Эта чернота не имела определённых очертаний, но она двигалась. Она, казалось, дышала».

(Из Кн. 4, Ч. 3, Гл. 1, С. 224).

«…Это была тёмная прямоугольная масса от восьми до девяти футов высотой и четырёх-пяти — в ширину. Она двигалась с сокрушительной тяжестью огромного валуна и дышала так тяжело, что это напоминало шум кузнечных мехов…».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С. 429. ).

Об этом же из историй православных молитвенников (напомним фрагменты):

«…Некоторые же (из бесов) бросали большие камни с такой силой, что тряслась земля и пещера могла обвалиться. Преподобный, не надеясь остаться живым, только повторял: “Умру здесь, если так угодно…».

(«Жития Святых» Свт. Дм. Ростовского. ).

«И вот бес, вдруг вышедши, обрушил всю стену дома от основания…».

(Из Лавсаика, Еп. Палладия).

«…От шума и голосов (бесов) содрогалась вся пещера. Слыша всё это, преподобный (Феодосий) не испугался, не ужаснулся, но, оградив себя, как оружием, крестным знамением, встал и начал петь стихи из Псалтыря. Землетрясение и шум тотчас прекратились».

Из книг Кастанеды (о проявлении бесов):

«Прямо из-за двери донёсся пугающий звук. Мне показалось, что это рычание. Звук был таким ужасающим и зловещим, что заставил нас отскочить от двери. Моя физическая тревога была столь интенсивной, что если бы было куда бежать, я сбежал бы.

На дверь напирало что-то тяжёлое: оно заставляло дверь трещать… дверь могла распахнуться в любой момент. Это были не удары, но именно ужасное давление, и не только на дверь, но и со всех сторон дома».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С. 452).

Из старорусских текстах об этих же признаках буквально:

«…И тотчас после этого всё множество бесов пришло в неистовое движение… Вдруг раздался такой гром, что место это поколебалось в самом основании, и стены распались; и тотчас сюда ворвалось и заполнило жилище Антония (будущего Антония Великого) множество демонов…».

«…Исконный враг людей являлся ему в разных образах: то в образе неизвестного зверя или чёрного пса, а иногда, в то время, когда инок сидел в келии, подобно медведю он ходил кругом келии и ударял по её стенам…».

(«Жития Святых» Дим. Ростовского. ).

«…Однажды во время молитвы он (прп. Серафим Саровский) услышал вдруг за стенами келии вой зверя; потом, точно скопище народа, начали ломать дверь келии, выбили у двери косяки и бросили…».

(Из Жития Прп. С. Саровского. ).

«…Старцу (Феофану) показалось, что они (бесы) стали ломать келью, выбили окна, разбили двери, и кричать: “теперь не уйдёт от нас”…».

(Из Соловецкого Патерика. ).

Из описания Кастанеды:

«Оглянувшись, я увидел, что три чудовищно уродливых человека взобрались на камень за моей спиной. Они крались ко мне, разинув рты в кошмарных гримасах и вытянув руки, чтобы меня схватить…

Они были похожи на стервятников, они даже попискивали как летучие мыши или крысы. В ужасе я завопил…

Я видел перед собой некие странные создания с огромными жёлтыми глазами…».

(Из Кн. 7, Гл. 15, С. 463, 465).

Об этих же признаках из «Жития Святых» (фрагменты цитат):

«Бесы, чтобы устрашить святого (преподобного Нила Столобенского, Селигерского)… и прогнать его из пустыни, являлись ему в виде свирепых зверей и гадов. Они с пронзительным свистом и шипением устремлялись на него, но святой подвижник отгонял их молитвой и крестным знамением…».

Сопоставим и запахи, точнее, — «вонь».

Мы уже констатировали эзотерический факт: как среда обитания бесов, так и сами бесы, обладают одним специфическим запахом — туалетным или болотным запахом, сходным с вонью тухлых яиц, с процессом разложения или гниения, запахом «серы», сероводородных соединений. Бесы, так сказать, содержат в себе ядовитый газ. Напомним фрагменты из православных текстов:

«Тогда диавол исчез, как дым, и наполнил келлию таким страшным смрадом, что не оставалось никакого сомнения, что то был диавол».

«Когда Святой помолился, вышел бес и наполнил всё место смрадом как бы от сжигаемой серы».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

У Кастанеды говорится об этом же. Он указывает на мир неорганических существ, очень часто используя следующие наименования: «жёлтые испарения», «СЕРНЫЕ дюны», «жёлтый туман»…

А этот вопрос далеко не мелкий — именно запах и даёт представление о сути, о химии определённых веществ или же их различных соединений, которым отвечает соответствующая энергия! Но приводим вначале энциклопедическую справку:

«Сера, лат. Sulfur, элемент VI гр. период. системы. Жёлтые кристаллы.

Сероводород (H2S) — бесцветный газ с запахом тухлых яиц; образуется при разложении белковых веществ. Ядовит.

Сероуглерод (CS2) — бесцветная летучая жидкость с эфирным запахом. На свету желтеет; отвратительно пахнет из-за частичного разложения. Ядовит и огнеопасен.

Серы диоксид (сернистый ангидрид, SO2) — бесцветный газ с резким запахом. Входит в состав вулканических газов. Ядовит.

Серы триоксид (серный ангидрид, SO3) — бесцветная жидкость. Во влажном воздухе «дымит», испаряясь, образует с водой капельки серной кислоты

Серная кислота (H2SO4) — бесцветная маслянистая жидкость (она, как известно, при прямом контакте прожигает и растворяет ткани и дыхательные органы человека)»[49].

В большинстве миров (неорганического сознания), о которых свидетельствует (в своём опыте) Кастанеда присутствуют всё те же ядовитые испарения, это одна подземная нефизическая клоака…

«…На другой стороне находилась ужасная пустыня с небольшими круглыми песчаными дюнами. Над ними зависали низкие жёлтые облака, но ни неба, ни горизонта видно не было. Клочья бледно-жёлтого тумана ограничивали видимость, ходить было очень трудно. Давление, казалось, намного превосходило то, к которому привыкло моё тело… Чем дальше мы отходили от стены тумана, тем темнее становилось и тем труднее было двигаться… Мы были вынуждены ползти. Мы выбились из сил…».

(Кн. 6, Ч. 3, Гл. 12, С. 193. ).

«…Едва я это вспомнил, как тут же обнаружил, что шагаю рядом с доном Хуаном по пустынной равнине с жёлтыми дюнами из чего-то похожего на серу».

(Из Кн. 7, Гл. 18, С. 501).

«…Я ощутил приказ осмотреть окрестности. Посмотрев, я ясно вспомнил, что уже видел всё это раньше. Нас окружали небольшие круглые холмики, очень походившие на песчаные дюны. Они были вокруг нас во всех направлениях, насколько охватывал глаз. Казалось, они состояли из чего-то вроде светло-желтого песчаника или круглых крупинок серы. Небо было того же цвета и выглядело очень низким, давящим. В некоторых местах с неба свисали клочья желтоватого тумана или каких-то желтых испарений

Я ощутил, что стою внутри душной жёлтой пещеры… я больше не мог дышать…

Как только я позволил давящему ужасу войти, или пожалуй, выйти из меня, я почувствовал и увидел, как давящий тяжёлый туман или беловатое испарение на фоне сернисто-желтого окружения покидает моё тело».

(Из Кн. 6, Гл. 8, С. 126, 128, 129).

Именно здесь, в подобных мирах и живут, обитают бесы. Кастанеда полностью подтверждает сей факт:

«Из этой пустынной равнины приходят союзники и другие твари, ещё более свирепые… Мы считали, что эти свирепые союзники или, если хочешь, называй их демонами, могут разорвать тебя на части».

(Из Кн. 6, Гл. 8, С.  130–131).

А в одном случае, попав в среду обитания бесов, Кастанеду даже стало тошнить от тамошнего «климата» или «атмосферы» (в данном случае бесы выглядят как навозные жуки):

«…Хотя эти формы для меня были настолько реальны, что меня начало слегка тошнить. У меня возникло вызывающее тошноту ощущение пребывания над гнездом гигантских круглых коричневых и сероватых жуков… Но чем дольше я наблюдал то, как эти жукоподобные формы извиваются, тем сильнее меня стала беспокоить мысль, что они вот-вот коснутся меня».

(Из Кн. 9, Гл. 6, С.  148–149).

В который раз очевидно: при различных формах и ракурсах восприятия (рассматриваемых негативных структур), на фоне столь непохожих друг на друга духовных понятий, речь по-прежнему идёт об одном и том же, об одних и тех же отрицательных сущностях!

Типичны, в принципе, и формы восприятия бесов, которые «видят» как мексиканские маги, так и православные молитвенники; эти формы чудовищны, безобра/зны и устрашающи и полностью соответствует своему энергетическому содержанию — отрицательной силе, энергии разрушения.

Ученики-толтеки наблюдают союзников, в основном, в формах уродливых, страшных человекоподобных фигур, в виде диких хищных зверей (койот, ягуар, пантера…) и в форме громадной чёрной квадратной тени или сгустков энергий… В общем, почти также, как это воспринимали и православные старцы (с отличием в специфике этнографических, языковых и прочих условий; там были волки, кабаны, медведи…). Фрагменты из прежних цитат старорусских текстов:

«…И тотчас сюда ворвалось и заполнило жилище Антония множество демонов, явившихся в виде призраков львов, волков, аспидов, змей, скорпионов, рысей и медведей, и каждый из этих призраков обнаруживал свою ярость соответственным его виду способом: лев рыкал, буйвол устрашал своим рёвом, с шипением извивалась змея… все эти призраки были крайне страшны по своему внешнему виду, а производимый их рёвом шум был прямо ужасен…».

Из Кастанеды:

«Прямо перед нами находилось огромное хищное животное — тошнотворно выглядевший койот или волк. Всё его тело было покрыто чем-то белёсым, словно пот или слюна. Его шерсть была мокрой и взлохмаченной, глаза — дикими. Он взвыл со слепой яростью, которая бросила меня в дрожь. Его челюсти дрожали и клочья слюны разлетались вокруг. Он загребал лапами землю, как бешеная собака, пытающаяся сорваться с цепи. Затем он поднялся на задние лапы и стал быстро перебирать передними, щёлкая челюстями. Вся его ярость, казалось, была сконцентрирована на том, чтобы сломать какой-то барьер перед нами… К этому животному я испытывал отвращение и ужас…

Затем я услышал или почувствовал, как ещё что-то приближается к нам, совершенно внезапно перед нами появилась фигура колоссального зверя из семейства кошачьих. Сначала я видел только её глаза в темноте. Они были огромными и неподвижными, как два озера, отражающие свет. Она всхрапнула воздух и стала метаться взад-вперёд перед нами, не отрывая от нас глаз… Её присутствие было бесконечно более опасным, чем присутствие другого зверя. Она как будто копила силу для нападения. Я чувствовал, что этот зверь настолько смел, что может превзойти все границы… Через секунду кошка атаковала. Она побежала прямо на нас, а затем прыгнула, вытянув лапы вперёд… Я чувствовал её вес, прижимающий меня к земле… Я ощущал её рывки и дёрганья, слышал её дьявольское шипение. Тут я понял, что пропал…».

(Из Кн. 4, Ч. 3, Гл. 3, С.  269–270).

Из христианско-православных описаний:

«…Посмотрев вниз, Симеон (Дивногорец) увидел на земле весьма много бесов, имевших различные образы: одни из них имели образ диких кабанов, другие козлов…».

(«Жития Святых» Свт. Дм. Ростовского. ).

При этом явление неорганических существ и по Кастанеде в своих хищных и злых формах, в виде различных чудовищ, по-прежнему отметьте, всё также сопровождается и шипением, и рычанием, и физическими звуками перекатывающихся под большим давлением камней по земле. Все подобные формы сходны по единому отчётливому признаку: все они крайне злые, откровенно враждебны человеку и отражают соответствующее энергетическое содержание. Форма, как правило, связана с содержанием. Из текстов К. Кастанеды о формах восприятия бесов…

«Я (Кастанеда спросил, каким образом такие духи могут пугать людей. Он (дон Хуан) ответил, что чаще всего они появляются в образе тёмной тени человекоподобной формы, которая бродит по дому, производя жуткий стук или бормоча разными голосами. Бывают ещё тёмные тени, неожиданно выскакивающие из углов…».

(Из Кн. 2, Гл. 16, С. 408. ).

Сам дон Хуан признаётся, что в молодости он едва не умер от испуга при встрече с «союзником». Он вспоминает о времени пребывания в доме его учителя Хулиана, где его держали в постоянном страхе:

«Никогда в своей жизни, ни до, ни после этого, я не испытывал такого дикого ужаса и отчаяния. Чудовище со страшным шумом передвигало в доме какие-то вещи, как будто нетерпеливо ждало меня. Я сел около двери и завыл, как больная собака. Затем от невыносимого страха у меня началась рвота»;

«Дон Хуан почувствовал, что на него кто-то смотрит. Он так перепугался, что вскочил и бросился бежать в сторону города. В это время чудовище бросилось на него, пытаясь схватить за горло. Оно промахнулось лишь на дюйм. Дон Хуан завопил, как никогда прежде…»;

«…В комнату ввалился чудовищный человек с рыбьим лицом. Выглядело это так, словно всё время стоял за дверью и подслушивал. Наружности он был неописуемо жуткой — серо-зелёной с одним единственным огромным немигающим глазом, а размером — с двойной проём. Дон Хуан признался, что от удивления и ужаса напился в этот день до бесчувствия, а на то, чтобы окончательно избавиться от этого наваждения, ему потребовалось несколько лет».

(Из Кн. 8, Гл. 3, С.  68–69, 73…).

А вот как делится своими собственными переживаниями от восприятия бесов уже Кастанеда:

«В первый раз я встретился с союзником дона Хуана: это была тёмная прямоугольная масса… Я всегда сталкивался с ней ночью, в темноте. Мне она казалась похожей на дверь, которая двигалась, переваливаясь сначала на один угол, а потом на другой.

Второй был союзником дона Хенаро. Это был длиннолицый, лысый, необычайно высокий пылающий человек с толстыми губами и огромными горящими глазами… Два других союзника были неуловимы. Я видел их только однажды — гигантского чёрного ягуара с горящими жёлтыми глазами и громадного хищного койота. Эти звери были невероятно агрессивными и смертельно опасными…».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С.  429–436. ).

Несколько в ином виде воспринимала бесов женщина-маг Ла Горда:

«…Я (женщина-маг Ла Горда) обычно видела их (союзников) людьми. Они были индейцами с ужасными лицами и злобными взглядами. Обычно они ожидали меня в пустынных местах… Я бывала смертельно испугана. Один из них приходил, садился на мою постель и тряс её, пока я не просыпалась. Страх мой был так велик, что и сейчас, когда я изменилась, я не хотела бы ещё раз испытать это».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С. 443).

Неорганические существа (союзники или бесы) стремятся вобрать, поглотить в себя человеческую энергию, а равно они хотят «слиться» с ней, что будет одновременно означать захват сознания человека и последующее пленение его в Аду; бесы хотят растерзать, уничтожить — вот почему они вызывает такой дикий ужас. В «Житиях Святых» свт. Дим. Ростовского мы обнаружим, например, такую очень типичную, распространённую историю (выдержка ранее не приводилась):

«Преподобный Зосима, игумен Соловецкий начал ещё усерднее подвизаться, прилагая труды к трудам, предаваясь непрерывно подвигам поста и молитвы. Бесы же, не будучи в состоянии выносить по своей злобе и зависти, святую жизнь подвижника, поднимали на него брань, причём иногда наводили на него уныние, иногда пугали его разными привидениями и дикими криками, намереваясь устрашить доблестного воина Христова и поколебать непоколебимого; иной раз, приняв вид диких зверей и змей, они с яростью устремлялись на него как бы собираясь его растерзать. Раб же Божий противоборствовал им крестным знамением и молитвою и, посмеиваясь им, говорил:

О ничтожная сила вражия! Если вы имеете от Бога власть, то делайте со мною, что хотите; если же не имеете, то понапрасну трудитесь…».

У Кастанеды об этой же агрессивной, враждебной силе:

«…Я только видел собственными глазами, что к нам приближается совершенно ужасающее создание, готовое нас растерзать на части.

В мгновение, когда союзник, шипя подобно змее, ринулся на нас, я рухнул без чувств».

(Из Кн. 7, Гл. 12, С. 422).

В «Житиях» (цитата ранее не приводилась):

«Блаженному Савве (Освященного) был тридцать пятый год от роду, когда он поселился в пустыне один, упражняясь в посте и непрестанных молитвах и соделывая ум свой чистым зеркалом божественных предметов. Тогда диавол начал строить против него козни. Однажды в полночь, когда святой после трудов спал на земле, диавол обратился в множество змей и скорпионов и, приблизившись к Савве, хотел устрашить его. Он же тотчас встал на молитву, произнося слова псалма Давидова: “Не убоишься ужасов в ночи, стрелы, летящей днем… на аспида и василиска наступишь”. При сих словах бес со своими ужасами тотчас исчез. Через несколько дней диавол обратился в страшного льва и кинулся на святого, как бы желая его съесть; бросаясь, он пятился назад, опять бросался и опять пятился назад. Видя, что зверь то бросается, то отступает, преподобный сказал ему:

— Если у тебя есть от Бога власть съесть меня, то чего же ты пятишься назад? Если же — нет, то зачем ты трудишься понапрасну? Ибо силою Христа моего я осилю тебя, лев!

И тотчас бес, явившийся в зверином виде, отбежал с позором. С этих пор Бог покорил Савве всех зверей и змей, и стал он ходить между ними, как между кроткими овцами…

В конце великого поста, когда святой ночью стоял на молитве об очищении сего места от гнездившихся в нем нечистых духов, бесы вдруг начали против него последнюю и самую страшную борьбу: многое множество их явилось, — как обыкновенно являются они, в образах зверей, гадов, птиц, — и напало на святого с громким криком; казалось, вся гора тряслась. Но святой ни мало не испугался, а продолжал молиться Богу».

У Кастанеды об этих же, по своему характеру, нападениях:

«Я взглянул наверх. На меня смотрел незнакомый человек… У него было длинное лицо, и вся левая сторона его головы была покрыта какой-то болячкой или экземой. Его глаза дико горели, рот был полуоткрыт. На нём был какой-то странный костюм… Он долгое время стоял, глядя на нас и как бы ожидая, чтобы наброситься на нас и разорвать в клочья. Такая ярость была в его глазах. Это была не ненависть или жестокость, скорее — животное желание растерзать. Я больше не мог выдерживать напряжения…».

(Из Кн. 4, Ч. 3, Гл. 3, С.  268–269. ).

«Прежде чем дон Хуан успел что-либо ответить, чудовищный человек… со змеиным шипением двинулся к дону Хуану, готовый разорвать его в клочья, и испугал его настолько, что тот упал в обморок».

(Из Кн. 8, Гл. 3, С.  62–63).

Понятное дело, что во всех случаях встреча с настоящими планетарными хищниками может обернуться (для всех людей!) настоящей трагедией. И теперь истории о встречах с бесами православных молитвенников, подтверждённые в опыте магов-толтеков, предстают ещё более убедительно и достоверно. Эти истории не выдуманы, нет в них и «художественного» преувеличения. Из Кастанеды:

«…Платок дона Хуана вырос в объёмную тень. Она выступила вперёд и двинулась к нам, дробя мелкие камни и твёрдые куски земли… В какой-то момент мне показалось, что она собирается прокатиться через нас и растереть нас в пыль. Мой ужас в этот миг был подобен пылающему огню. Тень передо мной была гигантской, наверное, около четырнадцати футов высотой и шести — в ширину, и она двигалась, как бы чувствуя дорогу без всяких глаз».

(Из Кн. 4, Ч. 3, Гл. 3, С.  267–270).

При встречи с настоящем демоном человека колотит от страха и ужаса до такой степени, что он может сойти с ума. Это шок. Как отмечает дон Хуан, «ты либо умираешь от разрыва сердца, либо вступаешь с ним в борьбу» (из кн. 7, гл. 6, с. 348).

Обычный, неподготовленный человек при встрече с настоящим (сильным, развитым) бесом, как говорилось ранее, парализованный мощнейшим давлением и ужасом, либо сходит с ума, либо умирает… Из старорусских описаний:

«В одну ночь, стоя на молитве, монах Памфил поражён был страшным видением, и от насилия ли бесовского, или от одного страха, лишился чувств, и на утро найден был безчувственно лежащим на полу…».

«Однажды, как Феофан утром совершал молитвенное правило, явились два беса с грозным видом. “Видите”, кричали они, не хочет старик исправиться; раскидаем келью и убьём живущего в ней”. Старцу показалось, что они стали ломать келью, выбили окна, разбили двери, и кричать: “теперь не уйдёт от нас”. Старец испугался, пал на землю, прося у Бога помощи и заступления…» (из Соловецкого патерика).

«…Тотчас вышли бесы в страшном виде… Все люди пришли в ужас, — некоторые попадали от страха, а некоторые бежали оттуда…

Все в том селении пришли в сильный ужас…».

(«Жития Святых» Свт. Дм. Ростовского).

Об этих же состояниях (при непосредственном контакте с бесами) сообщает и Кастанеда:

«Я (Карлос) задрожал всем телом… Тело тряслось от макушки до пят… Я глядел на третью голову (две других были отражением головы Кастанеды и дона Хуана), и постепенно до меня дошло — голова не человеческая… Я почувствовал, что охвачен силой, которая сильнее меня. Мне не было больно ни физически, ни духовно. Я знал без тени сомнения, что мне не удастся нарушить хватку этой силы ни волевым, ни физическим усилием. Я знал, что умираю… Я был в ужасе…

В уме у меня крутилось множество вопросов. Но выговорить хотя бы один из них я не сумел — настолько жуткий страх охватил меня. В горле стоял такой огромный ком, что я не мог сглотнуть слюну…».

«Схватившая меня сила была настолько мощной, что на несколько часов лишила меня способности разговаривать и даже мыслить. Я был словно заморожен полнейшим отсутствием совершать волевые усилия».

(Из Кн. 7. , Гл. 6, С.  338–339, 341).

«Бесы-союзники» воздействуют в первую очередь на самый жизненно важный, пупочный энергетический центр человека. В животе маг (или православный молитвенник) ощущает мощную судорогу, мышечный спазм, острую боль, нервную дрожь. Ведь неорганические существа вызывают не просто страх, а самый дикий, животный, первобытный ужас!

«…Я почувствовал колоссальное напряжение, сосредоточенное в средней части тела. Спустя какое-то время я уже не сомневался, что если мы не изменим этого положения, наша энергия истощится, и мы станем жертвами нашего преследователя…

Я знал, что Ла Горда близка к сумасшествию. Я, впрочем, тоже…».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С.  429–436. ).

«У меня было абсолютно чёткое ощущение, что когда она (Ла Горда) открыла эту дверь, через неё ворвался ветер. Этот ветер захватил нас и мы практически пролетели сквозь стену… Я почувствовал ужасный зуд в центре живота… Зуд в центре моего живота превратился в весьма мучительную нервную боль. Казалось, все мои внутренности вывернуло наизнанку. Я во весь голос завопил от боли».

(Из Кн. 5, Гл. 3, С. 453).

«Однако союзники — как бесформенные силы или как существа, которые шныряли за дверью — были уже независимы от моего зова. Я (Кастанеда) снова ощутил, как и две ночи назад в доме Хенаро, невыносимую тяжесть, навалившуюся на весь дом. Я буквально физически чувствовал её в середине живота как зуд, нервозность, которая вскоре превратилась в настоящее физическое страдание. Три сестрички были вне себя от страха, особенно Лидия и Хозефина. Обе они скулили, как раненые собаки… Через несколько секунд истерия и страх этих трёх девушек возросли до огромных размеров».

(Из Кн. 5, Гл. 5, С. 531).

В христианских описаниях говорится приблизительно об этом же — А НЕКАЯ РАЗНИЦА В СОПОСТАВЛЯЕМЫХ ТЕКСТАХ И ГЛУБИНА ПЕРЕЖИВАНИЯ И МЕКСИКАНСКИХ МАГОВ, И ПРАВОСЛАВНЫХ МИСТИКОВ ЗАВИСИТ ТОЛЬКО ОТ МЕНТАЛИТЕТА ЧЕЛОВЕКА И ОТ УРОВНЯ И СИЛЫ ТОГО ИЛИ ИНОГО ДЕЙСТВУЮЩЕГО НА НЕГО БЕСА! Однако эта специфика, своеобразие, детализация и субъективизм восприятия (однородной энергии) никак не существенны и не принципиальны. Из рассказа (современного) монаха (напомним фрагмент):

«— Часто сам диавол приближается к подвижнику. В таких случаях чувствуется жуткий страх. Душу и тело охватывает великая скорбь, не сравнимая со страхом присутствия разбойников. Ибо весь ад приближается к монаху…» [50]

Из описания Кастанеды:

«Затем дон Хуан сделал довольно странное движение. Лицо его исказила гримаса то ли удивления, то ли испуга. И в тот же миг на пороге комнаты, в которой мы сидели, возникла жуткая человеческая фигура. Появление этого необычного человека напугало меня до такой жуткой степени, что у меня закружилась голова. И прежде, чем я успел оправиться от потрясения, человек бросился ко мне и с леденящей кровь свирепостью схватил меня за руки. Меня встряхнуло, словно по телу пробежал электрический заряд. Я онемел от неодолимого ужаса».

(Из Кн. 7, Гл. 7, С. 353).

Строго говоря, по своему качеству, роду и действию бесы везде и всегда одинаковы, бесы есть бесы, будь они русскими, мексиканскими, индийскими или китайскими… И если мы продолжим наше сравнение по определённым признаками, то может вообще показаться, что православные и кастанедовские описания словно соревнуются в выражении одного и того же общего, типичного качества и одних и тех же свойств бесов.

Из книг К. Кастанеды:

«Дон Хуан сказал, что союзник при первой встрече заставил его бенефактора сильно обжечься. Причём шрамы остались такие, словно тот побывал в лапах у горного льва. Самого дона Хуана союзник загнал в тлеющий костёр, и он обжёг себе колено и спину возле лопатки».

(Из Кн. 2, Гл. 2, С. 216).

Впрочем, если собственная специфика или своеобразие в восприятии бесов и магами, и православными молитвенниками и существует, то всё это не принципиально. Как, например, в описании Кастанеды «водяного» беса:

«Держи его! Держи! — завопил дон Хуан.

Я поднял зеркало, вытащив его из воды, но сделал это недостаточно быстро. Вода была похожа на клей. Вместе с зеркалом я вытащил кусок какой-то резиноподобной массы. Эта масса просто выдернула зеркало у меня из рук и уволокла обратно в воду».

(Из Кн. 7. , Гл. 6, С. 345).

О восприятии бесов в виде тёмных или чёрных теней, больших или небольших, приведём краткую справку в описании православном:

«…Одни лишь огненные глаза демонов сверкали в преисподней тьме, и носились пред ним их исполинские тени, готовые сдавить его и сжечь своим гееннским дыханием» [51]

«Дьявол с громким криком и рыданием бежал от того места, причём все слышали вопль его и видели тень, пронёсшуюся по воздуху».

(«Жития Святых» Свт. Дим. Ростовского).

А теперь гораздо подробнее, с пояснениями у Кастанеды об этих же бесах, именуемых «летунами»:

«Я увидел-таки некую странную чёрную тень, которая легла на листву деревьев. Это была то ли одна тень, двигавшаяся туда-сюда, то ли множество быстрых теней, двигавшихся то слева направо, то справа налево, то вертикально вверх. Они напоминали мне необыкновенных толстых чёрных рыб, как будто в воздухе летала гигантская рыба-меч. Зрелище захватило меня. В конце концов оно меня испугало. Стемнело настолько, что листва перестала быть различима, но быстрые чёрные тени я всё ещё мог видеть.

— Что это, дон Хуан? — спросил я. — Я вижу быстрые чёрные тени, заполнившие всё вокруг.

— А это Вселенная во всей её красе, — ответил он… — Маги древней Мексики были первыми, кто увидел эти быстрые тени, так что они всюду преследовали их… У нас есть хищник, вышедший из глубин космоса и захвативший власть над нашими жизнями. Люди — его пленники. Этот хищник — наш господин и хозяин. Он сделал нас покорными и беспомощными. Если мы бунтуем, он подавляет наш бунт. Если мы пытаемся действовать независимо, он приказывает нам не делать этого…

Разумеется, мы пленники! Эти тени взяли верх, потому что мы для них пища, и они безжалостно подавляют нас, поддерживая своё существование. Ну, вроде того, как мы разводим цыплят в курятнике, они разводят людей в “человечниках”. Таким образом, они всегда имеют пищу.

Я почувствовал, что моя голова болтается из стороны в сторону. Я трясся с головы до пят безо всяких стараний со своей стороны. — Нет, нет, нет, — услышал я свой голос. — Это нечто ужасное…

Дон Хуан объяснил, что маги видят человеческих детей как причудливые светящиеся шары энергии, целиком покрытые сияющей оболочкой, чем-то вроде пластикового покрытия, плотно облегающего их энергетический кокон. Он сказал, что хищники поедают именно эту сверкающую оболочку осознания и что, когда человек достигает зрелости, от неё остается лишь узкая каёмка от земли до кончиков пальцев ног. Эта каёмка позволяет людям продолжать жить, но не более того. Будто сквозь сон до меня доносились слова дона Хуана Матуса о том, что, насколько ему известно, только люди обладают такой сверкающей оболочкой осознания вне светящегося кокона. Поэтому они становятся лёгкой добычей для осознания иного порядка, в частности — для мрачного осознания хищника… Играя на нашей саморефлексии, являющейся единственным доступным нам видом осознания, хищники провоцируют вспышки осознания, после чего пожирают уже их, безжалостно и жадно. Они подбрасывают нам бессмысленные проблемы, стимулирующие эти вспышки осознания, и таким образом оставляют нас в живых, чтобы иметь возможность питаться энергетическими вспышками наших мнимых неурядиц. Очевидно, в словах дона Хуана было что-то столь опустошительное, что в этот момент меня в буквальном смысле стошнило.

— Ни ты, ни я не можем ничего с ними поделать, — сказал дон Хуан упавшим голосом. — Всё, что мы можем сделать, это дисциплинировать себя настолько, чтобы они нас не трогали…

Маги древней Мексики, — говорил он, — видели хищника. Они называли его летуном, потому что он носится в воздухе. Это не просто забавное зрелище. Это большая тень, мечущаяся в воздухе непроницаемо чёрная тень. Затем она плашмя опускается на землю. Маги древней Мексики сели в лужу насчёт того, откуда она взялась на Земле…

Я говорю, что то, что выступает против нас, — непростой хищник. Он весьма ловок и изощрён. Он методично делает нас никчемными. Человек, которому предназначено быть магическим существом, уже не является таковым. Теперь он простой кусок мяса. Заурядный, косный и глупый, он не мечтает больше ни о чём, кроме куска мяса. Слова дона Хуана вызывали странную телесную реакцию, напоминавшую тошноту. Меня словно бы вновь потянуло на рвоту. Но тошнота эта исходила из самых глубин моего естества, чуть ли не из мозга костей. Я скорчился в судороге…

— Этот хищник, — сказал дон Хуан, — который, разумеется, является неорганическим существом, в отличие от других неорганических существ, невидим для нас целиком… Всё, что остаётся людям, — это дисциплина, — продолжал он… Маги говорят, что дисциплина делает сверкающую оболочку осознания невкусной для летуна. В результате хищники оказываются сбитыми с толку. Несъедобность сверкающей оболочки осознания, как мне кажется, оказывается выше их понимания. После этого им не остаётся ничего, как только оставить своё гнусное занятие. Когда же хищники на какое-то время перестают поедать нашу сверкающую оболочку осознания, — продолжал он, — она начинает расти. Говоря упрощённо, маги отпугивают хищников на время, достаточное для того, чтобы их сверкающая оболочка осознания выросла выше уровня пальцев ног. Когда это происходит, она возвращается к своему естественному размеру. Маги древней Мексики говорили, что сверкающая оболочка осознания подобна дереву. Если её не подрезать, она вырастает до своих естественных размеров. Когда же осознание поднимается выше пальцев ног, все чудеса восприятия становятся чем-то само собой разумеющимся…

…Я увидел что-то, напоминавшее грязную тень, которая ёрзала по земле, затем совершала очередной гигантский прыжок, футов, наверное, на пятьдесят, после чего опускалась на землю всё с тем же зловещим глухим стуком. Я старался не ослабить своей сосредоточенности. Мною овладел страх, не поддающийся никакому рациональному описанию. Взгляд мой был прикован к прыгающей по дну долины тени. Затем я услышал в высшей степени своеобразное гудение — смесь хлопанья крыльев со свистом плохо настроенного радиоприёмника. Последовавший же за этим стук был чем-то незабываемым. Он потряс нас с доном Хуаном до глубины души — гигантская грязно-чёрная тень приземлилась у наших ног…

Я был столь взвинчен, что потерял счёт времени. Вероятно, я потерял сознание…

— Совершенно нелепое зрелище! — твердил я, не в силах сказать ничего более. Хищник, которого описывал мне дон Хуан, отнюдь не был добродушным существом. Он был чрезвычайно тяжёлым, огромным и равнодушным. Я ощутил его презрение к нам. Несомненно, он сокрушил нас много веков назад, сделав, как и говорил дон Хуан, слабыми, уязвимыми и покорными».

(Из Кн. 10, Гл. 15, С.  257–275).

То, что люди являются пищей бесов, уже говорилось во всей нашей книге (в описании православном), но этот же факт, оказывается, подтверждают и маги-толтеки.

Кроме того мы уже отмечали: в христианских текстах указывается на то, что бесы могут воздействовать и на многие материальные предметы и вещи. Это же мы находим и у Карлоса Кастанеды:

«Скажем, союзник может вырасти перед человеком как из-под земли, приняв невообразимо жуткий вид, может схватить в темноте сзади и, не давая пошевелиться, продержать несколько часов. Может опрокинуть на него дерево. Дон Хуан сказал, что эти силы по-настоящему опасны…

Им вполне под силу до смерти его напугать, сделать так, чтобы что-то тяжёлое рухнуло ему на голову, или, выскочив перед самым его носом, заставить от неожиданности оступиться и сорваться с обрыва».

(Из Кн. 2, Гл. 16, С.  408–409).

Бесы (при появлении) вызывают тряску и дрожь и у магов, и православных мистиков, а обычных людей могут даже убить только своим появлением…

«Союзников привлекают эманации. И больше всего им нравится животный страх. Когда существо его испытывает, выделяется энергия наиболее подходящего союзникам типа. Внутренние эманации союзников подпитываются энергией животного страха».

(Из Кн. 7, Гл. 6, С. 354).

Являясь сугубо отрицательной, агрессивной энергией, бесов естественно притягивают различные предметы насилия, войны, убийства, то есть — оружие. Так дон Хуан утверждает:

«Я (Кастанеда) спросил, как заманивают духов. Дон Хуан ответил, что сначала люди пытаются найти наиболее вероятные места проявления духа, а потом раскладывают на его пути оружие, в надежде, что дух до него дотронется. Духи любят оружие и прочие военные принадлежности. Любой предмет, которого коснулся дух, непременно становится предметом силы».

(Из Кн. 2, Гл. 16, С. 408).

И вообще (или поэтому) православные подвижники воспринимают атакующих их бесов как вооружённых против них различным оружием сущностей, что мы обнаруживаем в следующих примерах (фрагменты):

«…И вот пришёл к нему (блаж. Андрею Христа ради юродивому), в явно видимом образе, диавол со множеством бесов, держа секиру; остальные же бесы несли ножи, деревья, колья и копья, как бы намереваясь убить блаженного…».

«Преподобный Пётр (Афонский), поселясь в помянутой пещере, день и ночь проводил в молитве, отказываясь совершенно от пищи в течение двух недель. Диавол не в состоянии был перенести такого постнического терпения (преп. Петра Афонского): он собрал все свои воинства и, вооружив их, как бы на войну, стрелами и луками, мечами и копьями, вошёл, ярясь, с страшным и сильным воплем в пещеру, желая изгнать оттуда святого. Тогда одни из бесов, напрягая луки, устрашали святого стрелами, другие копьями; иные, обнажая мечи, намеревались прободать его ребра…».

(«Жития Святых» Свт. Дм. Ростовского. ).

Кастанеда также подтверждает и соподчинённость (иерархию) внутрипланетарных теневых структур, о чём давно известно в христианско-православном учении. Из Кастанеды:

«Здесь (в неорганическом мире) есть три их (существ) разновидности: одни подобны НЕПОДВИЖНОМУ ТУННЕЛЮ, другие подобны ПОДВИЖНОЙ ТЕНИ. Мы — подвижные тени. Туннели дают нам свою энергию, а МЫ ВЫПОЛНЯЕМ ИХ РАСПОРЯЖЕНИЯ…».

«— Выпуклости стенок туннелей представляют собой ТЕНЕВЫЕ СУЩЕСТВА, — сказал он (“эмиссар” — голосовая трансляция некого местного существа). — И я — один из них. Мы движемся внутри туннелей по их стенкам, заряжая себя энергией этих туннелей, которая и является нашей энергией… Эмиссар сказал, что в каждом туннеле имеется определённое число ВЗАИМОСВЯЗАННЫХ СУЩНОСТЕЙ, относящихся только к нему. Каждая из которых ВЫПОЛНЯЕТ КОНКРЕТНЫЕ ФУНКИИ, относящиеся к потребностям и желаниям родственных им туннелей…».

«На следующей сессии эмиссар начал свой диалог со мной, повторив, что МЕЖДУ ПОДВИЖНЫМИ ТЕНЯМИ (собственно, «мелкими», локальными, динамичными бесами) И СТАБИЛЬНЫМИ ТОННЕЛЯМИ (мега-демонами) СУЩЕСТВУЕТ ПОЛНОСТЬЮ СКООРДИНИРОВАННЫЕ И СОГЛАСОВАННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ… Мы не можем существовать друг без друга».

(Из Кн. 9, Гл. 6, С. 154, 248–250).

А вот ещё об одном весьма примечательном эзотерическом факте, ещё одна немалозначительная подробность: сам Ад (Шеол), как мы помним, является одним разумным глобальным существом. «Внутренности» этого существа всячески стараются задержать попавшего сюда человека. У Кастанеды мы обнаруживаем это же положение, он «пребывает» ВНУТРИ теневого, живого, огромного существа:

«Эмиссар: Ты паришь ВНУТРИ одного из неорганических существ…».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 124).

«Тоннели выглядели оживлёнными и СОЗНАТЕЛЬНЫМИ; они “кипели”…

— Ты находишься ВНУТРИ неорганического существа».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С.  121–123).

Союзники по Кастанеде могут прикинуться чем или кем угодно — предметами на дороге, палкой, кустом, птицей… Более того, дон Хуан утверждает, что видел одновременно двух «союзников» даже в образе обычных людей и среди обычных людей (в автобусе). Христианские описания также свидетельствуют об этом же, о превращаемости, оборотничестве, изменчивости бесов.

Представьте себе, демоны, замаскированные под людей и незаметно действующие среди людей — жуть!

Ранее мы утверждали, что бесы могут жить, существовать очень долго. Об этом же дон Хуан сообщает и своему ученику Карлосу:

«Неорганические существа живут неизмеримо дольше, чем организмы».

(Из Кн. 7, Гл. 10, С. 399).

«Продолжительность существования их сознания поистине умопомрачительная».

(Из Кн. 9, Гл. 3, С. 72).

«Маги древности считали, что осознание неорганического существа такого типа продолжается пока жива земля».

(Из Кн. 10, Гл. 13, С. 229).

Бесы усиливают всё низменное в человеке, пробуждают в нём пороки, отягощая, затемняя его душу. Из православного текста:

«Есть диавол и бесы, которые по своей крайней злобе всячески хотят погубить каждого человека. Как они это делают? Вот как: они стараются действовать на страсти человека и раздувать их до такой силы, чтобы погубить человека».

(Игум. Никон, «Монашеское Делание», Изд. Свято-Данилова Монастыря, М-91 Г. , С 76. ).

Из Кастанеды буквально об этом же:

«Они (неорганические существа) способны обратить в рабство каждого из нас, потворствуя нашим желаниям, балуя и развлекая нас. Опасайся осознания, которое неподвижно. Такое осознание притягивает к себе всё движущееся и достигает этого, как я тебе уже говорил, создавая проекции, иногда самые фантасмагорические… Неорганические существа используют в качестве приманки глубинные чувства сновидящих и безжалостно играют на них».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 134).

«Соприкасаться с союзниками опасно, потому что они способны вывести на поверхность всё худшее в человеке (а что это «всё самое худшее»? Это те самые пороки и страсти, как-то: алчность, зависть, высокомерие, похоть… Всё то, что так сильно возбуждают в человеке пресловутые бесы! — от Т. С.)».

(Из Кн. 2, Гл. 2, С. 216).

«Мир неорганики продолжает обучать нас. они рассматривают наше эго в качестве показателя того, в чём мы нуждаемся, и в соответствии с этим обучать нас. Крайне опасное занятие!.. Если кто-то выяснит запросы твоего “эго” со всеми страхами, жадностью, завистью и прочим, и станет обучать тебя тому, как удовлетворить все твои ужасные притязания, — как ты думаешь, каков будет результат?».

(Из Кн. 9, Гл. 4, С. 96. ).

«Неорганические существа создали у магов ощущение того, что — те — единственные в своём роде; к этому следует прибавить ещё более пагубное чувство: иллюзию обладания силой. Сила и уникальность — несокрушимые развращающие факторы!».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С. 136. ).

Кроме этого… Мы не станем повторять цитаты из старорусских описаний о том, что бесы, манипулируя фокусом восприятия человека, способны с целью обмана производить у него любые, выгодные им, психические иллюзии, видения и галлюцинации. Вот как об этом же говорит дон Хуан:

«Неорганические существа — искусные иллюзионисты, которые любят проецировать себя, как слайды на экран… Маги прошлого упустили из виду факт, что те представляют собой лишь разреженную энергию, проецируемую сквозь миры, как кинофильм вселенских масштабов.

— Ты противоречишь себе, дон Хуан. Ты сам говорил, что неорганические существа реальны. Сейчас ты говоришь, что это обычные картинки.

— Я тогда имел в виду, что в нашем мире неорганические существа подобны подвижным картинкам, спроецированным на экран; я могу ещё добавить, что они напоминают перемещающиеся образы, создаваемые разреженный энергией, освещающей границу раздела двух миров.

— А как на счёт неорганических существ в их собственном мире? Там они тоже напоминают неподвижные картинки?

— Ни в коем случае. Тот мир так же реален, как и наш…

Нельзя доверять этим существам…».

(Из Кн. 9, Гл. 5, С.  135–136, 140. ).

Достаточно сопоставлений!

Однозначный вывод напрашивается сам: в магии знают о бесах никак не меньше (больше?), чем в православии…

Таким образом, в нашем кратком обзорном сравнении, надеемся, мы полностью убедили читателя в том, что между бесами (демонами) в православном учении и союзниками (неорганическими существами) в мексиканской магии вообще нет никакой разницы! Речь идёт об одной и той же дьявольской силе, структуре, об одном роде энергии — «демонической». Эзотерика, духовные знания обо всём этом, несомненно — одни!

Да, несмотря на незнакомую нам терминологию, К. Кастанеде удалось в полной мере подтвердить православное учение о бесах — за разными, столь не похожими друг на друга формами описания скрывается одно зловещее содержание, один принцип, один закон, одна суть! И всё же…

Православный путь одновременно расходится с тропою толтеков принципиально! Он расходится по вопросу не менее важному — «Как относится к бесам?», «Как вести себя по отношению к ним?», «Что делать с ними?».

Воин Христов всячески отвергает бесов, отрицает их, не уступает им, он сражается с ними; в ходе чего он неуклонно движется к Свету Любви. Для православных молитвенников бесы никак не могут быть помощниками или «союзниками»! Нельзя обращаться за помощью к дьяволу! Исход этого безумного шага известен давно…

Маги-толтеки, напротив… Маги сознательно устанавливают энергетические связи с бесами, обмениваются с ними энергией, и в конце концов энергетически уподобляются им! Бесы дают магам свои силы и некоторые оригинальные сверхспособности. Вся структура магии вообще основана на прямом взаимодействии с различными демонами и с путешествиями в их теневые миры. Ведь именно там маги черпают свою отрицательную энергию и посредством её «развивают» своё энерготело. Внутренний же Свет Любви (Он же Космический!) в учении дона Хуана объявлен «статической формой», «бесполезной энергией», «матрицей»; всё в учении дона Хуана выстроено на контактах с бесами. Бесы — друзья и родственники магов-толтеков… А каков же в таком случае итог, результат, конец пути магии?

Результат слишком трагичный:

Все маги-толтеки («видящие», «люди знания», «воины») однажды необратимо и навсегда оказываются в соответствующих мирах их «союзников», в среде обитания бесов (об этом у К. К. есть цитаты).

Все чёрные маги в конце концов оказываются в Аду!

Все чёрные маги навсегда попадают в Ад, они в действительности не пролетают мимо своего «безжалостного» Орла, а оседают в его «внутренностях», в Шеоле… В этом и заключается грандиозный обман, афёра и эзотерическая мистификация Карлоса Кастанеды!

Путь толтеков — абсурден, безумен и глуп. Это духовная шизофрения.

Нагуализм, дон-хуанизм — это чёрная магия…

Таким образом, несмотря на общее знание о силах зла, обозначенные пути — православие и дон-хуанизм — по своим направлениям и целям являются противоположными!

А ещё один вывод такой: бесы, зачастую, выступают высокоразумными создателями и организаторами учений чёрной магии и прочих «чудесных» путей. И для этого они выстраивают весьма привлекательные концепции, выдвигают «светлые» лозунги, постулируют «высокие» идеалы (о той же «Свободе»), заманивают волшебством и чудом, интригуют тайнами, вдохновляют астральными путешествиями и познанием новых миров… И на этом (духовном!) поприще бесы изощрённо-коварны.

Однако чёрная магия — описание её методов, установок, структуры — не входит в замысел этой главы и в целом книги.

Всё, наконец, с чертями и бесами! Отвали Сатана! Не искушай неорганика! Не соблазняй силой и чудесами! Мой идеал — искренняя Любовь к Богу! И подлинная Свобода! Свобода от всяких бесов и без какого-либо «союза» с ними и последующего коварного обмана с их стороны.

БИБЛИОГРАФИЯ.

1. Добротолюбие, изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра-92 г. (цитаты взяты из эл. текстов в интернете), т. 1, 2, 4, 5.

2. Древний патерик, изложенный по главам (эл. кн.).

3. Евангелие от Матфея (эл. кн.).

4. Евергетин, «Свод богоглаголивых речений и учений Богоносных и Святых Отцов», т. 1–4 (эл. кн.).

5. «Жизнь пустынных отцов, творение пресв. Руфина», Свято-Троицкая Сергиева Лавра-98 г.

6. Житиё прп. Серафима Саровского (эл. кн.).

7. Жития преподобных старцев оптинских (эл. кн.).

8. Жития преподобных Сергия Радонежского и родителей его, схимонахов Кирилла и Марии (эл. кн.).

9. Жития Святых святителя Дмитрия Ростовского, т. 1–12, изд. Свято-Пафнутьевого Боровского монастыря-97 г. (цитаты взяты из эл. текстов в интернете).

10. «Закон Божий», протоиерей Серафим Слободской (эл. кн.).

11. Иеромонах Трифон, «Чудеса последнего времени» (эл. кн.).

12. Иоанн Лествичник, «Лествица» (эл. кн.).

13. И. Брянчанинов, «Творения Святителя Игнатия», изд. Сретенского монастыря, т. 3, 5.

14. Иеромонах Пантелеимон (Ледин), «Козни бесовские», М-97 г.

15. «Матрона Московская. Повесть о жизни» (эл. кн.).

16. Молитвослов. Псалтырь, «Синтагма»-98 г.

17. Молитвы (из интернета), сайты:

Http://www.molitvoslov.com.

Http://azbyka.ru/molitvoslov/

18. «Монашеское делание» (сборник поучений святых отцов), составитель свящ. В. Емеличев, М-91 г.

19. «Мифология», БЭС, Научное издательство, М-98 г.

20. «Новый эклогион. Избранные жития святых, пересказанные преподобным Никодимом Святогорцем» (эл. кн.).

21. «Область таинственного», свящ. Гр. Дьяченко, изд. «Планета», М-92 г.

22. «Одна ночь в пустыне Святой Горы», Свято-Троицкая Сергиева Лавра-97 г., митр. Иерофей.

23. «О жизни и чудесах блаженной Матроны», «Даниловский благовестник», М-97 г.

24. «О прелести», сборник, изд «Елеон», М-94 г.

25. «О тайных недугах души», архим. Лазарь, М-95 г.

26. Палладий, епископ Еленопольский, «Лавсаик или повествование о жизни святых и блаженных отцов» (эл. кн.).

27. Патерик Печерский (эл. кн.).

28. «Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского» (эл. кн.).

29. «Православные старцы 20 века» (эл. кн.).

30. «Православные чудеса в 20 веке», свидетельства очевидцев, выпуск № 3 (эл. кн.).

31. Преосвещённый Филарет Гумилевский, архиепископ Черниговский, «Святые подвижницы Восточной Церкви» (эл. кн.).

32. Преподобный Никодим Святогорец, «Невидимая брань» (эл. кн.).

33. «Сердце чисто созижди во мне, Боже», сборник святоотеческих изречений и поучений, ч. 1, 2, г. Мюнхен, 1991 г.

34. Скитский патерик (эл. кн.).

35. Соловецкий патерик (эл. кн.).

36. Старец Иосиф Афонский, прозванный также Исихастом, «Изложение монашеского опыта» (эл. кн.).

37. Старец Паисий, «Отцы-святогорцы и святогорские истории» (эл. кн.).

38. «Старец Силуан», изд. «Воскресение»-91 г.

Примечания.

1.

Инкунабулы — первые книгопечатные книги (до 1501 г.), внешне похожие на рукописные.

2.

Люцифаги — (с лат. Lucis — свет, а phagos — есть, пожирать) дословно — пожиратели живого света любого сознания, самые мощные и опасные энергетические хищники, вампиры.

3.

«И дух прав обнови», сборник святоотеческих изречений, г. Мюнхен, 1991 г., с. 64. Перечень материалов и первоисточников, из которых приводятся цитаты, используемые в этой работе, см. в самом конце («библиография»).

4.

Эрик Бёрн, «Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы», общ. редак. д. ф. н. М. Мацковский, Лениздат-92 г.

5.

По некоторым отдельным позициям в христианском учении о бесах имеется бо/льшая детализация, чем здесь представлено. Напр., «печаль» (бес печали) отличают от «уныния»; а «гордость» рассматривают отдельно от «тщеславия»; в то время как автор счёл лучшим свести их воедино и рассматривать как аспекты одной сущности.

6.

Видоизменённое слово «эгориальный» взято из популярного в «эзотерике» термина и понятия «эгрегор» — означающего глобальную коллективную разумную структуру, образованную из психических выделений многих людей одного сообщества или под воздействием тех или иных духовных учений.

7.

Российский Энциклопедический словарь, кн. 1, гл. ред. А. М. Прохоров, «Научное издательство», М-2000 г., с. 538.

8.

По кн. «Мифология», БЭС, Научное издательство, М-98 г., с. 622.

9.

Свящ. Григорий Дьяченко, «Область таинственного», изд. «Планета», М-92 г., с. 696.

10.

Свящ. Григорий Дьяченко, «Область таинственного», изд. «Планета», М-92 г., с. 681–682.

11.

Свящ. Григорий Дьяченко, «Область таинственного», изд. «Планета», М-92 г., с. 690–691.

12.

По кн. «Твореняя святителя Игнатия», т. 3, Сретенский монастрыь-97 г., с. 127.

13.

Свящ. Григорий Дьяченко, «Область таинственного», изд. «Планета», М-92 г., с. 684.

14.

Там же., с. 686.

15.

Автор различает ви/дение и виде/ние. Под ви/дением здесь понимается прозрение сути вещей и явлений, а под виде/нием — духовный образ, картина, отражающая тот или иной эзотерический смысл.

16.

С. Нилус, «Великое в малом», М-92 г., с. 153.

17.

Иеромонах Пантелеимон (Ледин), «Козни бесовские», М-97 г., из описания отчитки в Афинском храме 10 ноября 1987 г., с. 108–110.

18.

И хотя в таких случаях принято упоминать о сере, в действительности речь идёт о сероводородных химических соединениях и, в частности, о сероводороде, имеющем пренеприятный, вонючий запах тухлых яиц.

19.

Иеромонах Пантелеимон (Ледин), «Козни бесовские», М-97 г., с. 74.

20.

В этой главе в большей степени речь пойдёт о «развитых» бесах, о бесах высших и средних разрядов.

21.

Доп. от авт.: знание бесов будущего ограничено и, зачастую, искажено, т. к. воспринимается вне сущего — вне связи с духовным Светом, Центром.

22.

«Тектоника» — структура земной коры в связи с её перемещением, движением и деформацией. «Текстура» — строение твёрдого вещества (древесины, горной породы…).

23.

Доп. от авт. — здесь нельзя говорить о полном единстве всех воззрений, а равно установок и наставлений умершему, но феноменальные посмертные образы, по сути, одни и те же.

24.

В н/в среди духовных искателей пользуется особой популярностью «медитация», а не молитва, но медитация не ведёт к ликвидации бесов, напротив, многих из них она только усиливает!

25.

«О жизни и чудесах блаженной Матроны», «Даниловский благовестник», М-97 г., с. 35–36, 114.

26.

Иеромонах Пантелеимон (Ледин), «Козни бесовские», М-97 г., с. 12–14, 98, 114.

27.

«И дух прав обнови», сборник святоотеческих изречений, г. Мюнхен, 1991 г., с. 265, 216.

28.

«Чудеса и видения избранные из житий Святых», Ростов-на-Дону-97 г., с. 82–83.

29.

Этот процесс — энергетическое родство, слияние, единение с бесами — намеренно реализуют в потоках сознания чёрной магии. Сливаясь с бесами, чёрные маги в конце концов уподобляются им самим, приобретая при этом некоторые чудесные способности, чем и соблазняют людей.

30.

«Одна ночь в пустыне Святой Горы», Свято-Троицкая Сергиева Лавра-97 г., с. 96–99.

31.

«И дух прав обнови», сборник святоотеческих изречений, г. Мюнхен, 1991 г., с. 212.

32.

Исихаст — молитвенник, практикующий специальный молитвенный метод сосредоточения в сердце, как правило, это ИМ — Иисусова молитва.

33.

«Монашеское делание» (сборник поучений святых отцов), составитель свящ. В. Емеличев, М-91 г., с. 164.

34.

«Монашеское делание (сборник поучений святых отцов)», Свято-Данилов монастырь, М-91 г., с. 166–167.

35.

«И дух прав обнови», сборник святоотеческих изречений, г. Мюнхен, 1991 г., с. 286.

36.

Там же, с. 64.

37.

«О тайных недугах души», архим. Лазарь, М-95 г., с. 144–145, 148–153.

38.

«И дух прав обнови», сборник святоотеческих изречений, г. Мюнхен, 1991 г., с. 99.

39.

«О тайных недугах души», архим. Лазарь, М-95 г., с. 75–76.

40.

«Старец Силуан», изд. «Воскресение»-91 г., с. 24, 40.

41.

«О тайных недугах души», архим. Лазарь, М-95 г., с. 67, 74.

42.

«О прелести», сборник, изд «Елеон», М-94 г., с. 25–26.

43.

«О тайных недугах души», архим. Лазарь, М-95 г., с. 130–134.

44.

«О тайных недугах души», архим. Лазарь, М-95 г., с. 76.

45.

«Светлый старец отец Иоанн Крестьянкин», жизнеописание. Воспоминания, М-2007 г., с. 41–42, 44, 68, 148.

46.

«Старец Феодосий, подвиги и чудеса», «Народная библиотека», 1994 г., с. 95–96.

47.

Все цитаты из книг К. Кастанеды приводятся по следующим изданиям: изд. «София», Киев, т. 1, 2 за 1992 г., т. 3, 4, 5 и кн. 9 за 1993 г., кн. 10 — за 1997 г., кн. 11 — за 1998 г., и кн. «Тенсегрети», Москва- 97 г.

48.

«Творения свт. Игнатия», т. 1, изд. Сретенского монастырь-98 г., с. 395.

49.

Российский Энциклопедический словарь, кн. 2, гл. ред. А. М. Прохоров, «Научное издательство», М-2000 г., с. 1419, 1423, 1424.

50.

«Одна ночь в пустыне Святой Горы», Свято-Троицкая Сергиева Лавра-97 г., с. 96–99.

51.

Свящ. Григорий Дьяченко, «Область таинственного», изд. «Планета», М-92 г., с. 681–682.

Оглавление.

Аспекты православной эзотерики – «Бесы»! Реконструкция древнего знания о неорганических существах. ЧАСТЬ I. ЭЗОТЕРИКА БЕСОВ. БЕСЫ — ПЕРВОЕ «ЗНАКОМСТВО». ОБЩЕЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЕСОВ. ПОЯВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БЕСОВ КАК ЛИЧНОСТЕЙ. ТИПОЛОГИЯ БЕСОВ. СРЕДА ОБИТАНИЯ БЕСОВ. БОЛЕЗНИ ОТ БЕСОВ. ФОРМЫ ВОСПРИЯТИЯ БЕСОВ. ВХОЖДЕНИЕ БЕСА В ЧЕЛОВЕКА. ПРИЗНАКИ ЯВНОГО ДЕЙСТВИЯ (ИЛИ ПРИСУТСТВИЯ) БЕСОВ. РАЗУМНОСТЬ БЕСОВ. БЕСЫ В СНОВИДЕНИЯХ. РЕАЛЬНОСТЬ БЕСОВ. ЧУДЕСА И ПРЕИМУЩЕСТВА БЕСОВ, ИЛИ ПОЧЕМУ ПРОТИВ НИХ ЧЕЛОВЕК БЕЗЗАЩИТЕН[20]. ПОСМЕРТИЕ. КАК ОБНАРУЖИТЬ БЕСОВ В СЕБЕ. ЧАСТЬ II. ДУХОВНЫЕ ВОЙНЫ. ИЗГНАНИЕ БЕСОВ. СВОБОДА КАК ДУХОВНЫЙ ИДЕАЛ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ. НЕВИДИМЫЕ БИТВЫ. АТАКИ БЕСОВ НА ВОИНА ЧЕРЕЗ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ. НАУКА ПОБЕЖДАТЬ! ПРОЧИЕ ПРИЁМЫ ТЕНЕВЫХ НАПАДЕНИЙ. ЯВЛЕНИЕ БЕСОВСКОГО СВЕТА. РЕЛИГИИ БЕСОВ. СВЯТАЯ СИЛА. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПРИЛОЖЕНИЯ. ПРИЛОЖЕНИЕ I. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УПОМЯНУТЫХ ХРИСТИАНСКИХ СВЯТЫХ. ПРИЛОЖЕНИЕ II. МОЛИТВЫ ОТ БЕСОВ. ПРИЛОЖЕНИЕ III. «ПРАВОСЛАВИЕ И ДОН-ХУАНИЗМ». БИБЛИОГРАФИЯ. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51.