Эволюционно-генетические предикторы: терроризм и шахидизм.

Переход от индивидуальной к межэтнической направленности агрессии имел важное историко-эволюционное значение (Лоренц К., 2001; Гумилёв Л. Н., 2002). В историко-психологическом плане утрата значимости национальной самоидентичности, равно как и повышенная интолерность к другим народам представляют угрозу государственности и цивилизации (Ильин В. В., Панарин А. С., 1994; Асмолов А. Г., 2001; Полторак Н. Н., 2002). Проблема насилия в психологии традиционно рассматривается на западе с психоаналитической стороны (Гринсон Р. Р.,1994; Томэ Х, Кэхеле Х., 1996; Берон Р., Ричардсон Д., 1997; Куттер П., 1997). Достижения отечественной школы позволяют высветить её с позиций теории «зон ближайшего развития» (Выготский Л. С. 1975), деятельностного подхода (Леонтьев В. Г., 1989), готовности к совместной деятельности (Донцов А. И., 1998).

Другой аспект проблемы — психофизиологические факторы от дефицита-профицита мозговой деятельности (Дубровинская Н. В., Сонкин В. В., Безруких М. Я. Фарбер Д. А., 2002) до субмолекулярных и мембранных процессов лежащих в их основе (Аминев Г. А., Аминев Э. Г., 2000), генетических паттернов самого ребёнка блокирующих пусковые механизмы родительского инстинкта (Аминев Г. А. и Э. Г., 2002). Последнее предполагает агрессивность по отношению к объектам с видовыми и или внутрипопуляционными отклонениями, которые в свою очередь можно также связать и с генетикой этноса (Хуснутдинова Э. К., 1997).

Гипотеза.

Принимая во внимание концепцию о генах-регуляторах (Monod J., 1961) можно предположить влияние на готовность к суицидальному терроризму фактора хромосомной дисфункции (дизгении).

Методика.

Дисфункции хромосом оценивали по внешним маркёрам (Аминев Г. А., Аминев Э. Г., 1996). Тест адаптирует к нормальной выборке клинические данные (Бадалян Л. О., Таболин В. А., Вельтищев Ю. Е., 1974, Петрухин А. С., Никонов В. П., 1984 и др.). Для изучения склонности к шахидзму применяли методики уфимской тестовой батареи (Аминев Г. А., Аминев Э. Г., 1996–2003). Испытуемые здоровые волонтёры, студенты различных факультетов БашГУ — 1028 чел. В качестве объекта исследования, был выбран субъект федерации провозгласивший «суверенитет», проводящий политику поддержки «титулообразующей нации» на территории которой нет военных действий, но отмечены случаи участия граждан в террористических организациях мусульманского толка (Халим А., 2003).

Результаты.

В табл. 1. приведены связи дизгений с различными проявлениями суицидального поведения, склонностью к терроризму и шахидизму.

Бросается в глаза наличие высокого числа статистически значимых корреляций (P<0.05) проявлений дизгений с готовностью к суициду. В тоже время достоверные корреляции с шкалами терроризма и камикадзе не обнаружены.

В тоже время отмечается прирост достоверных корреляций по шкале шахидизм — принятие радикальных действий против федеральных сил даже ценой собственной жизни, особенно при субсиндроме трисомии по 6 хромосоме (r=0.20, P<0.05). Этот же генетический паттерн определяет эмоциональный компонент суицида (r=0.16, P<0.05) — вы восхищаетесь теми, кто смогли свести счёты с жизнью.

Частичная моносомия, кольцевая хромосома двадцать второй хромосомы также информирует о данной тимолетарном сдвиге.

Таблица 1. Корреляция дизгенических нарушений и принятие шахидизма.

Примечание: ДО1-22 дизгении хромосом — Кг — когнитивный, Эм — эмоциональный, Пв — поведенческие компоненты суицида, Суиц — шкала сумарный балл, Тер — терроризм, Кам — камикадзе, Шах — шахиды, N = 270 (девушки), r05 =0.12, r01 =0.16, k05 число статистически значимых корреляций в столбце на уровне P<0.05.

Эволюционно-генетические предикторы: терроризм и шахидизм

Выводы.

1. Показана эффективность метода генетических маркёров для историко-психологических исследований. Следует отметить перспективность использования антропо и крайнеметрических показателей.

2. Субъекты Федерации с ориентацией на суверенитет и моноэтническую политику, не втянутые в вооружённое противостояние с Федеральным центром могут быть полигоном для историко-психологических исследований склонности к терроризму и шахидизму.

3. Обследование «террористов в зародыше» выявляет эволюцию психики индивида, вставшего на путь терроризма в соответствии с моделью трехфазных сред мозга (Аминев Г. А., Аминев Э. Г., 1999), что открывает новые пути для профилактики и психотерапии лиц, поражённых таким социальным злом.

4. Хромосомные дизгении в большей степени связаны с суицидностью, чем со склонностью к терроризму. Следовательно, в историческом плане могут быть факторами снижения резистентности нации, потери ею способности бороться за жизнь, но сопровождаться актами самоуничтожения направленных на своих реальных или мнимых противников.

Результаты согласуются с положениями современной генетики о наличии в ДНК фрагментов регулирующих отношение к смерти (Скулачев В. П. 2003).

Г. А. Аминев, Э. Г. Аминев, М. Н. Иванов, А. А. Ахунов, Э. М. Маулимшина, Э. Ю. Абзалова.