Близость с пришельцами. Тайны контактов шестого рода.

Глава 1. «Этого не может быть!..».

Ранее я не занимался фактами на тему сексуальных контактов с внеземлянами, иномирянами, или как уж они там по-другому называются, потому что долгое время сам не верил в их реальность. Просто не укладывалось в голове, что подобное может быть! Редкие сведения на эту тему, поступавшие из-за рубежа, так препарировались нашей советской прессой, что, действительно, никаких иных чувств, кроме как сомнений, недоумения и брезгливости, у нормальных людей они не вызывали. В стране, где, по знаменитому заявлению одной советской гражданки, «секса нет», подобные откровения на почве половых отношений с пришельцами только так и воспринимались — бред, спекуляции на эпатажности темы или просто патологические фантазии неуравновешенных людей.

Не скажу, что мне сейчас удалось полностью избавиться от разумного скепсиса в этом плане, но количество свидетельств, связанных с интимом, похищениями, имплантантами, изъятием эмбрионов, уже таково, что сводить их только к психическим отклонениям граждан было бы неправильно. Более того, считаю, что и неосмотрительно. Пусть от них отмахиваются те, кто не желает утруждать себя поисками истины; подлинные исследователи такого небрежения позволить себе не могут. Так можно многое проморгать, а потом, как водится, разводить руками: дескать, не знали, не учли, не ожидали…

Да и как от фактов отмахнешься, если, к примеру, беременности фиксируются специальными приборами и ими же дается твердое заключение о внезапном исчезновении плода? Если из тел людей извлекаются миниатюрные приборчики — имплантанты, изготовленные явно не по земной технологии и непонятно для чего служащие, или иногда остаются следы сексуального насилия, а под гипнозом люди вспоминают подробности того, что с ними происходило за время, которое затем стиралось из памяти похищаемых…

Кем стиралось? И вообще, что происходит вокруг?..

В моих блокнотах за 1993 год сохранился записанный со слов Марины Вадимовны П. эпизод, которому я тогда не мог найти объяснения и потому не придал особого значения, тем более что там что-то пересекалось с алкоголем.

«Это было летом 1986 года, — вспоминала Марина, в ту пору 25-летняя женщина. — Я ждала такси, чтобы добраться в свой микрорайон из Волжского речного порта, куда приехала с приятелем. Он изрядно выпил в ресторане и желал продолжения, а я решила вернуться. Помню, было 21 час 15 минут, и я шла от яхт-клуба по тропочке к шоссе. Странным показалось то, что меня вдруг охватила гнетущая тишина, хотя с Волгоградского водохранилища только что дул сильный ветер. Иду… Какая-то поляна, пеньки, березы — все незнакомое, а там пройти-то через сквер метров двести… Мне стало страшновато, но я говорю себе: спокойно, вернись. Постояла, и словно пелена стала спадать с глаз: я поняла, что нахожусь по другую сторону плотины ГЭС! Вон цепочка огней через плотину, мерцают огоньки правого берега Волги… Это ж приличное расстояние, с полкилометра!.. Как я тут оказалась?! В ужасе рванула бегом вверх, ориентируясь на шум автотрассы. Помню, вылетела почта к посту ГАИ, дождалась такси… Водитель заломил такую цену, да еще говорит: «Тогда топай пешком, кто тебя в три часа ночи повезет?» «Как три часа?» — изумляюсь я. А он уточнил: «Два часа сорок минут». Я ничего не могу понять, где ж я была пять часов и двадцать пять минут? Водитель ухмыляется, дескать, пить меньше надо, милочка… А я и не пила почти! Но тот случай так и остался для меня загадкой: где ж я была эти пять часов?..».

В ту пору даже предположительно не мог ответить на это и я, и лишь спустя годы появились какие-то догадки. К тому времени в газетах иногда стали публиковаться истории подобного содержания. Например, в санкт-петербургской газете «Стрела» в 1999 году появилась такая заметка (1):

«В июле этого года в одну из областных больниц в тяжелом состоянии была доставлена Мария В., 32 года, с диагнозом: множественные порезы, кровоподтеки, ушибы. Женщина находилась в коматозном состоянии, поэтому, естественно, ничего объяснить не могла. А объяснения ждали, так как она была обнаружена на Выборгском шоссе совершенно голой. Милиция решила, что Мария стала жертвой группового изнасилования. Единственное, что смущало хранителей правопорядка: нижняя часть тела женщины была покрыта какой-то непонятной субстанцией или слизью, словно бы лягушачьей икрой.

То, что рассказала пришедшая в себя женщина, заставило и следователей, и врачей поначалу усомниться в ее здравом рассудке. Но женщина настаивала на своей версии. То, что она не сумасшедшая, стало ясно, когда ее подвергли перекрестному допросу: слабая, лежащая под капельницей Мария совершенно четко и твердо отвечала на все каверзные вопросы. Следователи только вытирали пот в недоумении. Потому что поверить в этот рассказ было очень сложно. Вот что, по ее словам, произошло…

Мария ездила с друзьями на несколько дней на дачу под Выборг. Однажды ее приятели отправились в поселок за продуктами, а она решила съездить на ближайшие острова одна. Взяла лодку, запустила мотор и вышла в море. Ей давно хотелось осмотреть один островок с развалинами какой-то древней постройки. Причалив, Мария отправилась к заросшим бурьяном воротам, и внезапно ее глазам открылась странная картина: внутренний двор полуразрушенного здания был завален круглыми разноцветными стеклянными шарами. Мария сообразила, что видит перед собой старый финский стекольный завод. В 1939 году его бросили, и он постепенно пришел в полное запустение. Мария обошла развалины здания несколько раз, подержала в руках нагретое солнцем стекло и хотела уже было возвращаться назад, как вдруг…

«Словно туча наползла, — рассказывала женщина милиционерам. — Я вначале не поняла, что это такое, и, только подняв голову, увидела, что над островом завис какой-то дискообразный аппарат. Меня парализовало от ужаса. Не могла двинуться, и, только с большим трудом сфокусировав взгляд, я поняла, что надо мной висит огромная «летающая тарелка». Огромная! Потом потеряла сознание…».

Сколько времени Мария провела в «отключке», она не знает. Очнулась от холода и… ужаса. Открыв глаза, женщина увидела, что лежит — совершенно обнаженная — на каком-то металлическом столе. Не привязана, не прикована, но пошевелиться не могла.

«Надо мной склонилось какое-то омерзительное чудовище. Это был инопланетянин (в чем я ни секунды не сомневалась) ящероподобного типа. Он был безглазым, с грубой серой кожей и очень большого роста. Вокруг сияли какие-то приборы, надо мной мягко светили три или четыре матовые лампы. Лежать было очень холодно, но, повторяю, пошевелиться я не могла. И вдруг я почувствовала, как это чудовище тянется ко мне, касается меня… От омерзения я хотела было заверещать, но горло перехватило спазмом. Самое страшное то, что я все чувствовала и сейчас отчетливо помню: инопланетянин на меня словно свалился. Только тогда я потеряла сознание…».

После пережитого Мария пришла в себя уже в больнице. Как она оказалась в двухстах километрах от ее последнего местопребывания (лодку действительно нашли на указанном ею острове), без одежды, на шоссе — не знает. Объяснение у нее было только одно: инопланетяне сделали с ней все что хотели и выкинули. Милиция подозревает, что насилие (то, что женщину изнасиловали несколько раз, установила экспертиза) совершила какая-то банда, запугавшая Марию и «посоветовавшая» ей ничего об этом не говорить. Вот, мол, потерпевшая и придумала сказку о пришельцах.

У экспертов, однако, остается недоумение насчет зеленой плотной слизи непонятного химического состава, которой была покрыта нижняя часть тела Марии и которую оказалось очень трудно смыть. Да и насилие было совершено каким-то чрезвычайно странным органом…».

Очередное похищение инопланетянами? Не исключено… Но подобных историй в моем архиве множество.

Завести отдельную папку именно по контактам 6-го рода мне как исследователю аномальных явлений пришлось вскоре после доклада на IV уфологической конференции бывшего «СоюзУФОцентра». Ко мне стала стекаться информация об этом необычном феномене, и заведенное досье довольно быстро пополнялось. Особенно много ее стало поступать после опубликования выдержек из доклада в газете «СПИД-инфо» и ряде других центральных и местных уфологических газет. Некоторым соотечественникам было о чем рассказать исследователям, держать ТАКОЕ в тайне было, по-видимому, невыносимо. А главное, людям надо было узнать: что происходит? что творится на Земле?

Не хочется повторяться, но для читателей, впервые знакомящихся со столь необычной уфологической тематикой, сообщу, что первые мои публикации на тему похищений и странных обследований наших соотечественников относятся к началу 1990-х годов. Например, в конце февраля 1991 года ко мне обратилась двадцатитрехлетняя волжанка Лариса Сорокина с весьма эмоциональным рассказом о ночном происшествии в ночь с 14 на 15 февраля.

Ее поднял с постели некий гуманоид в серо-серебристом комбинезоне и «металлическим» голосом приказал выйти на балкон. Женщина подчинилась не без сопротивления, так как была в одной ночной сорочке, но зимнего холода действительно не почувствовала. Во дворе дома над трансформаторной будкой она увидела дискообразный аппарат и непонятным образом вдруг очутилась внутри хорошо освещенного помещения со скругленными углами, белым полом. Ее обследовали две по виду вполне земные женщины в комбинезонах, предварительно уложив на тележку-каталку наподобие больничных. Одна, лет 50–60, полноватая, непрерывно задавала вопросы, а другая, высокая, с белой челкой из-под капюшона комбинезона, довольно бесцеремонно вела обследования с помощью иглы и других инструментов. В том числе проводила и гинекологические обследования.

Наконец, высокая с челкой, закончив мучительные манипуляции с телом Ларисы, резко сказала: «Она нам больше не нужна!» Прозвучали именно эти слова, я уточнил по своим записям первоначальный рассказ Ларисы, хотя в уфологической литературе пошла «гулять» несколько переиначенная фраза: «Она нам не подходит». По сути-то обе фразы близки, но подлинная имеет, как сейчас выясняется, более глубокий смысл.

Дело в том, что сразу после завершения обследования Сорокиной показали мальчика лет четырех-пяти, земного вида, светловолосого, синеглазого, в комбинезончике. Он вошел в помещение откуда-то сбоку и стоял неподалеку от каталки. «Ты знаешь его?» — спросила пожилая женщина. «Нет», — ответила Лариса. «Скоро узнаешь…» — неопределенно пообещала та.

Сейчас, накопив некоторый исследовательский опыт, я могу предполагать, что Сорокина все же имела отношение к этому мальчику. Скорее всего, она была «суррогатной матерью», и данное похищение было в ее жизни не первым. Но, по-видимому, последним. Отсюда и фраза: «она нам больше не нужна». Ухудшение здоровья — и женщина уже не могла использоваться как инкубатор для выращивания гибридов. В дальнейшем читатель поймет, что термин «инкубатор» отнюдь не надуманный, — это, что называется, невероятная реальность.

Отпуская женщину восвояси, пришельцы даже не посчитали нужным заблокировать ее память, как это обычно делается, вот почему мы располагаем некоторыми подробностями «внутритарелочного» обследования.

…В ту ночь Лариса больше не заснула, проплакав навзрыд до утра из-за того, что с ней обращались как с подопытным животным — грубо и бесцеремонно. Как только рассвело, она побежала к старшей сестре и все ей рассказала. Разумеется, позже я встречался с сестрой Ларисы, Галиной Николаевной: рассказ совпадал во всех деталях… Но маленький мальчик нигде и никаким образом больше Ларисе не являлся — ни во сне, ни наяву.

Однако наиболее информативной для меня в тот период стала переписка с весьма неординарной женщиной, по-русски загадочной, эмоциональной, талантливой, проницательной, — жительницей Хабаровского края Татьяной Анатольевной Ваничевой. Из ее очень искренних и откровенных писем я впервые многое узнал о том, как происходят половые контакты с внеземлянами, как похищаются на время жители Земли и какие эксперименты проводятся над людьми. Эти письма были для меня своеобразным ликбезом, благодаря им я становился более грамотным в вопросах, о сути которых раньше и не помышлял.

Должен признаться, что, как и большинство людей моего поколения (послевоенных лет рождения), я по-советски был совершенно малосведущ в вопросах сексуальной жизни. Для меня в свое время стали неслыханными откровениями публикации газеты «СПИД-инфо»: оказывается, «это» можно делать и так и эдак, с раскованностью невероятной… Эту реплику я оставляю здесь на тот случай, если у кого-то возникнут предположения, что автор книги большой знаток в интимной сфере. Отнюдь. Но как исследователь я, конечно, не мог пройти мимо столь неожиданного и поразительного феномена — секса (!) с иномирянами. В нашем мире загадок хватает, но такую тайну познать — многого стоит…

Татьяне Ваничевой, прожившей все годы в поселковой, полудеревенской среде, тоже, наверное, трудно было хранить в себе все ее тайны, хотелось поделиться своим опытом контактов с иными мирами. А они у нее были разнообразными, яркими, по-своему уникальными, и вовсе не только сексуального характера. По сути, она была и остается чьим-то инопланетным Наблюдателем в нашем человеческом обществе. Таковы, как она сама догадывается, ее нынешние функции на Земле. И ведь никому об этом нельзя было даже заикнуться: тут же припечатали бы — ненормальная. Сельские жители в этом особенно безапелляционны.

Она воспринимала меня как ученого, которому, как и врачу, можно поведать все самое сокровенное о том невероятном опыте, который выпал на ее долю. Она не стала даже зашифровывать имя и фамилию — настолько обидным казалось Татьяне возможное недоверие к ее рассказам. Чтобы исключить любые сомнения, она прислала мне справку из поселковой больницы о том, что Т. А. Ваничева «психически здорова». Правда, и эта наивная искренность моей корреспондентки все равно была осмеяна каким-то околоуфологическим сочинителем: дескать, с подобными справками «у нас в стране полный порядок»… А как еще доказывать ортодоксам, что ты прав, что все это не придумано, что такое бывает? Пришельцы и различные виды НЛО стараются не оставлять следов. Их собираешь по крохам, в том числе и по свидетельствам очевидцев, которым надо или верить, или не верить. Но в любом случае необходимо искать подтверждение сомнениям.

О Татьяне Ваничевой подробно написано в моей книге «Пришельцы среди нас» (2), в книгах В. Г. Ажажи (3), во многих статьях, поэтому здесь я лишь вкратце коснусь ее откровений на тему интима с пришельцами.

Начало контактов с иномиром сама Татьяна относит к 1964 году, когда ей было 13 лет, но сексуальные стали происходить значительно позже, в 1979 году, когда ей исполнилось 28 лет. К тому времени она была матерью четверых собственных детей, поэтому предположения о ее сексуальной неудовлетворенности как источнике женских фантазий как бы не совсем уместны. Татьяна жила нормальной жизнью работящей сельской жительницы. По ее письмам ко мне было ясно, что за минувшие десятилетия она вполне адаптировалась к разнообразным контактам с внеземлянами, поэтому не слишком удивилась волне газетных сообщений на аномальные темы, которые стали доходить до их поселка. С ней случалось и похлеще.

О том, что пришельцами ведутся какие-то эксперименты над людьми, Татьяна Анатольевна узнала в начале 1980-х годов. Первое ее похищение произошло из ее же квартиры глубокой ночью. Она проснулась от яркого синего света в комнате, дающего резко очерченные тени и обязательно с запахом озона. Синий свет, как считает Ваничева, — один из обязательных признаков подобных изъятий людей из их привычной обстановки. По крайней мере, так было в случаях с нею.

Два гуманоидного вида существа (роботы) предлагали ей «пойти с ними». Для этого она обычно вставала в желтый световой круг и внезапно оказывалась уже за стенами дома совершенно в другом месте, а зачастую и в другом времени и мире.

Той памятной ночью ее забрали в какую-то неземную лабораторию со множеством комнат, где над ней проводили всяческие исследования существа в халатах-балахонах, похожие на призраков. Но предварительно женщину распяли на специальном столе, приковав руки и ноги браслетами. Унизительная процедура исследований той ночи едва не закончилась половым актом со страшноватым субъектом, похожим на жабу. Татьяна забилась в судорогах, закричала и в результате сбросила монстра с себя. Парализовав волю, экспериментаторы погрузили ее в беспамятство.

Потом был разговор с женщиной, похожей на землянку, но совершенно неземной красоты, которая объяснила, что они «ведут исследования в целях более близкого знакомства с людьми Земли». На возмущение Ваничевой, что с ней обращались, как с кроликом в лаборатории, инопланетянка холодно сказала:

— Мы никогда не считаемся с желаниями людей. Но ты мне скажи: а вы, люди, спрашиваете кролика, проводя над ним эксперименты, хочет ли он того? Да причем тут кролик? Вы, люди, на себе подобных проводите эксперименты еще более жестокие, чем наши! Кто спрашивает этих людей, которые по воле случая оказались в поле зрения экспериментатора? Тебе разве было больно? — Ее голос становился жестче. — Нет! Ничего с тобой не случилось, ты бы даже не помнила ничего. Ну, может, как страшный сон всего лишь… А вы, люди?! Вспомни хотя бы Хиросиму, Таня! Там тоже был эксперимент… И ставили его люди! В чем ты упрекаешь нас? Имеешь ли ты на это право?! — Голос женщины звенел от гнева.

— Ну, хоть объяснили бы… может, я и поняла бы вас… В дальнейшем у пришельцев с Татьяной завязались отношения на уровне сотрудничества, ей даже не стирали память или делали это в редчайших случаях. Именно поэтому мы, исследователи, имеем достаточно полную информацию о происходившем с нею в загадочных лабораториях и аппаратах.

Исследовав сексуальную энергию и половую реакцию землянки, для Татьяны подобрали партнера, похожего на земного мужчину. Зачем им это надо знать — ей не объяснили. Партнера от обычного мужчины отличали одежда да шлем на голове. Одежда плотно, как вторая кожа, прилегала к телу, повторяя каждую линию сильного, мощного торса. Цвет ткани золотистый с металлическим отливом. Шлем с высоким гребнем крепко сидит на голове. Гребень идет от середины лба до шеи через всю голову.

Половой акт произошел, скорее всего, под влиянием некой энергии, исходившей от пришельца: от него шло сильное тепло. В самом акте, как писала Татьяна, поначалу не было ничего необычного, похож на земной, но в дальнейшем, по мере знакомства, они добивались необычайной силы оргазма. У существа он был таков, что однажды своей энергией он чуть не погубил землянку.

Дело было так. Пришелец попросил Татьяну в следующий раз при приближении оргазма положить руки на постель и раздвинуть пальцы так, чтобы он мог прикоснуться к ним. «Отказывать в такой просьбе у меня не было оснований, и я согласилась, — вспоминала она. — В следующую близость, когда я почувствовала приближение знакомой волны, я положила руки, как он просил, и развела пальцы. Боже, как же я за это поплатилась! В самый завершающий момент мой партнер изогнулся и со стоном прижался пальцами своих рук к моим. И… в меня потек огонь! Да! Было полное ощущение, что через пальцы рук в меня течет жидкий огонь. Боль страшная! Меня буквально скрутило от этой боли. Несколько минут я не могла прийти в себя и лишь кричала, тряся руками. Потом боль в пальцах поутихла, и меня всю стало корежить: тело изгибалось самым немыслимым образом. По всем сосудам «гулял» огонь, я думала, что сгорю в этом. огне».

Ей помогла та самая женщина, пенявшая людям за Хиросиму. Оказывается, их встречи проходили под наблюдением. Внеземлянка быстро вошла в комнату и брызнула Татьяне чем-то в лицо. Она обмякла, упала на пол, но сознания не потеряла.

«Слышу, ругается, — писала она мне: «Ты что же делаешь? Это же низшее существо! Ее могла убить твоя энергия! А она нам еще нужна, мы с ней столько работаем! Ты мог испортить нам многолетний труд, ты же знаешь, как они мало живут! А ее психоэмоциональные характеристики даже без корректировки дают превосходные результаты. Если тебе нужно разрядиться, мог бы найти и более подходящий объект», — и она ушла.

Мой партнер склонился надо мной, взял на руки и положил на тахту. «Сейчас все пройдет, — успокаивал он меня. — Прости, я не знал, что ты не выносишь высоких энергий. Ты доставила мне удовольствие такой силы, что я просто не мог не поделиться энергией с тобой. Разве вы не обмениваетесь энергией друг с другом?» — Он смотрел на меня с удивлением. Однако я смотрела не на него, а на свои руки: на каждом пальце, на кончиках, было по три дырочки, и края их были как бы оплавленными… Но боли уже не было. Уже по возвращении домой эти обгорелые дырочки держались около трех суток. Их видели моя старшая дочь и — остатки — соседка по дому».

Любопытно, но, когда я рассказал об этом эпизоде в своем докладе на уфологической конференции, ко мне в кулуарах подошел пожилой незнакомый мужчина и изумленно поведал, что именно подобное желание — коснуться всеми пальцами рук партнерши — он иногда испытывал в молодости. «Что это? Память прошлого воплощения, подсознательное стремление вот так обменяться энергией? — удивлялся он. — Но знайте: это достоверный факт из опыта вашей знакомой, и ему можно верить…».

Позже ее нечаянный любовник познакомил Татьяну с еще одним «звездным братом». Она их так и звала — «звездные братья», поскольку не могла отличить друг от друга, настолько они были похожи.

Со слов Ваничевой, опишу «звездных братьев»: вдруг найдутся свидетели, которые подтвердят впечатления и наблюдательность моей корреспондентки.

Итак, они высокого роста, под два метра. Лица красивые, профиль похож на древнегреческий. Прекрасно сложенное тело, крепкое, с отлично развитой мускулатурой, но… очень волосатое! Это и не волосы, и не шерсть, а что-то не очень понятное, но гладить, как писала Татьяна, приятно. Руки красивой формы, с длинными пальцами, тоже мохнатые, кроме ладоней. Но самое необычное — пальцы кончаются не ногтем, как у нас, а подобием когтя хищной птицы. «Это, пожалуй, единственное отличие от человека, — считает Татьяна. — Потому что сильно заросшие мужчины и у нас есть».

Еще одного иномирянина Ваничева описывает так: «Тело бронзового цвета, но цвет мягкий, как хороший загар, цвет лица и рук чуть темнее, чем кожа тела. Волосы светлые, волнистые, довольно длинные, до плеч. На теле волос нет, только на руках до локтей. Во всем остальном — обычное мужское тело, но очень горячее, горячее, чем у людей», — описывала она для меня эти подробности. На вопрос, кто он и как его зовут, пришелец не отвечал или смеялся в ответ — незачем, дескать, это лишнее…

Позже по моей просьбе Татьяна Анатольевна попробовала дополнить свои впечатления о «звездном» любовнике.

«Я Вам писала о том, как и что у меня было при первом половом контакте со «звездным братом», но, наверное, слишком сжато, не очень ясно… — написала она в очередном своем письме. — Я уточню. В общем, фон тот же: половой акт и эмоции, связанные с этим, но… Ведь это был не земной мужчина, а нечто неизвестное, хотя и в теле земного мужчины. И все было не так просто, как я написала Вам в том письме… Мелочи, но о них действительно надо бы знать исследователям.

Начну с того, что поначалу мы никак не могли понять друг друга: что же нам надо делать… Он что-то там начал копаться в моем мозгу, вызывал во мне нужные эмоции, чему я в очень резкой форме воспротивилась. Объяснила ему: дескать, у нас эмоции — это совсем не нечто отдельное от функций тела, — и половые чувства и эмоции не могут возникнуть без участия тела. Во всяком случае, те эмоции, которые им, пришельцам, нужны. Потому что, как я поняла, эмоции, возникающие при чисто платонической любви, их не устраивают по каким-то там их параметрам.

Пришлось ему объяснять анатомические функции и назначение человеческих органов… А у меня самой-то «познания» — лишь школьные уроки анатомии да то, что узнала, работая санитаркой в больнице. Ох! Жутко вспомнить! Но справилась. Он понял, для чего его собственное (земное) тело, для чего я и что можно и нужно нам делать. А еще нужно учесть, что это сейчас я такая смелая в выражениях, а тогда и органы, и специфические функции «осмеливалась» называть лишь медицинскими терминами. Он не может понять, почему все тело можно называть по-русски, а один орган и его функции надо непременно — на латыни или по-гречески… Ох намучилась, пока объяснила ему нормы приличия. Он никак не мог понять, почему то, что естественно, — неприлично.

Честно говоря, я тоже никак этого не пойму, но «звездному брату» я все же объяснила… Знаете, Геннадий Степанович, очень трудно разговаривать с неземными существами. Ну что я ему могу рассказать, имея за плечами всего восемь классов советской школы, что?!

Спрашивала: почему они не обращаются к ученым, медикам и так далее? Знаете, что отвечают? «Не время. И потом ученые — это уже официально, а тебе никто не поверит, если ты и расскажешь кому-то о наших встречах. В лучшем случае — посмеются, в худшем — запрут в психушку. Мы пока должны быть в тени, вы не доросли до общения с нами». Во! Ни больше ни меньше…

Приходилось буквально на пальцах объяснять, показывать действие его собственных органов. Это было и немного неловко, и смешно, и грешно, и… интересно. Честно. Мне самой было с ним очень интересно. Конечно, не сразу, а когда смогла преодолеть неловкость.

Да, мне было интересно со «звездным братом», в общении с ним я много чего открыла для себя в мужчине… И с ним, и с его «братом», когда он меня с ним познакомил. Это было достаточно оригинальное «трио»: я и «звездные братья»… Только не подумайте, что я буду смаковать подробности — подробности будут. Вульгарности — нет. Потому что ее и не было. «Трио» с… а, собственно, с кем? Не знаю, наверное, так: с неземными существами — это не совсем то, что «трио» земное.

В нашем «трио» один всегда был чисто эмоциональным звеном: либо я, либо один из «братьев». К неистовству плоти двоих присоединялось неистовство эмоций третьего, а чисто физиологически третий в акте не участвовал. Кстати, когда я была лишь «третьим звеном», то у братьев единение не было таким, как, скажем, близость гомосексуалистов (хотя честно скажу: мои познания о близости «голубых» довольно поверхностны), а здесь просто сплетение тел, без проникновения друг в друга. И было просто сумасшедшее буйство эмоций! Я же в таких случаях была «приемником» их эмоций, и — уверяю Вас! — это восхитительно! Хоть и необычно для земной женщины. Ощущения просто сказочные, словами мне трудно передать, нет у меня слов, достаточно ярких, чтобы обрисовать то, что я тогда чувствовала.

Кстати, «по секрету» от дамы, «курирующей» наши отношения с «звездным братом», он мне объяснил, что семьи у них не такие, как у нас, — двухзвенные (муж и жена), а трехзвенные и даже больше (то есть трое существ или больше). Так как у них нет резкого деления на два пола, как у нас, а есть какие-то переходные формы типа «женщина-мужчина», «мужчина-женщина» и просто «оно». Я не очень-то разобралась в «их» половой жизни и полах, а может, мой собеседник не мог правильно передать свои мысли. Скорее всего, здесь я виновата, моя неподготовленность к такому общению…».

В тот раз письмо на этом оборвалось: Татьяна отвлеклась на иные размышления. Но позже она описала то, чего я не встречал ни в одной из уфологических статей и книг. Словом, речь шла о рождении «их» ребенка: «звездные братья» попросили Татьяну поучаствовать в рождении нового существа.

Было так: они разбудили ее, как обычно, синим светом.

«Знаешь, Таня, нам пришла пора размножаться — так это у вас называется, но у нас это происходит по-другому, — сказали они ей. — В акте размножения участвуют трое: мужчина, женщина и еще один человек — уточнить мы не можем, у вас даже понятий таких нет. Ну в общем, трое. Наша пора пришла, но у нас нет женщины… Ты же, хоть и существо другого мира, но по мощности энергии ничуть не уступаешь нашим женщинам. Помоги нам своей энергией. Поможешь? Для этого просто представь мысленно картину половой близости с дорогим тебе мужчиной и, когда пойдет энергия, дай руки нам — одну ему, другую мне. И все. Нам нужна лишь энергия, которая в тебе возникнет».

«Я кивнула головой, — писала мне Ваничева, — закрыла глаза и начала представлять себе близость с человеком, которого я тогда любила, и сильно любила. Вскоре я почувствовала, что дело идет как надо, и протянула руки братьям…

И тут меня как бы закачало на волнах Любви. Что-то шло из меня через пальцы братьям, что-то шло от них ко мне… Наконец, ЭТО слилось в одно и вспышкой вышло из нас троих и закачалось как раз посередине между нами. Это был крошечный яркий шарик не то света, не то маленькой шаровой молнии. Мои руки сами потянулись к этому шарику… Он был совершенно невесомый, теплый и мягкий, как пушок одуванчика. Он доверчиво сел ко мне на ладонь и покопошился в ней, как в гнездышке…

Но тут «братья» забрали этот живой шарик света из моих рук. «Вот и все. Новое существо есть. Спасибо тебе…» — И с этими словами они растаяли в синем свете. А у меня еще долго жило ощущение маленького теплого живого шарика. Но что это было? Половой контакт? Или что-то другое? Я не знаю того…» — завершила свой необычный рассказ моя визави.

Но это ее опыт. А у других было или бывает если и похоже, то все равно как-то иначе. Вот несколько историй из моего досье.

Почти во всех пензенских газетах в 1996 году было опубликовано необычное свидетельство Светланы К. Молодая женщина жила в одной из квартир пятиэтажки на окраине города. Однажды летней ночью она долго не могла заснуть, поэтому вышла во двор «подышать воздухом». Сидела на лавочке, когда внезапно заметила яркое свечение, исходившее с большой высоты. С каждой минутой свет становился все ярче. Наконец, сквозь его ослепительную пелену женщина различила странной формы аппарат, который завис в воздухе всего в нескольких метрах над ее головой.

Спустя несколько секунд входной люк аппарата приподнялся и оттуда показались два человека небольшого роста. Жутко напуганная Светлана хотела скрыться за дверью своего подъезда, но ее ноги словно окаменели. И она продолжала стоять, будто вросшая в землю.

Через некоторое время страх исчез, во всем теле она почувствовала удивительную легкость, почти эйфорию. Ее несколько раз качнуло, а затем неожиданно для самой себя она приняла горизонтальное положение и медленно стала приближаться к люку неизвестного аппарата.

Далее наступил провал в памяти. Очнувшись через несколько минут внутри объекта, она увидела, как к ней, стоящей на гладком полу аппарата, подошел один из странных человечков. Он неторопливо расстегнул застежку на юбке и обнажил нижнюю часть тела женщины. Она не сопротивлялась, была безвольна.

«Я увидела, как из живота этого существа постепенно, крутясь спиралью, вылезает тонкий шнурообразный отросток, — вспоминала Светлана. — А дальше начался физический контакт».

Женщина не испытывала боли, но и приятных ощущений — тоже. Движения тел не было. В конце этого непонятного процесса она почувствовала, как внутри ее что-то сильно обожгло.

Затем снова последовал провал в памяти, и спустя время она очнулась около своего подъезда. В одно мгновение поднялась к себе на четвертый этаж, заперлась на все замки, легла в кровать и… проспала беспробудным сном около суток.

После этого невероятного происшествия прошло около двух месяцев. Неожиданно Светлана начала замечать ухудшение своего самочувствия. Появились слабость, нервозность, а самое главное — она стала резко полнеть. Пытаясь поправить свое здоровье, женщина пошла по врачам. Однако, к сожалению, никто из врачей не мог установить точную причину ее недуга. Зимой она стала ощущать себя совсем плохо. Вес ее тела превысил 100 килограммов, хотя раньше был чуть выше 60. К врачам она обращаться уже перестала — бесполезно. И вот весной — новое событие. Поздним вечером, уже засыпая, Светлана неожиданно почувствовала тепло на своей щеке. Открыв глаза, она увидела яркий свет, идущий снаружи в окно ее дома. Женщина поднялась с кровати и, почему-то особо не раздумывая, словно под гипнозом, вышла из квартиры на улицу.

Вновь в нескольких метрах над собой она увидела тот же аппарат, люк которого был открыт, и перед ней появились те же «человечки», что и в первый раз. Очнулась Светлана уже непосредственно внутри аппарата, лежала на необычном столе. Перед ней стояли неземные существа и ощупывали ее живот. Один из них держал в руке острый инструмент, похожий на пилку. Затем он надрезал им нижнюю часть живота Светланы. Боли она не почувствовала, но в то же мгновение потеряла сознание…

Когда она открыла глаза, то увидела крошечного малыша, которого с любопытством осматривали «человечки». Тут же в голове Светланы телепатически пронеслось: «Мы можем размножаться группами. Ты нам была нужна только для этого. А теперь ты свободна». Через некоторое время Светлана оказалась в своей квартире.

На этом описание, к сожалению, заканчивается, хотя у меня, разумеется, были бы вопросы к этой Светлане К. Например, что стало с разрезом? Известно, что разрезы, сделанные пришельцами, быстро, в течение нескольких часов, зарастают. О том свидетельствует Татьяна Ваничева, да я и сам однажды видел весьма впечатляющие послеоперационные слайды жителей Грузии, которым инопланетяне сделали операции. И там полное исчезновение шрамов происходило в течение суток. А как было у нее? Началось ли снижение веса, каким было самочувствие после изъятия плода, наконец, как врачи не заметили возможной беременности?

Об операциях над жителем Тбилиси, водителем такси Гурамом Гдзелишвили, полагаю, надо рассказать подробнее. Хоть прошло с тех пор немало лет, однако впечатление от увиденного не стирается из памяти.

Я присутствовал на Всесоюзной школе-семинаре «Непериодические быстропротекающие явления в окружающей среде», проходившей в конце апреля 1990 года в Томске, и там председатель грузинской комиссии по изучению аномальных явлений (АЯ) Т. С. Шония демонстрировал цветные слайды, которые иначе как сенсационными не назовешь.

Сорокалетний Гурам добровольно согласился на несколько операций, которые проводили с ним человекоподобные представители неизвестной цивилизации в их летательном аппарате. Отважному мужчине хватило сообразительности найти в большом городе уфологов и рассказать им о происшествии, так сказать, по свежим следам.

…На слайде — его рука со сбритой полоской волос и розовым рубцом на тыльной стороне неподалеку от запястья. Снимок сделан через восемь часов после операции.

«Боли я не чувствовал, — рассказывал Гурам исследователям, — кровь не шла, я даже видел, как в разрезе сокращались сухожилия, когда пришельцы попросили пошевелить пальцами, сжать кулак…».

Новый слайд, снятый через 24 часа, — шрам исчез, осталась лишь полоска без волос.

Еще снимок — по поводу операции язвы желудка, на которую Г. Гдзелишвили напросился сам по подсказке грузинских уфологов. Язва мучила его давно, временами он просто «загибался» от обострения болезни. «Инопланетяне» любезно согласились прооперировать страдальца. Обычно пришельцы с достаточным равнодушием относятся к людям, но здесь сделали исключение. Кстати, после этого они более не выходили на контакт с Гурамом. Показали свои возможности — и до свиданья: обсуждайте, отрицайте, удивляйтесь, но и учитесь!..

Итак, на экране мужской торс с широкой полосой сбритых волос и длинный розовый рубец через весь живот. Снято это через 10 часов после операции, а уже через 28 часов не осталось никаких следов, кроме белой полосы сбритой растительности. Язвы желудка врачи тоже потом не обнаружили…

Умеют же… Полагаю, и мы, земляне, когда-нибудь научимся подобным технологиям, если преодолеем в себе синдром «венца природы», «высшего разумного существа Вселенной», из-за которого человечество оказалось, по сути, в самоизоляции — и от миров земных (растительного, животного, минерального), и от миров иных, куда более разумных, чем наш, хотя бы потому, что имеют значительно более протяженную историю своего развития и демонстрируют такие технические и иные способности, что не признать нашего отставания просто нельзя. Но наш снобизм… Куда от него деться? Он прет из всех щелей. Мы — «самые-самые»… Потому, возможно, не хотят развитые цивилизации иметь с нами дело на культурном и интеллектуальном уровнях, а предпочитают экспериментировать с нами как с полуфабрикатом, сообществом недалеких созданий, которым еще надо расти и расти до звания «цивилизация».

Впрочем, вот еще одна история из серии «этого не может быть». Случилась она с жительницей Челябинской области Валентиной С. более двенадцати лет назад, но решилась она ее рассказать лишь недавно и то только потому, что подобные случаи стали описываться в местных газетах.

Итак, в начале лета 1990 года 43-летняя женщина занималась делами на своем садовом участке. На ночь решила остаться на даче. Во сне ей ни с того ни с сего приснилась «летающая тарелка», и она внезапно пробудилась. Часы показывали около трех часов ночи. Было душно, и Валентина вышла на террасу. Каково же было ее изумление, когда в ночном небе над собой она увидела настоящий НЛО — точь-в-точь, какой пригрезился во сне. Он был в виде диска со светящимся иллюминатором.

Яркий луч света, исходивший из объекта, ощупывал дачные домики, затем приблизился и остановился на Валентине. Сначала ей стало жарко, затем вдруг пространство вокруг нее стало наполняться густым туманом. Веки отяжелели, глаза начали слипаться, и она вроде как заснула. Очнулась в помещении, напоминающем лабораторию, но с приборной доской и каким-то пультом управления. Ни страха, ни тревоги она не испытывала, а было какое-то удивительное спокойствие. Все происходящее воспринималось как само собой разумеющееся. Как должное восприняла тщательное медицинское обследование, какие-то хирургические манипуляции, возможно, у нее был взят анализ крови.

В следующий момент она увидела над собой мужское лицо с обычными чертами, но что-то неуловимо неземное все же в нем было. В лежачем положении она не могла рассмотреть всю его фигуру, но видела, что его торс обнажен.

От мужчины исходили какие-то импульсы, и в ее голове появились не ее мысли о том, что «они прилетели из созвездия Лиры, а планета Земля — родная для них, и они давно за ней наблюдают». Далее ей передалось, что гость хочет провести последнее исследование — в форме сексуального контакта.

Подробности женщина корреспондентам рассказывать не стала, но когда «исследование» закончилось, Валентина вновь оказалась окутана облаком тумана и потеряла сознание. Очнулась в постели на своей даче. Первой мыслью было, что все это ей приснилось, но тут же поняла: нет, это был не сон… (4).

По рассказам похищавшихся на время людей, лаборатории, в которых происходят обследования — это жуткие места. За рубежом даже появился термин для такого рода временных исчезновений — абдукция, ну а похищаемый соответственно стал именоваться абдуктантом. Будем пользоваться этим термином и мы, поскольку он стал общепринятым в уфологической литературе.

Все та же Татьяна Анатольевна Ваничева, мой нечаянный консультант-информатор, вспоминала некоторые свои вынужденные визиты в ИХ лаборатории так:

— …Я попадала в некие исследовательские центры инопланетян несколько раз, — писала она мне. — И однажды случайно в раскрытую дверь лаборатории видела женщину. Она была распята голой на столе, опутанная проводами, шлангами… Правда, видела ее мельком, и вряд ли узнаю ее…

Это лишний раз убедило Татьяну в том, что над людьми ведутся какие-то эксперименты.

Дважды случайно или, может, совсем не случайно она видела, как внеземляне, похожие на роботов, тащили по коридору центра какого-то парня. Его, как ей после сказали, забирали в центр не первый раз. Было это приблизительно в 1980 или 1981 году в конце лета или начале осени.

Парень был русский, видимо, житель Приморья или откуда-то с Дальнего Востока. Звали его Сергей. Но самое главное — вел он себя очень необычно. Необычность была в том, что парень отчаянно сопротивлялся, ну просто невероятно колотил этих роботов. Никто, кого ей доводилось встречать в этих загадочных лабораториях, так себя не вел. Наоборот, все остальные были испуганы и покорны, словно находились в заторможенном состоянии или под гипнозом.

А этот… Он все кричал: «Света! Не верь! Это не я, это робот! Это не я, Света! Меня забрали! Света, это не я, пойми…».

— Насколько я поняла, когда его забирали в центр, вместо него к его жене или невесте посылали двойника, — считает Ваничева. — Зачем — не знаю. Но на самом Сергее проводили какие-то эксперименты, а также заставляли сожительствовать с ИХ женщинами, чего он, видимо, очень не хотел. На нем, как мне проболтался один из моих звездных знакомых, много чего проверяли, причем отключали и память, и волю, и сознание, потому что он очень сильно сопротивлялся. Мне говорили, что его часто брали в то время и он всегда отчаянно дрался. Мне кажется, что я бы его узнала, хотя у него лицо было ужасно искажено злостью, ненавистью и борьбой с роботами. Этот Сергей ярко стоит в моей памяти. Особенно то, как его тащат по коридору аж четыре пришельца-робота, а он от них довольно успешно отбивается, потому что его тащат с видимыми усилиями. И голос его: «Света, это не я, это робот, Света!..» Вот бы найти этого парня, Геннадий Степанович! — мечтала моя информатор. — Это могло бы стать доказательством и моим словам, моим впечатлениям об их лабораториях и послужило бы на пользу уфологическим исследованиям. Конечно, при условии, если он хоть что-то помнит об этом, если, очнувшись дома, он мог себе как-то объяснить те синяки и следы его борьбы на теле, которые он имел…

Вот с такими ситуациями мне пришлось столкнуться вскоре после того, как таинственные феномены из области аномальных явлений стали предметом моих интересов и исследований. Даже из этого не слишком обширного опыта следовало, что над землянами ведутся какие-то странные эксперименты. Назвать их безобидными было трудно, хотя бы потому, что проводились они, как правило, без согласия людей и носили ярко выраженный селекционный характер. Словно некие разумные силы ставили опыты над механизмом воспроизводства Homo sapiens. С какой целью?

И вот что еще меня занимало на первых порах: как описывались факты похищений и сексуального насилия другими очевидцами? Что было общего и что разнило эти действия?