Фашизм: критика справа.

18.

Муссолини провозгласил республику (очевидно под влиянием чувств, накопившихся в нем за время почти тюремного заключения, в котором держало его новое правительство после 25 июля) по собственной инициативе, ни с кем не посоветовавшись. Мы вправе утверждать это, так как находились в главной ставке Гитлера в Ростенбурге, когда туда прибыл Муссолини, недавно освобожденный Отто Скорцени. У него состоялась беседа с находившимися там фашистскими иерархами (мы присутствовали при этом), в разговоре с которыми он даже не касался данного вопроса. Он простился с ними около 21 ч.; на следующее утро, ни с кем не беседуя, около 8 ч. он поставил на повестку дня провозглашение республики. Возможно здесь сказалось влияние Гитлера, с которым Муссолини беседовал до встречи с нами. Гитлер питал явную неприязнь к монархии, несовместимой с концепцией «принципа Фюрера», о чём мы поговорим в дальнейшем. Во время аншлюса и последующий период мы находились в Вене, и надо сказать, что речи, направленные гауляйтером Австрии против Габсбургов, достойны сравнения лишь с пошлостью якобинцев и коммунистического пролетария.