Диалоги.

Второй диалог. Абсолютное первоначало как двойственность (принцип дуализма).

Философ: После того, как мы признали абсолютное первоначало в своем единстве, находящимся над всяким обнаружением, и, следовательно, над всем существующим, мы должны перейти теперь к его реализации в иерархии существ. Но скажи мне, какая причина и какая сила заставляют бесконечную субстанцию покинуть свое абсолютное состояние и осуществить себя в рядах существ и относительных явлений?

София: Твой вопрос в равной степени ложен и по сути и по выражению. Я тебе уже сказала, что субстанция, обнаруживаясь, не может прекратить быть тем, чем она является, не может покинуть своего абсолютного состояния. Думаешь ли ты, что она уменьшилась от действия и обнаружения? Ты сам, когда ты действуешь и проявляешь себя, разве ты прекращаешь быть тем, что ты есть; разве ты покидаешь твое состояние психического деятеля; проявляя себя материально, разве ты сам становишься материей; производя объективные явления, разве ты теряешь твое субъективное существование. Хорошо! Уж не думаешь ли ты, что абсорлютная субстанция менее могущественна, чем ты? Осуществляя себя, субстанция не теряет своего абсолютного состояния, но приобретает состояние относительное; не прекращая быть бесконечным существом, она становится также определенной, и в этом - ее истинная бесконечность, истинная абсолютность. Ты постигаешь, что абсолютное первоначало уже по своему определению не может быть лишено ничего, ничто не может в нем отсутствовать. Если бы оно было только бесконечным и абсолютным, то относительное и конечное в нем бы отсутствовало, оно было бы несовершенным; таким образом, чтобы быть тем, что оно есть, оно должно быть также и противоположности, чтобы быть действительно абсолютным и бесконечным, оно должно быть также началом всего относительного и конечного.

Философ: То, что ты сказала, для меня не ново: один великий философ меня этому научил,* и я всегда чувствовал истину этого вывода; более того, идея абсолютной субстанции, которая утверждается в самоотрицании, проявляя в этом великий принцип единства противоположностей, приводила меня всегда в нечто подобное мистическому энтузиазму.

София: А знаешь ли ты почему? Потому что эта идея есть только логическое выражение великой моральной и физической реальности - любви. Любя, ты отрекаешься от себя (так как нет любви без самоотречения), ты утверждаешь другого, ты отдаешь себя ему, но, однако, ты не теряешь своего собственного существа, напротив, ты утверждаешь его на высшем уровне, ты поднимаешься к новому совершенству. Таким образом, когда ты говоришь, что абсолютная субстанция как такая, по своему определению, даже аналитически, есть единство себя и своего отрицания, - ты лишь повторяешь в абстрактном виде определение великого апостола: Бог есть любовь. 12.

Будучи любовью с необходимостью, абсолютное первоначало по своей природе есть любовь; как стремление к противоположности абсолютному первоначалу, то есть к бытию (так как абсолютное первоначало как такое находится над бытием); эта любовь есть принцип множественности, так как необходимое условие бытия есть множественность. Но мы уже сказали, что абсолютное первоначало не может, переходя в свою противоположность, потерять свое собственное состояние, перестать быть абсолютом, как таким, напротив, полагая, производя или положительно устраняя свою противоположность, оно утверждается как такое. Таким образом, абсолютная субстанция вечно и с необходимостью разделяется на два полюса: один - начало абсолютного единства, утвержденное как такое, начало свободы по отношению к любым формам, обнаружением и ко всему существующему, и другой - начало или производительная ____________________ *На полях рукописи: Гегель, Гете 11 сила многообразного бытия и феноменальных форм. 13 Мы уже выяснили, что последний есть любовь. Нам удалось найти внутри самих себя аналог другому полюсу. Когда ты внутренне освобождаешься от всего многообразия желаний и мыслей, когда ты самоутверждаешься и рассматриваешь себя по отношению к миру внешнему как простое и недвижимое единство, недоступное чуждым силам материи, как ты называешь себя в таком случае?

Философ: Как неразрушимое единство, как субъективный центр творчества, как свободное начало над всеми определенными состояниями, я называю себя Духом.**

София: Это же имя ты должен дать положительному или высшему полюсу абсолютного первоначала. Ты хорошо понимаешь, что это не есть новая ипостась абсолютной субстанции, отличная от нее. Это есть сама субстанция, самоутверждающаяся как такая через полагание своей противоположности. Абсолютная субстанция, не имеющая собственного имени, дается как единая, проявляясь как неразрушимое единство через производство противоположного, так как истинное единство, единство положительное, не боится множественности и не избегает ее, но напротив, производит ее в самом себе и производя ее, не поглощается ею, но остается тем, что оно есть, остается единством, ясно доказывая тем самым, что оно есть единство существенное, единство по своей природе и что, следовательно, оно не может быть разрушено никакой множественностью.

Философ: Действительно очевидно, что истинное положительное единство есть не отсутствие или лишение множественности, но власть над множественностью, оно не под, а над множественностью, и также очевидно, что оно может доказать это превосходство, лишь производя в себе множественность и торжествуя над ней, так как все испытывается противоположным. Таким образом, великий принцип находит новое подтверждение. Доказательство того, что эта идея не есть диалектическое пустословие, мы постоянно обретаем в нашем собственном духе, который во множестве мыслей, чувств и желаний всегда утверждает свое единство.

София: Что еще раз доказывает, что вовсе не метафорически мы называем Духом положительный полюс абсолютного первоначала. Впрочем, будучи единым и простым по своему понятию, он не требует особого развития. Но нам надо объяснить многообразную и двойственную природу его спутницы.

Мы видели, что производительная сила бытия, которую мы назовем непосредственной возможностью, принадлежит со всей необходимостью абсолютному первоначалу и является его природой. Таким образом абсолютный Дух вечно находит в себе свою противоположность (так как только в связи с ней он самоутверждается - они взаимосвязаны).

Таким образом это есть необходимость, божественный фатум; абсолютное первоначало свободно, лишь вечно торжествуя над этой необходимостью, то есть оставаясь чистым, простым и неподвижным во всем многообразных произведениях своей любви. Таким образом, мы видим, что свобода и необходимость соотносительны: первая действительна только через реализацию второй. Но так как божественная необходимость и ее реализация вечны, то вечна и божественная свобода, то есть абсолютный Дух никогда не подчинен необходимости, над которой он вечно торжествует. Более того, когда мы говорим здесь о необходимости, то имеем в виду, конечно, не внешнюю необходимость, тяготящую необходимость нашего ____________________ **На полях рукописи: Эн-соф Логос София воля Дух Ум Душа благо истина созерцание красота чувство идея Эн-соф Логос София Сущее как такое бытие сущность (идея) дух воля благо ум знание истина душа чувство красота 14 *** На полях рукописи, по-русски: 1. Сущее само по себе (potentia absoluta) 2/3/. Сущее как начало бытия или другого: natura, materia prima (potentia proxima essendi), непосредственная сила или мощь бытия (любовь cupido) = материального бытия. Так как абсолютное первоначало не может иметь ничего внешнего, ничего чуждого, то в этом его собственная необходимость, его природа, ак мы уже сказали, его природа и его любовь. Она необходима ему, как нам необходимо быть, жить и любить. Очевидно, что эта необходимость ни в чем не противоречит абсолютному совершенству.

Философ: Это очевидно, как очевидна и глупость некоторых теологов, которые хотели бы лишить Бога этой необходимости.

София: Если бы они могли это! Но спроси у них, необходимо ли для Бога быть добром, разумом, быть Богом, вообще существовать? Они будут вынуждены ответить утвердительно. Но если Богу необходимо существовать, то ему необходимо и обнаруживаться, тем более, что и по их словам, его сила - в действии. И все свойства, которые они ему приписывают, связаны с творением и без него не только не могут быть обнаружены, но и вообще не имеют никакого смысла. И если эти свойства необходимы, то очевидно, что творение также необходимо.

Философ: Вообще, мне кажется, что все эти вопросы - сотворил ли Бог мир по свободной воле, мог ли он его не творить, мог ли он произвести другое, отличное от существующего творение, - доказывают совершенную наивность концепции божественности я являются ребячеством, недостойным серьезных умов.

София: Ты прав. Но возвратимся к развитию второго начала. Я сказала, что это непосредственная возможность бытия. Не знаешь ли ты другого, более общего имени, которое имело бы то же значение?

Философ: Мне кажется, что знаю. Мудрецы древних времен называли его материей. 15.

София: Прекрасно. Материя всего существующего не есть бытие, но она не есть и не-бытие, (а есть) непосредственная возможность бытия.

Философ: Но мы так назвали уже положительное начало - абсолютную субстанцию; не будет ли противоречием давать одно имя противоположным началам.

София: Созерцай сходство и созерцай различие. Абсолютное первоначало и мировая материя в равной мере отличаются от бытия; атрибуты бытия им в равной мере чужды. И также оба они не суть не-бытие, не суть ничто. Таким образом, так как между ничто и действительным бытием есть только возможность (potentia) бытия, то они оба должны быть определены как возможность бытия. Но абсолютный Дух есть потенция положительная, свобода бытия; он над бытием; материальное начало, будучи необходимым стремлением, тяготением к бытию, есть тем самым его потенция отрицательная, оно только лишение, отсутствие бытия. Отсутствие или лишение реальное (так как мы не имеем дела с абстракциями) может быть хорошо определено как желание или жажда бытия, а так как желание или жажда составляют сущность любви, то мы возвращаемся к нашему первому определению производящего начала как любви.***

Философ: Таким образом, если высший полюс абсолютного первоначала должен быть обозначен как Дух, что возвращает нас к категории свободы, то низший полюс должен быть признан необходимостью, силой, природой (волей), желанием или жаждой бытия, материей. Существенная тождественность четырех первых определений очевидна, но тождественность их последнему нетрудно усмотреть. Все первые определения имеют внутренний, психический, ____________________ 3/2/. "Другое" есть только возможность бытия или стремление к бытию. Действительное осуществл(ение) должно содерж(аться) в перв(ом) нач(але), поскольку оно произв(одит) действ(ительное) бытие, или поскольку определяет первую материю к бытию, оно назыв(ается) логосом и образ(ует) среди нач(ал) вечн(ого) посредн(ика.) Очевидна соотносит(ельность) или взаимозависим(ость) 2-ого и третьего начала вследств(ие) кот(орого) третье (материя) также mater Verbi, 16 но также и filia его Beth-Col. Эн-Соф, Логос, София Первая троица субъективный характер, тогда как через понятие материи обычно обозначают внешнюю реальность объективных явлений. Можно ли рассматривать материю как желание или любовь, к примеру?****

София: Очевидно, что когда я говорю о материи, как о непосредственно производящем начале бытия, то я не имею в виду то, что ученые наших дней произвольно называют этим именем. Я следую философской терминологии, а не терминологии химии или физики, которым нечего делать с первоначалами или производящими олентами бытия. Ясно, что физическая и химическая материя имеет различные качества и количественные отношения, следовательно, она уже оформлена, то есть не является больше материей в собственном смысле слова, чистой материей; обладает только чисто феноменальным характером и никогда не может претендовать на место первоначала. Материя, о которой я говорю, это древних философов, которая не обладает и не может обладать по своей природе ни определенным качеством, ни определенным количеством. Теперь совершенно ясно, что материя как начало имеет характер внутренний, психический или субъективный. То, что не имеет качества, не может воздействовать на чувства и, следовательно, не может иметь объективного бытия. Чистый дух и чистая материя в равной степени чужды объективному бытию, в этом - их общий характер; [их взаимное различие уже было мною указано].*****

Философ: Это верно. Психический характер чистой материи начинает признаваться даже учеными, вопреки их предрассудкам. Теперь они вообще сводят материю к динамическим атомам, к силовым центрам, а сила - это понятие, которое полностью принадлежит к субъективной или внутренней сфере; что такое сила в себе самой, как не желание, воля? То, что мы называем по отношению к другому или с внешней стороны силой, в себе или с внутренней, субъективной стороны является желанием.

София: Таким образом, Дух и материя не есть две полностью различные сущности, разделенные и противоположные, но разные стороны или полюсы, как мы уже сказали, одной и той же субстанции, высшая или главенствующая сторона которой представляется как Дух, а низшая - как материя или природное и слепое хотение. Это полностью согласуется с употребляемым в обиходе смыслом понятий. Говорят: материальные наклонности, материальные инстинкты, материальные интересы, материальные желания, даже материальный ум или сознание, имея в виду вовсе не материю физиков и химиков, но низшую сторону психического существа. 18.

Так как Дух есть самоутверждение абсолютного первоначала, как такого, главенствующий полюс, то можно сказать, что материя или материальное начало принадлежит Духу, есть низшая сторона, необходимая и непосредственная природа Духа. Дух есть субъект материи. Таким образом, хотя они и вечно различны и противоположны друг другу, в некотором отношении духовное и материальное начала не могут никогда быть познаны в разделении, одно без другого; они вечно и в вечности связаны одно с другим, взаимно друг друга предполагают, не возможны одно без другого, более того, они связаны еще и существенной тождественностью, так как оба являются началами внутренними, субъективными, являются разными сторонами одного субъекта, одной субстанции: Дух есть эта субстанция, этот субъект, как такой, как абсолютный субъект; материальное начало, желание есть этот субъект, как стремящийся к внешнему обнаружению, как необходимая сила внешнего и феноменального бытия, как непосредственная продуктивная сила этого бытия. Абсолютный субъект не может самоутвердиться как такой, не отличаясь от самого себя как начало внешнего бытия, он не может провести это различение, если не найдет в себе начало внешнего бытия, как данное. Раз абсолютный субъект вечен, то вечно и материальное начало. Раз очевидно, что он должен быть вечным в своей цельности, то, следовательно, материальное начало ____________________ ****На полях рукописи: "NB: развить выражения" *****Квадратные скобки - в рукописи не может никогда в нем отсутствовать. В себе он находит свою собственную природу, над которой он торжествует.******

____________________ ******На полях рукописи: NB. Здесь должно быть включено развитие 1-ого и 2-ого листов.