Буддизм.

История становления буддизма как одной из мировых религий.

После смерти Будды его учение было подхвачено множеством ревностных поклонников, особенно в северной и центральной частях Индии, и какое-то время передавалось в устной традиции. Позднее были созваны соборы: в 480 году до н. э. – в Радшагрихе и 380 году до н. э. – в Вайшали, на которых учение канонизировалось и был разработан текст так называемого послания Будды. Нельзя не заметить, что уже на втором соборе обнаружились различия в понимании того, чему на самом деле учил Будда. Впоследствии этот факт очень сильно повлиял на судьбу мирового буддизма в целом.

Несмотря на такие достаточно значимые события, буддийская сангха[14] была в те времена лишь ограниченной группой сторонников идей Сиддхартхи Гаутамы, а сам буддизм – одним из многих существовавших на то время религиозных течений. И можно смело утверждать, что он мог бы навеки остаться ограниченным культом, если бы с ним не случилось то, что произошло позднее с христианством, а именно: на него обратили внимание сильные мира сего.

Взлететь до небывалых высот, стать основной государственной религией буддизму помог могущественный правитель – император Ашока (как позднее христианству – римский император Константин), время правления которого считается «золотым веком» буддизма.

Правда, сам Ашока не сразу стал последователем учения. Как наследник престола он имел прекрасную возможность изучать разные духовные направления, чтобы затем выбрать то, что придется ему по душе. Начав посещать одну из буддийских общин, Ашока проникся идеями Будды и в скором времени стал последователем учения, оставаясь при этом мирским человеком.

В это время дед Ашоки, один из индийских правителей (его звали Чандрагупта), воспользовался неразберихой, возникшей в результате попытки одного из величайших полководцев, когда-либо известных истории – Александра Македонского – завоевать Индию, чтобы сколотить собственную империю. И ему это удалось.

В результате основанная Чандрагуптой династия стала править в южных и центральных районах Индии. Основной принцип, на котором строилась жизнь в образовавшейся империи, гласил, что управлять государством можно лишь с помощью наказания.

Около 272 года до н. э. Ашоке представилась возможность взойти на престол. Но на его пути встали многочисленные конкуренты. Началась жестокая борьба за власть. Нельзя сказать, что в это время Ашока уделял какое-то особое внимание сангхе. Однако по прошествии восьми лет, когда он правил уже не только своей империей, но и сумел завоевать некоторые соседние государства, Ашока снова и как никогда мощно проявил себя последователем учения. Исследователи предполагают, что кровавая резня, сопутствовавшая всей его (равно как и его деда) политической карьере, так глубоко потрясла Ашоку, что он принял окончательное решение. Он собрал в столице совет и провозгласил буддизм официальной государственной религией. Для самого Ашоки этот момент, похоже, был по-настоящему важен. Вряд ли ошибется тот, кто скажет, что император воистину проникся идеями буддизма, которыми он стал руководствоваться как в повседневной жизни, так и во внутренней и внешней политике. Вслед за императором и его окружение стало принимать буддизм, что повлекло за собой два важных момента. Во-первых, начался бурный рост числа последователей, а вместе с этим возросло количество пожертвований, что повлекло за собой усиленное строительство монастырей и культовых сооружений. Во-вторых, возник конфликт внутри самого монашеского сообщества. В буддийских канонах и хрониках было отмечено, что из-за создавшейся ситуации еретиков и самозванных монахов стало больше, чем истинно верующих. Но кто может вот так взять и определить, истинно или не истинно верующий другой человек? Тем более, если дело касается буддизма. Ведь учение Будды изначально отличалось гибкостью, что, собственно, и способствовало возникновению огромного количества его истолкований, каждое из которых вряд ли можно назвать как непреложной истиной, так и полной ересью. Как бы там ни было, но в те времена в результате возникшего конфликта в течение семи долгих лет те, кто считал себя истинно верующими, отказывались совершать церемонии в монастырях в присутствии тех, кого они относили к разряду еретиков. Только после личного вмешательства Ашоки конфликт был погашен, а недовольные монахи изгнаны из сангхи.

В 253 году до н. э. при содействии Ашоки состоялся третий буддийский собор в городе Паталипутре.

Этот собор занимает особое место в истории буддизма. На нем произошло окончательное разделение учения на два основных направления: тхеравада, что в переводе означает «путь старших», и махаяна – «большая колесница» (которые мы подробно рассмотрим ниже). После чего, несмотря на провозглашение принципов терпимости и человеколюбия, резко обострились отношения между последователями двух этих направлений. Кроме того, на третьем соборе было принято решение отправить миссионеров во все известные в те времена страны мира.

Ашока всячески поощрял проповедническую деятельность сторонников учения и тратил огромные средства на пожертвования и постройку буддийских сооружений изумительной красоты. Он отказался от захватнических войн, воспылав идеей завоевать мир путем обращения всех, в нем живущих, в буддийскую веру. Кроме земель собственной империи он содействовал отправке миссионеров в Бирму, Кашмир, Македонию и Шри-Ланку, в Гандхару (Пакистан), в страну ионов (эллинское государство, Северная Индия), в населенные районы Гималаев, в Суварнабхуми (западное побережье Индокитая).

Всеми силами способствуя распространению буддизма, Ашока, тем не менее, как истинный буддист не подвергал преследованиям и гонениям и сторонников иных религий. Веротерпимость вообще можно считать главной чертой политики Ашоки, которой он придерживался в течение почти всего своего царствования. Он позволял последователям иных вероучений беспрепятственно свершать положенные их традицией обряды, надеясь проповедью помочь им осознать истинное положение вещей. Кроме того, он всячески выявлял к ним свое расположение. Ашока одаривал адживиков[15] – главных соперников буддистов, посылал своих представителей в общины джайнов[16] и к брахманам. Такая политика позволила Ашоке избежать опасного конфликта и с теми, и с другими, и с третьими. Кроме того, она помогла усилить позиции буддизма, который сумел стать необходимой идеологической основой проведения централизованной политики в многонациональной империи.

Последние же годы своего правления Ашока вообще посвятил тому, чтобы учение Будды как можно глубже проникло в сердца людей, населяющих подвластные ему территории. Правитель решил внедрять идеи буддизма через своих так называемых «посланников морали» и создал на основе буддийских принципов целый моральный кодекс, который приказал высечь на огромных каменных валунах и колоннах. Позднее на территории от Гималаев до Декана исследователями было обнаружено свыше тридцати таких удивительных и бесценных памятников.

Однако, несмотря на все усилия Ашоки, всего лишь через сто лет после его смерти новый правящий режим начал безжалостные гонения на буддистов. Может показаться невероятным, что одно из самых мирных учений на земном шаре могло помешать кому-то. Тем не менее это так. Причем, забегая вперед, можно добавить, что – на примере Тибета (см. главу «Буддизм в современном мире») – целенаправленное притеснение буддистов в некоторых регионах нашей планеты не прекращалось вплоть до последнего времени.

Но учение Сиддхартхи Гаутамы настолько глубоко проникло в сердца людей, что потребовалось свыше полутора тысяч лет для того, чтобы изгнать его с земли, на которой оно зародилось. В середине I тысячелетия буддизм лишился массовой поддержки народов Индии, уставших от бесконечного жестокого давления, и сохранился лишь в виде крохотных общин, которые жили при этом по законам индуистской кастовой системы.

И, тем не менее, никакие притеснения не смогли остановить победоносного шествия буддизма по нашей планете. Кроме достославного Ашоки была и масса других выдающихся людей – теперь уже главным образом за пределами Индии, – поддержавших учение Сиддхартхи Гаутамы, не давших ему уйти в забвение. И то, что сегодня буддизм является вероучением с невероятным количеством последователей – в два миллиарда двести миллионов человек, – а также стал официальной религией ряда государств, в том числе Японии и Китая, безусловно, их заслуга.

Выйдя за пределы одной страны, буддизм стал религией мировой. И можно смело утверждать, что произошло это потому, что буддизм в первую очередь не нарушал ни местных религиозных традиций, ни местной культуры в целом, ни общественной структуры стран, в которых его принимали в качестве государственной религии. Буддизм, как правило, гармонично сочетался со всем вышеупомянутым, обогащая жизни людей своей колоритной философией и богатой литературой. Поэтому его охотно принимали как местные жители, так и – что, как мы уже знаем, особенно важно – правящие круги многих стран мира.