Буря в летнюю ночь.

СУДНО В МОРЕ.

Это было одномачтовое суденышко, оснащенное кливером и треугольным латинским парусом и не такое послушное, как датские яхты, к которым привык Руперт. Ящики и бочонки загромождали все, едва оставляя место для двух человек.

Уилл Фарвелл сидел у руля. Руперт с астролябией расположился у левого борта. Внезапно судно вильнуло, и принц едва не упал. Хлопнул парус.

— Черт бы забрал твою лысину! — рявкнул Руперт. — Три дня прошло, а ты все еще не можешь удержать руль!

— Я что, виноват, что эта лодка вытворяет всякое! — огрызнулся Уилл. — Да и что толку, что ты колдуешь там над картами и книгами, все равно мы понятия не имеем, где сейчас находимся, и уж конечно, никакая черная магия не скажет тебе, где сейчас девчонка…

— Но ведь не она виновата в этом, а я, — вздохнул Руперт. — А что касается нашего местоположения… ну разве в Тунисе найдешь современные инструменты? А с тем, что у меня есть…

— Ха! Генерал, что-то я сомневаюсь, чтобы по части морских путешествий появилось что-нибудь новенькое со времен Содома и Гоморры… Говоришь, мы тут три дня болтаемся? Нет, целых три жизни!

— Я бы и трех жизней не пожалел… Да, мы можем и месяц потратить на поиски, а потом шторм выбросит нас на берег…

— Ну, тогда-то мы вернемся домой и будем сражаться? Дворецкий английского посла говорил мне, что король вряд ли продержится до Рождества. Куда ты тогда направишься? В Голландию?

— Что ж, голландцы спокойно относятся к любой религии, лишь бы она не мешала им торговать, — с отсутствующим видом произнес Руперт. — А потому, боюсь, машины наполнят их землю уже в ближайшие годы.

— Я слыхал, Голландия вся плоская, и еще мокрее, чем Англия. Это мне один датчанин рассказывал. Непонятно, почему голландцев не зовут лягушатниками, как французов? И там никогда не было колдунов.

— Были, — возразил Руперт. — И их колдовство живет поныне. Там были волшебники — такие, как Рембрандт ван Рейн…

— Э-гей! — заорал вдруг Уилл.

Инструмент выпал из рук принца.

В воздухе над ними сверкнула вспышка света, тут же превратившаяся в крошечного мальчишку с крыльями, как у бабочки; мальчик серебристо рассмеялся.

Фарвелл выпустил руль и схватился за меч. Руперт махнул на него рукой, требуя не вмешиваться.

— Кто ты такой, откуда? — спросил принц. — Ты не ангел… мы не заслужили этого: Но если ты демон — не забывай, что мы христиане, а если ты посыльный из Страны фей — взгляни на погасшую звезду на моем пальце. — Принц поднял вверх руку с кольцом. — Это лишь моя вина, но я прошу тебя, эльф, помоги нам — не ради меня, а ради моего короля!

— Ты и вправду принц Руперт с Рейна? — спросил эльф насмешливым тоном. — Она называет тебя молчаливым воином… но, по-моему, ты очень много болтаешь.

Руперт уронил руку и неуверенно переспросил:

— Она?..

— Дженифер Элайн… — Эльф весело посмотрел на потрясенного Руперта и продолжил уже серьезнее: — Она просила меня отыскать тебя и помочь добраться до острова, на котором она находится. Я — Ариэль, служивший когда-то великому Просперо.

— К ней?.. — едва выговорил Руперт. — К Дженифер?

Уилл наконец опомнился.

— Ну, вот и пришла к нам удача… да ведь Дженифер всегда была твоей удачей. — Он подскочил к Руперту и хлопнул его по спине. — Ну, спрашивай скорее, куда нам поворачивать и как заставить эту чертову штуковину двигаться побыстрее! Да если бы меня ждала такая девушка, я сам бы принялся дуть в паруса!

— Ox… — пробормотал Руперт. — Но… Но сначала мы должны вознести хвалу Господу.

— Сначала определитесь с курсом, — посоветовал Ариэль. — Я буду прилетать время от времени, чтобы направить вас, хотя вы и сами справитесь, теперь для вас будет дуть попутный ветер. К завтрашнему полудню вы доберетесь до острова и до Дженифер. — И вдруг он ехидно спросил: — А почему ты никогда не улыбаешься?

— Как она там? Я все время думал о ней, клянусь!

— Она сама расскажет тебе обо всем, обещаю. — Ариэль окинул Руперта долгим задумчивым взглядом и добавил: — И что она в тебе нашла? — Он тут же взмыл высоко в воздух и крикнул, указывая крошечной рукой: — Туда! Плывите вон туда! На этот раз вы не промахнетесь!