Эволюционная теория познания : врождённые структуры познания в контексте биологии, психологии, лингвистики, философии и теории науки.

Наследование когнитивных способностей.

Господствующим является мнение, согласно которому такие способности как память, абстрагирование, разумность, способность к языку, музыкальные способности и т. д. имеют духовную природу, не только потому, что они коренятся где-то "наверху в голове", но также и потому, что они мало связаны с чем-то вещественным, таким как мышцы, питание и т. д.

С другой стороны, генетика является чисто биологической наукой, которая исследует физико-химические основы и законы наследования. То обстоятельство, что в 1953 г. удалось идентифицировать ДНК в качестве биохимического носителя наследственной информации, однозначно подтверждает это мнение.

Вопрос о том, могут ли наследоваться «духовные» способности, относится поэтому к особенно важной области психо-физического скрещивания. Сегодня на этот вопрос можно ответить однозначно утвердительно.

Правда, в области психически нормального не известно ни одного свойства, которое бы определялось одним единственным геном; но такие признаки вообще очень редки (поэтому также менделевские законы о константных числовых соотношений при наследовании признаков, долгое время не могли быть открыты и признаны). Нормальным случаем является полигения: многочисленные гены с малой специфической действенностью при образовании признаков действуют аддитивно или дополняюще. Это ознчает, что именно сложные и интегративные способности, такие как разумность или способность к языку, обусловлены многими генами.

Напротив, а-нормальные явления могут вызываться отсутствием или мутацией одного единственного гена, например слабоумие как следствие болезни обмена веществ, а также, согласно новейшим исследованиям, шизофрении и маниакально-депрессивного психоза. О наследовании психических болезней известно поэтому больше, нежели о наследовании нормальных способностей.

Опыты с животными нельзя однозначно переносить на человека; однако они дают важные указания. Так, крысы в экспериментах поиска пищи, показывают значительный наследственный разброс способностей к обучению: если на протяжении многих поколений «умнейшие» скрещиваются с себе подобными и аналогично скрещиваются «глупейшие», то средние показатели в обоих группах всё больше расходятся (Schwidetzky, 1959,36).

На людях такие опыты, естественно, невозможны. Мы не можем делать экспериментов по выращиванию, ни достигать тотального контроля над окружающей средой. Неколебимый сторонник теории окружающей среды, всегда может поэтому, различия в поведении двух индивидов свести к к особо тонким, нелоступным наблюдателю различиям в общении.

Важнейшими методами при этом являются анализ семьи, исследование близнецов (с 1875 г) и (с 1961) исследования хромосом. Естественно, недостаточно в одной семье зарегистрировать много музыкальных дарований; ибо музыкальность, вопреки генетической нейтральности, могла бы быть приобретена за счёт привычки (домашняя музыка, ранние занятия). Всегда нужны нейтральные случаи для сравнения (контрольные группы) и опора на статистический анализ целой серии опытов.

Исследования вопроса о наследственности языковых способностей обобщил Ленненберг.

Если предпосылка о наследственности языковых способностей основывалась бы только на одном виде статистики, вряд ли следовало бы ожидать обнаружения сильных доказательств. К счастью, однако, все виды статистики, которые обычно используют для наслесдственности человека, подкрепляют одновременно тезис, что для нашей способности говорить значимую роль играет генетическое наследование.

(Lennenberg,1972,304).

Как значительная речевая искусность, так и значительная речевая слабость могут объясняться наследственными факторами. Многие языковые затруднения обычно выступают группами, например, дизлексия (затруднения при обучении чтению), заикание, глухота к словам. Благодаря родословным древам хорошо документированы врождённые языковые недостатки со следующими симптомами:

Отчётливое замедление начала речи (при прочих нормальных ступенях развития), плохая артикуляция часто до периода полового созревания, слабо выраженное предпочтение одной руки или явная леворукость, заметные трудности с чтением, полная неспособность или большие трудности в изучении второго языка после половой зрелости; обычно без нарушений разумности.

(Nach Lennenberg, 1972,305).

Врождённые языковые недостатки являются, по-видимому, доминантным и связанным с родовым признаком.

Двуяйцовые близнецы (ZZ, различное наследование) демонстрируют более сильные различия в языковом развитии, нежели однояйцовые (EZ, идентичное наследование). У 25 % ZZ начало речи (возраст произнесения первых слов) находится в различных пунктах, в то время как EZ развиваются синхронно. Также и дальнейшее развитие происходит одинаково только у 40 % ZZ, но у 90 % EZ. Таким образом, языковые способности, по крайней мере, частично генетически обусловлены.

Для интеллекта следующие факты подтверждают наследственность(75):

A) Однояйцовые близнецы более сходны, чем двуяйцовые. Количественные ссылки на наблюдаемое согласование и наследственность даёт таблица 4. Сравниваются, таким образом, не родители и дети, а дети друг с другом. Сравнение обоих EZ-столбцов показывает воздействие окружающей среды, сравнение EZ-столбца и ZZ- столбца показывает роль наследственности.

Табл. 4. Наследственность некоторых интелллектуальных факторов. Числа представляют собой кооффициенты корреляции: +1 означает полное согласование; при нуле доказуемая связь отсутствует.

Признак Окруж. мир: EZ одинаков EZ различен ZZ одинаков Наледственность
Рост 0,93 0,97 0,64 0,81
Интеллект Бине: духовная зрелость 0,86 0,64 0,60 0,65
Бине IQ 0,88 0,67 0,63 0,68
Отис IQ 0,92 0,73 0,62 0,80
Понимание слов 0,96 - 0,56 0,68
Счёт 0,73 - 0,64 0,12
Правописание 0,87 - 0,73 0,53

B) Сходство в показаниях тестов тем ближе, чем теснее родство.

C) Приёмные дети имеют меньше сходства с родителями, которые за ними ухаживают, по сравнению с их собствеными детьми, растущими в тех же условиях.

D) Внебрачные дети, воспитанные в сиротских домах, по своему интеллекту похожи на своих естественных отцов, с которыми никогда не встечались.

Во всех этих исследованиях принципиально важно обратить внимание на то, что наследственность, естественно, никогда не детерминирует индивида полностью, а задаёт только определённые рамки реакций, внутри которых развитие определяется внешними обстоятельствами (см. стр 20). Так, кооффициент интеллектуальности человека не является от рождения неизменной величиной, благодаря соответствующему воспитанию он может модифицироваться внутри определённых рамок (повышаться или понижаться).

Установление того обстоятельства, что интеллект частично наследственно обусловлен, не означает, что что одни люди рождаются умными, другие ограниченными. Это только означает, что некоторым людям удастся добиться более высокого уровня IQ по сравнению с другими, если они окажутся в соответствующих услоиях… Наблюдаемые вариации в интеллекте имеют как генетическую компоненту, так и компоненту, обусловленную окружением.

(Dobzhansky,1965,38).

Тот факт, что когнитивные способности могут наследоваться, особенно важен для ответа на главный вопрос (стр 54). Во-первых, он даёт дальнейшие доказательства физиологической ("материальной") обусловленности наших психических структур. Во-вторых, эти заключения допускают принципиально эмпирическую проверку (см. стр. 115). В-третьих, наследственность духовных способностей объясняет также то, почему они частично проявляются уже у маленьких детей, т. е. в строгом смысле являются врождёнными. В-четвёртых, наследуемая, генетически фиксируемая информация принципиально подлежит эволюции, т. е. должна иметься также эволюция познавательных способностей. В-пятых, эволюционно возникающие структуры должны быть приспособлены к окружающему миру.

Приспособительный характер структур восприятия исследуется в следующей главе.