Дочь Гингемы.

Глава шестая. ПЕРВАЯ КНИГА ТОРНА.

Дочь Гингемы

Путь в Голубую страну оказался нетрудным. Лесные чащи и болота больше не пугали Корину. Она повзрослела и обрела веру в собственные силы, открыв в себе чародейские способности, хотя и понимала, что до настоящей волшебницы ей еще далеко…

Вокруг пещеры Гингемы было пустынно: Жевуны по-прежнему сторонились этого места. Девочка вошла внутрь и даже поежилась от холода. Здесь ничто не изменилось — и чучело крокодила под потолком, и связки сушеных мышей, и опустевший котел из-под колдовского варева…

Нарк тихо зарычал.

— Ты что? — спросила Корина.

— Незнакомые запахи… — рыкнул волк. — Пахнет какой-то птицей… кажется, вороном.

Корина подошла к сундукам колдуньи, стоявшим в дальнем углу пещеры, и стала нетерпеливо в них копаться.

— Ищи, Нарк, ищи! — крикнула девочка. — Где-то здесь должна быть спрятана книга. Очень старая книга…

— А что такое книга? — осведомился волк. — И как она пахнет?

Корина только досадливо махнула рукой.

Как она и ожидала, в сундуках не было ничего интересного. Только на дне одного из них, под одеялом из овчины, девочка с удивлением обнаружила роскошное платье, расшитое жемчугом и бриллиантами, и здесь же — небольшой овальный портрет. На нем была изображена очень красивая темноволосая женщина с карими глазами и недоброй улыбкой.

— А это еще кто? — недоуменно спросила девочка. — И откуда здесь такое прекрасное платье и этот портрет?

Нарк подошел и заглянул в сундук.

— Платье я узнаю, — сказал он спокойно. — А этот порт… порт… как ты назвала эту маленькую штуку?

— Портрет, — объяснила Корина. — Их рисуют художники — так мне говорил Рон. Но кто эта красавица?

— Как кто? — удивился волк. — Гингема, конечно.

— Но она же была…

— Гингема могла менять внешность, — усмехнулся волк. — Когда я первый раз встретил ее в лесу, она была точно такой, как на этом порт… портрете.

Нарк рассказал девочке о той давней встрече среди папоротников, о том, как высокая красавица мигом превратилась в косматую старуху с крючковатым носом.

Корина с изумлением выслушала эту историю.

— Почему же ты раньше мне никогда не рассказывал? — воскликнула она.

Волк в раздумье почесал лапой за ухом.

— А зачем? Я думал, ты все знаешь о старой хозяйке, о том, что она была когда-то в Большом мире этой… как ее… забыл.

— Кем, кем? — возбужденно спросила Корина. — Ну же, Нарк, дорогуша, вспомни… Вспомни, пожалуйста!

Волк тоскливо уставился в низкий сырой потолок пещеры. Когда-то давно старая хозяйка что-то рассказывала ему о Большом мире. Тогда Гингема еще порой грустила о прошлом и, не имея другого собеседника, многое рассказывала Нарку, своему единственному слушателю.

— Э-э… — промямлил Нарк, поминутно принимаясь чесать себя за ухом. — Старая хозяйка была… это… как его… гр… гр…

— Что еще за «гр»? — возмутилась Корина. — Говори яснее, голова дырявая!

Глаза девочки недобро блеснули. В них читалась такая угроза, что Нарк струхнул. Конечно, они с Кориной друзья, и он — большой, могучий волк, а она — крошечная девчонка, но… Но она КОЛДУНЬЯ, а значит, шутки с ней плохи.

— Гр… гр… гра… гра… графиня, вот! — выпалил волк и с облегчением вздохнул, очень довольный собой.

— Графиня? — переспросила Корина. — А что это значит?

Бедный Нарк лег на спину и задергал лапами. Что-то старая хозяйка говорила про это…

— Гр… гра… графиня — ну, это там, в Большом мире, что-то вроде…

— Королевы? — с надеждой воскликнула девочка. — Гингема была в Большом мире королевой?

— Нет, — честно признался Нарк. — Меньше, чем королевой, но у нее был замок, и… ну, словом, она очень нравилась одному королю.

— Король был влюблен в Гингему? — изумилась Корина, округлив глаза. — Ой, как интересно! Ну, Наркуша, дорогой мой железнозубик, расскажи об этом. Хочешь, я тебе почешу брюхо?

Волк обожал, когда молодая хозяйка чесала ему брюхо, тем более что она не часто баловала его этим. Задрав лапы вверх и улегшись поудобнее, он рассказал о том, как Гингема под именем графини де Барр попыталась завладеть сердцем и страной короля Луи и что из этого вышло.

Корина очень внимательно выслушала его.

— Она решила завладеть сердцем короля… — прошептала девочка. — Кажется, я понимаю, что это значит… Ладно, хватит болтать, пора заняться делом. Ищи книгу, Нарк! Когда найдешь что-то необычное, тащи ко мне. Гингема, скорее всего, зарыла ее…

До самого вечера они обыскивали пещеру колдуньи. Волк перерыл крепкими лапами буквально весь земляной пол, но ничего, кроме червей да старых корней, не нашел.

Наконец он откопал большую раковину и с довольным видом принес ее хозяйке.

— Это книга? — спросил он. — Никогда не встречал такую штуку.

Корина тоже прежде не видела столь большую раковину, но, к огорчению волка, покачала головой.

— Ерунда, — недовольно буркнула она. — Это просто ракушка, — и со злостью швырнула раковину вверх.

Та попала в веревку, на которой висело чучело крокодила, и оно внезапно рухнуло на пол. Волк едва успел отскочить в сторону. Зеленый ящер ударился о край распахнутого сундука и развалился пополам. Из брюха чучела выпала большая книга в потертом кожаном переплете и отлетела прямо к ногам перепуганной девочки.

— Книга… — прошептала она. — Книга!

Дочь Гингемы

На темно-коричневой обложке было вытеснено изображение фигуры старика с высоким лбом и длинной бородой. Он не был похож ни на Жевунов, ни на Мигунов. Конечно же это был великий Торн!

Корина уселась на крышке сундука и стала листать плотные пергаментные страницы. Они были испещрены черными буквами и непонятными рисунками.

— Жаль, Гингема не научила меня читать, — огорченно вздохнула девочка.

— Вернее, ты сама не захотела учиться, — напомнил хозяйке Нарк. — Ты тогда вопила так, словно тебя собирались резать…

— Помолчи, — сурово прервала его Корина.

Она соскочила с сундука и подошла к полированному серебряному блюду, висевшему на стене пещеры. Оно служило зеркалом, хотя Гингема и не любила в него смотреться.

В полутьме Корина едва разглядела свое лицо. Ей показалось, что оно чуть вытянулось и щеки стали не такими пухлыми, как раньше.

— Я расту, — убежденно сказала Корина. — Когда-нибудь я стану взрослой и овладею всеми магическими заклинаниями. Я обязательно сделаю это, Нарк!

Волк кивнул. Он верил, что когда-нибудь Корина станет настоящей волшебницей. Но… в стране Торна есть еще могущественная Бастинда с ее проклятыми Летучими Обезьянами и Стелла, обладавшая секретом вечной молодости. Нельзя забывать и о Виллине. Кроме того, в Изумрудном городе живет Великий и Ужасный Гудвин. И еще недавно появилась какая-то фея Убивающего Домика… Не слишком ли много соперников для маленькой девочки?

Но Нарк не стал делиться с хозяйкой своими сомнениями, тем более что она в самом деле чуть-чуть подросла.

Корина положила в котомку чародейскую книгу, обвела на прощанье пещеру Гингемы грустным взглядом и сказала:

— Пора, Нарк.

— Куда мы направимся на этот раз, хозяйка? — деловито осведомился волк.

— Куда глаза глядят, — серьезно ответила Корина, усаживаясь на Нарка. — В любую деревню Жевунов. Я скажу, что заблудилась… словом, сам знаешь. Надо ждать, пока я вырасту, ничего не поделаешь. Ждать и ума набираться…

С той поры прошло много лет. Корина росла очень медленно — ведь для нее десятилетие равнялось всего одному году. Как и прежде, она переходила из деревни в деревню, чтобы люди чего-нибудь не заподозрили. Но на этот раз девочка вела себя куда умнее. Она больше не колдовала на глазах у всей деревни.

«Жевунам ни к чему знать, что я волшебница, — решила девочка. — Иначе рано или поздно их болтовня дойдет до ушей Стеллы и Виллины! А вдруг та же Виллина прознает, что я — приемная дочь Гингемы, и обрушит мне на голову какой-нибудь дом или скалу?».

От этих мыслей Корине становилось не по себе.

Отныне она играла роль самой обычной девочки, но в отличие от других детишек, Корина охотно копалась в огородах, собирала грибы, шила, убирала в доме и готовила еду. Очередные приемные родители не могли нарадоваться на послушную девочку и очень огорчались, когда та внезапно исчезала. Только одна странность всегда удивляла Жевунов: девочка каждый день уходила на часок-другой в лес. Добрые Жевуны даже не подозревали, что Корина встречалась там со своим другом волком и училась колдовать. Девочка быстро освоила чтение и теперь усердно, страницу за страницей, одолевала магическую книгу Торна. Учение давалось ей нелегко, но в девочке неожиданно проснулось упорство.

Дочь Гингемы

Однако Корина ходила в лес не только поэтому. Подружившись с птицами, она стала узнавать обо всем, что происходит в Волшебной стране. А происходило там многое…

От знакомой сороки Корина услышала о гибели Бастинды (эта весть очень обрадовала Нарка), об отлете куда-то за Кругосветные горы волшебника Гудвина и о возвращении в Большой мир Элли, феи Убивающего Домика. Корина даже подпрыгнула от радости — у нее теперь лишь две соперницы! Но на своем длинном хвосте сорока принесла и еще кое-какие вести. Она рассказала о друзьях Элли — Железном Дровосеке, Страшиле и Льве. Первый стал правителем Фиолетовой страны, второй — Изумрудного города, а третьего выбрали своим повелителем звери. Хоть три друга и не были магами, но они дружили с Виллиной и Стеллой. Это очень не понравилось Корине.

Прошло еще много лет. Однажды юная волшебница вернулась из леса в свой очередной дом после свидания с Нарком в приподнятом настроении. Она и сама не могла понять причину своей радости. Казалось, сегодня должно было произойти что-то очень важное. Но что?

Войдя в свою комнату, Корина случайно бросила взгляд в зеркальце, висевшее на стене. Вот уже несколько лет она старалась не смотреться в него, чтобы не расстраиваться при виде своего слишком юного лица.

Дочь Гингемы

Корина вздрогнула. На нее смотрела красивая девушка лет четырнадцати. Девушка!!

— Наконец… — прошептала она со слезами на глазах. — Теперь я могу действовать… Настала пора испытать мои силы. Как знать, быть может, я уже могу стать королевой?…