Дочь Гингемы.

Глава девятая. ЛЕС ПРИЗРАКОВ.

Корина стояла на опушке и оглядывалась по сторонам. Вокруг теснились огромные замшелые ели, уходя вершинами в серое небо. Воздух был мглистым и прохладным.

Девушка пошла вдоль стены, выглядывая ведущую в лес тропинку. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как путь ей преградил… саблезубый тигр!

Корина замерла на месте, вытаращив от испуга глаза. Она никогда прежде не видела этих зверей, но не раз слышала рассказы об их свирепом нраве. От страха она даже забыла, что владеет многими чародейскими заклинаниями. С их помощью Корина могла бы остановить любого хищника, но сейчас ей было не до колдовства.

Дочь Гингемы

Тигр злобно зарычал и прыгнул на девушку. Она в ужасе закрыла глаза, ожидая немедленной смерти, но… ничего не произошло! Оглянувшись, Корина увидела озадаченного зверя. Присев, он почесывал лапой затылок, словно большая кошка.

Девушка облегченно вздохнула.

«Ну чего ты испугалась, дурочка? — сказала она себе. — Это же Лес призраков, а стало быть, и этот зверь — тоже призрак. Да и откуда в Волшебной стране взяться живому саблезубому тигру? Их давным-давно извели по приказу Страшилы Мудрого. Что ж, проверим».

Собравшись с духом, она подошла к огромному хищнику и протянула руку к его голове. Как она и ожидала, пальцы встретили пустоту. Тигр невольно зарычал и отпрянул, испуганно поглядывая на девушку.

Корина рассмеялась.

— Ну что, съел? — спросила она с довольной усмешкой. — В следующий раз подумай, прежде чем прыгать на девушек. А теперь скажи, где находится деревня Сосенки?

Тигр что-то прорычал в ответ.

— Ты что, не умеешь разговаривать? — удивилась юная волшебница. — В нашей стране это могут делать все звери и птицы… Хотя нет, не все!

Корина замолчала, пораженная неожиданной мыслью. Она вспомнила рассказы Жевунов про саблезубых тигров. Ни разу в них не упоминалось о том, что эти могучие звери обладают даром речи.

— Странно… — пробормотала она, задумчиво разглядывая призрак. — Может, ты и твои сородичи — жители подземной страны? Хм-м… Очень, очень интересно…

Повернувшись, Корина продолжила свой путь вдоль опушки. Вскоре она увидела хорошо утоптанную дорогу, ведущую в глубь леса. Девушка уже было вознамерилась свернуть на нее, но решила немного подождать. Ее смутили следы огромных лап, заметных даже на высохшей глинистой почве. «Разве могут бесплотные существа оставлять такие следы?» — подумала она.

Корина ждала не зря. Через несколько минут из-за поворота дороги появилось еще одно чудовище. Корина ойкнула и мигом спряталась за ствол ближайшей ели. Ростом животное было с замок Людушки и шагало на двух могучих ногах. Хвост чудовища был таким длинным и толстым, что на нем могли бы запросто усесться десятка три взрослых Жевунов. На голову чудовища с зубастой пастью было даже страшно взглянуть.

Корине еще не доводилось видеть динозавров, впрочем, как и остальным жителям края Торна. Дождавшись, когда монстр протопает мимо, девушка выскочила из-за ели и ткнула рукой в серую, морщинистую кожу на хвосте животного. И вновь ее пальцы прошли насквозь, словно через воздух.

Девушка немного успокоилась, но идти по дороге ей совершенно расхотелось.

«Не может быть, чтобы жители Сосенок привыкли к подобным страшным призракам, — подумала она. — Все Жевуны очень робки и боятся даже волков. А значит, искать их надо где угодно, только не возле этой дороги».

Корина вновь вышла на опушку и направилась вдоль стены деревьев. Ей пришлось пройти несколько миль, прежде чем она заметила узкую тропинку. Обрадовавшись, волшебница нырнула под кроны елей.

В лесу было темно и холодно. В воздухе висели затхлые запахи. Ни птиц, ни даже насекомых Корина не заметила. Зато среди могучих, покрытых лишайником стволов стали часто попадаться оранжевые и сиреневые грибы. От них так несло гнилью, что Корине пришлось зажать пальцами нос. Задыхаясь, она выбежала на большую поляну и только там перевела дух.

— О-о, кого я вижу! — услышала она чей-то противный и скрипучий голос. — Сестричка! Давненько я тебя разыскиваю, голубушка, давненько. Подожди, милочка, сейчас я угощу тебя по-родственному, ха-ха-ха!

Дочь Гингемы

Корина не успела и глазом моргнуть, как из-за деревьев на нее напала какая-то старуха с развевающимися седыми волосами. Она летела на черном сложенном зонтике, словно на метле. Другим зонтиком старушенция размахивала в воздухе, как дубинкой. Корина отпрянула назад, к тропинке, но хихикающая старуха все-таки успела угостить ее ударом по голове. К счастью, зонтик оказался призрачным, и девушка не почувствовала никакой боли.

Старуха с недовольным воплем сделала замысловатый вираж и вновь напала на Корину, целясь ей прямо в лоб. И вновь у Бастинды ничего не получилось.

Корина усмехнулась и показала злой старухе язык.

— Что, ведьма, не получилось угощение? — крикнула она. — А я-то не сразу признала свою любимую сестричку Бастинду. Похоже, став призраком, ты еще больше постарела и поглупела!

Бастинда с обиженным воем описала над головой Корины несколько кругов.

— Опять ты хочешь обмануть меня, мерзавка! — вопила она. — С самого детства ты изводила меня своими мерзкими-премерзкими пакостями и хитростями. Думала, хотя бы после смерти сумею над тобой вдоволь поизмываться, — так нет, ты опять из рук выскользнула! Тебя бей не бей, все без толку. Какой же ты призрак после этого?

Корина усмехнулась.

— А это не твоего ума дело, сестричка, — сказала она. — Отведи-ка лучше меня в деревню Сосенки, есть там у меня кое-какие делишки.

— А зачем тебе понадобились Сосенки? — спросила с подозрением Бастинда. — Что за дела могут быть у нас, призраков, с Жевунами, тьфу-тьфу на них! Пускай слуги Пакира с ними якшаются. Ума не приложу, на что Владыке эти жалкие, трусливые создания? По мне, так от нас, призраков, в бою и то будет больше толку… А-а!!

Бастинда завопила так, что у Корины даже уши заложило.

— Ты не Гингема! Ты — живой человек, Жевун, Мигун или не знаю кто! Ату ее, братья-призраки! Это не моя сестра, это другая колдунья!

Деревья внезапно закачались. Несколько елей с грохотом упали, не выдержав напора хищных зверей. Перепуганная Корина увидела могучего медведя-гризли, черного носорога с длинным рогом, льва со вздыбленной гривой… Конечно, это были всего лишь призраки, но они каким-то чудом могли ломать и вырывать с корнем деревья. Девушка не выдержала и помчалась в глубь леса, не разбирая дороги.

Добрую милю Корине пришлось продираться сквозь чащу, слыша позади грохот падающих стволов и злобный вой преследователей. К счастью, густой лес замедлял погоню. Даже Бастинда отстала, запутавшись в ветвях мохнатой ели. Задыхаясь, Корина выбежала на большую поляну и увидела перед собой какую-то деревню.

Дочь Гингемы

Наверное, это и были долгожданные Сосенки. Однако селения Жевунов обычно выглядели нарядными и ухоженными. Дома и даже ограды раскрашивались в самые яркие цвета, преимущественно в голубой и синий. Эта же деревня была мрачной, серой, с закрытыми ставнями окнами и заколоченными дверями. Тропинки между домами заросли травой и крапивой, словно по ним почти не ходили. Мгла здесь была гуще, а воздух — холоднее.

Дрожа от страха и холода, Корина буквально влетела на крыльцо ближайшего дома и отчаянно забарабанила по двери.

— Откройте! — закричала она. — За мной гонятся призраки! Спасите!

В окне чуть дрогнула занавеска, и Корина мельком увидела чье-то испуганное лицо. Но на все ее мольбы дверь так и не отворили.

Грохот в лесу приближался. Вот-вот призрачные слуги Пакира ворвутся на поляну.

Сбежав с крыльца, Корина бросилась к другому дому. И вновь никакого результата. То же самое и в третий раз, и в четвертый…

Шум погони был уже рядом. Корина тяжело вздохнула, вытерла ладонью лоб и только тогда поняла, что до сих пор оставалась в облике Гингемы. Не раздумывая, она одним движением руки вернула себе прежнюю внешность и направилась к последнему дому. Он стоял на самом краю поляны и казался необитаемым. На всякий случай девушка поднялась по ступенькам и с безнадежным видом постучала в дверь.

— Помогите! — жалобно сказала она. — За мной гонятся слуги Пакира!

Занавеска на мгновение приподнялась, а затем Корина с радостью услышала лязг отодвигаемого засова. Дверь раскрылась, и девушка вихрем ворвалась в дом. И в тот же момент на поляну выскочили десятка два призрачных монстров. Увидев, что их жертва спряталась в доме, чудовища разразились яростным воем и визгом. Затем они все повернулись и нехотя ушли в чащу.

Корина наблюдала за ними в щель двери. Облегченно вздохнув, она обернулась и увидела пожилую женщину. Когда-то она, видимо, была очень красива, но ныне плечи ее сгорбились, смуглое лицо покрыли глубокие морщины, волосы поседели. Только глаза у старухи остались по-прежнему молодыми. Она смотрела на нежданную гостью с такой теплотой и участием, что Корине стало не по себе.

Она поняла, что попала в дом Весы.

— Как ты оказалась в этом проклятом лесу, милочка? — тихим голосом спросила Веса. — Что-то я тебя не признаю… Уж не дочка ли ты кузнеца Вачара? Нет, у той были серые глаза… Да ты проходи, проходи в дом. Садись, я тебя сейчас напою соками лесных ягод. Не бойся, эти чудища в деревню не сунутся.

Пока Корина жадно пила сок из глиняной кружки, старая женщина подошла к окнам и отодвинула все занавески. В доме стало чуть светлей. Только тогда Корина догадалась — да старуха же плохо видит! Оглядевшись, она заметила в углу сундучок. На нем аккуратной стопкой лежали детские платьица. Было похоже, что их давно никто не надевал.

«Наверное, у Весы была дочь, — подумала Корина. — Но где она? Может быть, умерла? Или ее выкрали слуги Пакира?».

Корина тихо-тихо прошептала одно из заклинаний Торна, которое ей давно хотелось опробовать. Она сощурилась особым образом, заглянула в подслеповатые глаза старухи и пожелала стать похожей на ее пропавшую дочь.

Веса подошла поближе к гостье и недоверчиво коснулась ее лица дрожащей рукой.

— Ланга?… Ланга, кровинушка моя!..

— Мама! Мамочка! — воскликнула Корина и бросилась в объятия Весы.

Юная волшебница рассчитала верно. Дочь Весы вместе с другими детьми похитили слуги Пакира восемь лет назад. С тех пор бедная женщина не знала ни минуты покоя. Не раз жители деревни пытались разыскать в лесу пропавших детей, да куда там! Призрачные чудовища теснили их обратно к домам, обрушивая на пути Жевунов завалы из деревьев.

Усадив лже-Лангу рядом с собой на кушетке, Веса крепко прижала девушку к себе и, всхлипывая, стала рассказывать:

— Совсем мы, бедные матери, извелись. И за что нам судьба такая черная выпала — лишиться своих детей? Зачем-то вы понадобились Властелину Пакиру, чтоб ему сгореть! От ведьмы Бастинды мы слышали, что он, проклятый, собирается завоевать всю Волшебную страну. Она говорит, что в своем подземном царстве он собирает большую армию. Но какие из наших мужчин-Жевунов воины? Нет, кто-то другой ему из деревни понадобился… Только Бастинда об этом помалкивает, а может, и не знает… Да что ж это я причитаю? Радость-то какая — моя ненаглядная Ланга вернулась! Где же тебя прятали слуги этого мерзкого колдуна?

Корина осторожно ответила:

— Меня вместе с другими девочками держали в большой каменной башне. Из нас собирались сделать прислужниц для Пакира. Через месяц воины-призраки должны были отправить всех в подземное царство. Только чудом мне удалось бежать, мамочка! Но что же теперь делать? Здесь меня скоро найдут, и тогда уже ничто меня не спасет. Я так хочу вернуться в Голубую страну, увидеть вновь солнышко, услышать смех и веселые песни! Помоги мне, мамочка! Слуги Пакира идут по моим следам!

Веса вздрогнула и еще крепче прижала дочку к себе.

— Разве из этого дьявольского леса выберешься? — с тоской молвила она. — Повсюду прислужники колдуна и нежить всякая… А за лесом — Бесконечная стена, она похуже любого призрака. Сколько смельчаков из наших Сосенок пытались пробиться на волю! Но ни один не вернулся в Голубую страну, всех поймали. Никто не может справиться с этими дьявольскими порождениями тьмы. Хотя постой…

И старая женщина торопливо рассказала, что год назад в лесу объявился черный дракон. Как он попал в плен к Пакиру, ей неведомо. Только этот кусок оказался колдуну не по зубам. Вараг — так зовут летающее чудовище — наводит на слуг подземного владыки страшную панику. Но одолеть Бесконечную стену не удалось даже дракону.

— С той поры Вараг взял деревню вроде как под охрану, — закончила Веса. — Сама видишь, слуги Пакира побаиваются выходить на нашу поляну. Может, вдвоем с Варагом вы что-нибудь придумаете? А если сумеешь вырваться на волю, разыщи Железного Дровосека. Помнишь, я рассказывала о нем, когда ты была маленькая?

— Помню, — улыбнулась Корина. — Так и сделаю, мама. Не откажет же правитель Фиолетовой страны дочери своей бывшей невесты? Только ты напиши ему письмо, а не то меня примут за какую-нибудь самозванку.

Веса кивнула.

— Сейчас напишу, дочка. Но сначала накормлю тебя да чайком угощу. Небось проголодалась?

Корине на самом деле хотелось есть, но она решительно покачала головой.

— Мамочка, слуги Пакира идут по моему следу! — напомнила она. — Больше я им в руки не дамся. Пиши скорей письмо.

Дочь Гингемы

Веса вздохнула, но спорить не стала. Она уселась за стол, достала чудом сохранившийся листок бумаги и стала старательно выводить гусиным пером слово за словом, подслеповато щурясь. Корина зажгла сальную свечу и поставила ее рядом с чернильницей. Заглянув старой женщине через плечо, она что-то едва слышно зашептала. Веса не заметила, что пишет под ее диктовку, и даже имя «Ланга» заменила на «Корину».

Когда Веса закончила, девушка выхватила листок из ее рук и замахала им в воздухе, чтобы чернила быстрее высохли.

— Может, пойдешь со мной, мамочка? — подобрев, предложила она. — Лучше погибнуть, чем жить в этом заколдованном лесу.

Веса вздохнула.

— Слишком поздно, моя девочка. Да и кто меня ждет в Голубой стране? Твой отец умер, а других родичей у меня не осталось. А Гуд Керли… Коли он ни разу не навестил меня в Сосенках, когда я была еще молодой, на что я ему теперь? А ты беги, Ланга, кровинушка моя! Я знаю, как позвать Варага…

Внезапно Веса замолчала, насторожившись. Она подошла к окну и тут же отпрянула со сдавленным криком.

— Пришли по твою душу, доченька! Налетели, воронье проклятое!

Корина подбежала к окну. Она увидела, как из-за деревьев вышло несколько странных существ, закутанных в темные плащи. Люди это были или нелюди, во мгле разобрать было невозможно. У каждого слуги Пакира в руке маслянисто поблескивал изогнутый меч. Мелкими шажками они приближались к дому и вскоре оцепили его плотным кольцом.

Веса в ужасе закрыла лицо дрожащими руками.

— Пропала ты, доченька… — глухо простонала она. — От этих душегубов не спрячешься, не убежишь…

И тут в небе послышался шум. Слуги колдуна остановились. Раздался резкий гортанный крик — кто-то заставлял слуг в темных плащах идти дальше. Ответом был оглушительный раскат грома. Воздух словно бы запылал от яростной вспышки, и страшные существа бросились врассыпную.

Веса обняла девушку и прижала к груди.

— Прощай! — сказала она, не скрывая слез. — Пусть хоть тебе немного повезет в жизни! Спасибо Торну, хоть увидела тебя перед смертью. Передай привет моему дорогому Гуду и скажи, что я всегда его помнила и любила. А теперь быстрее поднимайся на крышу — это прилетел Вараг!

Сердце Корины дрогнуло впервые за долгие годы. Жизнь вместе с Гингемой ожесточила ее, да и долгие странствия по Волшебной стране не сделали девушку добрее. Она без колебаний обманула бедную, одинокую Весу, но теперь почувствовала угрызения совести.

Подталкиваемая в спину Весой, она взбежала по лестнице на чердак и выбралась через слуховое окно на крышу. Взглянув вверх, Корина увидела черного дракона, парившего над вершинами деревьев. Время от времени он изрыгал языки пламени и оглушительно рычал: вид слуг Пакира приводил его в ярость.

— Вараг! — закричала Корина. — Спаси меня!

Но дракон не услышал голоса девушки и продолжал кружить над поляной.

Дочь Гингемы

Тогда Корина подняла руку, прошептала заклинание — и в воздух ударила голубая молния. Она прошла чуть в стороне от головы дракона, слегка опалив его жарким огнем. Удивленный Вараг посмотрел вниз и сразу заметил девушку на крыше дома.

Сложив огромные крылья, он мягко спланировал к земле.