Будда и любовь. Как любить и быть счастливым.

Счастье — вопрос настроя.

Настрой ума составляет основу любых отношений. Будут они в конечном счете удачными или нет, в значительной степени зависит от того, что для нас важнее — счастье другого человека или наше собственное. В обстановке постоянного эгоизма и ограниченности любое счастье рано или поздно рухнет. И напротив, мы всегда выигрываем, когда нам удается ставить благо и развитие других выше своего. Еще лучше — развиваться вместе, помогая существам. Сознательно сохраняя хорошие связи друг с другом и углубляя взаимное доверие, мы умножаем совместные положительные впечатления и тем самым увеличиваем способность давать что-то другим. Если мы сознаем, что наш любимый решительно стремится к счастью, но иногда страдает из-за ложных представлений и мешающих чувств, — это и есть фундамент опыта, необходимого для того, чтобы умело помогать очень многим людям. Мы автоматически начинаем больше заботиться о других.

Искусство любви заключается в том, чтобы уметь отпускать другого и давать ему пространство. Истинная любовь без клейкой привязанности всегда имеет вкус свободы и роста. Она живет в таких чувствах и поступках, благодаря которым мы вместе учимся и растем. Она присутствует, когда нам важно, чтобы любимый человек был счастлив и всем вокруг было хорошо. Любовь успешна, если мы не хотим владеть партнером или ограничивать его, но стараемся показывать любимому его достоинства, силу, красоту и возможности, а затем вместе с ним радостно излучаем все это в пространство. Отношения должны предоставлять каждому возможность самостоятельно выбирать, как ему развиваться. Если мы растем и при этом остаемся вместе, значит, наша связь зрелая. Если расстаемся — в следующих жизнях мы снова будем встречаться как настоящие друзья. Поэтому всегда нужно проверять, о ком мы думаем прежде всего — о другом или о себе, и преодолеваем ли пределы «я — ты». Так возникает счастье, которое не нуждается во внешних источниках.

Для многих пар главной опасностью является тенденция отгораживать свою любовь от внешнего мира и с самого начала мало заботиться о взаимообмене с ним. Ночи мы посвящаем друг другу, а дни должны служить не только нашей связи, но и миру, приносить человеческое богатство. Если же этого не происходит, то вскоре, из-за отсутствия или скудного поступления новых знаний, возникнет неуверенность по отношению к окружающим и духовная бедность, сегодня называемая также скукой. Поэтому в наших отношениях, как и вообще в жизни, важно оставаться в курсе событий и стараться не только делать для других что-то поверхност­но полезное, но и делиться с ними подлинным смыслом.

В особенности достойны внимания те стороны жизни, от которых политики попросту отворачиваются. Это, например, рождаемость в разных группах населения, равноправие женщин, неукоснительное и долгосрочное сохранение свобод и ценностей в наших странах. Если наш взор простирается дальше сиюминутных удовольствий, мы заметим, что события, поступки и ценности не являются просто «хорошими» или «плохими». Их следует оценивать исходя из того, что именно они принесут в долгосрочной перспективе — счастье или страдание. Сознательный взгляд с позиции хорошо усвоенного опыта истории не только обеспечивает полезный результат нашего поступка, но и позволяет избежать будущей запутанности и напрасной траты времени. Только так может сложиться благоприятная среда для самого совершенного из всех достижений, которым являются всесторонне развитые люди, излучающие свет на все вокруг. Если мы не определились, в каком направлении двигаться, можно спросить себя: «Что принесет больше свободы и счастья наибольшему числу людей через пятьдесят лет?».

Величайший смысл содержится в совместном решении партнеров для блага всех черпать из единственного неиссякаемого источника — вместе узнавать природу ума. Только ум может переживать счастье. Кроме того, наиболее богатые взаимоотношения питаются сильным желанием применять это знание для того, чтобы приносить существам пользу. Мост, возникающий благодаря открытости людей друг другу, в действительности соединяет нас со всеми существами. Это не просто красиво звучит — такой опыт необычайно приятен. Он придает нам уверенность в том, что непреодолимых трудностей не бывает. Когда мы думаем о себе, у нас есть проблемы. Если мы думаем о других, у нас есть задачи. Нацеленность людей на то, чтобы однажды научиться по-настоящему приносить пользу всем, является движущей силой многочисленных великолепных отношений, которые начиная с семидесятых годов ускоряют развитие буддизма на Западе. Зрелое желание дарить другим счастье и показывать его причину — то есть учить их делать то, что ведет к счастью, — называется Просветленным настроем. Он придает жизни смысл. Для того чтобы мы сохраняли этот настрой даже под давлением обстоятельств, в буддизме используется определенное внутреннее обещание. Оно эффективно защищает нас, помогая не ограничивать этот освобождающий настрой ума и не отказываться от него полностью. Так мы уже не станем поддаваться чувству бедности и разделенности. Все больше понимая, что все существа важны, и одновременно сознавая, что лучший пример для них — это наше собственное развитие, мы постепенно отбрасываем собст­венные вредные действия и привычки. Затем мы намеренно накапливаем в хранилище сознания неизмеримо много ценных впечатлений — для чего в буддизме Великого и Алмазного пути имеются полезные средства, действующие очень быстро, — и живем открытой для всех, осмысленной жизнью. Если добавить к этому много медитации и абсолютное видение, в конечном счете мы придем к Просветлению. Это «обещание Бодхисаттвы» (обещание достичь Просветления для блага всех существ и с усердием и силой трудиться ради их вневременной пользы) лучше всего дать в присутствии просветленного учителя. Тем самым мы придаем своей жизни широту и значимость. Буддист, который развивается и стремится к Просветлению для блага всех существ, является Бодхисаттвой. И если мы руководствуемся этим внеличностным настроем, то подходящие поучения для нас — те, что Будда дал примерно 2550 лет назад на горе Раджгир недалеко от Бодхгайи. Для Великого пути нужна определенная зрелость и психологический избыток.

На протяжении тысячелетий сложились три основные позиции, с которых можно помогать существам достигать Просветления. Первая — позиция короля. Ему хочется сначала самому обрести силу и величие, чтобы затем эффективно помогать другим. Он думает: «Когда стану сильным, я действительно смогу что-то изменить!» Король воодушевляет своим влиянием, знаниями и победоносными делами. Такой настрой можно найти сегодня у некоторых отцов семейств. Они стремятся к профессиональному росту, надеясь впоследствии иметь больше времени и денег, чтобы обеспечить более полноценную жизнь жене, детям и друзьям.

Второй образ — лодочник. Ему доставляет радость переправляться на более привлекательный берег в компании с другими. Он хочет достичь Просветления вместе с остальными существами. Это сильное соединяющее чувство видно на примере партнеров, которые плечом к плечу проходят трудные периоды, давая друг другу опору, или семей, где родители и дети поддерживают связь, живя на разных концах земли. И если роль короля дает больше влияния и славы, лодочник наверняка больше наслаждается человеческой теплотой.

Третий способ деятельности на благо существ можно сравнить с работой пастуха. Он заботится в первую очередь о своих подопечных, и лишь потом о себе. И хотя здесь недостает мощных действий и нет взаимообмена с равными, никакие внешние помехи не помешают такому человеку развиваться, потому что он просто забывает о себе. Пастух заботится о том, чтобы все стали просветленными, прежде чем заняться собой, и для определенной породы людей это наверняка самый приятный и быстрый способ продвижения к цели. Их можно встретить среди матерей, уделяющих основное внимание всем остальным членам семьи, или среди влюбленных, которые первым делом спрашивают: «Что еще хорошего я могу для тебя сделать?», и поскольку во всех трех видах Просветленного настроя главное — выйти за пределы иллюзорного «Я», они освобождают и открывают путь к Просветлению. Можно радостно следовать любому из этих примеров, в зависимости от своих предрасположенностей, или применять те или иные аспекты всех трех.