Близость с пришельцами. Тайны контактов шестого рода.

Глава 16. Ребенок рисует пришельцев.

Рукопись этой книги была уже написана и сдана в издательство, когда однажды мне позвонила Светлана Павловна Анина:

— Геннадий Степанович, вы не сталкивались в своей практике с рисунками детей, которые… ну как бы фантазируют на тему инопланетян и летающих тарелок?

— Приходилось, но не часто… — ответил я. — Однако порой там нелегко разобраться, свои впечатления выражает ребенок или он просто насмотрелся мультиков или комиксов. А что, у вас есть что-то любопытное? Пришлите, если не затруднит…

Я знал, что Светлана Павловна не станет звонить по пустякам — стало быть, что-то ее изрядно взволновало… Асам между тем достал полиэтиленовую папочку, которая странным образом не затерялась у меня среди завала бумаг, записей и газетных вырезок. На полутора десятках листов где фломастером, а где и шариковой ручкой были изображены различные сюжеты с космическими кораблями, какими-то существами с лазерными пулеметами… В общем-то обычные для мальчишек рисунки. Если бы… если б среди этих изображений не попадались схемы полетов с Земли на планеты Марс, Уран, Венеру, даже на Нептун или там же не были изображены какие-то знаки непонятными символами. А то целые страницы были исписаны цифрами, какими-то расчетами, формулами… Что они значили? В редакции местной газеты, передавая мне рисунки, сказали, что мама мальчика Саши П-ова беспокоится о подобного рода фантазиях сына и хотела бы узнать, не связано ли это с психическими отклонениями. Помнится, мы созванивались, и я успокаивал родительницу, но просил так же проследить за продолжением этой темы в рисунках ее восьмилетнего сына. Потом мы, кажется, больше не общались. Может, не было повода для этого…

Но рисунки действительно любопытные. А что пришлет Анина?

И вот по электронной почте пришел десяток с лишним удивительных рисунков. Они были от детей пяти-восьмилетнего возраста и явно передавали впечатления какого-то необычного опыта. Опыта похищений и обследования на аппаратах НЛО!

В приложении Светлана Павловна подробно описывала те ситуации с детьми, которые, оказывается, оживленно обсуждались в зарубежной уфологической литературе. Поскольку Анина весьма активно участвовала в создании этой рукописи, я счел уместным включить ее рассуждения в книгу.

Вообще-то задумаемся, почему ребенок рисует НЛО или пришельцев? Конечно, он вполне может рисовать такое лишь потому, что видел в фантастических фильмах или же в компьютерных играх, где тоже действуют инопланетяне. Но бывает, что ребенок вообще не сведущ в такой тематике, а на его рисунках появляется нечто странное вроде «летающей тарелки» или существа с громадными черными глазами. В этом случае можно предположить, что ребенок сам прошел через контакты с пришельцами и рисует он то, что видел и запомнил. Но как отличить одно от другого, фантазию от реальности?..

Рисунок ценнее слов. Согласимся, что рисование — это естественный для ребенка способ выразить свои чувства и мысли. Малышу это легче, нежели сказать словами, особенно в тех случаях, когда переживания сложные, противоречивые, отягощенные болезненными воспоминаниями о нервном потрясении, о шоковом состоянии, об ощущении беспомощности. У ребенка может быть смутное ощущение, что произошло нечто необычное, не совсем приятное и странное. И это наше заблуждение, будто с ребенком не следует об этом говорить. Фактически у него есть потребность выговориться, с кем-то поделиться, сколь бы болезненными ни были воспоминания. И эта потребность тем сильнее, чем больше испуга, страха пережил ребенок. В таких случаях рисунок может оказаться своего рода избавлением, а взрослый человек получает как бы спасательный круг — легче заговорить о рисунке, чем об истинном событии. Слово за слово, и ребенок расскажет все. В этом смысле рисунок ценнее тысячи слов.

Только нужно быть крайне осторожным. Исследователь или даже кто-то из родителей, пытающийся выяснить истинную картину, должен понимать: не всегда и не с каждым ребенком можно сразу «переходить к делу», то есть предлагать ребенку изобразить, что произошло. Сплошь и рядом желательно смягчить ситуацию, попросив малыша сначала нарисовать место, обстановку, помещение. Потом — тех, кто там был. Следующая ступень — покажи, где был ты сам, когда все это произошло, то есть изобрази себя в той обстановке. И уж после всего — нарисуй, что именно произошло.

Теперь другой сложный вопрос. Как спросить ребенка, не причинили ли ему физическую травму, боль. Дети не умеют об этом рассказать, поскольку все внове, и у них нет ассоциаций — с чем это можно бы сравнить. В этом случае взрослый может воспользоваться картинками для раскрашивания или заранее подготовленным рисунком контуров тела. «Иногда, — говорит спрашивающий, — если случается что-то нехорошее, мы предлагаем ребенку закрасить на этом человечке то место, где ему было больно, когда он был там, у них…».

Иной раз взрослый человек не сразу и поймет, что там нарисовано, — надо терпеливо выслушать малыша, задавая вопрос за вопросом, и ребенок расскажет обо всем настолько безыскусно, что, бывает, сомнения отпадают сразу же: нет, это не придумано, это не детская фантазия, так все и было! Но верить в это не хочется, и тогда…

Тогда требуется консультация сведущего человека.

Есть уфологи и психологи, которые с огромным интересом собирают рисунки, сделанные детьми. На таких рисунках можно найти практически все аспекты феномена абдукций (похищений). И момент, когда дети поднимаются на борт НЛО вместе с пришельцами, и то, как они играют там с другими детьми — некоторые из них явно гибриды, другие — такие же пришельцы, как и сами похитители, или же это земные дети, ибо обычно их похищают группами. Можно видеть и различные типы существ, участвующих в этих абдукциях или присутствующих на борту НЛО, и даже те медицинские процедуры, каким подвергают там детей.

На основе всего, что исследователи услышали от детей и увидели в их рисунках, складывается впечатление, что пришельцы многого добиваются от ребенка за счет того, что могут как бы «считывать» мысли, притом они способны делать это даже с расстояния в сотни миль. С другой стороны, пришельцы закладывают в детское подсознание ту информацию или те образы, какие считают нужными. Благодаря этому им зачастую удается производить на ребенка благоприятное впечатление, несмотря на причиняемую ему боль, и заставлять малыша полностью повиноваться, даже если он этого не хочет. Помимо всего из памяти ребенка частично или полностью «стираются» воспоминания о том, что фактически произошло. В лучшем случае остаются лишь отдельные детали, фрагменты событий, связанных с НЛО.

Что рассказывают дети. В техническом отношении возможности пришельцев просто невероятны. Если перевести информацию с «детского языка» на язык цифр, то складывается впечатление, что НЛО могут перемещаться в атмосфере нашей планеты с фантастической скоростью — около 170 000 км в час. Каким-то образом им удается одолевать силы земного притяжения, притом это касается и ребенка, которым они манипулируют: дети рассказывают, как они «летают» по воздуху без всяких крыльев и могут даже зависать на некоторой высоте, словно бы полностью теряют свой вес. Но больше всего поражает детское воображение возможность проходить вместе с пришельцами сквозь кирпичную стену, толстую дверь, стекло окна, сквозь любую твердую преграду. Сказкой кажется детям и то, что в любой момент пришельцы вдруг могут стать невидимыми, а потом возникать вновь — как бы из ничего. Невидимым может становиться и космолет.

С удивлением дети обнаруживают, что при всех фантастических возможностях, которые демонстрируют пришельцы, есть все-таки вещи, которых они делать не умеют. В том числе иной раз это задачи, самые простые для нашего ребенка. Например, малыш что-нибудь напишет, а пришелец, оказывается, не умеет это прочесть. Если это такой вид пришельцев, которые не считывают наш мозг напрямую, то есть телепатически, то наш язык они понять не могут — в этом случае им требуется специальный прибор, который переводил бы человеческую речь на понятный им язык.

Дети с удивлением рассказывают, что среди пришельцев нет привычных для нас технических средств общения: никто не видел у них радиоприемников, и пришельцы не понимают речь, которая оттуда доносится. Они не общаются между собой с помощью электронной почты или чего-то, похожего на факс, телетайп.

Им непонятны и вполне земные, физические потребности детей. К примеру, им невдомек, что ребенок может проголодаться или испытывать жажду, — своих потребностей такого рода у них просто нет. Им неведомо, что такое «вкусно» или «невкусно». Ни один малыш ни разу не рассказывал, чтобы кто-то из пришельцев предлагал ему поесть, попить или сходить в туалет. А те из похищаемых, кто отсутствует несколько дней, возвращаются домой в плачевном состоянии — у них обычно наблюдается обезвоживание организма.

Наши малыши чуть ли не с пеленок знают, что делает с ними доктор. Но, вернувшись с НЛО, они рассказывают, что во время медицинских процедур никто из пришельцев ни разу не проверил у ребенка пульс, не выслушал его сердце или легкие и тому подобное. Впечатление складывается такое, что они даже и не представляют, насколько важны для человека сердечно-сосудистая система, а также дыхание, пищеварение. Видимо, это потому, что у них самих этих функций нет.

Детей удивляет и то, что сплошь и рядом, общаясь с пришельцами, они не могут определить, кто перед ними — мальчик или девочка, дядя или тетя. У этих странных большеголовых существ нет привычных признаков пола.

В целом пришельцы менее сообразительны, чем люди и даже дети. Иной раз их ставит в тупик самая простая ситуация. Одна девочка рассказывает, например, что обмотала себя снизу доверху веревкой, и пришельцы, которые собирались ее в очередной раз похитить, не смогли эту веревку развязать. Они просто ретировались.

Трудно сказать, насколько они сильны физически. Если ребенок вдруг полностью приходит в сознание во время похищения и начинает «буянить», они никогда не пытаются применить к нему силу: отступают назад и выжидают, пока контроль над его разумом полностью восстановится.

Похоже на то, что у пришельцев очень чувствительная кожа. Может, через нее они потребляют и пищу. Во всяком случае, они явно реагируют на газы и запахи. Кое-кто из детей заметил, что пришельцы плохо воспринимают запах духов или аэрозолей, а то и вовсе его не переносят.

Ни на одном рисунке вы не увидите, чтобы гибридный ребенок или ребенок пришельцев бросал мяч, или прыгал, или бегал, да и вообще делал что-нибудь такое, что похоже на гимнастику или спорт. Нет также и рисунков, на которых гибридные дети что-нибудь мастерили бы своими руками — лепили, клеили, вырезали, сооружали. Наших земных детей это очень удивляет — ведь они привыкли, что руки для того и нужны, чтобы реализовать свои намерения, фантазии.

Словом, для наших земных детей там, на НЛО, сплошные загадки.

Тревожные вести. Многие из похищавшихся взрослых и детей рассказывают о неких страшных картинах будущего. Однажды произойдет какое-то драматическое событие — финальное. То ли вторжение, то ли еще что. И многие абдуктанты будут принимать в нем участие, выполняя те функции, каким их обучают сейчас пришельцы. Например, требуется два человека, чтобы пилотировать один из их космических кораблей. Неясно почему, но некоторых землян пришельцы обучают вождению — это, мол, потребуется во время того решающего события. Кое-кого обучают методам спасения пришельцев на Земле во время того же события. Может, они предполагают встретить сопротивление тому, что планируют сделать?

В Англии кто-то из похищаемых рассказывал, что периодически пришельцы собирают их в некоем центре, и там похитители рассказывают о своих планах на будущее, а также о какой-то климатической катастрофе. Во время того финального события пришельцы намерены забрать с собой всех детей, с кем они сейчас работают. Об этом сообщили родители нескольких похищаемых малышей.

А вот что телепатически сказал одному из похищаемых гибрид человека и пришельца (по сообщению доктора Дэвида Джекобса).

Он говорит мне: «Ты ведь знаешь, что у тебя есть воспоминания, так?» А я говорю: «Что ты имеешь в виду, какие воспоминания?» А он говорит: «Ну ты помнишь своего отца, свою мать, сестру, дни рождения?».

Я, подумав, что он просто приводит мне примеры, говорю «да».

А он продолжает: «Однажды люди — такие, как ты — тоже не будут иметь этих воспоминаний. Они будут, как я».

В смысле, как он. И я спрашиваю: «Что ты имеешь в виду?».

А он говорит: «Ты что, действительно не понимаешь?».

Я говорю «нет». Точнее, я даже не говорю, а отрицательно качаю головой. И тогда он опять говорит мне, мол, послушай. И он говорит: «У тебя будет одна-единственная цель, одна задача. И ты не будешь иметь воспоминаний, какие есть у тебя сейчас».

Я его спрашиваю: «Ты имеешь в виду именно меня?» А он: «Нет, людей, которые придут вслед за тобой».

Я не знаю, что он подразумевает. Он меня спрашивает: «Ты меня понимаешь?».

Я качаю головой — мол, нет, не понимаю. И спрашиваю: «Они же не собираются меня увозить, ведь так?».

А он говорит: «У них нет нужды увозить тебя. Они сами сюда придут».

Не знаю, что он имеет в виду. И опять я его спрашиваю: «Что они здесь делают?».

Он бросает взгляд вниз, потом на меня и поднимает вверх руку: «Ты это видишь?».

А я говорю: «Что, твою руку?».

А он: «Да ладно, не будем об этом».

Я говорю: «Нет, скажи мне! Ну скажи: что пришельцы делают?».

И он говорит: единственное, что их интересует — независимо от того, что бы ни случилось, — это чтобы власть была у них.

…Что ж, в принципе понятно. Получается, что из нас хотят сделать послушных винтиков без роду-племени и памяти. Но как? Вот один из вариантов будущих событий, опять же — по рассказам похищаемых.

Произойдет глобальное отключение электроэнергии, которое парализует все промышленные страны мира. Это будет длиться несколько дней. Пришельцы создадут такую ситуацию за счет того, что направят огромной мощи энергию на передающие подстанции и все там перегорит. Такой сценарий пришельцы отработали еще в 1960-х годах, как это описано в книге Джона Фуллера «Инцидент в Эксетере». И, кстати, это подтверждено одним из абдуктантов, похищавшихся во время отключения энергии в 1960-х годах. Оборона всех стран будет полностью парализована. Пришельцам не раз удавалось выводить из строя ракеты землян как непосредственно в шахтах, так и во время полета. И такое бывало в США, в России, в других странах. Пришельцы делали облеты оборонных и ядерных объектов по всему миру и протестировали их, что описано в одной из книг Тимоти Гуда, да и в ряде других публикаций. А недавние крупные и долговременные сбои в электросети таких стран, как США и Великобритания, заставляют задуматься: уж не репетиции ли грядущих событий проводятся сейчас на нашей Земле?..

Но вот вопрос вопросов: стоит ли верить рассказам абдуктантов, особенно детей? Ведь каждому известно, насколько дети склонны фантазировать. На что должны обращать внимание родители, если их ребенок рисует НЛО и пришельцев? Может, никакого похищения и не было?

Признаки синдрома. Во-первых, нужно сориентироваться, действительно ли ребенок пережил (или переживает) психологическую травму, стрессовое состояние.

Синдром посттравматического стресса имеет свои отличия. Раньше считалось, что такой синдром переживают только взрослые, да и то обычно лишь те, кто прошел через войну, стихийное бедствие типа землетрясения, извержения вулкана и так далее. И только недавно было выявлено, что такой же синдром может переживать и ребенок. Конечно, он тоже страдает, если теряет кого-то из близких — родителей, друга, даже любимого котенка. Но основное различие здесь вот в чем: после стресса бывает грусть, печаль. А бывает и страх, ужас. Именно это — жуткий необъяснимый страх отличает посттравматический синдром у ребенка, который похищается пришельцами.

Каковы же признаки, которые должны насторожить родителей?

— Ребенок спит неспокойно, боится спать один или оставаться в одиночестве даже на короткое время. Это может (но не обязательно) происходить потому, что пришельцы чаще всего похищают взрослых и детей именно во сне, по ночам.

— Ребенок легко пугается, он впадает в ужас «по пустякам» — от звука, света, запаха, подобных тем, какие у него ассоциируются с событием. Шумы или всполохи света малыш мог слышать и видеть во время похищения, а потому нечто подобное как бы запускает тот же механизм, провоцирует реакцию опасения, страха.

— Ребенок становится крайне осторожным, бдительным, он все время прислушивается, следит за тем, что происходит вокруг. Такое, кстати сказать, бывает и не только у детей. И дети, и взрослые внутренне настроены на то, чтобы противостоять похищениям. И им кажется, что, если не терять бдительности, очередного похищения удастся избежать.

— Ребенок ищет безопасное место вокруг себя, в каком бы помещении он ни находился. Если он предпочитает спать на полу, а не в своей кроватке, значит, готов пожертвовать комфортом ради безопасности. Похищаемым кажется, что наиболее уязвимы они именно в постели и если оттуда уйти, то, может, пришельцы тебя и не найдут.

— Ребенок становится раздражительным, агрессивным, жестким, то и дело нарывается на конфликт. Он начинает вести себя так, словно все время подчеркивает: я никого и ничего не боюсь, и вообще меня ничто и никто больше никогда не напугает. Эта реакция понятна: отрицание — один из путей, какими малыш выражает свое неприятие похищений, свой протест против беспомощности, зависимости.

— Ребенок забывает навыки, еще недавно усвоенные. Он возвращается к дурным привычкам, от которых, казалось бы, уже избавился: снова начинает, например, грызть ногти, мочиться в постель по ночам, заикаться и так далее.

-. У малыша начинаются постоянные головные боли, проблемы с желудком, утомляемость и иные тревожные симптомы, которые раньше не наблюдались. Это объясняется тем, что пришельцы проводят с похищаемыми довольно жестокие физические манипуляции и процедуры. Б том числе и с детьми. Похоже на то, что они пытаются каким-то образом изменить нашу пищеварительную систему, респираторную и другие.

Случается, что у похищаемых просверливают отверстия в черепе — видимо, пытаясь осуществить какие-то неврологические изменения или же имплантировать в мозг какие-то датчики. Если у вас есть подозрения, что ребенка похищают пришельцы, осторожно попытайтесь все-таки выведать, что они делали или делают с вашим малышом. Особое внимание обращайте на чувство беспричинной, казалось бы, усталости, быстрой утомляемости.

— Ребенок то и дело попадает в какие-то неприятности или происшествия, чего раньше не наблюдалось. Он как бы все время подвергает себя риску, которого раньше элементарно избегал. Потом заново «проигрывает» этот инцидент либо в роли героя, либо в роли жертвы.

— В школе начинаются проблемы, которых прежде не наблюдалось: снижение успеваемости, трудности с усвоением материала, но главное — неспособность сконцентрировать внимание на том, чем ребенок должен заниматься.

— Появляются не свойственный детям пессимизм, нежелание одолевать дополнительные трудности, нежелание играть с другими, вообще утрата естественной для ребенка способности радоваться жизни.

Почему это происходит? Поскольку пришельцы временно «выключают» сознание похищаемого или по меньшей мере обездвиживают его, парализуя волю, то и у взрослых абдуктантов, и у детей это ассоциируется с чувством полной незащищенности, беспомощности, бессмысленности сопротивления.

* Дополнительные признаки *

Хотя подобные изменения в личности ребенка должны бы настораживать взрослых, очень часто все. это проходит незамеченным. В результате малыш не получает помощи и поддержки от взрослых, и временные проблемы превращаются в хронические. Иной раз ребенок молча страдает годами, а тем временем его беспокойство, тревожность, разные страхи лишь нарастают. И нарастает ощущение безысходности.

Такие изменения, впрочем, могут происходить и не только вследствие абдукций. Тут иной раз имеют место душевные травмы иного характера — ребенка обижают дома, на улице, в школе. Кто-то над ним издевается, унижает его достоинство.

К числу дополнительных признаков, помогающих отличить похищение от других травм, можно отнести следующие:

— Ребенок то и дело высказывает желание или готовность кому-то отомстить, «задать жару». Обычно он не называет обидчиков, а говорит «они», «я им»… Кто такие «они» — не говорит. Не может или не хочет. Если бы это были мальчишки во дворе, малыш, в конце концов, мог бы их назвать или описать.

— Боязнь воды, плавания. Эта боязнь может быть связана с тем, что пришельцы погружают детей в емкости с какой-то кислородсодержащей жидкостью и держат их в таком состоянии неизвестно сколько. Какую цель преследуют такие процедуры, пока не ясно, но совершенно точно известно, что такое бывает. Не исключено, что пришельцы пытаются научить нас дышать в воде, считая, что это непременно понадобится в будущем.

— Боязнь врачей, вообще людей в спецодежде, а также клоунов или животных с большими глазами (например, сов, филинов, оленей). Видимо, происходит это по той причине, что дети ассоциируют врачей с теми пришельцами, которые осуществляют болезненные медицинские осмотры и иные процедуры. У так называемых серых пришельцев и у некоторых гибридов очень большие черные глаза, отсюда страх перед всем, что может вызвать ассоциации с похитителями.

— Ночные кошмары, эмоционально насыщенные и очень реалистичные сны. Ребенок кричит во сне, вскакивает, пытается спрятаться. Это объясняется, очевидно, тем, что пришельцы подавляют воспоминания о похищениях, однако то, что есть в подсознании ребенка, может со всеми деталями всплывать во время сна.

Что же делать родителям, если у них уже не остается сомнений, что ребенка похищают пришельцы?

Во-первых, сделать все, чтобы ребенок не чувствовал себя одиноким и брошенным. Добиться, хотя и очень мягко, осторожно, чтобы он все вам рассказывал. В том числе — чего он так боится. Не ставить его в ситуацию, когда он должен быть один на один со своими проблемами, не оставлять одного. Может, в таком случае ему лучше бы и не иметь отдельную спальню. Убрать из дома игрушки или животных, которых он боится. Не заставлять его делать то, чего он боится, даже если его страхи кажутся вам смешными (например, не толкать насильно в бассейн или в море, если он не хочет).

Во-вторых, поискать специалистов, которые могли бы помочь. К сожалению, нам не известны другие центры, кроме ростовского Научно-исследовательского центра «ЭНИО», которые занимались бы коррекцией подобных психофизических состояний. А обычный психолог, психотерапевт или гипнолог могут в этом случае и навредить — не умышленно, конечно же.

В США, Канаде и в некоторых других странах уже созданы консультационные центры, помогающие абдуктантам, а также так называемые группы поддержки. Этим занимаются профессионалы — психологи, невропатологи. Между прочим, некоторые такие группы пропагандируют защиту от похищений с помощью специальных головных уборов. И, говорят, некоторым малышам удается противостоять телепатическому контакту, точнее — телепатическому контролю со стороны пришельцев. Это такие особые шапка, шляпа, панамка или шлем, покрытые изнутри несколькими слоями велостата — пластика, используемого обычно для защиты электронных компонентов техники от статического электричества. Защитная шапка, покрывающая всю голову целиком, делается из винила, резины или кожи или из другого гладкого материала, к которому могла бы прилипать клейкая лента шириной примерно пять сантиметров. Дети, между прочим, рассказывают, что если защитный шлем или шапка завязаны шнурком, ленточкой, да еще с узелком или бантиком, то пришельцы не в состоянии это развязать, даже если и знают, что защиту нужно устранить, иначе они не доберутся до мозга человека. Это их обескураживает. Обычно в таких случаях они отступают. То же самое рассказывают, кстати, не только о серых, но и о так называемых рептоидах, или дракоидах, — те тоже не умеют ничего распутывать, развязывать. Но, согласитесь, даже если эти шапки не помогают фактически, они наверняка помогут психологически.

* Что у «них» за цели? *

Те, кто хоть как-то связан с уфологией, знают, что это вопрос, на который так до сих пор и нет четкого ответа. С какой стати, зачем они — эти самые разные «ненашенские» существа — суетятся здесь с такой неослабевающей энергией? Притом десятилетиями, а то и столетиями? Зачем они похищают такие массы народа — из поколения в поколение? Ради нас или ради себя?

В ответе на этот вопрос столько же, наверно, мнений, сколько и исследователей. Ведь даже, если предположить, что они пытаются изменить наши физиологические системы — пищеварения, выделения, дыхания и так далее, — то в этом случае можно предположить две противоположные цели. Одна — они пытаются создать гибриды, способные жить на Земле, чтобы в будущем заселить эту планету вместо нас. Вторая версия — они знают, что Землю ожидает некий глобальный катаклизм, после которого жить на поверхности планеты станет невозможно (ни им, ни нам). И они потихоньку «перестраивают» нас (поскольку мы им все-таки очень нужны!), чтобы мы могли жить в подводных городах, дышать в воде, впитывать питательные вещества сквозь кожу и тому подобное. И тот и другой вариант требуют планомерных генетических изменений, а это дело долгосрочное и кропотливое.

Интерес в этом отношении представляют высказывания доктора философии американца Дэвида Джекобса, написавшего несколько книг об НЛО и пришельцах, в том числе — «Угроза: чего фактически хотят пришельцы и как они планируют этого добиться».

Дэвид в уфологии уже примерно лет тридцать пять, а из них уже лет пятнадцать занимается проблемой абдукций. И вот что он говорил в одном из интервью: «Это их программа. Они здесь вовсе не потому, что исследуют людей, или изучают людей, или экспериментируют на людях… Они здесь выполняют свою задачу. У них на уме определенная цель. И в этой их программе есть начальная, средняя и финальная стадии… И я думаю, что мы вступаем в некую финальную часть этой программы».

И далее доктор Джекобс поясняет, что это — программа похищений, цель которой — программа селекции, а ее цель — программа гибридизации.

Кто выиграет от этой программы? Конечно же, тот, у кого мощнее технологии, немыслимые психологические возможности, которых у нас — людей — просто-напросто нет. Так что, похоже, нас ожидает роль второсортных, так сказать, граждан. И не будем забывать: эти существа — телепаты, они напрямую подключаются к вашему мозгу. А вы хотите, чтобы даже и мозг был под чужим контролем?

Конечно же, такие мысли вызывают беспокойство. «Мне не нравится то, что я вижу. Уж лучше бы я этого и не знал. У меня все это вызывает отчаяние… Не хочу быть гонцом, приносящим дурные вести», — говорит доктор Джекобс.

Но есть ли надежда? И если да, то на чем она основана?

А на том, что пришельцы все еще стараются действовать тайно. Они не желают демонстрировать свое присутствие на Земле. И уж тем более не хотят, чтобы мы знали, чем конкретно они здесь занимаются.

Из этого, между прочим, тоже может вытекать два разных сценария. Один — они придут однажды и скажут всем, кого они похищали: большое спасибо, что помогли нам. Мы выполнили свои задачи и улетаем. Больше вы никогда нас не увидите. Второй сценарий — они постепенно внедрятся, интегрируются в наше общество и сделают это так, что мы не успеем ни понять, ни даже заметить, что происходит. Без всяких звездных войн. Вопрос тут в том, что нас в таком случае ожидает. Скорее всего, — общество, в котором не будет никакой свободы выбора. У каждого винтика будет свое место и своя роль. Если надо, то ради всеобщего спокойствия из нашего мозга даже «сотрут» все воспоминания о прошлом. Мы будем жить счастливо и без проблем, как живут дебилы.

Похищаемые рисуют разные картины, при которых вмешательство пришельцев преподносится как необходимость, как спасение хотя бы части землян. Это, например, глобальная ядерная война, или раскалывающаяся надвое Земля, или врезающаяся в нашу планету гигантская комета, ну и так далее. Такие версии абдуктантам преподносят как объяснение, для чего их обучают водить космолет или для чего пытаются получить гибридных детей. Уже есть сообщения, будто существуют гибриды разных стадий, у которых процент человеческого меньше или больше.

И вот что интересно. Наши дети там — на НЛО — очень нужны! Гибридных детей уже обучают играть нашими игрушками, постигать земные реалии. Одна абдуктантка рассказывает, что она преподает в классе, где сплошь гибриды. И вот они задают ей такой, например, вопрос: «А для чего нужна собака?» Учительница, конечно, теряется: и в самом деле — для чего? Но потом объясняет, что собака — друг человека, компаньон для одиноких, поводырь для слепых, спасатель для утопающих, и так далее. Но «им» трудно это понять. Потому что они не знают, что такое одиночество и почему человек может не видеть или тем более тонуть. «И обратите внимание, — говорит Джекобс, — они не спрашивают, как вы избираете президента или строите свои партии, их не интересует экономика, культура, общество — им это не нужно (может, потому, что они введут свой порядок?). Их не интересует и то, что мы создали, построили своими руками, наши технологии. Но их очень интересует все, что касается анатомии, физиологии, растений, животных, насекомых и так далее».

А почему надежду дает их скрытность? Потому что, значит, они пока еще не уверены, пока еще уязвимы. И доктор Джекобс считает, что если мы не подумаем об этом как следует сейчас же, то в ближайшем будущем — даже лет через 30–40 максимум — это уже не будет иметь никакого значения…

А вот изучается ли хоть кем-либо эта ситуация в России — большой вопрос…