Дочь Гингемы.

Дочь Гингемы Дочь Гингемы

Дорогие ребята!

Когда мне было столько же лет, сколько вам сегодня, я жил неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский.

Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского.

Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц — Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране и поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то так счастлива? Неужели на пороге смерти — а люди в Большом мире, увы, смертны, — друзья не придут ей на помощь?

К сожалению, в последующих повестях А. Волкова «Урфин Джюс…», «Семь подземных королей» и других, ответов на эти вопросы не было. И тогда я решил вернуться к первой книге — «Волшебник Изумрудного города» — и написать свое собственное продолжение, свой сериал. Надеюсь, что вы подружитесь с героями моих книг и будете с увлечением следить за их удивительными приключениями.

Сергей Сухинов.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Ленивая чародейка.

Дочь Гингемы

Глава первая. ГРАФИНЯ-КОЛДУНЬЯ.

Дочь Гингемы

Давным-давно во Франции жила могущественная чародейка по имени Гингема. Она обитала в лесу, в мрачном замке за высокими каменными стенами, окруженными глубоким рвом. Гингема зачастую покидала свое убежище и появлялась в Париже при дворе короля Луи. Здесь она была известна как графиня де Барр и слыла одной из самых красивых дам королевства. У нее были прекрасные черные волосы, белоснежная кожа и карие глаза цвета лесного ореха. Влюбившись в красавицу графиню, король предложил ей руку и сердце.

Мать Луи была очень огорчена этим. Ведь поговаривали, что графиня де Барр общается с нечистой силой. По приказу матери короля один из рыцарей тайно пробрался в замок графини и увидел ее среди сушеных змей, пауков и мышей. Превратившись на его глазах в старуху с длинными седыми волосами и крючковатым носом, Гингема шептала слова заклинаний, помешивая в котле какое-то колдовское варево.

Узнав об этом, король Луи рассвирепел и приказал схватить чародейку. Замок Гингемы был окружен полком гвардейцев. Могучие стены затряслись под ударами пушечных ядер. Колдунья хотела бежать через подземный ход, но командир полка приказал спустить туда воду из рва. Едва не утонув, Гингема вернулась в замок.

Дочь Гингемы

Она поднялась на главную башню и посмотрела вниз. Лес кишел солдатами. В глазах рябило от костров и факелов. «Смерть ведьме! — неслось со всех сторон. — Смерть!» Заметив фигуру в белом платье, солдаты тут же смолкли. Тогда Гингема злобно крикнула:

— Вы не захотели сделать меня своей королевой, жалкие твари, но страшитесь — я стану вашей смертью! Клянусь, я изведу вас, ничтожные людишки! И на земле останутся лишь мои любимые паучки да мышки, змеи да лягушки!

Глаза Гингемы загорелись дикой яростью и внезапно метнули голубую молнию. Трава вспыхнула.

Дочь Гингемы

Солдаты испуганно перекрестились. Но командир полка в ответ на угрозы колдуньи только рассмеялся:

— Что же ты не сделаешь этого сейчас, пугало огородное? Давай, сжигай мою армию ведьминым огнем!

Гингема посмотрела на него, скрипя зубами от бессильной ярости.

— Да, пока я не могу этого сделать! — взвыла она. — Но я знаю, где найти волшебное заклинание необычайной силы. Оно вызовет такой ураган, что на земле не останется ни одного человека, слышите — ни одного!

Внезапно Гингема превратилась в страшную, сгорбленную старуху, вскочила на помело и взмыла в воздух. Солдаты побросали оружие и со страху попадали на землю.

С тех пор графиню де Барр во Франции никто не видел.

От сказочного народа Гингема знала о далекой Волшебной стране, о ее создателе могущественном Торне и его трех книгах, в которых были собраны чародейские заклинания со всего мира. Всеведущие гномы говорили, что Торн давно умер, так и не дождавшись прихода в его страну сказочного народа, а ведь как раз для него он и сотворил этот волшебный край. Ныне там обитают лишь какие-то люди-коротышки, робкие и совершенно незнакомые с волшебством.

«Я могу стать повелительницей этой страны, — размышляла Гингема, пролетая в ночном небе над вершинами деревьев и распугивая всех сов и филинов. — Моего колдовства хватит на то, чтобы запугать ее глупых обитателей. Разве кто-нибудь умеет лучше меня вызывать бури и грозы? Пикапу, трикапу, лорики, ерики… Эти ничтожные карлики будут ползать передо мной на коленях! Днем и ночью они будут собирать для меня змей, пауков и лягушек, а я тем временем займусь поисками волшебных книг Торна. Старик наверняка хитро запрятал их, да меня не проведешь. Когда я овладею всеми чародейскими заклинаниями… Тогда я посчитаюсь и с королем Луи, и со всеми прочими ничтожными людишками. Я стану королевой, но не Франции, ха-ха, на что мне эта жалкая страна? — я стану повелевать всем миром!».

Гингема была хоть и могущественной колдуньей, но все же немного самонадеянной. Она забыла, что на свете есть и другие волшебницы.

Трудным и опасным оказался ее путь через океан. Несколько раз Гингема попадала в бури, и даже ее магия не могла остановить разбушевавшуюся стихию. Порой она так низко спускалась на своем помеле, что волны едва не касались ее ног. Гингема визжала от страха — ведь плавать она не умела — и вновь взмывала в грозовое небо. Вокруг сверкали молнии, воздух раскалывался от раскатов грома, и колдунья мечтала уже не о королевской короне, а лишь о том, как бы живой добраться до суши.

Наутро Гингема все же достигла Американского материка. Еще несколько дней она потратила на поиски Кругосветных гор. Из последних сил колдунья перелетела через перевал и оказалась на залитой солнечным светом лужайке, окруженной фруктовыми деревьями. По одному лишь необычному вкусу плодов ей стало ясно, что это на самом деле Волшебная страна. Оставалось только вымыть запыленное лицо, почистить перепачканное в пути платье и завоевать страну. А потом можно будет и отдохнуть с дороги.

Но не тут-то было! В голубом небе почти одновременно проскользнули три облачка. Они медленно опустились на лужайку, и огорченная Гингема увидела еще трех волшебниц. Среди них была ее старшая сестра Бастинда — одноглазая старуха с неизменным зонтиком под мышкой. Немолодая женщина с добрым, простоватым лицом назвалась Виллиной, а светловолосая красавица — Стеллой. Гингема была наслышана об их могуществе и недовольно поморщилась при виде нежданных соперниц.

— Э-э, да это моя дорогая сестричка! — скрипучим голосом сказала Бастинда. — Давненько не виделись. Говорят, тебя изгнали из какого-то королевства? А ты постарела, постарела, ха-ха-ха!

Гингема открыла уже рот, чтобы возразить, но глянула в протекающий рядом ручей и увидела, что забыла изменить внешность и все еще пребывает в облике старой ведьмы. Она хотела было вернуть себе прежнюю привлекательность, но посмотрела на Стеллу и удержалась. Молодая чародейка была КРАСИВЕЕ ЕЕ!

— Прочь отсюда! — закричала Гингема, брызгая слюной. — Это моя страна, я первой прилетела сюда!

— Э-э, брось, — усмехнулась Бастинда и угрожающе взмахнула зонтиком. — Ты с детства не любила делиться, да на этот раз придется. Я решила поселиться здесь, в краю Торна. Житья не стало в Большом мире, чтоб ему провалиться! А здесь солнышко, тепло…

Дочь Гингемы

— Тепла ей захотелось! — недоверчиво фыркнула Гингема, уперев руки в бока. — Знаю я тебя. Небось волшебные книги Торна хочешь прибрать к рукам? Надоело дрожать при виде каждого дождевого облачка, а?

— Волшебные книги еще надо найти, — негромко сказала Виллина, покачав головой и пытливо глядя на сестер-колдуний. — Да и хватит ли вам мудрости использовать их магическую силу на благо жителей этого прекрасного края?

— Верно! — поддержала ее Стелла нежным, певучим голосом. — И пожелают ли жители Волшебной страны принять таких гостей, как вы?

Гингема нахмурилась.

— Мне дела нет до их желаний. Главное — захочу ли я стать повелительницей этой страны. Кстати, как она называется?

Виллина достала из складок своего платья крошечную книжку, подула на нее, и та прямо на глазах превратилась в волшебную книгу. Полистав ее, Виллина прочла, что в краю Торна ныне находятся Голубая, Желтая, Фиолетовая, Зеленая и Розовая страны. Она предложила волшебницам мирно поделить их между собой и не доводить дела до войны, которая может принести много горя обитателям этого чудесного края.

Гингема смерила соперниц недовольным взглядом. Бастинду она с детства терпеть не могла, однако немного побаивалась. На голове старшей сестрички красовался золотой шлем — по слухам, с его помощью Бастинда повелевала могучим племенем Летучих Обезьян. Виллина славилась как самая мудрая среди добрых волшебниц, а Стелла — как самая могущественная, да к тому же обладавшая секретом вечной молодости. Связываться с ними Гингема не решилась.

— Ладно, — буркнула она. — Так в какой стране мы находимся?

— В Голубой, — ответила Виллина, вновь заглянув в свою книгу. — Здесь обитают Жевуны.

— Сойдут и Жевуны, — согласилась Гингема. — А теперь убирайтесь из моей страны, чтобы я вас больше не видела!

Остальные три волшебницы бросили жребий. Бастинде досталась Фиолетовая страна, Виллине — Желтая, а Стеле — Розовая. После этого три чародейки сели на белые облачка и разлетелись по своим странам. Но перед этим Виллина сказала:

— Учтите, Гингема и Бастинда, — вы не должны покидать пределы своих стран, иначе я объявлю вам войну. Я знаю, вы обе хотите завладеть книгами Торна и стать еще более могущественными — для того сюда и прибыли. Страшно подумать, что случится на земле, если вам станут известны секреты Высокого Чародейства! Я буду следить за вами и не дам свершиться Злу. Но как знать, может, благословенный воздух этой чудесной страны, доброта ее жителей смягчат ваши черствые сердца? Этот край создан для Добра. Торн сотворил его для всего сказочного народа, и тут хватит места для всех! Но Злу здесь места нет.

Гингема в бессильной злобе наблюдала, как три соперницы исчезают в голубом небе. От ее хорошего настроения не осталось и следа.

Дочь Гингемы

Взобравшись на высокую скалу, она завопила таким пронзительным голосом, что вскоре на опушку леса сбежались жители всех окрестных деревень. Тогда Гингема объявила себя правительницей Голубой страны и пригрозила ее обитателям ураганами, наводнениями и засухами. Жевуны озадаченно переглянулись. Но когда в небе заблистали молнии, а деревья стали валиться на землю под напором бури, робкие человечки опустились на колени. Рыдая, они согласились признать Гингему своей властительницей. Колдунья обложила их данью. Каждый день Жевуны должны были приносить ей по корзине змей, жуков, жаб и пауков. Зарыдав еще сильнее, Жевуны согласно закивали головами. Они очень боялись змей, терпеть не могли пауков, но разве можно перечить такой могущественной волшебнице?

Поначалу Гингема хотела построить себе чудесный дворец — не хуже, чем у короля Франции, — но затем раздумала. От мысли, что даже здесь, в краю Торна, она не является единственной правительницей, у нее сразу портилось настроение. Ну как тут покорить мир, когда под боком такие соседки?

Мрачная, недовольная всем колдунья поселилась в самой темной и сырой пещере, которую смогла разыскать на склонах гор. Вместо ковров она повесила на стенах связки сушеных мышей, а вместо мраморных скульптур украсила пещеру чучелом крокодила. Робкие Жевуны со страхом приближались к ее жуткому жилищу, и Гингеме нравилось видеть ужас в их глазах.

Проходил год за годом, но могущества у колдуньи не прибавилось. Она обыскала все уголки своей страны, заглянула во все пещеры, обошла все леса, но жилища Торна так и не нашла. Не оказалось его и в соседней, Зеленой стране, которую волшебницы договорились оставить свободной. Значит, Торн жил в другом месте. Но где? А вдруг его замок нашла Бастинда и теперь готовится уничтожить своих соперниц, включая и сестру? Книги Торна могли попасть в руки и Стелле, а эта красотка может захотеть очистить Волшебную страну от зла. Бр-р-р, страшно подумать об этом! Но если наследство великого чародея окажется у Виллины… Кто знает, чего ждать от этой невзрачной на вид женщины с мудрыми, добрыми глазами? Виллина жила в своей Желтой стране, словно отгородившись невидимой стеной. Трижды Гингема пыталась проникнуть туда, но каждый раз какая-то сила уводила ее с пути. Идя по прямой дороге в лесу, она вдруг оказывалась вновь в Голубой стране, и с этим ничего нельзя было поделать.

Наконец, спустя почти полвека, Гингеме надоело одиночество. Ей ужасно хотелось поговорить с кем-то, излить душу, пожаловаться на жизнь. Но разве с этими трусливыми Жевунами поговоришь? Они тряслись от страха даже при звуке ее шагов.

В конце концов, Гингема не выдержала и воспользовалась своим главным колдовством. Она вновь превратилась в красивую молодую женщину и пошла по тропинке через лес к ближайшей деревне. Впервые за долгие годы она напекла пирожков, чтобы угостить ими окрестную ребятню. Хоть на час ей захотелось вновь стать графиней де Барр и увидеть в глазах своих подданных не только страх, но и восхищение.

Войдя в густой бор, Гингема занервничала. Ей показалось, что кто-то следит за ней.

Вскоре из зарослей папоротника вышел громадный волк и остановился на тропинке, опустив голову и ощерив клыки. Гингема вздрогнула — они были железными!

— Что же ты, красавица, ходишь по лесу одна? — укоризненно сказал зверь. — А вдруг на тебя нападет серый волк?

— Волк? — удивилась Гингема. — Не слышала, чтобы в Голубой стране водились волки. Щенки встречаются, это верно, да их можно поучить розгой.

— Ну что ж, попробуй, — угрюмо сказал зверь и шагнул к женщине.

Гингема усмехнулась. Приступ страха уже прошел.

«Все-таки хорошо быть волшебницей, — подумала она. — С этим-то железнозубым я справлюсь…».

Волк присел, готовясь к прыжку, и в этот момент Гингема вновь превратилась из молодой красавицы в безобразную старуху. Она протянула руку и сорвала ветку с ольхи. Та тотчас вспыхнула. Гингема хлестнула горящей веткой прямо перед носом ошеломленного зверя, — и земля запылала, словно солома.

Дочь Гингемы

— Что же ты не прыгаешь? — насмешливо полюбопытствовала колдунья.

Волк прижал уши и лег на брюхо, скуля от страха.

— Прости, Гингема, я не узнал тебя! Я пришел, чтобы наняться к тебе на службу.

— На службу? — удивилась колдунья и одним движением брови погасила ветвь. — Да на что это тебе? Разве ты не можешь найти в лесу добычу? Зайцев и лис здесь хватает.

Глаза хищника недобро блеснули.

— Я хочу отомстить.

— Кому?

— Бастинде, твоей сестре.

— Что-о? Да кто же ты такой?

Оказалось, что волка звали Нарк. Он был вожаком стаи железнозубых, живущих в густых лесах на границе Фиолетовой и Желтой стран. В тех местах не было более свирепых и беспощадных зверей. Даже саблезубые тигры вынуждены были уйти в другие края, не выдержав напора этих злобных, бесстрашных хищников. Самым сильным и умным среди них был Нарк.

Но однажды в лес пришла старушка, назвалась Бастиндой и потребовала покорности от стаи железнозубых.

«Отныне и на веки веков вы будете служить мне, — заявила старуха. — Вы должны являться к Фиолетовому дворцу по моему первому зову, и…».

Дочь Гингемы

Нарк, оскалившись, зарычал на нее:

«Убирайся отсюда, жалкое создание! В тебе нет ни грамма мяса, иначе бы я мигом разорвал тебя. Никогда племя железнозубых не служило ни одному человеку и не будет служить. Да как ты смеешь, мышь полевая, приказывать нам, словно жалким собакам?».

«Смею, милый, смею, — усмехнулась Бастинда. — Батуту, матуту, ерики, морики…».

Она произнесла заклинание, и Нарк почувствовал, как его ноги подгибаются против его желания. Вся стая легла на землю, поползла к старухе и стала облизывать ее башмаки. Как ни крепился Нарк, неведомая сила заставила его делать то же самое.

«Так-то лучше, — вновь усмехнулась Бастинда. — Учтите, голубчики, я — могущественная волшебница. Мне знакомо даже колдовство великого Торна! Отныне вы будете служить мне, и только мне. Скоро вся Волшебная страна будет подчиняться моей воле!».

С того дня жизнь железнозубых превратилась в сплошное мучение. Им пришлось забыть о вольной охоте и веселых играх. Бастинде чуть ли не ежедневно чудились коварные заговоры. Каждый пень в лесу она принимала за вражеского солдата и каждый шум за окном дворца — за начало восстания. Мигуны, которыми она правила, были куда смелее робких Жевунов и к тому же славились мастерством и силой своих кузнецов. Кто знает, быть может, они готовят заговор и собираются свергнуть свою правительницу? Колдунья то и дело свистела в волшебный свисток, вызывая стаю железнозубых. С их помощью ей удавалось держать в страхе жителей Фиолетовой страны.

Наконец Нарку это надоело. Он набрался мужества и пришел во дворец к Бастинде.

«Хватит изводить мою стаю своими вызовами, вздорная старуха, — прорычал он. — Ты не даешь покоя ни нам, ни бедным Мигунам. Не знаю уж, как тебе стало известно магическое заклинание Торна, но оно попало в плохие руки!».

Перепуганная Бастинда начала бормотать заклинание, с помощью которого она управляла стаей железнозубых, но от страха перепутала все слова. С визгом она помчалась по дворцу, а Нарк длинными прыжками преследовал колдунью. Он не спешил прикончить свою мучительницу, ему хотелось растянуть удовольствие.

Громко вопя, Бастинда вбежала в свою спальню и дрожащими руками открыла сундук. Нарк сел у порога, насмешливо наблюдая за струсившей старушкой. Что может сделать эта выжившая из ума колдунья?

Но он недооценил Бастинду. Та вынула из сундука Золотую шапку и пробормотала:

«Бамбара, чуфара, лорики, ерики, пикапу, трикапу, скорики, морики! Явитесь передо мной, Летучие Обезьяны!».

Не успел Нарк и глазом моргнуть, как на него вихрем набросились летучие твари.

«Бросьте этого неблагодарного волка в самое глубокое ущелье! — завизжала Бастинда. — Он посмел напасть на меня, свою хозяйку!».

Четыре обезьяны вынесли вырывавшегося Нарка через окно и полетели в сторону Кругосветных гор. Здесь они сбросили волка в скалистое ущелье и улетели восвояси.

Железнозубому повезло. Он рухнул на вершину огромной ели, скатился с нее, словно с горки, и упал в небольшое, но глубокое озеро.

— С той поры я хочу только одного — отомстить своей бывшей хозяйке, — глухим голосом закончил рассказ Нарк. — От одной белки я услышал, что злейший недруг Бастинды — повелительница Голубой страны. Возьми меня на службу, и вместе мы одолеем твою сестру!

— Хорошо, — подумав, согласилась Гингема. — Пойдем ко мне в пещеру.

Ей уже расхотелось идти в деревню к Жевунам: судьба подарила ей друга, — чего же еще?

С той поры Гингема окончательно потеряла покой. Теперь она твердо знала, что ее сестра раздобыла по крайней мере одну волшебную книгу Торна. Значит, надо каким-то путем проникнуть в Фиолетовый дворец и выкрасть ее. Но как это сделать?

Вскоре судьба преподнесла Гингеме еще один подарок.

Глава вторая. ДЕТСТВО КОРИНЫ.

В нескольких милях от пещеры Гингемы, на небольшой поляне посреди леса, находилась деревня Дарум. В ней жили собиратели грибов и лечебных трав. Нигде больше в Голубой стране не сыскать было таких замечательных лекарей — увы, даже обитатели этого райского уголка порой чувствовали недомогание. Когда на рынок в Когиду, столицу Голубой страны, прибывали сборщики грибов из Дарума, к их возам сбегались Жевуны со всех окрестных деревень. Только у дарумцев можно было купить самые редкие и вкусные грибы, и только они умели их так вкусно сушить и мариновать. Жевуны знали толк в еде, и потому покупателей у купцов из Дарума всегда хватало.

Понятно, что дарумцы старательно оберегали секреты своего ремесла. Никто из жителей Голубой страны не знал лугов, на которых собирались редкие лечебные травы, или лесных чащоб, в которых росли сладкие крапчатые грибы. Из поколения в поколение дарумцы передавали рецепты целебных настоев и способы варки грибов, при которых даже подосиновики не темнели и сохраняли оранжевый цвет своих шляпок.

Гингема дважды прилетала на помеле в Дарум. Она хотела заставить местных жителей собирать для нее редкие травы, необходимые для приготовления колдовских зелий. Но каждый раз дарумцы быстро прятались в темных урочищах и глубоких лесных оврагах, так что даже колдунья не могла их там сыскать. В конце концов Гингема решила оставить упрямцев из Дарума в покое — и без них у нее хватало слуг.

И вот однажды в семье Дило Новина и его жены Гоны родилась дочка. Родители были уже довольно пожилыми, а девочка была их первым ребенком. Вся деревня сбежалась, чтобы полюбоваться на чудесные зеленые глаза девочки и на ее пока еще редкие, но очень красивые темные волосики. А как забавно она двигала челюстью, словно уже что-то жевала!

Девочку назвали Кориной. Отец решил сделать из нее лучшую сборщицу грибов в деревне, ну а мать — передать ей все тайны своего ремесла травницы.

Увы, мечтам престарелых родителей не суждено было сбыться. Корина оказалась на редкость ленивой и упрямой девочкой. Она терпеть не могла леса, не любила грибов и морщила прелестный носик при виде кипрея или ландыша. Из цветов ей нравились только алые розы, и вовсе не потому, что из их лепестков делают целебное масло и варят отличное варенье, — нет, Корина была покорена их красотой. Она очень любила закалывать розу в свои пышные волосы и разгуливать по деревне, ловя на себе восхищенные взгляды мальчишек.

Ей было пять лет, когда отец чуть ли не силой повел дочь на сбор крапчатых грибов. Они встречались в лесу очень редко и потому высоко ценились на ярмарке в Когиде. Никто, кроме Дило Новина, не знал, что они в изобилии растут на Еловом острове посреди Гнилого болота. Место было глухое, опасное, брод через трясину — узкий. Всего шаг в сторону — и можно мигом сгинуть в темной жиже, даже крикнуть не успеешь. Но Дило знал путь среди кустарников и мертвых сосен как свои пять пальцев и хотел, чтобы и дочь запомнила его.

— Крапчатые грибы надо собирать в полнолуние, лучше — после сильного дождя, — говорил Дило, идя по лесной тропинке чуть впереди Корины. — Шляпки надо класть в корзину со свежей крапивой, а ножки сначала промывают в родниковой воде, а затем пересыпают листьями ландыша. Мать покажет тебе, как готовить из них целебный отвар, очень полезный при простуде… Ты слышишь меня, дочка?

— Слышу, слышу, — буркнула в ответ Корина.

На самом деле все, что говорил отец, пролетало у нее мимо ушей. Нет, не о грибах мечтала Корина! Однажды мать рассказала ей о волшебницах, некогда прилетевших в страну Торна. С тех пор Корина потеряла покой. В снах она видела себя такой же могущественной, как Виллина, страшной, как Гингема, коварной, как Бастинда, и прекрасной, словно Стелла. Ей хотелось жить в роскошных дворцах, одеваться в пышные платья и творить чудеса одним мановением руки.

«Хорошо быть волшебницей, — думала девочка. — Не надо ничего делать, сиди себе на троне, ешь вкусные пирожки да маши рукой. Взмах — и в небе сверкают молнии. Другой — и прямо под окнами дворца вырастают тысячи кустов алых роз. Третий — и все подвалы заполняются бочонками с квашеными грибами и корзинами с сушеными травами. И не надо бродить с утра до ночи по этому противному лесу, терпеть укусы комаров и вздрагивать при вое волка или уханье филина… Неужели ей придется всю жизнь просидеть среди этих гадких трав и грибов?».

Дочь Гингемы

— Все, пришли, — сказал Дило.

Девочка огляделась и увидела, что они стоят на краю обширного болота, заросшего редкими кривыми сосенками и низким кустарником. Было раннее утро, и над буро-зеленой поверхностью болота стелился слоистый туман. Корина поежилась от холода.

— Неужели мы полезем в эту, б-р-р, грязную воду? — тревожно спросила она.

— Ничего не поделаешь, — пожал плечами Дило. — Да ты не бойся, в это время года здесь неглубоко. Ты в своих сапожках пройдешь до самого Елового острова и ног не замочишь. Только, чур, иди за мной след в след и запоминай дорогу. Я вех здесь не ставил, не то завтра полдеревни сбежится собирать мои грибы.

Он решительно ступил в мутную воду. Корина даже зажмурилась: ей казалось, что отец сразу же уйдет с головой под воду. Однако он погрузился в густую жижу только по щиколотку.

Оглянувшись, Дило подмигнул дочке:

— Не трусь! Здесь до острова рукой подать. Соберем грибы, а назавтра повезем на ярмарку. Мать купит тебе новое платье и башмачки, как обещала! Только не отставай от меня и не вздумай хоть шаг сделать в сторону.

Дочь Гингемы

Корина нехотя последовала за отцом. Вскоре девочка поскользнулась и едва не упала в трясину — хорошо, отец успел подхватить ее на руки.

— Не пойду я на твой противный остро-о-ов! — разревелась Корина. — Иди са-а-ам!

Она уселась на валун под елью и стала стягивать с ног сапоги, хлебнувшие немного воды.

— Ну что с тобой делать! — огорченно сказал Дило. — Э-эх, была бы ты парнем… Да ладно, посиди здесь, подожди. Только уговор — никуда отсюда не уходить. Я скоро вернусь — через час, а может, и быстрее. Договорились?

Корина кивнула, продолжая всхлипывать.

Когда отец ушел, ей стало страшно. Туман над болотом еще более сгустился. Где-то среди крон высоких елей закаркала ворона. Оглядевшись, Корина заметила среди подлеска пару светящихся огоньков.

— Волк… — прошептала она, вытаращив от испуга глаза. — Во-о-олк!

Поспешно надев сырые сапоги, она вскочила с валуна. Кусты затрещали, словно в них и впрямь скрывалось какое-то животное.

— Во-о-олк! — завопила Корина. — Папа, помоги, — волк!!

Не помня себя от ужаса, Корина бросилась по тропе прочь от болота. Ей казалось, что позади она слышит чье-то хриплое дыхание.

Остановилась девочка, только когда окончательно выбилась из сил. Тяжело дыша, она оглянулась, но никого не увидела.

Сев на пень, Корина отдышалась и вдруг поняла, что заблудилась. Она и не заметила, как свернула с тропинки и оказалась в еловой чаще. Этого места она не помнила.

— Папа! — закричала перепуганная девочка. — Па-а-па-а-а!

Но отозвалось ей только гулкое эхо.

Впервые Корина пожалела, что не слушала отца. А ведь он не раз говорил: «Заблудиться в нашем лесу может только глупец. Запомни, дочка, наш дом находится по правую руку от заходящего солнца…» Или по левую? Корина не могла точно вспомнить. Что-то отец ей рассказывал о том, как определять стороны света по мху на стволах деревьев и по муравейникам… Но что?

Всхлипывая, девочка пошла наугад. Ей было страшно, как никогда в жизни. Где-то наверху, среди густых крон, светило солнце, но до земли доходили лишь редкие, тонкие лучи. Почва была упругой, устланная желтой прошлогодней хвоей. То и дело Корине попадались заросли высокого папоротника, громадные красные мухоморы и множество других грибов. Девочке очень хотелось пить и есть. Она помнила, что можно есть в сыром виде молодые побеги папоротника-опахала и несколько видов грибов, но не могла их распознать.

Только к вечеру обессилевшая, насмерть перепуганная девочка наконец-то вышла из леса. Перед ней возвышалась огромная, уходящая прямо в серые облака гора. У ее подножия темнел вход в пещеру. Рядом с ним на высоком шесте скалил зубы лошадиный череп.

— Мама… — прошептала Корина, со слезами глядя на незнакомое жуткое место. — Мама… Ой!

Из пещеры вышел волк. Увидев девочку, он тихо зарычал.

— Посмотри, хозяйка, кто пожаловал к тебе в гости, — сказал Нарк.

Корина охнула и закрыла лицо руками. Гингема неохотно оторвалась от стряпни. На ужин она жарила жирных угрей и варила похлебку из уток.

Дочь Гингемы

— Можно я ее съем, хозяйка? — оскалил железные клыки Нарк.

Гингема вышла из пещеры, вытирая руки о передник.

— Ого, какой зайчишка к нам прибежал! — усмехнулась она. — Давненько Жевуны к нам по своей воле не захаживали… А она симпатяшка, Нарк. Ты посмотри, какие у нее пышные волосы! А какие белые ручки! Похожа на меня в молодости, честное слово.

Нарк покосился на седую старуху и проворчал:

— Вот уж не думал, что колдуньи были когда-то девчонками.

— Колдуньи? Вы — колдунья Гингема?

Страх у Корины мигом пропал. Она восхищенными глазами посмотрела на старуху.

— Ой, как здорово! Бабушка, вы научите меня колдовать? Мне просто опротивели эти Жевуны со своими грибами да ягодами.

Дочь Гингемы

— Какая я тебе бабушка? — зло ощерилась Гингема. — Хм… А впрочем… почему бы и нет?

С той поры Корина осталась жить в пещере у Гингемы. Она и думать забыла о своих родителях. Бедные Дило и Гона прочесали вдоль и поперек лес, но не нашли даже следов пропавшей дочки. Им помогали жители всех окрестных деревень. Конечно, никому и в голову не могло прийти, что девочка преспокойно живет у злой правительницы Голубой страны… Поискав девочку с неделю, Жевуны решили, что Корину съел волк или она утонула в каком-нибудь из многочисленных болот. С горя родители Корины заболели и вскоре умерли. Они так и не узнали, что их дочка учится волшебству у могущественной колдуньи.

Глава третья. УРОКИ ВОЛШЕБСТВА.

— Да не град делай, а дождь! Ой, как больно! Что же ты делаешь, бестолковая!

Крупная, величиной со сливу, градина упала прямо на крючковатый нос Гингемы, и ведьма завертелась на месте от боли.

Корина хихикнула. Она сидела на плоском камне, возле шеста с лошадиным черепом, и колдовала. Вернее, пыталась колдовать, но все шло у нее наперекосяк. Она путала слова заклинания и вместо «буфало-муфало-хруфало» произносила «бухвало-трухвало-мухвало», поднимала не левую руку, а правую, сгибала на руках не мизинцы, а большие пальцы.

В результате вместо легкого облачка появлялась грозовая туча, а то и просто стая галок. Южный ветер оборачивался холодным туманом, землетрясение — нашествием лягушек, гроза — снегопадом. Но чаще всего у Корины вообще ничего не получалось. В голове у нее замешалась каша из ежедневных уроков Гингемы, и расхлебать ее было сложно. К великому разочарованию девочки, колдовать оказалось совсем нелегко. Да и что это за магия — вызывать дожди да ураганы? Выяснилось, что всесильная Гингема вовсе не всесильна. Она не знала даже, как волшебством сотворить себе тарелку дымящихся пирожков. Тоже мне колдунья!

Нарк, как всегда, сидел неподалеку и, высунув язык, с насмешкой наблюдал за неудачными опытами Корины. За прошедшие три года он подружился с девочкой. Она была ленивой и капризной, взбалмошной и упрямой, жестокой и раздражительной, но, в отличие от Гингемы, могла быть и доброй. Порой она неожиданно обнимала Нарка за шею и начинала почесывать волка за ушами, что-то нежно шепча. Нарк, который в жизни ни от кого не слышал ласкового слова, буквально таял в такие минуты. Случались они редко, куда чаще Корина выкидывала с ним злые штучки: то привязывала к хвосту пылающий пук соломы, то окатывала ведром холодной воды. Но все же девочка могла быть и другой. Ради этих недолгих дружеских бесед Нарк был готов вытерпеть от своей маленькой хозяйки что угодно.

Поначалу Гингему сердила дружба громадного зверя и девочки, но она вскоре махнула на них рукой. «А девчонка далеко пойдет!» — с тайной завистью думала она, глядя, как Корина с хохотом таскает за хвост железнозубого зверя и скачет на нем, словно на коне, по лесу.

Дочь Гингемы

В остальном же Корина ее разочаровывала. Девочка была непроходимой лентяйкой. Она не умела ни готовить, ни наводить порядок в пещере, ни стирать одежду, ни шить — словом, ничего. Больше того, она не хотела ничему учиться. Однажды колдунья в сердцах произнесла одевальное заклинание, чтобы хоть как-то поднять девочку с постели. Его-то Корина хорошо запомнила, и с той поры Гингема каждое утро видела, как к кроватке Корины важно шествуют башмачки, за ними ползут, словно гусеницы, носки, и завершает шествие платье, плывущее по воздуху, точно розовое облако.

— Вот такое колдовство мне нравится, — заявила Корина, в очередной раз одевшись, даже не пошевелив пальцем. — Мама, научи меня, как заставить дрова складываться в костер, а котел — ходить по воду к ручью.

Дочь Гингемы

Гингеме очень нравилось, когда девочка называла ее мамой, но на подобные просьбы она неизменно отвечала отказом.

— Лентяйкам такие вещи знать ни к чему, — угрюмо говорила она. — Дай тебе волю, ты из кровати подняться не захочешь. Колдовство — это тяжелое ремесло, моя девочка. Ты должна научиться делать все, что умею я, а затем идти дальше. Когда-нибудь мы сумеем завладеть магическими книгами Торна и тогда прогоним из страны мою одноглазую сестричку и этих заносчивых Стеллу и Виллину. А потом… потом я сумею стать властительницей мира! Мы с тобой будем править всей землей…

— А-а… — зевнула Корина. — Слышала, слышала я это уже раз сто. Повелительница мира, ха-ха! Живем в пещере, словно медведи, среди пауков, сушеных мышей и прочей дряни. Фу, надоело! Хорошо бы жить во дворце, носить роскошные платья, танцевать с красивыми кавалерами…

— Мала ты еще, чтобы думать о кавалерах! — Гингема сердито стукнула посохом по земле.

— Почему же мала? — возмутилась Корина. — Как таскать тяжелые котлы с зельем — так не мала, а как танцевать — так мала! Мне, к твоему сведению, уже восемь лет, мамочка!

Колдунья озадаченно почесала затылок. Она как-то упустила из виду, что Корина постепенно растет и скоро станет девушкой. Девушкой! А ума да знаний у нее, словно у молокососа-несмышленыша. Если дело и дальше так пойдет, то Корина успеет состариться, так и не научившись вызывать даже небольшой ураган. Разве такая неумеха сумеет справиться с другими колдуньями? Она, Гингема, не вечна, может и умереть. Что тогда будет с ее глупой дочкой? Бастинда съест ее с костями, только оближется! Что же делать?

Нахмурившись, Гингема грохнула посохом о камень с такой силой, что из него прямо в небо взвилась извилистая молния. Раздался оглушительный удар грома.

— Ты будешь учиться или нет, глупая девчонка? — рявкнула колдунья так, что даже Нарк присел от страха. — Говори, будешь?

Но Корина ничуть не испугалась.

— Э-э… — протянула она, высунув язык. — Страшно как, у-у!.. Пугай этих дурачков-Жевунов, а не меня. Погоди, скоро я вырасту и, сама уйду от тебя. Очень нужно жить в этой сырой пещере всю жизнь! Я во дворец хочу, и чтобы мне все кланялись и делали все по-моему! Вот исполнится мне двадцать лет, я стану взрослой, и тогда…

— Взрослой? — топнула ногой Гингема. — Так вот ты чего ждешь, лентяйка? Хорошо же, ты станешь взрослой — через двести лет!

Дочь Гингемы

Она подняла посох, направила его ручку в форме головы дракона на Корину и произнесла заклинание:

— Лабуру, мабуру, найти, данти, делани, мелани…

Девочка слушала заклинание, весело болтая ногами. Даже когда из посоха ударила молния и окутала ее голубым сиянием, Корина и бровью не повела. За три года, которые она прожила в пещере Гингемы, она на всякое насмотрелась. Колдунья не раз грозила ей всевозможными карами за лень, но до сих пор даже пальцем не тронула. И на этот раз ничего не произошло.

— Хи-хи, напугала! — рассмеялась Корина. — Все равно я скоро вырасту и перестану тебя слушаться. А сейчас я хочу малины.

— Дерзкая девчонка, — буркнула колдунья. — Мы еще не кончили урок!

— Завтра закончим, — зевнула Корина, сощурив свои чудесные зеленые глаза. — Я устала и хочу поразвлечься. Нарк, пошли!

Волк недовольно покачал головой, но все же подошел к валуну и присел, чтобы Корина могла забраться ему на спину.

— Пока, мамуля! — весело крикнула девочка и, послав воздушный поцелуй Гингеме, умчалась в лес.

Колдунья задумчиво смотрела ей вслед.

— Э-эх, напрасно я это сделала, — пробормотала она. — Теперь обратно не расколдуешь… Ладно, девчонка сама виновата! Но она научится магии, хочет того или нет. Времени у нее будет предостаточно!

Прошел год, другой. Корина по-прежнему проводила все дни напролет в лесу, бегая наперегонки с Нарком, объедаясь ягодами, играя с лесными зверушками. Она подружилась с несколькими белками, лисами и ежами, и те угощали девочку лесными орехами, брусникой и самыми вкусными грибами. Магией она по-прежнему занималась через пень-колоду, но Гингема больше не подгоняла ее.

Наконец Корина стала замечать, что перестала расти. Год проходил за годом, а платье по-прежнему было впору, и башмаки совсем не жали. Обеспокоенная, она сделала зарубку на дереве в день своего одиннадцатилетия и через год с опаской вновь встала рядом со стволом ели. Оказалось, что она ни на дюйм не выросла. А ведь ей уже было двенадцать!

Оседлав Нарка, она вихрем примчалась к пещере и застала Гингему за сборами. Несколько раз в год колдунья уходила в дремучие леса, что лежали между Желтой и Фиолетовой странами. Согласно легендам, где-то там находился замок Торна, но никто, даже вездесущие птицы, не видел его.

«Конечно, замок заколдован, — думала Гингема. — Но раз моя сестричка сумела однажды проникнуть туда и выкрасть магическую книгу, то почему бы мне не сделать то же самое?».

— Ты что со мной сделала, уродина? — закричала Корина, соскакивая с волка и подбегая к Гингеме, которая укладывала в котомку бутылочки и коробочки с волшебными настоями и мазями. — Я же совсем не расту! Совсем!

— Растешь, растешь, — усмехнулась Гингема, завязывая котомку. — Это только Стелле известен секрет вечной молодости, я такого не знаю. Но расти ты будешь в десять раз медленнее, чем остальные Жевуны, а взрослой станешь только через двести лет. Может быть, за это время ты возьмешься за ум и выучишься хотя бы на плохонькую колдунью!

— Ты… ты… — прошептала Корина, не находя слов от негодования, и расплакалась. — Расколдуй меня обратно, противная! Обещаю, что буду прилежно учиться твоему дурацкому колдовству!

Гингема огорченно вздохнула.

— А вот расколдовать тебя я не могу. Не знаю такого заклинания.

— А-а-а!

— Не реви, сама виновата. Если мне повезет на этот раз, то я найду магические книги Торна. А в них может быть заклинание, которое вновь сделает из тебя обычную девочку…

— А-а!.. Ты уже сто раз говорила, что найдешь эти противные книги, и ничего не приносишь… У-у, чтобы тебе утонуть в каком-нибудь болоте!

— И это ты говоришь мне, своей мамочке? — рассердилась Гингема.

— Никакая ты мне не мать, а-а-а!.. Ты — противная, уродливая колдунья, и пещера твоя противная, и змеи твои противные… А-а-а!..

— Поплачь, поплачь, — усмехнулась Гингема. — А когда надоест, прибери в пещере, перебери мышей и почисти котел. Чую, что вернусь на этот раз не с пустыми руками!

Дочь Гингемы

Колдунья села на помело и взмыла в небо. Корина проводила ее злым взглядом.

— Ну ладно, вздорная старуха, — прошептала она. — Когда-нибудь мы еще посчитаемся… А сейчас я уйду. Ни дня больше не останусь в этом противном месте!

Корина вошла в пещеру. Вместо уборки она опрокинула котел с варевом из лягушек и змей, разбросала горшки, сбросила со стен связки сушеных мышей, выбросила из ящиков колдовские травы и коренья. Она перевернула все, ища магическую книгу Гингемы, и все же не нашла ее.

Дочь Гингемы

— Нарк, мы уходим, — раздраженно сказала Корина. — В этой грязной норе и взять-то нечего!

Железнозубый заколебался. Он обожал свою маленькую хозяйку, но побаивался гнева колдуньи.

— Куда же мы направимся? — с сомнением спросил он. — От Гингемы разве спрячешься?

— Мы пойдем в Фиолетовую страну, — заявила Корина, складывая в котомку еду. — Там нас Гингема искать не будет. Она знает, что Бастинда каждый день оглядывает границы своих владений и никогда не допустит туда ни одну волшебницу. Мамочка до дрожи боится Летучих Обезьян, и потому… Ой, прости, Нарк!

Волк вздрогнул при одном упоминании о Летучих Обезьянах. Тогда Корина обхватила его большую серую голову и ласково погладила крутой лоб.

— Не бойся, я не дам тебя в обиду, — твердо сказала она. — Как-никак, я умею немного колдовать. Дай срок, я подучусь, и тогда мы возьмемся за Бастинду. Поверь моему слову, когда-нибудь я буду жить во дворце и повелевать всей Волшебной страной!

Нарк не стал спорить. Ему самому давно надоело жить в пещере. Он тосковал о глухомани, в которой вырос, о своих друзьях по стае. Быть может, Бастинда оставила их в покое, и он, Нарк, сможет вновь стать вожаком железнозубых?

— Садись на меня, хозяйка, — сказал он, сверкая глазами. — Я знаю тайные тропы в Фиолетовую страну — даже Гингема нас не найдет!

Через несколько дней колдунья опустилась перед входом в пещеру. На ее плече сидел ворон, которого она встретила в лесу. Птица оказалась на редкость разумной. Это она посоветовала колдунье порыться в гнездах старых филинов, некогда живших в дуплах трех могучих сосен, что росли рядом с Кругосветными горами. Поговаривали, что один из этих филинов побывал когда-то в замке Торна.

Гингема так и сделала. На своем помеле она взмыла вверх и долго рылась в дуплах сосен. Ворон Арок не обманул ее — в одном гнезде колдунья нашла магическую книгу Торна! А в ней было то, что старуха искала давным-давно: заклинание, вызывающее могучий, на весь мир, ураган.

Долго среди сосен раздавался хохот Гингемы. Все, скоро настанет конец ненавистным людишкам из Большого мира! Она отомстит им за все прежние унижения! А затем настанет черед разделаться с этими тремя нахальными соседками-волшебницами.

В другом дупле Гингема обнаружила еще одну драгоценную находку — серебряные башмачки. В книге Торна говорилось, что они могут перенести кого угодно в любой уголок земли. Колдунья очень обрадовалась. «Хи-хи, хороший подарок я принесу дочке», — захихикала она.

Но, вернувшись, Гингема не нашла ни девочку, ни Нарка. В пещере все было перевернуто, а Корины и след простыл.

— Сбежала! — заверещала Гингема, потрясая костлявыми кулаками. — Ну, я ей покажу!

Ворон Арок уселся на сухом корне, торчащем из стены пещеры, и спокойно заметил:

— К чему кипятиться, хозяйка? А что, если они в Фиолетовой стране? Ведь Нарк из тех мест. А с Бастиндой шутки плохи!

Гингема разом остыла, вспомнив о свирепых Летучих Обезьянах.

— Ладно, — проворчала она. — Никуда Корина от меня не денется. Пусть поживет среди Мигунов. Они — народ работящий, лентяев не любят.

— А еще твоя дочка могла попасть в лапы Великому и Ужасному Гудвину, — прокаркал ворон.

Гингема насторожилась.

— Это кто еще такой? — подозрительно спросила она.

Ворон вытаращил на нее круглые, немигающие глаза.

— Ты не знаешь о Гудвине, Великом и Ужасном? Это же могучий волшебник! Пять лет назад он появился в Зеленой стране. Все птицы только о нем и говорят.

— Делать мне нечего — слушать болтовню птиц, — проворчала Гингема, а сама подумала:

«Только этого мне не хватало! Мало было Бастинды, Виллины и Стеллы, а тут еще один волшебник объявился!».

— И что же он может, этот твой Гудвин? — с интересом спросила Гингема.

— О-о, Великий и Ужасный может все! — торжественно воскликнул ворон. — Он прилетел в Зеленую страну на чудесном шаре, объявил себя правителем и стал строить большой город. Сейчас он уже почти закончен. Сороки болтают, будто Гудвин хочет украсить его огромными изумрудами. А затем он вроде собирается завоевать все остальные страны. Он может превращаться в шестилапого зверя, огненный шар, русалку…

— Замолчи! — злобно топнула ногой Гингема. — Чтобы я больше ни слова не слышала об этом Гудвине! Знаю я вас, пустоголовых птиц: ничего, кроме вранья да глупостей, от вас не услышишь.

Ворон испуганно замолчал.

А встревоженная Гингема занялась подготовкой могучего, всесокрушающего урагана. Помимо заклинания Торна, для этого колдовства нужно было особое зелье из тысячи змей, мышей, ужей, жаб и пауков. Того, что приносили Жевуны, не хватало. И Гингема решила увеличить дань.

О неблагодарной Корине злая чародейка старалась не вспоминать.

Глава четвертая. БЕГСТВО.

Целую неделю Корина пробиралась в Фиолетовую страну. Нарк шел тайными тропами, обходя стороной деревни Жевунов. Несколько раз им пришлось идти через болота и даже ночевать на островках среди буро-зеленых трясин. На одном островке они наткнулись на каменного, замшелого идола. От его оскаленной улыбки девочке стало не по себе, и она впервые пожалела, что покинула пещеру Гингемы. Хоть колдунья и порядком ей надоела, однако со старухой было безопасно и не приходилось заботиться о пропитании.

Корина захватила с собой несколько кусков вяленого мяса и с десяток ржаных лепешек. Увы, эти запасы быстро закончились. Нарк несколько раз в день отправлялся на охоту и возвращался всегда с довольным и сытым видом. Он приносил Корине пойманных кроликов, но девочка не могла есть мясо сырым, а разжечь огонь было нечем. Ей приходилось довольствоваться ягодами. Аппетит от этого только разжигался. Но что было делать?

Сидя на камне у подножия идола, Корина проглотила две пригоршни голубики и вздохнула, глядя на жирного кролика, лежащего на траве.

— Есть хочется, — капризно сказала она. — Неужели ты не можешь поймать в лесу что-нибудь съедобное?

Нарк насмешливо оскалил зубы.

— Прости, хозяйка, но жареные зайцы не бегают по лесу даже в Волшебной стране, — ответил он. — Хочешь, принесу сухого хвороста для костра?

— А чем я буду его разжигать? — недовольно спросила Корина. — У этой противной колдуньи даже огнива в пещере не оказалось.

— Гингеме не нужно никакое огниво, — заметил Нарк. — Она использует разжигающее заклинание. И тебя не раз ему учила.

— Подумаешь, учила! — фыркнула Корина. — Она много чему меня учила, — разве все упомнишь!

— А ты попробуй, — посоветовал волк. — А то этого кролика придется съесть мне.

Корина поморщилась, но делать было нечего.

— Ладно, попробую. А ты тащи хворост и побольше сухого мха.

Нарк хотел сказать, что Гингема умела разжигать огонь даже под проливным дождем и без всякого мха, но сдержался. Вскоре рядом с идолом выросла горка сухих ветвей, обложенная белесым мхом.

— Та-ак, — сказала Корина. — Начнем. Э-э… Сначала надо сжать безымянный палец на левой руке и сощурить правый глаз… или наоборот?

Нарк озадаченно почесал за ухом. Он присутствовал на многих уроках Гингемы, но и не пытался что-нибудь запомнить: все равно волки колдовать не могут, да и безымянных пальцев у них нет.

— Кажется, наоборот, — нерешительно сказал он. — Точно, наоборот.

Девочка согнула палец на правой руке и сощурила левый глаз.

— Теперь надо вспоминать разжигающее заклинание… Лено, пено, урфи, гурфи, лопало, мопало!

Земля рядом с пирамидкой из сухих ветвей зашевелилась, и на поверхность вылез крот. Он озадаченно повел носом, а затем полез обратно.

— Это было кротовызывальное заклинание, — укоризненно сказал Нарк.

— Сама вижу, — сердито ответила Корина. — Подумаешь, ошибиться разок человеку нельзя! Что же такое говорила Гингема?… А! Вспомнила, вспомнила! Дарамура, катарума, бурбу, нарбу, потолапу!

Каменный идол неожиданно заворочался в земле. Его глаза загорелись рубиновым огнем, огромный рот приоткрылся, обнажив два ряда острых зубов. Упершись могучими руками-лапами в землю, истукан стал вытягивать свое длинное туловище на поверхность.

Дочь Гингемы

Корина завопила от ужаса и бросилась прочь от ожившего исполина. Нарк тоже струхнул, но успел все-таки схватить девочку когтями за подол платья.

— Куда ты? — рявкнул он. — Там болото, трясина! Скорей говори обратное заклинание!!

Девочка быстро пробормотала:

— Потолапу, нарбу, бурбу, катарума, дарамура!

Идол застыл на месте, так и не успев выбраться из земли. Глаза его вновь погасли, ужасный рот закрылся.

Нарк шумно вздохнул.

— Давай уж больше не будем сегодня колдовать, — предложил он. — Что-то ты нынче все путаешь. Еще вызовешь из болота какое-нибудь лихо!

Впервые в жизни Корина покраснела от стыда. Неужели она такая бестолковая и совсем ничему не научилась за семь лет, проведенных с Гингемой?

— Сейчас, — сказала она, — я вспомню, вспомню…

Мысли ее разбегались в стороны, словно муравьи, и она никак не могла сосредоточиться.

— Бури, глури, золата, бамбарата, шурли, мурли… — нерешительно произнесла Корина и даже зажмурилась, увидев, как по кучке сушняка пробежала красная змейка. Скоро костер уже весело пылал, потрескивая и курясь белым дымком.

— Вот это другое дело, — бодро сказал Нарк. — Сейчас мы этого зайца мигом зажарим… Ты чего?

Корина стояла, вытаращив глаза и покачивая головой.

— Что с тобой? — обеспокоенно спросил Нарк.

— Я… я сотворила колдовство… — выдавила из себя девочка. — Первый раз!

Нарк только усмехнулся.

Дочь Гингемы

С той поры оба беглеца не испытывали особых хлопот. Оказалось, что Корина запомнила кое-что из бесчисленных уроков Гингемы. Отныне на привалах девочка занималась тем, что вспоминала волшебные заклинания. И порой посреди травянистой полянки вдруг начинал бить родник или заросли крапивы превращались в цветочную клумбу. Нарк глядел на свою любимицу, тихо посмеиваясь. Корина начала взрослеть, хотя по-прежнему выглядела восьмилетней девчушкой.

Наконец они вышли из густых лесов на обширную равнину с зелеными шапками рощ и небольшими деревеньками. Это была страна Мигунов.

— Что будем делать, хозяйка? — спросил Нарк. — Может, пойдем на запад, в Черный лес? Я родился там и знаю каждую тропинку.

— Нет, — покачала головой Корина. — Надоел мне лес. Прости, Нарк, но я хочу жить среди Мигунов. Пойду в какую-нибудь деревню и скажу, что заблудилась.

— Так-то оно так… — в сомнении почесал за ухом Нарк. — Но…

Корина улыбнулась, глядя на смущенного волка.

— Понимаю, о чем ты хочешь сказать. Мол, через год-два жители деревни заметят, что я почти не расту?

Волк кивнул.

— Тогда я уйду в другую деревню, затем в третью, четвертую… — спокойно объявила Корина. — Страна Мигунов большая, места, чтобы вырасти, мне хватит. А когда я вырасту…

Она сощурила глаза. Нарк поежился, глядя на хозяйку. Ее красивое лицо так неприятно исказилось, что даже волку стало не по себе.

— И что же будет тогда? — осторожно спросил он.

Корина ничего не ответила.

Они условились не расставаться надолго. Девочка направилась в ближайшую деревню, а волк остался в лесу. Он нашел лисью нору, расширил и углубил ее и стал в ней жить. Нарк старался не показываться на глаза Мигунам, и те даже не подозревали, что в соседнем лесу появился могучий хищник.

У Корины началась новая жизнь.

Она пришла в деревню под названием Родники и выбрала самый богатый дом. Здесь жила семья резчика по дереву по имени Рон. Мигуны славились умелыми руками. Среди них было много искусных механиков и кузнецов, плотников и столяров. Но вот фермерами Мигуны были неважными. Они привозили из Зеленой страны пшеницу, из Голубой — чудесные фрукты и лечебные травы. Сами они ничего этого выращивать не умели.

Корина с силой потерла глаза, чтобы они стали красными, и громко захныкала.

Седой Рон вышел на крыльцо и с удивлением увидел очень красивую девочку в мятом, пыльном платье.

Дочь Гингемы

— Что с тобой, девочка? — спросил он.

— А-а… — всхлипывала Корина, заливаясь слезами. — Я заблуди-и-илась…

Рон взял ее за руку и ввел в дом. У стола хлопотала его жена Дора. Супруги были уже не молоды, их дети давно выросли и разъехались кто куда, а старшая дочь Лина даже устроилась служанкой во дворец самой правительницы Бастинды. Так что Рон и Дора жили одиноко и очень скучали по детям.

Увидев плачущую девочку, Дора чуть не уронила тарелку с дымящимися пирожками.

— Это что за прелестный ребенок? Девочка, почему ты плачешь?

— У-у-у!..— завопила Корина, отчаянно растирая глаза.

Насилу старики ее успокоили. Дора умыла девочку и усадила за стол. Глядя, как Корина с аппетитом ест пирожки, словно голодала целую неделю, Рон и Дора только качали головами.

Когда девочка насытилась, старики засыпали ее вопросами. Но Корина заранее все обдумала. Она сказала старикам, что ее родители умерли (что было правдой) и она пошла к тетке в деревню Лопухи, но заблудилась.

Рон вздохнул и пожал плечами:

— Не знаю, как помочь тебе, дочка… Убей меня молния, но я даже не слыхал о деревне Лопухи. Что же с тобой делать-то?

Дора толкнула мужа в бок.

— О чем тут говорить? — ласково сказала она. — Девочка останется у нас. Если ее тетушка объявится — что ж, тогда мы Корину отдадим. А если нет, нам только веселее будет.

Корина обрадованно захлопала в ладоши и бросилась обнимать своих новых родителей.

Так и зажили они втроем. Рон и его жена проводили большую часть времени за работой. Они вырезали такие чудесные кружки, тарелки, ложки, что только диву можно было даваться. Старики пытались обучить этому ремеслу и Корину, но у той ничего не получалось.

— Ничего, успеется, она еще мала, — заметил Рон. — Пусть пока погуляет с ребятишками.

Но Корине быстро наскучили игры с местными мальчишками и девчонками. Она выглядела на восемь лет, но ей-то было целых двенадцать! А подростки даже разговаривать с такой малявкой не хотели. Волей-неволей Корина осталась одна. Если бы не редкие встречи по вечерам с Нарком на опушке леса, то ей было бы совсем тоскливо.

Вскоре безделье стало угнетать Корину — раньше с ней такого не случалось. И она решила заняться большим участком возле дома, на котором росли лишь три кривые неухоженные яблоньки с мелкими и кислыми плодами да полевые ромашки. Девочка старательно припомнила все, чему ее учили родители, а затем взялась за дело.

Дождавшись очередного приезда торговцев из Голубой страны, Корина выпросила у Рона несколько резных кружек и обменяла их на семена овощей и цветов. Возчик с удивлением вручил девочке разноцветные пакетики.

— Первый раз Мигуны покупают у меня семена. Я и брать-то их не хотел, да жена настояла. Малышка, ты хоть знаешь, что с ними делать-то? Перво-наперво надо вскопать грядки…

Но Корина, не слушая, побежала домой.

В сарае она нашла лопату и грабли, но земля в саду оказалась настолько твердой, что Корина устала, не раскопав и полгрядки. Тяжело дыша, она уселась на красивую резную скамейку под одной из одичавших яблонь. Что же делать? Быть может, стоит использовать кротовызывальное заклинание?

— Лено, пено, урфи, гурфи, лопало, мопало! — произнесла девочка нараспев, согнув безымянный палец на правой руке и сощурив левый глаз.

Тотчас трава зашевелилась. Земля вспухла горкой, и на поверхность вылез большой крот. Он смешно зашевелил носом и приветственно взмахнул перепончатыми лапками.

— Вскопай этот огород до самой ограды, — приказала Корина, — да позови своих сородичей, а то и за неделю не справишься. Только, чур, корней яблонь не трогать и под дом с сараем не лезть!

Крот понимающе кивнул и полез обратно в норку.

Через час земля рядом с домом зашевелилась. Несколько десятков кротов взялись за дело, и вскоре вместо зеленой лужайки вокруг было бурое вспаханное поле. Но оно оказалось неровным и бугристым, так что Корине все же пришлось поработать граблями. Она отпустила кротов восвояси, даже не подумав их поблагодарить.

Разровняв землю, девочка сделала неглубокие борозды и посеяла семена. Затем она вновь уселась на скамейку и стала ждать. На грядках ничего не происходило.

— Э-эх, да овощам ведь надо расти да расти! — вдруг вспомнила она. — Да еще грядки нужно полоть и поливать. Вот ску-котища-то!

Дочь Гингемы

Корина насупилась и стала перебирать в памяти подходящие для выращивания овощей заклинания. Ну, конечно, надо вызвать дождь!

— Буфало, муфало, хруфало, бурабада, мурабада… — затараторила она, приставив большой палец правой руки к носу и вытянув мизинец в сторону леса.

Вскоре из-за деревьев послышались раскаты грома. Посреди чистого неба появилась большая черная туча и, блистая молниями, двинулась в сторону деревни. Корина остановила ее прямо над домом Рона и закричала:

— Иди, дождик, иди! Буфало, муфало, хруфало!

Тотчас хлынул сильный ливень. Девочка хотела было бежать на крыльцо, но передумала. Ведь этот дождь вызвала она!

Напоив как следует землю, Корина прогнала тучу подальше от деревни и пустила в ход еще одно заклинание, ускоряющее рост растений.

Часа через два из леса вернулись Рон с женой. На повозке лежали несколько липовых и ясеневых бревен, которые после сушки должны были пойти на изготовление мебели. Старики промокли, и Рон сердито ворчал:

— Никогда не видал, чтобы посреди солнечного дня вдруг началась такая гроза. Если бы дорогу в лесу развезло, то и бревна пришлось бы бросить… Э-э, а это еще что?

Дочь Гингемы

Вытаращив глаза, он указал дрожащей рукой в сторону дома. Дора посмотрела и даже ойкнула от неожиданности.

Перед домом тянулись грядки с огромными растениями. Помидоры и огурцы на них были зрелыми, только собирай и неси на стол.

Еще больше стариков поразили яблоньки. Их было не узнать: стволы выпрямились, кроны разрослись, и вместо мелких зеленых яблок на отяжелевших ветвях висели красные и золотистые плоды с кулак величиной.

Среди этого зеленого царства они не сразу разглядели Корину. Девочка стояла у крыльца и не спеша обрезала ножницами кусты алых роз.

К дому Рона вскоре сбежалась вся деревня. Мигуны охали и ахали, глядя на чудесным образом выросший огород.

Дочь Гингемы

Гостеприимная Дора угостила всех яблоками, и ни один из соседей не ушел домой без корзины свежих овощей.

Волшебное превращение Корина объяснила просто:

— Моя мама умела выращивать растения очень быстро и меня научила кое-каким заклинаниям. Кажется, ее обучала сама Бастинда…

Жители деревни только головами покачивали. Да эта девчонка — самая настоящая волшебница! Это не к добру…

Дочь Гингемы

Спустя месяц Корина еще раз показала, на что способна.

В это время Гингема наконец подготовилась к грандиозному урагану, который должен был уничтожить весь род человеческий. Она собрала множество сушеных мышей, змей, пауков и лягушек и сварила из них целый котел колдовского зелья. Осталось только опробовать заклинание из книги Торна.

Поначалу злая старуха решила обрушить бурю на всю Волшебную страну, чтобы ее жители поняли, кто здесь самая могущественная чародейка. Но, поразмыслив, она предпочла ограничиться Фиолетовой страной. До поры до времени ей не хотелось связываться с Виллиной и Стеллой и тем более с таинственным Гудвином.

Схватив помело, Гингема стала брызгать на восток колдовское варево, выкрикивая:

— Разразись, ураган! Лети к Фиолетовой стране, круши дома, ломай деревья, поднимай ничтожных Мигунов в воздух!.. Сусака, масака, рэма, гэма!

Поднялся сильный ветер. В ясном небе сгустились грозовые тучи и понеслись на восток, грохоча и блистая молниями.

Гингема довольно потерла руки: заклинание сработало на славу, теперь можно было готовиться к Великому Урагану…

Буря вскоре докатилась до границ Фиолетовой страны. Бастинда в это время лежала в своей роскошной кровати, окруженной шелковым балдахином, и сладко спала. Раскаты грома разбудили колдунью. Сунув ноги в шлепанцы, она зашаркала к окну.

Увидев иссиня-черную тучу, сверкавшую десятками молний, Бастинда затряслась от страха. Она терпеть не могла гроз, да и нечасто они случались в Волшебной стране. Такой же тучи она прежде никогда не видела.

— Это Гингема, провалиться мне на месте, Гингема! — простонала колдунья, зажмурившись от страха. — Только моя дорогая сестричка умеет вызывать ураганы. Но откуда такие огромные тучи? А что, если она тоже нашла книгу Торна?

От этой мысли Бастинде стало совсем плохо. Она торопливо закрыла окна в своей спальне, забралась в постель и на всякий случай раскрыла над собой зонтик.

Страшная буря обрушилась на Фиолетовую страну. Сотни деревьев вырвало с корнями и подняло в воздух, словно пушинки. Немало домиков рассыпалось под бешеным напором ветра. Перепуганные Мигуны попрятались по погребам.

И вот буря подкатилась к Родникам. Услышав страшный грохот, все жители деревни выскочили на улицу. Был уже вечер, и только что небо освещало заходящее солнце. Откуда же этот шум и свист?

Корина тоже выбежала на крыльцо. Увидев вдали над полями быстро приближающуюся гряду черных туч, девочка все поняла.

— Гингема… — прошептала она в страхе. — Выходит, старуха все-таки нашла…

— Что ты бормочешь, дочка? — испуганно спросила Дора. — Пойдем спрячемся в подвал. Ох, какая идет гроза, в жизни такой не видела!

Старый Рон покачал головой.

— Этакая буря все снесет… И твой огород погубит, дочка. А жаль…

Корина встрепенулась. Буря погубит ее огород? Сломает яблони? Уничтожит чудесные алые розы? Ну нет!

Она побежала вслед за стариками в погреб, но едва они переступили порог, сразу захлопнула за ними дверцы и заперла на щеколду.

— Не беспокойтесь обо мне! — крикнула Корина и выбежала на улицу.

Деревня опустела, все ее обитатели попрятались кто куда.

Девочка вышла за околицу и пошла навстречу грохочущей туче. Поднявшись на вершину небольшого холма, Корина прокричала слова отгоняющего заклинания:

— Верпело, мотело, нанати, бурапи, царапи, ма-рапи!

Ничего не изменилось. Туча по-прежнему надвигалась, а ветер взревел еще сильнее. Мгла накрыла лес. Деревья застонали, заскрипели.

«Как там Нарк? — подумала девочка. — Успеет ли спрятаться в свою нору? Я-то уж точно не успею…».

Облизав пересохшие губы, Корина еще раз крикнула, едва слыша за раскатами грома свой голос:

— Верпело, мотело, нанати, бурапи, царапи, марапи!

Дочь Гингемы

Ураган словно ударился о невидимую преграду. Черная туча остановилась, блистая молниями и низвергая на землю потоки ливня.

— Уходи, буря, уходи! — закричала Корина. — Верпело, мотело!..

И гроза отступила, ушла, повинуясь ее приказу.

Только через час самые смелые из Мигунов решились выглянуть из погребов. К их изумлению, черная туча куда-то исчезла, обойдя деревню стороной. Ни одна капля дождя не упала на улицы. Все было как прежде.

Впрочем, одна пропажа быстро обнаружилась.

У старых Рона и Доры пропала их приемная дочка. Жители Родников обыскали все окрестности, обшарили соседний лес, но ничего не нашли, кроме следов огромного волка.

Больше Корину они никогда не видели.

Глава пятая. СТРАНСТВИЯ КОРИНЫ.

С этого дня начались долгие странствия Корины.

Покинув Родники, она вместе с Нарком пошла на юг, стараясь не подходить к границам Розовой страны. Поддавшись уговорам волка, она несколько месяцев прожила в лесу. Нарк выбивался из сил, стараясь сделать жизнь девочки как можно более приятной. Он рыскал по округе, ежедневно принося своей хозяйке жирных зайцев, крупных перепелов и даже сладкие крапчатые грибы. Порой он находил в лесу дикие яблони, и Корина превращала мелкие, кислые плоды в крупные, золотистые яблоки.

Она потратила это время не зря. Днями напролет Корина сидела на пне рядом с входом в пещеру и вспоминала то, чему учили ее Гингема, а также отец с матерью. Затем она уходила в глубь леса и собирала различные грибы, травы и ягоды. Нарк утащил в ближайшей деревне для нее котелок, ложку и кружку, и Корина стала варить на костре целебные настои так, как это когда-то показывала мама Гона. Остальное время она практиковалась в чародействе.

Когда Корине надоело одиночество, она направилась в деревню под названием Ольховики, где повторила ту же слезливую историю, что некогда в Родниках. В нескольких богатых домах ее отказались принять, и тогда Корина пошла на окраину селения.

Ее взял к себе одинокий старик по имени Лонг. Когда-то он слыл лучшим кузнецом в округе, но с годами глаза его ослабли, руки утратили силу, и он оставил свое ремесло.

Корина сразу же взялась за дело. Для начала развела на заросшем бурьяном дворе такой же сад и огород, как некогда в усадьбе Рона, а затем стала лечить глаза старого Лонга целебными настоями из трав. И каково же было удивление старика, когда однажды утром, открыв глаза, он увидел лучик солнца на стене! Понятно, что Лонг души не чаял в своей приемной дочери, но другие жители деревни стали ее побаиваться. Корина была еще мала, но она владела колдовскими чарами!

Однажды в дом Лонга постучала женщина по имени Рокла. Она была женой самого богатого в деревне механика, который славился на всю страну своими чудесными часами, выполненными в виде птиц, животных и растений. Изделия мастера шли нарасхват на всех ярмарках, даже сама Бастинда купила себе часы в виде филина.

Всего в доме часового мастера хватало, однако его жене Рокле и дочери Лоле было все мало. Они набили шкафы красивой одеждой, хрустальной посудой, серебряными блюдами и кубками, но остановиться уже не могли. Каждую неделю они вместе с мастером ездили в Басту — так ныне называлась столица Фиолетовой страны — и привозили оттуда чуть ли не целый воз дорогих вещей, а также овощей и фруктов.

Богатство не сделало Роклу и ее дочь добрее. Наоборот, не было в округе более жадных людей. И понятно, что, узнав о чудесном саде, вдруг выросшем рядом с домом Лонга, Рокла заволновалась. А когда по деревне пронеслась весть, что старик Лонг вновь обрел зрение, Рокла все поняла. Эта Корина — волшебница! Надо срочно переманить девчонку к себе.

Лонга дома не было, и дверь нежданной гостье открыла Корина.

— Что вам надо? — не очень любезно спросила она.

Рокла изобразила на лице радушную улыбку.

— Девочка, я пришла посмотреть, как ты живешь, — сказала гостья и буквально силой протиснулась в дом. — Ой, как здесь темно! И какие здесь низкие потолки! Фу, какая у Лонга грубая мебель. А посуда-то, посуда…

— А мне нравится, — спокойно ответила Корина, холодно поглядывая на толстую Роклу.

— Да что ты, девочка! — всплеснула руками женщина. — Разве можно такой милой крошке жить в этакой конуре? Почему бы тебе не переехать к нам? Мы с Лолой будем очень тебе рады.

Корина нахмурилась.

— Когда я пришла в деревню, то прежде всего постучалась к вам в дом, госпожа Рокла. Но вы не захотели меня приютить. С чего это вы вдруг так подобрели?

— Я была больна в тот день! — воскликнула Рокла. — У меня часто болит голова. Поверь, девочка, мы с тобой будем очень дружно жить. Через неделю поедем на ярмарку в Басту и купим тебе чудесное платье и замечательные башмачки! Ты только посмотри, как твои износились, вот-вот подошва отвалится.

Корина посмотрела на свои башмаки. Они и впрямь выглядели далеко не новыми, но Лонг аккуратно прошил их крепкими нитками, так что они еще долго могли прослужить.

— Хорошо, — после долгого размышления сказала она, — я приду к вам завтра с целебным настоем от головной боли. И еще я посмотрю ваш сад — у вас ведь ничего, кроме одуванчиков, не растет. А там видно будет.

— Пойду обрадую дочку! — просияла Рокла. — Она ведь души в тебе не чает!

Проводив Роклу, Корина стала ходить по комнате, заложив руки за спину. Именно так любила расхаживать Гингема, задумав очередную пакость.

— Души они во мне не чают, — бормотала Корина, зло сощурив глаза. — Как же, так я и поверила! Волшебство ей мое нужно, а не я. Если я сделаю то, что она просит, то эта прохиндейка всю жизнь будет ездить на моей шее. А затем и другие захотят того же. Соседка Бунда уже намекала, что неплохо бы и ей иметь в своем саду такие же яблоки, и огурцы, и кабачки… Мол, она очень любит овощи. А сколько я потратила сил, чтобы научиться их быстро выращивать, ей неинтересно. Нет, нельзя быть ДОБРОЙ волшебницей, Гингема была права. Сразу же все сядут на шею и начнут погонять: сделай мне то, сделай это…

Сгоряча Корина решила с этого же дня стать ЗЛОЙ колдуньей, но быстро передумала. Она наслышалась, как Мигуны говорят о Бастинде и Гингеме — со страхом и ненавистью. Непослушных детей пугали этими именами: «Не будешь слушаться — Гингема прилетит за тобой на своем помеле!», «Не съешь кашку, Бастинда увидит тебя своим всевидящим глазом и нашлет на тебя стаю железнозубых!». Нет, злой колдуньей быть неприятно…

В конце концов Корина додумалась до хитрой вещи.

«Надо стать ДОБРОЙ и ЗЛОЙ волшебницей сразу! Люди должны любить меня, но и бояться, — подумала она. — И даже сначала бояться, а потом уже любить. Что толку в могуществе Стеллы и мудрости Виллины, если их никто не опасается?

Другое дело Гудвин, Великий и Ужасный! Слава о нем разнеслась по всей Волшебной стране. Говорят, он построил чудесный город и украсил его башни огромными изумрудами. Они так сияют в лучах солнца, что Изумрудный город виден издалека. Жители Зеленой страны обожают своего нового правителя — ведь теперь им не страшны никакие колдуньи! Но Гудвин не только Великий, но и Ужасный… Ходят слухи, что по ночам он превращается в чудовище и рыщет по лесам, разрывая в клочья и железнозубых, и даже могучих саблезубых тигров. Несмотря на это, ненависти к Гудвину никто не выказывает — его побаиваются, да, но страх смешан с уважением и почитанием.

— Решено, — подумала Корина, — меня тоже будут бояться — но не ненавидеть. Когда я стану королевой какой-нибудь страны, я сделаю своим подданным много добра: засажу их земли чудесными садами, выращу во всех дворах удивительные цветы, стану спасать людей от бурь и гроз — пока меня будут слушаться и почитать. Но если кто-то непочтительно отзовется о своей повелительнице или не склонит голову в моем присутствии… О-о, тогда мой гнев будет страшен!».

На следующий день Корина с дружеской улыбкой пришла в дом Роклы. Долговязая Лола невольно скривилась, увидев красивую девочку, но все же изобразила на лице кислую улыбку. Рокла же проявила редкое гостеприимство, даже предложила вкусный обед.

Корина вежливо отказалась и протянула хозяйке кувшин с травяным настоем.

— Это лекарство от головной боли, — сказала она. — А теперь я пойду во двор, посажу яблони.

— Надеюсь, самые лучшие яблони? — заволновалась Рокла.

— Не беспокойтесь, — усмехнулась девочка, — таких во всей стране не сыщешь.

Она вышла из дома и прошлась по заросшему одуванчиками двору, разбрасывая семена направо и налево. Затем произнесла несколько заклинаний и ушла, пообещав прийти завтра, уже насовсем.

Утром Рокла проснулась в прекрасном настроении и прошла в комнату дочери.

— Замечательное лекарство! — весело сказала она. — Эта дурочка Корина меня вылечила, и притом совершенно задаром. Ты что, дочка?

Увидев мать, Лола взвизгнула и закрылась с головой одеялом.

Удивленная Рокла подошла к зеркалу — и завопила от страха. Вместо носа у нее был длинный клюв, а среди рыжих волос появился разноцветный хохолок, словно у удода. Проклятая девчонка заколдовала ее!

Громко вопя, Рокла подскочила к окну — и отшатнулась. Двор за ночь неузнаваемо изменился, но не оттого, что на нем выросли фруктовые деревья, — нет! Вокруг дома стояли высокие, выше крыши, кусты с железными колючками, а между ними буйно разрослась крапива.

Дочь Гингемы

Вскоре на вопли Роклы сбежалась вся деревня. Мужчины пытались срубить кусты, чтобы проделать тропинку к дому, да не тут-то было. Стволы были твердыми, как камень, а иглы больно жалили, словно стая рассерженных ос.

Кто-то догадался побежать к дому Лонга. Старик работал, как обычно, в кузне, а Корины и след простыл.

Стоя на пригорке возле леса, девочка со злорадной усмешкой смотрела, как Мигуны суетятся возле дома Роклы. Это было первое злое колдовство, сотворенное Кориной, и оно принесло ей немало удовольствия.

— А приятно быть злой колдуньей, Нарк! — сказала она.

Стоявший рядом волк усмехнулся.

В этот момент к ним подлетела сорока.

— Вы слышали, слышали, слышали? — застрекотала она, кружа над головами. — Гингема, Гингема, Гингема! Вы слышали, слышали, слышали? Виллина, Виллина, Виллина!

— Нет, не слышали, — язвительно ответила Корина. — Перестань болтать попусту. Что произошло-то?

— Гингема погибла! — торопливо проговорила сорока, — Ее раздавила фея Убивающего Домика!

Корина насторожилась:

— Что за фея Убивающего Домика? Никогда о такой не слышала. И как можно убить Гингему? Она же самая могущественная волшебница на свете!

— Нет, Виллина сильнее ее! — опять застрекотала сорока. — Гингема подняла страшный ураган, букапу, трикапу, ерики, морики… Но Виллина заставила ветер принести из-за гор домик и обрушила его на голову Гингемы. Трах-тара-рах! От Гингемы осталось только мокрое место, букапу, трикапу! А из домика вышли девочка-фея и маленький черный зверек, очень страшный и злой. Их встретила сама Виллина. А затем фея ушла по дороге, вымощенной желтым кирпичом. Вы слышали, слышали? Гингема погибла! Гингема погибла!..

Сорока улетела.

Корина задумалась. Она конечно же огорчилась, узнав о смерти Гингемы, но еще больше ее расстроила весть о появлении в Волшебной стране какой-то феи Убивающего Домика. Кто она такая и чего от нее можно ожидать? Неужели у нее, Корины, появилась еще одна соперница?

И еще две вещи расстроили Корину. Оказалось, что ДОБРАЯ волшебница Виллина способна на ЗЛО. Она убила Гингему, пусть и спасая Большой мир от разрушительного урагана. Это делало Виллину более опасной соперницей. И второе. На помощь Гингемы больше нельзя было рассчитывать. А ведь она еще так мала…

Поразмыслив, девочка твердо сказала:

— Мы возвращаемся в Голубую страну, Нарк. Немедленно.

Дочь Гингемы

Волк насторожился.

— Ты хочешь стать ее правительницей вместо Гингемы? — спросил он.

— Нет, мне пока рано брать власть, — покачала головой Корина. — Мой час еще придет…

Она повернулась и торопливо пошла к лесу.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Заколдованный лес.

Дочь Гингемы

Глава шестая. ПЕРВАЯ КНИГА ТОРНА.

Дочь Гингемы

Путь в Голубую страну оказался нетрудным. Лесные чащи и болота больше не пугали Корину. Она повзрослела и обрела веру в собственные силы, открыв в себе чародейские способности, хотя и понимала, что до настоящей волшебницы ей еще далеко…

Вокруг пещеры Гингемы было пустынно: Жевуны по-прежнему сторонились этого места. Девочка вошла внутрь и даже поежилась от холода. Здесь ничто не изменилось — и чучело крокодила под потолком, и связки сушеных мышей, и опустевший котел из-под колдовского варева…

Нарк тихо зарычал.

— Ты что? — спросила Корина.

— Незнакомые запахи… — рыкнул волк. — Пахнет какой-то птицей… кажется, вороном.

Корина подошла к сундукам колдуньи, стоявшим в дальнем углу пещеры, и стала нетерпеливо в них копаться.

— Ищи, Нарк, ищи! — крикнула девочка. — Где-то здесь должна быть спрятана книга. Очень старая книга…

— А что такое книга? — осведомился волк. — И как она пахнет?

Корина только досадливо махнула рукой.

Как она и ожидала, в сундуках не было ничего интересного. Только на дне одного из них, под одеялом из овчины, девочка с удивлением обнаружила роскошное платье, расшитое жемчугом и бриллиантами, и здесь же — небольшой овальный портрет. На нем была изображена очень красивая темноволосая женщина с карими глазами и недоброй улыбкой.

— А это еще кто? — недоуменно спросила девочка. — И откуда здесь такое прекрасное платье и этот портрет?

Нарк подошел и заглянул в сундук.

— Платье я узнаю, — сказал он спокойно. — А этот порт… порт… как ты назвала эту маленькую штуку?

— Портрет, — объяснила Корина. — Их рисуют художники — так мне говорил Рон. Но кто эта красавица?

— Как кто? — удивился волк. — Гингема, конечно.

— Но она же была…

— Гингема могла менять внешность, — усмехнулся волк. — Когда я первый раз встретил ее в лесу, она была точно такой, как на этом порт… портрете.

Нарк рассказал девочке о той давней встрече среди папоротников, о том, как высокая красавица мигом превратилась в косматую старуху с крючковатым носом.

Корина с изумлением выслушала эту историю.

— Почему же ты раньше мне никогда не рассказывал? — воскликнула она.

Волк в раздумье почесал лапой за ухом.

— А зачем? Я думал, ты все знаешь о старой хозяйке, о том, что она была когда-то в Большом мире этой… как ее… забыл.

— Кем, кем? — возбужденно спросила Корина. — Ну же, Нарк, дорогуша, вспомни… Вспомни, пожалуйста!

Волк тоскливо уставился в низкий сырой потолок пещеры. Когда-то давно старая хозяйка что-то рассказывала ему о Большом мире. Тогда Гингема еще порой грустила о прошлом и, не имея другого собеседника, многое рассказывала Нарку, своему единственному слушателю.

— Э-э… — промямлил Нарк, поминутно принимаясь чесать себя за ухом. — Старая хозяйка была… это… как его… гр… гр…

— Что еще за «гр»? — возмутилась Корина. — Говори яснее, голова дырявая!

Глаза девочки недобро блеснули. В них читалась такая угроза, что Нарк струхнул. Конечно, они с Кориной друзья, и он — большой, могучий волк, а она — крошечная девчонка, но… Но она КОЛДУНЬЯ, а значит, шутки с ней плохи.

— Гр… гр… гра… гра… графиня, вот! — выпалил волк и с облегчением вздохнул, очень довольный собой.

— Графиня? — переспросила Корина. — А что это значит?

Бедный Нарк лег на спину и задергал лапами. Что-то старая хозяйка говорила про это…

— Гр… гра… графиня — ну, это там, в Большом мире, что-то вроде…

— Королевы? — с надеждой воскликнула девочка. — Гингема была в Большом мире королевой?

— Нет, — честно признался Нарк. — Меньше, чем королевой, но у нее был замок, и… ну, словом, она очень нравилась одному королю.

— Король был влюблен в Гингему? — изумилась Корина, округлив глаза. — Ой, как интересно! Ну, Наркуша, дорогой мой железнозубик, расскажи об этом. Хочешь, я тебе почешу брюхо?

Волк обожал, когда молодая хозяйка чесала ему брюхо, тем более что она не часто баловала его этим. Задрав лапы вверх и улегшись поудобнее, он рассказал о том, как Гингема под именем графини де Барр попыталась завладеть сердцем и страной короля Луи и что из этого вышло.

Корина очень внимательно выслушала его.

— Она решила завладеть сердцем короля… — прошептала девочка. — Кажется, я понимаю, что это значит… Ладно, хватит болтать, пора заняться делом. Ищи книгу, Нарк! Когда найдешь что-то необычное, тащи ко мне. Гингема, скорее всего, зарыла ее…

До самого вечера они обыскивали пещеру колдуньи. Волк перерыл крепкими лапами буквально весь земляной пол, но ничего, кроме червей да старых корней, не нашел.

Наконец он откопал большую раковину и с довольным видом принес ее хозяйке.

— Это книга? — спросил он. — Никогда не встречал такую штуку.

Корина тоже прежде не видела столь большую раковину, но, к огорчению волка, покачала головой.

— Ерунда, — недовольно буркнула она. — Это просто ракушка, — и со злостью швырнула раковину вверх.

Та попала в веревку, на которой висело чучело крокодила, и оно внезапно рухнуло на пол. Волк едва успел отскочить в сторону. Зеленый ящер ударился о край распахнутого сундука и развалился пополам. Из брюха чучела выпала большая книга в потертом кожаном переплете и отлетела прямо к ногам перепуганной девочки.

— Книга… — прошептала она. — Книга!

Дочь Гингемы

На темно-коричневой обложке было вытеснено изображение фигуры старика с высоким лбом и длинной бородой. Он не был похож ни на Жевунов, ни на Мигунов. Конечно же это был великий Торн!

Корина уселась на крышке сундука и стала листать плотные пергаментные страницы. Они были испещрены черными буквами и непонятными рисунками.

— Жаль, Гингема не научила меня читать, — огорченно вздохнула девочка.

— Вернее, ты сама не захотела учиться, — напомнил хозяйке Нарк. — Ты тогда вопила так, словно тебя собирались резать…

— Помолчи, — сурово прервала его Корина.

Она соскочила с сундука и подошла к полированному серебряному блюду, висевшему на стене пещеры. Оно служило зеркалом, хотя Гингема и не любила в него смотреться.

В полутьме Корина едва разглядела свое лицо. Ей показалось, что оно чуть вытянулось и щеки стали не такими пухлыми, как раньше.

— Я расту, — убежденно сказала Корина. — Когда-нибудь я стану взрослой и овладею всеми магическими заклинаниями. Я обязательно сделаю это, Нарк!

Волк кивнул. Он верил, что когда-нибудь Корина станет настоящей волшебницей. Но… в стране Торна есть еще могущественная Бастинда с ее проклятыми Летучими Обезьянами и Стелла, обладавшая секретом вечной молодости. Нельзя забывать и о Виллине. Кроме того, в Изумрудном городе живет Великий и Ужасный Гудвин. И еще недавно появилась какая-то фея Убивающего Домика… Не слишком ли много соперников для маленькой девочки?

Но Нарк не стал делиться с хозяйкой своими сомнениями, тем более что она в самом деле чуть-чуть подросла.

Корина положила в котомку чародейскую книгу, обвела на прощанье пещеру Гингемы грустным взглядом и сказала:

— Пора, Нарк.

— Куда мы направимся на этот раз, хозяйка? — деловито осведомился волк.

— Куда глаза глядят, — серьезно ответила Корина, усаживаясь на Нарка. — В любую деревню Жевунов. Я скажу, что заблудилась… словом, сам знаешь. Надо ждать, пока я вырасту, ничего не поделаешь. Ждать и ума набираться…

С той поры прошло много лет. Корина росла очень медленно — ведь для нее десятилетие равнялось всего одному году. Как и прежде, она переходила из деревни в деревню, чтобы люди чего-нибудь не заподозрили. Но на этот раз девочка вела себя куда умнее. Она больше не колдовала на глазах у всей деревни.

«Жевунам ни к чему знать, что я волшебница, — решила девочка. — Иначе рано или поздно их болтовня дойдет до ушей Стеллы и Виллины! А вдруг та же Виллина прознает, что я — приемная дочь Гингемы, и обрушит мне на голову какой-нибудь дом или скалу?».

От этих мыслей Корине становилось не по себе.

Отныне она играла роль самой обычной девочки, но в отличие от других детишек, Корина охотно копалась в огородах, собирала грибы, шила, убирала в доме и готовила еду. Очередные приемные родители не могли нарадоваться на послушную девочку и очень огорчались, когда та внезапно исчезала. Только одна странность всегда удивляла Жевунов: девочка каждый день уходила на часок-другой в лес. Добрые Жевуны даже не подозревали, что Корина встречалась там со своим другом волком и училась колдовать. Девочка быстро освоила чтение и теперь усердно, страницу за страницей, одолевала магическую книгу Торна. Учение давалось ей нелегко, но в девочке неожиданно проснулось упорство.

Дочь Гингемы

Однако Корина ходила в лес не только поэтому. Подружившись с птицами, она стала узнавать обо всем, что происходит в Волшебной стране. А происходило там многое…

От знакомой сороки Корина услышала о гибели Бастинды (эта весть очень обрадовала Нарка), об отлете куда-то за Кругосветные горы волшебника Гудвина и о возвращении в Большой мир Элли, феи Убивающего Домика. Корина даже подпрыгнула от радости — у нее теперь лишь две соперницы! Но на своем длинном хвосте сорока принесла и еще кое-какие вести. Она рассказала о друзьях Элли — Железном Дровосеке, Страшиле и Льве. Первый стал правителем Фиолетовой страны, второй — Изумрудного города, а третьего выбрали своим повелителем звери. Хоть три друга и не были магами, но они дружили с Виллиной и Стеллой. Это очень не понравилось Корине.

Прошло еще много лет. Однажды юная волшебница вернулась из леса в свой очередной дом после свидания с Нарком в приподнятом настроении. Она и сама не могла понять причину своей радости. Казалось, сегодня должно было произойти что-то очень важное. Но что?

Войдя в свою комнату, Корина случайно бросила взгляд в зеркальце, висевшее на стене. Вот уже несколько лет она старалась не смотреться в него, чтобы не расстраиваться при виде своего слишком юного лица.

Дочь Гингемы

Корина вздрогнула. На нее смотрела красивая девушка лет четырнадцати. Девушка!!

— Наконец… — прошептала она со слезами на глазах. — Теперь я могу действовать… Настала пора испытать мои силы. Как знать, быть может, я уже могу стать королевой?…

Глава седьмая. ЛЮДУШКА-ГОЛУБУШКА.

Ранним утром Корина собрала в котомку немного еды и покинула дом на краю деревни Озерки, в котором прожила почти три года. На опушке леса ее поджидал Нарк, нетерпеливо переминаясь с лапы на лапу. Ему до смерти надоело жить в сырой норе, которую он вырыл в глубоком овраге.

Нарк очень обрадовался, узнав о предстоящем путешествии. При виде хозяйки волк стал прыгать вокруг нее, словно игривый щенок.

— Фу, Нарк, перестань! — со смехом отмахнулась от него Корина. — Ты поцарапаешь мне щеки своим шершавым языком!

— Прости, Коринушка, — рыкнул волк, преданно глядя на девушку. — У-у-у, как же мне надоела эта проклятая деревня! Все Жевуны как Жевуны, копаются на своих полях и огородах и нам, волкам, жить не мешают. А эти прямо помешались на грибах и ягодах. Целыми днями так и шастают по лесу, носа из норы не высунешь!

— Хватит скулить, — строго сказала девушка. — Поехали к дороге из желтого кирпича. Нам нужно в деревню Сосенки — она находится где-то неподалеку.

— А что мы будем делать в Сосенках? — осведомился волк.

— У меня есть план, — объяснила Корина. — Я хочу для начала стать королевой Фиолетовой страны.

— У-у-у!

— Не вой, Наркуша. Я все обдумала. Болтливые птицы рассказали мне, что некогда в Сосенках жил сам правитель Фиолетовой страны. Тогда он был еще обычным Жевуном-дровосеком, и у него была невеста.

— Ну и что? — удивился волк.

— А то, дурачок, что с пустыми руками к Железному Дровосеку мне идти не хочется. Еще примет меня за какую-нибудь самозванку! Другое дело, если я принесу письмо от его бывшей невесты. Увидишь, как этот железный чурбан обрадуется! Теперь понял?

— Нет, — честно признался Нарк. — А что такое «письмо»?

Корина только рассмеялась и безнадежно махнула рукой. По старой привычке она уселась на волка верхом, но ее ноги лишь слегка оторвались от земли.

— Э-э, ты зачем пригнулся, плут? — строго спросила она.

— Я не пригнулся, — обиженно отозвался Нарк.

Юная волшебница не сразу сообразила, что произошло.

— А-а, да я просто выросла! — улыбнулась она, слезая с мохнатого зверя. — Все, отъездилась я на твоей широкой спине, дружище. Ладно, пойду пешком. Жаль, что я пока не знаю заклинания Виллины, а то бы мы с тобой могли мгновенно переноситься с места на место. Хм-м… а если нам, Наркуша, превратиться в птиц или, скажем, мух?

Волк вздрогнул всем телом.

— У-у, только не это! — завыл он. — Не хочу быть мухой! Разве у нас с тобой нет крепких ног, хозяйка?

Корина пожала плечами, но возражать не стала.

Девушка и волк пошли по хорошо нахоженной тропинке в лес. Часа через два они оказались на дороге из желтого кирпича. Здесь друзья свернули налево и направились в северо-западную часть Голубой страны.

Нарк бежал чуть впереди своей хозяйки, настороженно принюхиваясь и прислушиваясь. Он ощущал множество запахов, и не все из них были волку знакомы.

К вечеру друзья дошли до развилки. Лес в этом месте был особенно глухим. Высокие старые ели нависали над дорогой, полностью закрывая небо. Со стороны небольшого болотца ползли языки серого тумана.

— Бр-р-р, холодно! — вздрогнула Корина, потирая озябшие руки. — Неужели здесь нет никакого жилья? Что-то мне не очень хочется ночевать под деревом.

— Посмотри, хозяйка! — вместо ответа сказал Нарк.

Дочь Гингемы

Он подбежал к перекрестку. Вправо от большой дороги уходила поросшая травой и усыпанная белыми камнями тропинка. В самом ее начале стоял покосившийся трухлявый столб, на котором висела на одном гвозде широкая доска. На ней было коряво написано:

«ЭЙ, ПУТНИКЪ! ЗАХХОДИ В ГОССТИ К АДДИНОКОМУ И БАЛЬНОМУ ПРИБАЛЬНОМУ, НО ОЧЧЕНЬ БАГГАТОМУ ЕНВАЛЛИДДУ!».

— Это еще что за «енваллидд»? — удивилась Корина, разглядывая доску. — А-а, понимаю, это значит «инвалид». Интересно, что за грамотей написал эту галиматью?

Нарк оскалил зубы.

— Какая разница, хозяйка? — бодро рыкнул он. — Кто бы ни писал, он должен жить неподалеку. Я чувствую много-много запахов Жевунов и еще один, сильный и незнакомый. Фу, и до чего же неприятный! На звериный не похож… Давай-ка я пойду на всякий случай вперед, хозяйка!

Корина хотела было согласно кивнуть, но затем спохватилась.

— Нет, — возразила она, упрямо сдвинув брови. — Хватит мне прятаться за твою широкую спину, Нарк! Как-никак, я теперь чародейка и должна уметь постоять за себя. Настала пора всерьез испытать свои силы. Подумай сам: разве я смогу стать королевой, если буду бегать от всех опасностей? Решено, пойду одна. А ты… ты переночуй где-нибудь в лесу, тебе не привыкать.

Волк пытался возражать, но Корина на этот раз была неумолимой. Она даже несколько раз сердито топнула ногой, и Нарк струхнул. Корине ничего не стоило превратить его в мышь или жабу. Волк уныло опустил голову и поплелся в глубь леса.

«Девчонка на самом деле стала могучей волшебницей, — утешал он себя. — Конечно, до Гингемы ей пока далеко, но связываться с ней опасно любому. Интересно, чей этот противный-препротивный запах? Может быть, старый кабан? Нет, не похоже…».

Тем временем Корина шла по тропинке в глубь леса. По обеим сторонам росли небывало высокие и мрачные ели, и сердце юной волшебницы сжималось от страха. Она уже стала жалеть, что отослала Нарка, но самолюбие не позволяло ей позвать друга на помощь.

Пройдя полмили, Корина увидела старый замок, окруженный высокими каменными стенами и широким рвом. Мост через ров был опущен, и рядом не было видно никакой стражи. Подойдя ближе, девушка с удивлением поняла, что замок запущен до невозможности. Воды во рву было немного, и та превратилась в грязную жижу, затянутую ряской и заросшую лилиями. Цепи подвесного моста проржавели, доски наполовину сгнили, так что идти по ним надо было с опаской. Могучие стены замка заросли хмелем и диким виноградом, а крыши башен потеряли чуть ли не половину своих красных черепиц.

— А-а, кажется, я вспоминаю это место… — пробормотала Корина. — Гингема когда-то рассказывала о нем. Ладно, посмотрим…

Немного приободрившись, девушка осторожно прошла по мосту и оказалась во дворе замка. Окна трех мощных башен ощетинились выбитыми стеклами, дубовые двери висели вкривь и вкось. И все же замок был обитаемым! Одно из окон центральной башни светилось, и из него до Корины донесся звук на удивление басистого голоса:

Э-эх! Хотел Людушка убить муху,
О-ох, да не хватило у него духу.
Э-эх, задумал Людушка паутину сорвать,
О-ох, да не смог паука с потолка согнать!

Корина отворила покосившуюся дверь и вошла в большой зал, освещенный тремя сальными свечами. Ох, до чего же здесь было грязно! На дубовом столе громоздились грязные глиняные тарелки, засохшие хлебные корки и рыбьи кости. Среди всего этого мусора деловито жужжали мухи. Ножки стульев торчали вкривь-вкось и держались, казалось, на одном честном слове. У камина, затянутого густой паутиной, возлежал на диване большой розовощекий человек ростом с двух взрослых Жевунов. Он был толст, неопрятно одет и грязен так, словно не мылся года два. Лицо молодого толстяка было на редкость унылым. Закатив глаза к потолку, он меланхолично бормотал:

У-ух, и за что меня зовут душегубушкой,
Ы-ых, а не Людушкой-голубушкой?…

— Хотите, я буду звать вас так? — улыбнувшись, сказала Корина. — По-моему, очень несправедливо обижать такого безобидного людоеда.

— Святая правда! — горестно вздохнул Людушка и скосил на гостью круглые рачьи глаза. — Меня нельзя обижать, а надо мной издеваются все, кому не лень: мыши, Жевуны, пауки и даже козы… Рад видеть такую умную и приветливую девушку! Садись, отдохни с дороги… Только не на этот стул, голубушка, у него всего три ножки. И как же зовут такую приятную во всех отношениях гостью?

— Кориной, — ответила девушка, осторожно усаживаясь на самом крепком стуле. — Я иду в деревню Сосенки и заблудилась в лесу. Вы никогда не бывали в этой деревне, Людушка?

— Нигде я не бывал, — еще горестней вздохнул Людушка. — Я такой толстый и неуклюжий, что не могу выйти даже за ворота замка. Хорошо еще, что мой покойный папашка набил подвалы вкусной-превкусной едой, не то я бы давно ноги протянул, честное-пречестное слово.

— И много там еще осталось еды? — спросила Корина и невольно сглотнула. Только сейчас она поняла, как проголодалась.

— Даже не знаю, — пожал плечами Людушка и со стонами, охами и вздохами слез с дивана. — Неделю назад еще кое-что оставалось в самых потаенных уголках да на самых высоких полках. Но сколько всякого люда с той поры здесь побывало, просто ужас! И все идут с мешками да корзинами. Прослышали, Коринушка-голубушка, про мой добрый нрав и стали шалить. Тащат все, что под руки подвернется, да еще надо мной насмехаются.

«Глупый ты, Людушка, и притом безобидный, — говорят эти лихие людишки. — Во его папашку, почитай, вся Голубая страна боялась пуще огня, а тебя даже крот лесной и тот обидеть может. Ну как тебя, дубину стоеросовую, после этого не ограбить да не обворовать?».

Вот и грабят мой замок, вот и воруют.

— А почему же вы их не прогоните? — с сочувствием спросила Корина. — Вы такой большой и, наверное, сильный…

— Это верно, я сильный, — кивнул Людушка и, с хрустом потянувшись, широко зевнул. — Сильный-пресильный! Только ленивый очень. Мне лишь бы поесть да поспать, а остальное хоть гори ясным пламенем. Замок скоро развалится, а мне лень за топор да молоток взяться. Э-эх, ладно, на мой век хватит!.. Покушать не желаешь, Коринушка?

Девушка кивнула.

— Если можно, хотя бы кусочек сушеного мяса или соленой рыбы…

— Поищем, поищем, — широко улыбнулся Людушка. — Пойду схожу в подвал, поскребу по сусекам, может, что-нибудь да найду.

— Вот и хорошо! — обрадовалась Корина. — А я пока приберу на столе.

Кряхтя и жалуясь на тяжелую жизнь, молодой людоед поплелся в угол зала и спустился по лестнице в подвал. А Корина засучила рукава платья и взялась за дело. На камине лежал кем-то забытый мешок — он годился в качестве тряпки. Девушка нашла во дворе помятое медное ведро и набрала в колодце воды. Стол не убирали, наверное, несколько месяцев, но девушка привыкла за время своих странствий к самой тяжелой домашней работе. Ей даже в голову не пришло использовать волшебные заклинания, — да и зачем, когда есть тряпка и вода?

Минут через десять Людушка вернулся, держа поднос, закрытый довольно чистым полотенцем. Хозяин замка надел синий фартук, а на шею повязал видавшую виды салфетку. Ухмыляясь, он негромко напевал себе под нос:

Хороши Жевуны в стране нашей
И особенно с рисовой кашей.

— О-о, как замечательно ты прибрала мой стол! — просиял Людушка. — У меня даже аппетит разыгрался, честное-пречестное слово! Садись, Коринушка, сейчас мы кушать будем. Очень полезно кушать на ночь, ха-ха!

Девушка села на стул, не сводя взгляда с подноса. Ей показалось, что оттуда доносится запах жареных пирожков.

Людушка шумно уселся за стол, поправил салфетку на груди и облизнулся.

— У-ух, до чего я проголодался! Жаль, забыл вымыть руки перед едой. Надеюсь, ты простишь меня, Коринушка?

— Прощу, прощу, — нетерпеливо ответила девушка. — Но что мы будем есть?

Людушка с широкой улыбкой сдернул полотенце с подноса. Разочарованная Корина увидела пустое глиняное блюдо, два остро отточенных ножа и большую серебряную вилку.

— Не знаю уж, что будешь кушать ты, дорогуша, — добродушно прогудел Людушка, — а я буду есть тебя. Обожаю, понимаешь, ужинать простаками да простушками! Они весьма полезны для нашего людоедского желудка.

— Что-о? — возмущенно воскликнула Корина, вскакивая на ноги.

Вернее, она попыталась вскочить, да не тут-то было. Из спинки стула немедленно выдвинулись два металлических захвата и плотно обхватили девушку за туловище, так что она даже вскрикнула от боли.

Дочь Гингемы

— Жмет? — заботливо спросил Людушка. — Уж прости, Коринушка, ошибся я малость. Надо было усадить тебя на соседнем стуле — там захваты размером побольше. Да ничего, не беспокойся, мучиться тебе недолго осталось. Я сегодня оч-чень даже голоден и зол, честное-пречестное слово! А все почему? Целых два дня ни один глупец ко мне не захаживал. Раньше было не в пример лучше! Когда я был еще мальчиком-побегайчиком и кушал Жевунов только из баловства, они ходили ко мне в замок целыми стаями. Одним не давало покоя богатство моего папашки, другие хотели поглядеть на знаменитый замок да на меня. Всех я принимал как дорогих гостей, а затем кушал их и облизывался. Видишь, какой я стал упитанный да цветущий?

Корина с большим трудом уняла охватившую ее дрожь.

— Выходит, вы специально притворяетесь лентяем и распустехой?

— А как же! — воскликнул Людушка. — Мой папашка не раз мне втолковывал: «Умным прослыть приятно, а дураком — полезно». Куда мне с моей солидной комплекцией бегать по лесам в поисках Жевунов? Нет уж, пускай они сами ко мне приходят да еще стол перед едой убирают, ха-ха-ха!

Корина нахмурилась.

— Смотрите не подавитесь, — с угрозой предупредила она.

Людушка озадаченно взглянул на гостью.

— Что верно, то верно, — согласился он. — Уж больно ты, Коринушка, худощавая! И куда твои родители смотрели? Может быть, в вареном виде ты будешь вкуснее? Я даже стишок сочинил на эту тему:

Сними, дорогая, платочек,
И полезай в кипяточек!

— Моя мамочка всегда говорила: «Не купайся, девочка, в кипятке — это вредно для здоровья», — с усмешкой ответила Корина. — Посудите сами, разве я могу ее ослушаться?

— Уж не знаю, чем тебе помочь, дорогуша, — огорченно развел пухлыми руками Людушка. — Кстати, а как звали твою мамочку?

Гингема, — небрежно ответила девушка.

Людоед вытаращил глаза от изумления.

— Как-как?!

— Колдунья Гингема, — пояснила Корина и тихо добавила что-то про себя.

Тотчас держащие ее железные обручи разомкнулись и со звоном упали на пол. Людоед с воплем попытался вскочить на ноги, но не смог даже пошевелиться. Какая-то могучая сила удерживала его на месте.

Корина пододвинула к себе глиняное блюдо и с задумчивым видом посмотрела на два длинных ножа.

— Так мы будем сегодня ужинать или нет? — спокойно осведомилась она.

— Э-э… да… то есть нет… — забормотал насмерть перепуганный Людушка. — Знаешь, Коринушка, что-то у меня аппетит пропал. И вообще, есть перед сном вредно. Особенно нас, людоедов.

— Это еще почему?

— Мы же с тобой, можно сказать, в прежние времена дружили семьями! — с пылом воскликнул Людушка. — Папашка мне не раз с восхищением рассказывал про твою мамулю-колдунью. Ох, до чего же он Гингему уважал! И она папашку не трогала, людоедским промыслом заниматься не мешала. Неужто и мы с тобой договориться не сможем? Жевуны тебя еще больше бояться станут, если я буду сидеть здесь, в лесу. Папашка часто говаривал: «Каждому правителю полезно иметь в своей стране нашего брата людоеда!».

Корина задумалась, поигрывая остро отточенными ножами. Она пока не собиралась становиться королевой Голубой страны. В Когиде даже и дворца-то не было! Но слова Людушки показались ей вполне разумными. Такой хитрый и страшный союзник мог пригодиться в будущем.

— Ладно, я подумаю, — сказала она. — А теперь давайте поужинаем на самом деле, а то у меня слюнки текут!

Сковывающие тело хозяина невидимые путы внезапно исчезли. Людушка облегченно вздохнул.

— Я мигом обернусь! — воскликнул он, с неожиданной легкостью выскакивая из-за стола. — Ты не думай, у меня подвалы ломятся от вегетарианской пищи! Есть и мед, и варенья, и соленья — все, что душе угодно. Мой папашка любил устраивать себе каждую неделю разгрузочные дни и меня к этому приучил. Я мигом!

Дочь Гингемы

Людушка торопливо побежал вновь в подвал. Корина усмехнулась, провожая его взглядом.

«Все-таки хорошо быть волшебницей, — подумала она. — Даже коварный людоед мне не страшен. А это значит, что я на самом деле повзрослела, поумнела и стану хорошей королевой Фиолетовой страны. Неужели справиться с простаком Дровосеком будет труднее, чем с этим хитрюгой Людушкой-душегубушкой?».

Вскоре хозяин замка вернулся, неся в руках огромный поднос, но не пустой, а наполненный блюдами с фруктами, печеньем, пирожками и даже вафлями.

— Кушай, Коринушка! — радостно воскликнул он, поставив все эти яства перед девушкой. — Эти вкусные вещи для меня испекли Жевуньи из деревни Омуток. За это я моих соседей никогда не кушаю и даже иногда защищаю от лихих разбойников. А все почему? Потому что в душе я добряк добряком. Скоро мне уже пять десятков годков стукнет, а я все еще словно ребенок-людоеденок. Папашка мой — это другое дело, он был самым настоящим людоедом. Может быть, и я таким стал бы, да Дровосек помешал. Слыхала небось, что моего папашку этот железный болван зарубил? А мамашка моя годом раньше в болоте утопла. Вот я и остался круглым сиротой. Пришлось до всего своим умом доходить… Да ты кушай, кушай, не опасайся, здесь все свежее и вкусное!

Юная волшебница попробовала пирожок с капустой. Он был хорош, а медовое печенье еще вкуснее. А какими сладкими были груши и виноград! Забыв об осторожности, Корина увлеклась и отведала фрукты и сладости из каждого блюда. Людушка с умилением смотрел на нее и развлекал гостью рассказами о своем трудном детстве.

Наконец Корина насытилась и с довольным видом откинулась на спинку стула.

— Уф, как было вкусно! — сказала она. — Спаси…

Неожиданно девушка почувствовала, что не может вымолвить ни слова. Язык и губы словно онемели и никак не желали слушаться.

— Что же ты не поблагодаришь меня как следует? — захихикал Людушка, с довольным видом потирая руки. — Это очень даже невежливо с твоей стороны, Коринушка! Впрочем, я не в обиде. Ведь теперь ты не сможешь произнести и своих колдовских заклинаний, верно?

Корина растерянно смотрела на него, хлопая ресницами.

— Напрасно ты съела печенье, ха-ха! — продолжал веселиться людоед. — Папашка не раз мне втолковывал: «Сынок, всегда будь готов угостить дорогого гостя ядом, снотворным или еще чем-нибудь вкусненьким». Вот я и держу в запасе печенье с соками разных травок-муравок. Одна из них так и зовется: «Помолчи, дружок». Оч-чень полезная травка! Годится против болтунов, а также колдуний. Хотя какая ты колдунья? Плохо учила тебя мамочка Гингема. Разве ты не знаешь мудрое правило: «Людям доверять нельзя, а людоедам — тем более»?

Девушка покачала головой.

— Жаль, очень жаль. Ну, ты поужинала, теперь и мне пора подкрепиться… Ой!

В зал вошел Нарк и уселся на пороге, высунув язык и насмешливо глядя на Людушку.

— Однако и глуп же ты, бр-ратец, — прорычал Нарк, — не то бы знал другую поговорку: «На каждого людоеда найдется свой железнозуб».

— Я… я пошутил! — задрожал Людушка. — Пошутить, что ли, нельзя?

Нарк в ответ так грозно зарычал, что онемение, охватившее Корину, словно рукой сняло. Что же касается людоеда, то он с испуганным воплем выпрыгнул из окна, вышибив раму.

Вздохнув с облегчением, Корина обняла за голову своего серого друга.

— Спасибо, Наркуша, — сказала она с раскаянием. — Какую же глупость я сделала! Видимо, прав был этот разбойник: нет во мне хитрости, а без нее и колдовство не всегда может помочь.

— Ничего, хозяйка! — ободрил ее волк. — Лиха беда начало. Только в следующий раз не зевай — я могу и замешкаться.

Корина подошла к окну и выглянула наружу. В лунном свете она разглядела людоеда, который стоял по колени в болотистой жиже, заполнявшей ров. С головы Людушки свисали водоросли. Около ног весело квакали лягушки. Вид у молодого людоеда был настолько жалким, что волшебница не выдержала и рассмеялась.

— Смотри не простудись, обманщик, — сказала она, — и не наглотайся лягушек — они очень вредны для людоедского желудка. Так и быть, прощу тебя, но с одним условием.

— С каким, дорогая Коринушка? — простонал хозяин замка.

— Скажи, где находятся Сосенки, в которых некогда жил Дровосек? Не верю, что ты не хотел отомстить его родным и не разыскивал эту деревню.

Глаза Людушки зажглись недобрым огнем.

— Хотел, да еще как! — хрипло ответил он. — Только дойти не мог, уж больно до Сосенок далеко… Ладно, скажу. Иди по дороге из желтого кирпича до большого оврага, а затем поворачивай налево. Выйдешь из леса и шагай прямо на север по холмистой равнине. Через день дойдешь до большой каменной стены без начала и конца. За ней-то и находятся Сосенки. Не знаю уж, как эта деревушка туда попала, но на прежнем месте ее нет, это точно. Один старый ворон так и сказал: однажды утром деревня поднялась с места и ушла по равнине к Лесу призраков.

— А ты не обманываешь? — с подозрением спросил Нарк, вспрыгнув на подоконник.

— Ну что вы! — обиделся людоед. — Даю самое честное-пречестное слово!

Корина рассмеялась и махнула рукой.

— У тебя все слова честные-пречестные, обманщик, — сказала она. — Ладно, постой там, во рву, до утра и подумай, как жить дальше. Мы с Нарком отдохнем в твоем замке. Только не вздумай сбежать: волк тебя и под землей найдет.

Людушка понурился, и Корине ответили дружным кваканьем лягушки.

Глава восьмая. БЕСКОНЕЧНАЯ СТЕНА.

Ранним утром Корину разбудил Нарк. Волк всю ночь просидел возле девушки, не смыкая глаз. В животе у него бурчало от голода, но Нарк не рискнул сбегать в лес даже на полчаса, чтобы поймать зайца или куропатку себе на ужин.

— Подымайся, хозяйка, — сказал он, теребя Корину за рукав. — Надо уходить из этого гнилого замка. Того и гляди, либо крыша рухнет, либо пол провалится.

— Ничего не провалится, — зевая, ответила Корина и неохотно слезла с огромного дивана. — Это только видимость, что все здесь держится на одном честном слове. Ох и хитрущий этот Людушка! Кстати, как он себя чувствует во рву?

Корина подошла к окну и выглянула наружу. Было туманное, прохладное утро. Солнце еще не поднялось из-за высокой стены деревьев, окружавших замок, и потому вокруг царил серый сумрак.

Людушка с понурым видом стоял, как и вчера вечером, по колени в болотистой жиже. От нечего делать он срывал лилии и, обрывая лепестки, гадал:

— Съест, не съест, заколдует, не заколдует, превратит в лягушку, не превратит…

Дочь Гингемы

— Превращу в ужа, если опять обманешь, — рассмеялась Корина, глядя на жалкого людоеда. — Может быть, Сосенки находятся не за каменной стеной, а где-нибудь на полянке в лесу, а?

— Даю честное-пречестное слово! — обиженно воскликнул Людушка. — Не веришь, спроси Гая. Он живет в дупле дуба, милях в пяти отсюда. Ворон сам мне рассказывал про Сосенки, да так чудно, что я поначалу не поверил. Нет, ты поговори с Гаем, а потом обзывай меня обманщиком и другими обидными прозвищами. И за что? Только за то, что я хотел вчера тебя съесть. Просто смешно, честное слово!

— Ладно, ладно, посмотрим, — усмехнулась Корина. — Так где мне искать твоего знакомого ворона?

Людушка очень подробно рассказал, как пройти на поляну к старому дубу. При этом он отмахивался от тучи налетевших комаров и шумно чесался.

— Хорошо, можешь вылезать из рва, — снисходительно разрешила Корина. — Но в следующий раз подумай, прежде чем нападать с ножом и вилкой на какого-нибудь Жевуна или Мигуна. А вдруг он тоже окажется волшебником?

Людушка со страдальческим видом прижал руки к груди.

— Честное-пречестное слово, с сегодняшнего дня перехожу на одни пирожки да фрукты! — пылко сказал он. — Я даже ночью стишок сочинил об этом:

Приходи, не трусь, милашка,
Буду кушать не тебя, а кашку!

— Смотри у меня! — сурово погрозила ему пальцем Корина.

Наскоро перекусив фруктами, она вместе с Нарком вышла из замка и направилась к дороге из желтого кирпича. Волк заметно приободрился, покинув логово людоеда. Он ненадолго сбегал в чащу и вскоре вернулся, облизываясь с довольным видом. Друзья прошли по дороге из желтого кирпича несколько миль, пока не оказались у развилки. Налево, в редкий осинник, уходила проселочная дорога. Она была давно заброшенной и густо заросла травой.

Волк насторожился. Принюхавшись, он сказал:

— Что-то я не чую запаха Жевунов. Вдруг этот мерзкий людоед заманил нас в какое-нибудь болото, а то и куда похуже?

Корина огляделась и заметила в траве полусгнившую табличку. Девушка подняла дощечку и прочитала полустершуюся надпись: «Сосенки». И друзья без колебаний зашагали по проселку.

Пройдя мили три, они очутились на опушке леса. Впереди расстилалась большая равнина. Ее пересекали странные борозды — как будто по земле до самого горизонта прошлись несколько десятков плугов.

— А где же деревня? — удивленно спросила Корина, озираясь.

Деревни не было, но следы от нее остались: дорожки, части оград, колодцы…

— Пожар здесь, что ли, был? — недоуменно пробормотал Нарк, принюхиваясь. — Чем-то затхлым пахнет… фу, чем-то неживым…

Осмотревшись, девушка заметила на опушке большой дуб. Возле широкого дупла на корявой ветви сидел ворон и настороженно наблюдал за нежданными гостями.

Дочь Гингемы

Корина и волк подошли к дубу, и девушка помахала птице рукой.

— Здравствуй. Тебя зовут Гай, верно?

— Может, и так. А может, и нет, — после долгой паузы ответил ворон.

Нарк даже подпрыгнул от возмущения.

— Эй, ты, чучело в перьях, разговаривай с хозяйкой вежливо! — рявкнул он, выразительно щелкнув зубами. — Мы ищем Сосенки — деревня здесь такая когда-то была.

— Что ж, ищите на здоровье, — спокойно ответил ворон и направился к дуплу, чуть раскачиваясь на ходу.

Корина нахмурилась и зло топнула ногой.

— Стой, наглая птица! — крикнула она. — Иначе я сожгу тебя вместе с дубом!

Ворон обернулся и внимательно посмотрел на девушку.

— Выходит, ты волшебница Корина? — каркнул он. — Слыхал, слыхал про тебя от сорок, всякое слыхал: плохое и хорошее. Если эти балаболки не врут, то ты действительно можешь сжечь старый дуб и меня заодно. Но ты ведь не за этим сюда пришла?

Корина с трудом взяла себя в руки и натянуто улыбнулась.

— Верно, не за этим, — сказала она. — Говорят, на этой опушке находилась родная деревня Железного Дровосека. А еще я слышала, что у него здесь осталась невеста.

Ворон долго молчал, неспешно чистя клювом черные глянцевые перья, а затем нехотя ответил:

— Помню, помню этого сорванца… В юности его звали Гудом Керли, и он был заводилой среди местных мальчишек. Потом он подрос и стал хорошим дровосеком, лучшим на всю округу. И невеста у него была, Весой ее звали — не девушка, а загляденье. Но это давняя история. Неужто Гингема тебе ее не рассказывала?

— Нет, она не любила вспоминать о своих злодеяниях, — ответила девушка. — Наверное, поэтому я и не стала злой колдуньей. Наоборот, мне хочется творить добро, много добра! Вот я и подумала: почему бы мне не загладить ту рану, что Гингема нанесла бедной Весе? Вскоре я собираюсь навестить Дровосека в Фиолетовой стране и хотела бы прийти с весточкой от его бывшей невесты.

Ворон не сводил с Корины проницательного взгляда. Но девушка выглядела совершенно искренней, и старый ворон поверил ей.

— Хорошо, если в душе у тебя есть место добру, — ответил он. — Злые колдуньи много вреда принесли и нам, птицам, и Жевунам. А добра мы толком ни от кого и не видели. Значит, ты ищешь Весу? Много лет я не видел эту несчастную женщину… Не знаю даже, жива ли. Да и Сосенок-то я давным-давно не видел. Ушли они отсюда и словно в омут канули.

— Как ушли? — удивилась Корина.

— Очень просто — ножками, — спокойно пояснил ворон.

Нарк вновь клацнул зубами.

— Ты с нами шутки не шути! — грозно рявкнул он. — Говори, как дело было, не то мигом хвост повыщиплю!

Ворон насмешливо взглянул на него.

— Никогда не видел летающих волков, — сказал он. — Впрочем, и шагающих домов мне тоже видеть не приходилось… А было это так. Лет тридцать назад появились в окрестностях Сосенок какие-то странные существа в темных плащах. То ли люди, то ли звери, не поймешь… По вечерам они стали наведываться в деревню да расспрашивать Жевунов про всякие разности. Больше всего они интересовались Гудом Керли — мол, остались ли у него родственники, жива ли его невеста и прочее. А в Сосенках народ не из робкого десятка: считай, каждый второй мужчина либо кузнец, либо лесоруб. Не понравились им непрошеные гости, и как-то вечером сельчане встретили их топорами да молотами. Существа в плащах разбежались кто куда. А на следующее утро двери и окна в деревне словно бы сами собой захлопнулись, так что выйти наружу никто не смог. Затем дома приподнялись, и под ними словно из земли выросли какие-то чудные лапы, и Сосенки сдвинулись с места! Видите борозды, что идут через равнину? Вот тем-то путем Сосенки и ушли вместе со всеми жителями. Сам бы не поверил, если бы не видел своими глазами!

Дочь Гингемы

— Колдовство… — прошептала Корина, опустив голову. — Какое удивительное колдовство… В книге Торна такого нет. Тогда кто же сотворил его?

Девушка не на шутку заинтересовалась этим таинственным происшествием. Зато Нарк струхнул. Живя в пещере Гингемы, он навидался всяких чудес, но о таких и не слыхивал. Мыслимое ли дело, чтобы дома переходили с места на место?

— Пойдем отсюда, хозяйка, — заскулил он, поджав хвост. — Далась тебе эта Веса… Обойдемся и без нее. Железный Дровосек и так встретит тебя, словно королеву.

Корина строго взглянула на него.

— Не говори глупостей, Нарк. Дело не в Дровосеке и не в его бывшей невесте Весе, а во мне самой, ясно? К тому же в Голубой стране произошло что-то очень странное, а никто об этом не знает. Я должна понять, откуда появился Лес призраков, и кто в нем живет. Гай, не согласишься ли проводить нас туда?

Ворон охотно согласился. Он очень соскучился по жителям деревни, среди которых у него было немало приятелей. Корина же была волшебницей — кто знает, может, ей удастся вернуть Сосенки на прежнее место?

Гай взмахнул крыльями и полетел через равнину, стараясь держаться чуть в стороне от глубоких борозд в земле. Почти полдня Корина и Нарк шли вслед за вороном. Умная птица вела их по самому удобному маршруту, и тем не менее к концу пути девушка едва держалась на ногах.

Путники остановились, завидев впереди высокую стену, сложенную из огромных серых камней. Борозды подходили прямо к ней, словно блуждающая деревня каким-то чудом сумела пройти сквозь мощную каменную кладку. Поверх стены виднелись вершины могучих елей — похоже, это и был Лес призраков.

Корина уселась на округлом валуне и достала из котомки несколько пирожков — она позаимствовала немного еды у Людушки. Два пирожка с мясом она отдала Нарку, и волк проглотил их без всякого удовольствия.

Попив воды из глиняной бутылки, Корина удовлетворенно вздохнула и сказала:

— Выходит, Людушка не обманул нас — Лес призраков существует на самом деле. Гай, слетай в Сосенки и узнай, как там идут дела. А я пока отдохну час-другой, а затем тоже переберусь через стену.

Ворон даже хлопнул крыльями от удивления.

— Как же я могу перелететь через эту стену, волшебница? Она же БЕСКОНЕЧНАЯ!

Корина недоуменно пожала плечами.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — сказала она. — Стена как стена. Ну и что? Разве птицы не могут преодолеть ее?

Вместо ответа Гай взлетел в воздух и стал подниматься ввысь. Как только он достиг верхнего края стены, та неожиданно начала расти к небу. Выбиваясь из сил, старый ворон поднялся под самые облака, но и стена ни на дюйм не отставала от него.

Корина и Нарк, вытаращив глаза, наблюдали за этой удивительной борьбой. Через полчаса Гай выдохся и спустился на поляну. Стена тотчас приняла прежний вид.

— А ты говоришь: перелететь, — тяжело дыша, сказал ворон. — Стена-то заколдованная! Может, твое чародейство поможет?

Нарк вопросительно взглянул на хозяйку. На всякий случай она произнесла несколько заклинаний, после чего превратилась в муху и попыталась незаметно проскользнуть над краем стены. Увы, как бы высоко ни взлетала муха, каждый раз на ее пути вырастала серая преграда.

Уже стало смеркаться, когда Корина оставила попытки преодолеть Бесконечную стену. Кто бы ни заколдовал эту каменную громадину, он был могучим чародеем.

Дочь Гингемы

Гай сочувственно следил за ее усилиями, а Нарк лежал на земле и недовольно ворчал. Это место ему не нравилось, и он был бы рад дать отсюда деру. Но не бросишь же Корину одну!

Понурившись, Корина уселась рядом с волком. Она очень устала. В кого она только не превращалась: в птиц, насекомых и даже крота! Но проникнуть в Лес призраков ей так и не удалось. Она использовала все заклинания Торна, от которых могли разрушиться и Кругосветные горы, но Бесконечная стена даже не дрогнула. Видимо, ее построил маг, не уступавший в могуществе самому Торну. Но кто он и откуда? И почему в Волшебной стране до сих пор о нем не было слышно?

— Надо возвращаться на дорогу из желтого кирпича, — наконец неохотно предложила девушка. — Э-эх, была бы здесь Гингема! Уж она бы наверняка что-нибудь придумала…

Ворон почистил длинным клювом перья на крыле, а затем ответил:

— Гингеме и придумывать ничего не надо было. Бесконечная стена сама приглашала ее пройти в Лес призраков, да твоя мамочка испугалась и умчалась отсюда.

Корина изумленно уставилась на черную птицу.

— Не понимаю… Выходит, Гингема бывала в этих местах?

— И не раз, — кивнул Гай. — Началось все очень давно, еще до рождения Гуда Керли. В те годы я был молод и любил летать по окрестным селам. Никакой Бесконечной стены здесь тогда не было и в помине. Зато посреди голой равнины возвышалась гора с большим дуплом. Из нее порой шел дым, да такой едкий, что глаза разъедало. Жевуны к ней даже приближаться боялись. А однажды на месте горы появились лес и стена. Колдовство, одно слово!

Ворон склонил голову набок и задумался, вспоминая былые дни. Корина терпеливо ждала, а Нарк, напротив, занервничал.

— Ну вот, опять замолчал, — зарычал он, гневно поглядывая на старую птицу. — Мы что, заночевать здесь должны по твоей милости?

Гай встряхнул крыльями.

— О чем я рассказывал? — спросил он. — Да, о Гингеме. Здесь-то я впервые и увидел колдунью. Меня сюда словно магнитом тянуло. Я любил летать в одиночестве вдоль стены и размышлять, откуда она появилась и зачем, ну и вообще о смысле жизни. И вот однажды гляжу: летит в небе какая-то старуха верхом на помеле. Около стены она спустилась и давай что-то бормотать себе под нос. Сначала ничего не происходило. Затем среди камней вдруг появился огромный рот. Губы раздвинулись, и стена сказала: «Пакир давно ждет тебя, колдунья. Проходи и ничего не бойся».

— Кто такой Пакир? — удивился Нарк. — Никогда не слыхал про такого мага.

— Да помолчи ты! — сердито прикрикнула на него Корина. — Продолжай, Гай, это все очень интересно!

— А продолжать-то особенно и нечего, — ответила старая птица. — Я увидел, как стена разошлась, открывая проход. Гингема затряслась от страха и закричала: «Нет, нет, я лучше вернусь к себе в пещеру!» А стена в ответ: «Твое место в Лесу призраков. Владыка подземной страны собирает новых слуг, и вы с Бастиндой нужны ему». Гингема вместо ответа вскочила на помело и удрала. Но спустя месяц опять появилась. И опять струхнула, когда стена раздвинулась, приглашая колдунью войти. Тогда тот же страшный голос произнес: «Пакир гневается на тебя и Бастинду. Таких трусливых слуг ему не надо. Забудь об этом месте навсегда! Вас с сестрой ждет скорая смерть за малодушие. Уходи и больше никогда не возвращайся!» Вот и все, что я знаю.

Корина надолго задумалась.

— Гингема мне никогда не рассказывала ни про подземную страну, ни про Лес призраков, — наконец сказала она. — Должно быть, она на самом деле обо всем забыла. Здесь скрывается какая-то важная тайна… Пожалуй, мы не зря пришли в эти места, Нарк!

Волк недовольно зарычал в ответ. Шерсть у него на загривке время от времени вставала дыбом, хотя вокруг не было видно решительно ничего, вызывающего опасения.

— Как-нибудь обойдемся без этой тайны, хозяйка, — проворчал он, настороженно поводя ушами. — Жили без нее столько лет, проживем и еще столько же. Раз уж Гингема отсюда дважды деру дала, значит, здесь и впрямь шибко опасно. Пойдем, Коринушка, скоро уж темнеть начнет!

Но девушка не обратила никакого внимания на причитания волка.

— Ждите меня здесь, — приказала она и неспешно направилась к стене.

Не дойдя до нее, Корина остановилась, подняла правую руку и что-то прошептала. На мгновение ее закрыло синее облачко, а когда оно рассеялось, изумленные волк и ворон увидели… Гингему!

Старуха, шаркая ногами, приблизилась к стене и сказала:

— Я пришла в услужение к Пакиру. Пусть великий маг простит меня, темную колдунью. Пропусти меня в Лес призраков.

Дочь Гингемы

Внезапно среди камней появились огромные губы. Они зашевелились, и стена удивленно сказала:

— Гингема умерла. Кто ты такая?

— Я ее дочь, — ответила старуха и противно захихикала. — Мы с мамочкой похожи как две капли воды!

Стена долго молчала, словно с кем-то советуясь. Затем она внезапно раздвинулась, открыв неширокий проход.

— Иди, колдунья, — сказала стена. — Через несколько дней Владыка удостоит тебя своим высоким вниманием.

Не колеблясь, старуха вошла в лес, и стена сразу же сомкнулась за ней.

Парк и ворон тревожно переглянулись. Они стали ждать возвращения Корины.

Глава девятая. ЛЕС ПРИЗРАКОВ.

Корина стояла на опушке и оглядывалась по сторонам. Вокруг теснились огромные замшелые ели, уходя вершинами в серое небо. Воздух был мглистым и прохладным.

Девушка пошла вдоль стены, выглядывая ведущую в лес тропинку. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как путь ей преградил… саблезубый тигр!

Корина замерла на месте, вытаращив от испуга глаза. Она никогда прежде не видела этих зверей, но не раз слышала рассказы об их свирепом нраве. От страха она даже забыла, что владеет многими чародейскими заклинаниями. С их помощью Корина могла бы остановить любого хищника, но сейчас ей было не до колдовства.

Дочь Гингемы

Тигр злобно зарычал и прыгнул на девушку. Она в ужасе закрыла глаза, ожидая немедленной смерти, но… ничего не произошло! Оглянувшись, Корина увидела озадаченного зверя. Присев, он почесывал лапой затылок, словно большая кошка.

Девушка облегченно вздохнула.

«Ну чего ты испугалась, дурочка? — сказала она себе. — Это же Лес призраков, а стало быть, и этот зверь — тоже призрак. Да и откуда в Волшебной стране взяться живому саблезубому тигру? Их давным-давно извели по приказу Страшилы Мудрого. Что ж, проверим».

Собравшись с духом, она подошла к огромному хищнику и протянула руку к его голове. Как она и ожидала, пальцы встретили пустоту. Тигр невольно зарычал и отпрянул, испуганно поглядывая на девушку.

Корина рассмеялась.

— Ну что, съел? — спросила она с довольной усмешкой. — В следующий раз подумай, прежде чем прыгать на девушек. А теперь скажи, где находится деревня Сосенки?

Тигр что-то прорычал в ответ.

— Ты что, не умеешь разговаривать? — удивилась юная волшебница. — В нашей стране это могут делать все звери и птицы… Хотя нет, не все!

Корина замолчала, пораженная неожиданной мыслью. Она вспомнила рассказы Жевунов про саблезубых тигров. Ни разу в них не упоминалось о том, что эти могучие звери обладают даром речи.

— Странно… — пробормотала она, задумчиво разглядывая призрак. — Может, ты и твои сородичи — жители подземной страны? Хм-м… Очень, очень интересно…

Повернувшись, Корина продолжила свой путь вдоль опушки. Вскоре она увидела хорошо утоптанную дорогу, ведущую в глубь леса. Девушка уже было вознамерилась свернуть на нее, но решила немного подождать. Ее смутили следы огромных лап, заметных даже на высохшей глинистой почве. «Разве могут бесплотные существа оставлять такие следы?» — подумала она.

Корина ждала не зря. Через несколько минут из-за поворота дороги появилось еще одно чудовище. Корина ойкнула и мигом спряталась за ствол ближайшей ели. Ростом животное было с замок Людушки и шагало на двух могучих ногах. Хвост чудовища был таким длинным и толстым, что на нем могли бы запросто усесться десятка три взрослых Жевунов. На голову чудовища с зубастой пастью было даже страшно взглянуть.

Корине еще не доводилось видеть динозавров, впрочем, как и остальным жителям края Торна. Дождавшись, когда монстр протопает мимо, девушка выскочила из-за ели и ткнула рукой в серую, морщинистую кожу на хвосте животного. И вновь ее пальцы прошли насквозь, словно через воздух.

Девушка немного успокоилась, но идти по дороге ей совершенно расхотелось.

«Не может быть, чтобы жители Сосенок привыкли к подобным страшным призракам, — подумала она. — Все Жевуны очень робки и боятся даже волков. А значит, искать их надо где угодно, только не возле этой дороги».

Корина вновь вышла на опушку и направилась вдоль стены деревьев. Ей пришлось пройти несколько миль, прежде чем она заметила узкую тропинку. Обрадовавшись, волшебница нырнула под кроны елей.

В лесу было темно и холодно. В воздухе висели затхлые запахи. Ни птиц, ни даже насекомых Корина не заметила. Зато среди могучих, покрытых лишайником стволов стали часто попадаться оранжевые и сиреневые грибы. От них так несло гнилью, что Корине пришлось зажать пальцами нос. Задыхаясь, она выбежала на большую поляну и только там перевела дух.

— О-о, кого я вижу! — услышала она чей-то противный и скрипучий голос. — Сестричка! Давненько я тебя разыскиваю, голубушка, давненько. Подожди, милочка, сейчас я угощу тебя по-родственному, ха-ха-ха!

Дочь Гингемы

Корина не успела и глазом моргнуть, как из-за деревьев на нее напала какая-то старуха с развевающимися седыми волосами. Она летела на черном сложенном зонтике, словно на метле. Другим зонтиком старушенция размахивала в воздухе, как дубинкой. Корина отпрянула назад, к тропинке, но хихикающая старуха все-таки успела угостить ее ударом по голове. К счастью, зонтик оказался призрачным, и девушка не почувствовала никакой боли.

Старуха с недовольным воплем сделала замысловатый вираж и вновь напала на Корину, целясь ей прямо в лоб. И вновь у Бастинды ничего не получилось.

Корина усмехнулась и показала злой старухе язык.

— Что, ведьма, не получилось угощение? — крикнула она. — А я-то не сразу признала свою любимую сестричку Бастинду. Похоже, став призраком, ты еще больше постарела и поглупела!

Бастинда с обиженным воем описала над головой Корины несколько кругов.

— Опять ты хочешь обмануть меня, мерзавка! — вопила она. — С самого детства ты изводила меня своими мерзкими-премерзкими пакостями и хитростями. Думала, хотя бы после смерти сумею над тобой вдоволь поизмываться, — так нет, ты опять из рук выскользнула! Тебя бей не бей, все без толку. Какой же ты призрак после этого?

Корина усмехнулась.

— А это не твоего ума дело, сестричка, — сказала она. — Отведи-ка лучше меня в деревню Сосенки, есть там у меня кое-какие делишки.

— А зачем тебе понадобились Сосенки? — спросила с подозрением Бастинда. — Что за дела могут быть у нас, призраков, с Жевунами, тьфу-тьфу на них! Пускай слуги Пакира с ними якшаются. Ума не приложу, на что Владыке эти жалкие, трусливые создания? По мне, так от нас, призраков, в бою и то будет больше толку… А-а!!

Бастинда завопила так, что у Корины даже уши заложило.

— Ты не Гингема! Ты — живой человек, Жевун, Мигун или не знаю кто! Ату ее, братья-призраки! Это не моя сестра, это другая колдунья!

Деревья внезапно закачались. Несколько елей с грохотом упали, не выдержав напора хищных зверей. Перепуганная Корина увидела могучего медведя-гризли, черного носорога с длинным рогом, льва со вздыбленной гривой… Конечно, это были всего лишь призраки, но они каким-то чудом могли ломать и вырывать с корнем деревья. Девушка не выдержала и помчалась в глубь леса, не разбирая дороги.

Добрую милю Корине пришлось продираться сквозь чащу, слыша позади грохот падающих стволов и злобный вой преследователей. К счастью, густой лес замедлял погоню. Даже Бастинда отстала, запутавшись в ветвях мохнатой ели. Задыхаясь, Корина выбежала на большую поляну и увидела перед собой какую-то деревню.

Дочь Гингемы

Наверное, это и были долгожданные Сосенки. Однако селения Жевунов обычно выглядели нарядными и ухоженными. Дома и даже ограды раскрашивались в самые яркие цвета, преимущественно в голубой и синий. Эта же деревня была мрачной, серой, с закрытыми ставнями окнами и заколоченными дверями. Тропинки между домами заросли травой и крапивой, словно по ним почти не ходили. Мгла здесь была гуще, а воздух — холоднее.

Дрожа от страха и холода, Корина буквально влетела на крыльцо ближайшего дома и отчаянно забарабанила по двери.

— Откройте! — закричала она. — За мной гонятся призраки! Спасите!

В окне чуть дрогнула занавеска, и Корина мельком увидела чье-то испуганное лицо. Но на все ее мольбы дверь так и не отворили.

Грохот в лесу приближался. Вот-вот призрачные слуги Пакира ворвутся на поляну.

Сбежав с крыльца, Корина бросилась к другому дому. И вновь никакого результата. То же самое и в третий раз, и в четвертый…

Шум погони был уже рядом. Корина тяжело вздохнула, вытерла ладонью лоб и только тогда поняла, что до сих пор оставалась в облике Гингемы. Не раздумывая, она одним движением руки вернула себе прежнюю внешность и направилась к последнему дому. Он стоял на самом краю поляны и казался необитаемым. На всякий случай девушка поднялась по ступенькам и с безнадежным видом постучала в дверь.

— Помогите! — жалобно сказала она. — За мной гонятся слуги Пакира!

Занавеска на мгновение приподнялась, а затем Корина с радостью услышала лязг отодвигаемого засова. Дверь раскрылась, и девушка вихрем ворвалась в дом. И в тот же момент на поляну выскочили десятка два призрачных монстров. Увидев, что их жертва спряталась в доме, чудовища разразились яростным воем и визгом. Затем они все повернулись и нехотя ушли в чащу.

Корина наблюдала за ними в щель двери. Облегченно вздохнув, она обернулась и увидела пожилую женщину. Когда-то она, видимо, была очень красива, но ныне плечи ее сгорбились, смуглое лицо покрыли глубокие морщины, волосы поседели. Только глаза у старухи остались по-прежнему молодыми. Она смотрела на нежданную гостью с такой теплотой и участием, что Корине стало не по себе.

Она поняла, что попала в дом Весы.

— Как ты оказалась в этом проклятом лесу, милочка? — тихим голосом спросила Веса. — Что-то я тебя не признаю… Уж не дочка ли ты кузнеца Вачара? Нет, у той были серые глаза… Да ты проходи, проходи в дом. Садись, я тебя сейчас напою соками лесных ягод. Не бойся, эти чудища в деревню не сунутся.

Пока Корина жадно пила сок из глиняной кружки, старая женщина подошла к окнам и отодвинула все занавески. В доме стало чуть светлей. Только тогда Корина догадалась — да старуха же плохо видит! Оглядевшись, она заметила в углу сундучок. На нем аккуратной стопкой лежали детские платьица. Было похоже, что их давно никто не надевал.

«Наверное, у Весы была дочь, — подумала Корина. — Но где она? Может быть, умерла? Или ее выкрали слуги Пакира?».

Корина тихо-тихо прошептала одно из заклинаний Торна, которое ей давно хотелось опробовать. Она сощурилась особым образом, заглянула в подслеповатые глаза старухи и пожелала стать похожей на ее пропавшую дочь.

Веса подошла поближе к гостье и недоверчиво коснулась ее лица дрожащей рукой.

— Ланга?… Ланга, кровинушка моя!..

— Мама! Мамочка! — воскликнула Корина и бросилась в объятия Весы.

Юная волшебница рассчитала верно. Дочь Весы вместе с другими детьми похитили слуги Пакира восемь лет назад. С тех пор бедная женщина не знала ни минуты покоя. Не раз жители деревни пытались разыскать в лесу пропавших детей, да куда там! Призрачные чудовища теснили их обратно к домам, обрушивая на пути Жевунов завалы из деревьев.

Усадив лже-Лангу рядом с собой на кушетке, Веса крепко прижала девушку к себе и, всхлипывая, стала рассказывать:

— Совсем мы, бедные матери, извелись. И за что нам судьба такая черная выпала — лишиться своих детей? Зачем-то вы понадобились Властелину Пакиру, чтоб ему сгореть! От ведьмы Бастинды мы слышали, что он, проклятый, собирается завоевать всю Волшебную страну. Она говорит, что в своем подземном царстве он собирает большую армию. Но какие из наших мужчин-Жевунов воины? Нет, кто-то другой ему из деревни понадобился… Только Бастинда об этом помалкивает, а может, и не знает… Да что ж это я причитаю? Радость-то какая — моя ненаглядная Ланга вернулась! Где же тебя прятали слуги этого мерзкого колдуна?

Корина осторожно ответила:

— Меня вместе с другими девочками держали в большой каменной башне. Из нас собирались сделать прислужниц для Пакира. Через месяц воины-призраки должны были отправить всех в подземное царство. Только чудом мне удалось бежать, мамочка! Но что же теперь делать? Здесь меня скоро найдут, и тогда уже ничто меня не спасет. Я так хочу вернуться в Голубую страну, увидеть вновь солнышко, услышать смех и веселые песни! Помоги мне, мамочка! Слуги Пакира идут по моим следам!

Веса вздрогнула и еще крепче прижала дочку к себе.

— Разве из этого дьявольского леса выберешься? — с тоской молвила она. — Повсюду прислужники колдуна и нежить всякая… А за лесом — Бесконечная стена, она похуже любого призрака. Сколько смельчаков из наших Сосенок пытались пробиться на волю! Но ни один не вернулся в Голубую страну, всех поймали. Никто не может справиться с этими дьявольскими порождениями тьмы. Хотя постой…

И старая женщина торопливо рассказала, что год назад в лесу объявился черный дракон. Как он попал в плен к Пакиру, ей неведомо. Только этот кусок оказался колдуну не по зубам. Вараг — так зовут летающее чудовище — наводит на слуг подземного владыки страшную панику. Но одолеть Бесконечную стену не удалось даже дракону.

— С той поры Вараг взял деревню вроде как под охрану, — закончила Веса. — Сама видишь, слуги Пакира побаиваются выходить на нашу поляну. Может, вдвоем с Варагом вы что-нибудь придумаете? А если сумеешь вырваться на волю, разыщи Железного Дровосека. Помнишь, я рассказывала о нем, когда ты была маленькая?

— Помню, — улыбнулась Корина. — Так и сделаю, мама. Не откажет же правитель Фиолетовой страны дочери своей бывшей невесты? Только ты напиши ему письмо, а не то меня примут за какую-нибудь самозванку.

Веса кивнула.

— Сейчас напишу, дочка. Но сначала накормлю тебя да чайком угощу. Небось проголодалась?

Корине на самом деле хотелось есть, но она решительно покачала головой.

— Мамочка, слуги Пакира идут по моему следу! — напомнила она. — Больше я им в руки не дамся. Пиши скорей письмо.

Дочь Гингемы

Веса вздохнула, но спорить не стала. Она уселась за стол, достала чудом сохранившийся листок бумаги и стала старательно выводить гусиным пером слово за словом, подслеповато щурясь. Корина зажгла сальную свечу и поставила ее рядом с чернильницей. Заглянув старой женщине через плечо, она что-то едва слышно зашептала. Веса не заметила, что пишет под ее диктовку, и даже имя «Ланга» заменила на «Корину».

Когда Веса закончила, девушка выхватила листок из ее рук и замахала им в воздухе, чтобы чернила быстрее высохли.

— Может, пойдешь со мной, мамочка? — подобрев, предложила она. — Лучше погибнуть, чем жить в этом заколдованном лесу.

Веса вздохнула.

— Слишком поздно, моя девочка. Да и кто меня ждет в Голубой стране? Твой отец умер, а других родичей у меня не осталось. А Гуд Керли… Коли он ни разу не навестил меня в Сосенках, когда я была еще молодой, на что я ему теперь? А ты беги, Ланга, кровинушка моя! Я знаю, как позвать Варага…

Внезапно Веса замолчала, насторожившись. Она подошла к окну и тут же отпрянула со сдавленным криком.

— Пришли по твою душу, доченька! Налетели, воронье проклятое!

Корина подбежала к окну. Она увидела, как из-за деревьев вышло несколько странных существ, закутанных в темные плащи. Люди это были или нелюди, во мгле разобрать было невозможно. У каждого слуги Пакира в руке маслянисто поблескивал изогнутый меч. Мелкими шажками они приближались к дому и вскоре оцепили его плотным кольцом.

Веса в ужасе закрыла лицо дрожащими руками.

— Пропала ты, доченька… — глухо простонала она. — От этих душегубов не спрячешься, не убежишь…

И тут в небе послышался шум. Слуги колдуна остановились. Раздался резкий гортанный крик — кто-то заставлял слуг в темных плащах идти дальше. Ответом был оглушительный раскат грома. Воздух словно бы запылал от яростной вспышки, и страшные существа бросились врассыпную.

Веса обняла девушку и прижала к груди.

— Прощай! — сказала она, не скрывая слез. — Пусть хоть тебе немного повезет в жизни! Спасибо Торну, хоть увидела тебя перед смертью. Передай привет моему дорогому Гуду и скажи, что я всегда его помнила и любила. А теперь быстрее поднимайся на крышу — это прилетел Вараг!

Сердце Корины дрогнуло впервые за долгие годы. Жизнь вместе с Гингемой ожесточила ее, да и долгие странствия по Волшебной стране не сделали девушку добрее. Она без колебаний обманула бедную, одинокую Весу, но теперь почувствовала угрызения совести.

Подталкиваемая в спину Весой, она взбежала по лестнице на чердак и выбралась через слуховое окно на крышу. Взглянув вверх, Корина увидела черного дракона, парившего над вершинами деревьев. Время от времени он изрыгал языки пламени и оглушительно рычал: вид слуг Пакира приводил его в ярость.

— Вараг! — закричала Корина. — Спаси меня!

Но дракон не услышал голоса девушки и продолжал кружить над поляной.

Дочь Гингемы

Тогда Корина подняла руку, прошептала заклинание — и в воздух ударила голубая молния. Она прошла чуть в стороне от головы дракона, слегка опалив его жарким огнем. Удивленный Вараг посмотрел вниз и сразу заметил девушку на крыше дома.

Сложив огромные крылья, он мягко спланировал к земле.

Глава десятая ЧЕРНЫЙ ДРАКОН.

Дракон обвел светящимися яростью глазами опушку леса, где за стволами елей прятались слуги Пакира. Издав оглушительный рык, чудовище выдохнуло струю пламени. Черные тени тотчас исчезли среди деревьев. Тогда дракон повернул огромную голову в сторону дома и внимательно посмотрел на Корину.

— Вараг, помоги! — закричала девушка. — За мной гонятся!

Дракон поднял правое крыло так, чтобы Корина смогла перейти на его чешуйчатую спину.

— Держись крепче, — прорычал он и, взмахнув крыльями, вновь поднялся в воздух.

Юная волшебница едва успела ухватиться за край костяного гребня, идущего вдоль шеи крылатого гиганта.

Дочь Гингемы

Вараг сделал широкий круг над деревней и полетел среди серых облаков. Корина впервые за время пребывания в заколдованном лесу увидела солнце или, вернее, бледное круглое пятно, едва различимое на пепельном небосводе. Дракон даже не пытался подняться выше, словно и небеса были закрыты непреодолимой преградой.

Вскоре девушка заметила плоскую вершину горы, курившуюся желтым дымом. Это был старый вулкан. Его отвесные склоны покрывали потеки застывшей лавы.

Чуть ниже вершины на склоне располагалась широкая каменная терраса. Дракон осторожно спланировал на нее, а затем опустил крыло, давая девушке возможность сойти.

Корина вдохнула спертый, с едким запахом серы воздух и закашлялась. Вниз она старалась не смотреть: от высоты у нее кружилась голова.

Дракон склонил к ней украшенную изогнутыми витыми рогами голову и прорычал:

— Кто ты такая? Что-то я тебя прежде в деревне не видел.

Корина уже было открыла рот, чтобы назваться Лангой, дочерью Весы, но передумала. Огромные красные глаза дракона светились мудростью, и девушка инстинктивно поняла: лгать Варагу опасно. Это не простодушная, отчаявшаяся Веса, здесь надо быть предельно осторожной.

Поразмыслив, девушка набралась храбрости и выпалила:

— Я — дочь Гингемы!

— Что-о? — взревел от бешенства дракон и так ударил по террасе чешуйчатым хвостом, что в воздух поднялось облако пыли.

Корина вздрогнула от страха, но отступать было поздно.

— Старая колдунья удочерила меня, когда я потерялась в лесу, — срывающимся от волнения голосом объяснила она. — Мои настоящие родители умерли. Что же мне оставалось делать? Я вынуждена была остаться жить у Гингемы, иначе погибла бы.

Дракон немного успокоился.

— Так ты — ПРИЕМНАЯ дочь Гингемы? — уже потише спросил он. — Это другое дело. И все равно ты, наверное, колдунья, а я колдуний ненавижу. Давно бы разорвал в клочья Бастинду, что живет в этом проклятом лесу, — да она, как назло, призрак. Но ты-то живая! Как же ты сюда попала? Наверное, сама пришла проситься в слуги к Темному Властелину?

— Нет, нет! — поспешно воскликнула Корина. — Я искала Весу, бывшую невесту Железного Дровосека. Видите ли, уважаемый Вараг, я давно хотела поселиться в Басте, столице Фиолетовой страны, и подружиться с ее правителем. Но мне не хотелось приходить к нему с пустыми руками. Вот я и решила разыскать Весу и прийти к Дровосеку с письмом от нее.

— Дровосек… — проворчал Вараг. — Слышал о таком. Но зачем он тебе понадобился? Небось хочешь обмануть этого железного простака своими колдовскими чарами?

Сердце Корины заколотилось еще сильнее. Дракон оказался более проницательным, чем она ожидала. С ним бесполезно было хитрить, и она решила идти напролом.

— Да, — кивнула она. — Я хочу стать королевой Фиолетовой страны. А потом, быть может, и Голубой, и Зеленой. А что здесь плохого? Чем такая волшебница, как я, хуже механического человека или соломенного пугала?

Дракон удивленно взглянул на девушку.

— Хм-м… Пожалуй, ничем, — признал он. — Тем более что я чую: зла в тебе куда меньше, чем добра. Но как ты докажешь, что ты — могущественная чародейка?

Вместо ответа Корина достала из котомки коричневую книгу в кожаном переплете и поднесла ее поближе к глазам летающего зверя.

Дочь Гингемы

Вараг вздрогнул всем своим огромным телом и, подогнув лапы, с шумом опустился на брюхо.

— Книга Торна… — выдохнул он. — Откуда она у тебя?

— Ее нашла Гингема незадолго до гибели, — немного успокоившись, объяснила девушка и вновь спрятала книгу в котомку. — А теперь она перешла по наследству ко мне. Но я вовсе не намерена использовать чародейство Торна во вред жителям Волшебной страны. Наоборот, я хочу, чтобы они восхищались мной!

Дракон покачал головой, не сводя с девушки пытливых глаз.

— А ты честолюбива, — рыкнул он. — Но это, может, и к лучшему. Давно мы, черные драконы, ищем союзников в борьбе с подземным воинством Пакира. Виллина и Стелла могущественны, но они слишком добры, чтобы противостоять великому Злу. Все же остальные обитатели края Торна слабы и трусливы. Но ты другая. Пожалуй, я помогу тебе захватить власть и стать королевой… Эй, подожди!

Дракон вскочил на лапы и бросился вниз с края террасы. Корина проследила за ним взглядом и увидела вдали над лесом какое-то странное летающее существо. Оно напоминало огромную змею с округлыми перепончатыми крыльями и пышными радужными плюмажами над тремя плоскими головами. Завидев противника, летающий змей попытался скрыться в гуще сизых туч, но Вараг быстро настиг его. Через несколько минут дракон вернулся на террасу.

— Тьфу, опять нежить попалась! — недовольно рыкнул он, — Второй день подряд одни призраки попадаются, чтоб им пусто было! И зачем они понадобились Пакиру? Живот уже стало сводить от голода.

Корина с любопытством спросила:

— А кто ты такой, Вараг? Никогда не слышала, чтобы в краю Торна водились черные драконы.

— Ты много о чем не слышала, девочка, — сказал Вараг. — Может, это и к лучшему, что Жевуны, Мигуны и прочие человечки не подозревают о том, какая над ними нависает опасность. Великий Торн создал этот край для того, чтобы его обитатели жили в счастье и довольстве, — пускай так и будет! А нам, черным драконам, Торн поручил охранять покой Волшебной страны, и мы тихо и незаметно несем свою службу вот уже много веков.

— Веса сказала мне, что колдун Пакир намеревается захватить наш край, — проговорила Корина.

Вараг кивнул.

— Да. Некогда, много тысяч лет назад, он был соперником великого Торна, но потерпел поражение и был низвергнут в глубины земли. Сейчас Пакир собрал огромное войско. Пока его слугам удалось лишь здесь прорваться на поверхность — через жерло этого вулкана. На всякий случай Пакир оградил Лес призраков непроходимой стеной.

— А как же вы попали сюда? — удивленно спросила Корина.

— По глупой случайности, девочка, — грустно ответил дракон и выдохнул струю серого дыма. — Наша стая издревле охраняет ущелье на юго-западе гряды Кругосветных гор. Это самое уязвимое место в Волшебной стране. Расщелина в земле тянется прямо до подземной страны Пакира, и понятно, что именно там он чаще всего пытается пробиться на поверхность. Наша стая обычно уничтожает всех подземных монстров, вылетающих из ущелья. Но однажды, год назад, глубокой ночью из подземелья вылетели несколько могучих чудовищ. Почти всех нам удалось поймать, но самый сильный крылатый зверь сумел уйти. Он полетел в сторону Голубой страны. Я бросился в погоню, но проклятая тварь оказалась слишком быстрой. Монстр подлетел к Бесконечной стене, и та внезапно раскрылась, пропуская чудовище внутрь. Я не успел свернуть в сторону и оказался в плену. С тех пор я никак не могу вырваться наружу. Быть может, это удастся тебе, Корина?

Я попробую, — не очень уверенно ответила девушка.

Она посмотрела вверх, на серый свод небес. Поразмыслив, девушка подняла руку и произнесла открывающее заклинание… затем второе, третье… Мгла, увы, не рассеялась, и солнце как было бледным пятном среди облаков, так таким и осталось.

— Похоже, магия Торна здесь не действует, — упавшим голосом произнесла наконец Корина.

Дракон шумно вздохнул.

— Ну конечно, ведь это часть страны Пакира, — грустно заметил он. — Что же нам делать? Я больше не могу жить в этой темной норе! Да и моя стая осталась без вожака…

Внезапно Корине в голову пришла счастливая мысль. Она улыбнулась и воскликнула:

— Кажется, я знаю, как отсюда выбраться! Вараг, летим к Бесконечной стене — я покажу, куда именно.

Минут через десять черный дракон опустился на опушке Леса призраков возле каменной стены — там, где Корина уже однажды бывала. Девушка торопливо спустилась по крылу на землю, а затем что-то объяснила дракону. Потом она подошла к стене в том месте, где недавно видела огромный каменный рот.

— Эй, стена! — крикнула Корина. — Открой немедленно проход для меня и моего друга! Ну, что ты медлишь?

Среди камней появились губы. Они презрительно скривились.

— Нахальная девчонка! — гулко ответила стена. — Однажды ты провела меня, но больше такого не случится. Ты — обманщица и самозванка. Подожди немного, скоро слуги Владыки будут здесь.

Корина звонко расхохоталась.

— Со мной не справиться не только этим ничтожествам в черных плащах, но и самому Пакиру!

— Да кто ты такая, чтобы бросать вызов Темному Властелину?

— Я — Торн! — воскликнула Корина и прошептала заклинание Гингемы, меняющее облик.

Через мгновение на опушке леса появился высокий старик с длинными седыми волосами до плеч, высоким лбом и мудрыми, добрыми глазами.

— Что-о-о? — изумленно разинула рот стена. Корина-Торн взмахнула рукой и превратила себя и Варага в… воробьев! Они словно две серые молнии проскользнули через разинутый рот стены и были таковы.

Дочь Гингемы

— Обманщица! — обиженно завопила стена. — Держи ее, лови!

Но было поздно — оба беглеца ускользнули из Леса призраков.

Надо ли говорить, с какой радостью Нарк и Гай встретили девушку! Но когда второй воробей обернулся огромным драконом, волк и ворон перепугались не на шутку.

Не обращая на них внимания, Вараг посмотрел на солнце, сияющее в голубом небе, и издал восторженный вой. Он так истосковался по солнечному свету и по свободе! Потом дракон низко склонил голову перед девушкой.

— Я не ошибся в тебе, Корина, — сказал он. — Теперь повелевай мной, как вздумается. Хочешь, я отвезу тебя и твоих друзей к Кругосветным горам и представлю своей стае?

— Хорошо, только немного позже, — горделиво улыбнулась Корина. — Сначала я хочу повидать Железного Дровосека. Сам знаешь, какой сюрприз я ему подготовила. Вот он обрадуется!

Дракон распластал крыло по траве, предлагая девушке вновь взойти ему на спину.

Корина так и сделала. За ней нехотя последовал Нарк: он еще опасался могучего дракона.

— А ты, Гай, полетишь со мной? — спросила девушка, посмотрев на старого ворона.

Черная птица взлетела в воздух, уселась на сучке сосны и только потом ответила:

— Нет уж, хватит с меня. Лучше я вернусь в свое уютное дупло — там мне жить хорошо и спокойно. А тебя ждут опасные приключения, Корина, — смотри не сверни шею, карр, карр, карр!

— Не каркай, — усмехнулась Корина. — Прощай, Гай. Если понадобишься, я разыщу тебя… Вперед, Вараг, в Фиолетовую страну!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Изгнание Страшилы.

Дочь Гингемы

Глава одиннадцатая. МАСТЕР ГУД.

Дочь Гингемы

Скучно и размеренно текла жизнь Железного Дровосека. Поначалу, став правителем Фиолетовой страны, механический человек бурно взялся за дело. Его не знавшие усталости руки требовали работы, и Дровосек, отложив могучий топор, взялся за кирку и лопату. Он помогал слабым Мигунам расчищать и обрабатывать поля, прокладывать дороги и вообще обустраивать страну, о которой Бастинда совсем не заботилась. И наконец вокруг Басты зазеленели целые моря пшеницы. Их посеяли фермеры, приглашенные из Зеленой страны. Они обучили молодых Мигунов своему нелегкому делу, и с той поры столица и окрестные деревни не знали недостатка в чудесном белом хлебе. Но все поля Фиолетовой страны очистить было не под силу даже Железному Дровосеку, и в конце концов он потерял интерес к этой работе.

Мигуны души не чаяли в своем новом правителе. Он был добр, отважен, трудолюбив и не просил у своих подданных ничего, кроме машинного масла. Правда, порой он требовал ремонта, но Мигунам это было нетрудно сделать — ведь они были искусными мастерами-механиками.

Серьезные огорчения у Железного Дровосека начались после того, как Элли покинула Волшебную страну. Правители Зеленой и Фиолетовой стран нередко вспоминали о ней, встречаясь то в Изумрудном городе, то в Басте.

«Именно Элли помогла нам сделаться тем, кто мы есть», — однажды мудро заметил Страшила, и Дровосек с ним согласился. И оба друга еще больше затосковали по маленькой девочке из далекого Канзаса.

Но были у Дровосека и другие неприятности. А начались они с появлением в Зеленой стране железного великана Дрома. Как-то утром у стен Изумрудного города объявился исполин ростом с высокое дерево и с огромным молотом на плече. Горожане в страхе разбежались при виде такого чудища, однако их опасения были напрасными. Механический великан оказался сущим ребенком.

«Здесь кроется какая-то тайна, — мудро заметил Страшила, поглядывая на Дрома из окна приворотной башни. — Вы только поглядите на его ухмылку. Похоже, он забыл даже, как разговаривать!».

Дочь Гингемы

С того дня Страшила много времени проводил на стене, обучая исполина самым простым вещам, известным каждому мальчишке. Вновь научившись разговаривать, железный гигант назвался Дромом. Он больше ничего не помнил о своем прошлом и не мог даже сказать, как очутился к Волшебной стране. Вскоре они со Страшилой стали закадычными друзьями. Через месяц правитель Изумрудного города отправился в большое путешествие по Зеленой и Фиолетовой странам, и в самом скором времени простодушный Дром стал всеобщим любимцем. А что же Дровосек? Он словно бы ушел в тень. Да, он мог запросто поднять валун, но Дрому ничего не стоило выворотить из земли целую скалу. За три дня пребывания в Фиолетовой стране великан сумел расчистить больше полей, чем Дровосек за все предыдущие годы.

Понятно, что Дровосек после этого загрустил. Кому он нужен, такой маленький и слабый? Он все чаще стал вспоминать о том далеком времени, когда был обычным Жевуном и жил в деревне Сосенки. Когда-то он звался Гудом Керли, славился как самый искусный мастер-дровосек и собирался жениться на красавице Весе. Но злая Гингема заколдовала его топор, и тот отрубил своему хозяину ногу, затем руку, затем еще одну ногу… Местный кузнец каждый раз заменял отрубленные части механическими протезами.

Но однажды Гуд понял, что стал целиком железным. Разве механический человек, да еще без сердца, может иметь живую невесту из плоти и крови? Тогда Гуд ушел из Сосенок и стал жить в лесу, занимаясь своим ремеслом. С тех пор он ничего не слышал о Весе, но не раз вспоминал ее пышные волосы, ослепительную улыбку и звонкий смех.

«Э-эх, — думал он, — я бы все отдал за то, чтобы еще хоть разок увидеть Весу! Но прошло столько лет, она конечно же обзавелась семьей и, наверное, состарилась… А я выгляжу даже лучше, чем до встречи с Элли. У людей — НАСТОЯЩИХ ЛЮДЕЙ — все иначе! Они с годами старятся…».

Дочь Гингемы

В конце концов Дровосек заперся в мастерской, которую сам же соорудил около Фиолетового дворца. Женщины, приходившие наводить порядок в многочисленных комнатах огромного здания, с интересом прислушивались к шуму и звону, доносившимся из-за плотно закрытых дверей мастерской.

Когда через несколько дней Дровосек появился перед Мигунами, те ахнули от изумления. Их правитель выковал себе новое лицо. Оно походило на прежнее, но выглядело заметно старше, да к тому же было украшено волнистой железной бородой, А с круглой головы исчезла масленка, придававшая Дровосеку несколько легкомысленный вид.

Через час на главной площади Басты собрались почти все жители столицы. Железный Дровосек взошел на наспех сколоченную трибуну и обратился к своим подданным с речью:

— Дорогие Мигуны! Вот уже много лет прошло с того дня, как вы выбрали меня правителем Фиолетовой страны. Я не хотел этого, но вы так уговаривали, что мое шелковое сердце дрогнуло. Вам хотелось иметь незлого, отважного и работящего властелина. Честное слово, я старался, как мог! Ведь я простой лесоруб, и мне неведомо искусство управления государством.

Давным-давно меня прозвали Железным Дровосеком, но я не забыл о том, что когда-то был человеком. Хоть я и выкован из железа и меди, но Великий Гудвин дал мне мягкое сердце. Я часто грущу, вспоминая о своей прежней жизни в Голубой стране. И я очень, очень скучаю по нашей дорогой Элли, которая навсегда покинула Волшебную страну.

Пережитое изменило мою душу, я стал мудрее и терпимее. Но я устал быть Железным Дровосеком и выглядеть чуть ли не юнцом с масленкой на голове. С сегодняшнего дня у меня не только новое лицо, более подходящее моему возрасту, но и новое имя. Вернее, самое что ни на есть старое. Хочу отныне называться Гудом Керли или мастером Гудом. Простое имя, некоролевское, да что поделаешь — я и сам прост, как гайка. Вам это известно лучше всех, ведь вы столько раз разбирали и собирали меня, словно машину. Но я не совсем машина, а хоть немного, но и человек!

И вот что я хочу вам предложить. В Волшебной стране не так давно объявился другой механический человек, больше и сильнее меня. Дром — добрый парень. Он станет отличным правителем Фиолетовой…

— Нет, нет!

— Мы не хотим никого, кроме тебя!

— Да здравствует Железный Дровосек, добрый и мудрый правитель Фиолетовой страны!

— Ура мастеру Гуду, ура!

Сотни голосов захлестнули площадь. Мигуны топали, свистели, подпрыгивали, вопили, и из этого ужасного шума было ясно одно: Мигуны не хотят другого правителя, кроме Железного Дровосека или, вернее, мастера Гуда. Ура, ура, ура!!

Дочь Гингемы

Дровосек даже прослезился. На трибуну немедленно взобрались два механика и стали осторожно смазывать ему веки и скулы, чтобы они не заржавели. Один молодой кузнец, чья кузня находилась поблизости, сбегал в нее и вскоре принес наспех выкованную железную корону. Под одобрительные крики толпы он водрузил еще теплый зубчатый обруч на голову правителя и низко поклонился ему. То же самое сделали и остальные Мигуны.

— Рады вас приветствовать, мастер Гуд, король Фиолетовой страны! — торжественно произнес кузнец. — Доброго вам здравия на тысячи лет!

И толпа повторила за ним, словно эхо:

— Доброго вам здравия на тысячи лет, мастер Гуд!

Дочь Гингемы

Несколько дней мастерские по всей стране были закрыты. Мигуны весело пировали, точно обрели нового правителя. Да так в каком-то смысле и было.

«Мастер Гуд — это на самом деле звучит лучше Железного Дровосека, — убеждали Мигуны друг друга. — Разве королевское дело заниматься рубкой дров? И сердце у него не железное, а самое что ни на есть мягкое и доброе».

В одно прекрасное утро в спящий после бурных празднеств город вошла девушка с котомкой на плече. У распахнутых ворот вповалку лежали стражники и дружно храпели. Рядом валялись копья, мечи и щиты.

Девушка наклонилась и тронула одного из стражников. Тот захрапел еще громче и перевернулся на другой бок. Тогда Корина — а это была она — потрясла стражника за плечо. Солдат с трудом продрал веки и уставился на гостью мутными, ничего не понимающими глазами.

Дочь Гингемы

— М-м… — пробормотал он. — Что? Пора идти на вахту?

— Скорее пора идти домой, — с улыбкой ответила девушка. — Уже утро.

— Разве? — удивился стражник, поднимая голову и с удивлением оглядываясь по сторонам. — Странно… Вроде только что был вечер… Ох, и славно же мы повеселились!

Только сейчас он заметил, что городские ворота распахнуты, а рядом с ним стоит незнакомая, очень красивая девушка.

— Хм-м… А вы кто такая?

— Я пришла из Голубой страны, из деревни Сосенки.

— Что-о? Откуда, откуда?

— Из Голубой страны.

— М-да… Не ближний свет… И чего вам надо, красавица?

— Я хочу повидать мастера Керли.

— Не знаю никакого Керли. Вот напротив меня живет Корм, жестянщик. Может, он вам нужен?

— Нет, мне нужен мастер Керли, — настаивала девушка. — Он некогда жил в нашей деревне и хорошо знал маму, Весу Ланди. Они очень дружили, но с той поры прошло много лет. Вот мама мне и говорит: Корина, иди в Фиолетовую страну, в Басту, и найди там мастера Гуда Керли, бывшего дровосека…

— Что, что? — воскликнул стражник, живо вскакивая на ноги. Весь хмель разом выветрился у него из головы. — Вы сказали: мастер Гуд? Да это же наш правитель — Железный Дровосек!

Девушка кивнула.

— Я про него и толкую. Может быть, вы проводите меня во дворец и представите мастеру Гуду? Но сначала передайте письмо, которое написала моя бедная матушка…

— Конечно, конечно, — забормотал стражник, оглядываясь в поисках своего меча. — А почему это ваша матушка бедная, позвольте спросить?

— Она умерла, — помрачнела девушка. — Ее… э-э… раздавило деревом во время сильного урагана.

— Простите, не знал. Очень вам сочувствую. Но куда же он запропастился? А, нашел…

Стражник прицепил меч к поясу, поправил сбившуюся кольчугу, взял копье и широким шагом направился по пустынным улицам города в сторону Фиолетового дворца. Корина шла за ним, нетерпеливо покусывая губы.

«Все началось хорошо, — думала она, — но поверит ли мне Гуд Керли?…».

Железный Дровосек сидел в небольшой комнате на втором этаже Фиолетового дворца и, глядя в зеркало, полировал бороду. Он был в хорошем настроении и даже мурлыкал какую-то песенку. Мигуны, как оказалось, вовсе не разлюбили его и не пожелали менять даже на такого могучего воина, как Дром. И правильно сделали. Механический великан еще, по сути дела, мальчишка, и за ним нужен глаз да глаз. Молод он еще для правителя. Вот, например, недавно отчудил: вытащил шестилапого из Пещеры рудокопов и принес в Изумрудный город, чтобы повеселить горожан. Никакой потехи, понятно, не получилось — все разбежались кто куда. Шестилапый метался по улицам и сослепу разнес несколько домов. Страшила, как обычно, заступился за своего любимца Дрома, а напрасно.

В дверь тихо постучали.

— Входите, входите, — сказал Дровосек, любуясь своей бородой. Жаль, конечно, что ее нельзя расчесывать, как это некогда делал Дин Гиор…

В комнату правителя осторожно заглянула Тализа. Эта женщина сама назначила себя начальницей дворцовой прислуги и следила за чистотой и порядком в огромном дворце.

— Мой повелитель, во дворец пришел стражник Понт. С ним какая-то незнакомая девушка. Понт попросил передать вам письмо.

— Письмо? — обрадовался Дровосек. — Давай его поскорее, Тализа!

Дровосек любил получать письма. Страшила и Лев нередко обменивались с ним посланиями. Они рассуждали о правительственных делах и вспоминали былые дни. Не раз они писали об одном и том же: хорошо бы вновь повидаться с Элли! Но как это сделать? Теперь она стала взрослой и ей, наверное, уже не интересны прежние друзья… Однако Страшила был полон оптимизма. Он строил один за другим фантастические планы, как пробраться в Большой мир и найти Элли. Увы, Виллина запретила даже думать об этом: волшебным существам нельзя покидать край Торна.

Взглянув на конверт, Дровосек изумленно поднял брови. Обратный адрес был ему хорошо знаком: «Голубая страна, деревня Сосенки». Да это же его родина! Сколько раз он собирался съездить туда… Стой, а подпись? «Веса Ланди»!!

Шелковое сердце бешено забилось в железной груди. Неужели его прежняя невеста не забыла о дровосеке Гуде?

Дочь Гингемы

Дрожащими руками правитель Мигунов открыл конверт и достал письмо. Оно гласило:

«Дорогой мой Гуд! Помнишь ли ты свою Весу, черноволосую невесту-хохотунью? Только я ныне вся седая, и былой красоты давно нет. Все глаза я проплакала, когда ты сгинул в лесу. Злая тетка — та, что натравила на тебя колдунью Гингему, — заставила меня выйти замуж за одного богатого плотника. Мы прожили вместе пятнадцать лет, но я его так и не полюбила. Однажды он поехал в лес да и утонул в болоте. И в тот же год у меня родилась дочка. Я назвала ее Кориной. Она пошла вся в меня — красивее девушки нет в округе!

Я, конечно, многое слышала о тебе, о том, что ты стал правителем. Сколько раз мне хотелось приехать к тебе в Басту! Но ты, дорогой мой, король, а я — простая швея. Была бы нужна, так ты бы давно и сам приехал…

Да что говорить-то, что было, то прошло. А пишу я вот почему. Выросла Коринушка, кровиночка моя! Скучно ей в деревне, да еще посреди глухого леса. А тут случай, удачный вышел. Собрались торговцы из Когиды ехать в Фиолетовую страну. Я уж их упросила: возьмите с собой дочку, довезите до Басты. Они вроде не отказываются, да хотят в Сосенках несколько дней отдохнуть перед дальней дорогой. А я что-то совсем стала плоха. Видно, так и не придется вновь свидеться с тобой, мой милый Гуд. Прими Корину, как родную, и помоги, чем можешь. Прощай, мой ненаглядный!

Веса».

Читая это письмо, Дровосек обливался слезами. Каким же он был дураком! На все у него хватало времени и сил, а вот к бывшей невесте так ни разу и не приехал. А она, оказывается, тяжело жила все эти годы и помнила его. Дурак, дубина железная!

Опомнившись, он выскочил из комнаты и побежал навстречу дочери бедной Весы. Он едва не столкнулся с темноволосой красавицей, неспешно поднимавшейся по лестнице.

— Здравствуйте, мастер Гуд, — улыбнулась она. — Я — Корина.

Сердце Дровосека бурно забилось.

Глава двенадцатая. ПРИНЦЕССА ФИОЛЕТОВОЙ СТРАНЫ.

С этого дня жизнь Железного Дровосека, а ныне — мастера Гуда чудесным образом преобразилась. Корина поселилась во дворце и бурно взялась за дело. Со времен Бастинды здесь мало что изменилось, разве что во дворе убрали железные клетки, в которых злая волшебница любила держать свирепых зверей (если помните, в одной из них некогда побывал Смелый лев). Уборщицы во главе с Тализой сметали пыль в коридорах да иногда мыли полы в комнате повелителя, и только. Больше ста комнат огромного дворца пустовали, на стенах не было ни единого ковра. Дровосек был воином и рабочим. На что ему роскошь?

Корина начала с того, что разбила во дворе великолепный парк. У нее уже был опыт по этой части, но сейчас девушка превзошла сама себя. Перед парадным входом дворца она за одну ночь вырастила чудесный цветник, а еще через день жители Басты собрались у ограды дворца, чтобы полюбоваться на фантастический фруктовый сад. Ветви сотен деревьев сгибались от зрелых, никем не виданных плодов. Яблоки истекали медовым соком, груши отливали золотом. А еще здесь росли манго, кокосовые орехи, инжир, виноград и еще десятки плодов.

Мигуны робко жались к ограде, любуясь на это фруктовое изобилие. К полудню ко дворцу сбежался весь город, чтобы посмотреть на чудо. Все уже прослышали про некую Корину, явившуюся нежданно-негаданно из Голубой страны. Об этом всем и каждому рассказывала Тализа. Она объясняла, что девушка приходится мастеру Гуду чуть ли не дочкой — ведь он был когда-то человеком и у него в Голубой стране была невеста. По словам Тализы, Корина оказалась редкой красавицей, но характер у нее был не ангельский. Она без долгих слов выпроводила уборщиц из дворца, заявив, что пока не нуждается в их услугах.

«Я сразу смекнула, что эта девушка непростая, — говорила Тализа. — Но кто же мог подумать, что она — волшебница! Смотрите, какой сад за одну ночь сотворила!».

Мигуны, впрочем, уже и сами сообразили, что новая обитательница Фиолетового дворца знакома с чародейством. Одно было неясно — добрая она волшебница или злая? Многие, особенно пожилые Мигуны, помнили времена правления Бастинды и ничего хорошего от новой волшебницы не ждали. «Погубит она нашего мастера Гуда, погубит», — вздыхали они.

Ровно в полдень ворота ограды распахнулись, и Мигуны увидели взвод стражников. Возглавлял его всем известный весельчак и балагур Понт. Сегодня он выглядел важным, доспехи его были начищены до блеска. Прокашлявшись, Понт обвел толпу суровым взглядом, и Мигуны сразу притихли.

Дочь Гингемы

Стражник развернул свиток и громким голосом прочитал:

«Указ номер один мастера Гуда, повелителя Фиолетовой страны. Сим указом довожу до сведения моего народа следующее:

Первое. Отныне в моем дворце будет жить Корина, дочка моей бывшей невесты. Приказываю всем относиться к ней как к принцессе Фиолетовой страны, второй после меня ее правительнице.

Второе. С этого дня принцесса Корина начинает набор придворных в мой дворец, дабы он не уступал своим великолепием дворцу Мудрого Страшилы в Изумрудном городе. Каждый знатный и богатый горожанин может прийти на прием к принцессе, и она решит, годится этот Мигун в придворные или нет. Из Мигуний принцесса отберет фрейлин, которые будут составлять ее свиту.

Третье. Отныне каждое воскресенье в моем дворце будут проходить пиры и балы. В них обязательно должны участвовать придворные, а также другие, особо приглашенные Мигуны.

Четвертое. С этого дня я ввожу налог — один золотой в месяц с каждого богатого Мигуна и один серебряный — с зажиточного. Бедные от налога освобождаются.

Пятое. Молодые парни отныне будут служить в моей армии. Мы должны быть готовы к тому, чтобы дать отпор любому врагу. Армию буду обучать я сам, и я же буду ею командовать. Присваиваю себе звание Маршала.

Шестое. Рвать яблоки и другие фрукты в дворцовом саду запрещается. Дворцовая охрана будет следить за этим и наказывать виновных. Но каждый день ровно в полдень стража будет выносить за ворота корзинки с плодами, которые будут раздаваться всем желающим от имени принцессы Корины. Просьба корзинки на следующий день возвращать, потому что их на всех не напасешься.

К сему приложил руку мастер Гуд, правитель Фиолетовой страны, Маршал».

Дочь Гингемы

Мигуны озадаченно переглянулись и дружно почесали затылки. Про налоги они забыли со времен Бастинды, но та брала со всех — и с богатых, и с бедных — по пять золотых монет в месяц. Все бедные после этого разбежались из Басты кто куда, многие и до сих пор не возвратились. Насчет армии дело было совсем новое. Раньше как было? Нападал на Фиолетовую страну какой-нибудь неприятель, и все мужчины-Мигуны вооружались кто чем, даже столовыми ножами и вилками. Толку от такого войска было немного. Конечно, о завоевателях в стране Торна давно и слыхом не слыхивали, однако всякое может случиться. Так что армия, скорее всего, дело нужное…

Все эти разговоры да рассуждения разом кончились, когда из ворот вышли двадцать стражников и вынесли корзины с плодами. Затем они вернулись и вновь принесли фрукты. Бери, налетай!

Что тут началось! Мигуны роем налетели на даровые фрукты и стали хватать все, что под руку попадалось. Кому-то удалось ухватить целую корзину, кому-то — пару сочных яблок, а некоторым и вовсе достались экзотические ананасы и бананы. Пронырливые мальчишки успели перепробовать все. Женщины вырывали фрукты друг у друга, обмениваясь нелестными словами. Кое-кто из мужчин затеял даже драку, но тут стражники вернулись с новыми корзинами, наполненными до краев плодами.

В результате хватило всем — кому больше, кому меньше, но хватило. Довольные Мигуны разошлись по домам. По дороге они продолжали спорить и сошлись на том, что Корина, скорее всего, ДОБРАЯ волшебница. Стала бы Бастинда угощать их фруктами, как же, держи карман шире!

Корина и Дровосек наблюдали за всей этой суматохой, стоя на балконе. Мастер Гуд был мрачен. За тридцать лет своего правления он издал первый указ, да и тот был написан под диктовку Корины. Не все в нем нравилось Гуду, а если говорить честно, то не нравилось ничего. Но он не мог отказать красавице Корине, при одном виде которой у него начинало гулко биться сердце. Не важно, что оно было шелковым и набито опилками. Ведь его сотворил сам Великий Гудвин, а значит, оно могло любить…

— Вот и хорошо, — с усмешкой сказала Корина, глядя, как потрепанные Мигуны расходятся по домам. — Смотрите, мастер Гуд, как довольны ваши подданные! У них отныне начинается новая жизнь. Вот увидите, какие веселые пиры мы будем закатывать! А балы! Обожаю танцевать. В городе, наверное, найдется немало галантных кавалеров.

Гуд взглянул на Корину, почувствовав нечто вроде укола ревности.

— Знаешь что, Корина, не называй меня «мастер Гуд», ладно? — почти умоляюще попросил он. — Просто Гуд…

— Хорошо, — послушно сказала девушка, пряча насмешливую улыбку. Она не ожидала, что будет так легко управлять Железным Дровосеком. Она живет во дворце всего-то три дня, а эта говорящая железяка уже готова просить ее. И это было приятно. — Только при слугах я буду называть вас «ваше величество», а вы меня — «ваше высочество». Так звучит гораздо лучше, чем просто Гуд или Корина.

— При слугах? — удивился Дровосек. — Что-то я не понял. Откуда же взяться во дворце слугам?

— Я уже наняла их сегодня утром, — снисходительно пояснила принцесса. — Как же нам содержать такой большой двор, задавать пиры и балы без слуг? А кухарки, плотники, дворецкие, портные и прочее, прочее, прочее? Какой же королевский дворец может обойтись без прислуги?

Брови Дровосека взметнулись чуть не до короны.

— Королевский? — в ужасе воскликнул он. — Где же ты видишь королевский дворец?

Корина сделала широкий жест рукой.

— Это и есть королевский дворец, — почти пропела она. — Ваш дворец, ваше величество, и мой тоже.

Она церемонно присела, выказывая почтение своему повелителю. Дровосек озадаченно поскреб бороду и вздохнул: все это ему не нравилось. Но как отказать Корине?

Через неделю в Фиолетовом дворце состоялся первый бал. Новоиспеченные придворные Мигуны в красивых нарядах, придуманных самой принцессой, собрались к семи вечера у главного входа. Их встретил важный дворецкий в роскошном камзоле. Слуги проводили придворных в большой зал. Заиграла музыка, и Мигуны начали танцевать (танцам всю прошедшую неделю обучала их та же Корина). Слуги разносили фрукты и сладкие вина. Придворные танцевали, тихо переговариваясь, а сами не сводили глаз с двери. Они ждали короля Гуда (так Корина приказала им называть правителя) и принцессу. Высокие особы задерживались.

Дочь Гингемы

Ровно в восемь узорные двери распахнулись, и Дровосек вместе с Кориной вошли в зал, освещенный сотнями свечей. Придворные ахнули от изумления и тут же низко поклонились.

Корина была в белоснежном платье, украшенном самоцветами. Ее чудесные черные волосы были красиво уложены, и в них сверкали бриллианты.

Дровосека было не узнать. Его туловище покрывал слой чистого золота. Корона также была золотой, с небольшими изумрудами. Вид у короля Гуда был смущенный, зато Корина сияла. Ведь это был ее первый бал!

— Мы приветствуем наших придворных в этот замечательный вечер, — звонко сказала она. — Пусть всем сегодня будет весело! А где же цветы? Почему в зале нет цветов?

Она взмахнула рукой — и тотчас откуда-то из воздуха появились тысячи белых роз. Они закружились над головами пораженных Мигунов, сплетаясь в венки и букеты и затем плавно опустились в руки придворных. Те зааплодировали, восторженно приветствуя принцессу.

Корина улыбнулась и протянула руку королю. Гуд вздохнул и пригласил Корину на танец.

Целую неделю принцесса учила короля танцам, так же как и придворных, но Гуд оказался неважным учеником. Он так боялся наступить девушке на ногу, что двигался очень скованно.

— Я могу раздавить твою прелестную ножку, — пробормотал он. — Ведь я такой тяжелый!

— Не бойтесь, — с усмешкой сказала Корина. — Вы ведь знаете, я могу немного колдовать. Вы НИКОГДА не наступите мне на ногу, даже если очень захотите.

И все же Гуд был плохим партнером. После первого же танца он сказался усталым и предоставил Корине самой выбирать кавалеров. Сразу с десяток молодых Мигунов ринулись к ней, надеясь на благосклонность принцессы.

Ох, как было весело тем вечером! Музыка звучала не смолкая, во дворце шумно взрывались петарды, в небе расцветали огни фейерверков. Весь город этой ночью не спал. Горожане танцевали на площадях, где тоже играли оркестры. На расставленных прямо на улицах столах теснились блюда с фруктами и легкими винами. Мигуны еще никогда так не веселились. Они славили Гуда и Корину:

— Да здравствуют король и принцесса, ура! Ура!

Ближе к ночи Дровосеку надоел бал. Он не привык попусту тратить время, и танцы казались ему бессмысленным занятием. Созвав придворных, входивших в только что организованный Военный Совет, он предложил им обсудить вопросы создания армии Фиолетовой страны. Придворным конечно же не хотелось покидать бурлящий весельем зал, но они не осмелились ослушаться короля.

— Пойдемте наверх, — предложил им Гуд. — Хотя нет… Во дворце слишком шумно. В саду я построил несколько беседок, отправимся-ка туда.

Когда король с советниками ушел, Корина вдруг почувствовала себя усталой. Она попросила придворных продолжать бал, а сама пошла к себе в комнату на второй этаж. Уходя, она сделала знак оркестру играть еще громче.

Поднявшись в свою комнату, Корина закрыла дверь на ключ, затем подбежала к окну, выходившему в сад. Как она и ожидала, Гуд направился со своими советниками в дальний конец аллеи, подальше от шума и суеты.

Губы Корины скривила злая усмешка. Ее план сработал! Девушка вошла в комнату Гуда — даже став королем, он не захотел занять покои попросторнее, — где в углу стоял огромный топор с золоченой ручкой.

— Бумби, брамди, дамби, тап! — громко сказала Корина. — Ванди, крамди, ламби, гап!

И тотчас ее тонкие руки налились стальной силой. Заклинание сделало принцессу такой же могучей, как Дровосек, и даже еще сильнее.

Схватив топор, Корина сунула его под мышку, словно зонтик, взяла свечу и зашагала по длинному коридору в другое крыло дворца. Там, за дубовой дверью, находились покои колдуньи Бастинды. Никто — ни Мигуны, ни Дровосек — ни разу не приближался к этой двери. Мигуны — из страха, а Железному Дровосеку это было просто ни к чему.

Нечего и говорить, что Корина в первый же вечер своего пребывания в Фиолетовом дворце попыталась проникнуть в комнаты колдуньи. Взяв свечу, она осторожно пробралась по темному коридору к дубовой двери. От Мигунов Корина наслышалась о коварстве Бастинды. Встреча с призраком погибшей ведьмы в заколдованном лесу подтверждала: от этой злобной старушенции можно ожидать чего угодно. Сама Гингема побаивалась свою одноглазую сестру, особенно после того, как та неизвестно где раздобыла волшебную книгу Торна. Как знать, быть может, Бастинда оставила в своих покоях неприятные сюрпризы для непрошеных гостей?

Увы, ничего из этой затеи не получилось. Дверь оказалась заперта изнутри. Корина прочитала все открывальные заклинания, которые только знала, но это не помогло. Дверь даже не шелохнулась.

Конечно, можно было пригласить плотников и попросить их взломать дверь под видом ремонта, но Корина не стала этого делать. Никто не должен знать, что она проявляет хоть какой-то интерес к комнатам колдуньи. Наивные Мигуны считают ее ДОБРОЙ волшебницей, ну что ж, пусть пока так думают. Но ей нужно было завладеть еще одной магической книгой Торна. Та, что она обнаружила в брюхе чучела крокодила, касалась волшебств, которые можно было совершить только здесь, за Кругосветными горами. В Большом мире Корина была бессильна. Но ей очень хотелось отомстить семье фермеров Смитов из Канзаса, и особенно этой ненавистной Элли, фее Убивающего Домика! Мало того что эта мерзкая девчонка убила Гингему, она еще так очаровала Железного Дровосека, что тот через слово вспоминает ее имя. Корину это ужасно злило, и она еще больше возненавидела светловолосую девочку из Канзаса.

В конце концов Корина поняла: дверь в комнаты Бастинды можно только взломать. Но как незаметно и, главное, тихо снести мощные дубовые двери?

И тогда-то принцессе пришла в голову идея организовать грандиозный бал, а заодно и праздник во всем городе. Дворец буквально содрогался от топота ног сотен танцующих и оглушительных звуков оркестра. На улицах было еще шумнее. Самое время браться за дело.

Корина подняла тяжелый топор над головой, словно пушинку, и обрушила его на створку двери. Та дрогнула, но устояла.

Дочь Гингемы

Корина наносила удар за ударом в каком-то исступлении. Ей даже думать не хотелось о том, что сила умершей колдуньи может противостоять ее натиску. Она сломает эти невидимые запоры, сломает!

Сам Дровосек позавидовал бы мощи ударов и неутомимости принцессы. Наконец что-то за дверью звякнуло, и одна из створок распахнулась внутрь. Тяжело дыша, Корина отложила топор и вошла в комнату, держа перед собой горящую свечу.

Она была в покоях Бастинды.

Глава тринадцатая. В ПОКОЯХ БАСТИНДЫ.

Корина едва успела разглядеть анфиладу из нескольких комнат, как свеча внезапно погасла. Принцесса произнесла зажигающее заклинание, но свеча не загоралась. То ли воздух в этом крыле был сперт и влажен, то ли Бастинда заколдовала свои покои, но огонь никак не хотел разжигаться.

Сердце девушки тревожно билось. Она осторожно подошла к ближайшему окну и раздвинула тяжелые занавески. К счастью, ночь была лунной, да и среди крупных звезд то и дело вспыхивали букеты разноцветных фейерверков. Корина решила пойти дальше.

Не сделав и трех шагов, она остановилась. Впереди на полу что-то чернело. Корина вспомнила, что у окна заметила какую-то длинную палку. Она вернулась, взяла ее и вновь пошла, выставив палку перед собой. Как только ее конец коснулся черного пятна на полу, девушка услышала громкий щелчок, и что-то сильно ударило о палку. Облизав пересохшие губы, Корина наклонилась и разглядела… капкан! Злая Бастинда установила у входа в свои покои целую дюжину волчьих капканов.

Как ни странно, это приободрило Корину. Она вспомнила рассказы Гингемы о том, что ее старшая сестра отличалась редкой трусостью. Ей вечно мерещились заговоры, она беспокойно спала по ночам, ежеминутно ожидая бунта несчастных подданных. Даже робких Мигунов она боялась. Но если Бастинда пользовалась обычными капканами, то, выходит, она не рассчитывала на свою колдовскую силу!

Но Корина ошибалась. Перешагнув через защелкнувшийся капкан, она обломила наполовину перебитую его острыми зубьями палку и направилась в следующую комнату. Вдруг дверной проем заполнило золотистое сияние. Это была стена холодного огня!

Девушка осторожно прикоснулась к нему палкой и вскрикнула от неожиданности. Палка вспыхнула, и Корина едва успела отшвырнуть ее в сторону. Только тогда она вспомнила слова Гингемы: «Моя одноглазая сестрица до дрожи боится воды, но зато в большой дружбе с огнем». Что же теперь делать?

Корина задумалась. Препятствие казалось неодолимым.

— Ой, какая я глупая! — наконец воскликнула она. — Ведь это так просто!

Дочь Гингемы

Она отступила немного и произнесла слова дождевызывального заклинания:

— Буфало, муфало, хруфало, бурабада, мурабада…

Тотчас над ее головой, под темным высоким потолком, прямо из воздуха соткалась маленькая тучка. Сверкая крошечными молниями и чуть слышно погромыхивая, она двинулась к стене огня, повинуясь движению руки Корины.

Хлынул дождь. Пламя зашипело, заколебалось и стало гаснуть. Когда последние красноватые змейки растаяли под напором воды, Корина приказала туче исчезнуть. Она перешагнула через мокрый, курившийся паром порог и, пройдя еще три комнаты, оказалась в спальне колдуньи.

В дальнем углу Корина разглядела большую кровать под тяжелым балдахином. Слева у стены стояло что-то темное и высокое, похожее на шкаф для одежды. У окна находились кресло-качалка и маленький круглый столик. Больше в комнате ничего не было.

«Где же Бастинда прятала волшебную книгу Торна? — подумала девушка. — Может быть, в шкафу?».

Она вновь попыталась зажечь свечу, но ничего не вышло. Бастинда, похоже, крепко дружила с огнем. Только она могла зажигать свечи в своих покоях, остальным это запрещалось. Что же делать?

На этот раз Корина быстро нашла выход из затруднительного положения. Да, Бастинда была повелительницей огня — земного, но не небесного! Все, что было связано с водой, ее пугало, и потому грозовые молнии не были послушны ее воле.

Девушка вновь вызвала грозовую тучу. Та повисла над потолком спальни, громыхая и искрясь десятками извилистых молний. Пошел было сильный дождь, но Корина приказала ему остановиться.

При неровном свете ярких вспышек Корина подошла к шкафу. Он открылся просто, без затей. Внутри на вешалках висело с десяток платьев — совершенно одинаковых, черных, длинных, без единого украшения или вышивки.

Порывшись среди платьев, Корина со вздохом закрыла шкаф. Ничего.

Ей очень не хотелось осматривать постель колдуньи, но делать было нечего. Отдернув тяжелый занавес балдахина, девушка увидела большую кровать с тремя пуховыми перинами и горкой мягких подушек. Одеяло было толстым и тяжелым. «И как Бастинда спала под ним в жару?» — удивилась Корина.

Брезгливо морщась, она ощупала все перины, подушки и даже одеяло. Опять ничего.

С тяжелым вздохом Корина полезла под кровать, прежде запустив туда крошечную грозовую тучку. Но и там, кроме пыли и высохших объедков, она ничего не нашла.

Разочарованная, Корина вылезла из-под кровати и стала отряхиваться. Белое платье запачкалось, золотистые туфельки намокли, но девушку беспокоило совсем не это. «Где же проклятая колдунья спрятала книгу?» — сердито думала она, оглядывая полутемную комнату.

В углу за кроватью она приметила большой сундук с кованой крышкой. Корина начала лихорадочно вспоминать все замкооткрывальные заклинания, но сундук, как ни странно, не был заперт. Он был до верха забит… зонтиками, обычными черными зонтиками! Бастинда настолько боялась воды, что держала про запас несколько десятков зонтиков на случай, если какой-нибудь из них прохудится или в нем проедят дырки моль или мыши.

При свете вспышек молний Корина освободила сундук, внимательно осмотрела его стенки и даже простучала ручкой зонтика дно. Увы, оно не было двойным.

Где же книга Торна? Гингема была твердо уверена, что ее сестрица где-то раздобыла книгу великого чародея. Надо искать, искать…

Гингема?! «Постой, — подумала Корина, — ведь колдуньи были сестрами! А значит, и кое-какие привычки у них должны быть общими!».

Корина вновь отодвинула занавес и забралась с ногами на кровать. Как она и ожидала, наверху, под самым матерчатым куполом балдахина висело чучело. Правда, это был не крокодил, а летающий дракон. Раскинув перепончатые крылья, двухметровое чудовище скалило острые зубы, хищно поглядывая на девушку. Корине на миг показалось, что дракон живой и вот-вот ринется вниз и вцепится в нее своими скрюченными лапами.

Но нет, чучело не шевелилось.

Дочь Гингемы

Корина указала на веревку, на которой был подвешен летающий ящер, — и извилистая молния мгновенно пережгла толстую бечеву. Дракон с шумом упал на одеяло. Преодолевая отвращение, девушка стала ощупывать чешуйчатое брюхо и вскоре вскрикнула от радости. Сбоку она нашла узкую щель. Просунув в нее руку, принцесса обнаружила внутри толстую книгу. С сильно бьющимся сердцем девушка вынула ее, смахнула пыль с переплета и увидела вытесненное на коже изображение старика с длинной бородой. Да, это была магическая книга Торна!..

Мигуны, прогуливающиеся возле ограды дворца, увидели, как в небе вспыхнул целый фонтан радужного огня. Он сплелся в букет красных роз и рассыпался по звездному небу тысячами алых лепестков.

— Ах, какой чудесный фейерверк! — изумились Мигуны и весело зааплодировали. — Какая она все-таки замечательная волшебница, наша ДОБРАЯ принцесса Корина!

С этой праздничной ночи Корина стала самой могущественной чародейкой страны Торна.

Два последующих дня принцесса Корина не выходила из своей комнаты, сказавшись больной. Жители Басты, и особенно король, были весьма огорчены этим. Старейшины города пришли во дворец с цветами для больной. Кондитеры испекли для своей любимой правительницы три огромных торта. Один был сделан в форме замка, другой, из чистого шоколада, изображал оленя с золотыми рогами, третий — лесную поляну с ореховыми грибами и деревьями из цукатов.

На третий день Корина появилась в саду и увидела короля Гуда, увлеченно занимавшегося с новоиспеченными командирами. Железный Дровосек вспомнил уроки Дина Гиора и заставил будущих полковников и капитанов своей армии учиться маршировать. Молодые Мигуны, одетые в кольчуги, с медными касками на головах и пиками в руках бодро вышагивали по дорожкам между яблонями, горланя веселую песню.

Сам король стоял чуть в стороне, опираясь на могучий топор, и командовал:

— Раз, два, три… Ногу повыше поднимайте! Пики снять с плеча! Колите! Хорошо. Теперь направо, раз, два, три!

Увидев принцессу, одетую на этот раз в простое платье, Гуд радостно заулыбался:

— Как вы себя чувствуете, ваше величество? Стой, раз, два!

— Я не величество, а высочество, — ядовито усмехнулась Корина. — Величество — это вы, мой дорогой король.

Гуд озадаченно поскреб свою железную бородку.

— Разве? Я все время путаю эти титулы. Неужели нельзя без них, Коринушка?

— Нельзя, — холодно сказала Корина, презрительно глядя на замерших на месте Мигунов с пиками в руках. — И не называйте меня, пожалуйста, на людях Коринушкой. Я все-таки принцесса Фиолетовой страны.

— Хорошо, — покорно кивнул Гуд. — Итак, как вы себя чувствуете, ваше вели… высочество?

— Неплохо, — скупо улыбнулась Корина. — Но у меня был дурной сон.

— И что же вам привиделось? — заинтересовался Гуд, которому вот уже много лет ничего не снилось. — Вольно, раз, два, три! Можно разойтись.

Мигуны разбрелись по саду, с любопытством поглядывая на принцессу. Сегодня ее веки были красными, и вообще она выглядела усталой. Горожане и не подозревали, что их принцесса два дня не смыкала глаз, изучая волшебную книгу Торна.

— О, мне не хотелось бы вас расстраивать, мой король, — со вздохом ответила Корина.

Она опустилась на скамейку под раскидистой грушей. Король Гуд сел рядом, с любовью глядя на черноволосую красавицу.

— Прошу, расскажите, ваше высочество, — настаивал Гуд.

Корина нежно улыбнулась и погладила своего железного друга по руке.

— Теперь мы одни, и вы можете называть меня Коринушкой. Неужели так сложно это запомнить? — с мягким упреком сказала она.

— Что же тебе снилось, Коринушка? — покорно спросил Гуд.

— У меня было два сна, мой друг, и оба вас огорчат. Но если вы настаиваете… Итак, сначала мне приснилось, что там, в Большом мире, за Кругосветными горами, появилась злая, очень злая колдунья.

— Ну и что? — простодушно улыбнулся Гуд. — Ведь это так далеко от нас!

— Не так уж и далеко, мой друг. Мне приснилось, что эта колдунья узнала из своей магической книги о существовании страны Торна и теперь хочет найти ее и завоевать.

— Вот как? — встревожился Гуд. — Но ведь это только сон, дорогая Коринушка.

Принцесса нахмурилась и шлепнула Гуда по руке.

— Вы забываете, мой друг, что я тоже волшебница! Мои сны часто сбываются. Эта колдунья существует, Гуд, и она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочет завоевать наш край! Вам надо побыстрее создавать армию, мой король. Эта чародейка долго прожила в Большом мире и не испугается толпы Мигунов, вооруженных вилками и ложками.

— Хорошо, Коринушка, — кивнул Гуд. — Я постараюсь. Командиров я уже немного обучил — парни подобрались толковые. А от желающих записаться в солдаты отбою нет!

— Торопитесь, мой дорогой друг, торопитесь. Быть может, вам скоро придется воевать, и не только с колдуньей.

— Но с кем еще? — удивился Гуд. — Ведь в краю Торна нет больше злых волшебников.

Корина нежно посмотрела на Железного Дровосека и с печальной улыбкой покачала головой.

— О, вы такой простодушный и открытый, милый Гуд! — воскликнула она. — Вы даже не подозреваете, что зло может таиться не только в сердце чародеев. Нет, в жизни все куда сложнее, чем вам кажется. Врагом может стать кто угодно, даже ваш ближайший друг.

— Друг? — удивился Гуд. — Что-то я тебя не понимаю, Коринушка.

Принцесса вновь вздохнула, еще печальнее.

— Об этом и был мой второй сон… Нет, не буду рассказывать, это вас еще больше огорчит.

Король нахмурил брови и сердито топнул ногой:

— Но я хочу знать!

— Ну что ж… Итак, мне приснилось, что один ваш старый друг готовит против вас заговор.

— Заговор? — вскочил на ноги возмущенный Гуд. — Не может быть! Я никому не причинял зла. За что же меня ненавидеть?

— О-о, — горько улыбнулась принцесса, — причин для того немало. Например, вашему старому другу может не нравиться, что вы сделаны из добротного железа и лучшей меди, а он — всего лишь из соломы. А еще его может раздражать, что все славят ваше доброе сердце, а он может похвастаться лишь своими мозгами, да и то сделанными из отрубей и обычных булавок. Или он завидует вашей несравненной военной доблести: сам-то он и топора поднять не сумеет.

— Ты… говоришь о Страшиле? — пробормотал пораженный до глубины души Гуд. — О моем самом старинном и самом лучшем друге?

Корина пожала плечами.

— Конечно, о нем, о ком же еще! — сухо ответила она. — Это соломенное пугало и приснилось мне нынешней ночью. Но он был не один. Вместе с ним заговор готовит еще один ваш друг, хоть и не такой давний…

— Дром? — догадался Гуд.

— Верно, Дром. Не такой он и добряк, как вам кажется, мой милый, доверчивый король. Никто не избрал его своим правителем, никому он оказался не нужен. Все страны имеют своих владык: Зеленой правит Страшила, Фиолетовой — вы, Желтой — Виллина, Розовой — Стелла. А Марраны выбирают себе вождей только из своего народа. Об угрюмых подземных рудокопах я и не говорю. Вот Дром и остался не у дел. Вспомните, разве в последнее время он не сошелся со Страшилой? Это соломенное пугало и подговаривает глупого железного великана свергнуть вас.

— Не может быть… — ошеломленно пробормотал Гуд. Корина сочувственно посмотрела на него.

— Мне снилось, что Страшила уговаривал Дрома: «Послушай, сынок, разве Железный Дровосек может справиться с тобой? Нет, не может. Оба вы — механические люди, оба сделаны из железа, но ты в десять раз больше этого чурбана и в сто раз его сильнее. Да и что он особенного сделал? Ничего. Дровосек он и есть дровосек, ему бы деревья рубить, а не государством править. Вот ты — другое дело, ты настоящий воин! Разве тебя не любят и не уважают все Мигуны? Любят и уважают. Конечно же они рады были бы видеть своим королем могучего гиганта, а не эту жалкую жестянку. Но Мигуны боятся Дровосека, его страшного топора. Пойди и освободи бедных Мигунов от этого жестокого тирана!».

— Но это только сон, сон! — простонал король, схватившись за голову. — Страшила всегда был самым верным и преданным моим другом!

— Вот именно — БЫЛ, — усмехнулась принцесса. — Раньше это жалкое соломенное пугало нуждалось в вас, мой доверчивый Гуд. Ведь сам он слабее младенца, его может сбить с ног даже ветер. Вспомните, сколько раз вы выручали его из беды? Но теперь у правителя Зеленой страны есть друг посильнее вас и поглупее. С ним пугалу не страшна никакая колдунья. Вы больше не нужны Страшиле, мой бедный друг, и он решил от вас избавиться.

— Не верю… — пробормотал Гуд. — Не верю! Я поеду в Изумрудный город и поговорю с ним!

Корина испуганно вскочила со скамейки.

— Не вздумайте, мой простодушный повелитель! Вы тот час же попадете в лапы этому железному зверю Дрому! Нет, уж если идти в Изумрудный город, то во главе большой армии, с пушками и тяжелыми снарядами. Тогда вы сможете поговорить с ВАШИМИ ВРАГАМИ как следует.

Гуд долго молчал, опустив голову.

— Нет, — тихо сказал он наконец, — только не это. Или я поеду один, как в прежние времена, или не поеду вообще.

Корина с ненавистью посмотрела на него, но сдержалась.

— Хорошо, — сказала она, натянуто улыбаясь. — Как скажете, мой король. Быть может, это и впрямь был только сон.

Она торопливо пошла назад, ко дворцу. Король Гуд растерянно смотрел ей вслед.

В полночь Корина вновь пришла к скамье под грушевым деревом. Здесь ее ждал Нарк.

— Ты привел мастера Бака? — сурово спросила Корина.

— Конечно, хозяйка. Парень здорово перетрусил, когда я подкараулил его на улице. Он здесь, ваше величество.

— Высочество, — сердито поправила его Корина. — До чего вы с Гудом бестолковые — не можете запомнить такое простое слово! Ладно, веди его.

Волк нырнул за дерево и вскоре вернулся, ведя трясущегося от страха молодого Мигуна. Увидев при свете звезд принцессу, он упал на колени и взмолился:

— Пощадите, волшебница Корина! Я ничего плохого не делал.

— Встань, — приказала принцесса, недобро усмехаясь. — Я не собираюсь тебя наказывать. Ты — внук знаменитого мастера Мига, не так ли?

— Да… — пролепетал Бак, продолжая стоять на коленях.

Дочь Гингемы

— Наверное, ты не раз присутствовал при ремонте нашего доброго властелина, великого короля Гуда?

— Нет… то есть да. Только ремонт был мелким…

— Это не важно. Скажи, ты мог бы сделать такой несложный ремонт самостоятельно?

— Да… Это совсем нетрудно…

— Хорошо. Только не подумай что-нибудь дурное, дурачок. Я не собираюсь причинять моему повелителю вред. Наоборот! Мне хочется преподнести ему сюрприз, только и всего. Ты знаешь, где у Железно… то есть у короля Гуда находится его знаменитое шелковое сердце?

— Да… Но мы никогда не открывали эту крышку на его груди.

— Придется открыть. Видишь ли, вчера я заметила на полу в моей комнате опилки. Сначала я не поняла, в чем дело, а затем вспомнила: ведь Великий Гудвин набил сердце Гуда именно опилками! Видно, за долгие годы шелковая материя прохудилась, и опилки рассыпались. Такое ведь может случиться, верно?

Бак покосился на волка. Нарк смотрел на него таким хищным взглядом, что молодой Мигун послушно кивнул. Он отлично знал, что крышка на груди короля пригнана очень плотно и никакие опилки высыпаться оттуда не могут. Но оскаленная пасть Нарка заставила его забыть об этом.

— Да… — пробормотал он, вбирая голову в плечи. — Вполне возможно.

Принцесса одобрительно похлопала его по плечу.

— Очень хорошо, Бак. Я вижу, ты очень толковый мастер. Хочешь, возьму тебя во дворец и сделаю Главным механиком страны? Твой дед уже стар, ты будешь ему отличной заменой. Я позабочусь о твоем будущем.

— Спасибо, ваше высочество, — уже бодрее ответил Бак. Глаза его радостно загорелись — ведь он так мечтал стать богатым и знатным Мигуном!

Корина достала из сумки что-то округлое и протянула механику.

— Я заказала нашему дорогому королю замечательное сердце, — вкрадчиво сказала она. — Уверена, что оно не хуже, чем шелковое сердце Гудвина, но куда надежнее и долговечнее. Согласись, это же неестественно, когда у железного правителя сердце мягкое и непрочное.

Бак робко протянул руку. Ему в ладонь опустилось что-то тяжелое и холодное. Молодой Мигун даже вспотел от страха: он держал самый обыкновенный камень! Камень!!

Волк приблизился и, дыша прямо в ухо, прорычал:

— Чудесное сердце. Как считаешь, парень?

Бак поднял глаза на волшебницу. Она белым призраком вырисовывалась во тьме.

— Лучшего сердца не бывает, — еле слышно прошептал Бак. — Первый сорт…

— А главное — надежное и прочное, — улыбнулась Корина. — Я заколдовала его, и оно никогда не испортится. Такое и должен иметь король. Так ты сможешь заменить то, ПРОХУДИВШЕЕСЯ, сердце?

— Смогу, — еще тише ответил Мигун.

— Но учти, я хочу сделать для короля Гуда сюрприз, — продолжая улыбаться, сказала принцесса. — Ты знаешь, что такое сюрприз, Бак?

Мигун понимающе усмехнулся.

— Не беспокойтесь, ваше высочество, король ничего не заметит. Скажите ему, что мастер Миг послал своего внука заменить масло в шарнирах шеи. В таких случаях мы обычно на время отвертываем Гуду голову… Тогда-то я и заменю то, ПРОХУДИВШЕЕСЯ, сердце на новое.

Принцесса вновь запустила руку в свою сумку. На этот раз она достала мешочек с золотыми монетами.

— Это тебе за понятливость, мастер Бак, — сказала она. — И помни: если все будет сделано как следует, ты станешь Главным механиком Баком. А теперь проводи его домой, Нарк.

Через два дня дворцовая стража переполошилась, услышав со стороны сада чьи-то громоподобные крики. Поспешно схватив пики и кинжалы, солдаты понеслись по аллее апельсиновых деревьев, готовясь схватиться с неведомым врагом.

Каково же было их удивление, когда они увидели короля Гуда, командующего двумя десятками вспотевших Мигунов! На будущих полковников и капитанов королевской гвардии было жалко смотреть — Гуд их совсем замучил.

— Встать! Лечь! Встать, болваны, я кому говорю! Лентяи, лежебоки, толстобрюхи! Обнажить мечи, олухи! Коли! Руби! Да не так, дурачье, не так!

Король подскочил к одному из Мигунов, вырвал у него меч и наградил неумеху звонкой пощечиной. Бедняга, взвизгнув, унесся в кусты. Но развоевавшийся Гуд, казалось, даже не заметил этого. Со свирепым выражением на лице он так замахал мечом, что Мигуны бросились врассыпную.

Дочь Гингемы

— Вот как надо колоть! — рычал король, нанося бешеные удары невидимому противнику. — А так надо рубить — хрясть, хрясть, хрясть! Так ты назвал меня жалкой жестянкой, пугало огородное? Хрясть, хрясть, хрясть! Коли, руби! А ты похваляешься, что раздавишь меня одной рукой, дубина ты железная, безмозглая? А я тебя так, и так, и мечом, и пушкой, и топором!!! Хрясть, хрясть, хрясть! Будете знать, мерзавцы, кто здесь хозяин! Коли, руби! Коли, руби!

С того дня король Гуд стал готовиться к походу на Изумрудный город. Его больше никто не называл Добрым, а кое-кто шепотом величал совсем иначе: король Гуд, Великий и Страшный.

Глава четырнадцатая. СТРАШИЛА-«ЗАГОВОРЩИК».

А что же делал в это время наш старинный знакомый Страшила, правитель Изумрудного города и всей Зеленой страны? О, он был занят о-очень важным государственным делом, достойным своего высокого титула, — он играл с Дромом в большие крестики-нолики.

Железный гигант сидел на зеленом лугу у ворот Изумрудного города. Широко расставив ноги, он нарисовал остро отточенным стволом сосны на песчаной площадке огромный квадрат, разделил его на девять «квадратиков» (в каждом из них мог бы поместиться слон) и вопросительно повернул голову к городу. На сторожевой башне стоял Страшила с биноклем в одной руке и медным раструбом — в другой. Рядом, на стенах, расположились десятки горожан, увлеченно следивших за состязанием своего правителя и Дрома. Они азартно заключали пари на то, кто победит сегодня. Многие склонялись к тому, что, скорее всего, будет боевая ничья.

Дочь Гингемы

— Мой ход: крестик на квадрат А1! — громко крикнул Страшила в раструб.

Дром кивнул и концом сосны вывел огромный крест в левом верхнем квадрате. Затем шумно вздохнул и поскреб могучей рукой затылок. Этот традиционный для Страшилы ход столь же традиционно ставил его в тупик.

Гигант надолго задумался, склонившись над игровым полем. Он даже не заметил, как ему на полированную макушку уселась стая ворон и затеяла там громкую перебранку.

Наконец Дром ответил ходом, который ему показался очень хитрым и неожиданным для соперника. Он нарисовал неровный круг справа от крестика и гаркнул:

— А2, почтенный Страшила!

Дочь Гингемы

Вороны испуганно взметнулись в воздух и, обиженно галдя, перелетели на одну из башен города, где и продолжили свою свару.

Страшила был озадачен коварным ходом своего друга. Обычно великан отвечал на ход А1 ходом Б2, отсекая диагональ, но сегодня Дром явно подготовил какой-то сюрприз. Правитель Изумрудного города крепко задумался. От напряженных размышлений из головы, как всегда, полезли острые булавки.

— Крестик на Б2! — крикнул Страшила в раструб.

Зрители бурно зааплодировали. Нет, не зря их правитель был прозван Мудрым! Каков ход, а?

Действия Страшилы основательно обеспокоили великана. Этак и партию можно проиграть… Надо как-то ответить…

Дром раздумывал добрый час. Зрители в это время не скучали. С блокнотами в руках, в которых была изображена очередная партия за номером 256, они возбужденно обсуждали создавшуюся непростую ситуацию.

Тем временем на башню к Страшиле поднялся гость. Это был мастер Миг, давний знакомый соломенного человека, только что приехавший из Басты. Друзья обнялись со слезами на глазах. Они не виделись уже лет десять и с трудом узнали друг друга. Миг совсем постарел, голова его поседела, лицо покрылось глубокими морщинами.

Страшила тоже заметно изменился. Во-первых, ему в голову пришла та же мысль, что и Железному Дровосеку, и он решил для солидности обзавестись бородой. Понятно, что она была соломенной и очень шла правителю. Во-вторых, придворный портной наконец-то уговорил его сменить простой кафтан и остроконечную шляпу на более подходящий правителю наряд. Страшила долго отказывался, но однажды портной в досаде воскликнул: «Мой повелитель, да поймите же, ваша одежда не э-ле-гант-на!» Новое слово так поразило Страшилу — ведь он очень любил длинные и умные слова, — что он уже безропотно согласился расстаться со своим видавшим виды облачением. С той поры он носил куртку с четырьмя желтыми бантами на груди, штаны, похожие на арбузы, и пышное белое жабо. Остроконечную шляпу сменила плоская, украшенная вместо пера пучком золотистой пшеницы (на этом настоял Страшила, чем поверг беднягу портного в тоску). Нечего и говорить, что весь новый костюм правителя Изумрудного города был зеленого цвета, за исключением жабо и бантов. Оглядев себя в зеркале, Страшила остался доволен новым обликом.

Мигу он тоже пришелся по душе. Глядя на старого друга, мастер удивленно покачал головой.

— Дорогой Страшила, я восхищен. Вы заметно возмужали со времени нашей последней встречи! Должен вам доложить, что наш дорогой правитель Железный Дровосек также заметно изменился. Незадолго до моего отъезда он выковал себе новое лицо и украсил его полированной железной бородой. Но это еще не все…

Дочь Гингемы

Дром наконец сделал следующий ход, нанеся нолик размером с небольшое озеро на квадрат ВЗ. Зрители ахнули — одни от восторга, другие от огорчения. Гигант ловко ушел от неминуемого поражения.

Обернувшись, он весело крикнул:

— Эй, Изумрудик, я все-таки вывернулся, ха-ха-ха!

Великан уже давно величал Страшилу Изумрудиком. Механическому исполину показалось несправедливым, что такое славное существо называют не как-нибудь, а СТРАШИЛОЙ.

«Да какой же он страшила, этот добрый соломенный человечек? — изумлялся Дром. — Кого он может напугать? Это же не хищный зверь, а просто маленький зеленый шарик, вроде изумруда, которых полно в его городе. О, я так и буду его называть — Изумрудик!».

С тех пор это второе, милое имя буквально прилипло к правителю Зеленой страны. Однако так его называли только за глаза, а официально обращались к нему по-прежнему — Страшила Мудрый. Один Дром не стеснялся называть его Изумрудиком, и Страшила не сердился на подобную фамильярность.

Увидев в бинокль, какой хитрый ход сделал гигант, Страшила огорчился. Дело, похоже, шло к ничьей — двести пятьдесят четвертой по счету. Один раз удача пришла к Дрому и один — к его сопернику. В остальных же партиях силы были равны.

— Э-эх, жаль! — воскликнул Страшила. — Да ладно, ничего не поделаешь. Рисуй крест на квадрате…

Однако его слова были заглушены могучим воплем радости. Дром разглядел на башне старого Мигуна и закричал:

— Ура-а-а! Дядюшка Миг приехал! Ура-а-а!

Горожане в ужасе закрыли уши руками. Стаю же ворон словно метлой смело. Только Изумрудик и Миг не почувствовали мощного акустического удара — соломенному Страшиле все было нипочем, а мастер-механик стал под старость глуховат.

Дром протянул руку, и Миг, усмехаясь в седую бороду, ступил на раскрытую ладонь. Гигант поднес Мигуна к своему лицу и улыбнулся во весь рот.

— Привет, дядюшка, — сказал он.

— Привет, малыш, — ответил старый мастер. — А ты, как я погляжу, немного подрос.

Горожане шумно расхохотались.

«Хорош малыш, — хихикали они. — Ну конечно, он немного вырос, совсем чуть-чуть!».

— Почему не приходишь ко мне в гости? — с упреком спросил Миг. — Я соскучился по тебе, да и остальные Мигуны хотят тебя повидать.

Лицо добродушного гиганта погрустнело.

— Ну так уж и все, — вздохнул он. — Вовсе и не все. Твой внук Бак, например, не больно-то меня привечает.

Миг нахмурился.

— Когда ты был последний раз в Баете, Бак был еще очень молод, — объяснил он. — Теперь он повзрослел и стал серьезным молодым человеком. Не скажу, что он в тебе души не чает, — ведь Бак очень честолюбив и завидует твоей славе и силе. Но он переменился, поверь, переменился!

— А Железный Дровосек? — еще более грустно спросил Дром. — Он тоже переменился ко мне? Мне показалось, что он…

— Перестань болтать чепуху! — прикрикнул на гиганта старик. — И какая глупая сорока тебе все это наболтала? Наш мастер Гуд — замечательный правитель и, так же как и ты, механический. Он относится к тебе как к родному сыну, если хочешь знать!

Дром в сомнении покачал головой, припоминая свой последний приход в Басту. Тогда Железный Дровосек даже не вышел из дворца, чтобы поприветствовать ВЫСОКОГО гостя, сославшись на недомогание. «Но разве железные люди могут болеть? Нет, что-то здесь не так», — подумал тогда гигант и с той поры не появлялся в Фиолетовой стране. Страшила заинтересовался, услышав последние слова Мига.

— Эй, а кто это такой — мастер Гуд? — спросил он.

— Так зовется теперь Железный Дровосек, — объяснил Миг. — Гудом его звали еще в те времена, когда он жил в Голубой стране и был обычным Жевуном. Наш правитель стал с годами… э-э, как это называется? А, вспомнил: сен-ти-мен-таль-ным.

— Сен-ти-мен-таль-ным… — с уважением повторил Страшила. — Какое длинное слово! Наверное, очень умное, я и не знал о таком. А что оно значит?

— Он стал грустить о прошлом, — охотно пояснил Миг. — О своих молодых годах, когда он был простым дровосеком и жил в деревне Сосенки. У него была невеста Веса. Сейчас, увы, она уже умерла… Но недавно в Басте объявилась ее дочь Корина. Редкостная красавица, доложу я вам! Теперь она живет в Фиолетовом дворце. Собственно, именно из-за нее я и приехал. Но это секретный разговор.

Страшила важно кивнул. Уж он-то знал толк в секретах!

— Приглашаю вас, мой друг, в тронный зал, — сказал он. — Там, за закрытыми дверями, мы все и обсудим…

— А я? — обиженно спросил Дром. — Меня ты не приглашаешь, Изумрудик?

Будь Страшила человеком, он бы немедленно покраснел до ушей. В самом деле, как он мог забыть о своем лучшем друге? Но в тронном зале великан не поместится. Разве что на главной площади города… Но тогда какой же это будет СЕКРЕТНЫЙ разговор?

— Хм-м… верно… — пробормотал он. — Тогда вот что. Дром, отнеси нас с Мигом к лесу. Там на опушке мы все и обсудим. Хотя я не понимаю, в чем тут дело. Это же очень хорошо, что у Дровосека… то есть у мастера Гуда появилась дочка его бывшей невесты! Вдвоем им будет веселей, как и нам с тобой. Верно, Железячка?

Дром даже закрыл глаза от удовольствия. Изумрудик часто называл его так, по-простому, и гигант ничуть не обижался, даже наоборот. Железным быть очень почетно, считал он. Вот Дровосек тоже железный, а как его все любят и уважают! Конечно, ему, Дрому, еще далеко до Великого Дровосека, но ничего, он еще молодой, у него все впереди…

Выслушав Страшилу, мастер Миг в сомнении покачал головой.

— Не все так просто, — сказал он. — Вы не знаете, друзья мои, какова эта Корина. Про таких в народе говорят: мягко стелет, да жестко спать. Начнем с того, что она далеко не обычная девушка, а волшеб… Эй, что это?

Миг указал рукой в сторону далекого леса. Все, включая горожан, дружно повернули головы. То, что они увидели, заставило всех столь же дружно ахнуть.

К Изумрудному городу летел… дракон! Это было настоящее чудовище. Крылья его были перепончатыми, как у летучей мыши, тело покрывала черная чешуя, жуткая пасть изрыгала пламя.

Дром вскочил на ноги, едва не выронив Мига. Правой рукой он схватился за пояс, где обычно висел меч, но меча на месте не оказалось. Да и к чему он при игре в крестики-нолики?

Вопя от страха, горожане заметались по стене, ища укрытие. Кое-кто добежал до лестницы и буквально кубарем скатился вниз. Что касается Страшилы, то он стал лихорадочно запихивать обратно в голову вылезшие булавки. Сейчас была необходима его прославленная мудрость, а как быть мудрым, когда твоя голова похожа на ежа?

Но дракон и не думал нападать. Он сделал круг над башнями города и выдохнул струю красного пламени. Затем дракон сбросил вниз какой-то белый предмет с привязанным к нему грузом и полетел обратно.

Дром успел подхватить белый предмет прежде, чем тот упал на землю, и подал правителю Изумрудного города.

Оказалось, что черный дракон принес лист пергамента, свернутый в трубочку. Страшила снял с него веревочку и, даже не взглянув на грузик, развернул послание. И вот что он прочитал:

«Эй, ты, жалкое соломенное пугало! Трепещи! Я, король Гуд, Великий и Страшный, скоро завоюю твою страну, а тебя самого развею по ветру. Мне известно, голова ты булавочная, какой коварный заговор готовишь ты вместе с Дромом против меня, законного правителя Фиолетовой страны. Так знай: не бывать этому! Тебе не удастся угнетать моих славных Мигунов! Могучая и непобедимая армия Фиолетовой страны уже выступила в поход. И в ее рядах большой отряд Марранов, которых ты тоже хотел завоевать да еще и обзывал всякими обидными словами вроде „Марраны-бараны“. А своему приятелю Дрому передай: нечего обзывать меня железной букашкой, жестянкой да похваляться, что раздавит меня двумя пальцами. Это мы еще посмотрим, кто кого раздавит, хрясть, хрясть, хрясть!

Король Гуд, Великий И Страшный Повелитель Фиолетовой Страны, А Скоро — И Зеленой».

Миг схватился за голову.

— Да он с ума сошел!.. Это все она, Корина! Только она могла заморочить голову Гуду настолько, что он своих старых друзей стал за врагов почитать! Этого-то я и опасался, потому и приехал в Изумрудный город. Но поздно, слишком поздно…

— Я никогда не называл Дровосека железной букашкой! — обиженно заявил гигант. — Кто-то его обманул!

— Это сделала волшебница Корина, — со вздохом произнес Миг.

Гигант сурово сдвинул железные брови. Осторожно поставив мастера на башню рядом со Страшилой, он зашагал к арсеналу. Это было длинное приземистое здание, выстроенное рядом со стенами города. Оно служило хранилищем для огромного молота Дрома.

Нагнувшись, великан распахнул широкие ворота здания и достал молот. Взмахнув им в воздухе так, что горожане на стенах вновь зажмурились от страха, он прорычал:

— Я разделаюсь с коварной волшебницей Кориной! И объясню Дровосеку, что люблю и уважаю его и никогда не называл его жестянкой!

Дочь Гингемы

Не успели Страшила с Мигом и слова вымолвить, как Дром положил молот на плечо и зашагал на северо-восток, в сторону Фиолетовой страны.

— Как бы малыш не попал в беду! — обеспокоенно воскликнул старый мастер. — Нельзя отпускать его одного.

— Попробуй удержи… — буркнул Страшила, продолжая вертеть в руках странное письмо. — Ничего, Железячка сможет за себя постоять. С Кориной он запросто справится. А вот что нам делать с войском Мигунов и тем паче Марранов… У нас и армии-то нет!

Страшила уже в который раз пожалел, что в Изумрудном городе не стало Дина Гиора. Опытный солдат сумел бы организовать оборону Изумрудного города. Увы, постарев, он куда-то исчез, как ранее пропали Фарамант и Лев. Страшила не раз объявлял их розыск, но все впустую.

— Пойдем, мастер, нам надо созвать военный совет, — встревоженно сказал Страшила, провожая взглядом могучую фигуру Дрома. — Вот уж никогда не думал, что нам придется обороняться от Мигунов, да еще под водительством Дровосека! Просто в голове такое не укладывается… Э-э, а это еще что такое?

Только сейчас соломенный человечек разглядел как следует железный грузик. Он изображал самого Страшилу со связанными за спиной руками и опущенной головой!

Спускаясь по лестнице вслед за Мигом, Страшила запихивал вылезшие булавки назад в голову, но они не слушались и вновь выпирали наружу. Мысль о том, что Железный Дровосек мог пойти войной на Изумрудный город, и впрямь не умещалась в голове Страшилы.

Глава пятнадцатая. ШТУРМ ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА.

Дром быстро дошагал до Сизых гор, тянувшихся на границе Зеленой и Фиолетовой стран. За хребтом начиналась бесплодная пустыня, которую некогда пересекли Элли и ее друзья, направляясь к Бастинде. Приложив руку ко лбу, гигант внимательно осмотрел равнину и не заметил даже следов вражеского войска. Тогда он стал расхаживать взад-вперед вдоль хребта, поигрывая молотом.

— Разве я когда-нибудь отзывался неуважительно о Дровосеке? — бормотал он себе под нос. — Да никогда! Жестянка… Это надо же такое придумать! Конечно, дядюшка Миг прав — во всем виновата проклятая колдунья. Ух, что я с ней сделаю, попадись она мне! Да я… Да я…

К вечеру в горах стал сгущаться туман, и это обеспокоило великана. Он конечно же не боялся холода, но от сырости даже его отличное железо могло заржаветь.

Он было уже решил отступить в сторону леса, как вдруг услышал чей-то тонкий, жалобный голосок:

— Дром! Помогите! Помогите, прошу вас!

Оглядевшись, он едва разглядел в сгустившейся мгле молоденькую девушку.

— Помогите! — всхлипывала она.

Гигант наклонился и подставил свою огромную руку. Девушка уселась на нее, продолжая растирать глаза и плакать.

— Что с тобой случилось? — взволнованно спросил Дром.

— Мигуны!..— еще пуще завздыхала девушка. — Они… они напали на нашу деревню… разогнали всех жителей… дома сожгли… Так страшно! Помогите нам прогнать этих злодеев!

Гигант сурово сдвинул брови.

— Пойдем, — решительно сказал он. — Не плачь, эти Мигунишки мигом разбегутся, когда увидят меня. Куда идти-то? Я и не знал, что здесь, в горах, кто-то живет…

Девушка указала в сторону перевала. Гигант поправил молот на плече и зашагал вперед. Опасаясь споткнуться во тьме, он наклонил голову, разглядывая неровную дорогу под ногами.

— Постойте! — обеспокоенно сказала девушка. — Дальше я идти боюсь. Моя деревня находится за перевалом. Спустите меня, пожалуйста, на землю, я подожду вас здесь.

Ничего не подозревавший гигант согнулся и дал сойти девушке на землю.

— Я скоро приду, — пообещал он. — Только разгоню этих злобных Мигунишек и вернусь за тобой. Что вздумали, негодяи, на мирных людей нападать! Уж я им задам…

— Задай, задай, — прошептала девушка, с усмешкой глядя вслед гиганту.

Увы, далеко он не ушел. Не дойдя до перевала, Дром внезапно буквально провалился под землю! Это произошло так быстро, что он не успел даже вскрикнуть.

Дром упал в глубокую расщелину, сужавшуюся книзу. Пролетев добрую сотню футов, железный гигант оказался заклиненным между гладкими каменными стенами так, что не мог пошевелить ни рукой, ни ногой.

— Что такое? — изумленно пробормотал великан. — Я же не видел никакой трещины… Да я, похоже, попал в ловушку! Надо выбираться…

Но Корина (а вы, конечно, уже поняли, кто скрывался под лохмотьями бедной деревенской девушки) не дала Дрому ни единого шанса на спасение. Подняв руки, она громко произнесла заклинание:

— Бомбарло, добарло, раранна…

Вершины гор дрогнули, словно от могучего землетрясения. Вниз посыпались камни. Могучая лавина ринулась к перевалу и буквально погребла под собой железного гиганта.

Лицо Корины исказила злобная усмешка.

— Глупец… — прошептала она. — Несчастный железный глупец! Ты оказался еще наивнее и доверчивее, чем Дровосек. Ну, теперь со Страшилой хлопот не будет, у него и армии-то нет. Тоже мне правитель соломенный! Завтра же займусь этими гордячками Виллиной и Стеллой. Жаль, справиться с ними мне пока не по силам… Но ничего, я огражу их страны невидимой стеной, так что даже летунья Виллина не сможет покинуть пределы своей Желтой страны! А потом разделаюсь с Элли и ее противным семейством!

От мысли, что ей удастся расквитаться с феей Убивающего Домика, на красивом лице Корины появилась сладостная улыбка. И тут она спохватилась.

— Да что же это я? — недовольно пробормотала она. — Этак я могу стать ЗЛОЙ колдуньей! Нет, после каждого злого дела я должна совершать что-то доброе. Пусть малюсенькое, но доброе!..

Она достала из кармана платья крошечную, размером с палец, железную фигурку. Это была миниатюрная модель Дрома, которую сделал по ее просьбе Главный механик Бак. Она могла ходить, двигать руками и ногами, но в ней не было самого главного — души. Без нее крошечный Дром оставался лишь искусно сделанной куклой.

Дочь Гингемы

Подождав, когда осядет пыль на месте камнепада, принцесса осторожно подошла к груде камней и поставила на один из них маленького Дрома.

— Боркало, моркало, екало, мокало, думбарики, лопарики! Оживи, железная кукла!

Маленький механический человечек слегка шевельнул рукой. Его медные веки поднялись.

— Это ты сделала, злая колдунья! — закричал механический человечек и потряс кулачком в воздухе. — Берегись, сейчас я с тобой разделаюсь! Хоть ты и стала великаншей, мой молот тебе не остановить!

Корина наклонилась и с улыбкой посмотрела на железного человечка. Своим колдовством она переселила в него душу бедного Дрома.

— Где твой молот, отважный ГИГАНТ? — язвительно спросила она.

Дром посмотрел на свои руки, и в недоумении огляделся.

— Выходит, ты выросла не только сама, но и увеличила все вокруг! Ох, какими огромными стали горы! И облака поднялись совсем высоко… Ничего не понимаю…

— Куда тебе понять, малыш, — усмехнулась Корина. — Вараг, ко мне!

Из-за гор появился черный дракон и полетел к своей хозяйке. От поднятого его крыльями ветра Дром упал на колени и едва не скатился с камня.

Поднявшись на спину дракона, Корина улетела на север, к лесу, где ждала армия короля Гуда.

Через два дня войско Железного Дровосека подошло к Изумрудному городу. Впереди шел отряд глиняных солдат, созданных колдовством Корины. Увидев их, а также сотни Мигунов и Марранов, вооруженных мечами и дубинками, горожане в страхе убежали со стен. Они так и не сбросили на головы противнику ни одного камня и не вылили ни одного котла с кипящей смолой. Оставшись вдвоем, Страшила и Миг с горечью наблюдали, как к наглухо закрытым воротам подошел взвод глиняных солдат. С помощью тарана они быстро взломали ворота, и армия победителей хлынула на улицы опустевшего города.

— А-а-а! У-у-у! — вопили Мигуны и Марраны, размахивая оружием. — Берегитесь, трепещите! Где вы, трусы зеленые? Мы вам покажем, как оскорблять нашего короля Гуда да готовить заговоры! Бей, коли, руби! Хрясть, хрясть, хрясть!!

Дочь Гингемы

К вечеру в город торжественно прилетела на черном драконе Корина. Сотни солдат приветствовали ее радостными криками. Опустившись на главной площади города, дракон положил крыло на брусчатку, и принцесса в пурпурном платье сошла вниз. Ее уже ждал король.

— Ваше высочество, город захвачен, а преступники Страшила и Миг арестованы! — гаркнул Дровосек и приложил правую руку к короне в знак приветствия.

— Нет, отныне я не высочество, а величество, — с улыбкой поправила его Корина. — Провозглашаю себя королевой Изумрудного города!

— Ура королеве Корине! — закричали солдаты, радостно размахивая мечами, кинжалами и дубинами. — Да здравствует новая правительница Зеленой страны!

Дровосек стоял, глупо улыбаясь. Почему-то сейчас он думал не о блестящей победе, а о маленьком соломенном человеке, которого закрыли в подземелье под Темной башней. Однажды они уже были там вместе, только наверху, в железной клетке. И тогда они были не врагами, а друзьями…

Корина, не заметив сомнения на его лице, протянула Дровосеку золотой кружок с тремя небольшими, красиво ограненными изумрудами.

— Король Гуд, вы награждаетесь орденом Трех Изумрудов, — торжественно объявила она. — Ура королю Гуду, славному правителю Фиолетовой страны!

— Ура-а-а! — подхватили солдаты. — Ура-а-а королю Гуду!

Ночью Дровосек ходил взад-вперед по большому залу Изумрудного дворца и что-то бормотал себе под нос. Злость, еще недавно царившая в его сердце, стала понемногу испаряться. Он вспоминал о многих приключениях, пережитых вместе со Страшилой, о невзгодах и победах. Прежде они всегда были вместе. Что же случилось?

Король Гуд также вспоминал о Дроме. Принцесса с улыбкой рассказала ему, как ловко провела железного гиганта, погубив его с помощью камнепада (о том, что она спасла душу механического человека, переселив ее в крошечную куклу, Корина предусмотрительно умолчала).

— Большой малыш… — расстроенно говорил Гуд, меряя тяжелыми шагами темный зал. — Выходит, он погиб… И за что? Подумаешь, назвал меня жестянкой! Да я и есть самая настоящая жестянка. Позволить погубить малыша Дрома… Да как я мог?

К утру королю стало совсем худо. Он и не подозревал, что своими переживаниями растопил каменное сердце, заколдованное Кориной. Сбросив корону, Дровосек надел свою старую золотую воронку, взял в руки топор и зашагал в главный зал.

В это время там шел допрос. Королева Корина гордо восседала на троне и издевалась над Страшилой. Бедный соломенный человек стоял с гордо поднятой головой и связанными за спиной руками.

Увидев это печальное зрелище, Дровосек сорвал с головы воронку и опустился на колени перед королевой.

— Ваше высо… величество! Пощадите моего старого друга! Он ни в чем не виноват. Отпустите его!

Корина надменно взглянула на правителя Фиолетовой страны.

— Что я слышу, мой друг? Вы защищаете этого изменника? — воскликнула она. — Разве не вы хотели развеять его по ветру?

— Да, хотел… — пробормотал Дровосек, опустив голову. — Сам не понимаю, что со мной произошло… Но теперь это наваждение рассеялось. Он мой друг, и этим все сказано.

— Вам следует пройти осмотр у Главного механика Бака, — холодно заметила Корина. — Видимо, у вас произошла какая-то поломка.

— Нет! — закричал Дровосек, вскочив на ноги и крепко ухватившись за рукоять топора. — Нет у меня никакой поломки! Вы должны освободить Страшилу. Он не опасен, разве не ясно?

— Это мы еще посмотрим, — угрюмо буркнул Страшила, исподлобья взглянув на Корину.

Волшебница надолго задумалась. Ее насторожило, что заколдованное сердце Гуда не приняло ареста Страшилы и гибели Дрома. С этим железным истуканом надо быть поосторожнее. Уж очень он горячо любит своих друзей, раз даже его каменное сердце смягчилось! Конечно, отныне она хозяйка в Зеленой стране, но все же ссориться с Гудом не стоит. Она совершила злой поступок, обманом захватив Изумрудный город. Хочешь не хочешь, пора сотворить добро.

— Хорошо, — наконец сказала она и ласково улыбнулась насупившемуся Дровосеку. — Я сделаю, как вы хотите, король Гуд. Эй, слуги, развязать Страшилу!

Двое Мигунов подскочили к пленнику и сняли с его рук веревку.

Дочь Гингемы

— Иди, куда хочешь, жалкий соломенный человечек, — насмешливо сказала Корина. — Здесь тебе больше нечего делать. Жители Изумрудного города избрали меня своей королевой и правильно сделали. Некогда они счастливо жили под властью Великого и Ужасного Гудвина. Все боялись могучего волшебника, и никто даже не думал нападать на Зеленую страну. Но с тех пор, как на трон сел ты, жители потеряли покой. Ты не чародей и не воин, и даже не мудрец, хотя кое-кто так и величал тебя. Но отныне у жителей этой страны будет достойная правительница, которая никому не даст их в обиду. Ступай с миром!

Страшила с мрачным видом выслушал эти слова, затем взглянул на расстроенного Дровосека и вышел из зала. Стража распахнула перед ним ворота и долго смотрела, как маленький человек, неловко ступая мягкими ногами, шел по дороге из желтого кирпича в сторону далекого леса.

Дочь Гингемы

— А все-таки он был хорошим и добрым правителем, — вздохнул молодой Мигун.

— Молчи! — сурово прикрикнул на него Марран постарше. — Наша королева Корина тоже добрая. Она даже в тысячу раз добрее, чем этот ничтожный Страшила! Понял, олух?

Он погрозил Мигуну увесистым кулаком, и тот покорно повторил:

— Да, наша королева в сто раз добрее Страшилы.

— В тысячу! — поправил его Марран.

— Да, в тысячу, — кивнул Мигун. — И даже больше. Ура нашей доброй королеве Корине!

— Ур-ра! — подхватили другие стражники, испуганно глядя на кулак Маррана. — Ура Корине, новой королеве Изумрудного города и всей Зеленой страны!

На следующее утро Дровосек внял настойчивым просьбам Корины и сходил на прием к Главному механику Баку, после чего вновь стал злым и крикливым, и солдаты прятались, заслышав громкие шаги своего главнокомандующего.

С той поры минуло много лет. За это время Корина несколько раз навещала Большой мир, принимая облик ведьмы со сморщенным лицом и крючковатым носом. Умение повелевать погодой позволило ей превратить ранее цветущий Канзас в засушливую пустыню. Но Корине этого было мало — она жаждала отомстить фее Убивающего Домика за гибель Гингемы. Колдунья вызвала страшный ураган, который погубил Джона Смита и его жену Анну. Только до Элли она никак не могла дотянуться…

Но однажды ночью Корина проснулась, почувствовав сильную тревогу. Отдышавшись, она поняла: что-то произошло там, за Кругосветными горами.

Наконец колдунья догадалась: Элли вернулась в Канзас.

Дочь Гингемы

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ.

Дочь Гингемы

Примечания.