Борода Линкольна.

Владимир Войнович.

БОРОДА ЛИНКОЛЬНА.

В 1860 году Авраам Линкольн вел предвыборную борьбу за президентское кресло или как говорят американцы бежал в президентство. У него были конечно, сторонники и поклонники и среди них одна девочка, если не ошибаюсь, из Филадельфии. Я не помню как ее звали, ну, предположим, Нэнси. Она очень хотела чтобы Линкольн стал прези-дентом, но увидев его портрет, засомневалась в достаточности его харизмы. Подумав, она написала дяде Аврааму, что с бритым лицом он выглядит не очень внушительно и вряд ли может рассчитывать на победу на выборах. "Я вас очень прошу, - написала Нэнси, - отрастите бороду, и вы станете неотразимы". Линкольн к тому времени был очень известным политиком, письма получал мешками и некоторые читал невнима-тельно и выбрасывал, а другие выбрасывал, не читая. Но письмо девочки он прочел, внял совету, отрастил бороду (кажется рыжую) и, хотя у него были другие достоинства, но без бороды он вряд ли стал бы тем, кем он стал, то есть 16-м президентом Соеди-ненных штатов Америки.

Вскоре после инаугурации он приехал в Филадельфию, выступал на большом ми-тинге своих сторонников и, прежде чем начать свою речь, спросил, есть ли здесь де-вочка Нэнси.

- Йес! - раздался писклявый голосок. Когда девочка протиснулась к трибуне, прези-дент взял ее на руки, поднял высоко надо головой и сказал:

- Вот благодаря кому я стал президентом Соединенных штатов Америки!

Сейчас время от времени я поглядываю на выставляемые в телерейтингах портреты наших претендентов на что-нибудь и удивляюсь: они все слишком тщательно бритые. Ну что это за безобразие? Куда смотрят их, как бы это попроще сказать, имиджмейке-ры?

Я надеюсь, господа политики, вас рассказанная мною притча наставит на правиль-ный путь. Вспомните, как много было среди властителей мира усатых и бородатых и как мало было бритых. Выращивайте на своем лице что-нибудь. И когда тот из вас, кто, вняв моему совету достигнет вершин власти, пусть он возьмет меня на руки и подымет повыше. Правда для этого надо не только бороду отрастить, но и нарастить сильно мускулы.

ЛИКБЕЗ.

Про и контра.

Сейчас у нас диссидентов многих забыли. Или точнее сказать предали забвению. Многие люди, даже не самые молодые думают, что у нас диссидентами были и с совет-ским режимом открыто боролись только два человека: Сахаров и Солженицын. Не пы-таясь никоим образом умалить заслуги этих великих людей, я просто хочу напомнить, что были и другие. И даже, осмелюсь, сказать не менее достойные. Одним из них бы генерал Петр Григорьевич Григоренко. До преклонных лет оставшийся романтиком и правдолюбцем. За что был разжалован, сидел в тюрьме, в психушке, все вынес и был естественно выпихнут за границу, в Америку. Был он при этом трогательным очарова-тельным и иногда вынашивавшим разные нелепости человеком. Так вот он однажды решил издавать самиздатский журнал. Под названием "Контрсталинист". Поделился своей идеей со своим младшим единомышленником Анатолием Якобсоном и предло-жил ему вступить в редколлегию. Толя отказался. "Почему?" - спросил генерал.

"Понимаете, Петр Григорьевич, - сказал Якобсон, - я очень чувствителен к словам. И мне не хочется, чтобы меня называли зас..нцем. Но мне будет так же неприятно, если меня назовут контрзас..нец.