Эльфы и их хобби (сборник).

* * *

Наутро мы развернули карту и попробовали сличить две реальности – ту, что была до Волны, и окружающую нас сейчас.

Казалось бы, что проще – там, где мы находимся сейчас, когда-то был Главный дворец. Осталось только определить, где относительно него находился дворец Летний и…

Вот только наш главный специалист по древности имел очень смутное представление о дороге из одного своего дворца в другой.

– Полтора дня! Обычно мы ехали полтора дня!

Я терпеливо улыбался.

– Хорошо, господин Император, хорошо. На чем вы ехали?

– На мамонтах, конечно. Приличный Император обязательно должен был уметь оседлать мамонта!

Призрак даже как-то снисходительно покивал черепом.

Наследники переглянулись.

– Мамонты? Они же медленные, как люди! Разве у вас не было динозавров?

– На динозавра только простолюдин сядет!

– Мамонты теплые!

– Динозавры быстрые!

Не слушая странную перепалку, я углубился в карту. Попробуем пойти от простого. После Волны южный полюс уплыл на тридцать четыре градуса на восток. А восток при этом почти поменялся местами с западом, но Отлив потянул его обратно. Правда, не дотянул.

Итак, если вокруг нас столица, а мамонты движутся со скоростью пешехода, но не нуждаются в отдыхе…

– В какое время суток вы обычно выезжали из дворца?

Бесцеремонно перебитый Император вдруг стал почти прозрачным.

– На закате. Мы ехали прямо в черный диск Солнца!

Вильгельмина хмыкнула:

– Черное? Солнце же было синим! Это все знают!

Призрак отмолчался. Он вообще далеко не так много рассказывал о допотопном времени, как я ожидал. То ли наговорился раньше, то ли, столкнувшись несколько раз с классическим «это все знают», перестал пытаться что-то доказывать.

Наследница же не успокаивалась.

– Ведь синим же! Правда, Ричард? Так во всех книгах написано!

Меня открыто втягивали в семейные разборки. Обычно я не велся на подобные маневры, но с некоторых пор понял, что именно простые вопросы больше всего нуждаются в ответах.

– Книги изменились.

– Что?

– После Волны все изменилось. В том числе книги. Ты не знаешь, что было написано в них раньше.

– Но мемуары переживших…

– Память изменилась.

Но девушка не хотела сдаваться.

– Так, может, это его память изменилась! – торжествующе предположила она.

– Нет. Он умер до Волны. Он ее не пережил. Он помнит все, как было, – я еще раз внимательно просмотрел пометки на карте. – Я вижу два места, хоть как-то похожие на развалины дворца. И еще одно, точно являющееся остатками небольшого поселка. Господин Император, выберите две точки из эти трех, пожалуйста.

Растерянный Император аккуратно коснулся костью карты.

– Вот эта и эта. А зачем…

– Значит, поселок. С него и начнем.

Развалин нам предстояло достичь через сутки. В этой части Болота присутствовали течения, так что время от времени я забирал у Антуана шест и прокладывал дорогу. Мы почти уже продрались сквозь линию камышей, когда я увидел его.

Некто, очень похожий на непричесанного кота, сидел прямо на воде и играл на флейте, придерживая инструмент кончиками крыльев.

Музыку я еще не услышал, но прекрасно оценил происходящее – эльфийский вестник просто так никогда не появляется. Кому-то из нас предстояло услышать новости из Альвхейма. Других эти странные создания не приносят.

Я чуть изменил направление и поплыл в сторону музыканта. Мои спутники мирно спали. Даже император тихонечко посапывал на тюке. Что ж, похоже вестник приплыл именно ко мне.

Насладиться музыкой не довелось – водный кот опустил флейту в воду, достал уже в виде развернутого свитка и голосом шерифа произнес.

– Света тебе, Ричард!

Это было первое письмо, полученное мной от начальника за все время его отсутствия. Стало понятно, почему был выбран такой способ связи.

– Вижу, у тебя все хорошо. У меня тоже неплохо – последние несколько месяцев таможне просто нечем заняться. Никто ничего не вывозит, а завозят то, что декларируют.

Я машинально кивнул. Эльфы в наш мир отправляются с пустыми руками – только так у них выходит пересечь границу.

В обратную сторону везти можно все, но мало что человеческое может пригодиться в мире эльфов.

Единственное, зачем вообще нужна таможня – багаж людей, возвращающихся домой. Вот они могли провезти ВСЕ. И везли. Но, видно, шериф вполне справился с этой проблемой.

– Так я о чем. Не нужна ли тебе моя помощь?

Времени на раздумье было не так много. Паузы в разговоре вестник держать не умел.

– Нужна – решился я. – Шеф, что вы знаете о серафидах?

– Они противные – спокойно ответил шериф. – Любят сидеть на шкафах и устраивать сквозняк.

– Но разве они существуют?! – я буквально кричал. Будь этот разговор настоящим, мои спутники с гарантией проснулись бы.

– Иногда существуют. Иногда им это надоедает, и тогда все знатоки скажут тебе, что никаких серафид нет. А залежи перьев на шкафу – детские шалости.

Мне стало смешно. Вот это спутнички!

– А как у них с послежизнью? Есть какие-то ограничения?

Где-то там, в далеком Альвхейме, шериф пошуршал бумагами.

– Никто не знает. Не факт, что они вообще умирают.

– Как так?

– Если они демоны, то и не должны умирать. А зачем ты спрашиваешь?

Я заколебался, но решил пока не раскрывать карты:

– А могут у серафидов и людей быть потомки?

Шериф хмыкнул.

– Теоретически да. Когда они существуют, то мало чем отличаются от эльфов. Но сам знаешь – не так часто люди настолько интересны, чтобы… ну сам понимаешь. Так что за вопросы? Ты нашел потомка серафид?

Я решился:

– Даже нескольких. И серафида, живущего послежизнь. Он когда-то был Императором Атлантиды, и у него была очень интересная Корона…

Шериф помолчал.

– То-то мне с утра так захотелось с тобой поговорить, что я даже имя твое вспомнил. Как зовут твоего серафида?

– Вильгельм Глупый. Последний Император Атлантиды!

Эту фразу сказал не я. Призрак, непонятно как прорвавшийся сквозь магический дурман, парил прямо над головой вестника. Кот радостно мяукнул и попробовал достать облачко крылом.

– Добрый день, Ваше Величество, – шериф очень быстро вник в ситуацию. – Что ж, вы действительно серафид, раз смогли вмешаться в разговор. А зачем вам послежизнь?

– Не мне. Мои наследники решили за меня.

– Это с ними вы путешествуете?

– Нет, это другие. Тоже наследники.

Шериф помолчал.

– Они живые?

– Эти – да, – я опередил Призрака с ответом. – Другие – нет.

Повисла пауза. Нетерпеливый вестник принялся сворачивать свиток, шериф успел буркнуть что-то вроде «еще поговорим!» и письмо закончилось.

– Вильгельмина пропала! – Антуан отчаянно тряс меня за плечо. – Вильгельмина пропала!

– Как пропала? – я попытался сесть.

– Не знаю. Сказала, что хочет искупаться, пока вы спите, и пропала.

Я посмотрел на воду и застонал. Демоны ее возьми! Искупаться. В звездную ночь на Болоте. И в каких мирах ее теперь искать?!

Болото – не граница. Но, если светят звезды, то вода Болота становится границей. Когда-то именно так к нам пришли первые эльфы – сквозь звездную воду. Именно так ушел однажды шериф. Именно в такие ночи контрабандисты могут попробовать обойти таможенные законы.

Теперь вот Вильгельмина. Искупалась.

А нам теперь предстояло решить, кого искать – девушку или Корону.

Как легко догадаться, страшный и ужасный артефакт мгновенно отошел на задний план. Я даже позавидовал такой семейной привязанности. За меня так разве что шериф бы встал. Если б вспомнил вовремя, как меня зовут.

– О чем вы разговаривали, пока я спал?

– О лени. О том, что люди все время придумывают, как облегчить себе жизнь.

Я важно кивнул. Ни хрена непонятно, какие из этого вырисовываются маячки. Лень. В каких мирах есть лень? Или, может, в каких ее нет?..

– А как люди облегчают себе жизнь?

Антуан всхлипнул:

– Ножи придумали, пистолеты, лекарства всякие.

– Еще? – маячков не добавилось.

Юноша выдохся и почти плакал:

– Еще она говорила, что не понимает, как можно оседлать мамонта! И что динозавры – самые лучшие создания на свете и вот бы они были разумными!

Ох! Когда думаешь, что все уже плохо, внезапно оказывается что все намного хуже! Потому что мир с разумными динозаврами существовал. И дорога в него открывалась очень и очень просто. Вот только людям там весьма редко радовались.

– Господин Император, посветите, пожалуйста.

Облачко послушно опустилась ко мне на плечо. Я раскрыл пакет с документами. Со всемидокументами, положенными помощнику шерифа.

Итак, что я могу, там, за границей Диноволд? Могу сопровождать к ним приговоренных преступников – тюрем у хвостатых очень много. Могу возвращать украденное, но что-то не припомню, чтобы кто-то смог что-то у динозавров украсть и сбежать. Могу искать случайно забредших людей – при наличии заявления этих людей, что они потерялись. Как это возможно? Никто не знает. Но без заявления взрослого человека я не могу его искать! Взрослого. А если…

– Антуан, сколько Вильгельмине лет?

– Двадцать.

Многовато. Но, если вспомнить о странном происхождении девушки, и том, что серафиды считаются эльфами, то может, к ней применимы все законы эльфов?

– Антуан, тебе придется остаться одному. Постарайся остаться на месте. Господин Император, вы со мной.

Я решительно шагнул в воду. Призрак скользил рядом.