Буря в летнюю ночь.

ГЛАСТОНБЕРИ-ТОР.

Армия Кромвеля расположилась по обе стороны холма. Но солдат почти невозможно было заметить. Они использовали все мыслимые укрытия: прятались в окопах и траншеях, за деревьями, за кустами и кочками. Они лежали и ждали, когда офицеры прикажут им наступать или защищаться. Мушкеты лишь изредка подавали голос. Это был час пушек.

И пушки гремели — ровно, мощно; они упорно били с позиций Круглоголовых. Их жерла выбрасывали огонь, снаряды со свистом рассекали воздух… снова и снова, снова и снова.

Сплошной завесой стоял дым, потому что к полудню ветер совершенно утих. Бледное солнце то появлялось, то снова скрывалось за холодными серыми клубами. Пользуясь холодной погодой, наступающие пустили в дело недавнее изобретение: надули горячим воздухом два больших шара и, привязав их на длинные веревки, запустили в воздух; шары взлетели выше холма, а в корзинах, подвешенных к ним, сидели наблюдатели с подзорными трубами и специальными инструментами. Они должны были засечь позиции артиллерии противника и подать сигнал флажками своим товарищам.

Королевские пушки отвечали на обстрел редко и неуверенно. На скаку Руперт сказал Уиллу и Дженифер:

— Похоже, нашим людям удалось втащить на вершину всего лишь несколько пушек. И можно не сомневаться, припасов у них тоже немного. Конечно, не так-то легко тащить артиллерийские орудия вверх по склону, если постоянно идет обстрел…

— Да, это дело нелегкое, — согласился Уилл. — А как мы прорвемся через их позиции?

— Подумаем, — Руперт криво улыбнулся. — И прорвемся.

— Жаль, что я раньше не додумался… мы с тобой могли ведь обрезать волосы!

— Ну, вряд ли это нам помогло бы… К тому же я думаю, мне лучше не менять внешность, так меня скорее узнают свои. Ну а пока мы должны обойтись одеждой Железнобоких и стараться выглядеть в ней, как будто она наша собственная.

— Ну, по тебе сразу видно, что костюм не твой, — пробормотала Дженифер.

— Да уж, мне противно, что я такой грязный и расхристанный, — признал Руперт. — И все же мы не должны казаться виноватыми, или робкими, или просто неуверенными… Это для нас смерть… или плен, что, пожалуй, еще хуже. Держитесь так, словно вы у себя дома. — Он сосредоточился. — Вперед!

Пальцы Дженифер изо всех сил сжали посох Просперо.

— Это было бы слишком жестоко, если бы ты… если бы любой из нас был убит своими же!

— Однако мы должны прорваться, и мы постараемся использовать любой, даже самый крошечный шанс… — Руперт натянул поводья. — Ну… вперед! Скачите за мной, ни слова не произносите и мгновенно повинуйтесь любой команде.

Выбравшись из чащи, они увидели три полевых орудия. Вокруг них лежали кучи ядер и мешки с порохом; но лошадей и повозки, очевидно, отвели куда-то в сторону, потому что видны были только орудийные расчеты. Каждую пушку обслуживало по два человека — они торопливо прочищали стволы, заряжали, наводили на цель, подносили огонь к фитилю, снова прочищали стволы, заряжали… В воздухе висел воздушный шар; наблюдатель, сидевший в корзине, сквозь подзорную трубу следил за позициями противника, держа наготове блокнот для вычислений — чтобы уточнять очередную точку прицела.

Руперт легким галопом направился к орудиям. В этот момент грохнул очередной выстрел; принц чуть не оглох, дым заполнил его ноздри, в голове загудело. Несмотря на холодную погоду, некоторые из солдат были раздеты до пояса. Их грязные тела блестели от пота.

«Эти солдатики возле орудий, должно быть, совсем оглохли, — подумал Руперт. — Они с ног до головы перемазаны пороховой пылью, а глаза у них красные, воспаленные… и как они должны были устать, стреляя вот так, час за часом, без передышки, не зная, когда их сменят, и сменят ли вообще… они упорно, методично, неустанно, с самыми честными намерениями стараются уничтожить своего короля…».

— Стоять! — закричал сверху наблюдатель. — Кто идет? К оружию, солдаты!

— Ну, там в корзинке совсем не старичок сидит, — пробормотал Уилл. — Очень уж голос визгливый!

Руперт остановился. Сидя в седле, он возвышался над солдатами, как башня. Ничем не выдав своего напряжения, принц ответил:

— Нас трое, мы разведчики… посланы вперед, осмотреть поле. С аэростатов заметили что-то похожее на огневую точку противника вон там… Приостановите стрельбу на минутку, пока мы доберемся до того холмика и посмотрим. Но будьте наготове, вдруг понадобится прикрыть наше отступление.

— Да, сэр, — козырнул молодой солдат. — Вы очень доблестные люди, вы так рискуете…

«Дженифер…» Руперт стиснул зубы.

— Я иду первым, — бросил он. — Уилл — замыкающий. Ну… вперед!

И он пришпорил коня.

Лошади вихрем помчались по каменистой почве, выбивая копытами искры; хриплое дыхание животных заглушало отдаленный гром пушек. Впереди неясно вырисовывались заросли кустов и невысоких деревьев. Кто прячется за ними, следя за приближающимися всадниками?

— «О Боже, милостивый Боже, — взмолился принц, — если уж королевским стрелкам суждено подстрелить кого-то, пусть это буду я, именно я, но только не она, не она!.. Я знаю, я верю, я надеюсь — наши друзья подождут, они не станут открывать огонь, просто от удивления, они захотят понять, куда несется безумная троица… ну а если все же… О Иисус, сохрани ее, не дай ей погибнуть!..».

— Не стреляйте, солдаты короля! — закричал он во всю силу своих мощных легких. — Стойте! Вернулся принц Руперт с Рейна!

На полном скаку он отстегнул и отшвырнул в сторону пуританский шлем, так плохо сидевший на его слишком большой голове, и вытащил из-за пазухи спрятанный там большой белый плюмаж, его извечный символ. Он взмахнул в воздухе плюмажем, а ветер разметал черные локоны принца — знакомые и памятные многим черные локоны.

Неподалеку свистнула пуля. Артиллеристы-пуритане сообразили наконец, что дело нечисто. Но расстояние было уже слишком велико, а из мушкетов они явно стрелять не слишком умели… Принц направил коня прямиком на кусты, и гибкие ветви яростно хлестнули по лошади и по всаднику, оставляя кровавые царапины.

И вдруг невесть откуда высыпали люди, на первый взгляд не слишком отличающиеся от врагов, оставленных Рупертом позади. Но они окружили его с громкими криками:

— Да это же принц Руперт! Принц Руперт вернулся! Эй, поскорее, помогите его друзьям, и отведем их к нашему королю!