Гипнотерапия. Практическое руководство.

Гипнотерапия. Практическое руководство

Эта книга является практическим руководством по использованию гипноза в терапии. Она стала результатом первых нескольких лет работы лаборатории по гипнотерапии Блумфильдской клиники Гая (Лондон), основанной авторами этой книги, а также работы учебных групп, создаваемых для психиатров во время тренингов в этой клинике. Участникам тренингов предлагался огромный список дорогих книг, из которых им нужно было выборочно извлекать информацию. Они часто обращались к этой литературе на ранних этапах использования гипноза в собственных клинических занятиях, для того чтобы развить уверенность в себе и стать более раскованными, то есть приобрести качества, дающие возможность работать свободно. Однако в ходе занятий у них возникла необходимость в более ясном и сжатом описании методов и стратегий лечения, нежели то, которое они находили в имеющихся книгах.

Поэтому авторы использовали опыт этих лабораторий, добавив к нему (насколько позволял объем книги) большое количество материала, значительная часть которого была вынесена из неформальных обсуждений во время тренингов. Следовательно, наш подход имеет много общего с подходом “как это сделать”, но опирается на более четкие теоретические представления. Предполагается, что читатель хорошо знаком с основными понятиями бихевиоризма и с теорией личности, поэтому в данной книге теоретическим основам уделяется гораздо меньше внимания, чем в обычных учебниках по психотерапевтическим техникам. Ведь гипноз — это не система терапии, а техника, или процедура, посредством которой терапия осуществляется. Таким образом теоретические аспекты, которые являются главнейшими, касаются того, как гипноз может быть терапевтически использован в рамках основной структуры любой теории и практики терапии, которую читатель предпочитает, — от бихевиоральной до аналитической психотерапии.

Данное издание предназначено не для того, чтобы описать принципы какой-либо специфической модели терапии, а чтобы показать способы включения гипноза в любую частную практику.

Единственным исключением является глава 14, в которой авторы постарались обозначить формулировки фундаментальных принципов, общих для аналитической терапии, с тем чтобы быть уверенными, что используемые термины и язык правильно поняты: ведь психологи иногда напоминают героя сказки Л. Кэрролла — Шалтая-Болтая, который был абсолютно уверен, что любое слово должно означать именно то, что он под ним подразумевает. Мы проделали огромную работу по описанию общей теории, или модели, аналитической психотерапии, чтобы избежать своеобразного смешения терминов, создающего непонимание. Естественно, тот факт, что это сделано в рамках одной главы, означает, что данное описание является незавершенным, схематическим и во многом неудовлетворительным, но мы надеемся — оно все-таки послужит гарантией ясности.

В книге четко показано, что представленные формулы внушений не предназначены для использования в приведенном виде, за исключением определенных случаев. Даже самый опытный гипнотерапевт время от времени забывает слова в середине сеанса, и ему приходится или прибегать к помощи какого-нибудь текста, который он уже давным-давно не использовал, или, если он более уверен в своих силах, “импровизировать”, пока амнезия не пройдет. Новички же, как правило, считают необходимым знать слова наизусть. Многие книги содержат конкретные тексты для индукции, погружения и так далее, но все они страдают от одних и тех же дефектов и имеют ту же участь, что и данное издание: слова, придуманные другим человеком, звучат бледно, высокопарно и безлично, каким бы хорошим стилем они ни были написаны. Даже составленный самым ясным и доступным языком текст будет казаться устаревшим и непонятным по сравнению с живым разговорным языком.

Многие находят полезным записывать одно или несколько подобных внушений на магнитофон и затем слушать запись с целью совершенствования техники речи, дикции, высоты, тона голоса и других характеристик, способствующих удержанию внимания и приятному восприятию индукции.

Подобного рода упражнения выявляют неплавную речь, паузы, неправильные ударения и многие другие характерные недочеты, свойственные как новичкам, так и опытным практикам, поэтому и тем и другим было бы полезно время от времени повторять эти упражнения.

Таким образом, сценарии, составленные с учетом разных аспектов, этапов и заданий в обычном сеансе гипнотерапии, созданы скорее как составляющие рецепта, а не как сценарии ролей классической пьесы. Многие из участников наших тренингов обнаружили, что сценарии, заученные слово в слово, помогли им быстрее получить первый опыт использования гипноза, но что они следовали этим сценариям лишь непродолжительное время, начиная вскоре модифицировать и редактировать их так, чтобы постепенно адаптировать к собственному индивидуальному стилю. Вот почему включенные в это издание сценарии так сильно детализированы.

Тот же принцип верен и для представленных стратегий лечения. Они отражают также ясно, как сценарии для подготовки, индукции и углубления, терапевтические стили и научную ориентацию авторов. Опытные терапевты будут способны связать техники гипноза с хорошо знакомыми им стратегиями лечения, не нуждаясь в обращении к текстам конкретных внушений, приводимым в данном издании. Для новичков может быть полезным использование предлагаемых сценариев, адаптированных так, чтобы терапевт чувствовал себя уверенно и приводил включенные техники в более близкое соответствие с собственным стилем.

Необходимо предупредить читателей, что некоторые моменты в сценариях отмечены номерными ссылками, а пояснения к ним даны в конце книги.

Вряд ли нам удастся сообщить много нового — на свете вообще трудно найти что-то абсолютно новое и оригинальное, и учебники не случайно пестрят цитатами и библиографическими ссылками. Данное издание возникло из двух основных источников: собственного опыта авторов в использовании гипноза и знаний, полученных ими во время преподавания в группах тренинга. Разумеется, авторы многому научились от других специалистов, а также черпали информацию из книг, научных работ, отчетов рабочих групп по гипнозу, конференций и личных встреч, то есть из того материала, которым пользуются профессионалы, обмениваясь опытом.

Цитаты и ссылки на источник информации здесь используются лишь в тех случаях, когда это действительно необходимо, причем значительно реже, чем принято в подобных книгах.

Кроме того, эту книгу нельзя рассматривать как попытку обобщить весь опыт клинической гипнотерапии: это не входило в наши намерения. Мы также не собирались рассматривать историю клинического использования гипноза. Одной из самых неприятных особенностей многих учебников является то, что около трети их объема посвящено историческому обзору, который можно найти в любой другой книге на эту тему. История гипноза неоднократно освещалась разными авторами, и этого вполне достаточно. Читателю, которого интересует данный вопрос, можно посоветовать прочесть одну или несколько из перечисленных книг. Сама история изменяется мало, но, будучи написанной, она может выглядеть совершенно по-разному, потому что вступают в силу интересы историка. В связи с этим старательному студенту следует прочитать несколько версий вместо одной, но данное издание не поможет ему удовлетворить свои аппетиты на историческую тему.

Технику гипноза можно в самом деле очень просто выучить, практиковать и даже преподавать. Чтобы ее использовать, совершенно необязательно проходить какую-либо первоначальную подготовку. Совсем другое дело — применять ее этично, профессионально и научно. Во время создания данной книги единственным действующим законодательным актом, призванным контролировать использование гипноза в Великобритании, был Акт о гипнозе 1952 года, который запрещал его демонстрацию на публике. В настоящее время членам двух заинтересованных профессиональных групп — Британского общества медицинского гипноза и Британского общества экспериментального и клинического гипноза — уставами этих обществ предписано использовать гипноз только в пределах своих профессиональных рамок. Это означает, что участникам этих организаций запрещается использовать техники гипноза в лечении и процедурах, для проведения которых они не обладают необходимой квалификацией, несмотря на весь свой практический опыт в гипнотерапии. К сожалению, такие этические ограничения применимы только для тех, кто входит в эти общества.

Более того, в настоящее время нет никаких официально признанных или утвержденных курсов подготовки или квалификации. В Великобритании (и в других странах тоже) растет число неофициальных и нерегулируемых коммерческих организаций, которые преуспевают даже при отсутствии официальных правил из-за увеличения потребности общества в альтернативных подходах к традиционной медицине. Эта потребность обеспечивается посредством самостоятельно выработанной программы тренировки и квалификации.

Ирония, таким образом, заключается в том, что гипнотерапевт, называющий себя таковым и заявляющий, что обладает данной квалификацией, едва ли квалифицирован каким-либо официально признанным образом: любой человек, говорящий во всеуслышание о своей квалификации в гипнотерапии, не является профессионалом в таких областях, как медицина, клиническая и педагогическая психология, стоматология и так далее, и не имеет какой-либо признанной или подтвержденной профессиональной подготовки. С другой стороны, высококвалифицированные психиатры, анестезиологи, клинические психологи и другие специалисты не будут заявлять о какой-либо квалификации в гипнозе, как бы хорошо подкованы в этой области они ни были и каким бы опытом ни обладали, поскольку в Великобритании не существует приемлемой квалификации отдельно по гипнозу. Отсутствие законодательного определения и регуляции практики гипноза, следовательно, позволяет кому угодно называть себя гипнотерапевтом и означает, что потребитель не имеет никакой защиты.

Членам Британского общества экспериментального и клинического гипноза запрещено обучать технике гипноза людей, не имеющих квалификации и статуса, необходимых для вступления в Общество. Публикация этой книги может рассматриваться как нарушение данного обязательства со стороны авторов (которые входят в это Общество), поскольку она достаточно явно обучает техникам гипноза любого человека, для которого приемлема цена этой книги.

Гипноз — очень мощный терапевтический инструмент, который, подобно всем мощным техникам, может приносить как пользу, так и вред. Лекарство, не способное навредить при неверном использовании, вряд ли принесет и пользу. Гипноз, как любая другая техника или лекарство, может быть неправильно использован, и это очень опасно. Опасность может возникать по причине его неуместного применения, а также при отсутствии знаний и навыков, необходимых для безопасного проведения лечения, осуществляемого посредством гипноза.

Например, гипнотические техники контроля боли являются сильными и простыми. Применяя их, можно замаскировать симптомы, которые сигнализируют о развитии болезни или о существовании нарушения. Поэтому прежде необходимо проводить тщательное и технически компетентное обследование с целью установления источника и причины боли. Если это условие не выполняется и гипноз используется для уменьшения или устранения боли, пациент подвергается опасности, так как ликвидируется важный симптом, указывающий на необходимость внимательного исследования.

Заглушение подобного “сигнала тревоги” легко может привести к тому, что заболевание, о котором сигнализирует боль, достигнет угрожающих размеров.

Что касается психологических проблем, то методики восстановления воспоминаний, причиняющих страдание и потому зачастую подавленных, могут вызвать сильные эмоциональные реакции, которые способны оказать серьезное повреждающее воздействие, если процесс не управляется с необходимым уровнем знания, понимания и навыков. Подобные переживания могут вызывать опасные нарушения. Для некоторых людей гипноз действительно представляет опасность, и профессионал (будь то врач, психолог или психотерапевт), в отличие от дилетанта, поймет, является ли использование гипноза в данном случае приемлемым и безопасным.

Конечно, всегда были и наверняка всегда будут существовать благоразумные, мудрые и готовые помочь люди, недостаток какой-либо формальной подготовки которых никак не помешает оказанию ими подлинно терапевтической помощи. Если подобные неформальные целители используют гипноз, то вполне вероятно, что он окажет благотворное воздействие на многих людей. Некоторые австралийские штаты, законодательство которых призвано ограничивать использование гипноза областью медицины, психологии и другими, близкими к ним профессиональными областями, по большей части используют “оговорку”: люди, предоставляющие убедительные доказательства того, что, несмотря на недостаток квалификации, они имеют и проявляют удовлетворительные навыки, могут быть зарегистрированы как терапевты и получить лицензию на использование техник гипноза.

В те времена, когда демонстрации гипнотического воздействия проводились в театрах и мюзик-холлах, вполне обычным было то, что некоторые зрители на следующий день были вынуждены обращаться к врачам, чтобы их “разгипнотизировали”. Непрофессиональная практика содержит такую опасность. Очень просто, как уже говорилось ранее, научиться гипнотизировать. Гораздо сложнее понять, как “разгипнотизировать” кого-либо, кто не вышел из транса обычным образом, или что делать, если процесс пошел не так, как предполагалось. Специфические навыки требуются для эффективного обращения со многими из результатов гипнотических техник: реакциями пациента на внушение, материалом, восстановленным из бессознательного, и т. д.

Ввиду всего вышесказанного мы особо подчеркиваем, что техники, описанные в этой книге, должны использоваться только в пределах ранее приобретенной профессиональной компетенции.

Как для дантиста было бы недопустимо пытаться лечить психологические нарушения, так и для психолога — применять свои гипнотические навыки в зубоврачебной практике. Медицинская практика без лицензии — это самое настоящее преступление. К сожалению, практика психотерапии без лицензии в настоящее время не рассматривается таковым согласно закону, но столь же опасна. Хочется надеяться, что вскоре Британия последует примеру, поданному некоторыми другими странами в вопросе применения подобных техник и практик, включая гипноз и гипнотерапию.

Гипнотические техники используются многими людьми совершенно неосознанно. Практикующие врачи, психологи, акушерки, уличные продавцы, страховые агенты, дизайнеры рекламы, фокусники, а также их пациенты и “жертвы” применяют внушение, отвлечение внимания, релаксацию, образность и смущение, понятия не имея, что их можно так назвать. Использование техник гипноза и протекание гипнотических процессов в различных видах психотерапии, включая анализ, обсуждаются в главе 1 также, как и спонтанное присутствие гипнотических состояний и феноменов в повседневной жизни многих людей. Эта книга создана для того, чтобы обеспечить профессионалов в области здоровья четкими, сознательно разработанными и прикладными способами применения естественных способностей клиентов и пациентов — когнитивных, аффективных, волевых, и прежде всего образных, — так, чтобы они были поставлены на службу психическому и физическому здоровью.

Авторы надеются, что эта книга послужит базовым руководством по использованию гипнотических процессов в терапии как физических состояний, так и психологических трудностей. Новичок в этой отрасли будет применять предлагаемые тексты в том виде, в каком они даются, — либо незаметно читая их во время работы с пациентом, либо выучивая наизусть, — но вскоре он начнет исправлять эти тексты, а затем — полностью их переписывать. С течением времени и накоплением опыта он будет все реже и реже использовать эту книгу, пока, наконец, не перерастет ее, как все мы в один прекрасный момент перерастаем школьные буквари, и не забросит ее на полку. На этом цель авторов можно будет считать достигнутой.

Книга охватывает относительно ограниченный круг условий, стратегий и программ лечения.

Авторы не ставили перед собой цель создать всеобъемлющее руководство по лечению. Хочется верить, что приведенные техники и модели дадут возможность любому квалифицированному и опытному врачу, хирургу, клиническому или педагогическому психологу, психотерапевту или другому профессионалу в области здоровья применить намеченные в общих чертах принципы даже к тем заболеваниям и методам лечения, которые в этой книге не упоминались.

В книгах, перечисленных в библиографии, содержится много стратегий лечения, которые не описываются в этом издании, или рассказывается более подробно о тех стратегиях, которые здесь были лишь кратко очерчены, но при этом сохраняется важный принцип: терапевт должен стремиться к созданию собственных программ и моделей лечения и, кроме того, творчески подходить к изучению потребностей пациента, его личности и других особенностей. Слепое заимствование стандартного лечения окажется в лучшем случае неэффективным и никогда не раскроет отличительных особенностей профессионала. Подлинно профессиональная практика характеризуется созданием уникального и оригинального подхода к каждому новому пациенту, хотя и всегда основанного на надежных теоретических моделях и принципах.

В книге особенно подчеркивается значение постановки точного и подробного диагноза, который является важнейшим предшественником любого лечения — лекарственного ли, хирургического, психотерапевтического или гипнотического. Было бы и неприемлемо, и непрактично пытаться включить в эту книгу техники постановки диагноза. Как уже неоднократно отмечалось, гипнотические техники должны применяться только в рамках ранее усвоенных профессиональных навыков, которые включают также и умение верно поставить диагноз.

И, наконец, несколько слов о стиле этой книги. В настоящее время в текстах предпочитают избегать использования местоимений, связанных с полом. Очень трудно удовлетворить этому требованию, избежав при этом нескладности, многословности или других неточностей. В целях упрощения авторы решились использовать местоимения мужского рода, за исключением тех случаев, когда речь идет о пациентке.

ЧАСТЬ I. ОСНОВНЫЕ ТЕХНИКИ.

Глава 1. Природа гипноза.

Практическая направленность этой книги не предполагает подробного рассмотрения теоретических аспектов гипнотического состояния или транса. В научной литературе лабораторные и практические исследования исходят из принятых представлений, что гипноз является “измененным состоянием сознания” или представляет собой другой вид когнитивной обработки. Мы предпочитаем говорить о “гипнотическом состоянии”, или “трансе”, и подобные термины кажутся уместными для описания переживаний людей, подвергающихся гипнозу. Ниже эти два термина будут использоваться как взаимозаменяемые не из-за приверженности к какой-либо теоретической позиции, а по той причине, что оба этих термина подходят для описания переживаний и пациента, и терапевта, а также являются простым и прямым способом общения в гипнотерапевтических практиках.

Любители и профессионалы в сфере психологии и психиатрии обычно рассматривают ощущения при гипнозе и поведение, демонстрируемое в этом состоянии, как непохожие на обычные ощущения и поведение. Считается, что это — другая система мышления, отличная от нормального состояния сознания. Некоторым образом гипнотическое состояние напоминает сновидение, однако отличается от него сохранением сознания. В действительности гипнотические состояния и переживания широко распространены в обычной жизни и часто происходят бессознательно. Девушка-подросток, проходившая сеансы гипноза, желая избавиться от тревожности и депрессии, сказала: “О, я делаю то же самое, когда другие девчонки обижают меня. Я ухожу в себя, и тогда их слова не так сильно задевают меня”.

Большинство водителей переживают “периоды рассеянности”, когда они, как говорится, “едут на автопилоте”. Следуя по хорошо знакомой дороге (реже — по незнакомой), водитель может совершенно внезапно “прийти в себя” и понять, что проехал несколько миль, не помня об этом, мысленно унесясь куда-то далеко. В течение этого периода он вел машину совершенно нормально, уделяя внимание ситуации на дороге, но, очевидно, делая это неосознанно. Можно предположить, что водитель был в полном сознании в течение этого периода, а затем наступила “амнезия” на определенный отрезок времени и тогда водитель “полностью забыл” содержание сознания во время периода “рассеянности”. Например, когда человек чем-то сильно увлечен — книгой, фильмом, музыкальной пьесой или какой-нибудь деятельностью, требующей пристального внимания, — он может одновременно поддерживать разговор, а позже забыть об этом.

Когда сознание человека абстрагировано или отвлечено, он может заниматься своей профессиональной деятельностью, даже той, которая требует принятия решений. “Задумчивость”, “рассеянность”, “мечтательность” являются наиболее распространенными выражениями для описания явного проявления подобного состояния.

В течение подобного периода рассеянности у человека могут происходить переживания, порой содержащие значительный аффективный компонент. “Мечта” может породить гнев, тревогу, радость, эротические реакции и прочие переживания, причем настолько яркие и реалистичные для субъекта, как если бы они соответствовали действительности. Это неотличимо — с субъективных позиций и по свидетельствам наблюдателей — от переживаний в гипнозе.

Барбер (Barber, 1969) предположил, что внушение, сделанное индивиду убедительным образом, имеет во многом такой же эффект, как внушение, полученное человеком, подвергшимся гипнотической индукции. На основе значительного количества экспериментальных данных, подтверждающих этот эффект, он установил, что гипноз в чистом виде подобен некоторым состояниям в бодрствовании. Такая точка зрения предполагает, что гипноз — это то, что следует за индукцией. В равной степени правдоподобная интерпретация этих же данных заключается в том, что гипноз может наступать без каких-либо формальностей или ритуалов и что если человек позитивно реагирует на те внушения, которые он бы непременно отверг, находясь в обычном состоянии, значит, его ощущения некоторым образом изменились или модифицировались и действие сдерживающих сил прекратилось.

Гипнотический феномен еще лучше наблюдается во сне. Граница между сновидениями и галлюцинациями, вызванными гипнозом, определяется немного проще, чем разница между состояниями сна и бодрствования. В состоянии гипноза, независимо от того, насколько захватывающими и поглощающими являются образы, заполняющие сознание, человек остается связанным с внешним миром (даже находясь на некотором удалении) и может мгновенно и самостоятельно выйти из гипнотического состояния, если захочет. Что же касается сна, то и здесь различие очень тонкое: например, мать спит и видит сны, но мгновенно приходит в полное сознание, когда ее ребенок начинает плакать. Тем не менее, до момента пробуждения она принимала реальность мира своих снов точно так же, как человек, подвергаемый гипнозу, принимает реальность образов, которые он удерживает в сознании, пока не решит отвергнуть их и вернуться в “реальность” своих сенсорных ощущений. Существует анекдот о девочке, которая возвращалась из школы домой и по пути рассказывала своей маме о том, что там происходило. Она сообщила, что они в этот день изучали шмелей и учитель объяснил, что шмель на самом деле слишком тяжелый, чтобы летать: его крылья не обладают ни достаточным размером, ни крепостью, чтобы поднять такой вес, но “счастливые шмели не знают этого и потому могут летать”.

Похожий сюжет есть в одном научно-фантастическом романе: группа ученых — от ядерного физика до археолога — была помещена правительственным учреждением в удаленный фермерский домик для того, чтобы изучить мастерские, лаборатории и библиотеку, принадлежащие одному чудаку, жившему здесь прежде. Затем им показали любительскую видеозапись, на которой этот чудак нес маленькую коробочку на спине, а потом, проделав несколько манипуляций, поднялся медленно вверх, не пользуясь никакими техническими средствами. Когда он был уже высоко, произошел взрыв, и мужчина погиб. Ученым сказали, что этот человек совершенно точно изобрел “генератор антигравитации”, но не оставил систематизированных записей о своем открытии. Им дали задание повторить его работу, изучив оборудование, библиотеку и т. д.

Через несколько лет им удалось создать “генератор антигравитации”, что, разумеется, ранее считалось невозможным. В этот момент им сказали, что тот эпизод был сыгранным и “изобретатель” был выдумкой, созданной с той единственной целью, чтобы убедить их в возможности существования “генератора антигравитации”.

Во время экспериментирования с гипнозом испытуемому можно сказать нечто противоположное его убеждениям о мире, и он будет действовать на основе этих новых “убеждений”. Например, ему можно сказать, что числа 6 не существует, и если он примет это внушение, то обнаружит, к немалому своему удивлению, что у него теперь одиннадцать пальцев. Аналогичным образом пациент, находящийся в состоянии гипноза, считает, что заново переживает событие, произошедшее с ним в возрасте 5 лет, когда он поступил в больницу в тяжелом состоянии. Он реагирует на все и переживает так явно, как если бы это происходило на самом деле.

В обычной жизни поведение человека частично определяется его убеждениями. Если важное убеждение изменяется посредством внушения или иным образом, то поведение человека — и открытое, и скрытое — также становится другим, чтобы приспособиться.

Возможно, полезнее будет описать признаки гипнотического состояния, чем пытаться дать его определение. Вот эти признаки:

1. Принятие образных явлений вместо сенсорных ощущений и отделение от сознания.

2. Приостановка проверки реальности, прекращение подключения обычной когнитивной логики и осмысления.

3. Сведение внимания (нечто вроде взгляда сквозь психический тоннель) к содержанию гипнотического упражнения — внушенного терапевтом или созданного собственным воображением или памятью пациента.

4. “Расщепление” сознания на отдельные каналы, которые сообщаются лишь односторонне (то есть обыденное сознание, отношения, контролирование реальности продолжают действовать и осознают содержание загипнотизированного “Я”, но последнее не осознает первых).

5. Рудиментарное мышление (схожее с некоторыми феноменами переноса в психоанализе или психоаналитической терапии).

6. Приверженность замененной реальности, описанной терапевтом или созданной воображением или памятью пациента.

Во всех этих признаках очень заметно сходство между гипнозом, с одной стороны, и большим количеством разнообразных переживаний, таких как мечты, погруженность в работу фантазии, переживания во время психоаналитических сеансов, сновидения, религиозный экстаз, и тому подобных — с другой.

На одном из семинаров 10-й международной конференции Международного общества гипноза (Торонто, 1985) Грэм Уикс, опираясь на работы многих авторов и собрав разные концепции в оригинальную форму, описал гипноз как “феномен множественного состояния”. Он полагал, что гипнотическое состояние характеризуется пятью особенностями, при которых входящая информация обрабатывается иначе, чем в негипнотическом состоянии. Итак, вот эти особенности:

1. Деавтоматизация: психические и физиологические процессы, обычно являющиеся автоматическими и саморегулируемыми, передаются под контроль другого человека.

2. Ролевая игра: субъект входит в роль, описанную для него, и субъективно скорее переживает себя в этой роли, чем действует в ней.

3. Атавистическая регрессия: субъект опускается до примитивной модели функционирования, в которой реагирует на терапевта так, как если бы тот был важным человеком в намного более ранней фазе его жизни.

4. Когнитивная регрессия: субъект возвращается к первичному мышлению, регрессируя и когнитивно, и эмоционально.

5. Автономно измененное состояние: вызванное трансом расслабление мышц провоцирует парасимпатическую активность так, чтобы все физиологические процессы снизились до базового уровня, и в то же время одна или несколько автономных функций переходят под сознательный контроль.

Между двумя вышеприведенными списками характеристик существует значительное совпадение, так же как и между любыми двумя попытками описать это состояние.

Характеристики различаются больше по акценту, чем по содержанию, и, как правило, включают описанные здесь наблюдения. Подобные описания позволяют предположить, почему и как гипноз может быть полезным и действенным методом в разных видах психотерапии и при лечении разнообразных физических и психосоматических расстройств.

Например, если пациент страдает от состояния, связанного с намного ранее произошедшим травматическим эпизодом, двойная (когнитивная и эмоциональная) регрессия, возникающая при гипнозе, позволяет ему скорее заново пережить, чем просто вспомнить давнишнее событие в том виде, в котором оно первоначально переживалось. При этом данное событие не будет видоизменяться и интерпретироваться в зависимости от последующего осмысления. В то же время расщепление сознания позволяет зрелому “Я” пациента вновь пережить это событие и извлечь опыт из своего переживания, или — при другой форме лечения (“терапии эго-состояния”) — оно вмешивается так, что переживание становится более управляемым для регрессированной части личности пациента, или изменяет травмирующие последствия эмоций, вызванных переживанием.

Яркость переживаний и ощущение их реальности при гипнозе создают возможность выполнить до конца программы поведенческой терапии с большим влиянием, чем при процедурах in vitro (в искусственных условиях). Старательный субъект, который вступает в транс таким образом, что демонстрирует вышеперечисленные признаки, будет переживать внушения более ярко, чем в негипнотическом состоянии. Обычные ограничения неадекватных обобщений от практик in vitro к переживаниям in vivo (в естественных условиях), о которых часто сообщают в различных источниках, кажутся менее очевидными, когда лечение выполняется в рамках гипноза. Практика показывает, что процесс десенсибилизации в течение одного сеанса занимает меньше времени при использовании гипноза, чем без него. Таким образом, существует возможность повторить процесс большее количество раз в течение определенного периода.

Можно с уверенностью утверждать, что гипноз играет роль во всех программах бихевиоральной терапии, включающих воображение, где пациент в целях лечения принимает ложь за правду, то есть воображает несуществующие в момент лечения предметы или явления. Например, когда терапевт пытается десенсибилизировать пациента к перьям, пациент знает, что в этой комнате нет перьев, но на некоторое время представляет, что они там есть.

Все бихевиоральные программы in vitro требуют того, чтобы пациент относился к лечению так же, как мальчик из пословицы относился к религии: на вопрос д-ра Арнольда о природе веры он ответил так: “Нельзя верить в то, что ты знаешь”. Поскольку подобная программа обеспечивает приостановку контролирования реальности и отстраненность от нее, вполне логично рассматривать ее как использование гипнотических процессов. В то же время формальная установка гипнотического состояния усиливает погруженность пациента в процесс и повышает принятие им условностей и субъективной реальности переживаний при лечении.

Установление контроля над автономной системой присутствует в обоих списках характеристик гипноза, приведенных выше, и активно применяется при лечении широкого круга психологических, психосоматических и физических расстройств. Большинство физических и психологических расстройств сопровождается тревогой и обычно обостряется ею; управление тревогой, таким образом, является чрезвычайно важным. В некоторых случаях она рассматривается в качестве первичной и, следовательно, ответственной за установку и поддержание состояния пациента, в то время как в других случаях можно понять, что она создана переживанием болезни или травмы, то есть является вторичной по отношению к ним. Зачастую у пациента можно обнаружить и первичную, и вторичную тревогу. Получается так, что сама тревога и ее физические проявления обостряют связанные с ней расстройства и замедляют восстановление и поэтому управление ими является чрезвычайно важным для всего процесса лечения.

Тревога и связанные с ней физические проявления могут быть взяты под сознательный контроль в результате сделанного терапевтом внушения, а затем уже — по воле пациента. В этом смысле постгипнотические внушения, основанные на установлении контроля над симптомами тревоги и над чувствами во время терапевтического сеанса, могут в дальнейшем предоставить пациенту подлинный контроль над подобными реакциями. Можно осуществлять вмешательство в широкий спектр патологических процессов благодаря установлению сознательного контроля над процессами, которые обычно являются автоматическими или саморегулирующимися и не воспринимаются на сознательном уровне (например, перистальтика кишечника, желудочная секреция, повышенное кровяное давление и т. д.).

Если процессы восприятия поддаются изменениям и осуществляется замена присутствующих стимулов выбранным стимулом, то возможность применения гипноза к управлению болью становится очевидной.

Современные теории восприятия боли ясно говорят, что в целом боль является результатом скорее процесса интерпретации, чем прямого восприятия, по крайней мере, в отношении ее пагубных свойств. Боль может переживаться без страдания и даже быть приятной, как в случае некоторых сексуальных извращений. Определенное ощущение может не восприниматься как боль до тех пор, пока оно не ассоциируется когнитивно с предполагаемым или актуальным повреждением организма. Таким образом, возможность изменения, во-первых, содержания сенсориума и, во-вторых, когнитивных реакций на ощущения указывает на значительную роль гипноза в управлении болью как хронической, так и острой, как врожденной, так и вызванной чем-либо, например хирургической операцией.

В настоящее время хорошо известно, что кровотечение после удаления зуба существенно меньше, а иногда и вовсе отсутствует у загипнотизированных пациентов. Аналогичным образом кровотечение вследствие любого рода травмы может быть уменьшено применением гипноза — явление, которое факиры используют веками. В ходе клинических исследований было убедительно показано, что гипноз уменьшает воздействие тяжелых и обширных ожогов на ткани человеческого организма.

Заболевания, подобные экземе, занимают промежуточное место между полностью психологическим и полностью физическим состояниями. Гипноз без труда может контролировать и даже полностью подавлять ощущение зуда, что приносит явную пользу и вдобавок улучшает состояние кожи. В самом деле, вполне очевидно: мы принимали как должное, что дистресс или тревога обостряет все болезни кожи, однако вплоть до недавнего времени мысль, логически вытекающая из данного утверждения, — что улучшением состояния психики пациента можно улучшить состояние его кожи — не принималась. При всех подобных психосоматических состояниях, так же как и при травмах физического происхождения, гипнотерапия является комплексным применением простых, хорошо известных принципов. Например, если человек представит себе, как он опускает свою обожженную руку в холодную воду, то это уменьшит действительное повреждение, вызванное травмой. Такого эффекта гораздо легче достигнуть с помощью гипноза.

С тех пор как Фрейд впервые отметил частоту, с которой его пациентки описывали свой детский сексуальный опыт (который в настоящее время считается, возможно, подлинным, а не выдуманным), мы стали свидетелями дискуссии по поводу истинности (то есть исторической точности) воспоминаний детства, особенно неприятных, возникающих в процессе психоанализа или психотерапии. Аналогичная дискуссия идет также вокруг переживаний во время гипноза, которые имеют целью стать механизмом “проигрывания заново” эпизодов детства, особенно травматических. Эксперименты по “возрастной регрессии” временами демонстрируют повторное возникновение “детских” манер, детского голоса и даже детского внешнего вида, соответствующих возрасту, к которому регрессировал субъект. В особенных случаях отмечалось появление рефлексов Моро, Бабинского и других младенческих рефлексов.

Вот как обычно происходит демонстрация. Субъекта просят почувствовать, что он возвращается к более раннему эпизоду своей жизни, ощутить, как он постепенно становится все моложе и моложе, и в различные моменты ему предлагают написать свое имя. Как правило, — к удовлетворению наблюдателей и испытуемого — оказывается, что возрастная регрессия действительно работает. Почерк испытуемого постепенно становится менее зрелым и в итоге превращается в детские каракули; собственное имя пишется с ошибками, потом меняется на уменьшительное, и, наконец, испытуемый вообще отрицает, что умеет писать.

Тот факт, что субъект обычно сообщает об уместных и ярких воспоминаниях, делает весь эпизод убедительным, однако не предоставляет неопровержимых доказательств реальности процесса. Восстановление недоступных ранее воспоминаний, которое играет важную роль в некоторых видах психотерапии, особенно если это воспоминания о рождении или даже о внутриутробных переживаниях, вообще невозможно обосновать, однако оно совершенно очевидно терапевту и пациенту и нередко сопровождается серьезными изменениями личности пациента, его реакций, настроения и т. д. Что касается пациентов Фрейда, то, по всей видимости, не имело большого значения, были ли их рассказы об инцестоидных переживаниях детства исторически достоверными или являлись плодами фантазии. При возрастной регрессии в гипнотерапии также не представляется особенно важным, с какими событиями связаны “восстановленные воспоминания” — реальными или выдуманными. Хотя обращение с подобным материалом подробно рассматривается в части IV, сейчас нужно отметить, что, когда мы говорим о пациенте, всегда присутствует некоторая неопределенность: многие пациенты и сами не уверены в подлинности собственных воспоминаний. Другие, правда, глубоко убеждены в обратном, большинство же находится между двумя этими крайностями. Однако все эти три группы будут выражать уверенность в благотворном влиянии изменений, вызванных терапией, основанной на возрастной регрессии, совершенно независимо от своей позиции в данном вопросе.

В таком случае возникает вопрос, почему состояние гипноза способствует подобным событиям или переживаниям. Снижение анализа реальности, ограничение критических функций и двойственность регрессии, имеющие место при гипнозе, дают субъекту возможность изменить свое поведение, основанное на предыдущем опыте, и, таким образом, открыться переживаниям, которые в обычном состоянии были бы заблокированы, например аналитическим логическим мышлением. Далее, регрессивное состояние загипнотизированного субъекта предрасполагает его к тому незрелому эго-состоянию, к которому он стремился. Вдобавок расщепление сознания, которое позволяет двум или более эго-состояниям существовать одновременно, дает пациенту возможность полностью участвовать в происходящем на одном уровне, а на другом — быть отделенным от своих переживаний. Это, по всей видимости, создает условия, при которых подавленный материал может вступить в сознание, не тревожа механизмы психологической защиты. В некоторых случаях состояние гипноза позволяет отделить аффект переживания от его содержания и таким образом миновать “цензора”, делая извлеченное воспоминание терпимым, хотя изначально оно таковым не являлось.

При других формах гипноанализа пациент может восстановить подавленное воспоминание “из вторых рук”: например, вместо того чтобы непосредственно переживать какой-нибудь травматический опыт детства, можно понаблюдать за собой со стороны. В качестве иллюстрации приведем случай пациентки, “регрессировавшей” до трехлетнего возраста, в котором она стала свидетельницей того, как отец жестоко избивает ее мать. Путем наблюдения за этим со стороны своего взрослого “Я”, будто бы присутствовавшего при этом, она смогла как бы посочувствовать ребенку, не ощущая при этом его страха, и применить свою взрослую теплоту и силу, чтобы утешить его, нейтрализуя таким образом эффекты переживания и продемонстрировав своим последующим поведением и настроением серьезные положительные изменения. Эта кажущаяся способность к одновременной обработке на различных уровнях развития является основой многих из динамически или психоаналитически ориентированных принципов применения гипноза в психотерапии.

Еще одной проблемной областью является гипнабельность. Общепризнано то, что одни индивиды значительно сопротивляются гипнотическому воздействию и набирают немного баллов по тестам, созданным для измерения гипнотической реакции, а другие — набирают максимальное количество баллов в подобных шкалах и, кажется, обладают особенным талантом или способностью продуцировать гипнотические феномены. Было экспериментально показано, что реакция на гипнотические внушения различна у всех людей и нормально распределена в популяции (Weitzenhoffer and Hilgard, 1959; 1962), однако существуют специальные оценки относительно того, какая часть населения может эффективно использовать гипноз. Эдельштейн (Edelstien, 1981, р. 33) отмечает, что предпочитаемая им процедура индукции, проводимая любым практикующим специалистом, вызывает удовлетворительный транс примерно у 90-95 % пациентов, и многие другие авторы сообщают о похожих результатах.

Исследования, проведенные в Великобритании, показали, что два из трех взрослых пациентов удовлетворительно реагируют на гипноз, хотя многие из них достигают только очень поверхностного транса. Насколько нам известно, никаких серьезных исследований культуральных отличий еще не проводилось, хотя такие исследования представляли бы большой интерес. Внушения, на которые практически любой пациент, желающий этого, отреагирует положительно, являются чем-то обманчивым и совершенно обескураживающим для любого специалиста, практикующего в Великобритании. Нет никакого сомнения, что некоторые индивиды просто не способны отделить себя от сенсорных ощущений и непосредственного реального окружения, окунуться во внутренний мир воображения или достаточно сконцентрировать свое внимание, чтобы вступить в явное гипнотическое состояние, эффективно реагировать на внушения и, следовательно, на оценочные шкалы.

Большинство авторов согласны с тем, что гипнабельность меняется с возрастом. Дети до 4 лет зачастую, хотя и не всегда, не хотят или не способны уделять внимание индукции или внушениям так долго, чтобы полностью в них войти, но, если индукция осуществляется в форме рассказа, их можно успешно ввести в состояние гипноза. Реакции на гипнотическую индукцию и внушение в большинстве случаев достигают своего пика у детей в возрасте примерно 10—12 лет и постепенно снижаются по мере их взросления. Некоторые индивиды сохраняют высокую способность к гипнозу вплоть до последних лет жизни, хотя, как правило, эта способность с годами ослабевает.

Существует мнение, что сам Фрейд, несмотря на все свои убеждения и заявления, никогда не прекращал использовать гипноз в терапии, но скорее верно то, что он начал эффективно его использовать именно в тот момент, когда подумал, что ему удалось найти лучшую альтернативу. Митчелл (Mitchell, 1914) предположил, что Фрейд бессознательно вызывал гипнотическое состояние у своих пациентов путем техники “свободных ассоциаций” (гораздо более эффективной, чем явные методы индукции, которые он практиковал и затем оставил) и что именно достигаемое подобным образом дремотное состояние было ответственным за результаты психоанализа. В процессе психоанализа пациент демонстрирует множество черт, свойственных состоянию гипноза: феномен переноса, в частности, предполагает присутствие гипнотической регрессии, так же как и замену восприятия реального окружения на внутренние переживания.

Гипнотерапия, осуществляемая посредством простого внушения устранения симптома или провоцирования эмоциональной разрядки, действительно работает в отношении некоторых пациентов, но, как обнаружил Фрейд, улучшение является недолговечным, и, следовательно, такие техники не пользуются популярностью, за исключением непрофессиональных кругов. Однако процесс свободных ассоциаций очень напоминает гипнотерапию. В обоих случаях материал, который обычно недоступен сознанию, может быть вскрыт, подвергнут осмыслению и осознан с помощью или без помощи психотерапевта. Возникновение эмоциональной разрядки также характерно и для аналитической психотерапии, и для гипнотерапии.

В литературе все еще бушуют споры по поводу того, определяется ли гипноз как нечто, что следует за гипнотической индукцией. В данном издании этому вопросу уделяется достаточно много внимания. Из обсуждения спонтанного возникновения гипнотического состояния в обычной жизни стало ясно, что большинство форм психотерапии (если не все) использует явно гипнотические феномены и техники, усиливающие гипнотические навыки и характеристики. Все зависит от признания и открытого применения: любой психотерапевт время от времени замечает, что использует в ходе психотерапии гипнотические феномены, и он будет работать более эффективно, если осознает это явление и связанные с ним возможности и начнет применять эти навыки намеренно.

Одна из самых признанных аксиом гипнотерапии гласит, что с помощью гипноза нельзя достичь ничего такого, что не может быть достигнуто без него. Барбер, как уже отмечалось, предложил значительные экспериментальные свидетельства в пользу утверждения: “Я могу сделать все то же, что и вы”. В то же время, поскольку гипноз спонтанно возникает в ходе психотерапии, так же как и в ходе обычной жизни, представляется неэффективным, а то и беспечным, игнорировать роль, которую он играет, и не предпринимать усилий для сознательного и целеустремленного контроля над этим феноменом. В следующих главах детально и с практической точки зрения рассматриваются варианты применения различных форм психотерапии с иллюстрирующими примерами, а в некоторых случаях — с данными исследований. “Как это сделать?” — вот основной вопрос, который мы себе задавали, рассматривая каждую возможность применения гипноза и каждую теоретическую модель. Для более подробного теоретического обсуждения или для клинических и формальных исследований мы советуем читателям обратиться к некоторым книгам, приведенным в библиографии.

Глава 2. Индукция.

В предыдущей главе утверждалось, что гипнотическое состояние далеко не всегда является результатом специально оказанного воздействия. Гипнотические переживания возникают спонтанно в обыденной жизни, очень часто встречаются в различных формах психотерапии и устанавливаются подчас простыми, если не сказать случайными, средствами. Тем не менее, если психотерапевт хочет использовать гипноз в ходе лечения и предварительно согласовывает это решение с пациентом, то для вызывания требуемого состояния обычно совершаются некоторые специфические действия. Таким образом, пациент получает определенную “установку”, в результате чего ему становится трудно войти в транс без какой-либо специальной процедуры. Даже когда терапевт уверен, что в ходе интервью, если его правильно выполнить, пациент войдет в состояние транса, для этого может понадобиться большой промежуток времени, поэтому желательно все-таки провести специальную процедуру. Такую процедуру мы называем “индукцией”.

Многие пациенты в этот момент ожидают, что терапевт достанет позолоченный молоточек, которым будет водить перед их глазами, отвлекая внимание. Без сомнения, этот жест достаточно часто приводит к желаемому Результату, но чаще он вызывает хихиканье, а не транс. Тем не менее, в этой “классической” (если верить фильмам) технике используются некоторые базовые принципы гипнотической индукции: привлечение и удержание зрительного внимания пациента и достижение зрительного утомления; удержание внимания пациента с помощью медленной, ритмической и захватывающей речи; повторное внушение, увеличивающее усталость и сонливость по мере того, как пациент начинает испытывать именно эти ощущения, а также убеждающее его в том, что он в самом деле загипнотизирован. Это убеждение, вероятно, является самой важной частью любой индукции.

Подготовка пациента.

Большинство пациентов, подходя к своему первому опыту гипноза, помимо разнообразных ожиданий, более близких к вымыслу, чем к реальности, обычно испытывают также чувства опасения и тревоги. Необходимо скорректировать ожидания и убеждения пациента и уменьшить его страхи, поскольку любые неправильные представления или тревожность отрицательно скажутся на всей процедуре и могут даже помешать пациенту войти в гипнотическое состояние. Кроме того, важно, чтобы пациент не только смог уловить состояние гипноза, но и не потерял веру в терапевта из-за несоответствия между своими ожиданиями и реальными переживаниями.

Одно из распространенных убеждений заключается в том, что при гипнозе человек “выключается”, то есть находится в бессознательном состоянии, и что содержание сеанса, начиная с момента вхождения в транс, не сохранится в его памяти, когда сеанс будет завершен. Другое часто встречающееся убеждение гласит, что пациент будет неспособен осуществлять какие-либо произвольные действия, в том числе говорить; еще одно, — что он не будет обладать волей, чтобы отвечать за происходящее. Важно удостовериться в том, что пациент понимает: он будет находиться в сознании и сохранять контроль над своими действиями во время сеанса; он будет столь же способен на произвольное действие, как в любой другой момент времени; он, а не терапевт несет ответственность за происходящее; он запомнит все, что произошло, пока он был в трансе; полезность транса целиком и полностью зависит от его желания принимать участие в процессе и продолжать его.

Пациенты также зачастую убеждены, что не будут иметь никакого контроля над своими поступками во время гипноза, и могут очень опасаться подобного саморазоблачения: “Я могу сказать в бессознательном состоянии то, чего никогда бы не сказал, и даже не узнать об этом”. Если, как это обычно бывает, пациент уже установил некоторые отношения с терапевтом во время предыдущих сеансов, то он может бояться шокировать, разочаровать или огорчить терапевта и испортить тем самым отношения с ним.

Могут также существовать страхи относительно того, что случится, если терапевт не сможет завершить транс.

Большинство пациентов испытывают серьезную тревогу и сомнения относительно своего первого опыта гипноза. Естественно, все неизвестное заставляет нас беспокоиться, и к этому примешивается боязнь неудачи. Гипноз очень часто является лишь последним средством и применяется только тогда, когда иные формы лечения не привели к нужному результату. Это еще более усиливает тревогу, которую чувствуют многие пациенты, и такую тревогу нужно максимально уменьшить, если мы хотим, чтобы пациент смог эффективно включиться в работу. Подобные тревоги часто проявляются в хихиканье, неконтролируемом желании рассмеяться или в том, что пациент все время перебивает и указывает, что гипноз на него еще не действует.

Эти и многие другие моменты должны обсуждаться с пациентом до того, как будет предпринята попытка индукции. Наша задача заключается в том, чтобы посредством нескольких вопросов выявить существующие у пациента убеждения и мысли о гипнозе, а затем предложить ему некоторые ответы и объяснения по нижеприведенным образцам (сценарий 2.1). Разумеется, предложенные тексты нуждаются в корректировке в зависимости от того, что пациент скажет о своем понимании гипноза.

Сценарий 2.1. Подготовка пациента.

Большинство людей мало знают о гипнозе, за исключением того, что они прочли в книгах или увидели в фильмах. Скажите, какие у вас представления о том, на что это похоже — быть загипнотизированным, — и как это происходит?

Вполне возможно, что вы в действительности уже множество раз находились в гипнотическом состоянии, не осознавая этого. Вы водите автомобиль? (Если пациент скажет: “да”, продолжайте далее по тексту; если — “нет”, продолжайте говорить о чтении, телевидении и т. д.).

Я предполагаю в таком случае, что у вас был опыт, когда вы ехали по хорошо знакомой дороге и вдруг спохватывались, что проехали несколько миль, ничего, по всей вероятности, не видя или не отдавая себе отчета в том, что вы делали. Однако в то время вы вели автомобиль абсолютно нормально — следили за пешеходами на дороге, останавливались на красный свет, переключали скорости и т. д.

Или, возможно, вы когда-нибудь оказывались столь погруженным в книгу или в свои размышления, что не замечали того, что разговариваете с кем-нибудь еще, а потом вообще не помнили этого? Так вот, в моменты, когда вы были отвлечены или поглощены чем-либо, вы в действительности находились в спонтанном состоянии гипноза.

Любой гипноз подобен этому состоянию отрешенности от внешнего мира и погруженности в свои мысли и образы, причем он может возникнуть только с вашей помощью. Я не могу загипнотизировать вас, и никто другой не в состоянии этого сделать: только вы сами можете загипнотизировать себя, а моя задача заключается лишь в том, чтобы показать вам, как сделать это умышленно и использовать для решения своих проблем.

Многие люди считают, что они не будут иметь контроля над тем, что говорят или делают в состоянии гипноза, а потом даже не будут знать, что с ними происходило во время сеанса. Если вы не будете знать или помнить впоследствии, что случилось во время сеанса, он вряд ли принесет вам много пользы! Именно вы контролируете переживания, а не я. Как-то я работал с одним коллегой, который хотел научиться использовать гипноз. Я ввел его в состояние транса, а затем мы проделали несколько упражнений. Я внушил ему представление, что его руки превратились в два куска стали, приваренные друг к другу, после чего предложил попробовать их разъединить. Он сел, изо всех сил стараясь отделить одну руку от другой, и вдруг открыл глаза и сказал: “Какого черта!”, после чего совершенно нормально разъединил руки. В любой момент транса, если вам не понравится то, что я внушаю, вы можете или проигнорировать мои слова, или изменить их, чтобы это удовлетворяло тому, что вы хотите, и если вы желаете прекратить опыт, то вполне можете сделать это.

Вы будете помнить все, что происходило, когда вы находились в состоянии гипноза, за исключением того, что вы не захотите помнить. Например, если мы будем исследовать некоторые чувства и воспоминания, лежащие в основе ваших трудностей, и наткнемся на что-то, с чем вы еще не готовы иметь дело и что вы находите огорчительным, вы можете просто забыть об этом, когда будете выходить из состояния транса. Возможно, через несколько дней или недель после сеанса вы обнаружите, что эти воспоминания постепенно снова возникают, но к тому времени вы уже будете готовы справиться с ними.

Вы все время будете находиться в сознании и держать ситуацию под контролем. Вы сможете передвигаться; если, например, вам станет неудобно, вы поменяете позу. Вы будете в состоянии говорить, хотя, возможно, вам покажется, что это требует слишком больших усилий.

Вхождение в гипноз — это нечто, чему нужно научиться. Это навык, подобный езде на велосипеде или плаванию. Для него нужна практика, и этот процесс нельзя ускорить. Вы должны позволить этому произойти совсем так же, как вы это сделали, учась ездить на велосипеде. Просто разрешите себе поддаться моим внушениям, и вы вскоре поймете, как впадать в это состояние, и обнаружите, насколько приятным и полезным оно в самом деле является.

В таком случае, если вы согласны, мы испытаем один или два из многочисленных способов вхождения в транс. Если первый вам не подойдет, мы попробуем следующий, пока не придем к тому способу, который покажется вам подходящим. Когда вы достигнете действительно отстраненного и комфортного состояния, я опишу вам упражнение на самогипноз, чтобы вы использовали и применяли его самостоятельно. Возможно, мы немедленно попробуем его, чтобы быть уверенными, что вам приятно его выполнять и что оно работает для вас. Я хочу убедиться в том, что вас не беспокоит перспектива выйти из состояния транса, и для этого опишу различные способы самостоятельного выхода из него. На самом деле это не особенно важно, так как, если бы у вас возникла необходимость выйти из транса, чтобы обратить на что-то внимание, вы в любом случае немедленно вышли бы из него и вернулись к нормальному состоянию, не делая для этого ничего особенного.

Добавлять дополнительный материал или опускать некоторые элементы нужно в зависимости от высказываний пациента во время обсуждения и до него. Иногда может быть полезно предложить пациенту почитать подходящую литературу по этому предмету, например брошюру, выпущенную Британским обществом экспериментального и клинического гипноза или — для тех, кто желает получить более подробную информацию, — книгу Г.Карла (Н. Karle, 1987).

Последний этап подготовки заключается в обнаружении каких-либо страхов, которые могут быть вызваны образами, используемыми во время индукции и последующего процесса погружения. Например, если пациент боится лифтов, не стоит прибегать к подобному образу, хотя такая проверка может оказаться полезной и использование неподходящих образов не обязательно будет препятствовать процессу. В одной из программ исследования со стандартизованной индукцией использовался именно образ лифта. Одна пожилая женщина сказала после сеанса терапевту, что, когда ее попросили представить, будто двери лифта открыты и готовы впустить ее, она решила спуститься по лестнице пешком. Тем не менее, пациенты, страдающие сенной лихорадкой, могут демонстрировать физиологические реакции (как если бы они на самом деле подвергались действию аллергена) на образы прогулки по лугу летним днем, и это внесет ненужный дискомфорт.

Кроме того, в этот момент полезно спросить пациента о воспоминаниях, которые ему было бы приятно пережить снова, о месте и времени, которые он находит особенно приятными, способствующими расслаблению и успокоению, о его любимом “личном прибежище”. Этот образ при необходимости можно использовать в любой момент, чтобы уменьшить напряженность, тревожность, утомление и т. д. Данная техника подробно обсуждается в главе 5.

Наконец, пациенту стараются создать максимальный комфорт и обеспечить свободу от прерываний. Если мы хотим, чтобы пациент расслабился, желательно, чтобы его тело пребывало в состоянии покоя и комфорта. Физическая релаксация (важнейшая характеристика состояния гипноза) является одним из самых распространенных внушений, совершаемых при индукции, так что в идеале пациента следует помещать в очень удобное кресло или на кушетку с хорошей опорой (для спины и головы). Должна быть обеспечена свобода от прерывания телефонными звонками или входящими в комнату людьми. Кроме того, и терапевт, и пациент должны быть уверены в том, что у них в течение предполагаемого периода сеанса не возникнет потребности сходить в уборную.

Тем не менее, вполне удовлетворительный сеанс гипнотерапии может быть проведен и без выполнения каких-либо из этих предосторожностей. Один из авторов этой книги как-то путешествовал на корабле, и там у одной из пассажирок началась морская болезнь. К счастью, эта женщина ранее уже подвергалась гипнозу, поэтому легко вошла в транс, сидя на жесткой скамье рядом с компанией подвыпивших и шумных молодых людей.

Она быстро справилась с приступом болезни и провела остаток путешествия, безмятежно погрузившись в приятные воспоминания и не осознавая шума, дискомфорта и стресса настоящего плавания.

Принципы индукции.

Природа гипнотического состояния, как обсуждалось выше, предполагает некоторые принципы, которые нужно соблюдать и применять при индукции. Во-первых, индукция должна облегчать процесс, посредством которого пациент постепенно отстраняется от осознания своего окружения и от сенсорной информации и погружается в образы и мысли, внушенные ему терапевтом или созданные собственной памятью и воображением. Этого проще всего достичь, попросив пациента сосредоточиться на минимальном количестве простых стимулов, и далее постепенно концентрировать свое внимание на том, что говорит терапевт.

Во-вторых, пациент должен верить в то, что происходит. Терапевт, следовательно, будет включать в свои внушения те ощущения или переживания, которые вот-вот произойдут или уже происходят, с тем чтобы создать видимость, будто эти переживания вызываются внушением. Это не только усиливает веру пациента в происходящее, но также лишний раз убеждает его, что он играет свою роль правильно и успешно взаимодействует с терапевтом, чья компетентность, в свою очередь, подтверждается тем, что переживает пациент.

Например, при использовании метода фиксации глаз (см. сценарий 2.2) пациент обязательно будет испытывать ощущение некоторого утомления и напряжения вокруг глаз и начнет моргать чаще, чем обычно. Следовательно, перед этим терапевт должен сделать соответствующее внушение, как бы предсказывающее ощущения и действия пациента. Таким образом, терапевт подкрепит эти действия и перейдет к дополнительному внушению, увеличивающему желание пациента закрыть глаза под тяжестью век. Пациент, отметив, что первое внушение действительно сбылось, станет более восприимчивым к дальнейшим внушениям и, таким образом, неосознанно обеспечит их выполнение, мягко входя в желаемое состояние.

Терапевт будет пристально следить за другими элементами поведения пациента, такими как движения, изменения дыхания и так далее, и связывать их со своими репликами.

Речевая монотонность полезна для вызывания отрешенного и расслабленного состояния; это хорошо знакомо любому, кто хотя бы один раз присутствовал на лекции, осуществляемой подобным образом. Аналогичным образом повторение конкретных слов и фраз еще более усиливает расслабляющий характер речи и, кроме того, мягко подчеркивает ключевые мысли. Принцип, которого придерживается Глашатай в “Охоте на Снарка”, таков: “Если я говорю что-нибудь три раза, значит, это правда!” “Гипнотический” характер текста индукции усиливается ритмом, особенно если он привязан к ритму дыхания пациента, поэтому обычно индукцию осуществляют в монотонном, ритмичном стиле, с частыми повторениями ключевых слов и фраз, с особенным ударением в тот момент времени, который соответствует выдохам пациента. Тем не менее, монотонность, тихий и успокаивающий тембр голоса и повторение слов не всегда обязательны: очень эффективная индукция может осуществляться самым небрежным тоном и с минимальными повторениями, как в сценарии 2.6.

Соответствие ритма речи терапевта и дыхания пациента очень полезно. Если терапевт регулирует свое дыхание в соответствии с дыханием пациента и затем постепенно замедляет дыхание и речь, пациенту приходится в соответствии с этим снижать частоту своего дыхания, причем он верит в то, что это происходит благодаря внушению.

Ощущения пациента во время индукции будут включать в себя элементы, которые не являются ясно видимыми терапевту, такие, например, как блуждание мыслей. Подобные вещи — если известно, что они часто происходят, — можно включить в индукцию: “Вы, возможно, обнаружите, что ваши мысли время от времени начинают блуждать или в вашем сознании возникают идеи и образы. Когда это произойдет, просто позвольте мыслям войти и не уделяйте им особого внимания”. Аналогичным образом включают внушения о каких-либо посторонних шумах и т. д.

Сценарии 2.2-2.11 могут показаться слегка многословными для использования. При работе с некоторыми пациентами действительно требуется значительное время для достижения ими состояния даже поверхностного транса, особенно при первой встрече. Но это не означает, что если кому-то требуется проходить такое длительное вступление в транс, то большая часть времени, доступного для лечебного сеанса, будет потрачена только на стадию подготовки.

После одного или нескольких переживаний гипноза большинство пациентов можно научить входить в настолько глубокий транс, насколько им необходимо, применяя сокращенную индукцию, состоящую из небольшого количества слов. Процедуры внушения для такой тренировки приводятся ниже.

Индукции, написанные на бумаге, кажутся чрезмерно повторяющимися и утомительными, и порой даже трудно представить себе, что читаешь их полностью. Но когда они осуществляются вместе со слушающим и постепенно реагирующим пациентом, длина их как будто становится меньше, а повторение и монотонность — уместнее. Отчасти это объясняется тем фактом, что пациенту нужно время, чтобы отреагировать на совершаемое внушение. Первые несколько текстов приводятся полностью, а остальные — в сокращенном виде (только основные части).

Новичкам при использовании этих текстов рекомендуется изменять их по мере чтения: если, например, глаза пациента закроются до того, как терапевт дойдет до соответствующей части текста, то ему следует перейти к ней раньше. Аналогично, если глаза пациента не закрылись, когда это предполагалось, то нужно повторять предыдущие отрывки, пока это не произойдет. Таким образом, терапевт должен уделять пристальное внимание поведению и реакциям пациента и адаптировать индукцию в соответствии со своими наблюдениями.

Индукции различаются по стилю и методу. Они могут быть авторитарными (“Вы становитесь все более и более расслабленным и чувствуете себя...”; “Я хочу, чтобы вы представили себе...”) или либеральными (“Возможно, вы захотите...” или “Вам может показаться...”). Подобные различия должны проявляться в равной степени в тоне голоса, стиле подачи материала и т. д. Каждый практикующий специалист найдет или выберет наиболее удобный для себя стиль, подходящий конкретному пациенту. Однако рекомендуется использовать спокойную, уравновешенную и плавную речь.

В ходе выполнения индукции практикующий специалист может обнаружить, что сам погружается в какое-то трансоподобное состояние. Некоторые терапевты предполагают, что на самом деле это может быть очень полезно, поскольку, “разделяя” с пациентом транс, терапевт будет лучше осознавать чувства пациента и использовать это понимание при проведении терапии.

Однако имеется опасность стать чересчур отдаленным и отстраненным и потерять связь с тем, что происходит с пациентом, заблудиться в словах или даже в мыслях.

Рассказывают историю о лекторе в медицинской школе, которого студент спросил, как поступать в случае подобной реакции на собственное внушение. Лектор ответил: “О, с этим нет никаких проблем, просто скажите себе несколько раз: "Все это — полнейшая чушь!"” Очевидно, что нужно сохранять контроль над тем, что делает пациент, и продолжать придерживаться заданной программы лечения. Если внимание будет надежно направлено на пациента и на процесс, то это застрахует терапевта от ухода в настолько глубокий транс, чтобы потерять контакт.

Многие люди, предпринимающие первые шаги в гипнотерапии, обнаруживают, что не могут найти нужное слово в некоторые важные моменты или боятся “выдохнуться”. Совершенно нормально и практично использовать подготовленный текст, читая с листа бумаги, лежащего на столе или на коленях. Многие практикующие специалисты с этого начинали, в том числе и авторы этой книги. С приходом практики, опыта, и прежде всего, уверенности в себе, становится доступным более гибкий и творческий подход, позволяющий практикующему специалисту адаптировать индукцию и к личности, и к темпераменту пациента, и к достигнутым результатам, обеспечивая более высокий “уровень успешности”. Приводимые ниже индукции взяты из различных источников, а также из собственной практики авторов и сопровождаются, где это уместно, прямыми руководствами. Они могут использоваться дословно или в измененном виде, на усмотрение специалиста.

Сценарий 2.2. Стационарная фиксация глаз.

(Заблаговременно закрепите небольшой красный диск на потолке над креслом пациента так, чтобы, приняв удобную для головы и шеи позу, он мог зафиксировать на нем свой взгляд. Аналогичный диск должен быть закреплен на стене, противоположной той, около которой будет сидеть пациент. Второй диск должен использоваться, если пациент пожалуется на дискомфорт из-за фиксации объекта над своей головой. Не забывайте о том, что ваша речь должна быть неторопливой.).

Зафиксируйте взгляд на том маленьком красном диске над головой [1]. Вашей голове и шее должно быть удобно; не напрягайтесь, а лишь поднимите глаза наверх. Удерживайте взгляд на этом диске и, если он отклонится, просто верните его обратно.

Удерживайте внимание на том, что я говорю, а взгляд — на диске. Хорошо. Теперь расслабьтесь. Пусть все ваше тело расслабится. Пусть ваши руки и ноги станут тяжелыми и слабыми, тяжелыми и слабыми. Расслабьтесь полностью... расслабьтесь полностью [2]. Пусть ваши руки и ноги станут тяжелыми и слабыми, тяжелыми и слабыми. Хорошо [3]. Довольно скоро вы заметите, что ваши глаза устают; они становятся усталыми и напряженными от того, что вы смотрите на красный диск; вы почувствуете, что хотите закрыть глаза, но мне бы хотелось, чтобы вы держали их открытыми как можно дольше. Через некоторое время вы заметите, что ваши глаза становятся очень усталыми и напряженными из-за того, что вы пристально смотрите на диск, и вы начнете моргать все чаще и чаще [4]; затем ваши глаза закроются как бы сами собой [5], и тогда вы сможете расслабиться полностью... Сейчас просто позвольте себе расслабиться все больше и больше... Убедитесь, что ваши плечи расслаблены... Расслабьте мышцы шеи... расслабьте мышцы лица... мышцы лба и щек... расслабьте мышцы вокруг рта... Расслабьтесь полностью... Расслабьтесь полностью... Вы чувствуете себя все более отяжелевшим и безвольным... отяжелевшим и безвольным... Ваши глаза теперь действительно напряжены и устали... напряжены и устали... Ваши глаза моргают все чаще и чаще... моргают чаще и чаще... чаще и чаще... Скоро они закроются как бы сами собой, и тогда вы сможете расслабиться полностью. Расслабьтесь полностью [6]... Расслабьтесь полностью... Ваши глаза моргают... чаще и чаще... закрываются больше и больше... закрываются... закрываются... Закройте глаза [7]. (Когда глаза пациента закроются, продолжайте далее по тексту.) Хорошо. Теперь вы можете полностью расслабиться... полностью расслабиться... Вы очень глубоко расслаблены... расслаблены и отстранены... Вам удобно и спокойно... удобно и спокойно... Вы расслаблены... расслаблены и отстранены... Вам удобно и спокойно. Вы расслаблены... Хорошо.

Сценарий 2.3. Фиксация глаз в движении.

(Удерживайте ручку на расстоянии 15 см. от глаз пациента на средней линии и чуть выше обычного взгляда прямо вперед [8]. По мере того как вы говорите, медленно двигайте ручку по кругу или эллипсу так, чтобы заставить пациента постоянно вращать глазами с целью удержать взгляд на ручке [9].).

Мне бы хотелось, чтобы вы зафиксировали взгляд на кончике моей ручки. Следите за ней взглядом по мере того, как я перемещаю ее, и двигайте только глазами. Одновременно расслабьте свое тело [10]. Пусть ваши руки и ноги расслабятся и станут тяжелыми и безвольными... тяжелыми и безвольными... Ваши глаза скоро станут усталыми от того, что вы следите за моей ручкой, следите, как я медленно перемещаю ее по кругу... и вы захотите закрыть их. Вы заметите, что напряжение ваших глаз становится таким сильным, что вы захотите дать им отдохнуть, но, пожалуйста, продолжайте следить за ручкой, пока ваши глаза не устанут настолько, что ручка начнет двоиться и они закроются словно сами собой. Тогда вы сможете полностью расслабиться и позволить себе плавно и комфортно погрузиться в гипнотическое состояние. Держите глаза открытыми и следите взглядом за ручкой как можно дольше... Расслабляйтесь все глубже и глубже... все глубже и глубже... (Продолжайте в том же духе, возможно, делая акцент на увеличении глубины и замедлении дыхания, и, когда сочтете нужным, продолжайте дальше.) Хорошо... очень хорошо. Ваши глаза моргают все чаще и чаще, чаще и чаще, и скоро они полностью закроются. Ваши глаза закрываются, закрываются, закрываются... [11] Хорошо [12]. Теперь просто расслабьтесь и позвольте себе все глубже и глубже погрузиться в транс... глубже и глубже... Вы чувствуете, как погружаетесь все глубже... все глубже. Вы расслабляетесь все глубже и глубже... погружаетесь глубже, все глубже в транс, с каждым выдохом. Вы все более и более расслабляетесь. Вам спокойно и удобно... Вы все более и более расслабляетесь и отстраняетесь... Удаляетесь и отстраняетесь... Удаляетесь и отстраняетесь. Хорошо.

Сценарий 2.4. Фиксация глаз с переменным стимулом.

(Этот несколько претенциозный заголовок объясняется использованием метронома, совмещенного со светом, который загорается синхронно со звуком. С этой целью нужно взять обычный метроном, а о том, как его приспособить к свету, говорится в примечании, помещенном в конце книги [13]. Запускайте метроном вместе со светом, направленным пациенту в глаза [14].).

Зафиксируйте глаза на маленьком огоньке метронома и наблюдайте, как он с тиканьем зажигается и гаснет [15]. Удерживайте взгляд на слабом огоньке, и, если ваш взгляд будет отводиться, просто верните его обратно. Следите мысленно за тем, что я говорю, и позвольте себе расслабиться. Пусть ваши руки и ноги расслабятся и станут тяжелыми... Тяжелыми и безвольными... Пусть ваша спина расслабится и вы почувствуете, что утопаете в кресле... Расслабьтесь полностью. Расслабьтесь полностью. По мере того как вы будете пристально смотреть на этот слабый огонек, вы заметите, что ваши глаза становятся усталыми и напряженными. Держите их открытыми как можно дольше. Постепенно они будут все больше и больше уставать от того, что вы смотрите на этот неяркий огонек, станут усталыми и напряженными. Ваши веки будут все тяжелее и тяжелее, и ваши глаза начнут моргать все чаще и чаще, чаще и чаще, а затем они закроются. И тогда вы сможете расслабиться полностью. Хорошо. Ваши глаза моргают все чаще и чаще... [16] Они такие усталые и напряженные. Ваши веки все больше и больше тяжелеют, они тяжелые как свинец. Ваши глаза закрываются... закрываются... закрываются... [17] Хорошо. Теперь вы можете расслабиться полностью.

(В случае необходимости в этот текст можно вносить любые дополнения, если это нужно для того, чтобы соответствовать поведению пациента. Теперь это должно быть достаточно просто. Когда пациент закроет глаза, метроном можно остановить, предварительно предупредив: “Через несколько секунд я остановлю метроном, и, как только я сделаю это, как только я выключу его, позвольте себе еще немного глубже погрузиться в комфортное, глубокое состояние абсолютной легкости”.).

Сценарий 2.5. Ослабление внимания.

Просто расслабьтесь. Если хотите, на некоторое время оставьте глаза открытыми или, если вам так больше нравится, позвольте им закрыться. Некоторые люди считают, что проще расслабиться и позволить воображению свободно играть, если держать глаза закрытыми. Просто делайте то, что кажется вам удобным, и расслабляйтесь постепенно, все больше и больше. Почувствуйте себя так, словно вы медленно плывете... Медленно уплываете от обычной, повседневной жизни... Уплываете всё дальше и дальше.

Следите мысленно за тем, что я говорю, а всему остальному позвольте просто медленно уплыть прочь [18]. Пусть все вокруг отдаляется по мере того, как вы становитесь все более и более отстраненным... Отстраненным и далеким... Мало-помалу вы заметите, что становитесь еще более расслабленным... Вам теперь еще удобнее... Вам удобно и спокойно... (И так далее и так далее, делая замечания, когда это уместно, по поводу закрытия глаз, если этого не произошло в самом начале, и заканчивая одной или двумя репликами: “Хорошо”, когда по тонусу мышц и дыхания и положению тела можно понять, что пациент вступил в первую стадию гипноза.) Как только вы погрузитесь в первую стадию гипноза, такую удобную и способствующую расслаблению, вы вскоре будете готовы перейти к следующей стадии. Хорошо. Просто позвольте себе погрузиться, глубже и глубже... Глубже и глубже... в это расслабленное, удобное и отстраненное состояние.

Сценарий 2.6. Каталепсия глаз (1).

(Это короткая индукция, которая у некоторых людей может вызывать очень глубокий транс за весьма непродолжительное время, даже без каких-либо процедур “погружения”. Самые скептически настроенные по отношению к гипнозу люди находят эту индукцию эффективной. (Кстати, часто создается впечатление, будто скептицизм тесно связан с предрасположенностью к гипнозу.) Эту индукцию не рекомендуется применять при работе с субъектами, имеющими сильную потребность в сохранении контроля, особенно в ситуации тревожности при неврозе навязчивых состояний. Подобного рода внушения могут быть очень беспокоящими для таких людей, и возникает серьезный риск потерять их готовность к сотрудничеству.).

Просто закройте глаза. Сконцентрируйте внимание на глазах и веках. Позвольте им расслабиться, и, когда они начнут все больше и больше расслабляться, вы обнаружите, что они просто не открываются; они будут закрыты так плотно, что возникнет чувство, словно вы разучились открывать их. И когда вы достигнете этой стадии, то есть когда ваши глаза так плотно закроются, что просто не откроются, дайте мне знать, сказав об этом или подняв руку в качестве условного знака. Так что просто сконцентрируйтесь на своих веках; почувствуйте, что они так плотно закрылись, что не откроются [19]. Очень плотно закрылись. Я помолчу немного, пока вы сосредоточиваетесь на все более плотном закрывании глаз и пока вы не дадите мне знать, что они уже не открываются.

(Затем вы можете хранить молчание, пока пациент не продемонстрирует, что его глаза не открываются, или, если хотите, продолжайте внушения дальнейшей релаксации или каталепсии глаз. Наиболее эффективно эта техника используется при более чем одном утверждении и довольно непродолжительной паузе.).

Сценарий 2.7. Прикосновение, покалывание, подергивание и левитация руки (1).

(Сядьте рядом с пациентом. Полезно сначала у знать, левша он или правша, и сделать вид, что выбираете, с какой стороны сесть. Нет никаких свидетельств, что это имеет хоть малейшее значение, за исключением того, что, принимая имплицитное внушение, пациент осознает начало особого процесса и приход особого состояния.).

Расслабьтесь, позвольте себе стать слабым и удерживайте внимание на том, что я говорю. Разрешите мне взять вас за руку; не помогайте мне, просто дайте этому произойти. (Возьмите пациента за руку, свободно поддерживая ее за запястье кончиками пальцев одной руки.) Я собираюсь через минуту-другую медленно проводить своим пальцем от кончика вашего пальца до запястья (или лучше, если у него открыты предплечья, до локтя). Вы почувствуете легкое покалывание [20] (начинайте двигать один палец медленно и легко вверх по тыльной стороне руки клиента от кончика пальца до запястья или локтя, едва касаясь кожи), и это покалывание будет продолжаться (к этому времени вы уже не прикасаетесь к пациенту) после того, как я прекращу вас касаться [21]. Хорошо. Теперь я собираюсь сделать это опять, и вы снова почувствуете покалывания, но в этот раз вы можете также ощутить слабые движения пальцев руки [22], легкие движения подергивания, которые происходят вне вашей воли. (Повторяйте слабые прикосновения. Как только вы увидите какие-либо легкие движения пальцев, одобрительно выскажитесь о них.) Хорошо. (Если глаза пациента все еще открыты, вы, возможно, захотите в этот момент внушить ему закрыть их, хотя это необязательно. Отметьте также, что движения будут продолжаться, пока вы не внушите, чтобы они прекратились. Всегда помните о том, что вы должны отменить внушенные феномены.) Теперь движение будет затухать, и эта рука постепенно полностью вернется к нормальному состоянию [23]. Хорошо. Теперь я снова начну двигать пальцем вверх по руке (по ладони, а если хотите, и до плеча). В этот раз я бы хотел, чтобы ваша рука становилась все легче и легче, становилась легкой как перышко, легкой как воздушный шарик, и, если вы можете позволить этому произойти полностью, она начнет подниматься вверх. (Если ничего особенного не происходит или если вы чувствуете просто некоторое ослабление давления руки, но не ощущаете настоящего движения вверх, попробуйте плавно двигать его руку вверх и вниз легкими движениями вашей собственной руки. Как только его рука начнет подниматься, продолжайте.) Хорошо. Поднимается вверх, легкая как перышко, легкая как воздушный шарик; просто наслаждайтесь очень приятным чувством легкости, по мере того как ваша рука поднимается вверх. Пока она поднимается все выше и выше, вы можете позволить себе легко и плавно погрузиться в еще более расслабленное и удобное состояние, погрузиться глубже и глубже в транс. (Если глаза пациента все еще открыты, внушите, что он смотрит на поднимающуюся без его желания руку. Если глаза закрыты, вы можете внушить, чтобы, пациент открыл их, оставаясь при этом полностью расслабленным, то есть не выходя из уже достигнутого транса. Когда его запястье поднимется не менее чем на два-три дюйма (примерно 5—7 см. — Прим. ред.), удерживайте его в вашей руке.) Теперь ваша рука может остановиться, постепенно вернуться к нормальному ощущению веса и начать медленно опускаться. По мере того как она опускается, ваши глаза могут снова закрыться (если глаза пациента открыты), и вы погрузитесь на следующий уровень транса, еще более спокойный, еще более удобный. Вы чувствуете себя все более и более отстраненным, удаленным и отстраненным. Хорошо. Теперь ваша рука [24] полностью вернулась к нормальному состоянию, и вы находитесь в глубоком трансе, чувствуя себя очень комфортно.

Сценарий 2.8. Каталепсия глаз (2).

(Этот вариант может быть особенно полезным при работе со скептическим и сомневающимся пациентом, который, несмотря на свое неприкрытое желание, даже рвение, использовать гипноз, сильно обороняется и напрягается, и в действительности не верит, что его можно загипнотизировать или что гипноз вообще реален. Этот вариант основан на том факте, что практически невозможно открыть глаза, когда они подняты вверх. Тем не менее, будьте осторожны. Один из авторов использовал этот метод с пациентом, после того как несколько других подходов не привели к какому-либо результату. Это дало возможность крайне скептически настроенному человеку очень быстро достичь удовлетворительного транса. Последующее лечение было весьма полезным: он пришел излечиться от импотенции, не сумев достигнуть эрекции ни разу почти за семь лет. В ходе сеанса у него возникла полная эрекция, когда он представил себя в постели со своей подружкой. На следующей неделе, однако, он пришел на очередной (и, как выяснилось, последний) сеанс очень сердитый на терапевта за то, что тот, по его словам, обманул его. Он прочитал несколько книг, посвященных гипнозу, и выяснил, что практически невозможно открыть глаза, когда они подняты вверх. Тогда он заявил, что терапевт использовал на нем дешевый трюк и что в действительности он вообще не был загипнотизирован. Он проигнорировал тот факт, что сеанс принес некоторую пользу и, обозвав терапевта шарлатаном, удалился.).

Я бы хотел, чтобы вы подняли глаза настолько высоко, насколько это возможно, не запрокидывая при этом голову. Хорошо. Теперь позвольте вашим векам опуститься, но удерживайте глаза, насколько это возможно, поднятыми вверх. Когда вы заметите, что не можете открыть глаза, дайте мне знать. Хорошо. Вы достигли первой стадии гипноза. Теперь просто расслабьтесь, и пусть ваши глаза тоже расслабятся. Позвольте себе все глубже и глубже погрузиться в релаксацию, чувствуя себя все более комфортно. Погружайтесь все глубже и глубже в транс. Хорошо.

Сценарий 2.9. Управление ритмом дыхания.

(Когда вы начнете, осторожно сопоставьте ритм своей речи с ритмом дыхания пациента и затем, когда вам покажется, что он реагирует на изменения вашей речи изменением своего дыхания, начинайте замедлять темп и ритм вашей речи так, чтобы пациент замедлил и углубил свое дыхание.).

Возможно, вы захотите закрыть глаза, так как это поможет вам сосредоточиться на том, что я говорю. Хорошо. Теперь просто следите мысленно за тем, что я говорю, и, если какие-нибудь мысли или звуки проникнут в ваше сознание, просто позвольте им прийти и уйти, не уделяя этому особого внимания. Я бы хотел, чтобы вы обратили внимание на дыхание. Почувствуйте, как воздух входит в ваши легкие и грудь (на вдыхании), и затем как он снова выходит, когда ваша грудь расслабляется (на выдыхании), и затем снова входит... и снова выходит. Когда вы концентрируетесь на том, как воздух входит... (уместно регулируйте вашу речь) и выходит, заметьте, что воздух постепенно входит все глубже и глубже в ваше тело... Глубже и глубже, туда и обратно. Заметьте, как это заставляет вас чувствовать себя все более и более расслабленным, по мере того как ваше дыхание становится все глубже [25] и глубже, и поэтому вы можете позволить себе входить все глубже и глубже в гипнотическое состояние, все более и более спокойное... Более и более удобное... Глубже и глубже... Хорошо.

Сценарий 2.10. Погружение в транс в три приема.

(Сядьте близко к пациенту с любой стороны, чтобы оказаться в той позиции, в которой вы сможете удерживать руку пациента в воздухе, когда придет время [26].).

Через несколько мгновений я попрошу вас совершить ряд действий. Когда я скажу: “Раз”, я хочу, чтобы вы подняли глаза так высоко вверх, как это только возможно, и удерживали их в таком положении, не запрокидывая голову, так как это причинит неудобство. Когда я скажу: “Два”, я хочу, чтобы вы закрыли глаза и одновременно глубоко вдохнули. Когда я скажу. “Три”, я возьму вашу руку, а вы позвольте своим глазам расслабиться, позвольте себе выдохнуть и расслабить все тело так, чтобы быстро и комфортно погрузиться в первую стадию транса.

Это довольно трудно, поэтому я повторю еще раз. (Кратко повторите инструкции, затем возьмите пациента за запястье, но пока не двигайте его.) Хорошо. Итак: Раз, поднимайте глаза вверх. Хорошо. Два, закройте глаза и вдохните. Хорошо. Три, пусть ваши глаза расслабятся, выдохните (в этот момент поднимайте руку пациента, пока его локоть не выпрямится и рука не приблизится к вертикальному положению, и плавно продолжайте). Пусть все ваше тело расслабится. Хорошо [27]. Вы начали входить в состояние транса. Хорошо. Через одну-две минуты я начну снова медленно опускать вашу руку, и, по мере того как я буду это делать, она постепенно вернется к нормальному состоянию [28], и вы почувствуете, как все глубже и глубже погружаетесь в транс. (Снова удерживайте руку пациента и постепенно, осторожно опускайте ее вниз, пока она не окажется на ручке кресла или на его коленях.) По мере того как ваша рука постепенно опускается, начинайте все больше и больше успокаиваться. Хорошо.

Сценарий 2.11. Техника «противоречия».

(Сядьте сбоку от клиента и будьте готовы взять его руку за запястье).

Просто позвольте мне взять вашу руку. Не помогайте мне, просто разрешите ей стать безвольной. Итак, когда вы были маленьким ребенком, младенцем, ваша мать, я предполагаю, брала вас на руки и качала, чтобы успокоить вас и помочь погрузиться в сон. Представьте себе, как это было, что вы чувствовали, когда она качала вас (начиная легонько покачивать руку пациента вперед-назад в такт своим словам), вперед-назад, вперед-назад. Вспомните, что вы чувствовали, когда она качала вас вперед-назад (постепенно выводя свои движения из соответствия с тем, что вы говорите, до тех пор, пока, говоря “назад”, вы не будете двигать руку вперед и т. д.), взад-вперед, заставляя вас чувствовать себя так спокойно и удобно, что вы погружались в сон, плавно и комфортно, покачиваясь вперед-назад (к этому времени ваши движения постепенно возвращаются обратно к совпадению с вашими словами, лишь для того, чтобы снова выйти из этой фазы), так же, как вы уплываете прочь сейчас, далеко уплываете от обычного мира, вы расслаблены, вам удобно, вы погружаетесь всё глубже и глубже, по мере того как чувствуете, что раскачиваетесь вперед-назад, вперед-назад. Хорошо. А теперь так же, как ваша мать укладывала вас, когда вы засыпали, я оставлю вашу руку здесь, внизу (соизмеряя действия со словами), чтобы вы могли просто уплыть прочь, наслаждаясь ощущением теплоты, комфорта и расслабленности.

Можно бесконечно дополнять эти тексты. Дальнейшие примеры легко найти у Хартленда (Hartland, 1971), Кроджера (Kroger, 1977), Эдельштейна (Edelstein, 1981), Красильнека и Холла (Crasilneck; Hall, 1985), Эриксона (Erickson et al., 1981), да и в любой другой книге по гипнозу. Прекрасно разработанная индукция приводится у Эдельштейна (Edelstein, 1981, р. 32). Она особенно привлекательна из-за легкости изложения и включенных объяснительных комментариев. Тем не менее, она требует значительно более тесного физического контакта между терапевтом и пациентом, чем кажется на первый взгляд. В любом случае практикующий специалист, испробовав разнообразные тексты, вскоре создаст собственные тексты и личный стиль.

Нельзя не упомянуть еще один пример. Это очень короткая индукция, разработанная д-ром Д. Б. Эвином из Медицинской школы Туланского университета и применяемая им в Травматологическом центре, где он практикует гипноз в ожоговом отделении. Естественно, если пациент испытывает сильные страдания и боль и одновременно с гипнозом применяются методы лечения при критических ситуациях, то продолжительный и неспешный подход не рекомендуется.

Эвин просто объясняет пациенту в двух-трех предложениях, что можно научиться отделять себя от боли и страданий, следуя некоторым простым инструкциям. Как только пациент соглашается на процедуру, он уже, разумеется, наполовину находится в трансе. Затем его просят закрыть глаза, поднять их вверх, сделать глубокий вдох и затем, после выдоха, медленно позволить глазам вернуться в нормальное положение и в то же время расслабиться и отстраниться. Затем д-р Эвин говорит: “Итак, вы отправляетесь в свое "личное прибежище"”, — предварительно спросив пациента о каком-либо счастливом воспоминании или месте, куда тот хотел бы “отправиться”.

Известно, что эта процедура вызывает вполне достаточный транс для того, чтобы контролировать боль и уменьшать, используя воображение прохлады, процессы воспаления, появления волдырей и т. д.

Большинство индукций обычно бывают несколько трудоемкими, по крайней мере, с некоторыми пациентами и вообще при первой попытке гипноза. Если гипноз используется регулярно с конкретным пациентом, может оказаться полезным установление “условной реакции” в форме быстрого перехода в транс как реакции на простой стимул. Это лучше всего достигается, пока пациент находится в трансе, причем такой глубины, которая требуется для выполнения любой работы. Тогда его можно проинструктировать следующим образом: “Начиная с этого момента, каждый раз, когда мы согласимся применять гипноз, нам не нужно будет проходить процесс, который был использован сегодня, чтобы помочь вам войти в транс. Я просто скажу: "Закройте глаза; входите в транс сейчас", — и вы сможете позволить себе легко и плавно соскользнуть в такой же глубокий транс, каким вы наслаждаетесь в эту самую минуту. Я просто скажу: "Закройте глаза; входите в транс сейчас", — и вы войдете в такой глубокий транс, какой вам нужен. Это сработает только тогда, когда вы захотите войти в транс и когда вы услышите мой голос, произносящий эти слова”.

Затем нужно вывести пациента из транса и достигнуть с ним соглашения об использовании сокращенной техники, после чего вернуть его в транс уже таким образом. С этого момента возникнет удовлетворительная индукция, но при использовании этой техники пациенту следует дать немного времени, чтобы обосноваться в трансе, и разумно внушать, что ему следует сообщать терапевту, когда он будет готов приступить к какому-либо запланированному лечению (это может быть видимый сигнал или вербальное сообщение).

В начале этой главы говорилось о том, что индукцию следует адаптировать к личному стилю терапевта и к личности пациента, проходящего лечение. Как только принципы индукции станут автоматической частью мышления терапевта, эта адаптация произойдет вполне естественным образом.

Большинство специалистов, делая первые шаги в применении этого метода и читая текст дословно, замечают, что почти непроизвольно изменяют его. Все это к лучшему. Необходимой составляющей частью процесса является комфорт: если терапевт чувствует себя дискомфортно, произнося фразу или даже всю индукцию, это обязательно проявится и будет беспокоить не только его, но и пациента. Приведенные выше сценарии представляют собой просто образец техник, регулярно используемых авторами. Едва ли существуют какие-либо ограничения для возможных вариаций, и дополнительные индукции, которые можно найти в других книгах, сильно отличаются от приводимых здесь. Ни одна из них не имеет существенного превосходства над другими, у всех есть свои достоинства. Любая психотерапия требует некоторой степени креативности со стороны терапевта, в том числе и гипноз; на самом деле он дает терапевту даже большую степень свободы творчества при проведении индукции, погружения и управлении трансом.

Глава 3. Погружение.

Как и большинство аспектов гипноза, понятие глубины транса является предметом развернутой дискуссии и разногласий между авторами. Накопленный практический опыт показывает, что существуют различия в качестве гипнотического переживания на разных этапах сеанса. Наиболее четко они выражены в глубине транса, аналогично различиям в глубине сна или релаксации. Во время индукции человек испытывает нарастающую релаксацию (чувствуя “все большую расслабленность”), пока не наступает момент, когда субъективное состояние ощущается качественно изменившимся. Большинство людей осознают это как вхождение в состояние, которое мы называем “трансом” или “гипнотическим состоянием” и которое переживается как постоянно меняющееся по мере проведения дальнейших процедур или суггестии.

Считается, что на ранних стадиях гипноза некоторые явления могут быть вызваны достаточно легко, другие же представляются спорными и воспринимаются реципиентом как невозможные. Например, левитация руки (переживание чувства, когда собственная рука кажется невесомой и непроизвольно поднимающейся вверх) становится возможной на очень ранней фазе гипноза и поэтому используется как часть гипнотизации (см. сценарий 2.7). Если же требуется достичь нечувствительности к боли или даже полной анестезии некоторых частей тела, необходимо более сильное внушение нарастающей глубины гипнотического состояния. Еще большая подготовка требуется для внушения амнезии (кроме случаев с наиболее внушаемыми). Понятие “глубина” кажется удачным, поскольку соответствует ощущениям реципиента, возможно, из-за аналогии со сном (в описании которого этот термин прочно утвердился), а также потому, что использование этого слова достаточно эффективно. Внушение пациенту, что он должен “погружаться все глубже и глубже в транс”, принимается большинством реципиентов и дает им возможность достигнуть такого состояния, которое требуется для более сложных процедур.

Пациент может войти в транс такой глубины, которая необходима для определенной процедуры, при помощи одной из индукций, описанных выше. Иногда встречаются реципиенты, которые входят в глубокое гипнотическое состояние после короткой индукции и без дополнительной суггестии глубины. Они достигают анестезии и даже амнезии без трудностей и задержек. Такой талант встречается довольно редко. Большинству людей требуется длительное внушение с упоминанием определенных образов-представлений — это дает им возможность закрепиться и почувствовать себя комфортно в состоянии транса.

Так же как понятие глубины соответствует переживаниям реципиента, образы, связанные с движением вниз (спуск на лифте или эскалаторе, по ведущей вниз лестнице или тропинке и т. д.), способствуют желаемому эффекту. Для реципиента это одновременное представление и ощущение себя физически спускающимся переживается как внутреннее погружение на все более глубокие уровни.

Прежде всего, необходимо выяснить у пациента, приятен ли ему планируемый образ-представление. Очевидно, что внушенный на ранней стадии образ спуска на лифте пациенту, для которого этот образ является пугающим, нарушит его внимание и концентрацию. (Безусловно, как только пациент достигнет достаточного уровня транса, можно довольно успешно использовать образ фобического стимула для лечения либо десенсибилизацией, либо имплозией.).

Некоторые пациенты спонтанно и успешно справляются с подобными ситуациями, как в упомянутом ранее случае с пожилой дамой, которая после своего первого сеанса гипноза сказала: “Простите, доктор, но когда вы произнесли: "Двери лифта открываются", — я решила, что лучше спуститься по лестнице. Понимаете, я ненавижу лифты!” Многие пациенты, скорее всего, будут менее уверены в себе и менее снисходительны, чем эта дама, и могут даже выйти из транса, потеряв доверие к процедуре и к психотерапевту.

Эффекты неприемлемого образа-представления могут быть деструктивны, а использование, например, образа летнего луга может спровоцировать подлинный приступ сенной лихорадки у страдающего ею пациента. Поэтому в предварительной беседе нужно провести проверку всех образов, которые будут использованы психотерапевтом для гипнотизации и погружения.

Погружения можно достигнуть и без образа-представления, применяя внушение нарастающей глубины релаксации и транса с увеличивающейся отрешенностью от “здесь и сейчас” (см. сценарий 3.1). Подобная процедура наиболее удачно последует за гипнотизацией по сценарию 2.5.

Сценарий 3.1. Релаксация и внушение.

Просто позвольте себе расслабляться все глубже и глубже, по мере того как вы будете слушать мой голос. Ваши руки и ноги становятся все тяжелее, все более расслабляются, становятся все более и более тяжелыми и мягкими, тяжелыми и мягкими; ваша спина расслабляется все глубже и глубже, вы чувствуете, как все глубже и глубже утопаете в кресле, и, по мере того как все больше и больше расслабляется шея, голова все больше тяжелеет и поэтому опирается на спинку кресла. Мышцы щек расслабляются все больше и больше, так что вы чувствуете их вес. Мышцы лба расслабляются все больше и больше, они становятся мягкими и ненапряженными. Мышцы вокруг глаз расслабляются все больше и больше. Мышцы вокруг рта становятся вялыми и мягкими, расслабляясь все больше. Вы погружаетесь глубже и глубже, глубже и глубже, расслабляясь все больше и больше, все больше и больше, и, по мере того как вы расслабляетесь все больше и больше, вы чувствуете, как погружаетесь все глубже и глубже внутрь себя, все глубже и глубже внутрь себя.

Сценарий с подобными образами, повторениями и дополнениями, которые напрашиваются сами, может быть продолжен до тех пор, пока психотерапевт не будет уверен в том, что пациент достаточно закрепился в состоянии транса, что он отрешен от всего, кроме его голоса, и что можно приступать к запланированной работе.

Однако чаще все-таки используют образ-представление, для того чтобы усилить ощущение нарастающей глубины и отрешенности (см. сценарии 3.2, 3.3).

Первая стадия сеанса обычно является приятной и способствует исчезновению первоначальных опасений и тревог. Использование приятных образов, связанных с достижением гипнотического состояния, облегчает знакомство пациента с образами-представлениями и добавляет доверия к ним. Пациент начинает чувствовать субъективную реальность и способность вызвать у себя образ-представление, с большей готовностью реагирует на него, что помогает терапевту в осуществлении следующей психотерапевтической стратегии.

Сценарий 3.2. Терраса и ступеньки.

Вы представляете себя стоящим на краю старой террасы. Возможно, за вашей спиной — дом. Терраса вымощена плитами, между которыми пробиваются трава и цветы. Вокруг террасы — каменная балюстрада, заросшая вьющимися растениями и цветами. Возможно, на них есть пыль, так же как и на растениях, выросших тут и там между плитами террасы. Вы видите проем в балюстраде и спускающиеся с террасы ступеньки. Немного погодя [29] я попрошу вас подойти к верхней ступеньке и затем медленно спуститься по лестнице. По мере того как вы будете спускаться, вы почувствуете, что оставляете обычный, реальный мир далеко-далеко позади и уходите глубоко внутрь себя. Но сначала почувствуйте, как солнце согревает вас своими лучами. Вы чувствуете, как теплый, легкий ветерок нежно овевает вас, принося аромат цветов. Насладитесь этими ощущениями. А теперь подойдите к верхней ступеньке и посмотрите сверху на луг. У лестницы десять ступенек, между которыми тоже растут цветы. Сейчас я буду считать медленно от одного до десяти, а вы в это время будете спускаться по ступенькам, на каждый счет по одной, и по мере спуска вы будете погружаться все глубже и глубже в транс. Хорошо. Теперь начнем спускаться по ступенькам. Один... Два... Глубже и глубже. Три... Погружаемся все глубже и глубже в транс. Четыре... Пять... Задержитесь здесь на мгновение, на полпути вниз, и почувствуйте, как вы оставляете повседневный мир все дальше и дальше позади себя, по мере того как погружаетесь глубже и глубже в состояние транса. Теперь продолжайте, еще глубже. Шесть... Семь... Восемь... Почти спустились. Девять... Десять... Хорошо. Глубоко внутри себя, глубоко в трансе, чувствуя себя очень глубоко расслабленным и спокойным, расслабленным и отрешенным. Глубоко-глубоко внизу. Хорошо.

Сценарий 3.3. Эскалатор.

Представьте себе, что вы стоите наверху длинного эскалатора. Посмотрите, как он медленно двигается вниз. Посмотрите на лампы, размещенные на потолке через интервалы, — их десять. Глубоко внизу вы видите дверь. Сейчас я попрошу вас встать на эскалатор и начать спускаться вниз. В то время как вы будете спускаться все глубже и глубже, я буду считать лампы, и, когда я дойду до десятой, вы достигнете конца эскалатора и сойдете с него перед дверью. По мере того как вы будете спускаться вниз, вы сможете погружаться все глубже и глубже в транс. Теперь встаньте на эскалатор и спускайтесь все глубже и глубже. Один... Два... Глубже и глубже... Три... Четыре... Оставляйте повседневный мир все дальше и дальше позади себя. Пять... Шесть... Глубже и глубже. Семь... Глубоко-глубоко вниз. Восемь... Девять... Почти спустились. Десять. Хорошо. Вы сходите с эскалатора и встаете перед дверью. В следующий миг я попрошу вас войти в дверь и оказаться в любимом месте, полностью отрешенным от повседневного мира, глубоко внутри себя, в своем особом “личном прибежище”. Хорошо. Теперь откройте эту дверь, войдите в нее и затем закройте ее за собой.

Сходная процедура используется для образа-представления лифта. Описание начинается с того момента, когда пациент стоит перед дверями лифта, и, когда они откроются, он войдет внутрь. После того как двери закроются, лифт начнет спускаться. Психотерапевт будет отсчитывать этажи, однако в этом случае счет пойдет наоборот, скажем с десяти.

При использовании этого образа-представления может быть очень полезно внушить пациенту, что есть еще подвальные этажи, и, таким образом, помочь ему спуститься еще глубже вниз.

Это может быть эффективным для пациентов, которым сложно “абстрагироваться”: неожиданный дальнейший спуск делает их несколько менее бдительными, что облегчает введение их в состояние транса. В каждом из случаев, будет ли это лестница, эскалатор или лифт, счет должен идти в такт с дыханием пациента и, при необходимости, способствовать снижению частоты дыхания.

Вместо глубины можно использовать образ расстояния. Например, вы можете попросить пациента представить, что он удобно устроился на плоту или в маленькой лодке, плавно плывущим вниз по реке. Пусть он почувствует, как течение уносит его все дальше и дальше (от повседневного мира), река становится все шире и шире, так что он все больше и больше отдаляется от берегов, ощущая легкое покачивание, по мере того как медленно подплывает к идиллическому внутреннему миру.

Любой такой образ-представление при необходимости может быть расширен. Пусть, например, пациент, спустившись с террасы, побродит по лугу, наслаждаясь ароматом травы и цветов, а потом направится к лесу, чтобы сесть и помечтать, или к берегу ручья — посмотреть на текущую воду. Дверь часто является пограничной чертой, переступив которую, пациент входит в заранее определенное “личное прибежище”, как было показано в сценарии 3.3. Другой подход — использовать феномен гипноза, для того чтобы дать пациенту “почувствовать” гипноз и этим обеспечить более полное вхождение в гипнотическое состояние. На этом в основном и построены индукции такого типа (см. сценарии 3.4-3.6).

Сценарий 3.4. Левитация руки.

Сосредоточьте внимание на правой руке. Почувствуйте, как она расслаблена, когда лежит на подлокотнике кресла. Ощутите ее вес и фактуру материала под ней. Дайте ей еще больше расслабиться — так, чтобы она ощущалась достаточно не зависимой от вас. Теперь представьте себе, что она становится все легче и легче, теряя ощущение веса, легче и легче, пока не станет совершенно невесомой, легкой как перышко, легкой как воздушный шарик. Если вы полностью отпустите ее, то почувствуете, как она начнет подниматься в воздух, легче и легче, она поднимется в воздух сама по себе. Хорошо. Позвольте ей самой подниматься, легкой как воздушный шарик, и, по мере того как она поднимается все выше и выше, вы погружаетесь все глубже и глубже в транс. Выше и выше, глубже и глубже. Хорошо. Теперь пусть она остановится, и вы можете постепенно вернуть ей ощущение веса. Пока она медленно опускается, вы чувствуете, как погружаетесь еще глубже, так что, когда она снова коснется подлокотника кресла, вы сможете легко и мягко впасть в транс нужного уровня глубины. Хорошо. Теперь она окончательно вернулась в нормальное состояние, а вы находитесь в глубоком-глубоком трансе [30].

Читатели столкнутся с тем, что психологи и другие специалисты злоупотребляют неологизмами и не всегда правильно пользуются языком. К сожалению, полностью избежать этого нельзя. Техника, известная как “фракционирование” (разбивка на части) и не имеющая ничего общего с процедурами в дифференциальной дистилляции (гипнотизации капля за каплей), может быть очень удачно использована для пациентов, которым трудно войти в транс и которые невольно “сопротивляются”, особенно для тех, кто тревожен и, в то же время, искренне желает применения гипноза. Этот термин используется для описания процесса, при котором наблюдаются повторяющиеся изменения в глубине транса, когда пациент неоднократно почти или даже совсем выводится из транса, а затем вводится в него снова, каждый раз все глубже. Таким образом, создается чувство замешательства, которое ослабляет противостояние пациента, непроизвольно задерживающегося в реальном мире. Очень эффективно будет применить метод “фиксации глаз” (см. сценарий 2.6).

Сценарий 3.5. Открывание и закрывание глаз.

Сейчас я попрошу вас открыть глаза [31]. Мне бы хотелось, чтобы вы открыли их всего лишь на мгновение, когда я скажу вам об этом, а затем немедленно закрыли снова. Каждый раз, открывая и закрывая их по моей просьбе, вы будете погружаться все глубже и глубже в транс. После нескольких повторений вы настолько глубоко расслабитесь, что ваши глаза приоткроются лишь чуть-чуть, и, когда вы снова их закроете, вы погрузитесь в транс настолько глубоко, насколько нужно для работы, которую мы запланировали. Хорошо. Теперь первый раз откройте и закройте глаза и сразу же погружайтесь глубже и глубже. Хорошо. Теперь снова откройте и закройте глаза и немедленно дайте себе погрузиться глубже и глубже, глубже и глубже. Хорошо [32]. Теперь еще раз откройте и закройте глаза и тут же позвольте себе погрузиться еще глубже, глубоко-глубоко... Глубже и глубже... Глубже и глубже... Глубоко-глубоко. Хорошо.

Сильнодействующий вариант этой процедуры — полностью вывести пациента из транса и ввести снова. Возможно, для начинающих будет полезно перед тем, как применять процедуру “вживую”, попрактиковаться в выработке и установлении нужного ритма, несколько раз записав ее на магнитофон, для того чтобы говорить свободно и без запинок.

Сценарий 3.6. Счет по возрастающей и убывающей.

Скоро я начну считать в обратном порядке, и, по мере того как я буду делать это, мне бы хотелось, чтобы вы вернулись из транса к обычному состоянию бодрствования. Когда я дойду до одного, вы откроете глаза и проснетесь, а затем, когда я попрошу, немедленно закроете их и опять погрузитесь в транс, пока я буду считать от одного до десяти. Мы повторим это несколько раз, чтобы вы могли погрузиться еще глубже, так что довольно скоро вы будете в действительно глубоком и приятном трансе, совершенно расслабленным и раскрепощенным, расслабленным и отрешенным. Итак, теперь вернитесь к полному бодрствованию. Пять... Четыре... Три... Два... Один [33]. Глаза открыты, бодрствуйте, теперь опять закройте глаза. Один... Два... Три... Четыре... Пять... Шесть... Семь. Хорошо. Теперь снова. Пять... Четыре... Три... Два... Один... Глаза открыты, вы бодрствуете, потом закрываете глаза и погружаетесь очень глубоко. Один, два, три, четыре... Пять... Шесть... Семь... Восемь... Девять. Хорошо. Хорошо. (Повторите, если это необходимо, используя большее количество цифр. Ритм варьируется в соответствии с реакцией пациента: с возрастающей скоростью и настойчивостью, по мере того как пациент выходит из транса, а затем с постепенным замедлением и нарастающей расслабляющей интонацией после начала обратного отсчета.).

Молодой пациент разработал для себя интересный вариант этой методики, когда оказалось, что и гетеро-, и самогипноз трудны для него. Он был увлечен подводным плаванием и представлял, как снова и снова ныряет в море, для того чтобы достичь большей глубины, то есть он как будто возвращался на поверхность и погружался снова. Таким образом, он, к своему удивлению и удовольствию, смог очень эффективно использовать гипноз с помощью этого образа — как самостоятельно, так и в работе с психотерапевтом.

Считается, что либо психотерапевт интуитивно знает, когда пациент должен войти в достаточно глубокий транс для содействия планируемому лечению, либо он может оценить эту глубину лишь приблизительно. В некоторой степени оба эти наблюдения верны, и не существует действительно объективного и легко проводимого теста, который бы позволял по ходу гипнотизации и погружения измерять глубину транса.

Говорят, что Эриксон, когда его спросили, как можно определить, достаточно ли пациент погружен в транс, ответил, что он спрашивает собственное подсознание и наблюдает, какой палец на руке пациента непроизвольно шевельнется: если большой, то это значит, что он находится в еще недостаточно глубоком трансе; если мизинец — то транс настолько глубок, насколько нужно! Опытом подобного рода, хотя и не буквально таким же, может пользоваться любой психотерапевт. Мы считаем полезным внушить пациенту, что, когда он почувствует себя достаточно глубоко загипнотизированным для того, чтобы начать работать, один из его пальцев поднимется.

Иногда, несмотря на показатели адекватности транса, лечебная стратегия или образ не приводит к желаемому результату. Пациента инструктируют, чтобы он сообщал психотерапевту о том, что нужный результат не достигнут. Тогда перед тем, как двигаться дальше, можно будет провести дальнейшее погружение или отвести больше времени для пребывания в “личном прибежище”.

Трудности, встречающиеся наиболее часто.

Во время индукции, погружения и периода транса могут наблюдаться определенные явления, которые обеспокоят начинающего практика. Например, некоторые пациенты в какой-то момент погружения в транс демонстрируют различные тревожащие элементы поведения, такие как удушье или плач. Другие ведут себя подобным образом всякий раз, когда входят в транс, однако эта реакция всегда сходит на нет или полностью исчезает при дальнейшем погружении. Конечно, подобные явления не могут игнорироваться и последующая индукция нацелена на их постепенное угасание. Подобные феномены сами по себе не являются противопоказанием к использованию гипноза при работе с такими пациентами. Естественно, что после конца сеанса гипноза выясняются причины и значение таких реакций — как правило, они являются не более чем выходом напряжения.

Начинающих практиков беспокоят также те пациенты, которые в течение гипнотизации и дальнейших процедур открывают глаза (иногда неоднократно) и комментируют то, что они переживают или — еще хуже — не переживают. Это чаще всего случается с детьми, у которых глаза иногда остаются широко открытыми на протяжении всего сеанса, даже несмотря на то что они находятся в глубоком трансе.

Одна пациентка неоднократно возвращалась из глубокого транса в полное сознание, пока переживала опыт возрастной регрессии (см. главы 16 и 17). Она воспроизводила в трансе событие раннего детства, которое когда-то ее сильно травмировало. Впечатление настолько ярко переживалось вновь, что она пугалась. Впоследствии она объяснила, что была настолько поражена реалистичностью, с которой чувствовала себя четырехлетней и переживала давно прошедшие события, что временами ощущала непреодолимую потребность проверить — действительно ли она взрослая женщина, а не маленькая девочка. Каждый раз, открывая глаза, она убеждалась, что все хорошо, и снова возвращалась в транс.

Психотерапевту не следует тревожиться по поводу этих или других помех. Иногда становится ясно, что тревоги пациента по поводу гипноза или терапии недостаточно сняты или что предложенные ему объяснения оказались неудовлетворительными.

В некоторых случаях процедуры гипноза следует отложить или даже прекратить, но чаще спокойное и уверенное использование других видов гипнотизации приводит к желаемому эффекту.

Другой крайностью являются случаи, когда пациенты засыпают. Самая первая пациентка одного из авторов этой книги вызвала тревогу именно подобным образом. Пациентка злоупотребляла алкоголем на протяжении многих лет и была направлена в больницу для того, чтобы справиться с алкогольной зависимостью. Одним из последствий этой привычки был тяжелый периферический неврит, и снятие сопровождающей его боли являлось одной из целей психотерапии. В ходе первого сеанса ее обучали совладанию с болью, после чего попросили вернуться в состояние бодрствования. В тот момент, когда пациентка должна была открыть глаза, она начала громко храпеть и продолжала вести себя подобным образом на протяжении пятнадцати минут. Психотерапевт был совершенно обескуражен тем, что пациентка крепко спала, несмотря на его все более и более усердные попытки разбудить ее. Когда, в конце концов, она действительно проснулась, то выразила радость по поводу освобождения от боли и сообщила, что она впервые за многие месяцы нормально и спонтанно заснула.

Некоторые пациенты отказываются возвращаться из транса, и это может весьма обеспокоить начинающего терапевта. Первая проблема заключается в том, чтобы завершить сеанс, а вторая, — чтобы выяснить причины нежелания пациента выходить из транса. Правильным будет сказать пациенту, что вы уходите из комнаты, чтобы дать ему насладиться этим ощущением чуточку дольше и вернуться в состояние бодрствования, когда ему это будет удобно. После этого пациента можно оставить одного, и обычно он быстро возвращается в нормальное состояние.

Кроджер (Kroger, 1977) полагал, что иногда с этим можно справиться, разрешая пациенту оставаться в трансе столько, сколько тот считает нужным, но, напоминая ему о том, что за каждую минуту будет взиматься плата. Неудивительно, что результат был следующим: такие пациенты возвращались из транса почти сразу! В рамках Государственной системы здравоохранения данный метод, конечно нее, не практикуется, однако пересказ этой истории пациенту, когда он не находится в состоянии транса, как правило, исключает подобные реакции.

В отдельных случаях встречаются сильные эмоциональные реакции, вплоть до значительной абреакции (освобождения от напряжения, вызванного подавляемыми эмоциями, при помощи проигрывания конфликтной ситуации или некоего травматического события; освобождения от ранее диссоциированного и неосознаваемого аффекта). При проведении гипнотерапии ни в коем случае не следует применять методики, для осуществления которых психотерапевт не имеет достаточной квалификации. Это утверждение в особенности справедливо в отношении техник раскрытия. Выход подавляемого материала должен профессионально контролироваться психотерапевтом, который умеет обращаться с такими эмоционально наполненными переживаниями и подводить их к удачному разрешению.

Иногда пациенты освобождаются от напряжения, вызванного подавляемыми эмоциями, спонтанно, безо всяких стратегий, проводимых для вскрытия травмы. Но чаще это все-таки происходит на сеансе гипнотерапии. Гипнотерапевт, который не имеет соответствующей психоаналитической подготовки и опыта, должен понимать, что заверение в его постоянном присутствии и внушение, постепенно снимающее болезненный аффект, — в безопасности “личного прибежища” и без какого бы то ни было изучения вскрытого материала — снизят дистресс и страх и сведут эпизод на нет. После этого правильным будет отправить пациента к психотерапевту, имеющему соответствующую квалификацию.

Глава 4. Самогипноз.

Основной целью использования гипноза в клинической практике является активизация лечебного процесса и содействие ему — либо в форме контроля над физическим состоянием и изменениями поведения, либо в форме аналитической психотерапии. Однако стоит принять во внимание, что способность входить в транс является для большинства людей частично приобретаемым умением, которое требует упражнения. Для многих пациентов, особенно тех, чье состояние характеризуется высокой степенью тревоги, и тех, кто обладает мощной защитой, гипнотизация может быть сама по себе тревожащим переживанием, и эта тревога должна быть снята посредством упражнений, особенно самостоятельных, когда не существует страха относительно определенных методов.

В случаях наличия хронической тревоги и повторяющихся приступов тревоги, а также при направленности психотерапии на устранение каких-либо физических симптомов или боли способность пациента к самостоятельной гипнотизации является необходимым умением. Хорошо натренированный в самогипнозе пациент будет способен ослабить тревогу, боль и так далее, когда ему это понадобится. Фактически в каждом случае, где используется гипноз, полезно включать в начале лечения тренинг по самогипнозу и поощрять пациента к упражнению, помогая ему понять цель, которую эта практика преследует. Необходимо подчеркнуть, что гипноз сам по себе не является лечением, но пребывание в трансе часто успокаивает и в целом оказывается полезным. Пациенту, у которого большая часть дня (а также сна) проходит в состоянии повышенного возбуждения, будет полезно один или два раза в день побыть в состоянии глубокого расслабления и отрешенности.

Пациенты, прошедшие всего лишь пробную гипнотизацию с погружением, некоторым успокоением и приятным образом-представлением, часто покидают комнату для консультаций в состоянии релаксации, а иногда даже эйфории, с уверенностью и надеждой, которых явно не было в начале сеанса. Постигнув мастерство вхождения в транс, большинство пациентов обнаруживают, что способны воспроизвести эти приятные ощущения дома и использовать транс для достижения временного освобождения от тревоги, депрессии, боли и т. д.

Один из принципиальных путей использования гипнотерапии — помочь пациенту овладеть собственным поведением, реакциями и переживаниями. Отсюда следует, что пациенту нужно научиться искусству вхождения в транс и использованию его для достижения желаемого результата.

И, наконец, когда лечение направлено на физические проблемы, такие как боль, экзема, мигрень и так далее, или корректировку поведения, связанного с какой-либо зависимостью или болезненным влечением, пациент нуждается в инструменте снятия боли, непреодолимого желания, ощущения болезненного влечения и т. д. В этом случае самогипноз может стать тем инструментом, который ему поможет.

Повторим: хорошей практикой является включение тренинга по самогипнозу на первом сеансе гипнотерапии с любым пациентом. Можно посоветовать или даже настаивать на том, чтобы он ежедневно уделял время самостоятельно индуцированному трансу. Если планируется использование гипноза в дальнейших сеансах, например во вскрытии и исследовании психотравмы, то при регулярной тренировке пациент будет более опытным и уверенным в использовании транса в терапии. Он освободится от любой фобии и уяснит для себя как на сознательном, так и на бессознательном уровне, что процесс находится под его контролем и что он может укрыться, если понадобится, в безопасности “личного прибежища”. В некоторых случаях тренинг навыков самогипноза является важнейшим в свете потребностей пациента. Например, если психотерапия направлена на совладание с хронической болью, то необходимость с самого начала уделить внимание тренингу навыков самогипноза очевидна.

Как и в гетерогипнозе, для многих пациентов не требуется сложного, детально разработанного ритуала для самогипноза, но обычно некоторая фиксирующая внимание программа намного облегчает дело. Как только пациент действительно познает процесс и хорошо овладевает им, гипнотизация может быть сокращена до одного ключевого слова. Например, пациент, подверженный приступам тревоги, может научиться входить в неглубокий транс практически мгновенно, сказав себе одно слово, такое как “спокойствие” или “покой”, и этим остановить зарождающуюся панику.

Обычно учить самогипнозу начинают с использования гипнотизации, которая обладает и концентрирующими, и удерживающими внимание свойствами, используя релаксацию и определенную систему дыхания для усиления состояния отрешенности и диссоциации такой внушающей силы, какая нужна для того, чтобы ввести пациента в транс, даже если он напряжен и тревожен.

Пациенты, которым трудно освоить самогипноз из-за постоянного чувства тревоги, отвлекающих или навязчивых мыслей и тому подобного, нуждаются в содействии, которое заключается в составлении индивидуальной программы, аналогичной той, которая используется в гетерогипнотической индукции психотерапевтом. Например, можно предложить методику фиксации взгляда на пятне на потолке или любую из техник, описанных в главе 2, то есть тех, которые могут быть приспособлены к самостоятельному использованию. Другой вариант — обеспечить пациента записью гипнотизации, сделанной психотерапевтом (лучшей из проведенных с данным пациентом). Все это будет подробно обсуждаться в настоящей главе.

Полезно вести обучение самогипнозу, когда пациент находится в состоянии транса. Тренинг может быть проведен и в состоянии бодрствования, но более эффективно и легко он усваивается в состоянии транса. Если программа самогипнотизации (самоиндукции) преподносится, пока пациент находится в легком трансе, то он будет погружаться в более глубокий транс вследствие внимания к предъявляемой самогипнотической индукции. Подобное погружение глубже и глубже свидетельствует об эффективности программы самогипноза. После ознакомления пациента с техникой самоиндукции полезно внушить, что он теперь должен вернуться в состояние бодрствования и сразу же выполнить самоиндукцию самостоятельно. Психотерапевт при этом тихо сидит рядом, для того чтобы удостовериться в том, что процедура пациенту подходит, что он помнит ее и ощущает ее эффективность. Типичный тренинг можно построить в соответствии со сценариями 4.1—4.3.

Сценарий 4.1. Упражнение по самогипнозу (1).

Сейчас я собираюсь рассказать вам, как привести себя в приятное состояние транса. Вы увидите, что полезно проделывать это упражнение раз или два в день, а затем, овладев техникой, вы сможете применять его, когда вам нужно. Оно поможет вам ослаблять боли, справляться с тревогой, контролировать гнев и т. д.

Просто отправьтесь ненадолго куда-нибудь, где вас ничто не побеспокоит, присядьте или прилягте и устройтесь поудобнее. Затем, когда вы будете готовы, закройте глаза и расслабьтесь. Сделайте глубокий вдох, на мгновение задержите дыхание, а потом медленно выдохните, считая при этом: один... два... три. Вы почувствуете, что расслабляетесь все больше и больше, по мере того как будете делать это. Теперь снова глубоко вдохните, на мгновение задержите дыхание и затем медленно выдохните, считая при этом: четыре... пять... шесть. Делая это, вы почувствуете, что начинаете погружаться в еще более расслабленное состояние. Затем снова глубоко вдохните, на мгновение задержите дыхание и снова выдохните, медленно, считая при этом: семь... восемь... девять. Вы чувствуете, как погружаетесь все глубже и глубже. Теперь забудьте о дыхании, позвольте ему вернуться к естественному ритму и сконцентрируйте все ваше внимание на числе “десять”. Сделав это, вы сможете погрузиться в транс настолько глубоко, насколько вам нужно и хочется в данный момент. Затем, если пожелаете, вы сможете либо позволить себе вернуться к тому счастливому времени и месту, в котором пребывали в начале сеанса, либо дать любому приятному образу предстать перед вашим мысленным взором и насладиться им. Или же вы можете просто насладиться покоем и безмятежностью пребывания в расслабленном и отрешенном состоянии. По истечении нескольких минут [34] вы вернетесь в нормальное состояние бодрствования, но сохраните спокойствие и безмятежность, приобретенные вами за время пребывания в трансе. Глаза откроются, и вы полностью вернетесь в сознание. Если, пока вы находитесь в трансе, возникнет что-нибудь, требующее внимания, или если произойдет непредвиденное, вы немедленно выйдете из транса и полностью пробудитесь, так что сможете справиться с проблемой. Когда вы захотите выйти из транса, просто мысленно сосчитайте в обратном порядке — от пяти до одного, и, сделав это, вы постепенно проснетесь и станете абсолютно бодрствующим на счет “один”.

(Последняя часть этого сценария содержит меры предосторожности, которые следует добавлять к каждой программе самогипноза; возможность пробуждения в случае непредвиденного и процедуру самопробуждения по желанию. На стадии, достигнутой в вышеупомянутом сценарии, можно позволить пациенту насладиться несколькими минутами транса (предварительно сообщив ему, что вы немного помолчите, и затем продолжить.).

С каждым разом вам будет все легче выполнять это упражнение, и вы сможете погружаться все глубже, пока не научитесь быстро и легко достигать нужной глубины транса. Таким образом, по мере того как вы будете упражняться и лучше ознакомитесь с состоянием транса, вам будет легче погружаться на нужную глубину в моем присутствии. Вы также обнаружите, что, когда вы начнете проводить некоторое время в трансе каждый день, эффект от пребывания в трансе будет все сильнее и сильнее, дольше и дольше. Вы сможете сохранять спокойствие и уверенность (или свободу от боли и т.д.) каждый день все больше и больше.

Скоро я попрошу вас выйти из транса и сразу же вернуться в него, используя это упражнение, чтобы мы убедились в правильности его выполнения.

Затем пациента будят, программа обсуждается и при необходимости совершенствуется, после чего пациента просят погрузиться в транс самостоятельно.

Два следующих сценария самоиндукции могут оказаться полезными, причем последний особенно эффективен при фобических реакциях, приступах тревоги и схожих ситуациях. Он прекрасно помогает справиться с “экзаменационной нервозностью” (боязнью экзамена) или “страхом перед аудиторией”.

Сценарий 4.2. Упражнение по самогипнозу (2).

Когда наступит время для выполнения упражнения по самогипнозу, уйдите ненадолго куда-нибудь, где вас ничто не потревожит. Присядьте или прилягте и устройтесь поудобнее. Затем закройте глаза и расслабьтесь. Когда вы будете готовы, мысленно закатите глаза вверх, настолько высоко, насколько сможете, и в это же время сделайте глубокий вдох и задержите его. Затем медленно выдохните и позвольте вашим все еще закрытым глазам вернуться в исходное положение.

Как только вы сделаете выдох и перестанете напрягать глаза, вы сможете почувствовать, что начинаете погружаться в транс, расслабляясь по мере того, как освобождаете дыхание и мышцы глаз, и погружаясь все глубже и глубже.

Если пациенту трудно сразу войти в транс, предложите ему выполнить эту программу трижды, увеличивая глубину транса при каждом повторении.

Затем добавляются предупреждающие внушения по поводу пробуждения, продолжительности транса и так далее, а также внушения о возрастающей легкости вхождения в транс и его эффективности для общего расслабления и чувства комфортности. Эта процедура способствует улучшению состояния независимо от специфической проблемы пациента.

Сценарий 4.3. Сокращенная самоиндукция с ключевым словом.

Если вам нужно войти в транс очень быстро, например в случае чрезвычайной тревожности, просто одно мгновение подержите левую руку перед глазами, как будто прикрываете их от света, закройте глаза и подумайте о слове “покой”. Возможно, вы предпочтете увидеть его написанным или нарисованным или услышать, как оно произносится. Покой... Покой... Думая над этим словом, вы незамедлительно начнете погружаться в транс всего лишь на время, достаточное для полного угасания тревоги. Затем вы откроете глаза, уберете руку и снова будете способны адекватно реагировать (полностью владеть собой), так как тревога исчезнет.

Следует уделить некоторое внимание выбору стимульного слова для “мгновенного транса”. Одна наша коллега, обладающая чрезвычайно глубоким и теплым голосом, использовала эту технику, когда лечила молодого мужчину от преждевременной эякуляции. Она применяла метод, во многом схожий с изложенным в сценарии 4.3, используя слово “покой”. Это слово в сочетании с ее грудным голосом вызвало неожиданную реакцию — молодой человек вдруг воскликнул: “Если вы будете продолжать говорить это, я "кончу"!” Так что даже слово “покой” может послужить причиной трудностей, если его неправильно произнести. Можно внушить пациенту, что, находясь в одиночестве, он подвергнется той же гипнотизации, что и под руководством психотерапевта. Пусть он начнет с фиксации взгляда на пятне на потолке, пока его глаза не устанут и самопроизвольно не закроются, а затем, считая в обратном порядке, мысленно представит себе лестницу, эскалатор или любой другой из используемых образов.

Некоторые пациенты считают упрощенные методы самогипноза безуспешными и нуждаются в тщательно продуманной самоиндукции, содержащей образы-представления. Даже при детальной и продолжительной самоиндукции некоторые пациенты обнаруживают, что их способность входить в транс в одиночестве достаточно быстро сходит на нет, и, даже если они “посещают” сеансы раз или два в неделю, они не могут использовать самогипноз успешно. Обычно такие пациенты прекращают попытки через несколько дней. Им часто удается достигнуть транса самостоятельно при помощи пленки с записью того, как психотерапевт проводит с ними гипнотизацию, образов-представлений, эго-стабилизации и т. д.

Кассеты с записью гипнотизации можно купить свободно, и некоторые пациенты уже пользовались подобными записями, перед тем как обратиться за помощью к психотерапевту. Если пациент находит такую запись полезной, не нужно отговаривать его от ее использования, но мы предпочитаем предоставлять индивидуально разработанную запись, которая содержит имя пациента и специальные, разработанные для него, внушения. Мы считаем, что лучше делать такие записи в присутствии пациента. Конечно, нельзя гарантировать, что, когда пациент один, он будет реагировать в том же ритме, что и при гипнотизации, проведенной с ним вживую, но лучше определить темп подачи и течения внушения, образа-представления и так далее, основываясь на реакциях пациента, чем на суждениях другого лица в его отсутствии.

Внушение по поводу немедленного самопробуждения в случае непредвиденной ситуации, которая может произойти в течение записанной на пленку гипнотизации, следует поместить в начале записи (см. сценарии 4.4,4.5). Когда гипнотизация завершена, запись продолжается примерно так:

Сценарий 4.4. Индукция, записанная на магнитофон (1).

Через несколько минут я замолчу, но в тишине вы сможете продолжать наслаждаться любым выбранным образом или “личным прибежищем”. Когда вы снова услышите мой голос, вы будете готовы вернуться в состояние бодрствования, сохранив всю расслабленность, чувство благополучия и свободу ума и тела, которые вернулись к вам во время вашего пребывания в трансе. Помните, что, если когда-либо произойдет что-то, требующее вашего внимания, вы сможете быстро проснуться и стать совершенно бодрствующим, мысленно считая в обратном порядке от пяти до одного, и на счет “один” совершенно проснуться. Теперь просто наслаждайтесь “личным прибежищем”. (Пауза на любое время по договоренности.) Хорошо. Скоро наступит время вашего возвращения в нормальное состояние бодрствования. Я буду считать в обратном порядке от пяти до одного, и по мере этого вы постепенно просыпайтесь, так чтобы на счет “один” ваши глаза открылись и вы совершенно проснулись и полностью бодрствовали. Захватите с собой все приятные чувства, которые вы пережили во время пребывания в “личном прибежище”, чтобы продолжать ощущать расслабленность и легкость в теле и в голове. Пять... Четыре... Начинаете просыпаться... Три... Два. Почти проснулись... Один. Полностью проснулись.

Трудности, связанные с засыпанием и возвращением ко сну при пробуждении среди ночи, обычно связаны с широким кругом проблем как психологических, так и физических. Для пациентов, имеющих подобные проблемы, очень полезно записать пленку с двух сторон: одна сторона содержит гипнотизацию, проводимую по любой используемой психотерапевтической программе; другая — сходную гипнотизацию, сопровождающуюся внушением нарастающей отрешенности, приближения сна, и, наконец, погружения в сон. Можно добавить подходящие образы-представления для побуждения ко сну (см. главу 6).

Запись для самогипноза, как правило, начинают с гипнотизации, которая была проведена с пациентом “вживую”. Как упоминалось выше, обычно инструкции по самопробуждению в случае непредвиденной ситуации помещают в начале записи, а затем повторяют их ближе к концу программы. Матери маленьких детей также полезно внушить незамедлительное пробуждение, на тот случай, если ребенок вдруг потребует немедленного внимания, хотя лучше посоветовать таким пациенткам проводить сеансы самогипноза в то время, когда ребенок спит.

После работы с образами-представлениями, которые успешно использовались с пациентом, следует период молчания, в течение которого он должен проделать определенные упражнения, такие как рассеивание тревоги или просто наслаждение покоем и комфортом, которые он ощущает. В это время можно повторить ранее данные внушения, касающиеся самопробуждения в случае необходимости. Перед тем как вы замолчите, помните о необходимости предупредить пациента об этом. В конце периода тишины идет завершающий эпизод, касающийся эго-стабилизации, внушений овладения мастерством и легкости вхождения в гипноз, его возрастающей пользы и, наконец, пробуждения.

Сценарий 4.5. Индукция, записанная на магнитофон (2).

Сейчас я начну считать в обратном порядке — от пяти до одного. И по мере этого вы будете постепенно возвращаться в обычное состояние бодрствования, если не захотите остаться в трансе немного подольше. Если вы готовы проснуться, то, пока я буду считать, вы почувствуете, как постепенно выходите из транса, так что на счет “один” вы окажетесь с открытыми глазами, в состоянии бодрствования и будете чувствовать себя очень хорошо. Если вы решили побыть немного дольше в трансе, то, когда вы будете готовы проснуться, просто сосчитайте про себя в обратном порядке от пяти до одного и просыпайтесь по мере счета, так чтобы на счет “один”, ваши глаза были открыты и вы полностью бодрствовали и ориентировались, чувствуя себя по-настоящему хорошо. Пять... Четыре... и т. д.

Многие пациенты ценят то, что им предоставляют свободу выбора. С одной стороны, внушение пробуждения по мере того, как психотерапевт считает в обратном порядке, успокаивает, а с другой — пациенту дают понять, что он сам может определить продолжительность пребывания в трансе и способ выхода из него.

Для тех пациентов, которые переживают трудности в засыпании и продолжении прерванного сна, предназначается другая сторона кассеты. Она содержит сходную гипнотизацию и сопровождается внушениями возрастающей рассеянности внимания не только к текущим образам-представлениям, но даже к голосу психотерапевта, а также внушениями прогрессирующей расплывчатости сознаваемого и постепенного погружения в естественный сон. Добавляются внушения о том, что впереди ждет спокойный и непрерывающийся сон с нормальным и освежающим пробуждением на утро.

При такой записи нужно принимать в расчет механику магнитофона, используемого пациентом. Если он не выключается автоматически после окончания пленки, можно внушить, что, когда пациент услышит, как психотерапевт скажет: “Спокойной ночи. Спите спокойно”, — он должен протянуть руку и выключить магнитофон, не просыпаясь. Или же можно внушить, что пациент либо заснет немедленно и не проснется от щелчка магнитофона, либо, услышав этот звук, он погрузится в глубокий крепкий сон.

Далеко не всегда необходимо проверять пригодность недавно записанной гипнотизации, но, если пациент чувствует неуверенность, можно попросить его прослушать запись, войти в транс и затем проснуться, как только наступит период тишины (если он предусмотрен).

Некоторым пациентам так и не удается самостоятельно достичь транса, а многие не применяют его регулярно. Необходимо изучить сложности в мотивации, которые могут обнаружиться, но даже когда кажется, что транс не достигнут, релаксация и внимание к собственным потребностям, которые включает в себя тренировка, обычно бывают полезны для большинства людей. В редких случаях пациенты жалуются на головные боли после самогипноза, и этот побочный эффект нуждается в исследовании. Сходные ощущения возникают при использовании родственных техник, таких как трансцендентальная медитация.

Отличительной чертой использования самогипноза является то, что он дает в руки пациента способ помочь себе и нести за себя ответственность. Этот тезис должен быть ясно понят пациентом и, при необходимости, повторен в программе самогипноза.

Глава 5. Первая беседа.

Если известно, что практикующий психотерапевт применяет гипноз, то к нему, скорее всего, будут обращаться за помощью те люди, которые считают гипнотерапию предпочтительным лечением. Однако даже в этом случае пациентам нужна подготовка, потому что сравнительно мало людей имеют реалистические представления о сущности этой техники или о навыках, приобретаемых вследствие ее использования. Когда же лечение с помощью гипноза не предлагается ни направившим на лечение, ни самим пациентом, психотерапевт должен предложить этот метод, если существует вероятность того, что он окажется полезным в ходе лечения. Правильнее будет упомянуть о такой возможности заранее, во время первой или второй беседы. Во-первых, у пациента возникают более позитивные ожидания, если о гипнозе упоминается сразу, чем если вопрос поднимается позднее, когда пациент может справедливо интерпретировать предложение психотерапевта как показатель того, что он теряет надежду на успешное лечение. Во многих случаях гипнотерапия предлагается уже тогда, когда все остальные методы лечения не имели успеха.

Во-вторых, это дает психотерапевту возможность перед тем, как приступить к использованию этого метода, определить, приемлем ли он для данного пациента. С этой целью он проводит пробную гипнотизацию. Если пациент демонстрирует достаточную склонность к гипнозу и существует высокая вероятность того, что этот метод будет применяться в ходе лечения, можно воспользоваться случаем и научить пациента реагировать на краткую или почти моментальную гипнотизацию (см. конец этой главы, а также раздел главы 2 по краткой гипнотизации).

В-третьих, если при пробной гипнотизации достигается некоторая степень транса, пациент ощущает чувство освобождения от тревоги, депрессии или другого негативного аффекта и поэтому покидает кабинет в более оптимистичном и позитивном расположении духа, чего не случается, если встреча проходит иначе. И, наконец, в случаях с ярко выраженными симптомами (особенно соматическими) возникает некоторое облегчение, вероятно, в результате чрезвычайно благотворного воздействия на отношение пациента к планируемому лечению и его ожидания.

Очень часто пациенты начинают тревожиться при упоминании гипноза. Например, молодой человек, который обратился к терапевту по поводу психосексуального расстройства, считал первое ознакомительное интервью интересным и приятным до тех пор, пока его не спросили, как он относится к использованию гипноза в целях содействия запланированной терапии. Он сразу же потерял самообладание, испугался и, что интересно, обнаружил до сих пор скрываемое, сильное нежелание раскрыть себя. Его амбивалентность по поводу самораскрытия или изменения своего поведения, отношений и стиля жизни стала очевидна, и в этом смысле реакция на предложение применить гипноз имела большую клиническую ценность. Обычно, не имея сомнений по поводу психотерапии как таковой, пациент рассматривает подобное предложение более или менее спокойно, и если он уверен в психотерапевте, то соглашается на пробную гипнотизацию.

Первично мы проводим достаточно стандартизованное оценивающее интервью с каждым пациентом, независимо от того, был ли упомянут гипноз в направлении. Сначала мы пытаемся удостовериться в том, что проблема, по поводу которой пациент обратился, входит в нашу профессиональную компетенцию как психологов и психотерапевтов, то есть мы оцениваем наличие связи физического состояния и видимых психологических проблем, наличие тяжелых психиатрических заболеваний и т. д. Так, в случаях, описываемых как “депрессия”, мы стремимся различить депрессию настроения, обусловленную чем-либо (горем, связанным с потерей кого-то из близких, реакцией на изменения в жизни, например увольнение с работы и т. д.), невротическую или реактивную депрессию и эндогенное аффективное расстройство.

Затем мы устанавливаем, какой метод психотерапии является наиболее подходящим, после чего определяем объем и форму психотерапии, которые рекомендованы при данных расстройствах, а также при особенностях личности пациента, его личностных ресурсов эмоциональной устойчивости и гибкости, личного и социального окружения.

Например, почти любая форма индивидуальной психотерапии, проводимая с пациентом, связанным брачными узами, как-то повлияет на его брак, и это влияние должно обсуждаться с ним, чтобы он со всей ответственностью мог решиться на лечение. Правильным будет побеседовать с супругом(й) или с пациентом и супругом(й) вместе, и, кроме того, супруг(а) может в какой-то мере принимать участие в лечении.

Вопрос о том, кто именно нуждается в лечении, также не должен оставаться без ответа. Так, в случаях с детьми и молодыми людьми, находящимися в определенной степени под контролем родителей, наблюдается, что лечение и жажда перемен — это желание родителей, а не самого пациента. Действительно, иногда вместо того, чтобы самим отправиться к психотерапевту, родители ведут к нему своих детей. В таких случаях у психотерапевта возникает вопрос: “Вот клиент, а кто заказчик?” Заказчик (то есть человек, который настаивает на изменениях) не всегда является клиентом (человеком, который должен измениться), и важно идентифицировать обоих.

Вопрос об использовании гипноза может возникнуть позднее, например когда существует некоторая вероятность, что посредством гипноза можно ускорить излечение или помочь пациенту эффективно справляться со своими проблемами на протяжении периода лечения (улучшением сна или смягчением мешающих симптомов), а также когда гипноз рассматривается психотерапевтом как наиболее подходящий метод лечения. Конечно же, намного проще, если пациент ожидает или требует именно гипнотерапии. Однако даже в таких случаях необходимо принять взвешенное решение.

Достаточно часто пациенты направляются на гипнотерапию по очевидно простым и узко очерченным проблемам, таким как звон в ушах, боль в спине (пояснице) или какая-либо вредная привычка. Однако очень быстро обнаруживается, что это лишь вершина айсберга и что помощь в действительности требуется по несколько другим, более сложным, проблемам. Нередко у пациентов, которых направляют на “релаксацию под гипнозом” по поводу легких стрессовых реакций, даже при поверхностном исследовании обнаруживаются депрессия или более серьезные расстройства.

В определенный момент оценочного интервью мы спрашиваем пациента, как он относится к использованию гипноза в курсе предполагаемого лечения. При этом непринужденность, участие и уверенность психотерапевта являются решающими. Если предлагать использование гипноза, опасаясь, что предложение, вероятно, встревожит и взволнует пациента или ему покажется, что психотерапевт прибегает к хитрости или обману, то пациент, имея на то достаточные основания, откажется. Если же вы точно решили, что возьметесь за лечение пациента, и он принимает ваше предложение, поскольку верит в возможности психотерапии, продолжайте беседу с ним в соответствии со сценарием 5.1.

Сценарий 5.1. Подготовка пациента.

Я считаю, что при наличии трудностей подобного рода использование гипноза будет очень полезным. В данный момент я еще не могу сказать, будет ли применение гипноза наиболее подходящей формой лечения для вас, но многим людям это помогло. Интересно, что вы понимаете под словом “гипноз”?

Каждый психотерапевт находит свой способ ознакомления пациента с необходимостью применения гипноза. Зачастую для пациента это является неожиданностью, но даже когда он готов к обсуждению этой темы, нужно задать вопрос: “Каковы ваши предубеждения?”.

Следующим шагом будет рассеивание неправильных представлений и ознакомление с более точными и реалистичными, а также обсуждение этого вопроса в целом (см. главу 2). Затем пациента нужно попросить определить время и место в прошлом, в котором он чувствовал себя абсолютно здоровым, расслабленным, счастливым и защищенным.

Некоторые пациенты, особенно те, которые в большей или меньшей мере подавлены, столкнутся с трудностями в определении такого опыта и могут даже заявить, что никогда не чувствовали себя хорошо. Большинство таких пациентов будут счастливы, когда благодаря “возрастной регрессии” обнаружат, что такие хорошие моменты были в их жизни (см. главы 15 и 16). Однако некоторые могут оказаться неспособны даже при использовании техники регрессии отыскать счастливый момент в своем прошлом. В таких случаях психотерапевт может сконструировать подобное переживание из элементов и намеков, данных пациентом, или создать его de novo (с нуля). Очевидно, что подлинное переживание из жизни пациента будет более эффективным, чем любое придуманное психотерапевтом. Иногда, использовав придуманную психотерапевтом ситуацию, пациент, к своему удивлению, вспоминает собственные счастливые мгновения.

На этом этапе можно перейти к пробной гипнотизации. Некоторые психотерапевты предпочитают использовать ту или иную из шкал для оценки внушаемости, но мы полагаем, что проще и логичнее исходить из первого опыта гетерогипноза пациента. Это служит нескольким целям, первой из которых является оценка потенциала пациента к гипнозу. Формальные шкалы оценки внушаемости или восприимчивости к гипнозу (например, шкала Барбера [35], Стенфордская [36] и Гарвардская [37] шкалы) определяют количественно, насколько человек восприимчив к суггестии, образам-представлениям и так далее, что имеет ценность для любого исследования гипноза; но самый надежный способ оценки восприимчивости пациента в клинической практике — это эксперимент. Если это вообще первый опыт официального гетерогипноза пациента, эксперимент даст ему возможность избавиться от любого сохранившегося опасения и тревоги и убедит в том, что гипноз сам по себе приятен и полезен.

Первая гипнотизация, возможно, не является абсолютно надежным индикатором последующей реакции пациента на гипноз, но она дает некоторое представление о приемлемости самой процедуры, о готовности и способности пациента к использованию определенной техники, а также помогает определить виды гипнотизации, погружения и образа-представления, которые следует использовать в дальнейших сеансах. Кроме того, даже если был достигнут лишь очень неглубокий транс, пациент уходит с сеанса в значительно улучшенном настроении: он становится намного спокойнее и оптимистичнее, чем до гипноза.

Большинство пациентов в той или иной степени поддаются влиянию гипноза. Авторы расходятся во мнениях по поводу определения “коэффициента успешности”.

Некоторые считают его равным 95% (Edelstien, 1981). Кроджер (Kroger, 1977), например, считает, что “...неспособность достичь некоторой степени гипноза встречается редко”. Наш опыт и опыт других практикующих специалистов Великобритании, с которыми мы обсуждали этот вопрос, показывает, что, возможно, существуют культуральные различия. Например, в Великобритании доля пациентов, положительно реагирующих на гипноз, ниже, чем в США.

Мы считаем, что в среднем один из трех пациентов удовлетворительно реагирует на первую индукцию и достигает удовлетворительных значений по шкале оценки. Но они скорее демонстрируют признаки полезной релаксации или того, что отдохнули, а не настоящей реакции на внушение.

Когда пробная индукция проведена, а программа, описанная выше, завершена, психотерапевт должен решить, достаточна ли продемонстрированная в этой пробной индукции внушаемость пациента для воплощения рассматриваемой программы лечения. Если она неадекватна, то ее можно развить посредством самогипноза для управления тревогой и снятия стресса, несмотря на то, что этого недостаточно для намеченных психотерапевтических процедур.

Договорившись с пациентом попробовать метод гипноза, психотерапевт должен выбрать гипнотизацию, соответствующую личности пациента. Некоторые факторы, влияющие на выбор, уже обсуждались в главе 2. Например, чем более “контролирующим” и, возможно, упрямым является пациент, тем желательнее избегать индукций, содержащих ограничения его самодетерминации, то есть тех, в которых используются такие феномены, как каталепсия (неспособность выполнять некоторые обычные действия). Чем тревожнее и настороженнее пациент относится к гипнозу, тем в большей мере следует придерживаться очень мягкой и спокойной гипнотизации. Со временем психотерапевт сможет быстрее определить, что подходит данному пациенту, используя как интуицию, так и более формальные когнитивные решения.

Иногда первый выбор оказывается неподходящим для пациента. Намного чаще проявляется осознанное или неосознаваемое сопротивление, выражающееся в том, что пациент начинает хихикать или прерывать психотерапевта. В этом случае могут быть представлены альтернативные индукции, для того чтобы учесть любые специфические трудности, с которыми сталкивается пациент, до тех пор, пока не будет достигнута определенная степень транса или не возникнет взаимное согласие закончить эксперимент. Следует избегать излишней настойчивости, которая лишь обнаруживает тревогу психотерапевта перед пациентом, но в то же время не стоит отвергать идею в целом, если первая гипнотизация оказалась неудачной.

Многие пациенты, по-видимому, нуждаются в повторных попытках, при которых они действительно добиваются нужного эффекта. Повторение приводит к ослаблению, а зачастую и прекращению сопротивления, вероятно благодаря обретенной уверенности пациента в том, что он может успешно противостоять индукции.

Большинство пациентов достигают минимального уровня транса, и это используется по-разному. Во-первых, можно внушить пациенту легче и глубже поддаваться гипнотизации в будущем. Во-вторых, следует включить внушение о важности регулярного упражнения — как для совершенствования умения пациента использовать гипноз, так и для того, чтобы добиться освобождения от напряжения, тревоги и других страданий. В случае с физическими симптомами и болью суггестия должна быть направлена на применение самогипноза для овладения контролем над этими симптомами. Проведя индукцию, сопровождающуюся погружением, когда пациенту удается достичь нужного уровня транса (что можно определить по проявлениям одного или двух феноменов, заимствованных из той или иной шкалы), продолжайте действовать в соответствии со сценарием 5.2.

Сценарий 5.2. Постгипнотическое внушение, направленное на последующую индукцию.

Хорошо. Сейчас вам очень комфортно, вы расслаблены, беззаботны и спокойны. Впредь вам будет все легче и легче входить в это состояние глубокой расслабленности, и каждый раз, слушая меня, как вы это уже делали, вы будете все легче и быстрее погружаться в транс настолько глубоко, насколько нужно [38]. Вы обнаружите, что по мере накопления опыта в самостоятельном погружении в транс вам будет все легче делать это и вы будете получать все больше и больше пользы от регулярного применения самогипноза.

Следующий шаг — обеспечение пациента техникой самогипноза. Самогипнотизация может проводиться по тому сценарию индукции, который уже использовался на сеансе. Для быстрой гипнотизации необходимо выбрать модель, которую пациент сможет использовать как дома, так и вне его.

Например, если проблема, с которой обратился пациент, заключается в приступах паники, начинающихся вдали от дома, можно использовать двойственный подход.

Во-первых, лучше всего предложить пациенту проводить сеансы самогипноза ежедневно или дважды в день, для того чтобы систематически работать над ликвидацией панических реакций на различные более или менее специфические пусковые стимулы. Во-вторых, для пациента будет очень полезно освоить технику торможения развития таких приступов, которую он мог бы применять независимо от местонахождения и даже с открытыми глазами. Различные виды самоиндукции, включающие как более продолжительные модели, используемые для регулярного самостоятельного лечения, так и “мгновенные” техники, освещались в главе 4.

Теперь перейдем к эго-укреплению. На эту тему существует множество сценариев, например сценарии Хартленда (Hartland, 1971). Самовнушение обретения душевного спокойствия или сглаживания симптоматики кажется совершенно бессмысленным при обычном прочтении соответствующего сценария, однако в состоянии транса может иногда оказываться удивительно полезным и эффективным (см. сценарий 5.3).

Сценарий 5.3. Внушение пользы самогипноза.

Упражняясь в самогипнозе каждый день, вы обнаружите, что все больше и больше испытываете ощущение спокойствия и безмятежности, пока находитесь в состоянии транса, и что, когда вы открываете глаза и возвращаетесь в обычное состояние бодрствования, это ощущение покоя, благополучия и безмятежности продолжается все дольше и дольше. Регулярно упражняясь, вы убедитесь в том, что получаете все больше и больше пользы от времени, проведенного в состоянии самогипноза, и постепенно научитесь справляться с проблемами, которые мешали вам в жизни. Вы все более и более будете способны рассеять чувство тревоги, полностью освободиться от него и поднять свое настроение. Для того чтобы помочь вам в этом, мы сейчас проведем небольшой эксперимент.

В этот момент вводится понятие “личного прибежища”. Принцип, лежащий в основе этого упражнения, таков: пациент должен вспомнить хорошие моменты своей жизни, когда он чувствовал себя счастливым, сильным и жизнерадостным или переживал чувство уверенности в своих силах. Пережив эти чувства заново, пациент будет способен противостоять владеющим им в настоящее время чувствам тревоги, безысходности, отчаяния и т. д. Эти три подхода проиллюстрированы в сценариях 5.4—5.7.

Сценарий 5.4. Возрастная регрессия (“личное прибежище”).

Теперь мне бы хотелось, чтобы вы вернулись назад, в то время и то место, о которых мы говорили раньше. В то время, когда вы чувствовали себя совершенно счастливым и расслабленным, когда все было хорошо. Вы возвращаетесь к моменту, когда впервые сели верхом на лошадь (лежали на пляже на Крите, стояли на вершине Сноудон). Вернитесь в то время, к той лошади (пляжу, горе); ощутите, как лошадь двигается под вами (лучи солнца на вашем теле, ветер, овевающий вас); услышьте стук копыт (плеск волн о берег, тишину в горах). Еще немного насладитесь пребыванием там, в прошлом, — на лошади (на пляже, на горе Сноудон); почувствуйте себя совершенно спокойным, счастливым и довольным, зная, что все хорошо. Впитайте все хорошие ощущения того времени, чтобы, вернувшись в обычный мир, продолжать чувствовать себя точно таким же здоровым, расслабленным и счастливым, как сейчас, совершенно безмятежным, расслабленным и полным сил [39].

Сценарий 5.5. Возрастная регрессия (поиск “счастливого момента”).

Вернитесь в прошлое. Почувствуйте, как вы проходите сквозь свою жизнь, просто возвращаетесь, становитесь моложе и моложе, для того чтобы оказаться в прошлом и пережить некоторые приятные моменты, произошедшие в то время. Вернитесь назад, к тому моменту, который был особенно приятным. Ко времени и месту, когда вы чувствовали себя действительно хорошо, счастливо и беззаботно. Вы можете не говорить мне о нем, если не хотите. Возвращайтесь во времени до тех пор, пока не найдете такой момент, и затем остановитесь там; дайте мне знать, когда доберетесь туда, а затем наслаждайтесь теми приятными чувствами, которые вы переживаете, с тем чтобы, когда вы снова вернетесь в настоящее время, эти приятные чувства остались с вами [40].

Сценарий 5.6. Возрастная регрессия (альбом с фотографиями) [41]

Мне бы хотелось, чтобы вы сейчас представили, будто перед вами лежит альбом с фотографиями. Этот альбом — коллекция всех приятных моментов вашей жизни, всех тех моментов, когда вы были счастливы, довольны собой и уверены в себе. Это альбом с фотографиями только приятных мгновений; он содержит все приятные события, которые случались с вами, начиная с тех пор, когда вы были очень маленьким, вплоть до настоящего времени. Переворачивайте страницы альбома, пока не дойдете до одного из тех моментов, на котором вам хотелось бы сосредоточиться сегодня. Перелистывайте не спеша, пока не дойдете до особенно приятного момента, и дайте мне знать, когда вы найдете тот, о котором вам хотелось бы подумать сегодня [42].

Может быть, момент, когда вы были один... или с другими людьми. Возможно, особый случай или то, что случалось регулярно или на протяжении какого-то периода вашей жизни. Может быть, дома или где-то за городом. Просто не спеша просматривайте свою жизнь, пока нужное — давным-давно прошедшее время или время, близкое к настоящему, — обнаружится, а затем дайте мне знать [43].

(Когда пациент подаст знак, переходите к следующему этапу.) Хорошо. Теперь мне бы хотелось, чтобы вы воссоздали то событие и тот период вашей жизни так, как будто это происходит прямо сейчас. Дайте этому образу полностью овладеть вами и обратите пристальное внимание на все цвета и предметы вокруг вас, звуки, связанные с этим местом... Теперь вы, возможно, захотите рассказать мне об этом периоде вашей жизни или сохранить его в секрете. Вы хотите рассказать мне о нем? [44]

Теперь, когда вы можете полностью пережить вновь этот момент вашей жизни (пикник на берегу озера, летние каникулы, день рождения), проведите здесь несколько мгновений для того, чтобы испытать все чувства, связанные с этим местом [45].

По мере того как эти чувства будут становиться все сильнее и сильнее, позвольте себе насладиться ими, насладиться ощущением силы, уверенности и согласия с миром.

Вы чувствуете себя так, как будто долго сидели в здании электростанции и не могли выйти, потому что потеряли ключи. Теперь вы нашли ключи и можете использовать эти внутренние источники силы и разума. Вы также можете почувствовать, что способны управлять своей жизнью, способны действовать и принимать решения, которые принесут вам удовлетворение и радость достижения цели. Вы можете наслаждаться чувством уверенности в своих силах и в то же время чувством растущей свободы. Почувствуйте, как приятны эти переживания. В будущем, чем чаще и регулярнее вы будете приходить сюда, тем сильнее сможете переживать эти чувства и тем в большей мере они начнут проникать в вашу повседневную жизнь, что принесет вам радость и удовлетворение.

Сценарий 5.7. “Личное прибежище”, смоделированное психотерапевтом.

Помните, вы говорили мне, что чувствуете себя спокойно и расслабленно, когда находитесь в лесу. Мне бы хотелось, чтобы вы мысленно представили себе то, что я буду описывать. Представьте, что вы идете через поле к лесу. Вы идете по траве, ощущая лучи солнца на спине, по-настоящему теплые и приятные, и теплый, нежный ветерок, овевающий вас. Возможно, вы почувствуете запах сена. Вы подходите ближе к лесу... Вы видите, насколько в лесу темнее... Пятна солнечного света падают на землю тут и там... Теперь вы входите в лес... Здесь прохладнее... Как здесь тихо! Обратите внимание на дикие цветы, растущие тут и там... Возможно, некоторые из них вам знакомы: папоротники и подлесок, или кусты ежевики, или просто ровный ковер листьев, хвои и веточек. Может быть, на стволах деревьев растет мох... Какие-то старые пни... Плющ, вьющийся тут и там... Молодые деревца пробиваются между большими деревьями... Вы видите нежную зелень листьев с солнечными бликами, падающими на них тут и там... Чувствуете запах деревьев... Землистый запах лиственной плесени... Мне бы хотелось, чтобы вы представили прямо перед собой старое, большое буковое дерево. Прислонитесь к его стволу или присядьте рядом на некоторое время, возможно на солнышке, и отдохните. Прислушайтесь к тишине, нарушаемой только тихим шуршанием листьев и редкими скрипучими звуками, когда одна ветвь соприкасается с другой. Впитайте в себя спокойный, тихий, невозмутимый, теплый мир этого места. Слейтесь с деревьями и покоем так, чтобы напряжение и тоска, которые вы ощущаете, начали оставлять вас. Пусть все эти неприятные чувства покинут вас, исчезнут, и, вернувшись в обычный мир, вы сохраните приятные чувства, обретенные здесь. Вы сможете воссоздавать эти приятные чувства всякий раз, когда будете погружаться в транс и снова оказываться в этом лесу.

Иногда оказывается полезным включение образов-представлений, способствующих снижению негативных переживаний. Эмоция может изображаться грузом или бременем, от которого пациент освобождается или избавляет себя. Например, депрессия сравнивается с темной, тяжелой, маслянистой жидкостью, наполняющей тело, делающей его тяжелым и вялым. Затем эта жидкость представляется вытекающей из тела, возможно, сквозь пальцы рук и ног, по мере того как она вытекает, тело становится более легким и свободным. Или тревоги и страхи пациента могут быть представлены написанными на множестве маленьких кусочков бумаги, которые затем нужно бросить одну за другой в ручей или реку.

Даже используя такие, несомненно безобидные образы, можно столкнуться с неприятностями. Один из авторов использовал этот образ с молодым человеком, любимым развлечением и самым счастливым воспоминанием которого была рыбалка на реке в Северной Шотландии. Внушение выбрасывания своих бед в воду в виде клочков бумаги, хранящихся в кармане, казалось достаточно подходящим, однако после окончания сеанса пациент объяснил, что он начал делать это, но затем с ужасом осознал, что клочки бумаги загрязняют его любимую реку, и поэтому перестал бросать их. Такая мотивировка, несмотря на очевидную рациональность, раскрывала некоторые важные аспекты нежелания пациента расставаться со своими проблемами и его амбивалентность по отношению к психотерапии.

Этот пример иллюстрирует, что используемый образ следует выбирать очень осторожно, поскольку он должен привести не к усилению стресса и чувства тревоги, а к их ослаблению.

Трудно надеяться на то, что пациенты (особенно со значительной амбивалентностью к изменениям) сами изменят образ или суггестию, которые они находят неподходящими.

Другой образ (в значительной степени соматосенсорной природы), который мы обычно используем, — это тепло в центре тела, довольно похожее на ощущение грелки, лежащей на животе, распространяющееся по всему телу, сочетающееся с чувствами покоя и безмятежности и снижающее напряжение и тревогу. Повторяйте суггестию улучшающегося самочувствия после каждого сеанса самогипноза, помня, что оно будет глубже воспринято в то время, когда пациент на самом деле ощущает то, что вы внушаете.

И, наконец, нужно также включить суггестию о последующем использовании гипноза в лечении. Естественно, детальное содержание такой суггестии будет зависеть от плана лечения. Если подразумевается, что лечение в значительной степени основано на гипнозе, суггестия должна быть целенаправленной и касаться определенных проблем (сценарий 5.8).

Сценарий 5.8. Постгипнотическое внушение пользы транса (1).

Вы обнаружите, что, когда мы начнем использовать гипноз так, как договорились, для того чтобы справиться с вашими трудностями, вам будет легко погружаться в транс настолько глубоко, насколько нужно, и, когда вы вернетесь в обычный повседневный мир, вы почувствуете себя расслабленным и уверенным, с легкостью в голове и теле. Вы будете каждый раз по чуть-чуть преодолевать трудности, пока не достигнете желаемого результата и не сможете делать все необходимое, чтобы чувствовать себя хорошо.

Если пробная гипнотизация проводилась лишь как подготовка к последующему использованию гипноза, то следует придерживаться сценария 5.9.

Сценарий 5.9. Постгипнотическое внушение пользы транса (2).

Вы поймете, что, используя технику самогипноза каждый день или когда вам нужно, вы скоро сможете успокоиться и на некоторое время уйти от своих проблем. Кроме того, в любое время, когда я и вы согласны использовать гипноз для решения ваших проблем, вы сможете погружаться в состояние транса легко, спокойно и настолько глубоко, насколько нужно в данный момент. Каждый раз при использовании гипноза на наших сеансах вы будете считать его полезным и приятным и чувствовать себя действительно расслабленным, спокойным и уверенным.

Этого обычно достаточно для первого сеанса гипноза, за исключением специфических внушений, которые могут быть оговорены вначале. Затем — с необходимыми внушениями благополучия, уверенности и расслабления — пациента можно вывести из транса. Любой, кто находился хотя бы лишь в поверхностном трансе, нуждается в некотором времени, чтобы подготовить себя к возвращению в состояние бодрствования. Поэтому каждому пациенту следует выделить немного времени после того, как он откроет глаза, прежде чем продолжить сеанс. Выход из транса обычно сопровождается глубоким вздохом и широкой улыбкой, которые, надо отметить, очень радуют психотерапевта.

Таким образом, нужно осуществить на практике программу самоиндукции, изученную в течение периода пребывания в трансе, или апробировать сокращенную гетероиндукцию. Затем весь опыт следует достаточно подробно обсудить. Завершающая дискуссия очень важна, так как пациент может нуждаться в том, чтобы поговорить об этом. Это связано с тем, что полученный опыт для него является волнующим и неожиданным переживанием. Более того, обсуждение часто выявляет необходимость внести поправки в процедуру по одному или нескольким пунктам, для того чтобы сделать технику более приемлемой или эффективной для пациента.

Как говорилось в главе 2, полезно также разработать и осуществить на практике сокращенную гипнотизацию для использования в последующих сеансах. На начальной стадии это осуществимо лишь с пациентами, которые легко и хорошо поддаются гипнотизации, то есть быстро погружаются в достаточно глубокий транс. Менее внушаемым пациентам нужно повторить полную гипнотизацию перед тем как они смогут удовлетворительно реагировать на сокращенную или “мгновенную” гипнотизацию.

Если пациент и в дальнейшем реагирует должным образом на такую гипнотизацию, то ее сокращенная форма предъявляется вместе с подходящей суггестией в то время, когда он находится в трансе, а после пробуждения его снова возвращают в транс с частичным использованием “мгновенной” гипнотизации, прежде чем приступить к завершающему разбору.

ЧАСТЬ II. СТРАТЕГИИ ЛЕЧЕНИЯ ВЗРОСЛЫХ.

Глава 6. Нарушение поведения.

В любой психотерапевтической практике часто встречаются случаи обращения пациентов, желающих освободиться от вредной привычки, такой как курение, выдергивание волос, кусание ногтей и так далее, или восстановить потерянный навык, например сон, контроль сфинктера и пр. В этой главе будут рассмотрены некоторые расстройства такого рода и намечены стратегии лечения, но перед тем как начинать то или иное лечение, важно диагностировать привычное поведение, обсессивно-компульсивный ритуал, другие психоневротические расстройства и неспособность выполнять естественные функции. Другими словами, перед тем как определять лечение, необходимо уточнить диагноз пациента.

Границы между понятиями могут быть едва уловимыми и трудными для определения. Например, некоторые люди имеют склонность к курению из-за врожденной предрасположенности к такому поведению; другие же ведут себя подобным образом, потому что курение удовлетворяет ряд невротических потребностей или снимает напряжение, то есть является составляющей сверхдетерминированного невротического процесса. Для последней группы, к которой относятся большинство курильщиков, лечение, не направленное на лежащие в основе невротические процессы и не снимающее тревоги, питающей привычку, вряд ли будет успешным. Если же успех достигается, то только на короткий срок, или появляются другие симптомы, которые, возможно, не настолько тягостны, как курение, но могут быть в равной степени нежелательны или опасны для жизни пациента.

“Пустые привычки” — один из наиболее удачных терминов, используемых некоторыми авторами (например, Crasylneck; Hall, 1985).

Многие привычные и почти навязчивые модели поведения, или невротически обусловленные “симптомы”, которые когда-то имели значение и несли какую-то функцию в жизни пациента, существуют дольше, чем процессы, конфликты и тревоги, вызвавшие их и придавшие им какой-то смысл. Например, многие молодые люди начинают курить для того, чтобы самоутвердиться и показать себе и окружающему миру, что они взрослые, независимые, “крутые” и т. д. Полученная привычка сохраняется еще долго после того, как потребность в таком самоутверждении исчерпывает себя и в этом смысле становится пустой. Однако для некоторых курильщиков привычка не является “пустой”, и они продолжают совершенно бессознательно вкладывать в нее тревогу и опасения за свой статус взрослого и независимого человека.

В первом случае пациенту достаточно легкой помощи, чтобы бросить вредную привычку, в то время как во втором — он будет верен своей привычке или вернется к ней через короткий промежуток времени, даже несмотря на энергичные усилия со стороны психотерапевта и детально продуманное лечение, до тех пор пока не будут рассмотрены причины, лежащие в ее основе. Конечно, в таких случаях лечение обращается к более глубоким уровням личности и воспринимается пациентом как покушение на его мифическую независимость, поэтому сопротивление лечению быстро и энергично заявляет о себе. При оценке пациента, обратившегося за помощью в связи с проблемами такого рода, одной из важнейших целей будет определение того, что в действительности кроется под рассматриваемым поведением: “пустая” привычка или неразрешенные тревоги и конфликты, все еще требующие выхода с помощью психотерапевта.

Иногда пациент приходит с невысказанным утверждением: “Может быть, это и плохая привычка, но это моя привычка”. Привычные действия, а также атрибуты привычки (зажигалка, трубка и т. д.) становятся неотъемлемой частью собственного образа “Я” пациента и его публичного образа, поэтому отказ от привычки может привести к некоторым изменениям в восприятии человеком самого себя и, как ему кажется, в восприятии его окружающими. Изменения такого рода могут быть трудноосуществимыми и вызвать значительное и, по существу, непроизвольное сопротивление, даже если они очень желанны на сознательном уровне. Тут необходимо отметить, что желанными являются лишь частичные изменения. Так, некоторые люди, желающие бросить курить, хотят избавиться от риска навредить здоровью, или от уже имеющихся болезней, или от финансовых расходов, связанных с курением, но не хотят стать некурящими и не осознают, что это неизбежное следствие изменений, к которым они стремятся.

Если бы не эти базовые источники сопротивления, то люди, которые кусают ногти, курят или имеют другие вредные привычки, могли бы перестать это делать без проблем в дальнейшем. Стратегия эффективной помощи со стабильным результатом должна быть в той же мере направлена на процессы и источники, являющиеся основой привычки, как и на ее внешнее проявление.

Эта глава, прежде всего, будет посвящена проблеме освобождения от привычного поведения; в следующих же главах речь пойдет о лечении нарушенных, или дезадаптивных, паттернов (например, недержания мочи или кала, расстройства сна и т. д.).

Многие программы лечения курения и других вредных привычек обращаются к эго-укрепляющей суггестии, освобождающей от рассматриваемой модели поведения: “Вы почувствуете гордость и удовлетворение от того, что избавились от старой привычки” или: “Вы почувствуете себя расслабленным и свободным от мысли о том, что вы не курите”. Акцент в таких подходах ставится на ожидаемых приятных последствиях прекращения курения, таких как улучшение здоровья, получение большего удовольствия от еды и ее вкуса, отсутствие табачного дыма и запаха от человека, финансовая выгода и т. д. В то время как подобные внушения являются полезной составляющей любой программы и должны быть в нее включены, наш опыт показывает, что более плодотворным подходом является тот, который блокирует само поведение и в то же время дает некоторое освобождение и компенсацию чувства утраты, сопровождающего “бросание”, а также любых лежащих в основе привычки тревог (и других вовлеченных в такое поведение неосознанных процессов). Это существенно, если мы хотим достичь хорошего и долговременного результата.

Другие подходы, представленные в литературе (например, Kroger, 1977), основаны на аверсивном (создающем отвращение) обучении, при котором упор делается на неприятные аспекты поведения и его нежелательные последствия. Таким образом, доставляются дополнительные неприятные переживания, несколько сходные с теми, что возникают при использовании стратегии лечения от алкогольной зависимости: “Каждый раз, когда вы будете зажигать сигарету, вас будет тошнить как от запаха... (чего-то, что пациент определил как наиболее неприятный запах); “Вы почувствуете, как отвратителен дым во рту и носу, как он жжет и какой у него омерзительный вкус”. Когда такой подход используется in vivo, так же как и при традиционном лечении кусания ногтей с помощью покрытия их отвратительным на вкус веществом, процент успеха, несмотря на значимость, оказывается достаточно низким.

То же утверждение справедливо и для лечения образами такого рода in vitro: они оказываются эффективны с переменным успехом. В обоих случаях пациент совершенно справедливо чувствует, что не он контролирует ситуацию, а наоборот, им управляют или манипулируют. Эта реакция, бесспорно, приводит к обратным результатам, если нежелательное поведение было связано с неуверенностью, тревогой по поводу независимости и т. д.

Многие люди, обращающиеся за помощью по поводу освобождения от привычек, на самом деле уже решили, что собираются бросить привычку и действительно нуждаются в некотором виде ритуала, спасающего престиж и каким-то образом ознаменовывающего переход от действия по привычке к его прекращению. Такие люди легко поддаются любому виду лечения, потому что любой ритуал выполнит необходимую им функцию.

Идентификация поведения, на которое нацелено лечение, и очерчивание роли, которую данное поведение играет в жизни пациента, очевидно, является первым шагом в определении метода. Следующим шагом будет определение ситуаций, в которых нежелательное поведение имеет место, стимулов, его запускающих, переживаний, связанных с ним и являющихся его результатом, и ожидаемых последствий прекращения этого поведения. Используемые в лечении стратегии и образы-представления, конечно, выводятся из этой информации. Например, курильщики часто говорят, что чувствуют желание курить, как только сделают перерыв в работе и выпьют чашечку кофе или после еды, и что курение является неотъемлемой частью этого расслабляющего ритуала и освежающего отдыха. Другие могут сообщить, что курят больше, когда пьют спиртное с друзьями на вечеринке или в кафе, опять-таки в состоянии, связанном с расслаблением и удовольствием.

В последнем случае обычно просматриваются парадоксальная тема тревоги и напряжения, проходящая сквозь самосознание, и беспокойство, присутствующее в таких сообщениях. Курение, кусание ногтей, выдергивание волос и другие вредные привычки часто связаны с ситуацией, когда и расслабление, и напряжение провоцируют это поведение. Оно проявляется в равной степени, когда пациент расслаблен и беззаботен (во время чтения для удовольствия, сидения у телевизора и т. д.) и когда он приведен в состояние неловкости и напряженности, например социальной ситуацией. План лечения должен учитывать оба этих аспекта, а также все типичные провоцирующие ситуации и по возможности использовать их в процессе применения образных техник.

В каждой рассматриваемой ситуации акцент ставится на ликвидации связи между рассматриваемым поведением и снятием напряжения, а затем замещением ее связью между несовершением рассматриваемого поведения и снятием напряжения.

Неотъемлемая часть большинства планов лечения такого поведения, независимо от применения гипноза, сосредоточена на перенесении обычно непроизвольного и едва осознаваемого поведения прямо в сознание, для того чтобы оно стало доступным произвольному принятию решения и контролю. Техника “парадоксального замысла” и сходные подходы работают отчасти так: на сеансах лечения пациента неоднократно вынуждают демонстрировать поведение-мишень, вследствие чего он начинает все яснее и яснее осознавать свои действия и чувства, связанные с ними. Поступая подобным образом, он становится “чувствительным” и осознает сенсорную составляющую поведения, которая до того совершалась непроизвольно.

Например, пациент может быть проинструктирован кусать ногти на протяжении заранее оговоренного периода каждый раз, когда психотерапевт подает сигнал, и, делая это, сосредоточивать свое внимание на ощущениях, получаемых от своих губ, зубов, челюстей и пальцев. Эффект можно усилить упражнением, состоящим в кусании ногтей дома, перед зеркалом, и внимательном изучении себя во время этого занятия. Такое повышение осознаваемости действий является необходимой составляющей отучения от вредных привычек и включается в программу лечения, даже если само по себе имеет сравнительно низкий уровень успешности.

В нашей излюбленной модели лечения объединены все эти аспекты, но особенно выделены два из них: с одной стороны, эта модель вызывает чувство владения ситуацией и удовлетворения, а с другой — позволяет противостоять любой лежащей в основе невротической потребности, символически удовлетворяемой привычкой. В то же время данная модель разрабатывалась для вызова релаксации, ощущения беззаботности, покоя и удовлетворения от невыполнения нежелательного поведения. Сценарий 6.1 может быть использован, с соответствующими изменениями, для широкого круга привычных образов действия. Его можно применять в том виде, в котором он представлен, или просто взять за основу.

Перед тем как начать гипнотизацию, план лечения обсуждается и согласовывается с пациентом. Акцент ставится на его решении стать некурящим к какой-либо, пока еще точно не установленной, дате и на регулярном выполнении соответствующих упражнений в течение установленного срока.

Он не должен пробовать бросить курить или снизить количество сигарет, так как само лечение приведет к тому, что он станет курить меньше и постепенно прекратит совсем. “Личное прибежище” определено, и ситуации, в которых пациент курит, известны, так же как и пусковые события и стимулы.

Пациента снова убеждают, что ему не следует специально пытаться избегать курения, если он когда-нибудь почувствует потребность в этом, особенно потому, что такая попытка может превратить процесс в битву и этим вызвать внутреннее сопротивление. Однако каждый раз, чувствуя желание покурить, он должен сначала повторить упражнение in vivo, то есть без гипноза, но с настоящей сигаретой, а затем, если ему все еще хочется курить, он может сделать это, понимая, что его потребность будет постепенно убывать. Пациенту следует сказать себе, основываясь больше на оценке прошедших событий, нежели текущих, что он все меньше чувствует потребность в курении, что он не будет чувствовать “симптомов лишения” и что ему не захочется курить, пока он выполняет предписанные упражнения регулярно и часто. Он должен выполнять их мысленно, находясь в самостоятельно индуцированном гипнотическом состоянии, как минимум дважды в день, в установленное время, и, кроме того, всякий раз, когда будет чувствовать желание курить. Спустя некоторое время он почувствует, что легко и естественно стал некурящим.

Затем проводится гипнотизация с погружением и обычным эго-укреплением, включающим в себя предвосхищаемое удовольствие и награду за изменение. Затем пациент направляется в “личное прибежище”. В идеале это должно быть место на открытом воздухе: пляж, гора или что-то в этом роде, при описании чего можно подчеркнуть чистоту и свежесть вдыхаемого воздуха или приятный аромат цветов. Следует напрямую связать предвосхищаемые удовольствия с будущим временем, когда пациент станет некурящим. Затем изображение места меняется на описание той или иной ситуации, в которой пациент чаще всего курит.

Сценарий 6.1. Избавление от табакозависимости.

Вы сидите дома. Вечер, и вы смотрите телевизор. На столе рядом с вами стоит бокал вина. Вы чувствуете себя достаточно расслабленно и безмятежно, и теперь вам хочется закурить сигарету. Желание курить усиливается, и вы достаете пачку сигарет. Почувствуйте эту пачку в своей руке. Вы открываете ее, вынимаете сигарету и кладете пачку обратно. Почувствуйте, как сигарета касается пальцев; покрутите ее и ощутите разницу в фактуре между бумагой и фильтром. (Пауза.) Медленно подносите сигарету ко рту, пока не ощутите запаха табака. (Пауза.) Зажмите сигарету между губами. Почувствуйте запах табака во рту и в носу, теперь более сильный, и ощутите соприкосновение сигареты с губами. (Пауза.) Остановитесь на мгновение и сконцентрируйтесь на ощущениях от прикосновения, запаха и вкуса. (Пауза.) Теперь снова выньте сигарету изо рта и медленно опустите руку, держащую сигарету. Почувствуйте, как по мере этого вы расслабляетесь, расслабляетесь все больше и больше. Чем ниже опускается ваша рука с сигаретой, тем расслабленнее и приятнее вы себя чувствуете. Вы кладете сигарету обратно и закрываете пачку. Обратите внимание, как хорошо, расслабленно и приятно вы себя чувствуете. Вы немного отталкиваете пачку сигарет от себя и снова чувствуете себя еще более расслабленным. Почувствуйте, как ощущение благополучия и безмятежности растет внутри вас по мере того, как вы отталкиваете пачку от себя. Хорошо.

Теперь снова возьмите пачку. И когда вы это делаете, почувствуйте ее соприкосновение с рукой, а также возникающий дискомфорт, возможно, где-то внутри желудка [46]. Выньте сигарету, ощутите ее прикосновение между пальцами и почувствуйте дискомфорт и напряжение, растущие в животе. Подносите сигарету ко рту, пока не ощутите запах табака, становясь все неспокойнее, тревожнее и напряженнее. Зажмите сигарету между зубами, чувствуя запах и вкус табака еще сильнее, и по мере этого вам станет действительно неприятно, очень тревожно и напряженно. Снова выньте сигарету изо рта, подержите ее мгновение и почувствуйте, что напряжение и тревога сразу же немного ослабли. Опускайте руку, держащую сигарету, и чувствуйте, как напряжение и тревога еще немного отступили. По мере отдаления сигареты ото рта вы будете чувствовать себя все комфортнее, так как тревога и напряженность начнут постепенно ослабевать. Теперь положите сигарету обратно и закройте пачку. Как только вы сделаете это, вы почувствуете, как расслабление и безмятежность переполняют вас, а напряжение и тревога исчезают. Оттолкните пачку сигарет и почувствуйте ощущение благополучия и комфорта, переполняющее вас и растекающееся по всему телу так, что вы чувствуете себя все более и более приятно, расслабленно и спокойно, действительно хорошо.

Этот процесс повторяется с возрастающим акцентированием на сенсорных и аффективных компонентах. Пациента снова настраивают (пока он находится под гипнозом) на выполнение этих упражнений под самогипнозом, не менее двух раз в день. Затем его инструктируют проделывать это упражнение без гипноза всякий раз, когда ему хочется курить. То есть, когда он чувствует это желание, он должен вынуть сигарету, подержать ее в руках и внимательно отметить все получаемые ощущения, поднести ее ко рту и так далее, до того момента, пока он не оттолкнет пачку, сосредоточившись тем временем на приятных эмоциях, которые испытывает, постепенно отодвигая сигареты. Затем он может, если хочет, покурить, но в следующий раз, почувствовав желание курить, он должен будет сначала повторить упражнение. Естественно, следует сделать сильное внушение, чтобы к концу упражнения in vivo желание курить пропало, то есть, чтобы в этот раз пациент курить уже не захотел.

В конце сеанса пациента просят мысленно перенестись в будущее и представить себя через несколько дней или недель в серии ситуаций, в которых он обычно курил, и обратить внимание на чувство уверенности в себе, в своей новой личности и характере как некурящего. Затем его возвращают на некоторое время в “личное прибежище”, для того чтобы он насладился эмоциями, связанными с ним, снова обращая его внимание на чистоту и свежесть запахов, которыми он будет теперь наслаждаться как некурящий.

Могут быть сделаны дополнительные внушения, относящиеся к преимуществам, которые он получит в результате того, что станет некурящим, таким как “свежесть”, “чистота”, “улучшение здоровья” и так далее, но особенно следует подчеркнуть чувство контролируемости ситуации, самоконтроля и уверенности.

Заметьте, что фразы: “Прекратите курить”, “Бросьте курить” и им подобные никогда не используются. Эти фразы сами по себе, без дополнительного акцентирования, передают чувства потери или депривации, которые большинство людей сполна пережили или ожидают пережить в неудачных попытках бросить курить. Стратегия лечения, которой мы придерживаемся, включает в себя имплицитные (скрытые) внушения о том, что этого ожидать не следует.

Эта стратегия может быть модифицирована в соответствии с тем, решил ли пациент бросить курить в принципе или к определенной дате в ближайшем будущем. Некоторые авторы придерживаются назначения определенного “О-дня” (дня освобождения), в который пациент начнет новую жизнь как некурящий. Другие внушают, что днем отсчета должен стать следующий сеанс с психотерапевтом. Внушение, осуществляемое по поводу прекращения курения, должно быть приспособлено к решениям, принятым пациентом. Наш опыт работы с вышеупомянутыми подходами показывает, что большинство пациентов, которые решили перестать курить по собственному желанию, а не под давлением врачей или родственников, бросают курить либо во время первой беседы, либо в пределах нескольких дней, часто совсем не определяя для себя конкретной даты.

Бросание приятно-удобной привычки многолетней закалки включает в себя не только значительные изменения в образе “Я”, но также некоторую, а иногда и очень существенную, степень депривации. Поэтому для успеха любой стратегии лечения переживание депривации и самоотречения должно перекрываться сопровождающим его чувством удовлетворения и выгодности. Многие авторы, среди которых Кроджер, Красильнек и Холл, отстаивают применение принципов аверсивного научения (посредством создания чувства отвращения) как метода, предпочтительного для курильщиков. Это противоречит основной тенденции современной Британской практики модификации поведения и, кроме того, принципиально неприемлемо для большинства практикующих специалистов, которые считают данный метод отчасти жестоким (связанным с применением наказания) и неудовлетворительным ни по стилю, ни по эффективности. Вероятно, приемлемость аверсивного научения обусловлена культурально. Современные источники по модификации поведения мало доверяют использованию такого подхода для лечения какого бы ни было выученного поведения, и наш собственный опыт показывает, что подобные методы обычно приводят к обратным результатам, так что любые преимущества незначительны или очень недолговечны. Такой подход обычно усиливает стресс от изменения и потому почти всегда приводит к симптомам лишения или замещающему поведению, которое само по себе такое же нездоровое, как и исходное. Дальнейшие исследования, проведенные сторонниками аверсивного метода (например, Kroger, 1977), показывают, что его долгосрочный прогноз несколько ниже, чем у позитивной и вознаграждающей техники, описанной здесь.

Более того, наш подход не вызывает симптомов лишения (даже у закоренелых курильщиков) благодаря внушению того, что курение часто является не зависимостью, а привычкой. Замещающая активность также редка. Иногда за “О-днем” следует период употребления сластей, но, как правило, он недолог.

Принципы, лежащие в основе этого метода, без сомнения, ясны, но, возможно, их стоит раскрыть. Первая фаза упражнения с использованием “личного прибежища” содержит описание аффективной (эмоционально окрашенной) обстановки, с ненаправленной суггестией, касающейся свежести воздуха, запаха цветов и так далее, совсем не связанной на этой фазе с основной целью работы. Это подготавливает почву для более направленного внушения, осуществляемого на последующей стадии и акцентирующего внимание на тех преимуществах, которые приобретает некурящий. Оставляя эту связь несформулированной, мы позволяем образу и сцепленным с ним эмоциям укрепиться, не омрачая их никакими сомнениями, амбивалентностью или сопротивлением со стороны пациента. После того как этот образ утвердится, он может быть вызван в нужный момент. Первая репетиция следующей фазы упражнения (пациент представляет, как он закуривает сигарету) не содержит внушения дискомфорта, напряжения или других отрицательных эмоций, опирается только на внушение увеличивающейся комфортности и расслабленности по мере удаления сигареты от рта, вплоть до полного отторжения. Связь между эмоциональным переживанием и связанными с ним событиями рекомендуется сохранять несформулированной, то есть подчеркивать временную связь, а функциональную — оставлять без внимания.

Цель — выстроить процесс таким образом, чтобы закрепить модель стимул—реакция, как при классическом условном рефлексе, и в то же время избежать любой возможной интерференции с образованием условного рефлекса как на сознательном, так и на бессознательном уровне мыслей и эмоций. Второе и последующие повторения упражнения постепенно развивают как внушение отрицательных эмоций, связанных с приближением сигареты, так и внушение возрастающего комфорта по мере отдаления сигареты и отказа от нее. Оба эти внушения (и комфорта, и дискомфорта) явно никак не связаны с отказом от курения: пациента просят заметить мимоходом, что он становится все более и более напряженным и неспокойным, по мере того как (а не потому, что) подносит сигарету к губам, а также обратить внимание на то, что он ощущает нарастающие расслабление и покой по мере отдаления сигареты от себя, достигая кульминации в чувстве благополучия и способности управлять ситуацией, когда убирает пачку сигарет совсем.

Этот подход находится в остром противоречии с аверсивным методом по нескольким положениям. Во-первых, присоединение эмоций происходит на околопороговом уровне, что в целом эффективнее, чем внушение связи открыто и на полностью осознаваемом уровне. Во-вторых, перспектива тошноты, подступающей рвоты и других особенностей аверсивного метода делает маловероятным то, что пациент согласится и осуществит лечение на практике самостоятельно. В-третьих, если пациент действительно почувствует тошноту от запаха табака или дыма, то есть если лечение окажется эффективным, у него не будет возможности почувствовать, что он справился с привычкой и обрел контроль, поскольку контроль, скорее, был отобран у него. Кроме того, если бы подобное лечение было полностью успешным, пациент смог бы работать, путешествовать или жить только в совершенно незадымленной среде.

Делая ударение только и однозначно на положительных сторонах и преимуществах ощущения расслабленности, беззаботности и покоя, мы автоматически компенсируем депривацию от прекращения курения. Затем это чувство усиливается или укрепляется под гипнозом посредством возвращения в “личное прибежище” и сопровождается более направленным внушением чистоты, свежести и приятного запаха воздуха, теперь уже напрямую связанным с идеей быть некурящим.

Важен язык, используемый в этом процессе. Повторим: никогда не используйте фразу: “Бросайте курить”, из-за того, что она внушает чувство потери и депривации. Наш опыт подсказывает, что пациенты, которые стали некурящими по этому методу, просто не переживают чувства потери и депривации, даже если они выкуривали по восемьдесят сигарет в день на протяжении многих лет. Метод ли гипноза рассеивает или маскирует чувства лишенности или, несмотря на популярную точку зрения, табак не содержит вызывающих привыкание веществ — неясно. Создается впечатление, что появление симптомов лишения зависит от эмоциональной окраски переживания отказа от курения. Если это событие воспринимается как потеря и подчинение, то подобные симптомы возникают, а если общую атмосферу создают расслабление, покой, чувство контроля над ситуацией или удовлетворение, то — нет. Можно утверждать, что чувства избавления и контроля над ситуацией эмпирически несовместимы с чувствами зависимости и нужды и что, если первые достаточно сильны, то они уничтожат последние.

Этот же подход может быть применен для других навязчивых или привычных действий, особенно тех, которые способствуют снижению напряжения или самоуспокоению. Например, обкусывание ногтей и выдергивание волос часто оказывается связанным с этими чувствами, то есть обычно эти действия возникают, когда пациент переживает либо тревогу, либо упадок настроения. Кроме того, самостимулирующие виды поведения (включая, конечно, курение) могут повлечь за собой последующие нежелательные реакции. Если они ярко выражены, то программу можно скорректировать так, чтобы самовозбуждение или удовлетворение потребности в стимуляции реализовывалось более приемлемым и удовлетворительным способом — посредством использования образов-представлений и ощущений, вызываемых гипнозом.

В некоторых случаях привычного поведения мы считаем полезным добавить суггестию кратковременного оцепенения или обездвиживания конечности, занятой в поведении-мишени, в тот момент, когда происходит релевантное действие. Например, при выдергивании волос мы углубляемся в некоторые детали движений, приводящих к этим действиям. Мы внушаем, что рука, обычно используемая для выдергивания волос, приближается к голове, затем большой и указательный пальцы выбирают один или несколько волосков (это распространенный вариант, хотя иногда на палец накручивается небольшая прядь волос). Пальцы готовятся выдернуть волоски. В этот момент производится внушение моментального оцепенения, для того чтобы на некоторое время вызвать ощущение неподвижности руки. Она остается в таком состоянии несколько мгновений, а затем пальцы разжимаются, выпуская волосы, и рука снова расслабляется и опускается вниз с сопутствующими чувствами снижения напряжения, покоя и т. д. Эта процедура проводится очень медленно: образ-представление осуществления действия как в замедленной съемке делает каждый шаг процесса ясно осознаваемым.

С соответствующими модификациями такая программа может применяться фактически к любому привычному или навязчивому поведению, однако нужно помнить о том, что только “пустые привычки” могут быть успешно вылечены таким образом.

Для того чтобы успешно устранить привычные или навязчивые образы действий, которые возникают из-за неразрешенных и неосознаваемых конфликтов и тревог или отражают их, необходимо выявить и разрешить лежащие в их основе причины.

Нарушение нормального и привычного поведения, например утрата контроля над мочевым пузырем и кишечником, требует несколько отличных методов лечения. Такие состояния сравнительно редко встречаются у взрослых, не имеющих органических или значительных психических патологий, за исключением, возможно, людей пожилого возраста. У детей ночные энурезы (недержание мочи) как первичные, так и вторичные встречаются часто. Дневные энурезы, хотя менее обычны, также случаются довольно часто. Лечение детского недержания обсуждается в главе 11. При лечении взрослых эффективным является комплекс мер по усилению контролируемости сфинктера и ощущений, исходящих от мочевого пузыря и прямой кишки, а также по эго-укреплению и снижению тревоги.

Основными составляющими программы по восстановлению нарушенной или утраченной привычки, так же как и по прекращению приобретенных нежелательных привычек, являются, с одной стороны, обретение чувства покоя и контроля над ситуацией при достижении желаемого результата, а с другой стороны, более сознательный подход к выбору типа поведения.

У некоторых пациентов, страдающих недержанием мочи, ощущения, которые в норме сигнализируют о потребности опорожнить мочевой пузырь, блокированы или ослаблены и потому не могут ни усилить контроль над сфинктером, ни способствовать принятию соответствующих мер. Другие, однако, ощущают недержание, так же как и срочность, и частоту мочеиспускания, обычно связанные с высоким уровнем тревоги относительно доступности уборной. Последняя группа, чье недержание, как правило, вторично по отношению к этим симптомам, обычно страдает от скрытых невротических процессов, то есть проблема с мочеиспусканием является смещенным симптомом, и довольно быстро обнаруживается невротическое течение — более сложное, чем можно предположить по жалобам пациента. Эта группа больше нуждается в лечении расстройства, лежащего в основе, чем в симптоматическом лечении.

Первый шаг в лечении таких пациентов, для которых симптоматический подход кажется верным, — удостовериться, что пациент имеет достаточные знания о соответствующей анатомии и физиологических механизмах, особенно об участвующих в процессе сенсорных и моторных нервах. Естественно, не нужно требовать уровня знаний для сдачи экзамена по нейроанатомии. Ганс Айзенк (Hans Eysenck, в неопубликованной работе 1960-х годов) сообщает о лечении дневного энуреза у танцовщицы.

Он снабдил ее постоянным катетером, связанным с манометром, за которым та регулярно следила, в остальном придерживаясь обычного образа жизни. Эта процедура проводилась для того, чтобы пациентка смогла развить утраченную ею чувствительность к сенсорным стимулам, связанным с различными уровнями гидростатического давления в ее мочевом пузыре. Такая сенсорная тренировка может быть усилена, если заставить пациента откладывать мочеиспускание (или дефекацию в случае с трудностями контроля над кишечником) на все более длительные периоды для повышения чувствительности мочевого пузыря или кишечника и одновременно упражнять сознательный контроль за сфинктерами.

Кажется, что увеличение концентрации (одна из характеристик гипнотического состояния) довольно значительно содействует усилению эффекта от таких упражнений. Нормальные непроизвольные нервные процессы могут быть взяты под контроль как в сознательном состоянии, так и в состоянии гипноза, однако любая программа упражнений такого рода может быть более эффективно проведена именно под гипнозом. Нижеследующая стратегия лечения может быть использована с изменениями, в которых нуждается пациент.

Пациента просят представить схему мочевого пузыря и его нервных окончаний, которые передают ощущения. Он должен вообразить, как мочевой пузырь наполняется, нервные окончания стимулируются и посылают сигналы по своим волокнам по позвоночнику к мозгу, возможно, в виде маленьких огоньков света, движущихся вдоль волокон. Когда эти сигналы достигают мозга, результат может быть представлен в виде вспышек, которые составляют неотъемлемую часть игр “Космические захватчики”. Эта реакция, в свою очередь, запускает следующие, сходным образом представленные сигналы, которые распространяются по мозгу, демонстрируя нарастающее осознание этих ощущений и запуск сигналов по эфферентным нервам, контролирующим сфинктеры. Как только эти сигналы достигают своей цели в мышцах сфинктера, они приводят к следующей маленькой вспышке света, так как мышцы сфинктера получили сигнал и отвечают нарастающим напряжением. По мере наполнения мочевого пузыря сигналы становятся все более частыми и как следствие мышцы сфинктера сокращаются все сильнее.

В качестве альтернативной или добавочной стратегии можно предложить наличие переключателей в спинном мозге, которые могут прервать движение импульса по этим эфферентным волокнам, опосредуя открытие сфинктера путем расслабления мышц. Таким образом, акт опорожнения блокируется до тех пор, пока пациент не решит сделать это посредством “переключения” эфферентных волокон обратно. В то же время эфферентные импульсы, принимающие участие в процессе сокращения мышц сфинктера, остаются активными по отношению к сигналам наполненности.

Такой подход используется как на сеансе гипноза, так и на сеансах самогипноза. Затем пациента просят потренироваться в откладывании мочеиспускания и в его прерывании in vivo для усиления чувства произвольного контроля и ощущения.

Такие образы-представления могут показаться в какой-то мере упрощенными или даже надуманными, но обычно они дают пациенту чувство облегчения от получения абстрактного “рычага управления” происходящим. Этот способ — размышление над своей проблемой без оценочных суждений — легкодоступен в применении.

Проблемы со сном могут встречаться как сами по себе, так и в качестве побочного эффекта, связанного с другими трудностями. В этом смысле полезно сходство между гипнозом и релаксацией с отстраненностью, прямо предшествующей нормальному сну. Однако первое, что нужно уловить, — это чувства пациента по поводу своей проблемы. Обычно считается, что без нормального сна человек сильно ослабевает и его организм разрушается, возможно, как физически, так и духовно. Тревога, переживаемая страдающим бессонницей человеком, вращается вокруг этого: отчаянное желание уснуть и ужас от того, что сон не приходит. Конечно, почти каждый может успешно существовать, очень мало находясь в состоянии сна, и большинство людей имеют такой опыт: например, после вечеринок хорошее самочувствие сохраняется, несмотря на усталость. Страх и беспокойство, которые сопровождают бессонницу, в целом связаны с обычно неосознаваемыми чувствами обиды, гнева или тревоги по отношению к причине бессонницы, а не с недостатком сна как такового. Конечно, это не относится к тяжелой и длительной депривации сна, например в такой ситуации, когда приходится не спать много ночей подряд из-за того, что ребенок заболел и требует внимания [47].

Однако страх не заснуть является одним из принципиальных факторов, питающих бессонницу, поэтому внушение производится именно в этом направлении. Пациента просят вспомнить, как он веселился на празднике всю ночь напролет или о других счастливых событиях, когда он не спал, но впоследствии чувствовал себя хорошо и был счастлив.

Обычно пациент признает тот факт, что он усиливает свою бессонницу тревогой из-за того, что не сможет заснуть.

Бессонница часто олицетворяет страх пациента, касающийся смерти, а также другие страхи и связанные с ними невротические фантазии, которые психотерапевту необходимо изучить, перед тем как начать действовать (см. сценарий 6.2).

Сценарий 6.2. Избавление от бессонницы.

(Гипнотизация и погружение уже проведены. Пациент отправляется в “личное прибежище ”, а затем применяется какой-нибудь ранее оговоренный образ, снимающий напряжение.).

Скоро вы ненадолго заснете. Но сначала мне бы хотелось, чтобы вы представили, как легкий туман опускается на ваше “личное прибежище”, так что постепенно все скрывается в тумане. Туман становится плотнее, но он все еще остается теплым и приятным. Туман становится все плотнее и плотнее, и вот вы уже не можете увидеть ничего, кроме нежного теплого тумана. Вы также чувствуете, как различные мысли, воспоминания и чувства, которые попадают в поле вашего внимания и исчезают, по мере того как вы продолжаете слушать мой голос, становятся все менее и менее ясными. Все они становятся туманными и смутными. В вашей голове появляется множество мыслей, но они просто плывут мимо вашего внимания. Почувствуйте, как со временем они становятся все более и более туманными, расплывчатыми и смутными. Возможно, вам покажется, будто мой голос все дальше и дальше удаляется от вас и делается менее и менее отчетливым. Скоро вы почувствуете, как погружаетесь в естественный, спокойный сон, и, по мере того как вы погружаетесь, мой голос, то, что я говорю, и все остальное, что может прийти в вашу голову, начинает казаться смутным, туманным, неясным и далеким. Вы медленно и спокойно погружаетесь в глубокий здоровый сон. Вы немного поспите, а затем, даже сквозь глубокий сон, услышите мой голос, произносящий ваше имя. Когда вы услышите, что я произношу ваше имя, вы выйдете из сна и ненадолго вернетесь в состояние транса. Вы погружаетесь в сон, в сон. Пусть все станет расплывчатым, смутным и далеким по мере погружения в сон. Погружайтесь в сон... Спите... Спите.

(Определите момент понижения голоса по изменению дыхания пациента в соответствии с моделью дыхания во сне, а затем проведите две или три минуты в тишине. Потом произнесите имя пациента ясно и немного громче, чем вы говорили до этого.).

Хорошо. Начиная с этого времени, вы сможете погружаться в сон тогда, когда захотите. Когда вы будете готовы ко сну, вы будете входить в состояние транса, а затем отправляться в свое “личное прибежище”. Позвольте себе освободиться от напряжения, тревоги и волнения, и, когда вы почувствуете себя совершенно спокойным и ненапряженным, пусть “личное прибежище” постепенно наполнится туманом и исчезнет, так чтобы вы могли спокойно и естественно погрузиться в сон. Вы сможете проспать столько, сколько нужно, и если вы проснетесь ночью, то сможете вернуться к нормальному сну, повторив это упражнение.

Таким образом можно заставить пациента погружаться в нормальный сон в течение сеанса. Если это происходит, то внушение сна, следующее за самогипнозом и образом-представлением, символизирует собой рассеивание и постепенную потерю внимания. Оно может быть использовано или в соответствии со сценарием 6.2, или любым образом, подходящим для данного пациента. Часто бывает полезна магнитофонная запись гипнотизации, проводимой психотерапевтом и оканчивающейся внушением сна. Правильным будет включить в запись внушения, учитывающие рабочие характеристики магнитофона, которым будет пользоваться пациент. Если это магнитофон, самостоятельно отключающийся по окончании записи, то производимый им шум может либо игнорироваться во сне, либо служить сигналом к началу сна. Если магнитофон нужно выключить, то это действие включается во внушение как непосредственная прелюдия сна, например посредством представления, что, выключая магнитофон, пациент выключает также сам день.

Расстройства питания иногда относят к категории расстройств, связанных с привычкой, но чаще они случаются по другим причинам. Например, и анорексия, и булимия содержат значительный компонент привычки, но они неизменно являются симптомами более глубокого и сложного невротического процесса и должны лечиться соответственно. Программы модификации поведения при анорексии (неврозе, связанном с потерей аппетита) бывают достаточно успешными, но частота рецидивов высока, и пациенты, страдающие этим заболеванием, к сожалению, плохо сотрудничают с лечащим врачом. Даже когда пациенты искренне настроены на лечение и личностные изменения, они находят способы прекращения программы лечения. То же справедливо и для больных булимией. При слабом и неполном сотрудничестве техники гипноза приносят мало пользы. В комплексе с фармакологическим лечением и жесткими бихевиоральными методами гипноз может оказать некоторую помощь, в основном по содействию пациенту в совладании с дистрессом и напряжением. Когда при подобных заболеваниях применяется динамическая психотерапия, гипноз может быть очень полезным в раскрытии подавленного поведения, но техники, разработанные для совладания с привычкой, если и имеют ценность, то очень небольшую.

Глава 7. Соматические и психосоматические расстройства.

В настоящее время полностью признано, что психологические факторы двояким образом взаимосвязаны со всеми соматическими заболеваниями и расстройствами. Физическое страдание порождает определенные эмоциональные и поведенческие реакции, а те, в свою очередь, вносят лепту в развитие болезненного состояния. Верно и обратное: все психологические расстройства и проблемы протекают с участием физических процессов и могут переходить в соматические расстройства. Трудно установить, входят ли психологические особенности в число последствий соматических заболеваний и травм, или в основе соматических страданий лежат психологические стрессы, которые играют решающую роль в этиологии и развитии физически проявляющихся нарушений. Термин “психосоматическое” следует применять в определенной степени ко всем состояниям — при физических, эмоциональных, поведенческих нарушениях или любой их комбинации, — поскольку тело и психика являются сложно взаимосвязанными частями единого целого организма.

Некоторые современные течения в медицине, обычно называемые “холистическими”, придают особое значение такому интегративному подходу, и все чаще ученые признают, что одного лечения тела недостаточно при терапии соматических расстройств. Другими словами, если пренебрегать рассмотрением пациента как целостного существа, то воздействие психологических процессов может уменьшить или свести на нет эффективность выполняемого физического лечения, а иногда даже продлить болезнь и утяжелить ее последствия. Сходным образом в психотерапевтической практике эффективность психологических методов лечения может снизиться, а заболевание — продлиться или вовсе не поддаться лечению, если физическое состояние пациента и физические условия его жизни останутся такими, что либо будет поддерживаться уровень общего стресса, оказывающего на данного человека патогенное воздействие, либо не изменятся определенные стрессовые ситуации. Необходимо также учитывать и влияние социального окружения.

Гипнотические техники могут использоваться для коррекции и лечения расстройств, находящихся в любой точке физико-психологического континуума. В этой главе сначала рассматриваются состояния преимущественно физического происхождения и природы, затем обсуждается роль гипнотических техник в лечении повреждений в результате несчастных случаев и дается описание этих техник. О состояниях, первопричинами которых являются, по-видимому, психологические и психосоциальные факторы, речь пойдет несколько позднее. Будет дано описание использования гипнотических техник для уменьшения боли, дискомфорта и страдания, вызванных медицинскими или хирургическими процедурами. Более подробное описание того, как гипноз применяется для контроля над болью, можно найти в главе 9.

Реакция человека на возникновение травмы или болезни мешает ему получать удовольствие от жизни и осуществлять обычную деятельность. Она зависит от основной структуры его личности, социальной ситуации, систем поддержки и т. д. В лучшем случае человек оказывается способным сохранять спокойствие при таком событии. Он принимает происходящее как временное неудобство и беспокойство и не воспринимает болезнь или повреждение от несчастного случая как нечто, отражающееся на его роли, статусе, должностных обязанностях и самооценке. Такой человек искренне настроен на восстановление трудоспособности. Он использует предлагаемые способы терапии, сотрудничая с теми, кто его лечит, и не пытаясь саботировать их деятельность. Его твердое решение выздороветь и продолжить нормальную жизнь способствует лечению. Можно считать, что его решимость выздороветь больше обеспечивает выздоровление, чем все лекарства.

Примером противоположной реакции является покорность, с которой пациент отвечает на заболевание или травму. Он принимает болезнь как нечто должное и поэтому саботирует предложенное лечение, переставая сотрудничать явно или неявно (часто не осознавая причины своих действий), но и его формальное сотрудничество не приводит к успеху. Его отчаяние препятствует выздоровлению. Сходным образом пациент, который считает, что беспомощность из-за болезни или несчастного случая наносит сильный удар по его роли и статусу, пациент, у которого самооценка и чувство собственного достоинства уменьшаются или сводятся к нулю, реагирует так, будто хочет продлить свою болезнь, обычно с помощью большего или меньшего саботажа предпринимаемого лечения, и в то же время демонстрирует когнитивную, эмоциональную и поведенческую регрессию.

Подобный вариант представляет собой пациент, которому гордость или нестабильность положения не позволяет осознать тот факт, что он болен. Ради полного выздоровления и сохранения здоровья он нуждается в том, чтобы оставить на некоторое время обычную жизнь и посвятить себя лечению и отдыху.

Может возникнуть впечатление, что реакции многих подростков на серьезное заболевание или травму относятся ко второму типу и многие из внешних особенностей могут казаться очень схожими. Однако в юности нарушение или вмешательство в целостность организма, как правило, гораздо сильнее действует на уверенность человека в своей идентичности. Обычно появляются регрессия и пассивная покорность — иногда как временное состояние, а порой и в более тяжелой форме, но, тем не менее, с несколько лучшим прогнозом, чем когда такая реакция возникает у взрослого. Эта регрессивная и неадаптивная реакция нуждается в сочувственном и конструктивном отношении — только так можно мобилизовать потенциальные возможности пациента выздороветь и адаптироваться заново. Такое отношение включает в себя уверенное и проницательное управление обычно хорошо скрываемой и часто совершенно неосознаваемой личностной интерпретацией пациентом значимости болезни или травмы и применяемых лечебных мер и процедур. Регрессировавшее эго-состояние подростка в этой ситуации можно очень успешно нормализовать и успокоить с помощью гипнотерапии, особенно используя метафоры и возрастную прогрессию.

Пациента-подростка, введенного в транс, можно попросить мысленно представить себе картину, относящуюся к более раннему периоду жизни, когда он был напуган, болен, ранен и страдал, а затем, вслед за выздоровлением, ощутил комфорт и успокоение. Связь с текущей ситуацией не акцентируется. Другой вариант — спроецировать причиняющие страдания чувства на воображаемого и более юного ребенка, которого пациент затем успокоит и утешит, вновь без какого-либо явного упоминания о себе и о своей теперешней ситуации.

Можно утверждать, что психотерапевтические дополнения к лечению, включая применение гипноза, будут полезны даже для пациента, чье твердое желание выздороветь делает подобного рода вмешательство вроде бы излишним. На самом поверхностном уровне гипнотические техники позволят ему (если он достаточно чувствителен к гипнозу) уменьшить дискомфорт и боль, вызванные его состоянием и связанные с необходимыми процедурами. Возросший комфорт, в свою очередь, улучшит его реакцию на лечение, принося при этом существенную пользу его благополучию. На более глубоком уровне подкрепление или поддержка “стремления к здоровью”, в дополнение к осознанной решимости пациента поправиться, будет активно способствовать мобилизации естественных ресурсов его организма и эффективности лечения, например увеличению притока крови к сломанной конечности или уменьшению отека при повреждениях позвоночника с помощью подходящих гипнотических стратегий.

Регрессия (возвращение к более ранним формам организации психики с когнитивной, эмоциональной и поведенческой точки зрения) — это распространенная, даже обычная, реакция на болезнь или случайную травму. Чем тяжелее состояние, тем беспомощнее становится пациент (как фактически, так и в своем собственном восприятии), и, следовательно, тем больше он чувствует себя зависимым от тех, кто ответствен за его лечение. Эта регрессия предрасполагает большинство пациентов к восприятию гипнотических внушений. Можно было бы ожидать, что пациент, получивший тяжелое повреждение и испытывающий сильную боль и страх, будет не склонен или неспособен (или и то и другое) внимательно воспринять гипнотическую индукцию. На самом деле в такой момент пациенты более охотно отвечают на уверенную, успокаивающую и настойчивую (даже авторитетную) индукцию и проявляют больший “гипнотический талант”, чем когда находятся в менее тревожном состоянии. Эта информация может быть полезна для служб спасения, а также для тех, кому приходится оказывать первую медицинскую помощь непосредственно на месте происшествия.

Именно в тех случаях, когда спонтанная реакция на болезнь направлена против лечения, гипнотерапию можно применять с наибольшей пользой. Первоначально усилия могут быть направлены на изменение патологических и патогенных установок пациента с помощью усиления Эго. Затем эти усилия можно приложить в общетерапевтическом направлении, по существу не зависящем от заболевания, чтобы обнаружить и разрешить интропунктивные тенденции, внушающие отчаяние, и энтропийные — “влечение к смерти”. В этом случае терапия сосредоточена на выяснении неосознанного значения болезни и той роли, которую она играет в воображении пациента, а также в урегулировании его жизненной ситуации и в значимых взаимоотношениях. Это справедливо для подростков, чья потребность в помощи для восстановления и поддержания ощущения личностной и телесной целостности, так же как и потребность в утешении и поддержке регрессировавшего Эго, особенно велика.

Состояния после хирургического вмешательства.

Случаи управления психологическими аспектами заболевания в общей хирургии подробно описаны. Каплан (Caplan, 1964) сообщает о результатах исследований влияния основательной когнитивной подготовки и систематической десенсибилизации на пациентов при хирургическом вмешательстве и выздоровлении после него. Он отмечает, что чем больше пациент понимает сущность вмешательства и знает об ощущениях, которые за ним последуют, тем менее выражено его эмоциональное расстройство, тем быстрее происходит послеоперационное восстановление и тем менее проявляется потребность в успокоении, и особенно в обезболивающих препаратах. Подготовительные сеансы, проводимые с пациентами в ходе некоторых исследований, включали в себя использование очень ярких образов, причем пациенту в красочных деталях описывалось не только то, что с ним будут делать, но и то, какие ощущения он будет испытывать после операции. Никакой явный гипноз не использовался, хотя техники были аналогичны десенсибилизации при гипнозе (за исключением того, что не выполнялась индукция).

Управление болью.

Говоря об управлении болью при помощи гипнотических методов, важно предостеречь о том, что при вызове гипнотической анестезии или анальгезии симптом или боль, на которые направлено лечение, никогда не следует полностью исключать из сознания. Во-первых, пациент должен быть способен сообщать о любых изменениях в своем субъективном переживании боли, поскольку такие изменения могут быть единственным показателем ухудшения состояния, требующего хирургического или медикаментозного воздействия. Во-вторых, неудачная попытка достижения анестезии и анальгезии, если именно в них заключается специальная цель или ожидание пациента, подорвет его доверие к процедуре или к терапевту и лишит облегчения, которое он мог бы получить.

В пределах, установленных исходя из безопасности пациента и его способности использовать гипноз, неудобство и боль можно уменьшить, а страдание, тревогу, опасения и даже отчаяние в сочетании с регрессией и ее проявлениями в виде требовательности, капризности и поведения, ненаправленного на сотрудничество, — смягчить.

Техники и стратегии уменьшения боли подробно рассматриваются в главе 9. Управление эмоциональными компонентами физического заболевания и послеоперационных состояний зависит от трех основных аспектов: уменьшения тревоги, подавленности и отчаяния; “возрастной прогрессии”, то есть воображаемой проекции в будущее, в котором пациент мысленно представляет себе свое постепенное выздоровление (в пределах реальности, определяемой болезнью и физическими повреждениями) и возвращение к обычной жизни; усиление Эго с целью противостояния регрессивным реакциям, которые пациент может переживать или проявлять. Сценарий 7.1 включает в себя все эти компоненты.

Сценарий 7.1. Возрастная прогрессия (личное прибежище).

(Индукция и погружение выполнены. Ясно, что определенные образы зависят от того, что уже было выяснено у пациента; данный сценарий предлагается только как пример.).

Сейчас я хочу, чтобы у вас возник образ вашего особенного “личного прибежища”. Пусть эта картина постепенно возникает перед вашим мысленным взором, пока вы не обнаружите, что сидите около того ручья, бегущего между деревьями, о котором вы мне рассказывали. Облокотитесь о ствол дерева и почувствуйте спиной неровность его коры. Тут и там в лесу раздается тихое пение птиц. Солнце освещает траву и дикие цветы, разбрасывает блики по воде. Чувствуется слабый запах прошлогодней листвы и молодых побегов. Вы слышите шум ветра в верхушках деревьев, редкое поскрипывание веток и журчание ручья. Временами до вас доносятся резкий крик сойки и зов кукушки. Вокруг очень спокойно. Может быть, если вы будете вести себя тихо и сохранять неподвижность, то увидите на другой стороне ручья белку или кролика. (Пауза.).

Почувствуйте тишину. Впитайте ее, и, как только вы вберете в себя тишину и красоту этого места, вы почувствуете, как напряжение и тревога, страхи и смятение, все переживания последних нескольких дней успокаиваются, уходят от вас далеко-далеко. Ощутите, что освобождаетесь и расслабляетесь; все плохие чувства исчезают, и вы все больше и больше ощущаете, что едины с деревом, ручьем, солнечным светом и спокойствием этого места. Пусть все стрессы и напряжение, которые вы накопили, покинут вас и испарятся. Почувствуйте, что становитесь все более и более умиротворенным и успокоенным телом и душой, когда впитываете приятные ощущения. Постепенно вы начинаете чувствовать себя так же, как и в те дни, когда часто приходили и сидели около своего ручья, совершенно спокойно и умиротворенно. (Сделайте небольшую паузу и, прежде чем приступать к следующей фазе, спросите пациента, достиг ли он необходимой степени спокойствия.).

Пусть теперь эта картина исчезнет из ваших мыслей, но ощущение мира и счастья останется с вами. Продолжайте чувствовать себя так же, как всегда у своего ручья: умиротворенным и спокойным. (Пауза.) Теперь представьте, что вы отправляетесь в будущее и движетесь сквозь время. Перенеситесь вперед на четыре недели, на четыре недели вперед от настоящего момента. Вы выписались из больницы и уже несколько дней дома. Вы сидите дома, возможно в саду или в гостиной. Все страдания и беспокойство теперь позади, и вы можете вспомнить об этом, если хотите. Почувствуйте, насколько вам лучше сейчас, когда все закончилось, и вы все больше и больше выздоравливаете. Обратите внимание, каким довольным и расслабленным вы себя ощущаете, когда все уже закончилось; как приятно вернуться домой и постепенно начать вливаться в обычное течение жизни. Вы смотрите в будущее и думаете о том, чем вы займетесь, как только окончательно выздоровеете. (Далее развивайте свою мысль относительно тех видов деятельности и ситуаций, которые были отмечены в ходе предшествующей беседы с пациентом.).

Теперь пусть эта картина тоже исчезнет из ваших мыслей. Сейчас вы расслаблены и спокойны, вы планируете вернуться к своей обычной жизни и ощущаете уверенность и спокойствие. Чувствуйте по-прежнему спокойствие и мир своего особенного “личного прибежища”. Каждый день, начав заниматься самовнушением и наслаждаться своим “личным прибежищем”, вы снова будете освобождаться от любых стрессов и напряжений и чувствовать себя расслабленно и умиротворенно, ожидая полного выздоровления и всех тех занятий, к которым вы приступите, уверенный и расслабленный, довольный и спокойный.

Дальнейшее усиление Эго можно дополнить подходящими для данного пациента переживаниями, состоянием, фоном и т. д.

С помощью гипноза можно значительно изменить реакции на послеоперационные состояния, особенно те, которые включают увечье (мастэктомия, илеостомия, ампутация конечности и т. п.). Воздействие такого увечья на самооценку пациента может иметь глубокие последствия, отражающиеся на его будущей жизни, общей адаптации и взаимоотношениях. Посредством гипноза можно легко достичь освобождения от горя, гнева, возмущения и других регрессивных чувств, тем более что проявление или даже признание таких чувств может вступать в противоречие с осознанной решимостью пациента поддержать видимость зрелого отношения. Кроме того, эти чувства слишком пугают, чтобы иметь доступ в сознание. Под гипнозом такие защитные стратегии можно обойти, выявить и изучить скрытые реакции пациента и окончательно освободиться от них. Усиление Эго затем поможет восстановить самооценку, уверенность и оптимистическое отношение к будущему.

Повреждения при несчастных случаях.

Во всех руководствах по применению гипноза при лечении зубов приводится много свидетельств того, что простое пребывание в трансе, без каких-либо дополнительных внушений или техник, уменьшает кровотечение после удаления зуба. Никакого удачного объяснения этого феномена не предлагается. Тем не менее эту реакцию на гипнотическую индукцию можно использовать в любой ситуации, когда желателен контроль над кровотечением. Естественно, при случайных повреждениях — механических, химических, нанесенных огнем или едкими веществами, — требуется уменьшить боль, и этого можно легко достигнуть. Многие исследования позволяют предположить, что возбуждение, следующее за повреждением, как и фактор регрессии, усиливает восприимчивость к индукции.

Что касается лечения ожогов, то большинство авторов сообщают о существенных преимуществах использования гипноза, особенно во время перевязок. Они отмечают также эффективность гипноза при лечении посттравматической потери аппетита. Неоднократно доказана польза внушения холода в пораженной области. В неопубликованной работе Дабни М. Эвина (Медицинская школа Тулонского университета) описывается случай, когда такое внушение было использовано при тяжелых ожогах кисти руки, предплечья и плеча. Терапевт не знал о повреждении плеча, и его внушения прохлады и комфорта касались только кисти руки и предплечья. В результате эти части тела заживали быстро и успешно, и пересадки кожи не потребовалось, в то время как на плечо, которое изначально было повреждено меньше, потребовалось несколько пересадок, и на нем остались более глубокие рубцы.

Многие эксперименты продемонстрировали появление волдырей, похожих на те, что вызываются ожогами, у непострадавших испытуемых в ответ на внушение контакта с горячим объектом. Утверждалось, что их появление можно уменьшить и пресечь при экспериментальном применении жара (Chaptman; Goodell and Wolff, 1959). Однако клинического применения эти методы пока не получили, хотя сообщения, подобные опубликованным, дают веские основания считать, что это было бы очень ценным нововведением.

Психосоматические состояния. Гипертония.

Показания для применения гипнотических техник — это необходимость совладания с состояниями, которые определяются в основном психологическим фактором. Например, хорошо известно, что хроническая гипертония в значительной степени обусловлена хронически повышенным уровнем эмоционального возбуждения, обычно включающим подавленный и сильный гнев со стороны пациента (который может осознавать наличие окружающей его ауры гнева меньше, чем близкие ему люди). Другие распространенные примеры - это астма и кожные заболевания, такие как экзема и псориаз, которые также более очевидны наблюдателю, чем самому пациенту. При таких состояниях расслабление и освобождение от отрицательных эмоций могут продемонстрировать незамедлительные и заметные результаты. Последствия гипнотического вмешательства, особенно если оно поддерживается и усиливается достаточно мотивированными и систематическими упражнениями со стороны пациента, обычно весьма впечатляющи. В случаях, когда эмоциональные состояния и процессы являются мощными детерминантами возникновения, возобновления или усиления симптомов, можно воспользоваться образами психосоматических процессов, чтобы изменить вовлеченные в них физические реакции. Например, при гипертонии можно использовать визуализацию артерий и тот факт, что их жесткость и сужение вызывают повышение внутреннего давления. Пациент должен представить, что артерии смягчаются, становятся более эластичными и позволяют снизиться давлению проходящей через них крови. Эти образы, по всей видимости, устанавливают некоторую степень непосредственного личного контроля над функционированием артерий (см. сценарий 7.2).

Сценарий 7.2. Снятие приступов гипертонии.

(Индукция, погружение и снижение тревоги проведены. Пациента можно направить в его “личное прибежище” или просто попросить, чтобы он обратил внимание на внутреннее состояние своего организма.).

Я бы хотел, чтобы вы сейчас отчетливо почувствовали, как струится по вашим жилам кровь. Она поступает из сердца и течет по артериям, подгоняемая биением вашего пульса, по все более мелким сосудам, пока не проходит сквозь крошечные капилляры в тканях вашего тела. Затем она добирается до мелких вен и через них проходит в более крупные сосуды, пока не возвращается обратно в сердце. Ощутите по-настоящему это течение крови, пульсирующей по всему вашему телу и его тканям. Особенно сосредоточьтесь на артериях и обратите внимание, как они пульсируют, сокращаясь, а затем, расширяясь, в то время как кровь проходит по ним. Представьте, что артерии - это трубки, или шланги. Почувствуйте, как эти трубки сокращаются, а затем расширяются в такт пульсу. Обратите внимание, что эти трубки кажутся довольно жесткими, что сокращаются и расширяются они тоже довольно тяжело и что кровь продвигается по ним как будто с неохотой. Теперь представьте, что трубки смягчаются понемногу, постепенно, в то время как вы все больше и больше расслабляетесь, смягчаетесь и успокаиваетесь, так что колебания пульса распространяются по ним легче и спокойнее, стенки каждой трубки становятся мягче и эластичнее, а кровь начинает течь легче и спокойнее, медленнее и свободнее. Ощутите освобождение артерий и тока крови, становящегося все более спокойным и легким, спокойным и легким, и поэтому ваше сердце может биться тише и ровнее, ровнее и спокойнее, спокойнее и легче.

Такие образы можно развивать дальше и излагать подробнее — либо уподобляя их притоку крови и деятельности артериальных стенок, либо пользуясь другими символами, необязательно явными. Например, как только внимание пациента будет привлечено к образу артерий, его можно попросить представить себе горную реку, сначала стремительную и неистовую, а затем — в низовье — замедляющуюся и успокаивающуюся, текущую ровнее и спокойнее. Этим можно воспользоваться как метафорой, не разъясняя предназначения образа.

Было бы превосходно, если бы терапевт контролировал кровяное давление пациента в течение сеанса, чтобы менять образы и производимые внушения в соответствии с постоянно наблюдаемым эффектом. Однако современные средства постоянного контроля либо сопровождаются хирургическим вмешательством, либо зависят от периодического надувания манжета. И хотя эти действия выполняются автоматически, они обычно отвлекают внимание пациента и снижают его способность сохранять расслабленное состояние. Насколько нам известно, литература по использованию автоматического контроля таких стратегий лечения пока еще не опубликована, но исследования на эту тему очень желательны.

Кожные заболевания.

Изучение лечения экземы с помощью гипноза находится, по всей видимости, в фазе становления. В литературе До сих пор имеются лишь случайные упоминания о подобной области применения гипнотических техник, хотя клиническое испытание, проведенное с выборкой всего из семи испытуемых, шестеро из которых были маленькими детьми, было описано одним из авторов (Karle, 1985). Дальнейшее исследование проводится в Госпитале для больных детей (Лондон). Джексон и Меррингтон (Burrows, Dennerstein, 1980), так же как и Коллисон (в аналогичной работе), полагают, что при всех кожных заболеваниях желательно применять техники раскрытия, позволяющие выяснить лежащие в их основе психологические стрессы и конфликты.

Версия о подавленном или скрытом аффекте в случае экземы у новорожденного кажется неправдоподобной, но, тем не менее, в основе этого заболевания лежат именно переживания, причиняющие младенцу психологический дискомфорт. То есть состояние кожи, вызывающее крайний физический дискомфорт и страдание, реакции значимых в жизни ребенка взрослых, а также воздействие всех этих факторов на образ “Я” ребенка и его взаимоотношения с другими людьми — все это может способствовать появлению скрытого источника гнева и фрустрации, ответственного за поддержание экземы в дальнейшем. При отсутствии предварительного стресса состояние может улучшиться в процессе созревания, но там, где такого рода стресс существует, выявление этих накопленных и изначально неосознаваемых чувств и освобождение от них, возможно, принесут пользу.

Многие авторы полагают, что визуализация любого переживания, которое облегчает зуд, уменьшает желание чесаться и даже улучшает состояние кожи, вызывает тот же эффект, что и реальное переживание. Например, если погружение в холодную воду облегчает раздражение, то при мысленном представлении такого погружения достигается такой же результат.

Одна пациентка, девушка 18 лет, обнаружила, что солнечные ванны вызывают как улучшение состояния ее кожи, так и облегчение зуда, причиняющего ей страдания. Ее попросили вернуться в состоянии гипноза на ее любимый пляж и полежать там на солнце. Как только она выполнила это, кожа на ее лице заметно изменилась, а краснота, вызываемая гневом, уменьшилась. После завершения сеанса пациентка рассказала, что зуд, который она прежде ощущала в спине, исчез. Спустя неделю она сообщила, что состояние ее кожи улучшилось еще больше благодаря уменьшению раздражающих ощущений. Через какое-то время была произведена проверка по тому же образцу, и теперь эта пациентка, к своему удовольствию, могла позволить себе мыться под душем и купаться, не пользуясь смягчающими средствами. Однако она была не только высоко мотивирована, как большинство подобных пациентов, но и добросовестно и систематически применяла самовнушение.

Лечение экземы с помощью гипноза по этой схеме — с использованием как образов, так и общего расслабления и снижения тревоги — является, по-видимому, самым эффективным способом работы с маленькими детьми. Однако о подобном применении гипноза в отношении взрослых пока еще известно слишком мало, чтобы оценить его значение в данной области. Некоторые исследования отдельных случаев показывают (и это любопытно), что состояния, которые, как известно, связаны с эмоциональными переживаниями, особенно с напряжением, видимо, не особенно привлекают внимание исследователей в области гипнотерапии. Подробное описание схем лечения экземы у детей дается в главе 12.

Освобождение от зуда и привычки чесаться всегда является важной частью умения справляться с такими кожными болезнями, как экзема и псориаз, даже если лечение не сосредоточено явно на физическом состоянии кожи. Такой результат обычно достигается, причем довольно легко: либо пациента обучают вызывать местную анестезию, либо используют визуализацию приносящего облегчение стимула, который затем связывают с прикосновением руки. Например, если пациент выясняет, что прикосновение холодной воды уменьшает зуд и потребность почесываться, то такое прикосновение несколько раз визуализируется в состоянии гипноза, а затем устанавливается связь между ощущением, которое дает холодная вода, и прикосновением руки. При этом пациент сначала представляет себе, что прикладывает руку к чешущейся части тела и чувствует такое же успокоение и облегчение, как и от холодной воды, а потом осуществляет это на практике. Затем ему говорится, что теперь он, как только почувствует появление зуда, должен сразу же закрыть глаза (конечно, если это в данный момент уместно и безопасно) и положить руку на нужную область — тогда он почувствует облегчение и комфорт, точно так же, как в ходе обучения.

Астма.

Многие авторы указывают, что гипнотерапия очень подходит для лечения астмы. Обычно выясняется, что каким бы явным ни был аллергенный фактор, в этом заболевании значительную роль играет психологический аспект. Приступы астмы могут быть вызваны близостью искусственного цветка того сорта, который, по мнению пациента, вызывает приступы, конечно в том случае, если пациент считает цветок настоящим. Подобным же образом, если пациенту, страдающему аллергией на травяную пыльцу, неосторожно внушить, что ему следует побродить по летнему лугу, это может немедленно привести к приступу сенной лихорадки или астмы. Астматические эпизоды обычно тесно связаны с жизненными событиями и эмоциональным состоянием пациента в данный момент времени.

При астме рекомендуется соблюдать некоторые меры предосторожности в использовании гипноза. Пока у пациента затрудненное дыхание и он находится в состоянии бронхиального спазма, индуцированное расслабление может угрожать непрерывности дыхания.

Общее расслабление, освобождение от напряжения, выявление скрытых тревог, фрустрации и гнева могут быть очень полезны для уменьшения вероятности и тяжести астматических эпизодов и, в большей или меньшей степени, бронхоспазмов. Кроме того, использование образов, имеющих непосредственное отношение к освобождению бронхов и грудных мышц, может помочь пациенту обрести определенную степень личного контроля над собственным телом, особенно когда он чувствует, что начинается приступ, и может воспользоваться такими образами для профилактики.

Фактически при всех состояниях и переживаниях, связанных с болью, тревогой и напряжением, гипноз может принести пользу, хотя бы за счет облегчения эмоциональных страданий пациента. Во многих случаях тревога или другое отрицательное эмоциональное проявление создает дополнительную помеху улучшению состояния или положительной реакции на лечебное воздействие. Уменьшение и устранение такого эмоционального проявления будет способствовать более быстрому и полному выздоровлению. Если установки, ожидания, чувства и воображение пациента, как показывают некоторые научные отчеты и опыт работы, действительно могут непосредственно влиять на функционирование организма, то можно ожидать существенно больших успехов. Мы считаем доказанным, что эмоциональные состояния и когнитивные процессы влияют на такие проявления деятельности организма, как кровообращение и его распределение, пищеварение, частота сердечных сокращений, кровяное давление и т. д. Следовательно, изменение когнитивных и эмоциональных процессов можно умышленно использовать для того, чтобы влиять на такие процессы в организме, которые уменьшают вред, нанесенный болезнью или травмой, и тем способствовать заживлению и выздоровлению. Такое вмешательство в первую очередь заключается в расслаблении и освобождении от напряжения, а более конкретное — непосредственное или косвенное — внушение, например с помощью метафор, может способствовать ускорению обычного излечения и восстановления.

Глава 8. Тревога.

В данной главе представлены стратегии лечения ряда состояний, главной особенностью которых является наличие тревоги. Диапазон, в котором варьируют эти состояния, начинается от умеренной и недифференцированной тревоги и заканчивается тяжелыми фобическими реакциями. Подходы, которые здесь описываются, можно применять для лечения тревоги, которая сопутствует другим состояниям, например депрессии. Однако основным предметом рассмотрения данной главы являются тревожные реакции и состояния как таковые.

Со многими расстройствами можно вполне эффективно справиться на симптоматическом уровне с помощью терапии. Во многом это справедливо и для тревожных состояний, но выясняется, что попытки рассеять только тревогу, пусть и успешные, редко дают стойкий эффект. Практика показывает, что в случае постоянной недифференцированной или эпизодической тревоги, с одной стороны, и фобических реакций на один или более стимулов — с другой, тревога является вторичным нарушением. Следовательно, тревога снижается до удовлетворительного уровня только в том случае, когда симптоматическое ее лечение сопровождается определенной терапией, направленной на восстановление и разрешение процессов, лежащих в ее основе. В связи с этим большинство авторов советуют применять при таких состояниях техники раскрытия. Тревога как симптом нередко коренится в психотравмирующих переживаниях, часто связанных с каким-либо событием, произошедшим в детстве. Возвращение в сознание ранее вытесненного воспоминания о таком событии или подавленного аффекта может дать облегчение. Однако восстановления вытесненной информации, связанной с травмой, зачастую бывает недостаточно, и необходима динамическая или аналитическая “отработка” извлеченного воспоминания, для того чтобы тревожное состояние и симптомы были преодолены. Эти техники относятся к области динамически или аналитически ориентированной психотерапии и рассматриваются в части IV.

Уолпе (Wolpe, 1958) обычно считают отцом бихевиоральной техники, названной “реципрокным торможением”, а принцип, лежащий в основе лечения, известен как систематическое снижение чувствительности (десенсибилизация). Этот принцип базируется на известном факте, что тревога и напряжение не могут существовать рядом с расслаблением и спокойствием духа. Таким образом, если индивид либо непроизвольно, либо в результате внушения входит в тревожное состояние, а затем его вводят в состояние релаксации, тревога уменьшается и даже исчезает совсем. Если этот цикл повторять достаточно часто, то даже биологически обусловленная тревога, возникающая в ответ на исходный стимул, будет погашена.

Данный метод диаметрально противоположен стилю поведения пациентов с фобиями, которые либо заставляют себя терпеть ситуацию и свою реакцию (в надежде, что повторение сведет реакцию на нет), либо просто избегают действия или ситуации, которых боятся. Практика показывает (как можно было бы предугадать), что эти действия их состояний не улучшают, а напротив, даже утяжеляют. Тот, кто отступает, как только тревога усиливается, и получает облегчение с помощью избегания, закрепляет свое состояние, поскольку снижение тревоги действует как позитивное подкрепление акта избегания. В результате фобические стимулы продолжают ассоциироваться с тревогой; следовательно, условная модель реагирования остается неизменной. Ни в одной из этих моделей нет расслабления и освобождения от тревоги, переживаемой в той точке близости к фобическому стимулу, которая вызвала условную реакцию тревоги.

Пациенты с фобиями на самом деле закрепляют и даже усугубляют свое состояние попытками подавить его. Они часто с большим скепсисом подходят к предлагаемому в ходе терапии понятию десенсибилизации, так как не могут осознать разницы между собственными негативными попытками достичь определенной адаптации и предложенной программой лечения.

Техника систематической десенсибилизации очень схожа с той, что используется при подготовке пехоты, когда новобранцев учат владеть штыком. Отвращение обычного человека к тому, чтобы вонзать нож в тело другого, очень сильно, и в процессе общепринятой пехотной подготовки это отвращение преодолевается созданием возбужденного состояния, и особенно пробуждением страха и гнева, для того, чтобы рассеять естественную нерешительность. Военный опыт свидетельствует об эффективности этой методики в подавлении глубоко укоренившейся реакции. В скобках можно было бы заметить, что потери в процессе такой подготовки с точки зрения эмоционального дистресса, вызванного конфликтом между переживаниями новобранцев, весьма значительны.

Если слово становится условным стимулом [48] для возбуждения и атаки, тогда независимо от того, насколько солдат по натуре миролюбив, он будет побужден к агрессивному действию. Подобным же образом, если условный стимул связан с релаксацией, он будет вызывать эту реакцию, несмотря на степень напряжения человека в этот момент. Если снижение тревоги и возбуждения временно, то повторения условного стимула или “ключевого слова” через соответствующие промежутки времени будет достаточно для того, чтобы удержать тревогу на управляемом уровне, и такие повторения постепенно будут вести к устранению тревоги. В процессе систематической десенсибилизации цикл “тревожное возбуждение —> ключевое слово —>расслабление —> тревожное возбуждение” повторяется при все возрастающей близости к тревожащему стимулу, и, наконец, реакция тревоги устраняется полностью.

Этот процесс реципрокного торможения можно очень эффективно применять к общему высокому уровню возбуждения, такому как постоянная недифференцированная тревога, а также к приступам тревоги и паники, не связанным с какой-либо явной или доступной наблюдению причиной или стимулом.

Несомненно, важно разделять тревогу, возникающую беспричинно (недифференцированная тревога, фобические реакции или приступы паники, не связанные с каким-либо опознаваемым стимулом), и тревогу, порожденную или спровоцированную ситуациями, которыми она биологически или социально оправдана и при которых подобные реакции наблюдаются у большинства людей. Что касается последней категории, то в пример можно привести эмоциональное возбуждение, испытываемое почти каждым человеком при выходе на сцену или при попадании в действительно опасную ситуацию. Существует средний уровень тревоги, переживаемой в определенной ситуации или при особом стимуле, вызывающем некоторое возбуждение у любого человека, но есть также уровень тревоги, непропорциональный объекту и значительно превышающий норму.

Рассмотрим сначала последний вариант. В клинической практике часто встречаются жалобы пациентов на причиняющий неудобства или даже травмирующий уровень тревоги в ситуациях или в ответ на стимулы, которые могут вызвать некоторую степень тревоги у любого. Реакция реалистична по своему характеру, но непропорциональна по степени, и поэтому начинает наносить вред или мешать. Иначе обстоит дело с фобическими реакциями, при которых предмет фобии необязательно носит объективно пугающий характер и, возможно, для пациента ранее также являлся безвредным и не представлял реальной опасности.

Например, очень многие люди чувствуют определенную тревогу (иногда достаточно интенсивную), когда готовятся выступить с речью или выйти на сцену, но, тем не менее, они могут без сопутствующего или последующего серьезного дистресса или травмы выполнить требуемое задание. Для некоторых определенный уровень такого возбуждения обеспечивает даже более удачное выступление. Такие ощущения обычно воспринимаются как обоснованные и соответствующие ситуации, и только, если тревога возрастает по интенсивности и продолжительности, препятствует выполнению требуемой задачи или в значительной мере мешает человеку в жизни, реакция начинает считаться патологической.

Другую категорию патологических тревожных реакций составляют те приступы паники, которые, по мнению ученых, являются атавистическими реакциями, сохранившимися с доисторических времен. К ним можно отнести фобические реакции на пауков, мышей, крыс и других маленьких, быстро двигающихся созданий, наподобие змей и ящериц. Эти реакции уместны до известной степени благодаря своей исторически сложившейся биологической (то есть необходимой для выживания) ценности.

Недифференцированную постоянную тревогу можно лечить медикаментами. Врачи общей практики в таких случаях прописывают анксиолитики или умеренно транквилизирующие препараты. Имеют своих сторонников такие методы, как релаксация, медитация и акупунктура. Для пациентов, хорошо реагирующих на гипноз, владение некоторыми техниками позволяет достичь определенного уровня произвольности и контроля над собой.

Постоянные тревожные состояния, возможно, являются всего лишь верхушкой огромного айсберга. Пациенты, жалующиеся на неослабевающую и несфокусированную тревогу или на тревогу, которая сопровождает каждый вид деятельности, иногда на подсознательном уровне реагируют на надвигающееся психическое расстройство. Такие жалобы порой возникают у людей, находящихся в “пограничном состоянии”. В этих случаях гипнотерапия вряд ли принесет пользу.

Здесь следует сделать предупреждение. Прежде чем пытаться лечить кого-либо с помощью методов, описанных ниже, важно убедиться, что тревога, на которую жалуется пациент, не является завуалированным выражением депрессии, а также проявлением ранней стадии разрушительного психотического процесса. Необходимо отличать также психогенную тревогу от симптомов физических нарушений, будь то внутричерепная органическая патология, эндокринные расстройства, чувствительность к пище или пищевым добавкам, интоксикация и т. д. Кроме того, довольно часто обнаруживается, что состояние, на которое жалуется пациент, — это вполне нормальная реакция на очевидно пугающую или стрессовую ситуацию из реальной жизни. При этом сам пациент может отрицать ее значимость и важность. Как всегда, дифференциальный диагноз и исключение органической и другой патологии составляют важные подготовительные мероприятия перед процессом лечения. Следует убедиться, что состояние пациента действительно требует применения гипнотических процедур, а не каких-либо других видов лечения. Стоит помнить, однако, что гипнотерапия того или иного симптома может проводиться одновременно с органическим или биохимическим лечением.

Стратегии лечения.

Сначала терапевт предлагает пациенту определить самое любимое и счастливое воспоминание в качестве “личного прибежища”. Как было замечено ранее, если пациент не может припомнить, чтобы он когда-либо был счастлив, такое воспоминание можно обнаружить при помощи метода возрастной регрессии. Если и эта попытка заканчивается неудачей, тогда терапевт, при участии пациента, создает такое приятное место.

Затем проводится индукция; за ней следует погружение, соответствующее “личному прибежищу” пациента. Например, если его “личное прибежище” — это пляж, то можно использовать в качестве образа тропинку, ведущую вниз по склону холма, ступени, вырубленные в скале, или лестницу, спускающуюся к пляжу. Как только пациент хорошо освоился в выбранной им сцене, его просят просто провести там немного времени, наслаждаясь чувствами, связанными с этим местом или пробуждаемыми им. В то же время терапевт усиливает эти чувства с помощью внушений, составленных на основании выбранных пациентом образов, так что тот может стать еще более расслабленным. Пациенту дается указание пристально следить за своим эмоциональным и физическим состоянием. Обычно он сообщает, что, несмотря на значительное общее расслабление, некоторые части его тела все еще как-то напряжены. Можно попросить пациента мысленно исследовать свое тело и снять сохранившееся напряжение с помощью какого-либо образа.

Например, “личное прибежище” сначала может представляться окутанным туманом, символизирующим напряжение, тягостные мысли и заботы пациента. Но затем туман рассеивается, воцаряются свет, спокойствие и тепло. Другой полезный образ, особенно если пациент воображает себя сидящим или лежащим у речного потока, состоит в том, чтобы внушить, будто у него в кармане находятся листочки бумаги, на которых написаны все те вещи, которые беспокоят и расстраивают его. Затем он достает эти листочки один за другим, читает и бросает в поток воды, который их уносит. Поскольку кусочки бумаги уплывают, он чувствует, что освобождается от груза своих проблем. (Иногда это может производить неожиданный эффект. Один пациент, который использовал этот образ, расстроился из-за загрязнения своей любимой реки, где водилась форель (см. главу 6). К сожалению, он не отреагировал на указание, важность которого отмечалась в предыдущих главах этой книги, — заменять все, что доставляет беспокойство или страдание, на какой-нибудь более благоприятный вариант.).

Когда пациент дает понять, что освободился от всех своих забот, картине позволяется постепенно исчезнуть. Ее сменяет сцена, взятая из повседневной жизни пациента, и даются указания воссоздать общую тревогу, связанную с симптомом. Пациент использует либо вербальные, либо моторные сигналы, чтобы выразить наплыв таких чувств, и на некоторое время достигается небольшой уровень тревоги. Затем он гасится с помощью внушения, что возвращаются чувства, связанные с “личным прибежищем” [49]. Если это необходимо, можно отдать пациенту распоряжение вернуться в “личное прибежище” после недолгого переживания привычной для него тревоги и оставаться там, пока он снова не почувствует себя полностью свободным.

Этот цикл должен повторяться несколько раз, до тех пор, пока он не будет хорошо освоен и пациент не продемонстрирует своей способности быстро и эффективно устранять тревогу. Затем терапевт велит ему проделывать то же самое во время регулярных ежедневных занятий самогипнозом дома и настойчиво внушает, что это упражнение приведет к постепенному угасанию тревоги на все более и более длительное время. Сеанс заканчивается дополнительным промежутком времени, в течение которого пациент пребывает в своем “личном прибежище”, чтобы усилить релаксацию и получить представление о том, какой будет жизнь в результате лечения; ему рекомендуется завершать подобным образом каждый сеанс самолечения. Внушение может осуществляться в соответствии со сценарием 8.1.

Сценарий 8.1. Управление тревогой с помощью воображения и ключевого слова.

(Выбранный способ индукции уже осуществлен, и пациент, по-видимому, находится в легком трансе.).

Хорошо. Теперь я бы хотел, чтобы вы представили себя стоящим на вершине лестницы. Вы смотрите вниз; обратите внимание, что ступеней у лестницы десять, а у ее подножия простирается лужайка до стены, в которой есть дверь. Через мгновение я попрошу вас медленно спуститься по ступенькам и буду считать их одну за другой, пока вы идете вниз. По мере того как вы спускаетесь, вы чувствуете, что оставили привычный повседневный мир далеко-далеко позади, так что он делается все более и более отдаленным и незначительным, в то время как вы погружаетесь все глубже и глубже внутрь себя, становитесь все более и более расслабленным, бесстрастным и спокойным, спокойным, отстраненным и свободным. Когда вы доберетесь до последней ступени, можете позволить лестнице и обычному миру исчезнуть совсем, а затем подойдите к двери и откройте ее. Когда вы пройдете сквозь нее и закроете ее за собой, вы очутитесь в том восхитительном старом саду, о котором рассказывали мне, и переживете все те приятные ощущения, которые помните и связываете с этим садом: спокойствие и умиротворенность. (Пауза.) Теперь я хочу, чтобы вы начали спускаться — ступенька за ступенькой — по той лестнице, по мере того как я буду считать. Один... Два... Вы все более и более расслабленны и бесстрастны. Три... Звуки за пределами этой комнаты замирают, и вы чувствуете, что действительно глубоко погружаетесь внутрь своего “Я”. Четыре... Пять. Остановитесь здесь на мгновение и ощутите, что обычный повседневный мир становится совсем далеким. Вы на полпути к той степени спокойствия и умиротворенности, которой можете сегодня достичь. Теперь продолжим. Шесть... Семь... Восемь... Только два шага отделяют вас от того, чтобы ступить на лужайку. Девять... Десять. Хорошо. Остановитесь тут на секунду и дайте лестнице и всему миру просто исчезнуть. (Пауза.) Хорошо. Теперь пересеките лужайку, ощутите дерн под ногами, а когда дойдете до двери, откройте ее и войдите. Закройте дверь за собой и почувствуйте, что, сделав это, вы оставили все трудности и помехи снаружи. Повернувшись, вы обнаружите, что находитесь в том саду, который имеет особое значение для вас. Ощутите ласковый теплый бриз, прислушайтесь к пению птиц, обратите внимание на запах цветов, солнечный свет, льющийся отовсюду (и так долее, в соответствии с предшествующим описанием сада, данным пациентом). Почувствуйте, как все ваши заботы и страхи, тревоги и напряжение начинают уходить, исчезать, когда вы позволяете спокойствию и красоте сада проникать внутрь вас... Вновь представьте все приятные ощущения, которые дарит сад... Сейчас в течение некоторого времени вы не будете слышать мой голос, но в тишине впитайте в себя спокойствие, тишину и красоту сада, так что, когда вы вновь услышите мой голос, вы будете совершенно спокойны, совершенно умиротворены. (Пауза.) Теперь я хочу, чтобы вы мысленно окинули взглядом свое тело. Заметив любое напряжение или дискомфорт, освободитесь от него. Делайте так до тех пор, пока не почувствуете себя совсем хорошо, безо всякого напряжения (Пауза.) Хорошо. Теперь дайте этой картине исчезнуть из ваших мыслей, но удержите все те приятные чувства, что вы испытывали. (Пауза.).

Всякий раз, когда вы входите в гипнотическое состояние самостоятельно при помощи упражнения, которому я вас научил (или “научу”, соответственно), спускайтесь по ступенькам и входите через дверь в собственный сад. Вновь почувствуйте и впитайте в себя спокойствие и красоту этого места, с тем, чтобы все напряжение, накопленное с тех пор, как вы в последний раз здесь появлялись, все тревоги и разочарования снова исчезли, пока вы полностью спокойны телом и духом. Выйдя из транса, вы продолжите ощущать расслабление, спокойствие, легкость и комфорт. Каждый раз, когда вы начнете повторять упражнение и попадете в тот сад, приятные чувства будут усиливаться и длиться дольше, становясь более глубокими, так что ваша повседневная жизнь станет менее напряженной и тревожной, а беспокойств и страхов, испытываемых вами, будет все меньше и меньше. Вы обнаружите, что чем чаще вы проводите время в своем “личном прибежище”, тем больше эти приятные чувства наполняют вашу жизнь. (Пауза.).

Теперь я хотел бы, чтобы вы сосредоточились на слове “покой”. Покой... покой... Сконцентрировавшись на этом слове, вы, возможно, захотите представить его написанным на бумаге или высеченным в камне либо просто услышать, как оно звучит. Покой. Сосредоточившись на слове “покой”, вы почувствуете себя так же, как в том саду, таким же расслабленным и спокойным, как и в вашем “личном прибежище”. Покой. Покой. В дальнейшем всякий раз, когда вы обнаружите, что напряжены, тревожитесь, полны страха, паникуете, сердитесь, расстраиваетесь по пустякам или испытываете любое другое чувство, которое вам мешает, вам нужно лишь закрыть на мгновение глаза и сосредоточиться на слове “покой”. Вы ощутите, как все негативные чувства исчезают, сходят на нет, и вы еще раз переживаете то же, что в том саду, в вашем “личном прибежище”. Что бы вы ни делали и где бы вы ни были, если вы чувствуете, что вас что-то волнует и что проблемы, которые портили вам жизнь, возвращаются, вам нужно лишь закрыть глаза и сосредоточиться на слове “покой”. Тогда вы ощутите, что расслабляетесь и успокаиваетесь вновь, телом и духом.

Если это уместно, пациента можно затем снова вернуть в сад, к двери, и через нее в одну из ситуаций, в которой переживается искомая патологическая тревога. Его просят представить реальную трудную ситуацию и патологические переживания, которые он испытывает. Затем велят дать сигнал, когда он почувствует себя так же, как обычно в такой ситуации. Далее ему предлагают сосредоточиться на своем ключевом слове и отметить снижение тревоги. Так можно повторять несколько раз, пока пациент не сигнализирует о том, что ему стало труднее пробуждать тревогу в таких обстоятельствах. Затем ему внушают использовать этот прием в аналогичной реальной ситуации и говорят, что он ощутит то же успокаивающее действие вслед за концентрацией на ключевом слове. Далее его еще раз переносят в сад, а затем возвращают в состояние бодрствования.

Жалобы на более или менее внезапные приступы тревоги, не имеющие очевидной связи с какими-либо особыми ситуациями или стимулами, встречаются довольно часто. В некоторых случаях можно установить наличие фобических стимулов, ранее для пациента не явных. Например, несмотря на непохожесть и разнообразие ситуаций, в которых пациент переживал приступы паники, можно обнаружить некий общий фактор, скажем, привлечение всеобщего внимания. Так, при детальном рассмотрении оказалось, что молодой человек, жаловавшийся на совершенно случайные приступы тревоги, переживал эти эпизоды всякий раз, когда ожидал, что с ним кто-то заговорит. Он не мог выделить этот общий фактор, поскольку иногда приступы возникали, когда он был один. Обнаружилось, что в этих случаях видимым пусковым стимулом был телефонный звонок. Внимание этого молодого человека и докторов, к которым он обращался со своей проблемой ранее, было сфокусировано на том факте, что эти приступы возникали с одинаковой частотой дома, когда он пребывал в одиночестве, на улице, на работе, в баре, во время занятий спортом, то есть фактически везде.

Как правило, приступы такого рода действительно имеют некоторый общий фактор или факторы, но реакция может появляться в ответ на два или более совершенно самостоятельных стимула или на группы стимулов. Определенная техника (такая, как условная реакция расслабления и успокоения на “ключевое слово”), которая позволяет пациенту контролировать реакцию, где и когда бы она ни появлялась, дает ему возможность улучшить свое повседневное существование, даже если необходимо продолжение диагностической или аналитической работы для проведения патогенетической терапии. В таких случаях тренировка или обучение пациента ощущать расслабление, как только он заострит внимание на “ключевом слове”, очень эффективны. Однако без параллельных попыток выяснить бессознательные источники и глубинные проблемы такой подход, вероятно, будет иметь лишь временный эффект.

Довольно часто приступы тревоги бывают “пустым симптомом”, который становится подкреплением сам для себя. Источником тревоги в таких случаях является определенный неразрешенный конфликт, часто берущий начало в детстве или юности и выходящий наружу в зрелом возрасте либо в ответ на некий жизненный стресс или кризис, либо в тот момент, когда болезнь, послеоперационное недомогание или какое-нибудь другое ослабленное состояние уменьшает уверенность в себе, снижает самооценку и общую эмоциональную и физическую стабильность пациента. Основополагающий конфликт или стресс сам по себе недостаточно интенсивен или силен, чтобы вызвать какие-либо трудности. Это происходит, когда понижается личностная прочность пациента или когда наступает предел его умения справляться со своими проблемами. Тогда ослабляющие и разрушающие последствия самого симптома становятся дополнительным стрессом.

В случае “пустого симптома” привычная модель поведения проявляется сильнее, а симптом закрепляется из-за того, что пациент боится его повторения. То есть пациента, испытавшего несколько приступов разрушительной паники, переполняют страх и тревога в ожидании следующего приступа, и это напряжение может оказаться чрезмерным для его способности к совладанию с трудностями и порождать новые симптомы. Если такая модель развития событий нарушится условно-рефлекторным расслаблением, то повысится уверенность пациента в своей способности справиться с любой проблемой, и приступы уменьшатся и прекратятся без дальнейшего исследования или лечения.

Следовательно, стратегия выбора должна обеспечить пациента средствами контроля над приступами такого рода с помощью программы обучения, по существу такой же, как вышеупомянутая, но, возможно, с дополнительным акцентом на использовании “ключевого слова”. Пациент будет пользоваться этой программой каждый раз, когда почувствует предшествующее приступу нарастание тревоги (или общее возбуждение).

Фобические реакции, будь то ответ на простой и очевидный стимул (например, боязнь пауков) или на более сложные ситуации (например, агорафобия), требуют очень точного и подробного разъяснения сначала значимого стимула или стимулов, а затем постепенного перехода от одного стимула к другому, то есть преодоления пути, ведущего к фобическому эпизоду. К примеру, пациент, жалующийся на панику, возникающую в связи с пребыванием вне дома, может описать постепенное нарастание тревоги, соответствующее производимым им действием: например, он завязывает галстук, надевает пальто, подхватывает портфель, идет к двери, открывает ее, оказывается на улице и там в какой-то момент испытывает полную панику.

Метод систематической десенсибилизации основан на четкой градации таких шагов от наиболее безобидных до самых тревожащих стимулов. Эта “иерархия” затем используется как основа для планирования стратегии лечения, целью которой является устранение реакции тревоги на каждую ступень иерархической лестницы, начиная с той, что вызывает наименьшую степень тревоги, и далее по восходящей. Часто это делается in vivo: научившись реагировать на присутствие терапевта чувством уверенности, безопасности и расслабленности, пациент в сопровождении терапевта физически проходит через все ступени своей иерархической лестницы, останавливаясь на каждой из них для выполнения установленной практики управления тревогой. Почувствовав нарастание уровня тревоги, он сразу же сообщает об этом. Пациент переходит к следующей ступени только тогда, когда может с полной уверенностью сказать, что вызванная предыдущим этапом тревога успокоена. Очевидно, что для этого затрачивается масса времени и усилий терапевта, и зачастую лучших результатов можно достичь, если ввести пациента в состояние гипноза.

Довольно распространено использование десенсибилизации in vitro, когда движение по иерархической лестнице происходит просто в воображении и для сдерживания тревоги используется релаксация. В последние годы эффективность этой процедуры все чаще ставится под сомнение. По данным литературы, большинство специалистов склоняются в пользу того, что такие воображаемые упражнения не оказывают значительного влияния на реакции тревоги у пациента, равно как и более реалистичные упражнения (использующие скорее реальные, чем воображаемые стимулы), осуществляемые в кабинете врача или клинике, не приводят к глобальным изменениям в жизни пациента. Использование гипноза как промежуточной ступени при выполнении упражнений, основанных на воображении, по всей видимости, делает процесс подавления тревоги более эффективным. Предполагается, что естественность ситуации и очевидная для пациента реальность стимулов, более сильная эмоциональная реакция, испытываемая пациентом, и реальность расслабления (как субъективная, так и объективная) в ответ на “ключевое слово” или другой сигнал делают гипнотерапию более эффективной.

Методы проведения такой программы лечения, должно быть, уже стали понятны читателю. Иногда используется “ключевое слово”, как в предыдущем сценарии, или слово, выбранное пациентом для того, чтобы вызвать мгновенное возвращение в “личное прибежище”. Можно также пользоваться физическим стимулом, например прикосновением рукой к плечу пациента или пожатием его руки в тот момент упражнения, когда он проявляет тревогу.

Пациенту, после того как он прошел через эту процедуру несколько раз, дается указание использовать то же самое прикосновение (имитируя действия терапевта, дотронуться рукой до противоположного плеча или пожать одну руку другой) всякий раз, когда он чувствует нарастание возбуждения, и этот жест снова вызывает расслабление. Однако нужно подчеркнуть, что любой физический контакт между терапевтом и пациентом должен быть тщательно продуман, и, если терапевт собирается его применять, пациент должен знать об этом заранее.

Фобические реакции на специфические стимулы редко существуют сами по себе; почти всегда обнаруживается, что в их основе лежат более сложные страхи и смущающие обстоятельства, наличия которых пациент зачастую совершенно не осознает. В некоторых случаях в основе лежит незавершенное травматическое переживание, которое можно довольно легко и быстро выявить и снять.

Женщина-пациентка была направлена к одному из авторов в связи с боязнью выходить из дома, из-за которой она не появлялась на людях почти девять месяцев. Ранее у нее был период, длившийся около трех лет, в течение которого она могла выходить из дома только в сопровождении мужа, и такое состояние постепенно усиливалось, пока эта женщина не стала абсолютно неприспособленной к нормальной жизни. Она хорошо реагировала на гипнотическую десенсибилизацию, но продолжала тревожиться насчет того, подействует ли это в реальных условиях. После трех сеансов она сумела самостоятельно отойти от дома на небольшое расстояние, но все еще не могла заставить себя отправиться в город, чтобы сделать еженедельные покупки.

Возрастная регрессия с использованием чувства паники и сопровождающих его симптомов вернула ее к эпизоду из 3—4-летнего возраста, когда она гуляла в парке с матерью и братом. Началась гроза, и мать, сама сильно напуганная, отвела детей под дерево, чтобы спрятаться от дождя. Когда пациентка воскресила это ранее недоступное воспоминание, страх, возникший из-за сочетания грома и молнии и осознания материнской паники, выразившейся отчасти в гневе, направленном на детей, проявился с большой силой. Ее побудили прояснить свое восприятие этого случая и особенно отделить чувства матери от собственных, а затем вывели из состояния гипноза. В результате пациентка осознала: чувства, которые она испытывала, собираясь выйти из дома, в точности отражали те, которые она восстановила в памяти. Она смогла понять, что эти чувства — “заимствованные”, а их первоначальный источник замещен.

После этого сеанса пациентка обнаружила, что может идти куда пожелает, испытывая всего лишь некоторое опасение, которое после двух последующих сеансов исчезло совсем. Женщина выздоровела и освободилась от паники. Такие простые и легко разрешимые травмы встречаются не особенно часто, но на них стоит обращать внимание. Зачастую же лежащее в основе травмирующее воспоминание бывает сложнее и требует более тщательной проработки. Эта тема, конечно, подробнее рассматривается в разделе, посвященном аналитической терапии.

Устранение тревоги с помощью самогипноза может быть полезным дополнением к какому-либо другому проводимому виду терапии. Пациенты, проходящие обследование или динамическую терапию, время от времени ощущают значительное повышение уровня тревоги, и их легко можно научить пользоваться “личным прибежищем” и рассеивать тревогу, чтобы успокаиваться в ночное время или в любой другой момент, когда им особенно необходимо владеть собой и сохранять спокойствие.

Те же самые техники можно успешно применять там, где тревога совершенно уместна, но, тем не менее, бесполезна. Например, детская боязнь уколов вполне обоснована, но может быть источником сильного страдания, если уколы приходится делать слишком часто, как в случае диабета, почечной недостаточности и других заболеваний. Страх перед лечением зубов опять же обоснован: с биологической точки зрения реакции избегания в ответ на грозящую боль вполне естественны. В таких случаях полезно использовать метод реципрокного торможения, причем оно может быть более эффективным, если производится анестезия требуемой части тела или пациент субъективно отстраняется от ситуации в целом и пользуется своим “личным прибежищем”, не фиксируясь на проводимой процедуре.

В течение долгого времени расслабление в ходе подготовки к родам использовалось как средство снижения тревоги и физического напряжения. Чаще всего гипнотические техники применяются неявно, но такие понятия, как “психопрофилактика” и “нервно-мышечное рассогласование”, скрывают умело разработанные гипнотические методы, и, по-видимому, гипнотический характер этих процедур не осознается ни их разработчиками, ни их пользователями.

Глава 9. Боль.

Облегчение боли или умение с ней справляться — это одна из самых древних областей применения гипнотических техник. Хилгард и Ле Барон (Hilgard, Le Baron, 1984, p. 1) описывают историю безболезненного удаления опухоли, пережитую в детстве Якобом Гриммом. Менее драматичный эпизод такого рода произошел в жизни одного из авторов. Его трехлетний сын однажды упал на кухонный бойлер и обжег ягодицы, после чего отыскал отца в саду и потребовал: “Папа, поцелуй покрепче”. Отец подчинился, после чего ребенок перестал плакать и объявил, что боль прошла. Покраснение кожи проходило на глазах и исчезло в течение нескольких мгновений.

Многочисленные официальные отчеты об использовании гипноанестезии можно обнаружить в ранних публикациях. Самой известной является работа, представленная Джоном Исдейлом, который за время работы в Индии в середине XIX века провел множество важных операций без химической анестезии, причем его пациенты, по-видимому, не испытывали никакой боли. Отчеты показывают, что среди его пациентов количество выживших на каждые 10 человек превышало обычное для того времени число. В Англии сообщения Исдейла были отвергнуты коллегами-медиками, посчитавшими его пациентов слишком примитивными, несмотря на то, что в число последних входило несколько британских чиновников. Приблизительно в то же время другие хирурги проводили перед коллегами показательные сеансы, в ходе которых основные хирургические действия выполнялись без боли и неудобства для пациента, но эти сообщения также не получили признания.

Собственный опыт авторов показывает, что на сегодняшний день (то есть больше века спустя после появления первых статей на эту тему) признание хирургами гипнотической анестезии в целом остается редким явлением: реакции на предложения ввести гипнотические техники в практику довольно часто повторяют реакции их коллег в прошлом веке. Чуть больше внимания уделяется сегодня увеличивающемуся потоку публикуемых отчетов о клинических испытаниях в этой области.

Мы не утверждаем, что гипноз мог бы занять место химической анестезии (особенно принимая во внимание тот факт, что отнюдь не все способны использовать гипноз в этой области), однако применение гипноза для управления болезненными процедурами может давать успешные результаты. Особенно расширяется его применение в стоматологии — как в Британии, так и в других странах, — а в акушерской практике эта техника уже широко распространена, хотя обычно обозначается по-другому и называется релаксацией, или “нервно-мышечным рассогласованием”. Гипнотические техники широко применяются без формальной процедуры введения и без признания сущности этой деятельности. Отвлечение, переключение внимания и схожие техники часто применяются во время второстепенных медицинских процедур, таких как прививки, или других болезненных процедур, например физиотерапевтических манипуляций.

Тем не менее, официальное и структурированное применение гипноза достаточно информированными и опытными практикующими врачами может повысить эффективность самоиндуцируемой анальгезии или анестезии до того уровня, на котором гипноз станет основным клиническим методом. Для всех способов применения гипнотической техники характерен тот факт, что снижение боли происходит спонтанно и без соблюдения каких-либо правил. Например, есть сообщения о солдатах, получивших ранения во время боя, или о спортсменах, сильно травмированных в ходе важной игры, которые не замечали своих ранений и даже не чувствовали боли, пока не спадали волнение и общий уровень возбуждения. Но как только сражение или игра заканчивались и субъект понимал, что он ранен, боль чувствовалась немедленно и сильно. До этого момента нервные импульсы боли не проникали в сознание.

Применение какого-либо ритуала, который, как ожидается и верится, даст облегчение, может быть высокоэффективным, особенно для детей. Родитель, “целующий покрепче”, отлично знает, что такой жест, хотя и не имеет доказуемого физиологического воздействия, может быть более эффективным, чем любой обычный химический анальгезирующий препарат. Наложение пластыря на порез или царапину имеет схожие свойства. Большинству из нас известно, что боль, с которой мы приходим к врачу, имеет тенденцию проходить, как только мы оказываемся в приемной и убеждаемся в том, что получим помощь.

Отвлечение внимания также широко применяется для снятия боли: ребенок, умело занятый какой-нибудь игрушкой или картинкой, пока врач вводит иглу в его руку, не поймет, что ему что-то сделали. Конечно, как только он осознает, что его “надули”, он, скорее всего, начнет уверять, что это на самом деле было больно, но боль, несмотря на его заверения, была в момент отвлечения вне сознания.

Такого же рода техниками и стратегиями можно пользоваться как для усиления анестезии при болезненных хирургических и других процедурах, так и для контроля над хронической или периодической болью, имеющей другие причины. В этой главе сначала будет подробно рассказано об основных процедурах, при которых рекомендуется применять гипноз, а потом — о различных специфических обстоятельствах, в которых используются гипнотические техники.

Гипнотическая анестезия.

Когда пациент находится в трансе (независимо от того, достигнут ли он спонтанно или с помощью большей или меньшей формальной индукции), чувствительностью можно управлять и ограничивать ее степень. Это очень похоже на механизм, лежащий в основе определенных симптоматических изменений, таких как истерическая слепота и глухота, или локальных анестетических состояний, которые обычно описывают как анестезию в виде “перчатки”. Можно относительно легко обеспечить гипнотическую анестезию кожи и подкожных тканей, но гораздо труднее достичь с помощью гипноза временной потери зрения или слуха. Обычно намного легче обеспечить такую анестезию для периферических частей тела, чем для туловища или головы. Многие находят, что уменьшить боль или чувствительность в определенной части тела в результате прямого внушения с использованием или без использования образов трудно, а то и невозможно. Однако те же люди, возможно, способны вызвать полную утрату чувствительности в руке. Далее они могут перенести потерю чувствительности на другую часть тела и только таким способом уменьшить боль в голове и туловище.

Существуют исключения из общего правила, когда боль, причина которой — мышечное напряжение, например в нижней части спины, — можно уменьшить или устранить внушением ощущения расслабленности и тепла, но этот метод существенно отличается от внушения анестезии или анальгезии. Такая боль вызвана чрезмерным и длительным мышечным напряжением и зависит от продолжения действия этого напряжения. Таким образом, как только нужные мышцы расслабляются и их кровоснабжение увеличивается за счет расширения сосудов в ответ на внушение ощущения тепла, боль уменьшается и может исчезнуть.

Использование гипнотической анестезии требует блокирования или прерывания сложных физических процессов, начинающихся, когда повреждение тканей или стресс порождает сигналы, со временем вызывающие возбуждение в коре, интерпретируемое как боль, и ее источник и местоположение осознаются и определяются субъективно. Текущие сигналы продолжают возникать после осуществления гипноанестезии, по крайней мере, до того участка нервной цепи, где она была прервана или блокирована гипнотическим внушением; тогда как при гипнотерапии, осуществляемой для снятия головной боли или боли в пояснице, эти сигналы ослабляются или устраняются.

В целом, если требуется уменьшить испытываемую боль и последующий дистресс, возникающий из-за повреждения или заболевания части тела, успех чаще достигается при помощи индукции анестезии или анальгезии в одной руке и переноса нечувствительности на нужный участок, чем при непосредственном обращении к этому участку. Например, при постоянной боли, причиной которой является дегенерация межпозвонкового диска, внушается — с использованием образов, — что в одной из рук пациента снижается чувствительность до тех пор, пока он не сообщит о достижении заметного уровня анестезии. Затем можно проверить с помощью прикосновения, пощипывания кожи или других стимулов, достигнута ли достаточная степень потери чувствительности. Далее эта рука кладется на то место, где локализована переживаемая боль, и внушается, что нечувствительность должна перейти с руки на больное место. Руку следует держать до тех пор, пока боль не снизится до терпимого уровня. Этот метод перенесенной анальгезии может также применяться в тех случаях, когда необходимо выполнить болезненную процедуру с частью тела, которая оказывается необычайно чувствительной к непосредственному внушению анальгезии.

Степень, до которой человек может терпеть определенную боль, зависит кроме реальных показателей интенсивности и продолжительности еще и от двух основных характеристик испытываемого ощущения: локализации боли и субъективной оценки размеров ее охвата. Чем ближе локализована боль к центру тела или чем больше площадь или объем части тела, которую она охватывает, тем менее терпимой эта боль становится.

Эксперименты, в которых использовались либо идеомоторные сигналы, либо автоматическое написание, показали, что субъект на самом деле продолжает осознавать боль, но на том уровне сознания, который отделен и не соприкасается с основной сферой осознания. Например, вызвав анестезию в одной руке гипнотизируемого человека, можно затем внушить, что более глубокие уровни его личности должны поддерживать связь с терапевтом при помощи письма, но так, чтобы эта деятельность оставалась за пределами его сознания. Если кольнуть анестезированную руку субъекта иголкой, то он не только не осознает болевое ощущение, но еще и докажет впоследствии свое неведение относительно этого случая. Однако в момент укола он может сообщить о своем ощущении боли письменно [50].

Следовательно, если внушается, что определенную боль необходимо полностью блокировать и что никакая боль не должна ощущаться, пока сохраняется ее причина, создается внутренний конфликт. На одном уровне боль существует и переживается, в то время как на другом — отрицается. Такой конфликт может оказаться невыносимым для субъекта или настолько стрессовым, что рано или поздно блок будет нарушен и восприятие боли вновь станет доступно полному осознанию. Тем не менее, у хорошо гипнотизируемых субъектов такую блокаду любого осознания боли установить вполне реально.

Здесь необходимо сделать важное предупреждение. Есть возможность полного блокирования всех болевых ощущений от определенной зоны или части тела (для тех субъектов, которые способны действительно эффективно пользоваться гипнозом). Если случится какое-то ухудшение или усиление патологии или травмы, которая вызвала боль, но на текущий момент является подавленной, пациент не осознает произошедшего изменения. Это может быть опасным. Поэтому, за исключением последних стадий неизлечимых заболеваний, пациент обязательно должен быть подготовлен к таким изменениям. Есть три принципиальных способа это сделать.

1. Допускается, что частично боль сохраняется и достигает сознания, так что воспринимается любое ее изменение.

2. Небольшой участок или объем нужной части тела остается чувствительным, для того чтобы любое изменение было замечено пациентом.

3. Делается особое внушение, что какое-либо изменение боли, осознание которой блокируется, повлечет за собой ощущение боли в полной мере, то есть блок прекратит действовать.

Более эффективным способом обращения с хронической или трудноизлечимой болью, а также с болью, вызванной постоянной и неустранимой причиной, скорее является внушение постоянного осознания боли, но в более терпимой форме или в более сносном месте. Этот подход можно проиллюстрировать случаем из практики одного из авторов — лечением обширного периферического неврита, связанного с расстройством, причина которого — злоупотребление алкоголем. Женщине, сильно выпивавшей в течение долгого времени, потребовалось использование гипноза для контроля над этим процессом. К моменту первого сеанса она уже была помещена в госпиталь с диагнозом “умеренно тяжелая степень цирроза”. Она была не в состоянии даже держать газету из-за постоянной сверхчувствительности своих рук и не могла пройти больше чем несколько шагов из-за боли в подошвах ног. Эта пациентка в состоянии гипноза была обучена представлять боль в руках в виде покрывающих ее пальцы и ладони тонких перчаток. Затем она воображала, что скатывает эти перчатки, начиная с запястья, пока контакт между ее руками и перчатками не ограничивался только кончиками средних пальцев. На этом этапе ее руки, в соответствии с образом, были свободны от боли, за исключением кончиков средних пальцев, которые продолжали ощущать такую же боль, как и раньше. Этот ограниченный участок болезненности был терпим и не мешал тем видам деятельности, которыми пациентка хотела заниматься. Тот факт, что она чувствовала некоторую боль, исключал возможность внутреннего конфликта, и она сохраняла способность самостоятельно сдерживать боль в этих областях. В результате ей удалось значительно сократить участок, на который оказывалось болевое воздействие, и таким образом дистресс, вызванный болью, переносился легче.

Другая полезная стратегия управления постоянной болью состоит в том, чтобы перенести эту боль на ту часть тела, где ее терпеть легче, чем в первоначальном местоположении. Как было отмечено ранее, боль в туловище обычно причиняет больше страданий, чем боль в конечности. Боль в животе, спине или груди, если перенести ее на палец, станет меньше досаждать и в то же время останется достаточно осознаваемой, чтобы избежать вышеупомянутого когнитивного диссонанса. По-видимому, смещение в пространстве легче когнитивно согласовывается, чем логическое противоречие. Кроме того, сохранение у пациента некоторой осведомленности о боли позволяет терапевту быть уверенным в том, что любые ее изменения осознаются без задержки или трудностей, и предпринимать соответствующие действия, когда это необходимо.

Исключением из общего правила является постоянная боль, вызванная состояниями, которые не требуют той осторожности, о которой говорилось ранее. Например, боль, причиной которой является давление на нерв со стороны дегенеративных межпозвонковых дисков, смещение тазовых костей или какое-либо неизлечимое заболевание, необязательно контролировать таким образом. В этих случаях правильнее блокировать осознание боли полностью, а для того чтобы избежать конфликта “нет боли — есть боль”, эффективнее всего установить временный блок (см. сценарий 9.1). Так, можно внушить, что на несколько часов пациент будет совершенно свободен от боли, но по истечении этого времени боль постепенно вернется. “Боль есть, но в настоящее время блокирована” — вот, видимо, формула, которая не приводит к вызывающему беспокойство когнитивному противоречию.

Сценарий 9.1. Внушение потери чувствительности (1).

(Индукция и погружение выполнены. Обычно создается хотя бы один “гипнотический феномен”, такой как левитация руки, для подготовки к модификации сенсорного контроля или для его проведения.).

Я хотел бы, чтобы вы сейчас обратили внимание на свою правую руку. Ощутите, насколько она расслаблена, безвольна и свободна, как тяжело она покоится на ручке кресла. Почувствуйте давление в том месте, где она опирается на подлокотник, и то ощущение, которое дает вам фактура тканевой обивки кресла. Теперь представьте, какие ощущения у вас возникнут, если я сделаю блокирующую нерв инъекцию в ваше запястье (прикасайтесь к коже в разных местах воображаемого кольца вокруг запястья кончиком карандаша и в то же время продолжайте говорить) таким образом, что с каждой инъекцией вы постепенно будете терять чувствительность в этой руке. Сначала вы почувствуете, что она охлаждается и, может быть, немного дрожит, а затем, как только она станет холоднее, вы ощутите, что она немеет все больше и больше. Скоро она потеряет всякую чувствительность, и вы не сможете ощущать эту руку вообще. Это будет переживаться так, как если бы ощущение руки целиком остановилось у запястья, там, где была введена инъекция, блокирующая нерв. Когда вы дойдете до этого этапа, дайте мне знать.

(Когда пациент даст понять, что контакт с этой рукой потерян, вы можете проверить глубину анестезии, ущипнув кожу или легонько ее уколов и попросив пациента рассказать обо всех ощущениях, а затем, в случае необходимости, сделать дополнительное внушение усиливающегося онемения, пока требуемая степень интенсивности не будет достигнута. Заметьте, что большинство пациентов нуждаются скорее во времени, чем в дополнительном внушении, чтобы потеря чувствительности могла проявиться. Когда необходимая стадия будет достигнута, продолжайте.) Хорошо [51]. Теперь положите эту руку на свое правое колено, именно на ту его часть, которая причиняет боль. Я помогу вам [52]. Сейчас вы можете чувствовать коленом тяжесть покоящейся на нем руки. Пусть ощущение холода и онемения в вашей руке постепенно распространится на ваше колено, чтобы оно стало холодным и онемевшим, холодным и онемевшим. Когда вы больше не будете чувствовать никакой боли в колене, дайте мне знать. Когда колено станет холодным и нечувствительным, вы обнаружите, что боль уходит, а потом она уйдет совсем, и вы вообще перестанете ее ощущать. Когда это случится, дайте мне знать.

Если анестезию необходимо применить во время болезненной процедуры, например при уколе в вену, вскрытии нарыва или другой хирургической операции, тогда внушение онемения и потери чувствительности будет предшествовать боли. В таких случаях процедура, альтернативная описанной выше, может быть более успешной, поскольку, прежде чем хирургическая процедура будет начата, в интересующей части тела останется мало или вообще не будет ощущений. Можно заменить образы из предыдущего сценария подлинным ощущением, вызванным поглаживанием того места, где должна проводиться предстоящая процедура (см. сценарий 9.2). Очевидно, что эту технику можно применять только в том случае, если пациент соглашается на физический контакт в области, связанной с процедурой, без тревоги или другого неприятного чувства.

Сценарий 9.2. Внушение потери чувствительности (2).

Сейчас я собираюсь прикоснуться к вашей левой руке и легко-легко ее погладить. Вы это чувствуете? Хорошо. Теперь, в то время как я продолжаю осторожно и медленно гладить ее, позвольте, чтобы ощущение от прикосновения постепенно ослабло, и довольно скоро вы, возможно, обнаружите, что совсем не чувствуете моих прикосновений. Когда это случится, дайте мне знать.

(Когда пациент даст понять, что ощущение исчезло, продолжайте, прикасаясь к руке более настойчиво.).

Теперь я собираюсь коснуться вас сильнее, и поэтому вы вновь ощутите поглаживание. Вы чувствуете? Хорошо. Теперь пусть это ощущение начнет исчезать, пока вы не перестанете чувствовать, что я притрагиваюсь к вам. Дайте мне знать, когда ощущение полностью исчезнет. (Когда пациент сообщит о потере чувствительности, продолжайте.) Хорошо. Сейчас вы потеряли всякую чувствительность в этой части левой руки, вы совсем ничего там не чувствуете.

(Иногда полезно установить границу анестезированного участка с помощью прикосновений к руке пациента в разных местах, так как эта процедура убеждает и пациента, и того, кто будет выполнять запланированную хирургическую операцию, в истинности анестезии на отмеченном участке.).

Если чувствительность у пациента не исчезает, процесс можно усилить. Перед началом внушения оцепенения рука должна находиться в состоянии левитации. Поскольку пациент подтвердил “невесомость” своей руки, дальнейшее изменение, включая и потерю чувствительности, ему признать уже легче. Ведь если рука ни с чем не контактирует, нет и тактильных ощущений, которые можно утратить.

В некоторых состояниях, вызывающих периодические приступы боли, например в спине или конечностях из-за проблем с позвоночником, боль сама по себе, возможно, не является основным объектом внимания. В таких случаях следует нацеливаться, скорее, на искоренение ее причин, как, например, при боли, вызванной мышечными спазмами. Необходимо достичь расслабления спазма, а уже за этим последует уменьшение, и даже исчезновение боли. Лечение мигрени с помощью биологической обратной связи с целью повышения температуры в ладонях и руках часто применяется без обращения к формальному гипнозу и описывается в большинстве работ, посвященных техникам изменения поведения. Тот же подход можно применять в гипнотическом состоянии — либо в форме прямого внушения, либо с использованием образов, таких как погружение рук в горячую воду. Эффективность этой методики происходит за счет уменьшения диаметра сосудов мозга и давления в них в результате заметного расширения кровеносных сосудов рук. Как бы там ни было, пациенты, которые могут вызвать ощутимые изменения температуры в своих руках, действительно освобождаются от боли, связанной с мигренью.

Особой ситуацией, связанной с управлением болью, является ситуация “иглофобии” или боязни агрессивных, причиняющих страдание и боль лечебных процедур, которые необходимо выполнять неоднократно. “Иглофобия” встречается в основном у детей с такими заболеваниями, как лейкемия, почечная недостаточность, диабет и т. д. Когда ребенок позволяет врачу осуществить венопункцию или взятие спинномозговой жидкости, может быть достаточно анестезии или анальгезии, но довольно часто дети настолько страдают, что выполнение процедуры становится практически невозможным. Ребенок может так пугаться и сопротивляться, что его трудно даже поместить в больницу для проведения следующей процедуры. В таких случаях применяется десенсибилизация вместе с отвлечением внимания путем тщательно подготовленного обращения к любимому месту или виду деятельности. По этой теме Хилгардом и Ле Бароном (Hilgard, Le Baron, 1984) даются настолько исчерпывающие сведения, что мы не будем пытаться детально рассматривать здесь соответствующие техники, а посоветуем читателю обратиться к этой превосходной книге.

Боль в нижней части спины является эндемическим заболеванием, по крайней мере, в западных культурах. Специалисты в области ортопедии, физиотерапии или остеопатии будут в основном сосредоточивать свое внимание на структурных факторах, участвующих в возникновении такой боли: давлении на нервные корешки из-за уменьшенного межпозвонкового диска, плохой осанки и так далее, но очень часто проблема усложняется психологическими факторами. Такое состояние, даже при наличии несомненного физического источника, обычно оказывается формой протеста или средством избегания стрессовой жизненной ситуации. Испытываемые ощущения могут преувеличиваться пациентом под воздействием таких факторов, как понижение настроения или тревога по поводу причины боли и ее прогноза. Влияние могут оказывать и абсолютно не связанные с этими ощущениями сферы жизни пациента, такие как особенности его взаимоотношений в браке, карьерные перспективы или любая другая эмоционально насыщенная сторона его жизни. Несомненно, интенсивность боли и ее роль в ограничении деятельности зачастую связаны с тем, что происходит в данный момент в жизни пациента.

В других случаях появление боли не имеет ничего общего с текущей жизнью пациента. Поэтому, когда речь идет о возможности гипнотического вмешательства, необходимо оценить сложные, а иногда и противоречивые, функциональные и мотивационные аспекты боли и ее восприятия, прежде чем браться за лечение.

Если боль выполняет важную и субъективно “полезную” функцию, все терапевтические попытки, вероятно, будут бесплодны, как бы настоятельно ни искал пациент помощи. Участие, которое боль принимает в его жизни, реакции, которые она вызывает у его социального окружения, и ее роль в формировании и поддержании представлений пациента о самом себе должны быть выяснены и включены в стратегию лечения. Довольно часто, например, боль, особенно лишающая трудоспособности, может защищать пациента от сексуальных домогательств или от тех видов деятельности, которые ему неприятны. Боль может служить мерой самонаказания или карой. С другой стороны, она может являться наказанием для супруга, ребенка или родителя. Пользуясь терминами транзактного анализа, боль становится “деревянной ногой”: “Я бы мог играть на пианино / готовить еду / победить в марафоне / получить ученую степень / работать, если бы не моя спина” (Берн, 1964). Во всех подобных случаях существует вероятность, что за симптоматическим лечением, если оно полностью побеждает сиюминутную боль, последует новая проблема, которая будет способствовать дальнейшему развитию заболевания или постоянному возвращению к первоначальным жалобам, пока не выяснится и не изменится установка, лежащая в основе симптома.

Однако в неотягощенных случаях симптоматическое лечение действительно имеет быстрый и стойкий эффект. Однажды на конференции, посвященной вопросам гипноза, к одному из авторов этой книги обратился за помощью его коллега. Оказалось, что он проснулся в тот день с резкой болью в пояснице, из-за чего был согнут в три погибели и не мог выпрямиться. Он был не в состоянии уменьшить причинный мышечный спазм и боль как его следствие с помощью самогипноза. Усаженный в неудобной позе на металлический стул, он без труда был введен в транс и затем перемещен на летний луг, по которому шел не спеша, наслаждаясь теплом солнечных лучей, падающих на его спину. Не далее чем через две минуты он сообщил, что боль и одеревенение тела уменьшаются. Транс был завершен, и дано внушение, что чувство тепла и расслабления сохранится. Он встал совершенно прямо, радостно объявил, что освободился от боли, и оставался таким на протяжении всего дня.

Данная стратегия лечения уместна и эффективна в тех случаях, когда ясно, что источник или причина боли не требует отдельного внимания, когда нет признаков значительных психопатологических процессов, лежащих в ее основе, и когда соответствующие физические процедуры уже проведены. Боль, возникающую при артрите и ревматизме или остающуюся после незначительных хирургических операций, можно уменьшить или устранить с помощью релаксации, внушения и образов-представлений ситуаций и ощущений, которые переживаются как успокаивающие.

В сценарии 9.3 подробно описывается процедура, использованная в отношении пациентки, страдавшей от частых и очень сильных головных болей и болей в шее, происходивших, в соответствии с заключениями ортопеда и психотерапевта, от поврежденных суставов верхней части позвоночника, вызывавших смещение позвонка в ответ на напряжение.

Сценарий 9.3. Обезболивание с помощью тепла.

(Уже было установлено, что тепло помогает облегчить боль. Индукция и погружение выполнены. Затем пациентка отправилась в свое “личное прибежище” и провела там короткое время, наслаждаясь картиной.).

Сейчас вы чувствуете себя вполне уютно и расслабленно, за исключением того, что все еще осознаете боль в голове и шее. (Пациентка выражает согласие.) Я хочу, чтобы сейчас вы сосредоточили внимание на своих руках. Вообразите, что опускаете их в чашу с горячей водой именно такой температуры, которая вам приятна. Держите их там, пока они не станут действительно теплыми. Обратите внимание, что, в то время как они разогреваются, вы можете чувствовать увеличение притока крови к ним и в них самих. Ваши руки становятся все теплее и теплее и даже как-то мягче. Когда они действительно нагреются и станут достаточно горячими, положите их по обе стороны шеи, а затем продвигайте вверх, так, чтобы они охватывали голову с двух сторон, именно там, где боль сильнее всего. Хорошо. (Пациентка передвинула руки так, как было указано.) Теперь почувствуйте, что тепло ваших рук постепенно проникает внутрь и распространяется по вашей шее. Тепло проникает в голову, и приток крови к вашей шее и коже головы усиливается, так что они становятся все теплее и теплее. Какое приятное и успокаивающее чувство! В то время как ваша шея нагревается, сухожилия и мышцы расслабляются и освобождаются от нагрузки, делаясь мягкими и ненапряженными, а приток крови становится свободнее и теплее, свободнее и теплее. Сейчас, как только ваши руки охватят голову, тепло распространится на нее, постепенно успокаивая боль, грея и успокаивая, грея и успокаивая.

Когда боль в вашей шее и голове успокоится полностью и вы ощутите там только тепло и комфорт, вновь опустите руки. (Подождите, пока руки вернутся в положение отдыха и, если нужно, мягко направляйте их, заранее предупредив об этом пациентку.) Теперь пусть к вашим рукам вернутся обычные ощущения, но голова и шея все еще продолжают ощущать тепло и комфорт, полный комфорт и свободу от всякой боли, в такой степени, что это ощущение будет длиться и после того, как вы выйдете из транса. Хорошо. Теперь снова медленно и постепенно подоприте голову, без какого-либо напряжения или неловкости, просто спокойно избегая откидываться на спинку кресла, медленно и постепенно, безо всякого напряжения, неловкости или неудобства. (Пациентка поднимает голову выше и поддерживает ее в таком положении.) Хорошо. Сейчас, когда вы будете готовы, вернитесь из транса в свое собственное время, к своему обычному состоянию бодрствования, забирая с собой ощущение тепла и комфорта в области шеи и головы. Полная свобода от боли и спокойствие.

Эта женщина и другие пациенты со сходными проблемами, которые лечились подобным образом, смогли применять эту технику в процессе самогипноза уже после одного подготовительного занятия и обрели способность предотвращать таким образом болевые “атаки”. Управление болью во время зубоврачебных и других хирургических процедур, таких как венопункция, затрагивает не только болевой компонент, реальный и ожидаемый, но также тревогу и даже явный страх. Введение в состояние анестезии может до такой степени успокоить пациента, что тревога уменьшится, но чаще необходимо принимать дополнительные меры для успокоения и устранения тревоги.

В большинстве ситуаций, где боль является объектом гипнотических техник, полного расслабления пациента уместно и полезно добиваться как части общего управления переживанием. Это не относится, однако, к родам, где мышечная активность необходима и неизбежна. Сокращения матки, ведущие к изгнанию плода, следовательно, нельзя подвергать каким-либо процедурам, внушающим расслабление, а следует фактически усиливать. Техника под названием “нервно-мышечное рассогласование”, пропагандируемая Эрной Райт (Erna Wright, 1979), заключается в обучении пациентки сокращать некоторые мышцы, расслабляя в то же время остальные. Чаще всего она осуществляется следующим образом: пациентка, лежа на полу и подняв руку и ногу с одной стороны, удерживает эти конечности в негнущемся положении, в то время как другие рука и нога расслабляются. Это упражнение позволяет пациентке на первой стадии родов расслабить скелетную мускулатуру и в то же время чувствовать маточные сокращения, а в начале второй стадии — расслабить тазовое дно и вагинальную мускулатуру. В программу обучения, предложенную Райт, не входит никакое явное введение в состояние гипноза, хотя наблюдение за пациентками, проходящими такое обучение, не оставляет никаких сомнений относительно рассеянного и отрешенного состояния, достигаемого посредством релаксации и концентрации внимания на указаниях и комментариях преподавателя.

Использование явного гипноза может облегчить рассогласование, необходимое роженице для расслабления всех мышц, не вовлеченных в процесс родов, при непроизвольном сокращении других, а также уменьшить дискомфорт и боль. В дополнение к этому тревогу и опасения, испытываемые многими женщинами перед родами и во время родов, можно легко развеять теми способами, которые уже были разъяснены относительно других ситуаций. Однако необходимо констатировать, что обучение применению гипноза в процессе родов должно выполняться только практикующим специалистом, обладающим опытом родовспомогательной тренировки и способным установить связь между техниками и образами, обязательными для анатомии и процесса родов.

Особый случай: звон в ушах.

Состояние, называемое “звон в ушах”, является не менее продолжительным и вредным переживанием, чем боль. Субъективное ощущение неприятных звуков в голове может быть столь же стрессовым и выбивающим из колеи, как и интенсивная и постоянная боль. Литературы по вопросу лечения этого состояния при помощи гипноза немного. Красильнек и Холл (Crasilneck; Hall, 1985) сообщают об одном исследовании, в котором было высказано предположение, что некоторая степень контроля может быть достигнута у “сомнамбулических” пациентов. Кроджер (Kroger, 1977) упоминает несколько исследований отдельных случаев. Вот результат самого обширного исследования (Marks; Onisiphorou and Karle, 1985), проведенного с четырнадцатью пациентами: лишь один из них сообщил об ослаблении воспринимаемого шума, другие пять отметили улучшение, проявившееся в виде более спокойного состояния души и большей толерантности к такому звону, но без какого-либо изменения громкости звука.

Звону в ушах обычно подвержены люди в относительно поздние периоды жизни, когда они менее восприимчивы к гипнотическим техникам. К тому же это состояние, по-видимому, связано с обсессивными и ипохондрическими чертами личности. Это делает отчасти проблематичным подавление симптома или уменьшение его проявления, так как жалоба часто становится центральным объектом внимания пациента и нередко превращается в его главный интерес в жизни. Общее расслабление, освобождение от напряжения и фрустрации может оказать благотворное воздействие, но уменьшение уровня воспринимаемых шумов достигается редко, за исключением тех случаев, когда пациент особенно поддается гипнозу, то есть (предположительно) является одним из тех пациентов, которых Красильнек и Холл называют “сомнамбулистическими”.

Работая с таким пациентом, стоит попытаться добиться контроля. Как только установлено, что пациент действительно является “хорошим объектом гипноза”, его внимательно расспрашивают о природе и характеристиках шума, и, если возможно, эти характеристики уточняют и сравнивают с каким-либо объективным источником звука. Например, звон в ушах может иметь сходство со звуками, которые издают высокочастотное радио между станциями, газ, вырывающийся из баллона, вода, несущаяся через пороги, или с какими-то другими тривиальными шумами. Можно попросить пациента, чтобы он представил себе эти образы, а потом сделать внушение, которое либо отдалит от него источник звука, либо уменьшит его силу. Так, можно убавить громкость воображаемого радио или покрутить ручку настройки, пока не отыщется приятное музыкальное произведение, или завернуть кран на газовом баллоне.

В качестве альтернативы пациент может представить себя удаляющимся от источника звука. Иногда пользуются другим типом образа: сосредоточиться на прохождении нервных сигналов, подобно описанному ранее прохождению сигналов, связанных с болью. Слуховой нерв можно представить в виде многожильного кабеля, ведущего к устаревшему телефонному коммутатору, на котором все штепсели вставлены в свои гнезда. Затем штепсели поодиночке вынимаются, до тех пор, пока звон в ушах субъективно не уменьшится. Электрические выключатели могут служить той же цели.

Такие образы действительно порой вызывают улучшение в состоянии пациента. Однако основную пользу большинству пациентов приносит повышение их устойчивости к стрессу с помощью релаксации и усиления Эго. По всей видимости, образы, хотя и не влияют на воспринимаемый шум, уменьшают переживаемое стрессовое воздействие.

ЧАСТЬ III. СТРАТЕГИИ ЛЕЧЕНИЯ ДЕТЕЙ.

Глава 10. Основные техники.

Существует несколько важных различий между детской гипнотерапией и техниками, применяемыми в работе со взрослыми. Естественно, что в детской гипнотерапии используемый язык упрощается в соответствии со словарным запасом и знаниями ребенка, а образы приспосабливаются к его уровню развития. Подготовка детей обычно происходит проще, хотя по этическим, равно как и по практическим соображениям, большое значение имеет подготовка родителей: она также важна для успешной работы с детьми, как и подготовка взрослых пациентов.

В первую очередь ребенку должна быть полностью ясна цель беседы. В работе с детьми старшего возраста, подростками и взрослыми возникает меньше сомнений, путаницы или совершенно разных представлений о причинах беседы, хотя время от времени обнаруживается, что мысли пациента и терапевта протекали совершенно в разных направлениях. Когда дело касается детей, еще не вступивших в период полового созревания, крайне необходимо быть уверенным, что терапевт и пациент имеют в виду одну и ту же цель.

Работа с детьми и подростками более продуктивна, чем работа со взрослыми, из-за большей готовности детей воспринимать внушаемые процессы и их более быстрого и полного вовлечения в используемые образы. Последствия одного гипнотического сеанса могут быть довольно впечатляющими и обнадеживающими. Дети упражняются в самовнушении от всей души и с большим воображением. Они чувствуют гордость, когда добиваются владения собой и не испытывают при этом нерешительности и застенчивости.

Язык, техники и образы необходимо выбирать так, чтобы они соответствовали уровню развития ребенка. Можно спросить взрослого или подростка, что он понимает под словом “гипноз”, но этот вопрос совершенно неуместен по отношению к ребенку. С более старшими детьми и подростками, как и со взрослыми, важно рассеять дезинформацию и непонимание, успокоить тревоги, скорректировать ожидания и так далее, прежде чем предпринимать первые шаги к гипнотерапии. Однако такие усилия будут нецелесообразны при работе с ребенком лет, скажем, пяти или шести и могут даже привести к обратным результатам, то есть пробудить тревогу или перенести на ребенка тревогу терапевта. Дети до наступления пубертатного периода склонны подчиняться взрослому и полагаться на его руководство (какими бы своевольными они ни казались), поэтому авторитарный подход принимается ими охотнее, чем старшими детьми и взрослыми.

Как уже было отмечено, каждый шаг в ходе детской гипнотерапии должен быть приспособлен к возрасту и степени развития конкретного ребенка. Очевидно, что некоторые различия будут определяться интеллектуальным и образовательным уровнем, словарным запасом, культурным окружением и т. д. Техники, сценарии, методы индукции и погружения, равно как и создание лечебных стратегий и выбор образов для упрощения их представления, подготовки и введения в использование, будут даны в этой главе отдельно для разных возрастных групп. Специфические стратегии лечения пациентов, находящихся в возрастном диапазоне от раннего детства до юности, будут подробно рассмотрены в следующих двух главах и сгруппированы внутри каждой главы по возрастному принципу.

Дети младше 7 лет.

Большинство авторов полагают, что гипнотические техники нельзя применять к детям младше 4 лет. Стенфордская клиническая шкала гипноза, широко используемая для оценки реакции детей на гипнотические процедуры и внушение, рассчитана на детей от 4 лет. Малышам обычно трудно долго удерживать внимание на любого рода формальной индукции, однако они очень восприимчивы к историям и метафорам, в которых действуют сказочные герои. К тем детям, особенно неугомонным и сверхактивным (от рождения или из-за возбуждения, вызванного тревогой или дистрессом) либо угнетенным и замкнутым, необходим очень осторожный подход, может быть с помощью игры или физического контакта. Такие неформальные техники интуитивно применяются теми, кто обладает хорошим навыком и восприимчивостью в обращении с малышами. Работать с очень маленькими детьми посредством гипноза невозможно без интуитивного знания и творческого подхода. Такие навыки нелегко объяснить на словах — их лучше всего демонстрировать или наблюдать.

К моменту использования гипнотических техник ребенок должен быть достаточно взрослым, чтобы уметь слушать сказку. Желательно даже, чтобы он уже имел некоторый опыт такого прослушивания, — тогда будет легче завладеть его вниманием, удержать и со временем использовать для того, чтобы изменить поведение ребенка, его эмоциональное состояние, боль (или любой другой объект терапевтического вмешательства) и все это описать. Большинство детей бывают готовы к этому примерно к четырем годам, причем многие из них удерживают внимание лишь в течение очень короткого промежутка времени.

Прежде чем начать с ребенком сеанс гипнотерапии, важно изучить семейный лексикон. Например, словосочетание “волшебные сказки” имеет общепринятое значение в одной семье, но в другой используется для обозначения. Если вы спросите ребенка из семьи, где принято последнее, любит ли он волшебные сказки, ответ может ввести в заблуждение, а ребенок будет страдать из-за обвинения, которое почувствует в этом вопросе. Прежде чем начинать работу с ребенком, крайне важно проверить с помощью родителей или опекунов определенные слова, которые могут подразумевать (как показывает плановая лечебная программа) не совсем универсальное значение и иметь необычный способ применения.

Один из авторов решил, исходя из социокультурного статуса семьи, что фраза “потратить пенни” подойдет для обозначения мочеиспускания, и применил это выражение во время сеанса с ребенком, страдающим энурезом, лишь для того, чтобы тот захихикал. Однако выяснилось, что в семье это выражение считалось грубым и детям не разрешалось его использовать. Разумеется, следует избегать таких промахов, поскольку они могут испортить сеанс и затруднить дальнейшую работу с ребенком.

Необходимо также решить важный вопрос: должны ли родители присутствовать на сеансе вместе с ребенком. Как правило, ребенок выражает свое предпочтение без прямого вопроса, хотя иногда благоразумнее его об этом спросить. Если родители достаточно проинструктированы по поводу плана лечения и его логического обоснования, они вряд ли будут бесполезными или навязчивыми. Мы предпочитаем давать ребенку и родителям полную свободу выбора, и тогда ненавязчивое присутствие родителей на сеансе зачастую бывает полезным. Внимание ребенка можно успешно от них отвлечь, и затем они полностью игнорируются. Если это очень маленький ребенок, часто выясняется, что он хочет сидеть на коленях у мамы и успокаивать себя ее близостью, поддержкой, одобрением и т. п. В таких ситуациях разумно обеспечить участие родителей в процессе и использовать их присутствие, действия и все, чем они могут обогатить сенсорный опыт ребенка, чтобы случайные стимулы и действия включались в индукцию и другие процессы.

Например, родитель может более или менее осознанно поглаживать руку или ногу ребенка, когда тот сидит на коленях. В начале индукции и позднее, в подходящий момент, можно сказать: “Пока ты гуляешь по волшебному лесу с мамулей и своей кошечкой Табитой в поисках пруда с волшебной водой, которая сделает твою кожу лучше, ты чувствуешь, как мамина рука нежно гладит твою, и ты обращаешь внимание, как это приятно, как хорошо, когда ее рука нежно прикасается к твоей”.

Иногда, волнуясь за результат лечения, родители могут поощрять, а точнее донимать, детей, чтобы те были внимательны. Само собой, терапевт постарается справиться с этим с помощью соответствующей подготовки, но если это будет продолжаться, можно “встроить” в свой монолог какую-нибудь фразу, содержащую явный намек родителю: “Время от времени ты будешь слышать маму, присоединяющуюся ко мне, чтобы помочь тебе слушать то, что я говорю, но постепенно она будет говорить все реже, а затем ты будешь слышать только мой голос”.

Вступление перед сеансом гипноза для смягчения боли у маленького ребенка могло бы проходить так, как показано в сценарии 10.1.

Сценарий 10.1. Сказка.

Ты любишь волшебные сказки? Хорошо. Я тоже. Можно, я расскажу тебе одну? Если ты будешь внимательно слушать, то сможешь попасть прямо в сказку. Это очень веселая история, так что тебе в ней понравится. Мама тоже будет слушать, а если ты хочешь, и она попадет в эту историю. Тебе бы хотелось этого? А есть кто-нибудь еще, кого бы ты хотела там видеть? Твоя собака, да? Как зовут твою собаку? Да… Давай и она будет в сказке. Я думаю, что большинству людей нравится закрывать глаза, когда они слушают сказку, и, может быть, ты тоже хотела бы закрыть глаза, так, чтобы видеть то, что в сказке происходит. Теперь, когда ты очень усердно думаешь о чем-то, так усердно, что можешь все видеть и чувствовать, ты будешь ощущать радость, тепло и уют. В сказке, которую я собираюсь тебе рассказать, все это будет, и когда ты, слушая ее, подумаешь, что она происходит с тобой, тогда боль, которая тебя мучает, исчезнет и ты совсем не будешь ее чувствовать.

Итак, жила-была маленькая девочка, приблизительно того же возраста, что и ты. Она жила...

Элемент лечебной суггестии закладывается в пролог, без акцентирования на нем внимания и без какого-либо поучительного или приказного тона, но с явным упором на облегчение боли. Сказка должна содержать образ, непосредственно связанный с освобождением от симптома. Это может быть ситуация, в которой ребенок (герой истории) узнает, что поглаживание пальца другой рукой делает его волшебным и способным облегчить боль, так что, если этот палец впоследствии приложить к больному месту, боль исчезнет.

С другой стороны, сказку можно было бы изменить таким образом, чтобы применить в отношении вспышек раздражения и других трудностей в поведении, когда ее эпизод иллюстрирует обретение главным героем контроля над нежелательным поведением. Пример, поясняющий этот подход, вы найдете в главе 12.

Многое зависит от понимания ребенком цели интервью. Если цель ясна, подробно сформулирована и принята ребенком, можно действовать гораздо более открыто. Приведем в пример одну девочку 4—5 лет, страдавшую тяжелой формой экземы, начиная с одной недели от роду. На протяжении ее жизни ни один член семьи не спал более часа подряд из-за беспокойства, которое порождали ее зуд и боль, возникавшая оттого, что она чесалась. Она сильно страдала, и это, конечно, проявлялось в ее поведении. Начиная со второй или третьей недели жизни, она подвергалась постоянному и многообразному медикаментозному лечению: кортикостероиды, антибиотики (чтобы сдерживать инфекции, заносимые в организм через кровоточащие ранки) и седатики, несмотря на которые, она неистово чесалась (что приводило к довольно серьезным ссадинам и кровотечениям). Девочка могла спать лишь урывками и испытывала постоянные боль, раздражение и страдание. Найдя общепринятую медицину абсолютно неэффективной, ее родители долго искали альтернативные варианты лечения и, в конце концов, пришли к гипнотерапии. Дерматолог и педиатр, у которых она наблюдалась и которые находились уже в полном отчаянии, согласились на этот эксперимент.

Во время первого интервью маленькая девочка очень по-взрослому выразила желание научиться останавливать зуд и улучшить кожу. Индукция началась с использования фиксации глаз после очень короткого ознакомления с ее интересами и любимыми сказками. Несмотря на то, что прошло более десяти минут, а никакого результата достигнуто не было, она весело согласилась попробовать по-другому [53]. Девочка закрыла глаза, как ее научили, и представила привязанный к ее руке огромный красный воздушный шарик, который стал таким большим, что сначала ее рука поднялась в воздух, а затем она сама поднялась вверх и полетела по небу в сказочную страну вслед за шариком. По прибытии ее приветствовали фея-покровительница и котенок. Об успехе этого маневра свидетельствовала широкая улыбка девочки. Потом она пошла в сопровождении своей феи и котенка на лесную поляну, посреди которой находился пруд с волшебной водой, которая должна была улучшить ее кожу. Ей предложили опустить одну руку в воду и затем плеснуть водой на любое чешущееся место — тогда зуд прекратится от прикосновения прохладной, освежающей воды. В какой-то момент весь зуд уйдет, ей станет очень уютно, и тогда она сможет прилететь обратно в комнату и открыть глаза. Спустя несколько минут она открыла глаза, радостно улыбнулась и сказала терапевту, что вода была очень приятной, она окунулась в нее и плескалась там, пока весь зуд не прошел.

Затем ей описали краткую форму самоиндукции и заверили в том, что всякий раз, как только она выполнит этот установленный порядок, она окажется в “сказочной стране” и сможет снова испытать успокаивающее и целительное воздействие “волшебного пруда”. Самоиндукция описывалась в соответствии со сценарием 10.2. Заметьте, что “магическим ключом” здесь является итальянская монетка, но можно использовать любой подобный объект, незнакомый и интересный ребенку [54].

Сценарий 10.2. Постгипнотическое внушение для последующего самогипноза (при экземе).

Я хотел бы, чтобы каждый вечер, прежде чем отправиться спать, ты проводила немного времени в волшебной стране со своей феей и любимой кошечкой, для того чтобы облегчить зуд и боль своей кожи с помощью воды из волшебного пруда. Так ты поможешь своей коже становиться все лучше и лучше. Вот что ты будешь делать.

Ты удобно устроишься, затем возьмешь в руку свой “магический ключ” и будешь смотреть на него очень внимательно, думая о путешествии в волшебную страну. Глядя на него все внимательнее и внимательнее, ты будешь все больше и больше чувствовать, что хочешь закрыть глаза, а ключ будет становиться все тяжелее и тяжелее. Когда ключ станет настолько тяжелым, что выскользнет из твоих пальцев, глаза твои закроются, и ты обнаружишь, что улетаешь по небу в волшебную страну, точно также, как это было недавно. Когда ты прибудешь туда, окажется, что твоя фея и твоя киска ждут тебя, для того чтобы отправиться с тобой к волшебному пруду.

После того как ты наплескаешься в волшебном пруду и от волшебной воды исчезнет весь зуд, так что твоей коже действительно будет хорошо, ты можешь попрощаться с феей и кошечкой и вернуться домой. Когда вернешься, твои глаза откроются, и ты будешь чувствовать себя очень уютно. Твоя кожа перестанет чесаться, ты будешь чувствовать себя очень хорошо, сможешь спокойно и счастливо спать и видеть такие восхитительные сны, что тебе не захочется ночью чесаться и не нужно будет просыпаться.

В течение следующей недели все лекарственные средства, кроме ее масла для ванны, были отменены. Она перестала чесаться, пользуясь вместо этого магической водой всякий раз, когда начинался зуд. Так продолжалось весь следующий год, после чего связь с этой семьей была потеряна. Ее власть над собственным состоянием была развита и усилена на втором и третьем сеансах лечения при помощи внушения, что она сможет применять специальную технику для подавления зуда в повседневной жизни, например в детском саду, где ей по разумным причинам не удается закрыть глаза и отправиться в волшебную страну. Девочке было внушено, что ее руки, оттого что часто погружались в магический пруд, сами приобрели некоторые магические свойства, поэтому стоит только положить их на чешущееся место, как зуд исчезнет. Она приняла эту технику и осуществляла ее с полным успехом.

Такое взаимодействие может показаться исключительным, особенно если ребенок находится в состоянии, причиняющем сильные страдания, но, тем не менее, многие дети этого возраста согласятся с любыми формами внушения и техниками, которые посчитают полезными. Залогом успеха являются сотрудничество родителей, уверенность терапевта, уважение к личности и достоинству ребенка со стороны терапевта и полное взаимопонимание между ребенком и терапевтом в процессе лечения.

Необходимая предпосылка заключается в том, чтобы ребенок не переставал верить в возможность излечения. Не менее важно, чтобы родители от отчаяния не начали отвергать ребенка и взаимоотношения между ребенком и родителями не развились в таком направлении, когда болезнь начинает восприниматься как нечто неотъемлемое. Готовностью ребенка к взаимодействию, а точнее к сотрудничеству, можно легко заручиться, когда он понимает цель лечения и представляет себе безболезненный характер планируемого лечения. Это часто составляет разительный контраст с большинством медицинских форм вмешательства, от которых ребенок попросту устал.

Обычным случаем в работе с детьми этого возраста является то, что, несмотря на явную готовность к сотрудничеству, они оказывают довольно интенсивное, но скрытое сопротивление в ответ на индукцию. Например, как в вышеупомянутом случае с маленькой девочкой, первой индукции с использованием фиксации глаз можно подчиняться очень добросовестно, но без какого-либо эффекта. Иногда кажется, что ребенок следует указаниям терапевта сознательно и без какого-либо открытого сопротивления или затруднений, и все-таки совершенно безрезультатно. Вторая попытка может также не иметь успеха.

Но бывает и по-другому: сопротивление некоторых детей данной возрастной группы обманчиво кажется очень явным, выражаясь, к примеру, в том, что их глаза упорно остаются открытыми, несмотря на неоднократное (и, возможно, все более тревожное) повторение терапевтом внушений закрыть глаза. Однако такие дети на самом деле находятся в глубоком трансе с начала индукции, причем их глаза не закрываются на протяжении всего периода транса.

Один из авторов начинал индукцию с четырехлетним ребенком с помощью фиксации глаз на “магическом ключе” — монете, которую держал ребенок. Эта девочка (еще один объект своевременного клинического испытания гипноза в качестве средства от экземы) извивалась и чесалась без остановки на протяжении всего первоначального разговора с ней и ее родителями. Стоило ее глазам остановиться на монете, как все движения прекратились. Терапевт, чувствуя скепсис родителей по отношению к процедуре, возможно, чересчур тревожился насчет ситуации в целом и не замечал неподвижности тела ребенка или, скорее, не интерпретировал ее так, как следовало. Внушения по поводу закрывания глаз продолжались минут двадцать, пока до терапевта не “дошло”, что девочка давно находится в состоянии транса. Повторный просмотр сеанса в видеозаписи очень отчетливо показал, что девочка вошла в глубокий транс уже после нескольких внушений, то есть за очень короткий промежуток времени, и вполне очевидно стала нечувствительной к ранее невыносимому зуду во всем теле.

Многие дети более младшего возраста настаивают на том, чтобы держать глаза открытыми, вероятно, в качестве способа успокоиться, и с этим нужно считаться. В таких случаях следует дать ребенку право выбора относительно закрывания глаз: “Твои глаза широко открыты. Возможно, они такими и останутся, а возможно — закроются. Может быть, они будут иногда открыты, а иногда — закрыты. Мне интересно, как получится на самом деле”.

Способы индукции.

Фиксация глаз на предмете, который держит ребенок, — это один из самых легких и наиболее удачных подходов при работе с детьми младшего возраста. Как уже обсуждалось, авторы предпочитают использовать иностранные монеты, вид, вес и рисунок которых ребенку незнакомы и которые, следовательно, большинство маленьких детей охотно признают “магическими”. Детям дается их особая, “магическая”, монета или ключ, который просят хранить очень надежно от сеанса до сеанса, так что они самостоятельно могут пользоваться ими дома, чтобы перенестись в свое “личное прибежище”, где их боль, страдание, зуд или другая проблема могут найти облегчение (см. сценарий 10.3).

Сценарий 10.3. Фиксация глаз (“магический ключ” [55]).

Ты видел раньше такую монету? Нет? Так вот, я собираюсь дать тебе эту совершенно особенную монету. Ты должен хранить ее очень надежно, потому что она будет твоим “магическим ключом”, с помощью которого ты будешь посещать волшебную страну. Через минуту я собираюсь показать тебе, как ею пользоваться, чтобы попасть в волшебную страну и пережить все те приключения, о которых мы говорили. Когда ты отправишься в волшебную страну и встретишь там свою фею, ты почувствуешь себя намного лучше, твоя боль исчезнет и ты ощутишь, что полностью доволен и счастлив.

Все, что тебе нужно делать, — это держать ее тут (поднимая руку ребенка, пока монета не окажется чуть выше прямой линии взгляда) и смотреть на нее Просто держи так свой “магический ключ”, устройся поудобнее и смотри на него очень внимательно. Хорошо. Продолжай смотреть на него, пока твои глаза не устанут и не захотят закрыться. Ты почувствуешь, что магический ключ становится все тяжелее и тяжелее, и тебе придется очень сильно постараться, чтобы удержать его, потому что он станет очень тяжелым, и твоя рука тоже начнет тяжелеть. Когда твои глаза закроются, магический ключ станет таким тяжелым, что выскользнет из твоих пальцев и упадет, но не беспокойся об этом, потому что ты найдешь его на своем колене, когда вновь откроешь глаза. Он выскользнет из твоих пальцев, когда твои глаза закроются, и тогда твоя рука опустится вниз и ты сможешь почувствовать себя очень удобно. Когда все это произойдет, ты обнаружишь, что находишься в волшебной стране и видишь свою фею, стоящую перед тобой с кроликом, которого тебе давно хотелось.

Сейчас твоя фея там, вместе с кроликом, они ждут тебя, и когда ты закроешь глаза, то сможешь их увидеть, и они возьмут тебя на прогулку по волшебной стране, чтобы тебе можно было делать все, что хочется, чтобы тебе стало лучше, а боль забылась.

Сказки вообще полезны и эффективны в качестве индукции, отчасти из-за своей успокаивающей привычности. Нужно узнать, какую сказку ребенок особенно любит, и использовать ее. Очень подходит сказка про Белоснежку — не только из-за широкой известности, но и потому, что просьба закрыть глаза удачно вставляется в повествование в том эпизоде, когда Белоснежка кусает яблоко. Фактически любые традиционные сказки можно изменить и приспособить так, чтобы они включали терапевтические темы, подходящие для данного ребенка.

Ребенок может выбрать любимую сказку из телевизионной программы, даже если терапевт с этой сказкой незнаком. Ребенок расскажет ее сам, а терапевт просто внесет соответствующие изменения. Ребенку можно предложить отождествить себя с каким-то героем этой истории. Главному приключению затем придается особенность, создающая именно тот образ, который нужен для необходимого ребенку изменения: уменьшения или устранения боли, страдания, тревоги, страха, зуда или любого другого возможного объекта терапии.

Ближе к верхнему пределу этого возрастного промежутка, а иногда и раньше, более приемлемыми могут быть другие подходы, особенно в отношении детей, которые открещиваются от какого-либо интереса к сказкам и считают фиксацию глаз неподходящим способом. Часто обращение к воображению является наиболее эффективной формой индукции для тех детей, которые боятся более магических техник.

Сценарий 10.4. Шарик на воде.

У тебя хорошее воображение? Нет? Ну а мне интересно, можешь ли ты представить что-нибудь так ясно, чтобы то, о чем ты думаешь, казалось происходящим на самом деле. Попробуем? Хорошо. Итак, просто вообрази, что там, рядом с твоим креслом, стоит большая лоханка с водой. Да, на таком расстоянии, что ты мог бы до нее дотянуться [56]. По воде плывет воздушный шар. Ты хочешь, чтобы он был какого цвета? Красный с желтым? Отлично. Что ж, вообрази, что на воде в этой лохани позади тебя плавает большой красно-желтый шарик. А, ты хочешь, чтобы он был еще и синим? Прекрасно, сине-желто-красный шарик, плывущий по воде. Теперь тебе лучше положить руку на шарик, чтобы он не взлетел в воздух. Да, вот так [57]. Придерживай его, а то улетит. Теперь, если ты немного погрузишь его в воду, то сможешь почувствовать, как он толкает твою руку вверх. Попробуй [58]. Хорошо. А сейчас дай ему опять немного подняться, но не позволяй улететь. Ты можешь чуть-чуть покачать его в воде вверх и вниз [59]. Да, вот так. Хорошо, очень хорошо. А теперь представь, будто шарик становится все больше и больше, так что тебе все труднее удерживать его. Может быть, это легче было бы вообразить с закрытыми глазами. Шарик очень большой и сопротивляется твоей руке все сильнее и сильнее. Если бы ты прекратил давить на него и спокойно положил свою ладонь на его верхушку, эта ладонь и вся рука постепенно взлетели бы в воздух на шарике [60]. Выше и выше, выше и выше, и в то время, как он будет взлетать, ты увидишь, как хорошо умеешь представлять себе разные вещи, и почувствуешь, что действительно доволен собой. Хорошо. Теперь, если хочешь, ты можешь дать шарику выскользнуть из-под своей руки, и тогда она просто снова спустится вниз, а ты продолжишь чувствовать себя хорошо и уютно, хорошо и уютно.

Можно также пользоваться индукцией “Прикосновение, покалывание, потягивание и левитация руки”, описанной в главе 2 (см. сценарий 2.7), особенно с более тревожными и сопротивляющимися детьми. По нашим данным, способы индукции, перечисленные здесь, предусматривают практически все случайности и подходят почти всем детям. Гарднер и Олнесс (Gardner; Olness, 1981) описывают многочисленные альтернативные техники, и читателям, которых интересует более широкий диапазон подходов, следует обратиться к указанной книге.

Редко оказывается необходимым какое-то формальное погружение, кроме того, что выполняется с помощью развития сюжета сказки, используемого для поддержания терапевтического образа. Стоит ребенку увлечься образами или историей, и можно следовать запланированной стратегии лечения.

Обучение самовнушению также важно для детей, как и для пациентов любого возраста. Регулярное самолечение составляет неотъемлемую часть процесса исцеления от боли или другого физического страдания, управления поведенческими расстройствами и эмоциональными отклонениями. Оно является важным аспектом фактически любого курса терапии. Хочется везде, где только возможно, использовать один и тот же способ индукции для самовнушения, как и любую технику, оказавшуюся успешной при первоначальной индукции, но это необязательно. Если, например, фиксация глаз и “магический ключ” не “сработали” при первой попытке, они могут подействовать при самогипнозе — нужно только во время транса внушить ребенку способ действий.

Работая с детьми более младшего возраста, иногда полезно внушить, что родители должны помогать им заниматься самогипнозом. В некоторых случаях имеется в виду только присутствие родителей при выполнении ребенком предписанной процедуры, в других же — подразумевается более активное их участие. Решение этого вопроса будет зависеть от предпочтений ребенка и потребности родителей в участии. Большинство авторов полагают, что, если речь идет о возрасте старше пяти-шести лет, разумнее будет переложить ответственность за весь процесс исключительно на ребенка, но иногда польза, приносимая с точки зрения взаимоотношений ребенок — родитель, может означать, что содействие и участие родителей очень ценно.

Дети от 7 до 12 лет.

Как правило, индукцию и дальнейшие процедуры с детьми в возрасте от семи до двенадцати лет лучше проводить с помощью таких явлений, как левитация руки, чем посредством волшебных сказок. Конечно, многие дети семи-восьми лет все еще любят сказки и будут увлечены ими, тогда этот подход, вероятно, будет приемлем. Чаще, однако, эта возрастная группа лучше реагирует на более взрослый подход. Они в состоянии понять объяснение цели и методов того, что необходимо сделать, а затем следовать индукции, излагаемой несколько более взрослым языком, чем тот, что могли бы воспринять дети младшего возраста.

Фиксацию глаз на монете, пятне на стене или на воображаемой точке между бровями дети старшего возраста принимают намного легче, чем малыши, поскольку устойчивость их внимания несколько больше. Шарик, колеблющийся в лохани с водой (см. сценарий 10.4), обычно принимается хорошо, также как и процедура “Прикосновение, покалывание, потягивание и левитация руки”. Дополнительные способы индукции, подходящие для этой возрастной группы, описаны в сценариях 10.5-10.7. Они могут быть предложены для “пробного пробега”, чтобы ознакомить ребенка с тем, чего ему следует ждать и чего ожидают от него.

Сценарий 10.5. Магниты.

Давай посмотрим, насколько хорошо ты можешь представить кое-что. Вытяни руки перед собой (установить руки ребенка так, чтобы они находились в вытянутом положении, и расстояние между ладонями, обращенными друг к другу, составляло приблизительно один фут (приблизительно 30,5 см .— Прим. ред.)). Вот так. Хорошо. Итак, ты знаешь, как выглядит магнит? Если у тебя в обеих руках будет по магниту, ты почувствуешь, как они притягиваются друг к другу. Так как их разделяет большое расстояние, ты не почувствуешь очень сильного притяжения, но, если ты решишь немного их приблизить, они начнут притягиваться все сильнее и сильнее, и в тот момент, когда твои руки совсем приблизятся, притяжение станет настолько сильным, что ты не сможешь больше держать их врозь. Просто вообрази, что твои руки — это два магнита, притягивающиеся друг к другу, а затем сдвигай их все ближе и ближе. Правильно. Теперь почувствуй, что притяжение делается все сильнее и сильнее, сильнее и сильнее, пока не станет слишком сильным, так что ты не сможешь держать руки порознь. Ну вот, видишь, как хорошо ты это себе представил. Итак, давай проделаем это снова, но теперь, возможно, ты захочешь закрыть глаза, чтобы еще усилить ощущение. Хорошо, очень хорошо. Так, держи глаза закрытыми и представь себе, что магниты выключились и твои руки внезапно расслабились и снова отделились друг от друга. Хорошо. А сейчас просто полностью расслабься, точно также, как расслаблены и свободны твои руки.

Сценарий 10.6. Опускание пальцев.

Я хочу показать тебе, что тебе нужно делать со своими руками. Это поможет тебе войти в такое душевное состояние, которое ты сможешь использовать, чтобы справиться со своим недугом. (Установите одну руку ребенка так, чтобы край ладони покоился на ручке кресла или на чем-то подходящем, мизинец был согнут, и опирался на свой кончик, а другие пальцы оказались слегка согнутыми, но держались на весу.).

Итак, обрати внимание, что твой мизинец лежит на подлокотнике, но остальные пальцы находятся в воздухе. Теперь представь, что твои пальцы становятся все тяжелее и тяжелее и все больше и больше устают. Они очень хотят отдохнуть, а не поддерживать самих себя на весу. Интересно, какой опустится первым? Может быть, этот (легонько к нему прикасаясь) или этот (прикасаясь к другому). Нет, вот тот. Какой будет следующим, интересно? Хорошо. Теперь только у одного пальца все еще достаточно сил, чтобы держаться, но и он тоже тяжелеет. Хорошо. А сейчас подумай о своих веках. Они тоже становятся все тяжелее и тяжелее и все больше устают. Скоро они будут такими тяжелыми и усталыми, что упадут точно так же, как и пальцы. Хорошо. Они все больше и больше устают, становятся все тяжелее и тяжелее. Опускаются вниз, так же как и пальцы. Хорошо. Очень хорошо.

Используя фиксацию глаз с более старшими детьми из этой возрастной группы, желательно в первую очередь добиться описания счастливого момента в жизни ребенка или его любимого места и, после удачной индукции, перенести его в это воспоминание. Взрослая версия, заключающаяся в погружении все глубже и глубже в себя, обычно не подходит.

Сценарий 10.7. Потайная дверь.

Давай посмотрим, как ты можешь отправиться на тот пляж, о котором ты мне говорил. Просто закрой глаза и подумай о ряде ступенек. Ты стоишь на вершине лестницы и смотришь вниз. Ступеней десять, и недалеко от их подножия находится стена, а в ней есть дверь. Какого цвета эта дверь? Правильно. Итак, через мгновение я собираюсь попросить тебя начать очень медленно спускаться по этим ступенькам. Я буду отсчитывать их, пока ты идешь, и, когда ты достигнешь подножия, можешь перейти к двери, открыть ее и пройти сквозь нее. Тогда ты очутишься на том пляже. Ты сможешь ощутить солнечные лучи на своем теле и песок под ногами, услышать плеск волн. Это будет также реально, как и в то время, о котором ты мне говорил, и ты почувствуешь себя точно таким же счастливым и довольным собой, каким ты был тогда. Итак, делай первый шаг: один... два... три [61]. Ты оставляешь обычный мир позади. Четыре... Пять... Ты уже прошел полпути и скоро сможешь пройти сквозь дверь и оказаться на пляже. Шесть... Семь... Восемь... Ты уже почти там. Девять... Десять. Хорошо. Сейчас подойди к двери... Открой ее и проходи. Закрой ее за собой. Хорошо. Теперь ты на пляже.

Подростки.

Техники индукции для этой возрастной группы почти ничем не отличаются от тех, что применяются к взрослым. Многие подростки, несмотря на явный интерес и готовность, испытывают значительную тревогу по поводу того, что они воспринимают как потерю контроля. Довольно часто случается, что они прерывают транс, в то время как индукция продолжается, и хотят обсудить то, что происходит, или стремятся убедиться, что могут выйти из транса, когда захотят. Естественно, с этим нужно соглашаться и даже одобрять, прежде чем продолжать или начинать все заново. По той же причине разумно вести себя в очень либеральном стиле, много раз повторяя, что подросток контролирует и направляет то, что происходит.

Усиление Эго и пробуждение от транса довольно просты и отличаются от техник, применяемых к взрослым, только используемой лексикой. Дети довольно часто либо держат глаза открытыми на протяжении сеанса, либо открывают их время от времени. Кроме того, они иногда довольно резко заканчивают транс по своему желанию. Многие завершают сеанс во время инструкций по самовнушению: когда терапевт описывает, как они будут выходить из транса, после сеанса самовнушения, они обыкновенно следуют заключительному отсчету и открывают в этот момент глаза.

Менее формальный по сравнению с взрослыми отклик ребенка не должен “выбивать из колеи” терапевта. Крайне необходимо, однако, следовать указаниям ребенка даже более точно, чем в случае с взрослыми, и постоянно приноравливаться к его поведению и действиям. Так, если ребенок завершает транс преждевременно, следует согласиться с этим, включить в процедуру, то есть каждый раз хвалить его за овладение данной техникой. Например, если ребенок открывает глаза в ходе сеанса, терапевт может включить это в сценарий, которым пользуется в данный момент:

“Ты оставляешь обычный мир позади (см. сценарий 10.7) и (ребенок открывает глаза) открываешь глаза, чтобы увидеть, как далеко ты спустился по ступенькам, убедиться, что все осталось также, как и перед тем, как ты их закрыл. Четыре... Пять...” и т. д.

Если глаза ребенка открыты, в то время как терапевт дает инструкции для самостоятельного пробуждения от гипноза, это тоже можно включить в сценарий: “...Три... Два... Почти уже здесь. Один. Глаза открыты, ты вполне очнулся ото сна. Очень хорошо. Видишь, как здорово ты можешь это делать!”.

Словом, любое изменение можно включить в сеанс как неотъемлемую его часть. Это утверждение верно в отношении взрослых, но еще больше, возможно, распространяется на детей. Непредвиденные или навязчивые происшествия разрушительно действуют на ребенка только в том случае, если “выбивают из колеи” терапевта. Смелое и уверенное управление, способность самостоятельно мыслить и осуществлять мгновенные изменения в сценарии — это все, что нужно при работе с детьми.

Глава 11. Нарушение привычек и поведения.

Наиболее распространенными нарушениями поведения детей в лечебной практике являются ночной энурез, обкусывание ногтей и выдергивание волос. Мы здесь не будем употреблять такой термин, как “расстройство навыков” применительно к состояниям, которые хотя и являются нежелательными и могли бы характеризоваться словом “привычка”, но, тем не менее, более точно их можно определить с помощью других категорий патологических состояний (таких, как навязчивые идеи и состояния тревоги). Например, родители нередко обращаются за помощью в случае, когда их ребенок просыпается ночью, с плачем приходит к ним в комнату и остается там до утра или же его с трудом возвращают в кровать. Зачастую это происходит по нескольку раз за ночь. Стереотипы такого рода не следует рассматривать ни как проблему только самого ребенка (так как подобное поведение на самом деле является сложным взаимодействием между родителями и ребенком), ни как явление, связанное исключительно с привычкой.

Многие, хотя отнюдь не все, нежелательные привычки сначала проявляются как симптомы беспокойства, тревоги или даже страха. Важно выявить истинную причину и значение данной модели поведения и установить, является ли такое поведение “пустой привычкой” на текущий момент или же это — способ облегчения какого-то горя, конфликта или другого процесса, происходящего в подсознании. Если проблема, лежавшая в основе возникновения данного нарушения, все еще актуальна, то даже при том, что ребенок хочет избавиться от вредной привычки и для этого добросовестно выполняет все упражнения, привычка все равно останется или сменится какой-нибудь другой.

Поставить правильный дифференциальный диагноз обычно помогают тщательно собранные сведения о развитии ребенка и его семьи, о том, с чего началась и как развивалась данная проблема, а также детальное исследование личности ребенка и его жизни в настоящее время. В этой главе речь пойдет о методах лечения с использованием гипноза, созданных для устранения нарушенных форм поведения, полностью или в значительной степени утративших свое функциональное значение и влияние. В тех случаях, когда диагностическая оценка указывает на то, что данное поведение активно подкрепляется тревогой или чувством опасности, связано с эмоциональным давлением и остается, следуя терминологии психоаналитиков, “сверхдетерминированным”, скорее стоит обратиться к аналитическим методам, а не к тем, о которых идет речь в этой главе. Возможно, будет более целесообразно применять методы, которые задействуют других членов семьи, а не индивидуальную терапию, независимо от того, используется методика гипноза или нет.

Как и при лечении поведенческих нарушений у взрослых, в данном случае важно сделать так, чтобы действия, в которых эти расстройства проявляются, производились сознательно. Например, ребенок, постоянно грызущий ногти, очень часто даже не осознает, что он делает, до тех пор, пока не перестает делать это, если вообще осознает. Обычно родители и другие окружающие ребенка люди пытаются сами “вылечить” его привычку, либо увещевая его, либо применяя “негативное подкрепление” (то есть наказывая его), после того как эта привычка уже закрепилась.

Изучение таких случаев показывает, что родители начинают ругать ребенка или вмешиваться каким-либо другим образом слишком поздно и уже не могут повлиять на его поведение, а впоследствии ребенок проделывает это в то время, как его ругают или наказывают. В результате, когда ребенок начинает грызть ногти, его охватывает тревога. Тревога иногда может укорачивать время, в течение которого ребенок грызет ногти, но чаще лишь увеличивает, так как является дополнительной нагрузкой для ребенка, которую тот, в свою очередь, старается уменьшить, обкусывая ногти. Кроме того, по мере нарастания тревоги могут появиться дополнительные расстройства в виде “нервозных привычек”.

Большинство нежелательных привычек появляются как способ снятия напряжения, причем чаще всего они оказываются проявлением так называемого смещенного поведения.

В случае с животными это относится к действиям, целью которых является снятие напряжения. Например, кошка в случае конфликта с другой кошкой внезапно перестает угрожать своей сопернице и начинает умываться. Это, конечно, совершенно не подтверждает концепции психоаналитиков, называемой “смещением поведения”. Аналитическое понимание этой фразы связано со смещением аффекта и значения действия из одного контекста в другой: отец, разозленный начальником на работе, приходит домой и начинает придираться к жене; та, в свою очередь, находит причины чтобы накричать на детей, а дети в результате бьют собаку. Из-за структуры и природы отношений, в условиях которых происходит взаимодействие, отсутствует возможность проявления злости по отношению к истинному объекту, и таким образом злость вымещается в более безопасном направлении.

Зачастую обнаруживается, что, хотя уже нет изначальных причин нежелательного поведения, оно все равно некоторым образом остается связанным с тревогой и ее выражением. Действие совершается, когда тревога возрастает или когда человек испытывает беспокойство в связи с ослаблением влияния какого-либо отвлекающего фактора. Чаще всего родители жалуются на то, что их ребенок грызет ногти или выдергивает волосы, когда смотрит телевизор или читает книгу. Данное поведение появляется потому, что ребенок неактивен и, следовательно, не может контролировать свою тревогу посредством какого-то занятия. Другим вариантом возникновения данных видов поведения являются ситуации, в которых ребенок стесняется, запутывается и из-за этого испытывает увеличение напряжения.

В некоторых случаях тревога связывается с нарушениями вследствие попыток родителей избавиться от них, то есть сами действия становятся целиком “пустой привычкой”, практически не несущей функции снятия напряжения, но каждый раз во время этих действий ребенок ощущает напряжение или тревогу, так как его за них уже ругали или каким-то образом наказывали.

В то время как главной составляющей подхода к лечению нарушений поведения является избавление от привычного поведения, второе направление воздействия — это снятие тревоги и напряжения там, где это возможно, или, если такой путь больше подходит, совладание с побуждающими ситуациями.

Общеизвестный принцип поведенческой терапии заключается в том, что положительное подкрепление в случае правильного применения оказывает более сильное терапевтическое действие при лечении нарушений поведения, нежели наказание. Поэтому мы стараемся применять поощрение таким образом, чтобы положительное поведение осуществлялось пациентом автоматически. Эта модель аналогична той, что была предложена в рамках программы по борьбе с курением (см. главу 6). Каждый раз, когда ребенок прекращает грызть ногти, его ждет какое-то поощрение. Мы также используем такие поощрения, как создание ощущения власти, зрелости, гордости, довольства своим внешним видом (особенно в случаях с ногтями и волосами), а также другие подходящие виды подкрепления. Сценарий 11.1 направлен на избавление от привычки, свойственной многим детям (и взрослым), — обрывания и обкусывания кожи вокруг ногтей, но может быть также использован в целях избавления от других привычек.

Сценарий 11.1. Избавление от привычки обкусывать заусеницы.

(Индукция и погружение выполнены. Если это приемлемо для данного ребенка, разрешите ему некоторое время побыть в “личном прибежище”, после чего попросите его вернуться.).

Сейчас, просто слушая мой голос, вы чувствуете себя по-настоящему расслабленным и счастливым. Сейчас вы будете делать то, что делаете каждый день, но мы слегка изменим это, и вы увидите, что получится, если вы не будете обрывать кожу на пальцах. Представьте, что вы находитесь дома и смотрите телевизор. Какая ваша любимая телевизионная программа? Отлично. Итак, вы сидите перед телевизором, и программа (та, которую выбрал ребенок) только что началась. Напойте, если можно, музыку, которая играет. Хорошо. Теперь обратите внимание на то, что ваши руки сложены вместе. Пальцы одной руки касаются пальцев другой, и вы чувствуете участок неровной кожи на одной из рук: он торчит, и это слегка раздражает. Вы чувствуете это? Хорошо. Один палец начинает давить на этот маленький кусочек кожи, и вы начинаете чувствовать его все отчетливее. Вы уже захватываете ногтем этот кусочек кожи. А теперь ваши руки становятся твердыми и тяжелыми, как два куска стали, такими твердыми и тяжелыми, что вы не можете ими двигать. Чувствуете это? Возможно, придется подождать пару минут, чтобы ваши руки стали еще тяжелее. Вам это нравится? Хорошо. Вы не можете согнуть пальцы и даже двигать ими, но вы можете двигать руками таким образом, чтобы развести их одну от другой. Разведите руки. Сделали это? Хорошо. А теперь обратите внимание, что, по мере того как вы отдаляете руки друг от друга, вы чувствуете, что они снова расслабляются и делаются мягкими. Теперь вы снова можете двигать пальцами и чувствуете себя расслабленным и счастливым, также как и в самом начале. Вы чувствуете это? Отлично.

Вы все еще смотрите телевизор? Хорошо. Теперь обратите внимание на то, что ваши руки снова сближаются, и вы начинаете искать маленькие неровности у себя на коже. Чувствуете? Хорошо. Однако заметьте, что, когда вы начинаете трогать тот маленький участок неровной кожи, вы чувствуете неудобство и напряжение. Вы чувствуете, как ваш ноготь цепляется за тот кусочек кожи? И что вы действительно ощущаете неудобство и ужасное напряжение? Позвольте вашим рукам вновь превратиться в сталь и почувствуйте, какое неудобство вы при этом испытываете. Теперь положите свои руки отдельно, так, чтобы они не касались друг друга, и почувствуйте, что вам снова становится удобно, вы расслаблены и счастливы, как будто находитесь в своем “личном прибежище”, и ваши руки снова мягкие и могут двигаться. Хорошо.

Теперь перестаньте смотреть телевизор, пусть он исчезнет. Вместо этого представьте себя в будущем, как доктор Ху из Тардиса, скажем, спустя две недели. Вы внезапно стали на две недели старше и смотрите на свои руки. Вы их видите? Хорошо. Посмотрите, как хорошо они выглядят, какие они гладкие и без этих маленьких красных воспаленных участков на кончиках пальцев и вокруг ногтей. Они действительно прекрасно выглядят и прекрасно себя чувствуют. Вы видите, как они хорошо выглядят? И чувствуют себя прекрасно, не так ли? Ощутите, как вы довольны своими руками. Хорошо. Это действительно хорошо. С этого момента вы будете проводить немного времени в своем “личном прибежище” каждый день, и, когда вы будете находиться там, я буду думать о ваших руках, о том, какими они стали красивыми без этих маленьких воспаленных участков и неровностей, как замечательно они выглядят, когда вы не обрываете на них кожу. Кроме того, я хочу, чтобы вы практиковались в том, чем мы только что занимались, когда будете смотреть телевизор. Пусть ваши руки касаются друг друга, зацепите ногтем маленький кусочек кожи, и пускай ваши руки превратятся в сталь. Вы увидите, что при этом вы почувствуете себя крайне неудобно и напряженно, до тех пор, пока не положите руки врозь и они снова не придут в нормальное состояние. Тогда вы снова почувствуете себя хорошо, удобно и счастливо, прямо как в вашем “личном прибежище”. И вы просто не будете обдирать кожу на пальцах. Вам не придется пытаться остановить себя, это прекратится потому, что вы научили себя делать это. И очень скоро вы увидите, что ваши руки выглядят так же хорошо, как в тот момент, когда вы отправились в будущее, и вы почувствуете гордость и удовольствие от того, что у вас красивые руки.

Ночной энурез.

Ночной энурез — это особый случай. Прежде чем приступать к его лечению, очень важно провести тщательную диагностику (как и в случае большинства состояний, описанных в этой книге). Условно выделяют первичный и вторичный энурезы. Первичным энурезом называют невозможность контролировать сфинктер в ночное время, и его особенностью является то, что постель ребенка не остается сухой более нескольких ночей подряд. Одним из наиболее существенных факторов в этиологии данного состояния считают задержку развития, когда в неврологическом развитии ребенка имеется задержка установки адекватного нервного контроля за сфинктером (при этом ребенок уже находится в том возрасте, когда дети обычно учатся не мочиться в постель и получают какое-либо поощрение за это). Поскольку на данном этапе ребенок еще не способен отвечать, а приучение его к этим навыкам не имеет успеха, рано или поздно мать отступает и ждет неопределенно долгое время. Первичный энурез (обычно в сочетании с другими поведенческими проблемами) встречается преимущественно в семьях со столь неровным образом жизни, что при таких условиях бывает очень сложно привить ребенку какое-то постоянство привычек и навыков.

Считается, что вторичный энурез (то есть недержание мочи, возникающее после того, как в течение какого-то времени ребенок не мочился в постель) — это невротический симптом, появляющийся как реакция на эмоциональное потрясение или стресс. Он характеризуется как “смещение плача” и у многих детей имеет именно эту природу. Этот симптом может быть проявлением злости, враждебности, расстройства, депрессии, отсутствия чувства безопасности и практически любых эмоциональных расстройств. Однако часто наблюдаются случаи, при которых имеются компоненты обоих состояний (как первичного, так и вторичного энуреза). Энурез сам по себе является провоцирующим фактором для развития эмоциональных проблем между матерью и ребенком, и в таком случае у ребенка неизбежно развивается чувство стыда и неполноценности, как бы ни поддерживали и ни успокаивали его родители.

Если выявлено, что в основе симптома лежат невротические проблемы, то лечение должно проводиться именно в этом направлении — путем психотерапии, игровой или семейной терапии и других активных методик, с использованием гипноза или без него. Однако даже в таких случаях очень полезно научить ребенка способам сдерживания этого симптома. В тех случаях, когда в возникновении недержания важную роль играет семья, эффективность методов, приведенных здесь, может оказаться маловероятной до тех пор, пока в процесс лечения не будут вовлечены все члены семьи. В противном случае давление, явившееся причиной состояния, остается без ответа, не ослабляется и продолжает свое действие на ребенка. Следует также тщательно рассмотреть все вторичные проявления данного симптома и избавиться от них, используя в качестве поощрения успешные результаты лечения.

В наиболее современных подходах к этой проблеме, обычно касающихся поведенческой модификации, особо подчеркивается важность осознания пациентом ощущения, связанного с результатом процесса. Например, методика “сухая кровать”, следуя которой ребенок должен несколько раз посетить уборную после того, как ляжет в постель, способствует созданию сильной ментальной установки, сфокусированной на ощущениях в мочевом пузыре, и особенно на ощущениях при мочеиспускании. Интересный факт: на фоне появления и исчезновения различных методов лечения энуреза создается впечатление, что степень эффективности какого-либо метода пропорциональна степени его популярности на данный момент.

Вряд ли методы гипноза имеют какие-то лучшие перспективы в лечении энуреза, нежели остальные способы, но у них есть преимущество, заключающееся в том, что “лечение” скорее находится в руках самого ребенка, а не кого-то другого. Вдобавок применение гипноза достаточно успешно в тех случаях, когда другие методы оказываются неэффективными.

Наш подход заключается в том, чтобы изменить общую модель поведения, не затрагивая проблемного поведения, которое к моменту обнаружения обычно усугубляется состоянием тревоги. Мы делаем это, учитывая в первую очередь тот факт, что сон никогда не бывает однородным. Сейчас хорошо известно, что, даже находясь под действием общего наркоза, пациенты зачастую способны слышать разговоры окружающих. Также хорошо известно, что мать, спокойно спящая в тот момент, когда над ее домом пролетает сверхзвуковой самолет, тотчас проснется, если услышит малейший писк своего ребенка. Таким образом, мы обсуждаем подобные ситуации с ребенком в расчете на то, что он самостоятельно вспомнит какой-либо пробуждающий стимул, который прежде не имел для него никакого значения и мог быть проигнорирован. Далее мы внушаем ему, что он должен идентифицировать ту часть своего “Я”, которая бодрствует в то время, как остальная часть спит (см. сценарий 11.2). Если у ребенка есть второе имя, его можно использовать для обозначения бодрствующей части. Затем мы излагаем план, обучающий эту часть “Я” ребенка быть полностью восприимчивой к ощущениям в мочевом пузыре, для того чтобы в нужный момент она была готова разбудить спящую часть и сообщить ей о необходимости подняться и сходить в уборную.

Для того чтобы вызвать ощущение награды, используются примеры из прошлого опыта ребенка. Например, можно попросить его вспомнить свои ощущения, когда у него впервые получилось проехать на велосипеде или на коньках (любая деятельность, связанная с радостным осознанием своего умения). В результате выявления этих ощущений и последующего внушения их связи с целью лечения ребенок получает сильное поощрение при мысли о том, что он в силах справиться с проблемой, и сам процесс лечения становится для него наградой. Таким образом, начало обучения и последующие упражнения самогипноза дают ребенку ощущение уверенности и удовольствия.

Хотя большинство детей, страдающих ночным энурезом, очень хотят целиком преодолеть свою проблему, почти всегда бывают вторичные проявления этого симптома. Вследствие этого выясняется, что многие дети, как бы пылко они ни проявляли согласие заниматься по этой методике, иногда почему-то не выполняют вечерних упражнений, а получив выговор после двух-трех таких ночей, вовсе перестают делать эти упражнения и после утверждают, что метод не работает.

Важно сделать так, чтобы упражнение само по себе служило для ребенка поощрением в качестве противовеса вторичным проявлениям недержания, и внушить ребенку, что основным результатом его успеха будет ощущение удовлетворения.

Сценарий 11.2. Лечение энуреза.

(Вызвано состояние гипноза, выполнено погружение, произведено самоукрепление.).

А сейчас, Джимми, я хочу рассказать тебе о той части тебя, которая бодрствует, в то время как остальная часть спит. Эту часть мы решили назвать Джордж. А теперь, Джордж, мы оба знаем, что, когда Джимми глубоко спит, ты бодрствуешь и знаешь обо всем, что происходит [62]. Я думаю, что ты уже не раз пытался разбудить Джимми, когда ему нужно было помочиться, но у тебя никогда не получалось заставить его обратить на это внимание и проснуться. Отныне Джимми будет учиться слышать тебя, когда ты пытаешься разбудить его, так что ты исполняешь очень важную обязанность — ночного дежурного, или часового. Сегодня вечером, когда ты ляжешь спать, пожалуйста, будь бдительным и внимательно следи за своим мочевым пузырем. Когда он наполнится и тебе станет ясно, что пора пойти в туалет и помочиться [63], ты толкнешь Джимми и велишь ему проснуться. Ты будешь говорить ему об этом до тех пор, пока он не выполнит твою просьбу. Затем ты объяснишь ему, почему он проснулся, скажешь, что ему нужно помочиться и пойти для этого в туалет. Тебе следует сказать ему это, так как он будет довольно сонным и сразу даже не поймет, почему его разбудили. Затем ты проследишь, чтобы он сходил в туалет, помочился и вернулся в постель. Ты — часовой и должен следить, чтобы в случае необходимости Джимми проснулся. И когда ты пойдешь спать, Джордж, все-таки убедись, что понимаешь, за чем ты должен следить. Ты следишь за наполнением мочевого пузыря. Ты знаешь, какое при этом ощущение, так что можешь следить за этим.

Перед сном Джимми будет делать упражнение, которому я научу его и во время которого он напомнит тебе, что надо делать, а также напомнит себе, что надо проснуться, когда ты скажешь ему сделать это. Он будет делать это упражнение каждый вечер, пока это будет необходимо, так что ты, Джордж, и он, Джимми, сможете сделать все эти вещи и больше никогда не мочиться в кровать.

А теперь я вновь обращаюсь к Джимми, но ты, Джордж, тоже можешь послушать, чтобы в точности знать, что будет делать Джимми. Сегодня вечером и каждый следующий вечер ты будешь входить в то особое состояние сознания, в котором ты находишься сейчас. Ты будешь... (описание способа самогипноза, подходящего для данного ребенка). Затем, когда ты уже глубоко погрузишься в это состояние, ты можешь отправиться в свое “личное прибежище”, например на тот пляж, о котором ты мне рассказывал, и немного поиграть там. Возможно, ты найдешь там ракушки или интересные куски веревки (и все остальное, о чем говорил ребенок, описывая свое “личное прибежище”). После того как ты действительно весело проведешь там время, можешь вернуться обратно и поговорить с Джорджем. Напомни ему, что он должен делать: быть бдительным, подобно часовому, следить за всеми сигналами, говорящими о наполнении мочевого пузыря, разбудить тебя, когда нужно, и сказать, что тебе надо делать, а именно—подняться, пойти в туалет и помочиться. Затем можешь выйти из своего расслабленного состояния, все еще ощущая то приятное, что было с тобой в твоем “личном прибежище”, чувствуя себя действительно хорошо. После этого ты будешь готов отойти ко сну, зная, что когда бы тебе ни захотелось помочиться, Джордж разбудит тебя и ты пойдешь в уборную и помочишься там. И когда ты проснешься утром в сухой постели, ты будешь очень доволен и будешь гордиться тем, что вы с Джорджем контролируете ситуацию и что ты не один. Даже если по какой-то причине Джордж не разбудит тебя, и утром ты обнаружишь, что твоя постель мокрая, ты должен знать, что постепенно обретешь контроль и скоро избавишься от этой проблемы. Вскоре ты начнешь просыпаться в сухой постели каждое утро и действительно будешь гордиться тем, что самостоятельно справился со своей проблемой и больше никогда не станешь беспокоиться по этому поводу.

Конечно, самоукрепление должно даваться более детально, чем это показано здесь, и может быть усилено за счет обращения к прошлому опыту преодоления каких-либо трудностей и напоминания о чувстве удовлетворения и гордости, связанном с этим. Иногда такое воспоминание можно использовать в качестве “личного прибежища” ребенка или как дополнение к нему.

Плохие сны.

Нарушения сна и ночные кошмары дифференцировать трудно, поэтому вопрос постановки дифференциального диагноза — особенно в случае ночных кошмаров, чаще всего имеющих нейрогенную, а не психогенную природу, — остается весьма актуальным. Очень часто плохие сны, независимо от того, являются ли они причиной пробуждения ребенка или нет, на самом деле оказываются “пустыми привычками”, когда ребенок уже в значительной степени освободился от травмирующего переживания, вызвавшего эти сны. Убедившись в том, что более основательной терапии не требуется, вы легко научите детей контролировать сновидения (детям, кстати, это очень нравится).

Прежде всего следует поговорить об “авторстве сна”. Если ребенок один или несколько раз рассказал вам о том, что ему приснился кошмар, то лучше всего действовать в соответствии со сценарием 11.3, конечно, в зависимости от того, как ребенок отвечает на заданные вопросы.

Сценарий 11.3. Управление сновидениями.

Да, это был действительно кошмарный сон. А теперь скажи, кому он приснился? Тебе? Интересно, а как ты позволил такому сну присниться тебе? Ведь ты бы предпочел, чтобы тебе приснилось что-нибудь другое. Конечно же! Ты хотел бы, чтобы тебе приснился хороший сон? Да, какой-нибудь хороший сон. Так скажи мне, почему он не приснился тебе вместо кошмара? Ты считаешь, что не можешь выбирать? Но ведь ты можешь: в конце концов, твои сны снятся только тебе и именно ты можешь выбирать то, что тебе нравится. Никто не заставляет тебя видеть кошмары, и этот кошмар приснился тебе только потому, что ты не знал, что можешь изменить его, и поэтому даже не пытался сделать это. Когда в следующий раз тебе будет сниться плохой сон, ты сможешь изменить его, потому что знаешь, как это сделать. Так что если тебе приснится, что за тобой гонится ужасный монстр, а ты не можешь быстро убежать от него, ты сядешь на мотоцикл и быстро от него уедешь. Или ты превратишь этого монстра в маленького котенка, с которым ты сможешь играть. Так как ты сам будешь создавать свой сон, тебе будет сниться то, что тебе нравится! Начиная с этого момента ты сможешь выбирать, и я думаю, что сейчас следует немного потренироваться. Что бы тебе хотелось увидеть во сне сегодня? Хорошо. Хочешь, чтобы это приснилось тебе прямо сейчас? Отлично.

(Теперь проведите индукцию, а затем приступайте к сновидению. Если вы договорились с ребенком о том, чтобы потренироваться в превращении плохого сна в хороший, действуйте в соответствии со сценарием. Однако будет неправильно и потенциально опасно начинать тренировку без полного предварительного согласия со стороны ребенка. Прежде чем начинать плохой сон, напомните ему ваш план.).

Тебе снится, что ты находишься в лесу [64] и там темно и довольно страшно. Хотя ты не понимаешь почему. А теперь ты видишь, что огромный страшный монстр подбирается к тебе, но твои ноги не слушаются тебя, и монстр вот-вот тебя схватит. Тебе все страшнее и страшнее. И ты решаешь, что у тебя есть вертолет, который ждет тебя. И вот ты действительно видишь этот вертолет, быстро залезаешь в него и поднимаешься в воздух. Теперь ты находишься на безопасном расстоянии от леса и от монстра и можешь лететь куда захочешь. Ты решаешь, куда хочешь лететь, и вертолет несет тебя туда. Теперь ты можешь развлекаться, и чувствуешь себя счастливо и расслабленно, и смеешься над этим старым, глупым монстром, от которого ты так легко улизнул. Ты ведь сделал это? Отлично.

Теперь ты знаешь, что можешь контролировать свои сны и выбирать, что будет происходить дальше, и ты сможешь сделать это, когда захочешь. Но помни, что пока ты не решишь изменить сон, он будет идти сам по себе, поэтому, когда бы ни начался плохой сон, тебе нужно напомнить себе, что это всего лишь сон и ты можешь делать с ним все, что захочешь.

Проблемы со сном.

Проблемы с засыпанием или возобновлением сна после пробуждения посреди ночи неизменно свидетельствуют о стрессах в жизни ребенка, с которыми не в состоянии справиться его механизмы защиты. Необходимо исследовать эти стрессы и направить ребенка на индивидуальную или семейную терапию, а может быть, произвести практические изменения в его жизни: посоветовать учителям, как следует с ним обращаться, разобраться с его обидчиками или с теми явлениями, которые могут быть причиной стресса. Наряду с этими действиями, возможно прямое решение проблемы засыпания с помощью тех же методов, которые применяются в отношении взрослых.

Глава 12. Физические нарушения и боль.

Гипноз используется во многих направлениях педиатрии. Очевидно, что психологические факторы — как когнитивные, так и эмоциональные — играют большую роль в развитии всех физических нарушений у детей, нежели у взрослых. Обычно бывает достаточно сложно установить, является ли данное состояние патологическим процессом, проявляющимся в нарушении физических функций, или же это психологический процесс. Однако мы должны четко различать те нарушения, при которых расстройство, тревога и другие психологические процессы возникают как реакция на соматическое заболевание, и те, при которых психологический процесс определенно служит причиной начала физической патологии. Метод гипноза успешно применяется в обоих случаях: при лечении первичных психологических нарушений и расстройств и при смягчении психологических осложнений и последствий соматического заболевания или применяемого лечения.

Следующей областью, в которой психологические методы, в частности гипноз, представляют достаточно большую ценность при лечении ребенка, является уменьшение болевых ощущений. И, наконец, применение гипноза в терапии смертельных заболеваний также может довольно благоприятно воздействовать на состояние больного.

На данный момент общепринятым является мнение, что психологические факторы играют определенную роль в возникновении, течении и развитии любого соматического заболевания. Независимо от возраста пациента его настроение, надежды, саморегулирование и значимые для него отношения с другими людьми имеют влияние как на течение заболевания, так и на сложность лечения. Такое мнение сегодня разделяют большинство врачей. Например, больным, которым предстоит хирургическая операция, уделяется много внимания и заботы для того, чтобы провести достаточно полную и тщательную подготовку, получить максимально позитивное отношение пациента к предстоящей процедуре и ее последствиям и уменьшить тревогу как в до-, так и в послеоперационный период. Основанием для проведения такой подготовки служит увеличение положительных результатов лечения, применения наркоза и т. д. Такая подготовка осуществляется как в отношении детей, так и в отношении взрослых пациентов (этот вопрос уже обсуждался в главе 7).

Однако применение психологических теорий и методик (особенно гипноза) при лечении физических нарушений лежит вне обычного подхода к когнитивным и аффективным компонентам заболевания и лечения соматических болезней. Ясно, что тревога, возникающая вследствие безразличия, дезинформации и непонимания, ведет к продолжению болезни и увеличению сроков выздоровления после операции, но степень влияния когнитивных и аффективных процессов как у больного, так и у здорового человека — более сложный вопрос. Например, сейчас считается, что мотивы пациента поддерживать болезнь, случайные внешние ответы, которые могут способствовать поддержанию, продлению или сокращению патологического процесса, понимание пациентом процесса заболевания и влияние его отношения, желания, уверенности или тревоги на течение болезни играют важную роль в прогрессировании или прекращении заболевания, а также в назначении терапии. Подсознательные процессы — вера, ощущения и мотивы — играют даже большую роль, чем сознательные процессы, хотя этот факт признается преимущественно специалистами в области психологии и психиатрии, а не врачами общей практики.

Развитие конверсионных состояний служит темой для особого разговора. В отдельных случаях симптом может практически не иметь основы в виде физической патологии (иногда он даже не согласовывается с данными анатомии, как в случае с зонами анестезии в виде перчаток и некоторыми истерическими параличами), но оказывается напрямую связанным с психопатологией человека. В частности, важным аспектом будут являться недоступные сознанию фантазии, страхи и потребности. У детей разница между конверсионными состояниями и другими психогенными физическими нарушениями менее четкая, чем у взрослых. В последние годы был предложен диагноз “болезненное поведение” [65] как вид состояний, при которых симптомы соматического заболевания или дисфункции являются результатом воздействия исключительно психологических факторов. Эти симптомы не имеют такой четкости, как в случае с простыми конверсионными состояниями, и обладают меньшим повреждающим действием.

В некоторых случаях различие между этими двумя состояниями является недостаточно ясным и скорее связано с нежеланием некоторых детских психиатров использовать термин “истерия” или его эвфемизмы. В отличие от простого превращения, “болезненное поведение” всегда имеет непосредственно предшествовавшее соматическое заболевание или повреждение. Например, нарушение осанки или походки и потеря координации почти всегда происходят после какого-то физического повреждения, а так ли это на самом деле, установить зачастую очень сложно.

Если справедливо общепринятое мнение, что психологические (как аффективные, так и когнитивные) процессы и состояния могут отрицательно сказываться на физических и физиологических функциях, то весьма возможно и обратное, то есть психологические факторы реально использовать с оздоровительной целью в случае соматического заболевания или дисфункции.

Гипноз можно применять для намеренной мобилизации этих ресурсов и таким образом получить больший положительный эффект. Наиболее яркими примерами являются те состояния, в развитии которых роль психологических факторов наиболее очевидна, например астма и экзема. Все мы, конечно, признаем тот факт, что степень тяжести этих состояний напрямую зависит от эмоционального состояния пациента. Следовательно, одним из подходов к лечению таких больных является улучшение их общего психологического состояния с помощью индивидуальной и семейной терапии, а также любых других способов, подходящих данному пациенту. Иногда очень трудно отличить психологические проблемы, предшествующие физическим проявлениям, от тех, которые возникли вторично на фоне физических симптомов и страданий. Тем не менее устранение конфликтов, беспокойства и расстроенных отношений (особенно семейных — в случае с детьми) обычно считается настолько важным для пациента, как и медицинское лечение.

О влиянии психологии на физическое состояние можно говорить достаточно долго. Эвин в своем отчете о действии образов в гипнозе на физиологические процессы при ожогах сообщает: “Воображаемое охлаждение поврежденного участка кожи уменьшает воспаление, экссудацию и т. д.”. На самом деле такой подход может быть очень эффективным, например при экземе. Небольшой клинический эксперимент, проведенный в больнице Гайз одним из авторов (Carle, 1985), показал, что дети, страдающие экземой, могут научиться подавлять ощущения зуда и таким образом уменьшить расчесывание, которое не только травмирует кожу, но и ведет к развитию инфекции, а также использовать образы при самогипнозе для уменьшения других явных симптомов этого заболевания.

Например, первому ребенку, участвовавшему в этом исследовании, было четыре с половиной года (этот случай более подробно описан в главе 10). Дело не только в том, что девочка обрела контроль над невыносимым зудом, который она испытывала всю жизнь, но и в том, что состояние ее кожи действительно улучшилось. Ее кожа больше не подвергалась такой активной экскориации (а, следовательно, и регулярному инфицированию), однако это не единственная причина улучшения. Через несколько месяцев у нее появилось потоотделение на руках, до этого полностью отсутствовавшее в этой области, а значит, не только сенсорные симптомы, но и общее ее состояние начало изменяться.

Во всех случаях, рассмотренных в этом исследовании и вообще встретившихся в истории медицины на момент доклада в детском госпитале, использованные образы были взяты исходя из личного опыта и желаний пациентов. Можно считать, что подход состоит из двух компонентов: обучение детей контролю над ощущением зуда с помощью отказа (лучше всего в виде волшебной истории) и содействие улучшению состояния кожи посредством того же образа.

Например, если экзема обостряется под воздействием холода, а при воздействии тепла и, возможно, солнечного света процесс приобретает более благоприятный характер, то купание и пребывание на солнце входят в состав образа, используемого при гипнозе и самогипнозе. В таких случаях эффект бывает даже более поразительным, нежели в примере, приведенном выше. Лицо и тело одной девочки в возрасте 15 лет были покрыты красными шелушащимися пятнами. На первом сеансе она представила себя лежащей на своем любимом пляже и впитывающей солнечные лучи. В течение 10—15 минут пятна на ее лице заметно уменьшились, а к концу сеанса и вовсе исчезли. Подобный случай был описан и в отношении 18-летней девушки.

Большинство детей, несмотря на наличие мотивации и готовность к сотрудничеству, обычно относятся ко всей процедуре довольно скептично, до тех пор пока не почувствуют, что она действительно помогает. Вследствие этого Ричард Лэнсдаун изобрел метод “волшебного пальца”. Обсудив с ребенком план лечения, он предлагает ему выбрать какой-нибудь свой палец и сделать его “волшебным”. Во время гипноза ребенку рассказывается история (которая часто начинается, как его любимая история, а затем постепенно изменяется, и в действие вступает “волшебный палец”). Суть истории состоит в том, что один из пальцев ребенка приобретает магическую силу. Трижды прикоснувшись к избранному пальцу, он дает ему силу прекращать зуд. Затем он прикладывает палец к зудящему месту, и раздражение тут же исчезает. Конечно, это практически то же самое, что использовать “волшебную воду” и другие варианты для того, чтобы ребенок охотно придумывал подходящие образы. После того как ребенок попробует это, второй этап лечебной программы — образ, связанный с данным состоянием и заживлением кожи, — будет идти успешнее.

В случае с маленькими детьми такой образ, как “волшебная вода”, обладающая целебной силой и применяемая для лечения кожи, не требует столь тщательной проработки, поскольку дополнительные рассказы о сосудах кожи и физиологических процессах скорее запутают ребенка, нежели что-то прояснят. Однако считается целесообразным рассказывать детям старшего возраста о том, как увеличивается кровоток в сосудах поврежденного участка, как кровь приносит питательные вещества, выносит продукты обмена и таким образом питает и очищает кожу, способствуя тому, что она становится мягче и начинается потоотделение.

Подобным образом можно подходить и к лечению астмы, только в данном случае используются образ уменьшения чувства удушья и тесноты и образ облегчения и освобождения движений грудной клетки и легких, с последующим улучшением проходимости дыхательных путей. Однако в некоторых случаях во время гипнотической релаксации следует соблюдать осторожность. В случаях, когда в клинике на первое место выходит бронхоспазм, глубокая релаксация грудных мышц может привести к угнетению дыхания, вплоть до состояния апноэ. В докладе, зачитанном на IX конгрессе гипноза и психосоматической медицины, упоминаются случаи респираторного коллапса, в связи с чем рекомендуется не применять гипноз, если под рукой нет реанимационного оборудования. Те случаи, когда наличие психологических факторов очевидно, не относятся к этой категории, однако ясно, что не следует прибегать к такому виду лечения без достаточных медицинских показаний и супервизии. У больных экземой развивается чувство отчаяния, из-за которого дети расчесывают свою кожу не меньше, чем при желании избавиться от зуда. Отчаяние возникает и при астме, но тогда оно сочетается еще и с сильным страхом. В обоих случаях для достижения максимального эффекта лечения требуется избавить пациента от сильного возбуждения.

Примеры лечения, приведенные в этой и двух предыдущих главах, можно рассматривать как образец очень эффективного подхода к соматическим заболеваниям у детей. На самом деле лечение должно соответствовать конкретным особенностям болезни ребенка, а цели должны быть реальными. Однако во всех случаях самым значительным вкладом гипноза в лечение является комбинация обучения контролю и уменьшения беспокойства или болевых ощущений, которая способствует улучшению течения основного заболевания.

В частности, очень подходящей областью применения гипнотерапии является контроль боли, возникающей вследствие самого заболевания или от проводимых лечебных процедур. На сегодняшний день работа Хилгарда и Ле Барона об использовании гипноза при болезненных и стрессовых медицинских и хирургических процедурах с детьми является наиболее серьезной, хотя в чем-то и наиболее уязвимой. Возможно, она на какое-то время останется основным справочным пособием по этой теме. Достаточно сказать, что, однажды почувствовав эффективность этих методик, в дальнейшем дети охотно принимают и используют технику самогипноза. Конечно, существуют исключения, способные вызвать разочарование.

Порой бывает очень сложно научить технике контроля над болью и дискомфортом детей, страдающих хроническими или опасными для жизни заболеваниями. Возникновению состояния более или менее продолжительного дискомфорта, недомогания, тошноты может способствовать как само заболевание, так и его лечение. Следует помнить, что болезнь и связанные с ней переживания не находятся в психологической изоляции, а это значит, что симптомы, ощущения и получаемое лечение участвуют в формировании интерактивного мира, в состав которого обязательно входят члены семьи ребенка, а также их ощущения, реакции и отношения. В частности, болезнь ребенка влияет на его отношения с родителями. Нежелание, а порой и полный отказ некоторых детей от обучения необходимым техникам в большинстве случаев отражают конфликты, являющиеся следствием болезни.

Например, у детей с почечной недостаточностью часто бывают крайне конфликтные отношения с родителями и другими людьми, особенно если возникают проблемы роста и физического развития. Для таких детей характерно острое желание свалить всю ответственность за свое лечение и выздоровление на родителей и медицинский персонал. Они даже могут проявлять враждебность по отношению к тому, кто будет делать акцент на их способности к самолечению. Их злость, обида и чувство несправедливости приводят к регрессивному поведению, подчас с сильным стремлением к смерти, которое независимо от того, сознательное оно или подсознательное, провоцирует сопротивление.

Эта невосприимчивость, по-видимому, препятствует как физическому лечению, так и применению гипнотической техники. Однако если детям дать возможность почувствовать эффективность гипнотической анальгезии (например, проведя ранее болезненную процедуру без боли) и ощутить успокаивающий эффект пребывания в “личном прибежище”, сопротивление уменьшится, а затем может исчезнуть совсем.

Например, гипноз был назначен 16-летнему мальчику для избавления от невыносимой боли, которую он испытывал после попыток лечения контрактур с помощью физиотерапии. Он страдал почечной недостаточностью с раннего детства и перенес две неудачные трансплантации почек. Побочным эффектом этих операций стали нарушение циркуляции в конечностях и контрактуры обеих рук и ног. Хотя он и ощущал боль, пассивные движения рук были возможны, но он так кричал, когда кто-то касался его ног, что физиотерапевты не смогли продолжать необходимое лечение. На первый сеанс, предназначенный для того, чтобы просто попробовать гипноз, мальчика привезли в инвалидной коляске. Вариант использования гипноза с ним обсудил его нефролог.

Мальчик начал разговор со слов: “Я думаю, вы не сможете меня загипнотизировать”. Три первые попытки введения его в состояние гипноза не увенчались успехом, но он пожелал продолжить, хотя сказал об этом с вызывающей улыбкой. Поскольку пациент не очень-то доверял врачу, был выбран метод погружения его в состояние гипноза при помощи отвлечения. Он был все еще настроен скептически, хотя и согласился с тем, что, возможно, был загипнотизирован.

В течение следующей недели мальчик находился под наблюдением физиотерапевтов. Он быстро вошел в транс и обнаружил, что умеренную боль в руках, возникающую при манипуляциях, можно полностью подавить. Когда стали проводить манипуляции с ногами, он вздрогнул и застонал. Однако внушение релаксации и избавления от боли позволило ему перенести процедуру. Для упрощения этой процедуры использовался образ электрической цепи с соединениями и выключателями в спине. Ему говорили выключить нервы, передающие болевой импульс от ног и бедер. Время от времени он терял контроль, но каждый раз справлялся и вновь обретал его.

После пяти или шести сеансов лечащий врач сообщил, что мальчик способен сам поддерживать состояние транса и анальгезии, хотя и не без помощи своего физиотерапевта. Когда ребенок выздоровел и смог ходить, он чувствовал гордость от того, что справился с проблемой самостоятельно, а не с помощью медикаментозной анальгезии или анестезии.

Образы, используемые для контроля за болью у детей, зависят от их возраста и развития. В случае с мальчиком, о котором речь шла выше, применялись те же образы, что и для взрослых: нервы сравнивались с электрическими проводами.

В случае с детьми младшего возраста целесообразно использовать технику типа “волшебный палец” или “волшебная вода”, хотя подача более сложного образа часто имеет больший успех. Например, если дать ребенку лампочку или звонок, соединенный с батарейкой с помощью разъема, то демонстрация выключения лампочки или прекращения сигнала звонка при вынимании разъема может помочь при объяснении того, как прекращается боль при разъединении нервов.

Есть и другой способ: попросить ребенка отправиться в свое “личное прибежище” и полностью забыть обстановку, в которой проводилась болезненная процедура. Эффект можно усилить, предложив ребенку представить, что боль находится по ту сторону двери, ведущей в его “личное прибежище”. Тогда ребенок будет знать, что боль есть, но она на расстоянии, и, возможно, это уменьшит интенсивность когнитивного несоответствия.

В общем при лечении у детей физических заболеваний и повреждений, также как и при уменьшении боли, используется практически та же техника, что и в случае со взрослыми. Однако необходимо, чтобы язык и образы были совершенно другими. На данный момент гипноз не признан обычным средством лечения в педиатрии (по крайней мере, в Великобритании). Порой далее высказывается мнение о том, что его вообще не следует использовать в отношении детей. В австралийском штате Тасмания закон не позволяет подвергать гипнозу людей моложе 18 лет. Принимая во внимание то, что реакции на гипноз наиболее сильны в возрасте 10-12 лет, о таком отношении можно лишь пожалеть: игнорируется важный, эффективный и очень экономичный способ лечения физических страданий. Подводя итог, следует сказать, что применение гипноза с целью лечения физических и психосоматических заболеваний у детей может осуществляться в трех направлениях. Во-первых, он может быть эффективен при уменьшении боли и дискомфорта — как связанных с самим заболеванием, так и возникших при его лечении. Во-вторых, техника гипноза вносит существенный вклад в снижение дистрессов, тревог и страхов. В-третьих, гипноз может использоваться с психодинамической точки зрения — для усиления воли ребенка к выздоровлению и уменьшения влияния противоречивых ощущений. В-четвертых, гипноз применяется для воздействия на физиологические процессы, происходящие при нарушении, хотя при работе с детьми это оказывается менее эффективным, чем в случаях со взрослыми и подростками.

Гарднер и Олнесс (Gardner, Olness, 1981) рассмотрели большое количество специфических состояний и обсудили их лечение с помощью гипноза в своей книге, которую мы вам рекомендуем для более тщательного ознакомления.

Авторы настоящей книги не имеют собственного опыта в лечении смертельных заболеваний у детей. Гарднер и Олнесс, а также Хилгард и Ле Барон подробно рассматривают эту тему, поэтому здесь мы не будем ее обсуждать.

Глава 13. Тревога и нарушение настроения.

В области, о которой пойдет речь в данной главе, очень мало вещей, специфичных только для детей. Исключение составляют только особенности используемого языка и образов. Мы об этом уже говорили, поэтому подчеркнем лишь, насколько важно тщательное проведение дифференциальной диагностики перед началом лечения. Например, один мальчик 15 лет был направлен на лечение в связи с подавленным настроением и плохой успеваемостью. Примерно до 12 лет он вполне нормально учился, а затем окружающие заметили, что он выглядит подавленным, не участвует в играх и может выполнять все меньшее и меньшее количество работы. Его родители начали беспокоиться по этому поводу и приняли меры, которые казались им естественными в данной ситуации, — наняли для сына репетитора, благодаря чему мальчик сумел поступить в ту школу, которую они выбрали. Однако его показатели успеваемости продолжали неуклонно снижаться.

Его настроение продолжало ухудшаться, и в школе, где он учился, был собран совет. Он не набирал средних баллов на тестовом контроле, и было решено, что его депрессия и плохая успеваемость являются следствием негативной реакции на слишком высокие ожидания родителей и давление, которое они на него оказывают. Итак, совет решил, что причиной несомненной депрессии мальчика стало его признание собственного несоответствия стандартам родителей, которые сами добились в жизни очень многого и требовали того же от сына.

Однако детальное изучение истории его семьи навело на мысль, что данное заключение было ошибочным. С одной стороны, показатели его успеваемости были намного выше средних в течение первых шести лет учебы, и все это время он был активен, полон энергии и много занимался спортом. Когда он достиг 12-летнего возраста, его показатели успеваемости соответствовали “не более чем средним” интеллектуальным способностям, но ничто не указывало на то, что он в столь юные годы не оправдал ожидания родителей. Однако его текущее состояние не согласовывалось с представлениями о внутренней депрессии, свойственной детям в переходном возрасте. После сбора семейного анамнеза выяснилось, что в каждом поколении его семьи, по крайней мере, один из ее членов страдал недостаточностью функции щитовидной железы.

Соответствующие исследования показали, что у этого мальчика тоже была недостаточность функции щитовидной железы, правда в небольшой степени, но к моменту полового созревания уровень гормонов железы стал патологически низким. После лечения этого состояния произошли буквально волшебные перемены в его настроении, поведении и работе.

А ведь можно было легко упустить из виду этот диагноз и начать работу над его эмоциональным состоянием. И в данном случае соблазн начать семейную терапию был велик (и возможно, она на самом деле была бы полезна как дополнение к гормонотерапии). Если бы не удалось распознать его гипотиреоз, лечение свелось бы к работе с его семьей или с ним отдельно, и, конечно же, имело бы минимальный успех. Могло даже получиться так, что состояние мальчика и его отношения с семьей ухудшились бы вследствие фрустрации, возникшей из-за сохранения депрессии и понижения общей работоспособности.

Также как и в случае с “пустыми привычками”, элиминации и прекращения “пустых симптомов” можно достигнуть, используя образы при гипнозе. Однако у детей нарушения настроения редко бывают пустыми, и перед тем, как составлять план лечения, следует выявить стрессы, конфликты, и особенно подсознательные детерминанты, лежащие в основе этих нарушений.

Нужно дать объяснение этим детерминантам с точки зрения семейной динамики: вопрос “Кого следует лечить?” является решающим при работе с детьми. Кто является “пациентом” — ребенок, его брат или сестра, один или оба родителя или вся семья целиком? Если “пациент” — ребенок, не достигший полового созревания, то лечение, направленное только на него и не учитывающее изменений в семье, в большинстве случаев практически не имеет шансов на успех.

Наряду с общими правилами имеются и исключения: если рассматривать семью как динамическую систему, можно ожидать, что изменение поведения значимого или имеющего какую-то власть члена семьи приведет к изменению всей системы. Таким образом, вопрос “Кого лечить?” останется нерешенным.

В тех случаях, когда сделан вывод о том, что следует работать не только с ребенком, но и с другими членами семьи, и выбран такой метод, как семейная терапия, индивидуальные занятия с ребенком также могут быть полезны. Правда, при этом надо быть уверенным, что сеансы семейной терапии оказывают активный терапевтический эффект, а не являются лишь удобной сдерживающей процедурой, “правильно направляющей” ребенка. Разумеется, при индивидуальных занятиях можно использовать гипноз. Это актуально главным образом в тех случаях, когда существующий симптом мешает ребенку радоваться жизни, особенно вне семьи. Депрессия, тревога, раздражительность, ярость и другие виды аномального настроения неизбежно мешают ребенку узнавать жизнь и наслаждаться ею, а также вредят нормальным отношениям, в частности в семье и со сверстниками. Кроме того, возможно появление вторичных проблем, например неуспеваемости в школе, что, конечно, усиливает и расширяет спектр нарушений настроения, а также снижает чувства самоуважения и уверенности в себе.

Например, один мальчик 9 лет был направлен на лечение в связи с подавленным настроением и вспышками гнева. У него выявили обычный набор ассоциированных симптомов, в том числе нежелание идти в школу с утра, беспокойство, подавленность, сильную усталость и практически молниеносные вспышки ярости в конце учебного дня. Он обижал своего младшего брата по дороге домой и в течение вечера грубил родителям, а в результате отправлялся в гневе в свою комнату, или его туда отправляли в наказание, и там он ломал свои вещи. Мальчик говорил, что у него нет друзей и что в школе он является объектом насмешек. Он отрицал, что завидует своему популярному, отличавшемуся хорошим поведением и успеваемостью младшему брату, однако отношения в семье говорили об обратном.

Семье было предложено пройти курс семейной терапии, и родители согласились, однако дети не были настроены столь положительно. В то же время, когда мальчику предложили индивидуальные занятия, он согласился попробовать гипноз для того, чтобы научиться иначе реагировать на различные ситуации. Были тщательно отобраны те ситуации, которые, по его собственному мнению, портили его жизнь. Одной из таких проблем он считал вспышки гнева, возникавшие, когда его просили сделать что-нибудь по дому. Он быстро понял, что эта ярость представляла собой выход напряжения и что, если он будет каким-либо образом удобно и безопасно снимать это напряжение, накапливающееся в течение дня, таких вспышек больше не будет.

Образом, используемым при гипнозе, служил пар из котла старинного паровоза. Давление нарастало по мере того, как котел разогревался событиями, происходящими в течение дня. Особые случаи, вроде стычек со сверстниками, представляли собой огромные порции угля, брошенные в печь. Придя домой, мальчик с помощью самогипноза представлял себе котел, клапан безопасности которого опускался, и давление достигало критической точки. Он осторожно выпускал немного пара через клапан и постепенно освобождал от него котел, пока тот, вместо того чтобы трястись и клокотать, не начинал кипеть спокойно. Затем он проезжал немного на паровозе, выпуская оставшийся пар через гудок и наслаждаясь поездкой, которая является мечтой всякого мальчика. Затем, достигнув цели, он выходил из транса и спускался вниз, к своей семье.

На следующей неделе он рассказал, что все это время мог сдерживать давление и от этого его жизнь — как в школе, так и дома — стала проще. Он использовал образ спонтанно, безо всякого формального погружения, для того чтобы контролировать свой гнев в школе, и если чувствовал, что начинает выходить из себя, то просто представлял, что выпускает пар через гудок паровоза.

В течение следующих нескольких недель его отношения с ребятами из класса продолжали улучшаться. Это улучшение подтверждали и родители, которые почувствовали, что их первоначальное согласие на прохождение семейной терапии было преждевременным. Несколько месяцев спустя родители были все также довольны тем, как протекает жизнь в их семье, и отношения пациента с братьями и товарищами по школе стали более удовлетворительными, чем прежде.

Несовпадение языка пациентов и языка врачей — проблема, которая сравнительно редко находит отражение при обсуждении всех видов терапии в печатных изданиях. Врачи любых специальностей очень легко привыкают использовать слова, типичные для своей профессиональной и социальной группы, для которой эти слова имеют особое и узкое значение. Они забывают, что в остальном мире некоторые выражения могут означать нечто совершенно иное и зачастую звучат слишком остро.

Это утверждение тем более справедливо в том случае, если врач и пациент имеют разные уровни образования и принадлежат к различным культурным группам. Особенно это заметно, когда пациентом является ребенок. Иногда проблема проявляется неосознанно, например если врач незнаком с языком подростка, меняющимся быстрее, чем мода на одежду.

Таким образом, в результате употребления таких слов, как “тревога”, “депрессия”, “горе”, могут возникнуть трудности. Пациент с достаточно сильным состоянием тревоги может отрицать, что чувствует тревогу, и это приведет к тому, что врач станет исследовать это отрицание, упустив тот момент, что “тревога” — просто не то слово, которым пациент описывает свое состояние, — для этого у него есть другое слово. Стоит определить это слово, и отрицание тут же исчезает. Поэтому прежде чем пытаться работать над нарушениями настроения посредством слов и образов, нужно исследовать словарный запас пациента, его речевые особенности и образы: понятия, через которые он постигает собственный аффективный опыт.

Например, мальчика, который представлял себе паровоз, попросили подробно описать, что он испытывает, когда готов взорваться от ярости. Как и для большинства детей, для него это было довольно сложно, но среди предложенных ему образов он выбрал паровой котел. Другим образом, который может быть столь же эффективным, является дамба со шлюзом. Этот образ можно описать более подробно: “Мы видим, как вода в шлюзе постепенно поднимается и давление на дамбу возрастает”.

Возможно, подавленное настроение изобразить сложнее, чем давление злости или беспокойное напряжение. В случае с детьми может пригодиться образ, приведенный нами ранее для взрослых, — образ темной густой жидкости, заполняющей человека, а затем вычерпываемой. Можно также предложить ребенку написать о своих тревогах и расстройствах, а затем исписанные листочки уничтожить.

Мальчик 10 лет был направлен на лечение по поводу ночного энуреза и неуспеваемости в школе. Он был младшим ребенком довольно пожилых родителей. По утрам его постель всегда оказывалась мокрой. Он уже начал справляться со своим недугом, но тут пришло известие о том, что его взрослый брат (которому он в какой-то мере поклонялся) погиб при таинственных обстоятельствах, находясь вдали от дома.

Согласившись попробовать гипноз, чтобы избавиться от недержания, он выбрал необычное “личное прибежище”, которое скорее бы подошло взрослому человеку: холмы, поросшие лесом, где он мог бы бродить со своей собакой. Далее в образ включались булыжники, которые лежали у него в карманах и оттягивали их вниз. Придя к своему любимому дереву, он садился и, наслаждаясь видом, вынимал по одному эти камни из карманов и пускал их катиться вниз по склону.

Выйдя в конце первого сеанса из транса, мальчик принялся плакать. Он объяснил, что плачет из-за брата, и выяснилось, что до этого он плакал только в одиночестве. Он не плакал при родителях, не желая усугублять их горе, так как его беспокоили высокое давление матери и повторный микроинфаркт, случившийся у отца. На втором занятии он рассказал, что решил, отправляясь в свое “личное прибежище”, одеваться в зависимости от того, что он чувствует в этот день. В плохой день он надевал пальто с большими карманами, чтобы взять с собой все свои переживания, а в хороший — лишь футболку и джинсы.

Детям, упоминающим словосочетание “черное настроение”, можно предложить образ черной краски, в которой они испачкались и которую затем смоют в море или ручье. В случае, если дети учатся играть на струнных музыкальных инструментах, можно использовать образ инструмента, который надо настроить, чтобы вернуть гармонию, или попросить представить, что инструмент не только расстроен, но его струны еще и чересчур натянуты (для изображения беспокойства) или слишком ослаблены (для того, чтобы представить подавленность). Точно так же погода в “личном прибежище” может представлять собой чувства и настроение: дождь сменяется солнцем, тучи и мгла проясняются, ветер ослабевает и т. д.

Для детей тщательная проработка образа “личного прибежища” не является таким общим и необходимым правилом, как для взрослых. С годами способность фантазировать уменьшается или даже полностью исчезает, в то время как большинство детей способны оказываться в своем мире или придумывать какое-то фантастическое продолжение реальной ситуации или истории, которую они читали, слышали или видели по телевизору. Очень подходящей для работы с детьми является сказка К. С. Льюиса “Нарния”. С неменьшим успехом могут использоваться другие хорошо знакомые сказки. А докторам, обладающим талантом рассказывать сказки, не потребуется суфлер.

Большинству детей, пусть даже их история мрачна, безрадостна и подавляюща, знакомо ощущение успеха и достижения. Обучение езде на велосипеде — самый подходящий пример, поскольку многие дети способны вспомнить, как им в первый раз удалось сохранить равновесие, и вновь ощутить это. Для того чтобы создать у ребенка положительные ощущения, могут использоваться плавание, катание на обычных и роликовых коньках, лыжах и многое другое, что требует достижения и сохранения чувства равновесия. Чувство овладения при этих упражнениях особенно важно для детей, ощущающих собственные неадекватность, недостатки и пр.

У детей, имеющих трудности в учебе, зачастую развиваются ощущения угнетенности, тупости и незнания, которые приводят к усилению их страдания и образованию своеобразного порочного круга. Одним из авторов этой книги был проведен неофициальный эксперимент, в котором участвовало 100 детей в возрасте от 8 до 14 лет, имеющих трудности в учебе. Прежде всего, им были выданы тесты по чтению и правописанию. Когда тесты были заполнены, детей погрузили в короткий гипнотический транс и внушили им, что они могут вернуть себе чувства овладения и компетенции и перенести их в настоящее время. Далее, еще находясь в состоянии транса, каждый ребенок получил подобные тесты по чтению и правописанию для сравнения. И по этим тестам результаты каждого ребенка улучшились, как после полугода усердных занятий.

Конечно же, нельзя утверждать, что особые проблемы, связанные с обучением, решаются с помощью гипноза, но благодаря этой методике можно существенно уменьшить вторичные переживания, которые развиваются у детей в связи с их недостатками, а также достаточно сильное беспокойство, испытываемое ими при виде книги, бумаги или ручки. Это позволит им более эффективно использовать свои возможности при изучении правописания.

Надо сказать, что многие дети полностью знакомы с тем, как использовать воображение, чтобы изменить настроение, и спонтанно применяют эту технику. Многие дети используют свою фантазию, книги и телевидение, чтобы избавиться от ощущения тревоги и несчастья, но для достижения позитивного воздействия через возвращение в тот возраст, когда было испытано чувство овладения, более эффективным оказывается направленный самогипноз. Очень важно быть уверенным, что у детей, которые привыкли к такому “простому убеганию” — стратегии, основанной на том, что они избегают проблему и уходят от нее в фантазии, — самогипноз также не превратился в “убегание”, а используется креативным образом и в большей степени направлен вовне.

Еще раз следует сказать, что гипноз — это не средство терапии, а терапевтическое связующее звено или проводник. Эта аксиома, возможно, гораздо менее справедлива в отношении детей, чем в отношении взрослых, так как естественные механизмы регуляции здоровья у детей реже бывают поврежденными, чем у людей более старшего возраста. То есть если настроение ребенка исправить простейшими методами и упражнениями, это само по себе приведет к улучшению взаимодействия между ребенком и значимыми для него людьми и сделает эти взаимодействия эффективными с терапевтической точки зрения.

Однако этого не происходит в том случае, если у детей имеется развившаяся устойчивая патология. В такой ситуации маловероятно, что улучшение настроения будет значительным и продолжительным. Вряд ли вторичные и подкрепляющие события вступят в действие в той мере, в какой они необходимы для исправления функционирования личности, малоспособной к адаптации. Однако обращение к фантастическому миру при гипнозе позволяет ребенку изучать альтернативные адаптивные механизмы и экспериментировать с ними примерно также, как это делается в игровой терапии при помощи замков из песка. Если ребенок проводит эти эксперименты вместе с врачом, то обеспечивается больший материал для аналитической терапии.

В этой главе мы не привели ни одного сценария, так как знаем, что врачам будет вполне достаточно собственных детских воспоминаний и ряда примеров и образцов, приведенных в предыдущих главах (особенно в главе 10), для создания собственных оригинальных сценариев. Однако при работе с детьми гораздо важнее, чем при работе со взрослыми, находить индивидуальный подход, использовать все свои возможности при составлении образов и метафор и преподносить их просто и естественно.

ЧАСТЬ IV. ГИПНОЗ В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ.

Глава 14. Основные понятия.

Основной упор в нашей книге делается на практическую сторону вопроса, и, как уже было сказано, у нас нет намерения поднимать и обсуждать сложные теоретические проблемы. При описании разнообразных подходов к лечению ряда состояний нам пока что не требовалось использовать специальные теоретические формулировки. Описанные здесь методы в большинстве своем основаны на применении теории и общих принципов поведенческой терапии. Конечно же теория, терминология и методология заметно варьируют, и это приводит к тому, что сторонники одного метода, как правило, соглашаются с теми, кто следует другой модели, и пользуются одним языком, а следовательно, общей терминологией.

Однако это утверждение неверно в отношении тех теорий и методов психотерапии, которые основаны на психоанализе, а потому в данной области возникает необходимость детализировать основные используемые выражения и предусмотреть количество словарных понятий, прежде чем приступать к описанию методов лечения.

При изучении книг, посвященных различным школам аналитической психотерапии, легко может создаться впечатление, что существует столько же теорий модели личности, сколько самих теоретиков, и столько же систем психотерапии, сколько практикующих врачей.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что поверхностные сходства в языке и терминологии лишь вводят нас в заблуждение.

Например, одним из основных понятий психоанализа является “перенос”. В классическом варианте этот термин используется для обозначения отношений между пациентом и врачом, которые развиваются в том случае, если пациент начинает усиленно проектировать на врача чувства, испытываемые им к кому-то другому. Это не является результатом прямого взаимодействия пациента с врачом. В основе “переноса” лежит опыт прежней жизни пациента, обычно связанный с людьми, которые сыграли большую роль в развитии его личности.

На самом деле диада пациент — терапевт выходит на стадию, на которой пациент заново пересматривает свой предыдущий опыт, что значительно облегчает процесс общения между ним и терапевтом. Однако понятие “перенос” также достаточно свободно используется для определения аффективных отношений между пациентом и врачом без ссылки на особые свойства и качества, чего требует классическое значение термина.

Скептические замечания, которым иногда подвергается теория самоанализа Карен Хорни, связаны с некоторой расплывчатостью тезиса: “Трудность самоанализа — контрперенос”. Смысл этого высказывания состоит не в том, что врач проецирует собственные неразрешенные и противоречивые аспекты своих отношений на пациента (по определению Фрейда), но скорее в том, что врач рискует слишком глубоко проникнуть в проблемы пациента и потерять объективность.

Говоря о несогласованном использовании такого рода слов, добавим, что с момента возникновения психоанализа появилось множество школ, придерживающихся разных теорий и методов лечения.

Первоначальные формулировки Фрейда и его ближайших последователей быстро привели к разногласиям и спорам, вследствие чего произошел раскол первоначальной группы аналитиков. Подробное описание ранних этапов развития основных школ, названных в честь Юнга, Адлера, Хорни, можно найти во многих источниках. Время от времени возникают все новые школы, и нет сомнений, что этот процесс будет развиваться и дальше. Нужно отметить, что и старые школы изменяются в поисках более глубокого понимания и успешного лечения.

Как следствие тиражирования, идиосинкразическая интерпретация и толкование таких обычных терминов, как “подсознательное”, “Эго”, “психодинамическое”, “психоаналитическое”, “психотерапия”, привели к путанице, непониманию и разногласиям. Создается впечатление, что значение, которое придается этим и многим подобным терминам, в большей степени определяется неким политическим понятием, а не сущностью научной терминологии. Такой терминологией не смогут пользоваться два врача одновременно, если они не создадут собственной новой школы, но и это их согласие продлится лишь до тех пор, пока не произойдет раскол, что обычно и случается. В свете терминологии, с одной стороны, и религиозных представлений — с другой, параллель между психоанализом и оригинальными школами теории и практики прекрасно провел Эрнест Геллнер.

Параллель стала бы более четкой, если бы Геллнер расширил свой доклад, включив в него основные постулаты теоретических школ, появившихся в последние десятилетия, а не ограничил себя лишь рассмотрением фрейдовской школы (наиболее ранней). Однако есть одно исключение: относительно легко определить общие черты, свойственные религиозным институтам, объединенным под названием “Христианство”. Точно так же довольно легко поддаются определению общие догмы, свойственные группам, включенным в понятие “Ислам”. Однако почти очевидно, что детально выделить и расставить по местам общие основы психоаналитических терапевтических моделей невозможно.

Вероятно, все психоаналитики и психотерапевты, независимо от того, последователями какой школы они являются, согласятся, что в обычных обстоятельствах существенная и довольно влиятельная часть того, что представляет собой человек, находится вне области сознательных ментальных процессов, то есть является подсознательным. Однако существуют школы психотерапии, которые, используя термин “подсознательное”, имеют в виду совершенно другое. Например, при поверхностном чтении работ по рационально-эмоциональной или когнитивной терапии кажется, что последователи этих школ говорят о недоступных уровнях мышления, памяти и аффекта. Но более тщательное ознакомление, особенно с практической стороной, показывает, что классические понятия подавления и неосознанных процессов не используются в том значении, которое они имели изначально, и, что еще хуже, предлагаются некомпетентному читателю.

Более того, противоречие термина “подсознательное” в изначальном определении Фрейда, данном в обоих его трудах — “Лекции по психоанализу” и “Психопатология в нашей жизни”, было полностью раскрыто лишь в 1982 году Джоном Беарсом.

Начиная со времен Фрейда такие понятия, как “подсознание” и “односторонняя связь” между Эго и Ид; Эго и Суперэго, кажутся неясными. Проще говоря, Эго связано с Ид и Суперэго (или ему автоматически передаются их функции), но содержание последних двух недоступно для первого.

Как очень точно отметил Беарс, “подсознательное” не является таковым в том плане, что оно “знает” о своем существовании, и этот термин используется для того, чтобы указать: содержание “подсознательного” недоступно для Эго при нормальных обстоятельствах. Сам Фрейд придавал своим терминам вполне определенное значение и соответственно пользовался ими так, чтобы они означали именно то, что должны означать. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, насколько важно использовать такой язык и термины, которые в одинаковой степени будут понятны всем читателям. Несмотря на всю критику аналитической терапии, авторы данной книги считают, что недооценивать ее роль несправедливо.

Роль гипноза в аналитической психотерапии.

Классический анализ, независимо от своей принадлежности к какой-либо из школ, не является практическим подходом к лечению большинства пациентов Национальной службы здравоохранения или частных клиник Великобритании. По причине недостатка квалифицированных специалистов-практиков НСЗ не в состоянии обеспечить такое лечение большому количеству пациентов. Воспользоваться же услугами частных специалистов большинству людей не позволяет недостаток времени и средств. Таким образом, на протяжении долгого времени не предпринималось попыток к поиску более быстрых и простых способов лечения. Короткие семестры психотерапии существовали и развивались в школах и сектах, и при этом, кроме всего прочего, использовались практика и теория в области гипноза.

Для полного понимания мыслей, ощущений, отношений и реакций человека недостаточно лишь когнитивного постижения компонентов и процессов, определяющих его внутреннее и внешнее поведение. Нужно также представлять себе всю эмоциональную составляющую этих процессов. Это понятие является, пожалуй, одним из немногих общих для разных теоретических школ, и его принято считать философским камнем терапии. Похоже, большинство верит, что инсайт приводит к исчезновению симптомов, а понимание — к положительным преобразованиям личности человека и прекращению задержки развития. Сторонников коротких курсов психотерапии, похоже, не пугает опыт, который имели многие психотерапевты: внезапный и эмоционально насыщенный инсайт, достигнутый в интервью одного пациента, вызывал значительные изменения, но все они исчезали в течение следующей недели.

Слишком просто смеяться над отсутствием согласия, противоречиями и конфликтами в мире аналитической теории, однако, как бы ни было правомерно критиковать эти школы, не существует никакого альтернативного подхода, способного эффективно помочь растущему количеству людей, нуждающихся в этом. Исследования эффективности аналитической психотерапии, при которых используется методология обычных медицинских исследований, слишком часто оказываются безуспешными для того, чтобы по их результатам судить о том, стоит ли использовать методы, основанные на анализе, для лечения психологических и психосоматических заболеваний.

Однако в то же время опыт как врачей, так и пациентов не позволяет отказаться от применения этих методов: невозможно игнорировать сведения об улучшениях состояния многих пациентов, произошедших после прохождения подобного лечения. Большинство последних исследований, при проведении которых, к счастью, была изменена методология, показывает, что аналитические методы действительно эффективны, правда, в отношении лишь части пациентов. Однако такое уточнение не дает оснований отказываться от данных методов.

Этот предмет и эти техники не должны исчезнуть, и они будут продолжать свое существование. Множество школ, на которые раскололась теория психоанализа, ищут способ достижения более полного и обоснованного понимания личности человека — как находящегося в здоровом состоянии, так и страдающего определенной болезнью — и пытаются найти более эффективные способы лечения. Следующие три главы написаны с учетом вышесказанного и с уверенностью в том, что техника гипноза способна сделать значительный вклад в любой из аналитических способов терапии. Для полного понимания процессов и теорий, изложенных в этих главах, необходимо в полной мере ознакомиться с теоретическими понятиями и определиться с терминологией. Техника гипноза может использоваться (и действительно используется) в сочетании с любой формой психотерапии. Многие авторы, начиная с Митчелла (Mitchell, 1914), утверждали, что полный отказ Фрейда от классического гипноза ознаменовал его переход от попыток использования методов, изучаемых им в Салпетриер, к применению гипноза в том виде, в котором мы знаем его сегодня — в виде свободных ассоциаций. Особенности гипнотического состояния можно увидеть, наблюдая поведение человека, подвергаемого анализу с использованием свободных ассоциаций. В той же степени они могут наблюдаться у пациентов, проходящих курс другого вида динамической психотерапии. Особенно это относится к тем методам, прямой целью которых является прорыв через эго-защиту и получение доступа к материалу, содержащемуся в подсознании.

Однако принципы техники гипноза не связаны ни с одним из теоретических направлений. Можно рекомендовать использование гипноза в инсайт-ориентированной психотерапии, причем не выбирая определенной концепции, а просто основываясь на вере в то, что с ее помощью можно добиться выздоровления, то есть восстановления потерянных, или “подавленных”, воспоминаний, особенно о каких-то событиях, вызвавших травму. Хартленд (Hartland, 1971) настойчиво призывает к использованию “вскрывающих методов”, не давая при этом указаний, что следует делать со “вскрытым материалом”.

Согласно мнению авторов данной книги, такой подход был непрофессиональным и не имел никакой терапевтической ценности. После использования “обнажающих” методов, то есть получения доступа к подавляемому материалу, необходимо провести терапевтическую работу, направленную на разрешение конфликтов и аффекта, в первую очередь приводящих к репрессии. Таким образом, мы намерены предложить обычную технику, требующую для своего использования настолько минимальной теоретической базы, насколько это вообще возможно.

Фактически при использовании любой формы психотерапии, берущей свое начало из аналитической теории, избавление от ранее недоступных (то есть подавленных) мыслей, чувств, импульсов и воспоминаний является не просто важным, а ключевым моментом для терапевтического процесса. Это избавление рассматривается как своего рода прелюдия к дальнейшей работе. Понимание, этот “серый кардинал” анализа и аналитической психотерапии, обычно не приходит просто как результат преодоления барьера подавления и возвращения к сознательным воспоминаниям, импульсам и ощущениям, но достигается путем “проработки” материала, который таким образом восстанавливается. В большинстве методов делается значительный упор на интеграцию недавно восстановленного материала с общей осведомленностью человека — в том случае, если ожидается, что однажды достигнутое понимание приведет к значительным и продолжительным переменам.

Понимание процесса и последующее озарение должны основываться на модели личности и психопатологии, и следующая фундаментальная модель строится с таким расчетом, чтобы иметь достаточно много общего с наиболее распространенными и используемыми на практике теориями. Тогда ее можно будет соотнести с теми моделями, которые применяют большинство врачей, и тем самым помочь читателю, у которого уже есть какие-то теоретические и практические представления о предмете, усвоить описываемый нами метод.

Основное предположение следует из того, что люди рождаются с различиями, в большой степени влияющими на их последующее развитие. Один автор (имя его, к сожалению, неизвестно) для описания множества конституциональных факторов (выделить один из них часто бывает невозможно), предположительно определяющих те качества человека, которые нельзя считать приобретенными в течение жизни, использовал словосочетание “конституциональный зонтик”. Предположим, что индивидуальные отличительные черты, присущие новорожденному, такие как реакция на воздействие, чувствительность к стимуляции, пассивность и флегматичность или же активность и деятельность, по большей части обусловлены врожденными, конституциональными и малоизученными факторами. Эти врожденные различия, должно быть, являются следствием физиологических различий, которые в некоторых случаях, по-видимому, детерминированы генетически. Таким образом, мы рождаемся со значительными различиями в темпераменте.

Эти различия включают в себя, в том числе, направление, силу и валентность реакции младенцев. Наблюдения за новорожденными, а также за младенцами первых недель и месяцев жизни показали, что, начиная с рождения, дети различаются по направлению аффективной реакции, валентности и силе реакции. Некоторые младенцы реагируют на стимуляцию позитивно: они внимательны, проявляют очевидный интерес и удовольствие, в то время как другие, определенно ничем не отличающиеся от своих ровесников, боятся, проявляют неудовольствие и стараются избежать воздействия. По этим критериям мы определяем термин “валентность”.

По-видимому, характер реакции на внешние раздражители является врожденным (по крайней мере, частично), и если это так, то последующие реакции будут в какой-то мере заранее установлены. Например, если следовать этому утверждению, ребенок, врожденной моделью реакции которого являются страх и попытки избежать воздействия, будет реагировать на эмоционально нейтральные факторы так, будто они эмоционально негативны, то есть воспринимать их как эго-дистонические или дисфорические. Подобная реакция может наблюдаться (и часто наблюдается при аналитической терапии) на факторы, которые постороннему наблюдателю покажутся позитивными, снимающими стресс, способствующими удовлетворению и даже приятными.

Для иллюстрации этого утверждения позвольте привести пример с грудными детьми. Иногда встречаются случаи, когда процесс кормления, который по своей природе должен быть приятен младенцу, по целому ряду причин является для него абсолютно дисфоричным. Самой простой причиной могут служить трещины соска или другие состояния, которые вызывают болезненные ощущения при кормлении у матери и могут передаться ребенку. Он быстро утомляется, расстраивается и злится или же становится пассивным, необщительным и несчастным.

Если у матери нет какой-либо физической патологии, но она равнодушно или негативно относится к кормлению или к самому ребенку (по любой из причин: из-за имеющейся у нее психопатологии, ситуации, в которой произошло зачатие, ощущений при родах, жизненных обстоятельств на данный момент и т. д.), то это может вызвать заметные негативные реакции у ребенка, интенсивность которых, в свою очередь, зависит от особенностей его темперамента.

Реакции ребенка вызывают реакции со стороны матери, и в таком случае негативные отношения матери и ребенка все более усугубляются. Следует отметить, что особенности темперамента ребенка, личные качества матери, ее ожидания, потребности, эмоциональные ресурсы и аффективная обстановка, в которой проходит этот ранний этап взаимодействия, сплетаются в сложную сеть. Например, ребенок, обладающий темпераментом интроверта и негативной реактивной валентностью, но вскармливаемый матерью, позитивно относящейся к своему материнству и растящей ребенка в теплой и безопасной обстановке, будет развиваться совсем иначе, нежели ребенок с таким же темпераментом, но которого мать не желала, пережила травматичные роды и сама не получала достаточной поддержки и воспитания. Точно так же ребенок с экстровертным темпераментом и позитивными реакциями, воспитываемый негативно к нему относящейся или равнодушной матерью, будет развиваться совсем по-другому, нежели ребенок, находящийся в такой же ситуации, но обладающий менее открытым характером или меньшим порогом устойчивости к стрессу.

Таким образом, основные черты, присущие данному темпераменту, развиваются и меняются под воздействием самых ранних переживаний ребенка, имеющих наибольшее аффективное воздействие из-за того, что они связаны с осуществлением основных потребностей или с ощущением удовольствия и боли. Этот процесс всегда является интерактивным, и ребенок в нем выступает как в роли действующего фактора, так и в роли акцептора. Последнее особенно важно, поскольку формирование ответных реакций имеет большое значение для развития самовосприятия ребенка.

Результатом этих ранних событий являются три принципиальных момента. Во-первых, они регулируют развитие отношений матери и ребенка (что служит основной моделью будущих отношений, а также сильно влияет на раннее развитие ребенка). Во-вторых, они влияют на развитие и выражение аффективной реактивности ребенка. В-третьих, при их участии закладываются самовосприятие ребенка, особенно его восприятие себя и других людей как части внешнего мира, а также его опыт и стремление познавать мир или избегать его.

Этот процесс можно изучать с помощью трех основных методов: наблюдая матерей с детьми (что используется при подготовке психоаналитиков, но, к сожалению, не всегда при подготовке других специалистов); беседуя с матерями (чаще всего такую возможность имеют врачи, работающие с детьми), и (скорее, косвенно) посредством аналитической терапии.

Самые первые теории, касающиеся раннего развития личности, возникли из анализа поведения взрослых людей. Время от времени предлагалось такое положение, что не следует считать эти теории универсальными в применении, поскольку объектом наблюдений, на которых они основывались, были взрослые, подвергавшиеся анализу, а значит, страдавшие невротическими расстройствами люди. Однако после проведения исследований здоровых детей эти теории были подтверждены.

Таким образом, ранние события создают ряд детерминант для последующего развития личности:

1. Ментальная или когнитивная установка: структура сильно влияет, а возможно, даже и определяет полностью когнитивную формулировку или интерпретацию, которую человек применяет в дальнейшей жизни.

2. Внутреннее эмоциональное состояние, или настроение, а следовательно, континуум субъективной окраски.

3. Шаблон для будущих реакций, формирующий модель для автоматического ответа на события, происходящие вокруг (то, что Берн и последователи школы транзактного анализа назвали “трансакцией”).

Многие авторы говорили об очевидности того факта, что даже более ранние события, например рождение человека, имеют неменьшее значение. Было выдвинуто утверждение, что воспоминания о собственном рождении, вызванные путем возвращения назад во времени погруженных в гипноз пациентов, сопровождаются когнитивным, аффективным и относительным пониманием, что подтверждается смягчением невротических или каких-либо других нарушений адаптации у взрослых пациентов.

Например, на 9-м международном конгрессе гипноза и психосоматической медицины Международного общества гипноза была показана видеозапись лечебной беседы с молодой женщиной, страдавшей от депрессии и очень низкой самооценки. После индукции и погружения ее попросили вспомнить в обратном порядке все случаи, когда она испытывала подобные ощущения, и идти все дальше назад, до того момента, когда она впервые почувствовала такое настроение.

Некоторое время спустя она стала описывать сильное и все увеличивающееся чувство тесноты, удушья и достаточно сильной боли. Она стала корчиться на своем стуле, закрываясь руками и тяжело дыша. Внезапно она как будто обмякла и стала дрожать, говоря, что ей ужасно холодно. Затем она заплакала и сказала, что чувствует себя брошенной, никому не нужной и никем не любимой. Врач задал ей несколько вопросов, из ответов на которые стало ясно: она испытывала то, что было при ее рождении.

После разъяснительных внушений состояние пациентки улучшилось. Сеанс был прерван и обсужден с пациенткой. Выяснилось, что мать пациентки не желала рождения ребенка, так как на тот момент она не была замужем и некому было поддержать ее (отец ребенка бросил ее вскоре после того, как она рассказала ему о своей беременности). После сеанса стало ясно, что ребенок чувствовал тревогу, злость, отвращение и прочее негативное воздействие матери по отношению к себе во время и непосредственно после родов.

По-видимому, этот аффективный настрой был причиной формирования соответствующей основы для ее восприятия окружающего мира и самовосприятия. Это позволяет предполагать, что она винила себя за страдания и общее негативное воздействие, которое испытала при рождении, и это чувство вины осталось и определяло ее последующее развитие. Терапевтическое вмешательство было сделано таким образом, чтобы дать ей возможность заново оценить эти события, по-новому истолковать свое происхождение, значение и направление аффекта и таким образом изменить самовосприятие. Этот сеанс был весьма сильной движущей силой для пациентки. Произошел весьма заметный катарсис, или аффективная разрядка, и врач отметил, что, судя по следующим беседам, значительные перемены в настроении пациентки, ее общем умственном состоянии и поведении продолжали происходить и укреплялись.

Можно, однако, возразить, что материал, “всплывающий” во время подобных сеансов, особенно если он относится к доречевому периоду жизни пациента, скорее следует назвать фантазиями, а не воспоминаниями. Как Фрейд не был уверен на протяжении некоторого времени, являются ли рассказы его пациентов о сексуальных домогательствах их отцов правдой, так и мы не уверены в достоверности таких повторных переживаний рождения. Конечно, можно проводить соответствующие исследования, но ответ в общем-то не так уж важен для использования этого метода с лечебной целью. Независимо от того, реальны ли факты, лежащие в основе сеансов, они действуют на пациента подобно убедительным метафорам, благодаря которым он мгновенно воспринимает и понимает одну важную истину: чувства вины, никчемности, ненужности и злости появляются вне человека и лишь со временем становятся его частью.

Основным во всех терапевтических моделях, базирующихся на анализе, является то, что особо важный опыт, краткий и травматичный, повторяющийся или продолжительный и вызывающий боль, подавляется, делается недоступным для сознания, и подавленные “комплексы” (сложные сочетания познания и аффекта) оказывают решающее воздействие на настроение, поведение, восприятие и отношения в течении взрослой жизни. Результатом патологических, то есть мальадаптивных, аффектов может быть появление и закрепление невротических симптомов. Считается, что эти симптомы обусловлены наличием более чем одного комплекса, хотя на самом деле они могут быть вызваны единичным травматическим опытом.

Следующим основным понятием в аналитической терапии является то, что выздоровление, или раскрытие (как написано в некоторых работах по гипнотерапии), после таких травмирующих событий и восстановление этих событий в сознании является средством, с помощью которого симптомы можно снять полностью или частично.

Известно, что у пациентов, которых Фрейд пробовал вылечить этим методом, случались рецидивы или возникала альтернативная симптоматика, и это привело к тому, что Фрейд отказался от гипнотических методов. Восстановление причинной травмы в сознании, а также абреакция, часто сопровождающая этот процесс, действительно могут иметь большой лечебный эффект. Однако само по себе это не способно распутать разнообразную и сложную последовательность многих лет взаимодействий, отношений и развития самовосприятия, произошедших с момента травматичного события и его репрессии. Сложное последствие такой травмы вряд ли исчезнет в один момент, и в клинической практике очень редко встречаются случаи такого мгновенного лечения, за исключением абсолютно непостижимых и имеющих кратковременный эффект случаев.

Фрейд искал наиболее сложные и глубокие пути достижения “понимания”, включавшие в себя как аффективное, так и когнитивное познание внутрипсихических ассоциаций — самую важную процедуру, имеющую наиболее глубокий эффект и таким образом создающую наиболее долговременные изменения в психической организации. Считается, что понимание — это не просто восстановление подавленного материала (памяти, аффекта и т. д.), но, что еще важнее, осознание внутренних отношений между ранее подавленным материалом, патологическим процессом, возникающими симптомами и всей личностью в целом. Это понимание должно быть более чем просто когнитивным: в практике любого врача обычным делом является выражение пациентом ясной интеллектуальной формулировки проблемы и ее этиологии, но безо всякого аффективного компонента. Таким образом, наблюдается недостаток воздействия на общее состояние пациента или симптоматику и отсутствует всякий эффект.

Конечно, это можно предсказать исходя из аксиомы, гласящей, что значимое влияние на функционирование или развитие человека имеет лишь эмоционально сильное переживание (если использовать терминологию бихевиористов, это может быть интерпретировано как случайные подкрепления). Следовательно, для того чтобы изменить или элиминировать имеющийся стереотип, альтернативный или противоположный ему должен иметь, по крайней мере, ту же силу воздействия. Если модель практикуется в течение ряда лет и таким образом по своей природе через какое-то время дает повторное подкрепление, то эмоциональная сила, с которой пациент испытывает повторное познавание и, следовательно, реинтерпретацию, должна быть намного больше, в частности больше, чем аффективная сила первоначального переживания.

Таким образом, для того чтобы виды терапии, направленные на модификацию личности, устранение симптомов и введение адаптивных моделей поведения вместо мальадаптивных (как закрытых, или интрапсихических, так и открытых, или межличностных) и основанные на достижении понимания, были эффективны, требуется “эмоционально заряженная” обстановка. Такую обстановку обеспечивает привязанность пациента к врачу, главной и особенно мощной частью которой является трансферентность. Классический процесс, имеющий важную роль в психоанализе, — “анализ трансферентности” — это средство, с помощью которого основные типичные модели реакций, ощущений, восприятия и отношений пациента (особенно со значимыми для него людьми в период становления личности) вызываются, развиваются и поддерживаются на фоне взаимоотношений с врачом, а затем на них сосредоточивается внимание при поиске понимания. Этот процесс является очень важным и действенным; именно он проходит в условиях очень плотных межличностных отношений и, следовательно, позволяет пациенту достигнуть первоначальной непосредственности и интенсивности ощущений.

С этой позиции термин “подсознательное” следует подвергнуть исследованию. Значение слова подразумевает, что содержимое этой части человеческого разума не вполне поддается сознанию. Таким образом, это значение оказывается совершенно несостоятельным, хотя и может показаться логичным. Спорным является вопрос о том, всегда ли термин “подсознательное” использовался таким образом, поскольку он мог обозначать то, что содержимое этой части разума недоступно некоторым другим его частям.

Например, эксперименты по изучению подсознательного восприятия показали, что сигналы и даже сложные сообщения влияли на поведение людей, которые совершенно честно утверждали, что не воспринимали никаких сигналов (Dixon, 1981). Это является свидетельством того, что восприятие и понимание этих сигналов имели место, но на другом уровне сознания. Беарс (Beahrs, 1982) предлагает другую модель и концепцию нескольких раздельных “линий сознания”, имеющихся у одного человека. Кроме того, он предполагает, что одна или несколько этих линий “знают” о существовании других, но центральное сознание человека (Фрейд обозначил его термином “Эго”) “не знает” об этом, а соответственно и о содержимом этих “подсознательных” частей ума. Блисс (Bliss, 1986) выдвинул гипотезу о том, что механизм самогипнотической диссоциации разбивает сознание на одинаковые отдельные “линии”, но без односторонней связи, которая, по мнению Беарса, необходима для объяснения поведения человека и его патологии.

Роль влияния подсознательных предположений, мнений и позиций хорошо показывает банальный опыт, когда несколько наблюдателей описывают обычное событие совершенно по-разному. Соответствующий эксперимент был показан по телевидению компанией ВВС. Перед зрителями, находившимися в студии, была разыграна небольшая пьеса, после чего зрителям были заданы вопросы. Интересно, что все они расходились во мнении по поводу количества актеров, их половой принадлежности и цвета кожи, действий, которые те совершали, и, что наиболее важно, кто кому что сделал. В момент кульминации в пьесе был показан акт насилия, и некоторые из зрителей были абсолютно уверены, что агрессором был белый, а жертвой — черный, в то время как остальные были точно также уверены в обратном. Когда все присутствовавшие рассказали о своем восприятии пьесы, была показана ее видеозапись. При финальном обсуждении стало ясно, что все зрители, находившиеся в студии (и, без сомнения, большинство смотревших эту передачу по телевизору), посчитали видеозапись, показанную им после пьесы, фальсифицированной.

Обычно говорят, что мы видим и слышим то, что ожидаем увидеть или услышать. Точнее говоря, можно утверждать, что информация, которую мы получаем с помощью органов зрения и слуха, доходит до нас с упущениями, добавлениями и искажениями, и эта обработка происходит вне досягаемости нашего центрального сознания, или Эго. Более того, то, что мы делаем (выражается ли это нашим поведением или присутствует только в мыслях и чувствах), точно также формируется в ходе процесса, о котором мы не имеем представления.

В ходе этой обработки появляется множество возможностей для возникновения мальадаптации. Это можно увидеть при любом взаимодействии людей: в отношениях между отдельными индивидами, группами, организациями и даже целыми нациями. Более ясно и точно это видно на примере пациентов. Таким образом, мы рассматриваем психотерапию как процесс, посредством которого пациент становится способным к восприятию окружающего с большей направленностью и меньшим искажением. Он начинает воспринимать свои психические процессы, в меньшей степени подвергая их “цензуре”, и, кроме того, более ясно осознавать собственную “редакционную обработку” информации.

Это не более чем поверхностно подведенный итог важных элементов, общих для большинства видов динамической и инсайт-ориентированной терапии, и очевидно, что его не стоит рассматривать как своего рода исчерпывающее описание. Можно предвидеть, что последователи любой отдельной школы отвергнут предложенную здесь информацию, так как мы пытались найти общее для многих спорных определений, а в результате, вероятно, наступили на мозоль всем.

Однако мы постараемся подвести итог теоретической основы психодинамических лечебных методов, которые будут описаны в следующих главах. Следует помнить, что они применяются при лечении “активных” невротических процессов, а не “пустых привычек”, описанных в нашей книге, в частности в главах 6 и 11.

1. Как адаптивные, так и мальадаптивные особенности и модели поведения человека возникают в результате его собственного жизненного опыта.

2. Восприятие, или субъективная интерпретация, этого опыта формируется под влиянием темперамента человека или его первичной предрасположенности. По мере продолжения жизни недавние переживания и их влияние на человека оказывают детерминирующий эффект на последующие переживания, результатом чего является кумулятивный эффект, влияющий на формирование “установки” восприятия.

3. Степень влияния переживания на развитие человека зависит от эмоциональной силы этого переживания: интенсивности воздействия или же частоты и повторяемости одного и того же или сходных переживаний.

4. Мальадаптивным моделям, также как и адаптивным, свойственно самоподкрепление. То есть модель (симптомы нервного расстройства или же полезный для общества навык), которая однажды сформировалась, вызывает ответ со стороны других людей, что служит случайным подкреплением. Например, мальадаптивные модели между пациентом и окружающими, такие как депрессивные и “самокарательные”— разочарование, ощущение одиночества, — будут осуществляться за счет ответной реакции людей на поведение пациента или восприниматься им как таковые, даже в том случае, если действия окружающих производятся с самыми хорошими намерениями. А. Милн в своей сказке “Винни-Пух и все, все, все...” наделил подобными качествами ослика Иа.

5. Чаще всего переживания, дающие начало как адаптивным, так и мальадаптивным моделям, становятся недоступными центральному сознанию человека. Многие важные переживания происходят в доречевой фазе развития и, следовательно, не могут быть сформулированы и выражены в словесной форме. Вдобавок многим из них свойствен эго-дистонический или дисфорический аффект, который приводит к репрессии. Эти размышления отчасти справедливы в отношении самых ранних адаптивных процессов и состояний невроза.

6. Для достижения устойчивых изменений в случае утвердившейся и самоподкрепляющейся модели нужно восстановить в сознании подавленные воспоминания о причинном переживании, причем они должны включать соответствующий аффект. Это может быть достигнуто в ходе эмоционально насыщенных отношений, которые содержат в себе перенос, то есть эти терапевтические отношения могут быть средством, с помощью которого сформированный опыт вновь переживается в процессе лечения.

7. Техника гипноза может быть использована для облегчения доступа к материалам и процессам, обычно недоступным Эго индивида, поскольку она обеспечивает прохождение мимо защитных механизмов Эго, таких как подавление, смещение, реформирование, интерпретация и рационализация.

Мы надеемся, что эта формулировка будет принята как определение, на основании которого легче понять лечебные методики (о них речь пойдет в следующих главах), даже если это и не является адекватным и минимально приемлемым изложением психоаналитических методов лечения.

Глава 15. Методы вскрытия.

Общеизвестно, что людям свойственно забывать как отдельные детали, так и эпизоды из своей жизни. Непосредственная связь пациентов с забытыми (вытесненными) эпизодами придает этим эпизодам значимость. Иногда это очевидно самому пациенту: он убежден в том, что в определенное время и в определенной обстановке произошло какое-то значимое событие, и тем не менее он не в состоянии извлечь его из памяти. Но чаще психотерапевт в процессе наблюдения за пациентом приходит к выводу, что существенный в данном вопросе материал закрыт доступу в сознание пациента (вытеснен) и что извлечение этого материала, то есть перевод его в сознание, будет способствовать продвижению в лечении.

В ряде случаев — с самого начала или на ранней стадии лечения — становится ясно, что отрезок переживаний, который оставался подавленным, является основой для понимания теперешнего состояния пациента. При исследовании анамнеза может выясниться, что фобии, особенно монофобии, были вызваны и отражают одно наиболее значимое переживание, чаще все же находящееся в контексте общего ощущения тревоги и опасности. В таких случаях данный симптом можно рассматривать как новое развитие первоначального переживания в скрытой или замещенной форме.

Так, например, одна женщина, которая была направлена на лечение по поводу резистентной к лечению и прогрессирующей агорафобии, во всех остальных отношениях представляла собой полноценного человека, сумевшего себя реализовать. Она была счастлива в браке, имела двоих детей, тоже хорошо устроенных в жизни, и совершенно внезапно она начала испытывать сильные приступы паники вне дома, в частности на работе и в магазине. Первоначально такие случаи имели место, только когда с ней рядом никого не было, но по мере возрастания их частоты и тяжести проявления они начали происходить и тогда, когда ее сопровождал муж. На момент обращения к врачу она фактически была привязана к дому, хотя и могла выдержать поездку в машине с мужем.

В прошлом ни приступов беспокойства, ни других психопатологий у нее не наблюдалось, хотя, по ее собственным словам, она была в какой-то степени застенчивым человеком. Пациентка хорошо поддавалась гипнозу и быстро научилась использовать самовнушение для ослабления приступов беспокойства, ставших к тому времени хроническими. Она стала эффективно применять его для возвращения в нормальное психическое состояние. За три недели она обрела утраченные ранее способности: смогла ходить по магазинам в сопровождении мужа и самостоятельно прогуливаться недалеко от дома.

Применяя программу симптоматического управления, мы в то же время беседовали с ней о ее прошлом. Первые годы ее детства прошли счастливо, но развод родителей, случившийся, когда ей было шесть лет, в определенном смысле изменил ее жизнь, и в ее рассказе о последующих годах присутствовал оттенок опасения и общей тревожности, хотя с виду никаких симптомов у нее не проявилось и никакими заметными физическими или умственными недостатками она не страдала, то есть казалось, что признаки очевидной психопатологии отсутствуют. Ни пациентка, ни психотерапевт не ожидали ничего конкретного, когда договорились провести исследование под гипнозом, с тем чтобы выяснить, имеется ли причинно-значимая связь между темами, ситуациями или событиями из прошлого и существующей проблемой. При этом использовался метод возрастной регрессии и аффективного моста (подробности данного процесса описываются ниже).

Через некоторое время пациентка сказала, что чувствует, будто ей шесть лет, и видит, как она идет в школу. Было довольно темно, шел дождь, а потом началась гроза. С этого момента волнение стало усиливаться, и она начала вести себя как испуганный ребенок. Тогда пациентку успокоили, попросили вернуться в настоящее и вывели из транса, заставив ее с помощью внушения забыть тревогу и страх.

Уже вернувшись в нормальное состояние и обсуждая это переживание, пациентка осознала, что может вспомнить события того времени, которые ранее были недоступными. Переживания, испытанные ею во время грозы, происходили на фоне тревоги за родителей, за себя, за родной дом и явились причиной сильного страха. Она с уверенностью сказала, что воспоминания об этом случае и его контекст раньше были полностью ей недоступны, но переживания, которые она испытала во время гипноза, оказались настолько истинными, что она убеждена в том, что узнала этот случай. Испытанные ею чувства соответствовали чувствам, возникавшим тогда, когда ее охватывала паника при выходе из дома. На следующей неделе она сообщила, что смогла самостоятельно сходить в магазин и купить продукты для семьи: она ощущала беспокойство и определенную напряженность, но никакой паники не испытывала.

Лечение было прекращено после одного из последующих сеансов, на котором проводилось эго-усиление и обсуждался тот факт, что пациентке потребуется какое-то время на то, чтобы привыкнуть ко вновь обретенной свободе. Основным чувством, которое она испытывала, была гордость за свои достижения. Дополнительный сеанс, состоявшийся годом позже, показал, что улучшение состояния сохранилось и что повысившиеся уверенность и самооценка позволили ей поступить на должность управляющего агентства по персоналу — без какой-либо тревоги, а, наоборот, с невероятной уверенностью в себе и удовольствием от выполняемой работы.

Иногда в ходе наблюдения становится очевидным, что какая-то область переживаний пациента была бессознательно отредактирована: некоторые аспекты или участки памяти оказались избирательно подавленными, а место, контекст или время этого пробела в сознании могут быть с достаточной уверенностью установлены пациентом. В этом случае представляется возможным использовать возрастную регрессию, при помощи которой можно возвратиться к установленному времени, и/или месту, или к конкретной ситуации, которая является центральным событием вытесненного участка памяти.

В прошлом пациента может также всплыть сюжет, который станет очевидным подтверждением того, что отрицание им стресса или ощущений дискомфорта, связанных с событием, ситуацией или личными взаимоотношениями, является результатом выборочного подавления: то есть обстоятельства доступны, а аффект — нет. Или же, наоборот, очевидный или сознательно вспоминаемый аффект, ассоциирующийся с событием, может оказаться явно неуместным и несовместимым с общей формулировкой и гипотезой, разрабатываемыми в течение всего курса терапии. И снова возрастная регрессия с опознанной “целью”, представляющей собой предполагаемое событие или ситуацию, может обнаружить подавленный аффект. Считается, что сочетание этого события с соответствующим содержанием даст возможность пациенту быстрее приспособиться к произошедшей перемене и изменить отношение к самому себе, и в особенности понимание своего состояния и происходящих процессов.

Вышесказанное может быть проиллюстрировано следующим примером. Мужчина в возрасте 30 с небольшим лет после ряда попыток самоубийства, едва не закончившихся плачевно, обратился к помощи психотерапевта. Лечение антидепрессантами не имело никакого или практически никакого эффекта. Он пребывал в состоянии депрессии, раздражался по любому поводу, а в своем первом интервью беспрестанно выражал презрение к собственной персоне и ненависть по отношению ко всему, что его окружало. Он произносил пространные тирады, обвиняя мир, в котором преобладают жестокость и несправедливость, подтверждением чему служат каждодневные телевизионные “Новости”. Он не хотел быть частью этого мира. В то же время он с глубоким презрением отзывался о самом себе, называя себя неудачником. На самом же деле он был весьма уважаемым человеком, преуспевающим представителем интеллигенции: не так давно вышел его роман, ставший бестселлером, а следующий роман, хотя и оставшийся незавершенным, продавался в разных странах, и уже нашлись люди, добивавшиеся прав на экранизацию этой книги. Он состоял в достаточно крепком браке и был любящим отцом двоих детей.

Из его рассказа о прошлом выяснилось, что в младенчестве он был усыновлен. Он утверждал, что его проблемы с этим фактом никак не связаны, так как он полностью принял свое усыновление и считал приемных родителей родными. Он совсем не осознавал, что в его отношении к родителям и во взаимоотношениях с ними присутствовала значительная и хорошо скрытая амбивалентность. Точно так же он не осознавал амбивалентности своих отношений с женой. Его удовлетворенность своим положением усыновленного человека звучала фальшиво.

Несмотря на то, что исследовательская терапия в указанных направлениях не производила на него никакого воздействия, он согласился с тем, что использование гипноза могло бы способствовать поиску глубинных причин испытываемого им чувства неадекватности и депрессии. Мы использовали аффективный мост и начали с самого последнего события, произошедшего в профессиональной обстановке, во время которого чувство неадекватности переполнило его.

В ответ на указание вернуться к тому моменту, когда он впервые испытал это чувство, беспокойство пациента стало нарастать, а затем он сказал, что видит себя сидящим на детском стульчике (ему нет и двух лет) и рядом с ним стоит его мать. Он описал, как подошла какая-то женщина и начала им восхищаться. Мать сказала ей, что его усыновили, после чего эта женщина просто развернулась и ушла. В этот момент пациент расплакался и еще достаточно долго продолжал рыдать.

Выйдя из состояния гипноза, пациент выглядел сильно потрясенным и подавленным. Он сказал, что теперь осознает: этот эмоциональный пласт ранее был ему абсолютно незнаком, но сейчас он уже чувствует, что узнает его. В ходе дальнейших интервью мы убедились в том, что аффект в целом, и в особенности негативный аффект, стали ему намного доступнее, а взаимоотношения с окружающими теперь воспринимались им гораздо отчетливее. После описанного сеанса мы провели еще восемь сеансов, и лечение было завершено. Дополнительные сеансы, проводимые в течение последующих пяти лет, показали, что улучшение состояния закрепилось. У него больше не было депрессий, и ничто не подталкивало его даже к мысли о самоубийстве. В профессиональном плане все продвигалось хорошо, и книга, над которой он работал, была завершена. Она стала бестселлером, так же как и следующая книга, — и он считал, что все в его жизни хорошо.

Такие яркие случаи с последующим исчезновением симптома, несомненно, очень интересны. Чаще, однако, насколько бы полным ни было восстановление памяти в результате гипноза, многое остается незавершенным. Снятие вытеснения пусть даже центрального событий и обретение способности понимать происходящие события совсем не означают, что в личностной организации произойдет настолько серьезный сдвиг, что это позволит успешно завершить лечение. Как правило, еще многое предстоит сделать: соединить в одно целое восстановленные воспоминания, исследовать их скрытый смысл, сопоставить с настоящим, добавляя все новые догадки и открытия, и провести дополнительную работу с восстановленными воспоминаниями и связанным с ними аффектом.

Относительно редко случается так, что один травматический случай был настолько сильным, что снятия с него вытеснения будет достаточно для того, чтобы в жизни пациента произошли значительные изменения. Чаще в состоянии невроза подавленные воспоминания, импульсы и аффект в меньшей степени прямо каузальные: это состояние относительно редко является продуктом одного или даже нескольких повторяющихся травматических случаев. И, тем не менее, общим для всех видов психодинамической терапии является поиск подавленного материала. Как правило, восстановление этого материала может привести к гештальт-озарению, которое значительно изменяет систему функционирования личности.

К одному из авторов обратилась 28-летняя женщина. Она была высокопрофессиональной медсестрой, успешно продвигавшейся по служебной лестнице, и выглядела позитивно настроенным, привлекательным и общительным человеком. Женщина объяснила, что за помощью ее заставило обратиться следующее: она влюбилась и хотела выйти замуж, но не могла сделать этого в силу определенных обстоятельств. Она жила очень полной сексуальной жизнью, но в период зрелости убедилась в том, что сексуальные отношения с любимым мужчиной вызывали у нее отвращение. Она могла поддерживать сексуальную связь лишь с теми мужчинами, к которым она не испытывала эмоциональной привязанности, что, естественно, являлось для нее неразрешимой проблемой. В ходе аналитической терапии она рассказала о своем детстве, омраченном враждебными отношениями родителей, кульминацией чего явился развод, который произошел, когда она была подростком. Как выяснилось, основной причиной развода был неприкрытый и возрастающий сексуальный интерес, проявляемый отцом по отношению к пациентке и ее сестре, которая была на год младше. В течение нескольких последующих лет мать требовала, чтобы пациентка каждую неделю посещала отца и забирала у него алименты, которые он должен был выплачивать по решению суда. Во время этих визитов, вызывавших в пациентке удовольствие и одновременно страх, отец заставлял ее убираться в квартире, в том числе и застилать постель, и у него вошло в привычку весьма провокационно дразнить ее во время этой процедуры.

Даже по прошествии десяти лет она отчетливо помнила, что к чувствам волнения, эротического возбуждения и гордости, с одной стороны, примешивались страх, отвращение и неприязнь — с другой. Ей было стыдно, что, несмотря на явное осознание характера этих взаимоотношений, она была не в состоянии, даже повзрослев, ни положить конец этим визитам, хотя теперь они стали происходить не так часто, ни изменить сценарий, по которому они проходили. И все же казалось невозможным сознательно оценить связь между описанной моделью взаимоотношений и имеющейся проблемой. Как ни странно, ничто в переносе не отражало этой амбивалентности: в ходе терапии в поведении пациентки не проявлялось ни вызывающих эротических провокаций, ни тревожности и отвращения.

Тем не менее, нам удалось исследовать и вывести на поверхность чувства, которые она испытывала гораздо полнее в состоянии гипноза. Еще раз вспоминая, как однажды, еще подростком, она пришла в квартиру к отцу, пациентка неожиданно “перескочила”, причем без какого-либо внушения, которое могло бы вызвать эту реакцию, на событие, случившееся несколькими днями ранее, когда с ней в постели был ее жених, и она почувствовала сильное отвращение к его ласкам. В конце концов, связь была установлена. Пациентка могла отчетливее, чем это было до эксперимента, вспомнить сопровождавшие инцест амбивалентность и ощущение тревожности, которые сформировали ее сексуальное поведение. Начиная лечение, мы договорились провести 20 интервью, а описанный сеанс был 14-м. По истечении срока контракта пациентка с нетерпением и безо всякой тревоги стала ожидать приближающуюся свадьбу, хотя, по ее словам, ей еще не представился случай подвергнуть испытанию вновь обретенную свободу.

Отвлекаясь от серьезности темы, можно предположить, что некоторый элемент переноса, с успехом скрывавшийся в ходе лечения, обнаружился через два года, когда от пациентки, которая вскоре после окончания лечения вышла замуж, пришло сообщение о рождении ребенка. На открытке было написано: “Все это благодаря Вам”.

В других случаях можно прийти к формулировке, которая основывается на следующей концепции: один или целый ряд подобных травматических случаев могут выработать “условный рефлекс”, который будет проявляться в несколько обобщенном виде. Так образуется неадекватная модель, которая, в свою очередь, порождает возникновение и расширение области неадекватных элементов, кульминацией чего является появление состояния, при котором требуется оказание помощи. Например, если ребенок испытал на себе пренебрежительное отношение окружающих или даже физическое насилие, это может привести к появлению у него пассивности и покорности. Он будет принадлежать к “типу жертвы”, вызывая преследования как ровесников, так и взрослых. Такие случаи усугубляют и обобщают внутреннюю модель, что в результате может вылиться в черты хронической депрессии. Злость, испытываемая из-за дурного обращения окружающих, может все в большей степени направляться на себя самого. Зачастую крайне сложно провести границу между злостью, вызванной соответствующими обстоятельствами, то есть естественной злостью, и гневом, который пациент испытывает по отношению к замененному объекту негодования (в данном случае к самому себе) Это происходит из-за чувства вины, появляющегося в результате попыток исследования подлинной причины злости и страха.

Если пациент заново испытает одно или несколько переживаний, которые обычно происходят в контексте взаимоотношений между родителем и ребенком, то это даст возможность психотерапевту “заморозить” это переживание на той стадии, где гнев пациента все еще имеет естественную природу и пока не направлен на самого себя, а затем сосредоточиться на процессе, в результате которого изменился объект гнева. Это, в свою очередь, поможет понять, как развивалась данная модель, а также обнаружить другие детские впечатления и освободить себя от условной реакции покорности, подавленного аффекта и депрессии.

Подводя итог сказанному, мы посоветуем обязательно использовать восстановление переживаний, связанных с нынешним состоянием пациента и в определенной степени обусловивших его, в тех видах терапии, в которых применяются вскрывающие техники и которые направлены на инсайт (озарение). Пациенту, который хорошо поддается внушению, можно предложить гипноз как более быстрый, точный, а иногда и более основательный путь к инсайту. При использовании этого подхода гипнотическая диссоциация позволяет как содержанию, так и аффекту или обоим этим факторам значащих воспоминаний обойти эго-заслоны.

Техники.

В данной книге уже использовались термины “возрастная регрессия” и “аффективный мост”. Первый из них, вероятно, известен читателю в следующем значении: пациент возвращается назад, в прошлое и скорее заново переживает, чем вспоминает, события своей жизни. Этот процесс и некоторые его особенности были описаны в одной из предыдущих глав в той форме, в которой его можно было бы продемонстрировать в экспериментальных или учебных условиях.

При попытке восстановить элементы или полную структуру испытанного ранее значимого переживания, которое было подавлено и стало недоступным для сознания, необходимо направлять внимание на значимый момент времени. В том случае, когда переживание известно и мы хотим обнаружить аффект, наша цель также известна — это первоначальное переживание. В других случаях психотерапевт может установить контекст и даже характер значимого события или периода жизни пациента, во время которого предположительно имело место травматическое переживание, даже если сам пациент этого не осознает. Чаще, однако, поиск происходит, по существу, “вслепую”, и ни пациент, ни врач не знают, когда произошел нужный эпизод, в какой обстановке и в чем он выражался. И далее если психотерапевт в силу своей проницательности четко представляет, что надо искать, ему может не хватить уверенности просто направить пациента к этой цели: не каждый из нас смог бы продемонстрировать такую уверенность.

Аффективный мост представляет собой метод, при помощи которого пациента подводят к обнаружению значимого момента в его прошлом, который явился источником травмы и ее последствий. Гипотеза, лежащая в основе этого метода, состоит в том, что аффект, испытываемый пациентом без видимой на то причины, в совокупности с проявляющимися у него симптомами отражает аффект, относящийся к каузальному, или архетипическому, переживанию. Поскольку имеющийся аффект является результатом отношений между симптомом и его причиной, он используется с тем, чтобы направить пациента, находящегося в состоянии гипноза, к самому отдаленному во временном отношении моменту, в который произошла формирующая или архетипическая травма. Сначала пациента просят восстановить в памяти последний случай, когда симптом был очевиден или проявился с особой силой, и сосредоточиться на испытываемом в этот момент аффекте. Затем он возвращается в более отдаленное прошлое, постоянно держа в памяти восстановленный аффект, до тех пор, пока момент, во время которого аффект проявился впервые, не будет достигнут.

Довольно часто пациент описывает события, о которых у него сохранились хоть какие-то воспоминания и которые, как правило, случились не так давно, а к дальнейшему “продвижению назад” и поиску первого проявления аффекта его необходимо подталкивать. Нередко данный процесс требует неоднократного повторения, так как регрессия происходит поэтапно и может вызывать в памяти многочисленные события и впечатления, прежде чем будет достигнуто самое первое из них.

Применяя возрастную регрессию, несомненно, нужно руководствоваться определенными методами и планом, которые помогут справиться с переживанием, когда оно выйдет на поверхность. Восстановление этого переживания само по себе может быть крайне травматичным или, в самом крайнем случае, очень болезненным и мучительным, поэтому данный процесс нельзя осуществлять без подготовки как пациента, так и психотерапевта. Если предполагается возможность серьезной травмы, необходимо принять меры предосторожности и создать некоторое пространство или расстояние между пациентом и событием.

Это можно сделать, попросив пациента смотреть на событие так, будто он видит все на телеэкране, а его жизнь представляет собой, например, видеомагнитофонную пленку, которую прокручивают под его контролем. Имея перед собой такой образ, пациент при необходимости отчетливее и яснее осознает тот факт, что это событие из прошлого, а не из настоящего и что он может остановить наблюдаемое им переживание, если ему захочется. В данном случае “скрытый наблюдатель” полнее владеет ситуацией, поскольку он просто наблюдает, постоянно ощущая, что в настоящий момент он в действительности находится в кабинете врача и не до конца участвует в этой сцене, которую ему показывают заново.

Обычно реакцией на эффективно и в правильном направлении выполненную возрастную регрессию является достаточно сильная абреакция. Со времен Фрейда и до наших дней значимость абреакции подвергалась сомнению. Облегчение аффекта, давно причиняющего страдания, и освобождение от него могут иметь катарсический эффект и впоследствии уменьшение или даже исчезновение симптомов, но такое улучшение состояния, как правило, не закрепляется надолго, если с обнаруженным материалом не проводить дальнейшей работы.

Используя этот метод, психотерапевт должен быть готов к тому, что реакции пациента могут быть сильными и весьма пугающими и ими придется управлять. Необходимо также подготовиться к уверенному и твердому контролю над процессом, осуществлению успокаивающих действий и применению внушения, при помощи которого пациент сможет испытывать то или иное переживание без последующей травмы и будет конструктивно его использовать. В некоторых случаях аффект, испытываемый пациентом, настолько сокрушителен, что терапевтическое вмешательство не может быть осуществлено, и пациента приходится заставлять выходить из этого переживания при помощи частичной или даже полной амнезии. Полный выход редко оказывается необходимым, и обычно пациенту достаточно внушить, что он должен забыть те воспоминания, с которыми ему не справиться. После этого большая часть восстановленных воспоминаний часто остается недоступной, а остальные воспоминания, вероятнее всего, обнаружатся спонтанно в течение следующих нескольких дней, когда пациент будет в состоянии их перенести.

Прежде чем прибегать к процессу вскрытия, психотерапевт должен подготовить план действий, который лучше предварительно обсудить с пациентом. Планируется ли, к примеру, провести исследование, направленное на установление первичного переживания, которому доступ в сознание, очевидно, закрыт и “разработка” которого будет осуществляться без гипноза? Предполагается ли снятие травмы посредством терапии эго-состояния (см. главу 17)? Запланировано ли использование другого метода восстановления переживания после того, как оно будет вскрыто? Дело в том, что возрастная регрессия, результатом которой является успешное вскрытие существенных и сильных в эмоциональном плане переживаний, ранее подавленных и разобщенных, сама по себе едва ли эффективна и благотворна в терапевтическом отношении и является всего лишь средством получения доступа к материалу, с которым в дальнейшем еще надо будет работать. Поэтому данный метод нельзя использовать, если не имеется положительных показаний к его применению и если не разработана стратегия лечения.

Глубина транса и диссоциации, достигаемая некоторыми пациентами, приводит к тому, что можно потратить слишком много сил и времени на то, чтобы заставить пациента передавать свое состояние вербально. В такие моменты крайне полезным может оказаться метод использования сигналов, который облегчает пациенту ответы на вопросы. В состоянии транса говорить достаточно тяжело, и многие пациенты, особенно находясь в глубоком трансе, не будут прилагать к этому никаких усилий просто потому, что это слишком затруднительно и требует большого напряжения. Помимо этого, оказывается, что сигналы предоставляют прямой коммуникационный канал для более глубоких, или “бессознательных”, участков памяти, которые смогут воспользоваться таким каналом независимо от цензуры Эго, также как автоматическое письмо обходит сознательные контроль и управление.

Для обозначения этого понятия используется специальный термин “идеомоторные сигналы”. Имеет смысл обсудить с пациентом преимущество использования сигналов и заручиться его согласием на применение этого метода до введения в гипноз. Перед тем как начать возрастную регрессию (когда пациент уже введен в транс), необходимо попросить его поднять определенные пальцы, которые будут обозначать “Да”, “Нет” и “Я не хочу говорить об этом”. Обычно поднятие указательного пальца означает первое, мизинца — второе, а большого пальца — третье. Первым было бы уместно задать следующий вопрос: “Хотят ли более глубокие и скрытые участки вашей памяти отвечать на вопросы, которые могут помочь вам справиться с вашими трудностями?” Данная сигнальная система, конечно, подразумевает, что все вопросы должны быть составлены так, чтобы на них можно было ответить “Да” или “Нет”. При таком ограничении потребуется изобретательность психотерапевта, и, кроме того, объем сообщаемой пациентом информации будет сужаться.

Разница между сознательно-добровольными и типичными идеомоторными движениями, выполняемыми в глубоком трансе и под влиянием глубоких личностных уровней, очевидна: первые — обычные, плавные, сознательные, хорошо скоординированные и выполняются сразу после того, как задается вопрос; последние — медленные, нескоординированные и резкие — выполняются со значительной задержкой (через 10-15 секунд после вопроса). О последних пациент впоследствии скажет, что они происходили независимо от его воли и иногда давали неожиданный ответ, даже вопреки его желаниям.

Начиная вводить сигнальную систему, пациенту, как правило, предлагают использовать речь для более подробного и точного ответа. Такие сигналы применяются в одной из форм терапии эго-состояния, когда психотерапевт не знает всего процесса возрастной регрессии пациента, а может лишь фиксировать итог, к которому тот подошел. Подробнее об этом будет рассказано в главе 17. А сейчас мы предлагаем вам рассмотреть сценарии 15.1-15.3 как иллюстрацию к тому, о чем говорилось в настоящей главе.

Сценарий 15.1. Возрастная регрессия до известного периода (часы).

(Было осуществлено введение в гипноз, и состояние транса доведено, по крайней мере, до среднего уровня. Для проведения возрастной регрессии некоторым пациентам может потребоваться “сомнамбулистический” транс или близкое к этому состояние. Осуществляются усиление Эго и внушение, в общих чертах обрисовывающее работу, которая будет проводиться, и ее ожидаемые положительные результаты.).

Через некоторое время я попрошу вас отправиться назад, в прошлое, и вы почувствуете, что становитесь все моложе и возвращаетесь в давно ушедшее прошлое. Вы сможете вернуться назад и снова пережить то, что с вами произошло, настолько ясно, что вам покажется, будто все это происходит здесь и сейчас. Вы будете испытывать те же чувства, которые испытывали, когда произошел самый первый случай, и вспомните все, что знали тогда. Но сейчас вы сможете посмотреть на это с точки зрения взрослого человека, и таким образом осознаете все намного отчетливее. Когда вы вернетесь в настоящее, вы вспомните все, что испытали, а если вам с чем-то будет не справиться, вы сможете опять это забыть и не вспоминать до тех пор, пока не будете готовы. Сейчас вы вернетесь в то время, когда вам было четыре года, и сможете еще раз пережить то, что чувствовали в этом возрасте. Когда вы почувствуете, что вам четыре года, вы дадите мне знать об этом поднятием руки, и тогда вы сможете отвечать на мои вопросы, как отвечали бы в возрасте четырех лет.

Представьте, что вы смотрите на большие часы. Вы видите, как движется секундная стрелка. Теперь она останавливается. Пусть секундная стрелка начнет двигаться в обратную сторону. Она движется все быстрее и быстрее и, в конце концов, начинает вертеться так быстро, что вы видите, как минутная стрелка тоже начинает двигаться назад. Время идет в обратную сторону, а вы идете назад во времени. Все быстрее и быстрее. Теперь время бежит так быстро, что вы видите, как часовая стрелка движется назад, все быстрее и быстрее, быстрее и быстрее. Теперь вы возвращаетесь назад, в прошлое, так быстро, что даже круги, описываемые часовой стрелкой, превращаются в неясное пятно.

Вы становитесь все младше и младше, все младше и младше. Сейчас вам опять четыре года, четыре года, опять четыре года. Вы дадите мне знать, что вам четыре года, подняв палец, который означает “Да”. (Продолжайте, используя уместные в каждом конкретном случае дополнительные детали, до тех пор, пока пациент не покажет сигналами, что он достиг нужного возраста.).

Хорошо, теперь скажите мне, где вы находитесь [66]. Что вы видите? Кто еще там находится? Что вы слышите? Что вы делаете? Что вы чувствуете? Что происходит вокруг? [67] (Когда ответы будут указывать на то, что пациент достиг “планового” переживания, процесс можно будет продолжить. В нужный момент переживание прерывают, пациента успокаивают и возвращают обратно в настоящее.).

Теперь пусть эта сцена исчезнет из вашей памяти. Вы будете помнить только то, с чем, как вам кажется, вы можете справиться. Пусть эта сцена исчезнет и пусть исчезнут чувства, которые вы испытывали. Ваша память и тело расслаблены, вы чувствуете себя легко. Расслабьтесь. Полностью расслабьтесь. Теперь останьтесь наедине с собой в своем “личном прибежище”, и пусть вас наполнят самые лучшие чувства, чувства умиротворенности, спокойствия и легкости тела и духа. (Описывая “личное прибежище”, добавляйте любые необходимые подробности, если этого требует процесс.) Хорошо.

Теперь возвращайтесь обратно в настоящий день. Возвращайтесь в настоящее, в мой кабинет. Мысленно вы представляете, что вы видели, прежде чем закрыть глаза: на стене напротив висят картины, я сижу рядом с вами. Хорошо. Теперь постепенно начинайте просыпаться, когда будете готовы, откройте глаза, и вы почувствуете себя полностью проснувшимся, бодрым и посвежевшим. Когда вы проснетесь, возьмите все лучшие чувства из своего “личного прибежища” с тем, чтобы, когда ваши глаза откроются и наступит состояние бодрствования, вы все еще чувствовали расслабленность и умиротворенность.

Сценарий 15.2 используется в случаях, когда проблемой являются такие симптомы или аффективные реакции, как паника, внезапное чувство неадекватности и так далее, а также когда первоначальное переживание неизвестно.

Сценарий 15.2. Возрастная регрессия до неизвестного периода (аффективный мост).

(Осуществлены введение в гипноз, углубление, усиление Эго и вся подготовительная работа, включая, по необходимости, обсуждение идеомоторных сигналов.).

Теперь я хочу, чтобы вы вернулись в прошлое, в тот момент сильного испуга, о котором вы мне говорили. Вернитесь к последней среде, когда вы стали надевать пальто, чтобы выйти на улицу, но вдруг испытали панику и вам захотелось спрятаться. Когда вы окажетесь на месте, у вашей входной двери, в прошлую среду, ваш палец, обозначающий “Да”, поднимется. Пройдите назад, совсем немного, в прошлое. Хорошо. Теперь пусть эта сцена исчезнет из вашей памяти, но чувства, которые вы испытываете, останутся. Вы продолжаете испытывать те же чувства, а теперь вы идете еще дальше, назад, в свое прошлое, вслед за своими чувствами, назад, в давно ушедшее прошлое. Возвращайтесь назад, вслед за своими чувствами, возвращайтесь в то время, когда эти чувства появились у вас впервые, и, когда вы достигнете этого момента, ваш палец, обозначающий “Да”, поднимется.

Продолжайте, делая короткие паузы и повторяя указания вернуться в то время, когда пациент впервые испытал эти чувства, до тех пор, пока не будет подан сигнал. Момент, когда пациент достигнет последнего эпизода, во время которого он испытал панику, можно будет узнать по позе, выражению лица и т. д. Когда он достигнет более раннего, возможно, далее первоначального переживания, скорее всего, это будет совершенно очевидно: пациент может расплакаться, съежиться, выставить вперед руки, как будто защищаясь от удара, и вести себя, как испуганный ребенок. Пациенту можно задать вопросы относительно времени, места, обстоятельств, аффективного характера переживания и так далее, а также попросить его описать происходящее вербально или при помощи идеомоторных сигналов. После этого сессия завершается примерно тем же способом, что и в сценарии 15.1, или при помощи одного из многочисленных методов, описываемых в главах 16 и 17 и направленных на снятие травмы.

Сценарий 15.3. Возрастная регрессия до известного события (телеэкран).

(Пациент, находится в состоянии транса. Было проведено предварительное усиление Эго, подготавливающее к предстоящей работе, и, возможно, пациент какое-то время пробыл в “личном прибежище”.).

Теперь пусть из вашей памяти все сотрется, и вы ни о чем не будете думать, ни о чем, кроме моего голоса. Просто слушайте то, что я говорю, и чувствуйте полную умиротворенность, полный покой. Теперь я хочу, чтобы вы представили, что смотрите на экран телевизора. Пока никакой картинки нет, есть лишь черно-белый “иней”, который появляется, когда отсутствует сигнал. Рядом с телевизором стоит видеомагнитофон. Когда вы отчетливо увидите телевизор и видеомагнитофон, ваш палец, обозначающий ответ “Да”, поднимется. Хорошо. Теперь наклонитесь вперед, включите магнитофон, и он покажет вам историю того, что с вами происходило, когда вам было три года (любой нужный возраст), а вы увидите эту историю на телеэкране, и все в ней будет происходить так, как это было в то далекое время. Когда эта картина будет ясно видна на экране, палец, обозначающий “Да”, поднимется. Когда вы будете смотреть историю, происходящую на экране, вы сможете мне рассказать, что чувствуете. (Когда поднимется палец.) Хорошо. Теперь расскажите, что вы видите.

Без сомнения, некоторые психотерапевты остановятся на других методах и образах. Авторам книги приходилось использовать такой образ: пациент как бы проходил по темным коридорам, на стенах которых были развешаны картины, изображающие сцены из прошлого пациента, и, двигаясь по коридорам, он переходил от одной сцены к другой. Еще один полезный образ (он обычно применяется для отслеживания положительных воспоминаний с целью использования их в качестве “личного прибежища”) здесь уже описывался: это фотоальбом (см. сценарий 5.6). Опять же, по мере того как пациент пролистывает альбом, начиная с настоящего, или с первой страницы, он вспоминает события, все больше отдаленные во времени, до тех пор, пока плановый момент не будет достигнут. Вряд ли это нужно повторять, но необходимо все время делать упор на то, что восстановления подавленных воспоминаний или подавленного аффекта недостаточно для того, чтобы справиться с проблемой, за исключением некоторых случаев. Психотерапия — это нечто больше, чем “вскрытие”, которое является лишь первым шагом в работе над полученным материалом. Она осуществляется с целью уменьшения травматического воздействия, снятия конфликтующих чувств и отношений и, что самое главное, с целью исследования тех многочисленных комплексных процессов, в результате которых такая травма вплелась в жизнь пациента и, несомненно, в структуру его личности. Не стоит также забывать об исследовании значимости процессов, в которые пациент в ходе терапии проектирует структуру и содержание своих прошлых взаимоотношений, то есть значимости переноса. Таким образом, использование методов вскрытия — это всего лишь способ, при помощи которого материал становится доступным для терапевтической работы. Поэтому эти методы нельзя считать терапией в полном смысле этого слова, несмотря на то, что в ряде случаев они оказываются достаточными. Это происходит, когда мы имеем дело с цельными и многогранными личностями, которые обычно не склонны выступать в роли пациентов.

Глава 16. Стратегии лечения.

Состояния, возникающие из-за одной значительной травмы или целой серии серьезных травм, и состояния, отражающие действие патогенной окружающей среды, имеют много общего. Патологические характеристики и поведение, также как и симптомы, будь то поведенческие, эмоциональные или все вместе (что бывает чаще всего), могут рассматриваться как образцы реакции, которые; были усвоены и усилены либо внешними событиями, либо индивидуальными эмоциональными особенностями пациента.

Так, пример о молодой пациентке, упомянутой в предыдущей главе (той, которая льстиво поставила в заслугу психотерапевту рождение своего первого ребенка), иллюстрирует неадекватность применения ранее приобретенных схем поведения в текущей жизненной ситуации. Так, можно было бы предположить, что столкновение личной симпатии, привязанности и любви, с одной стороны, и сексуальной привлекательности — с другой пробудили в ней рискованное эмоциональное ощущение комбинации таких чувств по отношению к своему отцу: ощущение опасности — из-за табу на инцест, объединенных чувств соперничества с матерью и вследствие этого угрозы с ее стороны. Ее отвращение к сексуальному контакту с мужчиной, к которому она испытывала привязанность, в том числе и сексуальную, может рассматриваться как вновь ожившая ситуация инцеста и эмоциональной реакции, витавшая в атмосфере ее семьи. Однако эта вновь ожившая детская реакция могла бы рассматриваться как устаревшая и к тому же несоответствующая, поскольку тот мужчина, естественно, не был ее отцом, а следовательно, инцест не мог быть совершен, так же как и не могло возникнуть соперничества с матерью. Но, несмотря на объективное содержание, субъективная сложная реакция на сексуальное влечение осталась в силе и даже возросла.

Последний аспект нуждается в уточнении. Хорошо известно, что вера в приметы имеет свойство постоянно поддерживаться. А именно, если утверждают, что пройти под лестницей является признаком грядущего несчастья, то человек старается не делать этого и воспринимает отсутствие несчастий как подтверждение его веры. Несчастные случаи если и произойдут, будут приписаны другим причинам, и человек будет чувствовать себя счастливым, потому что избежал дальнейших несчастий, которые случились бы, если бы он не был таким предусмотрительным в ситуации с лестницей. Комедийные актеры в полной мере используют этот факт.

Описанная ранее пациентка избегала связей со всеми мужчинами, которых любила или к которым просто испытывала симпатию. Она устанавливала между собой и ними определенные границы, думая, что таким образом избежит несчастья или, по меньшей мере, наказания в виде неудачного полового акта. Это наверняка случилось бы, если бы она вступила в половые отношения, одолеваемая тревогой, беспокойством и предчувствием несчастья. Вследствие этого реакция осталась прежней, и то, что она продолжала существовать, обеспечило ее дальнейшее развитие.

Такое же усиление используется в случае с реакциями, порожденными той или иной травмой, например, с некоторыми фобиями. Человек, страдающий агорафобией, очень хорошо знает, что находиться дома означает для него избежать ощущения паники (положительное подкрепление), а также он знает, что если он все-таки выйдет из дома, особенно в одиночку, то спровоцирует приступы паники и те неприятные ощущения, которые последуют (негативные или аверсивные последствия).

Невротические примеры, берущие свое начало либо из определенных травматических опытов, либо из травмирующих отношений и обстановки, характеризуются тем, что значение невротической реакции завуалировано лучшим образом и очень часто является практически непонятным и непостижимым. Все формы психотерапии, основанные на теориях психоанализа, стремятся раскрыть, разгадать значения симптомов, а следовательно, дать возможность пациенту достичь основанного на опыте инсайта, то есть не просто абстрактного когнитивного понимания, а полного эмоционального и интеллектуального ощущения реальности непременной связи между прошлым опытом и текущими симптомами.

Классические аналитические техники обычно зависят от вторжения первичных отношений пациента с кем-либо в отношения между терапевтом и пациентом, то есть от установления так называемого переноса. Терапевтический процесс включает в себя детальное исследование механизмов проекции и переноса и, следовательно, их происхождения.

Патогенные элементы и процессы, происходившие в те годы, когда складывалась личность пациента, могут быть прямо отражены в проявленных симптомах и выражены ими, а также они коренятся в реакции пациента на терапевта и могут быть сразу же проанализированы с той непосредственностью, которая недостижима вне кабинета и вне назначенного времени. Тот факт, что человек, представляющий собой средоточие проекции переноса, является также человеком, провоцирующим и поддерживающим пациента в поиске понимания отношений и их начал, придает этому процессу дополнительную силу, и опорой терапевтического изменения является анализ переноса. Эмоциональные реакции пациента, разговаривающего с терапевтом о событиях и людях вне кабинета, намного слабее, и, следовательно, их намного легче контролировать, ослаблять или отрицать, чем те реакции, которые происходят в то время, когда за ними наблюдают и их анализируют. Это явление психоаналитики называют: “Здесь и сейчас”.

Гипноз можно использовать, когда надо установить связь между эмоциональным уровнем “Здесь и сейчас” и содержанием “Там и тогда”. Однако уже на этом раннем этапе нужно отметить, что использование гипноза как дополнения к аналитической терапии, естественно, не заменяет анализа переноса и не уменьшает необходимости того, чтобы эта стадия терапии была проведена со всей строгостью. Использование гипнотических техник с целью усиления доступа к прошлым переживаниям не должно приводить к проведению анализа за пределами переноса. Перенос происходит независимо от использования гипноза, и необходимо его устранить до того, как закончится исследование.

Использование таких техник, как возрастная регрессия или аффективный мост, могут объяснить пациенту связь между его текущими ощущениями и корнями или архаичными моделями и образцами, на которых они основаны. Часто инсайт происходит практически мгновенно, в то время как пациент обнаруживает, что он ушел от одного недавнего события, когда проявились его неадекватные реакции, к более ранним переживаниям своей жизни, о которых он забыл или которые не соотнес с текущими событиями. Кроме того, эмоциональная реакция на эти ощущения могла потеряться или каким-то образом измениться.

Например, женщина, страдающая агорафобией (см. главу 15), мгновенно поняла связь между детскими воспоминаниями о грозе и текущими проблемами. Это понимание произошло и обычно происходит в такой форме: “Да, конечно, вот откуда это взялось”. Однако аппетит приходит во время еды: если значительные изменения, основанные на опыте, следуют за достижением инсайта, то подтверждаются отношения между якобы причинным переживанием и текущей патологией или плохой приспосабливаемостью.

Тогда можно было бы поспорить, что рассматриваемая стратегия лечения должна быть не более чем избавлением от подходящих и, возможно, каузальных травм с помощью методов, описанных в предыдущей главе. Все остальное предоставляется инсайту пациента, его стремлению выздороветь, новым удовлетворениям, освобождению от стресса и расстройств, вызванных симптомами, и т. д.

Очень редко это оказывается достаточным. Если личность пациента полностью невредима и обеспечена адекватными подвижными адаптивными механизмами; если пациент в то же время переживает не сильно угнетающую его жизненную ситуацию, тогда можно легко добиться эффективного и длительного ослабления симптома всего за несколько сеансов, проведенных по принципу “выявления”.

Однако если пациент испытал лишение или нужду (с точки зрения основных нужд детства), пережил серьезную или повторяющуюся травму и, следовательно, сильно пострадал или выработал жесткую, неадекватную структуру личности, эффекты такого “обнажения” в лучшем случае будут очень ограничены. Даже если проделать большую работу, все равно обнаружится, что вклад определенно гипнотических техник мал по сравнению с более традиционным вкладом психотерапии. Следовательно, важно выделить несоответствие и даже опасность гипнотерапевтических техник в руках тех практикующих врачей, которым недостает тщательной тренировки и достаточного опыта в области соответствующих моделей психотерапевтического лечения. Результаты неспособности проработать вскрытый материал будут варьировать от кратковременного улучшения общего состояния симптомов пациента до ухудшения и даже полного нарушения его психических адаптивных возможностей. В худшем же случае они могут вызвать полное разрушение структуры его личности.

Восстановление подавленного материала, как правило, сопровождается эмоциональной разрядкой, или абреакцией, либо предшествует ей, что зачастую вызывает ухудшение в состоянии пациента.

Это утверждение особенно верно, если отношения с психотерапевтом не достигли достаточного доверия и силы и если либо психотерапевт, либо пациент, либо они оба еще не сформировали структуру, в пределах которой выявленный материал может быть понят и рассмотрен. В этом случае пациент, вероятно, почувствует, что психотерапевт поставил его лицом к лицу с чрезмерно неприятными и далее травмирующими переживаниями, к которым он не может приспособиться. Он будет воспринимать это как вызов, что подорвет его доверие к психотерапевту и уверенность в успехе лечения. Конечно, если тот материал, который пациент еще не готов осознать, выявлен с помощью такой исследовательской работы, то, скорее всего, после завершения транса наступит амнезия, но он будет отчетливо помнить те неприятные эмоции, которые испытал во время транса, и очень справедливо обвинять терапевта в несвоевременном подвержении его таким переживаниям.

Следовательно, данный вид исследовательской работы в гипнозе обязательно должен предприниматься только тогда, когда сделана достаточно детальная разработка природы и структуры состояния пациента и, следовательно, понята ее основа. И пациент, и психотерапевт в общих чертах должны знать, что они ищут (то есть какое событие или воспоминание), почему совершается поиск (то есть, как он соответствует структуре психотерапии) и как обращаться с любыми относящимися к делу сильными открытиями.

Единственное бесспорное исключение из этого общего правила касается хорошо интегрированных пациентов, которые уже обладают значительной проницательностью и самопознанием, на чьи собственные внутренние ресурсы можно положиться, чтобы справиться с любым новым материалом, и которые имеют такие внешние ресурсы в форме близких отношений, что любые стрессы, возникающие в результате гипнотического процесса, могут быть подавлены и устранены. Это случается редко: если бы пациенты обладали такой силой и ресурсами, они вряд ли были бы пациентами. Такая ситуация более вероятна вне клинической обстановки, например с коллегой в процессе обучения или тренировки.

Одной из простейших и, вероятно, самых элегантных стратегий лечения в этой области является точное использование зрелой личности пациента как скрытого, но потенциально активного наблюдателя материала, пережитого им недавно или в детстве. Личность взрослого может быть пассивной или активной: либо готовой вмешаться, либо занимающей позицию стороннего наблюдателя.

Однажды нам рассказали об одной женщине средних лет, у которой была такая нетерпимость к закрытым дверям, что она распространялась даже на дверцу холодильника. Эта женщина обнаружила, что паникует всякий раз, когда наталкивается на любую закрытую дверь. В ходе терапии психотерапевт убедился в том, что истоки возникновения проблемы уходят корнями гораздо глубже, чем об этом думает пациентка. Возрастная регрессия привела к переживанию, которое произошло (или пациентка верила, что произошло) в раннем детстве, когда маленькая девочка, пытаясь выйти ночью, обнаружила, что дверь в ее комнате явно заперта. Во время гипноза пациентка заново пережила этот случай, испытывая сильный страх. Пока она еще находилась в состоянии регрессии, ее попросили быстро продвинуться вперед во времени, так быстро, чтобы представить, будто ее мать уже открыла дверь, и увидеть, как она благополучно покинула комнату. Конденсация двух переживаний — от ощущения того, что ее заперли, и от ощущения способности выйти — выявила диссоциацию этих двух событий, которые произошли в бессознательном воспоминании пациентки, и эффективно разрушила их. Если бы психотерапевт знал об этом событии и просто объяснил пациентке, что поскольку сейчас она больше не находится в той детской комнате и ей, должно быть, удалось освободиться, то вряд ли наступило бы сильное облегчение симптомов, хотя, конечно, указание на такие очевидные факты иногда может иметь важное последствие. Такой подход, использующий возможность конденсации субъективного времени и повторной ассоциации диссоциированных переживаний, можно применять в том случае, если событие оказывается травмирующим по причине своей изоляции.

Например, ребенок, помещенный в больницу, довольно тяжело переживает разлуку с матерью. Он может задаваться вопросом, почему мать бросила его. Это чувство в сочетании с собственной эмоциональной реакцией само по себе достаточно травматично и ухудшает физиологическое состояние (особенно в том случае, если мать не навещает ребенка). Это состояние зачастую сохраняется после выздоровления и влияет на дальнейшую жизнь ребенка.

Можно утверждать, что подобные переживания широко распространены и в дальнейшей жизни точно не сопровождаются психопатологией. Однако будет полезно рассматривать такие переживания как потенциальные и спрятанные ловушки, которые могут быть приведены в действие определенными более или менее конкретными стимулами. Это похоже на магнитные мины, используемые во флоте, которые довольно безобидны до тех пор, пока достаточно большой стальной предмет не приближается на такое расстояние, когда он может набрать силу и взорваться.

Многие люди прошли через тяжелые переживания в детстве и тем не менее отлично существуют. Проблема возникает только тогда, когда происходит определенное событие с достаточным эмоциональным воздействием, как-то связанным с прошлым. Это может быть, например, обнаружение супружеской неверности, развод, тяжелая утрата или другое событие, которое повторяет первоначальное травматическое переживание или резонирует с ним и таким образом стимулирует прежний эмоциональный отклик. Эта последняя повторная стимуляция (на медицинском жаргоне — “повторный катексис”) может привести к возникновению симптома, который будет содержать значительные аспекты переживания ребенка и символично передавать детский эго-статус.

Например, можно понять, что чрезмерная реакция человека на обнаружение неверности со стороны своего супруга будет вновь вызывать реакцию, испытанную в обстоятельствах отделения, произошедших в раннем детстве или младенчестве и воспринятых тогда как предательство. Пациент может демонстрировать типичные стадии такого переживания (ярость, смирение, апатию: так называемая зависимая депрессия) и быть не в состоянии, находясь в упадке и изоляции, предпринимать эффективные и адаптивные действия. В этом случае возвращение к подавленным воспоминаниям о прежних переживаниях и их повторное интегрирование с континуумом жизни и памяти пациента будет иметь эффект ослабления его влияния на нынешнее поведение и эмоциональную реакцию.

Применяемая в данном случае действительная техника заключается в использовании аффектного моста от нынешнего события с возрастной регрессией к переживанию, которое сформировало его отправную точку. Пациента попросят рассказать или описать, что он ощущает в состоянии регрессии, а затем продвинуться вперед во времени, периодически рассказывая о своих ощущениях, до тех пор, пока не обнаружится событие, которое можно было бы использовать для того, чтобы разрешить тревожные аспекты основного переживания. Во время этого процесса пациент наблюдает то, что испытывает его детское “Я”, и уже своим взрослым “Я” постепенно понимает упомянутое событие так, как он не мог понять его в детстве, не имея объективной перспективы и жизненного опыта. Затем пациент сможет интегрировать вновь обретенный материал в контекст своей личной истории, семейной структуры и т. д.

Психотерапевту остается только направлять личное движение пациента до тех пор, пока не исчезнет любое остаточное страдание. Затем психотерапевт сформулирует связь, выявленную этим эпизодом, завершит транс и вернет пациента в нормальное состояние. Это может быть необходимо, особенно если страдание велико и нужно указать “ребенку” главные факты рассматриваемого события. Например, в случае с пациенткой, испытывающей страх перед закрытыми дверьми, следовало обратить внимание на то, что дверь была открыта матерью, которая внесла комфорт и утешение и они никуда не исчезли. В случае с изменой мужа или жены необходимо более конкретно сформулировать субъективную связь, сделанную ребенком, между ощущением разъединения с матерью и испытываемой реакцией, с одной стороны, и повторным положением, подразумеваемым нынешней (взрослой) ситуацией, — с другой.

Однако большую часть работы нужно делать без гипноза, чтобы выявить и разобраться с обычно очень смешанной эмоциональной реакцией и отношениями, следующими за событием, которое способствовало возникновению симптома или модели поведения. Весьма вероятно, что многое из этого материала будет подавлено и смещено и, следовательно, будет продолжаться в настоящем времени. В случае с изменой одного из супругов, указывающей на возобновление зависимой депрессии, эффекты опыта детских переживаний неизбежно отразятся на семейных отношениях, на представлении о самом себе, и в особенности на способности к доверию. Повторное обнаружение первоначальной травмы, конечно, может пролить свет на некоторые аспекты нынешнего состояния пациента и способствовать эффекту инсайта. Однако последствия эффектов первоначальной травмы нужно исследовать и разрешить до того, как сам пациент вернется к прежней жизненной ситуации и справится с ней.

В описанной выше технике взрослое “Я” пациента является не более чем простым наблюдателем и не вмешивается в рассматриваемые эпизоды. Альтернатива этой сравнительно пассивной роли иногда обладает особенной ценностью: взрослое “Я” пациента должно вернуться в травмирующий эпизод, прийти на помощь детскому “Я” и утешить его. Это, вероятно, звучит слегка театрально и причудливо, но может оказаться очень мощным субъективным переживанием.

Пациентка, которая в возрасте 6 лет подверглась сексуальному насилию со стороны отца, могла ясно вспомнить тот случай и рассказать о нем во время первой встречи с психотерапевтом. Она также рассказала, что, едва освободившись из рук отца, она сразу же сообщила матери о том, что случилось. Но мать жестоко отругала ее за “отвратительную ложь” и отправила в комнату в качестве наказания. Когда девочка потом подверглась насилию со стороны соседа и снова со стороны отца, она не стала рассказывать об этом матери. Ведь та ей уже ответила: “Папы не делают таких вещей!” — и наказала ее, а значит, во второй раз получилось бы то же самое.

Во время гипноза ее попросили вернуться к первоначальному эпизоду, мысленно рисуя его на экране телевизора. Рассказывая о происходящем, она дошла до того момента, когда мать отругала ее и она бросилась вверх по лестнице к себе в спальню. Тогда терапевт попросил ее взрослое “Я” встретить свое детское “Я” на лестнице, обнять его и успокоить. На этой стадии без точных указаний экран исчезал. Терапевт объяснил пациентке, насколько важно для ребенка получить объяснение, одобрение и заверение в собственной невиновности. Пациентка впоследствии описала огромную перемену в своих чувствах по поводу случившегося, распространяющейся вины, которую она испытывала, и понимания своей матери.

На последующих сеансах доступ пациентки к другим воспоминаниям значительно расширился, и огромная часть материала, которая была прежде неизвестна, проявилась без использования гипноза. Это включило в себя и события, и эмоциональную реакцию (особенно по отношению к своей матери), с которыми потом работали, в основном не применяя гипноза, хотя время от времени та же самая техника применялась для понимания и разрешения подобных переживаний.

Введение взрослого “Я” пациента в такие эпизоды является очень эффективным приемом для управления тревожной эмоциональной реакцией на такие переживания. Однако его рамки гораздо шире: взрослое понимание события может быть передано детскому. Оказывается, такое повторное толкование восстанавливает не одно событие, а восходит к более поздним переживаниям, смоделированным на основе формирующегося переживания. В результате пациент достигает инсайта в гораздо более широком спектре жизненных ситуаций, чем в одном показанном эпизоде.

Использование возрастной регрессии в качестве ситуации для психотерапевтической работы расширяется в форме психотерапии эго-статуса, которая из-за своей значительной сложности рассматривается в следующей главе.

Глава 17. Диссоциация, множественная личность и терапия эго-состояния.

В обоих признанных учебниках: Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (The Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, DSM-III, 1980) и Международной классификации болезней (International Classification of Diseases, ICD, 1977) указан диагноз “множественная личность”. Критерии, предлагаемые в первом из них, столь же определенны, как и в случае любого другого психиатрического диагноза, однако это состояние отнюдь не признается бесспорным всеми без исключения психиатрами и психологами в Великобритании. В DSM-III говорится, что это состояние является “вероятно, чрезвычайно редким”, и литература, в которой сообщается о подобных случаях, как правило, подтверждает это предположение, хотя и с определенными возражениями.

Свое несогласие с данным тезисом высказывают Блисс (Bliss, 1986) и Беарс (Beahrs, 1982), что, разумеется, не удивляет, поскольку эти авторы занимаются исключительно подобными состояниями. Блисс, например, приводит свидетельства в пользу того, что примерно один из десяти больных с психическими расстройствами, поступающих в клинику, являет собой случай “множественной личности”, хотя и ставится другой диагноз. В работах британских специалистов этот вопрос, как правило, не освещается, хотя интерес к данной теме растет.

Понятие вторичной личности, сосуществующей с главной личностью человека, является тем не менее общепринятым. Выражения вроде “Прошлым вечером я был сам не свой”, или “Я был не в себе”, или “Это совершенно на меня не похоже” показывают, что человек бессознательно чувствует, что его поведение (как явное, так и неявное, или скрытое) не соответствует характеру и противоречит “нормальной личности” индивида. Под воздействием сильного стресса, а также под влиянием алкоголя или иных наркотиков нетипичное поведение является довольно распространенным и может включать в себя также амнезию на некоторые промежутки времени.

Тот факт, что заявления о “раздвоении” личности чаще всего звучат в качестве обоснований для уменьшения ответственности за совершенные преступления (как правило — жестокие), наводит на мысль, что это состояние является фикцией, созданной с целью позволить преступнику уйти от должного наказания, а не истинным состоянием, при котором человек “временно не был самим собой”.

Подобные подозрения подтверждались в тех случаях, когда тщательное расследование раскрывало умышленное симулирование со стороны преступников.

Несколько лет назад серийный насильник и убийца стал участником телепередачи. До этого ему удалось убедить ряд выдающихся психологов и психиатров в том, что он действительно страдал раздвоением личности: то он — “опора общества”, любящий муж и отец, то — чудовище, садист, совершающий преступления преднамеренно и с чрезвычайной жестокостью. Лишь благодаря тонкому эксперименту Мартина Орна удалось выяснить, что этот случай является предумышленным и хорошо продуманным обманом. Он очень хорошо реагировал на гипнотическую индукцию и действовал к полному удовлетворению тех экспертов, которые его обследовали; его предполагаемая “альтернативная личность” (в современной терминологии) проявлялась только при гипнозе, причем “главная личность”, казалось, совершенно не осознавала существования другой.

Д-р Орн блистательно выявил недочеты в гипнотическом состоянии испытуемого, обратив внимание на отсутствие “логики транса”: в своем поведении испытуемый следовал не ей, а нормальной логике. Факт притворства впоследствии был косвенно подтвержден тем, что данный человек обладал обширной библиотекой по гипнозу и психопатологии, из которой, к счастью, он не сумел извлечь достаточно полного перечня характеристик состояния гипноза и синдрома множественной личности, что могло бы сделать его разоблачение невозможным.

Вымышленные ситуации, показанные в фильмах “Три лица Евы” и “Сивилла” (Schreiber, 1974), по замыслу сценаристов являются якобы точным воспроизведением реальных случаев, однако они слишком мелодраматичны, чтобы приниматься всерьез. Вдобавок предположение о том, что у пациента было обнаружено шестнадцать альтернативных личностей, прозвучавшее в “Сивилле” (а также случаи, о которых сообщается в более серьезной работе Блисса, где речь идет о пятидесяти личностях), делают эти фильмы еще более неправдоподобными.

Примеры вроде упомянутого выше случая с убийцей, разумеется, лишь укрепляют скептицизм общественности и профессионалов.

В конце концов, какую можно найти лучшую защиту от ответственности за собственные действия или ошибки, чем сказать с полной убежденностью: “Это был не я”?

Каким бы редким ни было это состояние и как бы скептически ни относились к нему многие профессионалы, оно все же признается в некоторых странах (в том числе Американской медицинской ассоциацией и Комитетом, который дал начало ICD). Постепенно накапливаются свидетельства в пользу того, что оно может встречаться значительно чаще, чем предполагалось до недавних пор. При постановке диагноза следует помнить, что диссоциация личности может принимать различные формы и проявляться в разнообразных состояниях.

Не так явно концепция множественной личности проявляется в психологических и психиатрических теориях в другой форме. Примером служит фундаментальная теория личности, лежащая в основе транзактного анализа. Выражения вроде: “Это в тебе говорит взрослый” и “Это в тебе капризничает ребенок” явно предполагают, что поведение может продуцироваться отдельной частью личности, которая в некотором смысле находится за пределами “центральной”, осознанной воли человека. Фуги, за которыми следует амнезия, при отсутствии эпилептического процесса или алкогольной интоксикации обычно считаются истерическими. С таким же успехом их можно рассматривать как пример чрезвычайно выраженной диссоциации, которая приводит к временному доминированию отдельной части личности, причем снимается контроль (или осознание) со стороны центральной личности.

И Беарс, и Блисс утверждают, что гипноз должен применяться для вызывания диссоциации центральной личности, причем это следует делать до того, как альтернативная личность (или личности) возникнет и проявится в разговоре. Для того чтобы с уверенностью поставить диагноз “множественная личность”, необходимо иметь больше оснований, чем возникает из подобных интервью. В частности, должны существовать веские доказательства того, что пациент иногда действовал под другим именем и несвойственным его личности образом, а также что он (его основная личность) не помнит этих эпизодов. Как правило, гипноз рекомендуется использовать для выявления альтернативной личности лишь с целью подтверждения состояния, которое у пациента уже наблюдалось.

Блисс предполагает, что такое поведение, а также многие состояния, кажущиеся психотическими, следует рассматривать как продукт самоиндуцированных состояний гипноза. Он проводит параллель между гипнотически вызванной диссоциацией, диссоциированным поведением и амнезиями, с одной стороны, и широким кругом психиатрических расстройств — с другой. Блисс также считает, что лечение расстройств поведения и аффектов, основанное на этой гипотезе, является более успешным, чем другие формы терапии.

Беарс предлагает теорию личности, которая основана на понятии “подсознание” (см. главу 14). Ее главная идея заключается в том, что сознание действует по нескольким отдельным “линиям”. Степень разобщения различается и по стойкости (некоторые линии постоянно более диссоциированы или отделены, чем другие), и по времени (конкретная линия может становиться как более, так и менее диссоциированной в разные моменты времени).

Основное в этой модели — понятие центральной “линии сознания”, или “дирекции”, которая обычно управляет поведением человека Во многом это сходно с классическим понятием Эго, введенным Фрейдом. Беарс полагает, что некоторые из сосуществующих “линий сознания” обладают свойствами интегрированной или целостной личности, познавательными и волевыми способностями, чувствами, памятью и самосознанием. Однако эти характеристики стали отделенными от центрального сознания в силу того, что содержание отдельной “линии” (или личности) недоступно для Эго, в то время как природа и содержание Эго доступны для альтернативной личности. Крайне важен вопрос, обладает ли отделенная личность характеристиками независимой личности: мышлением, волей, аффектом, памятью, а также ощущением своей отделенности и отстояния от основной личности.

Хотя Беарс и Блисс по-разному объясняют механизмы этого процесса, они описывают также феномены, которые могут считаться идентичными. (Эти феномены напоминают понятия подавления и истерической диссоциации.) Широко распространена точка зрения, что состояния диссоциации возникают на почве детских травм, полученных, как правило, в результате жестокого сексуального насилия, и что они имеют адаптивную функцию защиты человека от воспоминаний и ассоциаций, связанных с травмирующим опытом. Необходимо, однако, отметить важный момент, что подобные подавленные или диссоциированные аспекты основной личности составляют независимо функционирующую личность внутри того же тела.

Ортодоксальные понятия подавления и истерической диссоциации не подразумевают целостного процесса, приводящего к тому, что более или менее полноценная личность (обладающая вышеперечисленными характеристиками) заключается в своеобразную “внутреннюю тюрьму”, где продолжает существовать и откуда в особые моменты может вырваться наружу путем смещения центральной личности.

Распространенность истинных случаев подобного рода остается неизученной и, как показывает DSM-III, очень небольшой. Тем не менее, кажется возможным, что пациенты, демонстрирующие меньшую степень диссоциации, гораздо более многочисленны и что вторичные личности, которые являются менее интегрированными и завершенными, чем полноценные множественные, встречаются довольно часто, хотя и не всегда заявляют о своем существовании. Считается, однако, что концепцию подобных диссоциированных личностей можно успешно применять при лечении гипнозом в тех случаях, где явно присутствуют диссоциация и подавление, но при этом нет альтернативных личностей.

Что же касается эго-состояний, то кроме разногласий по поводу их реальности сохраняется вопрос о том, обладает ли эта модель терапевтической ценностью. Если пациента рассматривать и подвергать лечению так, как если бы у него наблюдались симптомы множественной личности, будет ли лечение более эффективным, чем при опоре на иную теоретическую модель? Авторы этой книги, в отличие от некоторых других авторов, не стали бы безоговорочно защищать данный подход, а, скорее, предпочли бы попытаться как-то обосновать его. Диссоциация дает некоторым людям возможность пережить травмы, которые в ином случае могли нанести еще больший вред. Возможно, применение свойств диссоциации в пределах терапии позволит некоторым пациентам “управлять” теми переживаниями, которые иначе были бы недоступными или неуправляемыми. Это означает, что процессы диссоциации в состоянии помочь пациентам справиться со специфическими переживаниями, против которых другие стратегии оказались бессильны, и могут успешно использоваться в терапии. Однако вне контроля и рамок терапии применение процессов диссоциации в целях совладания со стрессом результатов не дает.

Эту концепцию можно проиллюстрировать на примере следующего случая. Двадцатилетняя женщина была направлена своим лечащим врачом на консультацию по причине повторяющегося время от времени весьма странного поведения (Karle, 1984). В сопровождающем письме необычайно туманно сообщалось о природе этого поведения, но вполне конкретно говорилось о том, что девушка домогалась сексуальной близости с врачом. Первое интервью проходило с некоторыми трудностями, поскольку пациентка страдала довольно тяжелым нарушением слуха и не соглашалась использовать прописанный ей слуховой аппарат. Как только она согласилась надеть наушники от усилителя, вести разговор стало проще. Она выразила беспокойство но поводу некоторых странных переживаний: прежде всего, обнаружения в своем гардеробе одежды, которую она не узнавала и которую она бы не надела ни при каких обстоятельствах: просвечивающие блузки, юбки с разрезом до бедра и т. п. Девушка абсолютно искренне отрицала, что когда-либо бродила ночью по городу, одетая в подобные наряды, как утверждал ее врач. Она производила довольно странное впечатление невинности и наивности, поскольку проявляла интерес только к классической литературе и спокойному домашнему времяпрепровождению по вечерам. Девушка казалась довольной тем, что живет размеренной, “растительной” жизнью.

С неохотой она согласилась на применение гипноза. Когда была достигнута удовлетворительная степень транса, терапевт задал вопрос о том, были ли в ее жизни моменты, проливающие свет на те необъяснимые события, которые они только что обсуждали и которые она не осознавала. Оставаясь в трансе, пациентка начала говорить совершенно иначе: ее голос вместо тихого и спокойного стал каким-то хриплым и грубым. В равной степени изменился и ее лексикон, и у терапевта сложилось впечатление, что эту как будто умирающую и нереальную девушку, с которой он только что разговаривал, заменили ярким и энергичным человеком с совершенно другим складом характера. Между прочим, что любопытно, эта “особа” не нуждалась в помощи слухового аппарата, чтобы слышать голос терапевта.

Можно рассматривать подобный случай как яркий пример раздвоения личности, хотя применение понятий диссоциации и подавления сексуальных и агрессивных импульсов могло бы столь же успешно объяснить состояние пациентки. Переживания, которые она испытывала во время сеанса, были переживаниями другой, ранее незнакомой личности, существующей, по видимости, внутри нее, но без каких-либо контактов с ней “настоящей”.

Что касается ее собственного восприятия, то она была испугана ощущением того, как ее тело словно отнимается у нее другим человеком, и шокирована мыслями, чувствами и импульсами, которые звучали из ее уст.

Альтернативная личность явно олицетворяла и воплощала недоступные аспекты ее “Я”. Можно спорить, отличается ли существенно такая персонификация скрытых когнитивных, аффективных и волевых характеристик от “простого” подавления, или же в качестве реальности, служащей тем же функциям эго-защиты, следует рассматривать предполагаемое независимое сосуществование личности. Этот вопрос хотя и является сам по себе интересным и теоретически важным, все же менее уместен в данном контексте, чем вопрос о том, является ли применение понятия множественной личности более полезным для тактики лечения, чем другие понятия. На этот вопрос ответить проще, поскольку можно опереться на эмпирические свидетельства.

В случае с данной пациенткой проявление альтернативной личности открыто признавалось терапевтом: эта личность проходила интервью наравне с основной, но с поправкой на осведомленность терапевта, наблюдающего все-таки основную личность.

Важной особенностью альтернативной личности было сильное чувство презрения к основной, которую она считала немощным ничтожеством, “обывателем”, которого нужно “убрать с дороги”, — как предварительное условие для получения непрерывного и полного контроля над их общим телом. Около шести или семи интервью проводились со вторичной личностью, тогда как основная “слушала”, причем содержание этих сеансов затем обсуждалось с ней. Основная личность в каждом интервью сообщала, что между встречами с терапевтом ей становится все легче налаживать контакт с другой личностью. Основная личность смогла создать отношения сотрудничества с альтернативной, что дало возможность главной личности воспринимать позитивные качества альтернативной, особенно в свете интерпретаций терапевта и его полного принятия пациентки. Это, казалось, способствовало процессу, посредством которого основная личность постепенно стала относиться к альтернативной не как к чужеродной личности, а как к существенной части самой себя. Таким образом, проявления двух очень поляризованных крайностей постепенно интегрировались. Они начали общаться друг с другом, и в процессе этого каждая из них научилась умерять свою униполярность до тех пор, пока разница между ними не стала незначительной и “разделение” постепенно не исчезло.

Такая стратегия, рассматривается ли она как схема, метафора или же как реалистическое признание существующей действительности, может применяться, даже когда разделение происходит иначе, нежели у этой пациентки. Например, терапевты некоторых школ будут использовать формулу “внутренний ребенок” или “объединенные личности родителей”, тогда как специалисты, практикующие транзактный анализ, без колебания обратятся к реконструированным эго-состояниям в одной из трех категорий — Родителя, Взрослого и Ребенка. Гештальт-психология использует технику “пустого стула” и технику “знакомства с ребенком”. Первая из них построена на том, что различные части личности будто бы занимают другой стул и участвуют в диалоге с пациентом. Диссоциированные аспекты личности персонифицируются и затем используются пациентом, когда каждая из альтернативных личностей начинает “говорить” за себя. После этого пациент под руководством терапевта пытается разрешить диссоциацию и определяющий ее аффект.

Олицетворение диссоциированных частей личности в виде другого человека (или других людей) позволяет состояться разговору, благодаря которому человек может позволить себе сначала терпеть, затем принимать и, наконец, интегрировать ранее диссоциированные переживания, аффекты и потребности.

Диссоциация — ятрогенная, спонтанная или даже совмещенная с патогенными процессами, лежащими в основе существующих проблем, — таким образом может быть успешно устранена. Обращаясь к предполагаемым альтернативным личностям пациента как к отдельным людям, можно открыто вести с ними диалог и направлять пациента к разрешению диссоциации: сначала узнавая больше об альтернативной личности и начиная относиться к ней по-дружески, потом предоставляя когнитивную и аффективную информацию, которую она имеет, и, наконец, “встраивая” альтернативную личность (или личности) в основную. Поскольку с диссоциированными личностями, как известно, трудно иметь дело, эта техника предлагает полезный альтернативный подход в противовес более долгосрочным и зачастую менее эффективным средствам избавления от “разделения”.

Подробный пример применения этого подхода можно найти у одного из авторов (Karle, 1986; 1987): женщина 43 лет, всю свою жизнь страдавшая от депрессии вследствие жестокого сексуального насилия в детстве, проходила лечение, в частности и в рамках данного подхода.

Ее ранние переживания были связаны с первым эпизодом сексуального насилия со стороны собственного отца (см. другие аспекты лечения этой пациентки в главах 14 и 16). Она немедленно сообщила об этом матери, которая обругала ее за грязную ложь, сказав: “Папы не делают таких вещей!” — и в качестве наказания отправила свою дочь в комнату. Это предательство со стороны матери оказалось значительно более травмирующим событием для пациентки, чем сам факт сексуального насилия, которое хотя и было чрезвычайно болезненным переживанием, но не содержало в себе угрозы быть покинутой основным защитником (матерью), а также угрозы непризнания реальности своих переживаний и чувств.

В ходе работы над этим первым переживанием терапевт назвал ту часть взрослой пациентки, которая зафиксировалась в своем развитии на времени этого события, Маленькой Мэри. В ходе работы терапевту удалось выяснить, что “детская часть” личности пациентки (Маленькая Мэри) все еще пыталась убедить мать в своей невиновности и объяснить, что ей очень нужны защита и поддержка (это стало явным в ходе психоаналитического переноса). Пациентка поняла это буквально и стала разговаривать с Маленькой Мэри как с независимым существом.

Вскоре она сообщила о периодах амнезии, во время которых, по словам членов семьи, она вела себя ненормально и странно. Она также стала приносить на сеансы листки с текстами о матери, написанные неразборчивым детским почерком. Для того чтобы предоставить Маленькой Мэри возможность поговорить с терапевтом, было проведено несколько интервью (с использованием гипноза для облегчения появления предполагаемой альтернативной личности), в ходе которых пациентка очень убедительно вела себя как шестилетний ребенок. Затем она согласилась попробовать снова объединить две части своей личности: детскую и взрослую.

Под гипнозом пациентку попросили вернуться в то время, когда отец домогался ее, и одновременно посмотреть на эту сцену глазами своего взрослого “Я”. Сцена проигрывалась без вмешательства терапевта до того момента, когда ребенку было сказано уйти в свою комнату. Тогда терапевт попросил пациентку выйти на сцену в роли своего взрослого “Я”, встретить на лестнице ребенка, взять его на руки, утешить и успокоить, и вообще действовать так, как она поступила бы с любым другим ребенком в подобной ситуации.

Она должна была продолжать в таком духе, пока ребенок полностью не успокоится, и затем вернуться в настоящее.

Пациентка сообщила об успешном выполнении задания по восстановлению самообладания ребенка. Однако важнее оказалась полученная возможность признать своим взрослым “Я”, что ее детское “Я” (или она сама во время события) действительно было невиновным. Убеждение пациентки в том, что она была “грязной”, в ходе этого сеанса значительно преобразовалось.

Этот вывод произвел очень сильное впечатление на пациентку, и вскоре спонтанно возникла третья личность, которая, казалось, появилась после серьезной травмы в возрасте 20 лет и время от времени “брала верх”. Было проведено несколько интервью, в ходе которых проявилась Большая Мэри. Она испытывала глубокую депрессию и выражала сильные суицидальные намерения. Большая Мэри (в отличие от взрослой Миссис Икс) требовала внимания как в интервью, так и вне их и “действовала” различными способами, что однажды вынудило терапевта срочно поместить ее в психиатрическую клинику. Там она назвала свою девичью фамилию, которую носила до 23 лет, была совершенно дезориентирована и считала, что идет 1963-й, а не 1986 год, как это было на самом деле. Снова была внушена реинтеграция и достигнута за одно, хотя и весьма длительное интервью. Через несколько дней возникла четвертая личность, относящаяся к 10-летнему возрасту. Она оказалась последней: как только эта часть личности была успокоена, утешена и реинтегрирована, пациентка стала принимать на себя полную ответственность за свои поступки и признавать свою душевную целостность.

Эта пациентка не удовлетворяла критериям диагноза “множественная личность” тем, что “альтернативы” возникали только в процессе лечения, а ранее себя не проявляли. Были найдены существенные свидетельства в пользу того, что многие ранние “расстройства”, которые испытывала пациентка и из-за которых ее неоднократно госпитализировали, могли быть вызваны появлением альтернативных личностей, но доказать это не удавалось. Более того, связь между применением понятия “внутреннего ребенка” в терапии и возникновением первой альтернативной личности казалась столь тесной, что могла быть только причинно-следственной. Тем не менее, использование альтернативных личностей оказалось эффективным способом, дающим пациентке возможность иметь дело со своими противоречивыми чувствами в своем взрослом Эго и привести аффективный характер релевантных эго-состояний в открытую конфронтацию с ним.

Терапия эго-состояния может рассматриваться с трех различных, но взаимосвязанных позиций. С одной стороны, Эдельштейн (Edelstein, 1981), следуя работам Элен и Джона Уоткинсов (Watkins, 1979), представляет этот подход в терапии диссоциации личности так, как если бы расщепленная, или альтернативная, личность была независимым пациентом. С другой стороны, мы можем также трактовать ее как конфронтацию между альтернативной личностью или реконструированным эго-состоянием и взрослой, или нынешней, личностью пациента и предпринимать попытку “сближения” между ними, как в вышеприведенных случаях.

Третья формулировка тоже может представлять интерес. Понятие “скрытый наблюдатель” уже несколько лет употребляется в различных теориях гипноза. При этом подходе предполагается, что травматические события, произошедшие с пациентом ранее, в состоянии гипноза возникают заново и на некотором уровне непосредственно переживаются подавленным Эго пациента. На другом же уровне диссоциированное взрослое Эго пациента остается как бы вне гипнотического состояния и наблюдает события объективно, со стороны. Этот “скрытый наблюдатель” не только знает, что делает и чувствует пациент, но и в равной степени осознает действия и слова терапевта. Даже когда кажется, что пациент полностью поглощен происходящим в ходе сеанса и демонстрирует сильные аффективные реакции, “наблюдатель” остается безучастным и бесстрастным.

Существует надежда, что реальная оценка события и зрелость взрослого пациента могут быть применены к событию или событиям, которые ранее были неуправляемыми, нестерпимо болезненными и разрушительными для него (и, следовательно, приводили к диссоциации и депрессии). Таким образом, создается новая интерпретация, которая менее истощает Эго.

Следует помнить, что “скрытый наблюдатель” видит не только события, происходящие внутри самого пациента: он также внимательно следит за терапевтом и его поведением. Случайные действия, которые, как может считать терапевт, остались незамеченными пациентом (зевота, почесывания и т. п.), часто бывают прокомментированы им после сеанса и с большой вероятностью воспринимаются как показатель недостатка интереса, внимания или симпатии со стороны терапевта.

Это понятие ни в коем случае не ограничивается теориями и практикой гипнотерапии. Многие психотерапевты отдают себе отчет в том, что их слова, действия, выражения лиц, язык тела и так далее — все очень тщательно фиксируются пациентом, независимо от того, что происходит во время интервью.

Большинство терапевтов также ясно понимают, что их комментарии и интерпретации адресованы не только сознательной части личности пациента, но также и другим аспектам или частям его личности, которые часто оказываются недоступны напрямую и могут не осознаваться даже самим пациентом. Таким образом, терапевту, когда он комментирует или интерпретирует что-либо, вероятно, не следует забывать о том, что его слова слышит не только явная личность пациента, но также его подавленные или фиксированные разделенные личности. Эти личности могут никогда не показывать себя явно, но тем не менее проявляться в скрытых и тонких аспектах общего поведения пациента.

Эти разделенные личности иногда существуют в форме незрелых образцов познавательных процессов или забытых аффективных реакций, а в других случаях наблюдаются как интроецированные образы родителей и других взаимосвязанных значимых фигур или прошлых центров ранних идентификаций. Процесс, который мы называем терапией эго-состояния, состоит в том, чтобы сделать диалог между терапевтом и различными частями личности пациента открытым, даже если при этом возникает риск вызвать появление ятрогенной множественной личности, как в описанном выше случае.

Эдельштейн полагает, что эти разделенные личности возникают, когда индивид подвергается непереносимому стрессу, и защищают его от стрессовых переживаний путем изоляции памяти (в форме цельного эго-состояния) от сознания центральной личности. Это объяснение принимается в разной терминологии как база для установления диссоциированных состояний, включая синдром “множественной личности”.

При этом он считает, что отделенная личность “верит” в сохранение своей актуальной функции (которая и является причиной ее возникновения) — защитить центральную личность от дальнейшей травмы. Эта функция, однако, станет ненужной, когда развитие индивида станет полнее. Эдельштейн, как верный сторонник терапии эго-состояния, делает соответственно упор на то, чтобы использовать прямой диалог с диссоциированной частью личности с целью заставить ее понять, что в жизненных обстоятельствах пациента произошли изменения, вследствие которых защитная функции стала устаревшей, неуместной или не соответствующей реальности (и даже вредной, как это часто бывает). Он стремится использовать добрую волю этой части личности, для того чтобы направить ее функционирование в адаптивное и конструктивное русло.

В этом процессе есть промежуточное звено: пациента, подвергаемого гипнозу, просят позволить отделенной личности проявиться и начать напрямую общаться с терапевтом. Эта процедура не привязывает ни пациента, ни терапевта к концепции “множественной личности”. Существует, однако, большая вероятность того, что пациент с истерической структурой личности (которая весьма вероятна у таких пациентов), будет использовать определенные “ключевые слова” и впоследствии вызовет соответствующий синдром.

Мы уже обсуждали альтернативный подход, который в различных формах использует актуальную личность пациента для общения с диссоциированной отделенной личностью, и, следовательно, нет необходимости подробно разбирать его. Пациента просят вернуться в тот период жизни, когда возникла проблема и, возможно, когда произошло значительное травматическое событие. Этот период определяется исходя из того, что известно об этиологии состояния пациента, возраста, в котором предположительно возникла лежащая в основе заболевания проблема (например, травма), или посредством аффективного моста (см. главу 15). Определяется событие или переживание, которое считается образующим, и пациент погружается в него, а затем его взрослое “Я” просят вмешаться в происходящее таким образом, чтобы уменьшить горе, снизить ощущения тревоги, вины или другие негативные переживания, испытываемые детским “Я”.

Необычный и тонкий вариант этого подхода был продемонстрирован профессором Грэмом Барроузом из университета Мельбурна на семинаре в 1982 году. Испытуемую в состоянии гипноза спросили, существуют ли в повседневной жизни проблемы, которые не дают ей получать удовольствие от жизни и добиваться успеха. Она ответила, что это так. Затем ее спросили, не возникли ли эти проблемы из-за событий, ранее произошедших с ней, на что она снова ответила утвердительно. В ответ на дальнейшие вопросы она сказала, что не хотела бы обсуждать ни своих проблем, ни их источников. Тогда ее попросили позволить себе вернуться к одному из событий, явившихся причиной ее сегодняшних трудностей.

Поза испытуемой постепенно становилась все более напряженной, а на ее лице появились признаки страдания. Затем ее попросили использовать знания, понимание, мудрость и теплоту взрослого человека, для того чтобы помочь своему детскому “Я” понять переживаемые события, успокоить и утешить его. После этого ее попросили дать знак, когда ее детское “Я” полностью утешится, успокоится и умиротворится. Через некоторое время поза и выражение лица испытуемой постепенно стали более расслабленными, и, наконец, на ее лице появилась довольная и спокойная улыбка.

Она по-прежнему не хотела обсуждать содержания своих переживаний, но выразила уверенность, что теперь освободила себя от проблемы, которая до этого момента действительно была для нее источником определенных трудностей.

Терапевтам, воспитанным в русле более традиционных и ортодоксальных моделей лечения, подобные процедуры могут показаться чересчур театральными и даже слегка пропитанными духом Месмера. Интересно, однако, что современник и последователь Месмера, Шарль д'Эслон, врач короля Франции, написал в 1780 году: “Если воображение — лучшее лекарство, то почему бы нам его не принимать?” Это мнение не следует слишком поспешно отбрасывать: процедура, или техника, имеет ценность в той степени, в какой работает. Кроме того, не многие из нас решились бы утверждать, что определения любой теоретической школы, которой мы придерживаемся, следует понимать буквально, скорее, эти определения и модели бывают сформулированы иносказательно.

На последнем уровне психические процессы нужно рассматривать, учитывая биологические особенности человека, также влияющие на Эго, Ид и Суперэго. Психоаналитические термины и модели находятся в значительном отдалении от реальности интрапсихических процессов и носят скорее не буквальный характер, а характер символических представлений. Понятия и процессы терапии эго-состояния сегодня кажутся не более странными, чем 40-50 лет назад нашим коллегам казалась свободная ассоциация или любая из недавно развившихся теорий, моделей и техник, таких, например, как гештальт-терапия или телесно-ориентированная терапия.

Для клинических и практикующих врачей, дело которых — облегчать страдания людей, важным является вопрос о том, можно ли считать модель “множественной личности” и методы лечения путем терапии эго-состояния практически оправданными и могут ли они привести к дальнейшему и более глубокому пониманию личности, а главное — к более эффективной терапии.

При имеющемся уровне знаний ни на один из этих вопросов нельзя дать определенного ответа, тем более что пока информацию можно было почерпнуть только при изучении частных случаев или отчетов о них. Однако если судить по этим случаям, данные техники вызывают значительные адаптивные изменения у пациентов.

Подходы, используемые в таких моделях психиатрии, можно рассматривать и с другой точки зрения. Стремление человека защитить свое Эго приводит к расщеплению личности. Человек, принявший такую позицию, может вести внутренний диалог с самим собой или с терапевтом, становясь таким образом активным наблюдателем, а иногда и действующим лицом. Это помогает ему пересмотреть свой способ защиты, поскольку, глядя на себя как на посредника, он видит себя со стороны, независимо от собственного сознания.

Такой подход до некоторой степени дает возможность пересмотреть структуру личности, даже если психотерапевт вынужден прибегать к символическим образам. Пациент начинает понимать, что его системы защиты собственного Эго являются архаичными, статичными и несерьезными, так как основываются на несбывшихся надеждах и травматических событиях. Тогда ему предлагается другой вариант развития сюжета: надежды сбылись, травматическое событие пережито и забыто, также как и связанные с ним последствия, и психическая энергия теперь может быть направлена в нужное русло.

Можно поспорить с теми, кто считает, что различия между этим подходом и более ортодоксальными методами заключаются скорее в языке и символах, используемых как в терапевтическом процессе, так и при его описании, чем в их основных характеристиках. Более того, опыт показывает, что техники лечения эго-состояний дают более быстрый эффект, нежели ортодоксальные техники. Конечно, данный подход годится лишь при работе с определенной группой пациентов, но, с другой стороны, к нему можно прибегать, используя другие терапевтические методы. Мы считаем необходимым проведение дальнейших углубленных исследований с целью достижения долговременных структуральных изменений у тех пациентов, которых мы лечим вышеуказанным методом.

Глава 18. Другие области применения гипноза.

Общая цель этой книги — дать начинающему психотерапевту некое руководство по основным техникам использования гипноза, которые могут оказаться полезными при лечении самых общих расстройств. В то же время книга не заменяет тренинга in vivo, и для тех, кто собирается использовать эти техники впервые, лучше не применять их сразу же для лечения пациентов, а сначала ознакомиться с практикой рекомендуемых методов, предпринимая обучение в рабочих кабинетах или другой обстановке. Создавая руководство для начинающих, мы не пытались включить в него полный ряд условий, в которых может быть полезен гипноз. Мы также не старались описать все используемые в настоящее время методы, но те, которыми мы ограничились, рассчитаны на самое общее пользование. В книгах, на которые приведены ссылки, можно найти информацию об условиях и проблемах, не рассматриваемых в настоящем издании.

Однако описание определенных условий и проблем, встречающихся в клинике, вдобавок к тем, которые подробно обсуждались в предыдущих главах, и короткие комментарии к ним могут быть полезными, также как и описание некоторых непсихотерапевтических методов и способов применения гипноза (в самой строгой интерпретации этого термина). Последние включают в себя использование гипнотических методов в управлении нервозностью на экзаменах, страхом сцены и схожими состояниями, а также их применение в судебной работе.

Зависимость.

Уже говорилось, что гипноз является полезным вспомогательным способом лечения людей, страдающих наркотической зависимостью. Через самогипноз, например, можно развить умение контролировать и физические, и эмоциональные реакции, что и применяется в программах, с помощью которых люди расстаются с зависимостью от любых видов наркотиков. В главе 7 описывались методы, позволяющие отучить человека от курения. Те же методы могут применяться в отношении людей, страдающих алкоголизмом, но только в том случае, если люди сами к этому стремятся.

Контроль над поведенческими аспектами злоупотребления наркотиками в сочетании с контролем над эмоциональными аспектами зависимости может быть весьма успешно достигнут в некоторых случаях. Программа, помогающая бросить курить, в общих деталях описанная в главе 6, удачно применяется в случае с привыканием к алкоголю, пока пациент остается достаточно мотивированным. Авторы использовали этот подход, работая с алкоголиками, но у них нет опыта в применении таких приемов в случаях злоупотребления другими веществами. Невероятно, но факт: этот подход оказывал весьма удовлетворительное воздействие в серьезных и длительных случаях наркотической зависимости.

Существуют две главные трудности с этой группой пациентов. Первая — это различные когнитивные, интеллектуальные и церебральные повреждения и расстройства, возникающие при длительном использовании токсичных веществ (естественно, включая и алкоголь), которые могут серьезно повлиять на способность человека воспользоваться этим методом и, конечно же, на его мотивацию. Вторая трудность состоит в личностных изменениях, вызванных злоупотреблением какими-то веществами. В результате этих изменений люди становятся неспособными к последовательной и осознанной практике необходимых упражнений.

Пациенты, которые долгое время злоупотребляли одурманивающими веществами, потеряли тягу к достаточно последовательной мотивации, и если за этим последовали заметные когнитивные потери, то их уровень концентрации и прилежания стал неадекватным по отношению к задаче эффективных тренировочных упражнений самогипноза. В то же время сеансы гипноза могут быть очень полезными в качестве дополнения к другим формам лечения с целью снижения тревоги, дискомфорта и других неприятных аспектов возбуждения, а также повышения самоуважения и уверенности в себе.

Психосексуальные расстройства.

Во всех случаях психосексуальных дисфункций основным признаком является беспокойство. “Действенное беспокойство” в случае с психогенной импотенцией и неосознаваемые конфликты в области сексуальной активности при вагинизме входят в число самых явных проявлений беспокойства в качестве определяющего и едва ли не основного причинного фактора этих дисфункций. Поэтому снижение беспокойства с помощью любой лечебной программы будет весьма ценным вкладом в терапию подобных дисфункций.

В менее тяжелых случаях полезным является создание связей между приятными чувствами в “личном прибежище” и воспоминаниями об удачной и удовлетворительной сексуальной деятельности в прошлом (возможно, с помощью возрастной регрессии) или изображениями, касающимися удачной сексуальной деятельности в будущем.

Однако нужно осознавать роль основных невротических процессов в выявлении сексуальных дисфункций. Лечебные методы, которые, по существу, являются поведенческими (подобно методу, описанному выше), будут обречены на неудачу, если оставить нетронутыми продолжающиеся бессознательные конфликты и беспокойства. Здесь снова необходимо сказать о важности точной диагностики. К одному из авторов обратились супруги, десятилетний брак которых находился под угрозой. У них не было детей, и, покорившись сложившимся обстоятельствам, они решили усыновить ребенка. Агентство по усыновлению детей отправило их на консультацию, так как чувствовалось, что асексуальный характер их отношений мог стать проблемой для них как для родителей. Они никогда не искали помощи по поводу своей неспособности завершить половой акт из-за потери эрекции у мужа.

Они согласились пройти курс лечения независимо от того, станут они приемными родителями или нет. На четвертый сеанс муж пришел один, так как у жены произошел нервный срыв и она была направлена в психиатрическую часть. Тот факт, что неудачи, возникшие в сексуальной жизни супругов, связывались ими с импотенцией мужа, отвел внимание от значительно скрытых сексуальных отклонений жены. Внутренние психологические конфликты могут быть иногда настолько тяжелыми, что для разрешения симптомов необходима всесторонняя психотерапия (Sharff, 1982).

В случаях, где дисфункция является вторичной (последовавшей за каким-либо травматическим событием, которое случилось после того, как пациент уже некоторое время испытывал удовлетворение от полового акта), половое возбуждение и его сопутствующие физические ощущения могут быть возвращены в ходе гипноза либо через возрастную регрессию, либо через фантазию с существенными внушениями пациенту уверенности и оптимизма.

Во всех случаях, касающихся половой дисфункции, должны быть осторожно рассмотрены отношения между пациентом и его (или ее) сексуальным партнером. Такая проблема никогда не бывает только у одного партнера, и, если лечение не распространяется на второго, оно может принести лишь частичный успех.

Привычные спазмы.

Общеизвестно, что тики резистентны к большинству форм психотерапии. Обычно тики возрастают по частоте и интенсивности на фоне волнения, и таким образом снижение волнения методом гипноза может быть полезным для редукции симптомов, хотя этого редко бывает достаточно, чтобы полностью их уничтожить. Больший успех, как правило, достигается в случаях со спазмами, которые могут быть воспроизведены произвольно. В таких случаях приемы “парадоксального напряжения” и “массированной практики” могут быть усилены через выполнение упражнений с пациентом, находящимся в состоянии гипноза, с дополнительным эго-укреплением и внушением послегипнотического улучшения.

Прием, известный как “парадоксальное напряжение”, выполняется следующим образом: пациенту предлагают воспроизвести тики или другое действие. В ходе сессии психотерапевт подает заранее согласованный с пациентом сигнал, который сразу же вызывает симптом. Во время упражнения пациенту постепенно становится все сложнее воспроизводить действие по заказу, и таким образом непроизвольно возникавшие симптомы снижаются в интенсивности и частоте (Rimm; Masters, 1979). Эта программа хорошо срабатывает с непреодолимым судорожным кашлем, который иногда продолжается после того, как инфекция полностью исчезает.

“Массированная практика”, как и предполагает название, состоит из многих повторений симптома через короткие промежутки времени в течение приема, а также в определенное и повторяющееся время между приемами. Эффект от “массированной практики” очень похож на эффект “парадоксального напряжения”: пациент находит воспроизведение симптома во время упражнения все более и более трудным, в результате чего симптом ослабляется по интенсивности и частоте вне лечебных приемов.

Судорожные сокращения, которые не могут быть воспроизведены намеренно (как, например, те, которые влияют на отдельные группы мышц, не определяющиеся конечностями) являются сверхстойкими. Однако ослабление общего напряжения может оказаться полезным. Эти методики применяются равно как при блефароспазме, так и в случае с синдромом Жилля де ля Туретта, и обычно более полезным оказывается повышение самооценки пациента, нежели прямое снижение спазмов.

Терапия перемещением может быть иногда довольно успешна. Пациенту предлагают сличить мышечный спазм, который был бы скрытым (то есть невидимым и неопределяемым наблюдателями) и который не вмешивался бы в функции, такие как, например, сжатие пальцев одной руки. Пациента просят вообразить, будто нервные импульсы, вызывающие судорожное сокращение, перемещаются в левую руку, и одновременно сжать эту руку, как только он почувствует начало своего привычного спазма. Новая форма симптома может быть снята тогда, когда непроизвольный спазм больше не происходит в первоначальном месте. Однако будет полезнее оставить новую форму симптома нетронутой, если это приемлемо для пациента, поскольку существует вероятность того, что подавление перенесенного спазма может вылиться в повторное появление первоначального симптома.

Некоторые пациенты с синдромом Жилля де ля Туретта спонтанно развивают такие приемы перемещения и пытаются превратить свои непроизвольные движения в намеренное поведение. Например, непроизвольные движения ног могут быть переработаны в перемену положения, а похожие движения рук — в приглаживание волос.

Ясно, что, если проблема является глубоко психогенной, важно выявить и разрешить ее, чтобы лечение было эффективным.

Общее применение.

В этой книге подчеркивается роль применения гипнотических методов в снижении волнения и напряжения и в улучшении настроения и самооценки. Одни люди могут добиться пользы от релаксации и освобождения от напряжения, другие ищут эту пользу в различных видах деятельности — от медитации и йоги до спортивных занятий, садоводства и игры на музыкальных инструментах. Подобные виды деятельности очень полезны и важны, но гипноз предлагает прием, который может быть использован во время стресса или при невозможности осуществления других видов деятельности.

Например, руководящий работник, сидя за рабочим столом, в поезде или машине, может выбрать несколько минут, чтобы освободиться от накопившегося внутреннего стресса и таким образом предотвратить постепенное его наращивание в течение дня или недели. Мы говорим нашим пациентам, что пять минут, проведенных в состоянии гипноза, так же полезны, как один час сна. Короткие занятия самогипнозом, осуществляемые по нескольку раз в день, способствуют не только большей релаксации сознания, но и улучшению душевного равновесия, уверенности, самооценки, чувства владения собой и контроля. Особенно самогипноз полезен в отношении контроля: волнение часто является результатом ощущения человека, что он “теряет хватку” или становится слишком поглощен ситуацией, вызывающей стресс.

Опыт напряженного прямого контроля над собственным эмоциональным состоянием, уровнем напряжения и способностью сконцентрироваться, полученный в результате гипноза, повышает опыт контроля над жизнью в целом. Повышение осведомленности о физических процессах и ощущениях и приобретение некоторой степени контроля над обычно неуправляемыми функциями увеличивают веру человека в свою независимость, способность “сдерживать узду” и сохранять контроль. Все это позволяет ему узнать о прошлых неосознанных моментах, повлиявших на образ жизни и повредивших ему и физически, и психологически. В результате человек получает возможность что-то изменить, для того чтобы поддерживать здоровое функционирование и снизить вероятность заболевания.

Проблемы публичных выступлений.

Страх сцены и нервозность на экзаменах — обычные проблемы, которые омрачают жизнь и не дают реализоваться потенциальным возможностям.

Артисты, как правило, применяют разного рода ритуалы до появления на сцене, которые варьируют от суеверных упражнений до приемов медитации. Спортсмены стараются сосредоточить свое внимание до начала игры с помощью некоторых придуманных ими ритуалов. Команды спортсменов проявляют готовность к состязаниям, благодаря призыву и восторженному одобрению со стороны их тренеров, капитанов и болельщиков.

Преждевременное волнение успокаивают подготовительные упражнения по восстановлению нормального психического состояния (см. главу 8), которые не ослабляют степени возбуждения, необходимой для оптимального выступления.

Предложения, сделанные в ходе проведенных в гипнозе упражнений по восстановлению нормального психического состояния, бесспорно, должны включать в себя советы, касающиеся оптимального возбуждения: человека поддерживают в напряжении, а не в волнении и беспокойстве, и сообщают, что это полезно для его выступления.

Техника восстановления психического равновесия особенно хорошо срабатывает в случае с нервозностью на экзаменах. Эта подготовительная работа может быть усилена обучением пациента быстро и мягко входить в транс. Полученный навык он сможет использовать в начале экзамена, чтобы освободиться от любого избыточного волнения и почувствовать себя собранным и уравновешенным. Пока человек находится в состоянии гипноза, ему следует внушить, что он сможет войти в транс очень быстро и в любое время, когда это будет необходимо, с помощью простого ритуала: он должен положить руку на глаза, закрыть их, подумать о специальном пароле и таким образом мгновенно войти в легкий транс. Как только он почувствует себя спокойным и собранным, он сможет открыть глаза, убрать руку и сразу же полностью сосредоточиться. В конце приема пациента просят пройти через эту процедуру, чтобы ознакомиться с процессом и понять, что он может успешно его повторить. Рекомендуется добавить также упражнения, облегчающие воспоминания заученного материала. Например, человека могут попросить представить себя в библиотеке (см. сценарий 18.1). Он может взять любую книгу и прочитать все, что ему нужно, так как у него есть свободный доступ ко всему, что находится в библиотеке. Предположения, связывающие это изображение с собственными воспоминаниями, являются обнадеживающими и ободряющими для многих кандидатов на экзаменах. Некоторые из них могут даже вызвать изображение в короткий период самогипноза во время экзамена, чтобы облегчить доступ к мгновенно заблокированному блоку информации.

Сценарий 18.1. Создание образов, связанных с информацией (библиотека).

(Пациент находится под гипнозом; проводятся необходимые процедуры по эго-укреплению и прочие упражнения.).

Представьте себе комнату, в которой находится множество книжных стеллажей. Это может быть библиотека, или ваша собственная комната, или комната, которую вы хотели бы иметь. Вокруг вас книги и бумаги, которые вы хорошо знаете, книги и записи, которые вы использовали в учебе. Вы сидите в комнате, вы расслаблены, вам удобно. Комната представляет собой ваш рассудок, вашу память, все, что вы выучили. Все знания, которые вы получили в течение курса и которые у вас будут проверять на экзамене, сосредоточены в книгах и документах вокруг вас. Вся необходимая вам информация хранится здесь, и вы можете без труда воспользоваться ею. Все находится здесь, и все, что вам нужно сделать, это посмотреть. Теперь встаньте, возьмите одну из книг или один документ и просто пролистайте его, вычитывая тут и там по параграфу, и заметьте, насколько знакомо вам то, что вы читаете.

Когда вы будете находиться в экзаменационной комнате или сядете писать эссе, то есть в любое время, когда вам нужна какая-то информация, просто закройте глаза, представьте эту библиотеку и себя, просматривающего одну-другую книгу или документ, до тех пор, пока не найдете то, что вам нужно. Вы найдете то, что вам нужно, и все запомните. Затем снова откройте глаза и продолжайте работать. Все, что вы выучили, хранится в этой библиотеке, и вы можете мысленно просмотреть книги и найти все, что вам нужно.

Другим изображением, которое часто доказывает свою ценность, является составная картинка-загадка. Пациента просят представить все, что он знает по экзаменационному вопросу, в виде мозаики: кусочки беспорядочно разбросаны перед ним. Все, что ему необходимо для ответа, находится здесь, и ему нужно просто сложить кусочки. Сделав это, пациент увидит, как выстраивается цельная картина, а затем он выйдет из транса и расскажет, что на ней изображено.

Гипноз может оказать значительную помощь в сосредоточивании внимания и исключении волнения перед спортивными играми или артистическими выступлениями. Сейчас для спортивных команд является нормой тот факт, что их сопровождают собственные психологи, в чьи функции входит обнаружение и устранение волнения и слабости, которые могут помешать выступлениям. Применение гипноза способствует снижению любых сложностей такого рода путем рассеивания неподходящего напряжения и исключения отвлекающих эмоций. Вселение уверенности через эго-укрепление также может быть полезным для спортсменов и артистов-исполнителей.

Использование гипноза в суде.

Применение гипноза в расследовании судебных дел в настоящее время является достаточно спорной областью. Усиление воспоминания — “гипермнезия” — через возрастную регрессию до того события, которое расследуется полицией, время от времени показывало, что оно обладает значительной ценностью в получении более детальной информации, чем та, которую способен спонтанно рассказать свидетель. Однако существует опасность того, что психотерапевт может невольно внушить пациенту, находящемуся в состоянии регрессии, собственные представления о его переживаниях.

Например, если человека периодически спрашивают, не слышал ли он определенного шума или не видел ли он определенного объекта, он начинает воспринимать эти повторяющиеся вопросы как указание и постепенно включает предполагаемый звук или объект в свое “воспоминание” события. Это происходит даже в том случае, если вопрос является объективным и непрямым. Простой факт задавания вопросов всегда подразумевает некоторое внушение, и нужно помнить, что субъект более внушаем во время гипноза, чем в другое время.

Вдобавок не все спрашивающие, особенно во время допроса, могут быть вполне объективны и нетенденциозны. По этой причине некоторые штаты в США издали приказ о том, что свидетели, дававшие показания, находясь в состоянии гипноза, не могут впоследствии свидетельствовать в суде. В содействии полицейскому расследованию гипноз может быть полезен лишь иногда. Мы считаем, что любые такие интервью должны быть записаны на видеопленку и внимательно рассмотрены, с тем чтобы деликатно осветить любые включенные предположения и их результат. Подобное рассмотрение обычно является более тщательным (особенно повторное), чем “живое” наблюдение. Очевидно, что существует значительное и естественное беспокойство по поводу применения свидетельства, достигнутого под гипнозом, поэтому Британское общество экспериментального и клинического гипноза выпустило указ о том, что члены общества не должны соглашаться проводить работу такого рода.

Групповой гипноз.

Гипноз может проводиться не только индивидуально, но и на групповых собраниях. Гипнотизеры, как правило, осуществляют индукцию с теми субъектами, которые добровольно хотят участвовать в наглядном показе в группе. Обычной практикой является выбор наиболее восприимчивых людей методом простой индукции, вызывающей неспособность разнять руки или убрать руки, помещенные на макушку, и использование только тех людей, которые хорошо соответствуют запланированному показу. Этот пример приводится просто для того, чтобы показать, что гипнотического состояния легко достичь даже на публике и с несколькими людьми одновременно.

Легкие гипнотические состояния являются вынужденными в разных групповых ситуациях и создаются в психотерапевтических целях. Они используются при подготовке к родам и в других случаях, в которых необходимо справиться с сомнением. Группы, создаваемые для обучения приемам гипноза и медитации, в основном посещаются делопроизводителями и другими людьми, которые имеют очень напряженный образ жизни и которым нужно научиться отключаться и расслабляться.

Групповая индукция может быть такой же специфичной, как и индивидуальная, но иногда при ее осуществлении используется нестрогий подход, который позволяет определенным членам выбирать собственные образы. Добавочные суггестии систематично описанной постепенной релаксации являются ядром такой индукции. Сценарий 2.5 (“Ослабление внимания”) очень хорошо подходит для групповых занятий. Создание определенного образа, например пляжа, берега реки или склона горы, можно осуществить, используя как можно больше деталей и сенсорных данных: зрения, слуха, осязания и обоняния (см. сценарий 18.2).

Сценарий 18.2. Групповая индукция с созданием образов.

(Членов группы попросили устроиться поудобнее, расстегнуть тесную одежду, снять обувь, то есть расположиться, как им нравится.).

Сейчас лучше закройте глаза, чтобы вам было легче сконцентрироваться на том, что я скажу. Я бы хотел, чтобы вы сначала просто расслабились настолько, насколько вы можете. Позвольте вашим рукам и ногам размякнуть, а вашей спине и шее — расслабиться. Уделите особое внимание вашим плечам: дайте им опуститься. Теперь подумайте о вашем лице. Расслабьте щеки и челюсти. Позвольте им ослабеть. Ощутите их вес в то время, как вы расслабляете их мускулы. Расслабьте мускулы лба; позвольте им растянуться и ослабеть. Позвольте вашему лбу стать слабым и мягким. Расслабьте мускулы вокруг глаз так, чтобы можно было почувствовать веки, которые мягко и тяжело нависают над вашими глазами. Расслабьте мускулы вокруг рта; позвольте им стать мягкими и вялыми. Мягкими и слабыми. Не волнуйтесь, если ваш рот откроется... Это степень вашей способности расслабляться... Просто позвольте ему открыться полностью. Полностью расслабьтесь... Полностью расслабьтесь.

Сейчас сосредоточьте внимание на дыхании... Вдохните животом... Вдох глубоко вниз живота. Пока вы делаете это в течение следующих двух или трех минут, заметьте, что ваше дыхание становится медленнее и глубже. Позвольте вашему дыханию проникать глубже в ваше тело всякий раз, когда вы делаете вдох и выдох. Позвольте себе продвинуться еще дальше и почувствовать, что ваше тело становится немного тяжелее. Глубже и глубже... вы все более и более расслаблены. Хорошо.

Теперь представьте, что вы стоите на вершине песчаного пляжа. Он окружает вас со всех сторон, изгибаясь вправо и влево. В конце пляжа находится мыс, простирающийся к морю. Заметьте, что на вас надето и те цвета и очертания, которые вы можете увидеть... Синева неба, глубокие полупрозрачные цвета моря, маленькие волны, создающие ослепляющую линию пены у кромки воды. Солнце светит, и в то время, как вы здесь стоите, вы можете почувствовать его жар на вашей коже. Вы можете почувствовать тепло его лучей, проникающее в ваше тело. Возможно, дует мягкий ветерок, слегка поднимая волосы с вашего лба. Заметьте контраст между теплом солнца и ощущением ветерка. Почувствуйте также запах пляжа, то особенное сочетание моря и соли, и звуков этого места... Мягкие звуки океана, крик морских птиц. Этот пляж — ваше “личное прибежище”. Место, куда вы можете прийти, чтобы оставить ежедневные жизненные тревоги, и где можно насладиться мирным теплом и спокойствием.

Там, где вы стоите, песок сухой и мягкий. Вероятно, вам захочется снять обувь и носки, чтобы почувствовать тепло мягкого и сухого песка под ногами. Как только вы сделаете это, почувствуйте, как ваши ноги слегка погружаются и вы можете ощутить теплый и сухой песок, попадающий между пальцами Вы, может быть, захотите зарыться в него ногами, чтобы почувствовать его лучше. Глядя на воду, вы можете увидеть, что неподалеку впереди находится линия, которая подчеркивает вершину высокой волны, где есть маленькая кайма, состоящая из кусочков сплавного леса и сухих морских водорослей. Возможно, вы захотите прогуляться к воде. Спускаясь, насладитесь ощущением теплого песка под ногами. Как только вы достигнете той линии, заметьте, что песок на другой стороне слегка отличается по цвету и качеству, потому что тот песок, на котором вы стоите, всегда сухой, в то время как ниже песок омывается морем два раза в день. От падающих волн все еще влажно. Край моря еще далеко, вода с мелкой рябью мягко накатывается на песок.

Теперь мне бы хотелось, чтобы вы перешагнули через эту линию, и, как только вы сделаете это, заметьте, как меняется качество песка под ногами, а также то, что он уже не такой теплый, как тот сухой песок, на котором вы только что стояли. Он жестче и немного прохладнее. В то время как вы спускаетесь к кромке воды, заметьте, что песок становится все жестче и прохладнее, а как только вы подойдете близко к воде, он станет влажным и мягким настолько, что ваши пальцы провалятся в него. Постойте здесь минуту-две или, если хотите, вступите в воду и почувствуйте, как освежающе она действует на ваши ступни и щиколотки. Насладитесь мягким ветерком на коже и прохладой под ногами, которая контрастирует с теплотой вашего тела. Прислушайтесь к звуку воды и крикам морских птиц. Почувствуйте свежий запах моря, такой, что его можно попробовать на вкус. Глубоко вдохните этот приятный, чистый, свежий воздух... Постойте там и насладитесь всеми ощущениями, которые вы получаете, начиная с ног, кожи, носа, рта, ушей и глаз. Дайте миру, красоте, теплу и легкости войти в себя.

Насладитесь спокойствием этого места и глубоким чувством физического наслаждения, которое вы испытываете. (Пауза.).

Теперь повернитесь и снова поднимитесь на пляж, отмечая смену качества песка возле линии. Приостановитесь и снова посмотрите на море, отмечая в то же время теплоту и сухость песка под ногами, возможно, прилипшего чуть-чуть к вашим ногам там, где они все еще влажные.

Наслаждаясь ощущениями, связанными с вашим пляжем, знайте, что вы сможете вернуться на этот пляж в любое время в будущем, просто дав себе расслабиться, закрыв глаза и позволив образу пляжа возникнуть в вашей памяти. Отмечайте то, что вы видите, что чувствуете своей кожей и ступнями ног... Звуки моря и птиц… Запах воздуха...

Чуть позже, когда вы снова вернетесь в обычный мир, заберите с собой все хорошие чувства, чтобы, вернувшись к обычной жизни, продолжать чувствовать глубоко внутри себя такое же спокойствие, какое вы чувствуете сейчас.

Теперь позвольте образу пляжа исчезнуть из вашей памяти. Просто дайте ему исчезнуть, зная, что вы можете вернуться туда в любое время, когда только пожелаете... Сейчас я бы хотел, чтобы вы представили себе то, что вы видели перед собой сегодня до того, как закрыли глаза. Создайте в своем воображении образ комнаты, в которой вы сидите. Вспомните размер и форму комнаты, цвет стен, мебель (здесь можно добавить любые подходящие детали). Затем, когда в вашем воображении уже сформируется ясная картина, дайте себе вернуться в обычное состояние пробуждения. Не торопитесь: вы можете выбрать подходящее время... Когда вы будете готовы и образ станет ясным, вы можете позволить глазам открыться, а когда это произойдет, заметьте, что комната точь-в-точь такая, какой вы ее себе представляли. Итак, образ сформирован, и вы можете чувствовать себя все более и более бдительным и проснувшимся, но все еще полностью расслабленным и находящимся в безопасности. Теперь можно полностью проснуться.

Упражнения такого рода могут оказаться очень полезными для общего освобождения от напряжения сами по себе или в комплексе с другой работой по управлению напряжением. Вдобавок контроль над курением и другими привычками может быть развит во время групповых занятий, в которых групповой гипноз занимает важное место.

Предложенные в этой главе варианты использования гипноза в неклинических целях не являются исчерпывающими. Возможные способы применения гипнотических приемов в значительной степени зависят от воображения и творческих способностей психотерапевта.

Заключение.

Гипноз — это не одна из составляющих психотерапии, а техника, которая может самостоятельно применяться в качестве связующего звена в лечении. Об этом уже неоднократно говорилось на страницах нашей книги, поэтому нам осталось добавить лишь несколько слов, чтобы завершить обсуждение этой темы. Любой человек, обладающий некоторой восприимчивостью, мог бы научиться вызывать гипнотическое состояние у тех, кто этого желает, и использовать многие гипнотические феномены. Научить кого-либо проводить психотерапию профессионально и ответственно гораздо труднее. Это занимает больше времени: для того чтобы предпринимать гипнотически опосредованную психотерапию, необходима длительная тренировка. То же самое утверждение верно относительно использования гипноза в лечении физических и психосоматических расстройств.

Использование гипноза людьми, которым не хватает соответствующей профессиональной (клинической) подготовки и опыта, может быть опасным. Так, гипноз может способствовать исчезновению очевидных симптомов заболевания. Кроме того, некоторые гипнотические техники (как, например, возрастная регрессия или другие способы ускорения абреакции) могут стать стимулом, с помощью которого хрупкая или неадекватно защищенная личность будет вынуждена заново пережить какой-либо психотический эпизод. Поэтому перед любой попыткой лечения необходимо проводить правильные диагностические процедуры. Диагноз может быть сделан только на основе предварительной тренировки и опыта в области необходимых дисциплин, а тренировка в самой гипнотерапии такой основой не является.

До настоящего момента в Великобритании законом, контролирующим применение гипноза, остается Акт о гипнозе 1952 года, который запрещает его использование в качестве развлечения. Любой человек может стать частным психотерапевтом и привлекать пациентов без предварительной тренировки, навыков и опыта в медицине, психологии и других дисциплинах. Вдобавок любой человек может организовать учебный курс, дать ему броское название, учредить “профессиональную ассоциацию” и предоставить своим стажерам звучные характеристики и членство. В настоящий момент эта индустрия развивается, и соревнование между соперничающими “компаниями” и “ассоциациями” для стажеров и клиентов также увеличивается. Ни парламент, ни большинство уважаемых профессиональных лиц не проявляют интереса к урегулированию практики гипноза, поэтому пока не удается разработать необходимых стандартов в обучении и профессиональной этике в области психотерапии. Естественно, что практикующие медики, клинические психологи и члены других профессий, связанных со здоровьем, могут использовать гипнотические техники без какой бы то ни было предварительной тренировки или указания по их применению. Можно быть уверенными, что среди наиболее опытных практиков многие являются самоучками, поскольку профессиональное обучение стало развиваться только в последние годы. Обучающие курсы для докторов, стоматологов и психологов сейчас предоставляются Британским обществом медицинского и дентального гипноза и Британским обществом экспериментального и клинического гипноза, а также некоторыми психологами и практикующими медиками, включая и авторов этой книги. В Великобритании до сих пор не существует стандартов или законов для этих обучающих форумов. Австралийское общество гипноза установило учебный план и обязательный экзамен по предмету и практике гипнотерапии. Остается надеяться, что похожие достижения будут внедрены и в Великобритании. Однако в настоящий момент большинство многочисленных и широко рекламируемых обучающих курсов коммерчески поддерживается частными институтами, во главе которых чаще всего стоят люди, не обладающие должными профессиональными навыками и опытом.

Вполне вероятно, что любой врач или психолог получит сведения по гипнотическим техникам из книг, затем апробирует их на своих друзьях и членах семьи, после чего применит свои предварительные навыки использования гипноза на пациентах. Однако официальное обучение, особенно включающее практику с коллегами под постоянным контролем специалистов, является более удовлетворительным.

В частности, уверенность, плавность, познание трудностей, опасностей, ограниченности и относительности методов лучше приобретаются на групповых тренингах или других учебных семинарах.

Терапевтические отношения.

Использование гипноза во многом меняет характер и качество отношений между пациентом и психотерапевтом. Природа отношений, развивающихся в ходе гипнотической работы, будет явно зависеть от отношения и ожидания психотерапевта. Отношение может быть прямым и контролирующим — пациент при этом рассматривается и чувствует себя как объект лечения. Или же психотерапевт может представить себя руководителем и учителем, подчеркивая, что сам пациент контролирует проделываемую работу. В этом случае пациент и психотерапевт занимают более близкое, родственное положение и могут видеть друг в друге сотрудников, а не пациента и врача.

Во время использования гипноза между пациентом и психотерапевтом существует особое чувство близости, которое редко переживается при других формах профессионального контакта. И пациент, и психотерапевт ощущают близость, которая связана с отделением от реальности, является неотъемлемой частью гипнотического состояния и каким-то образом обходит естественную скрытность. Например, многие пациенты, которые подавляют в себе желание зарыдать, по крайней мере, на ранней стадии психотерапевтических отношений, находят, что им легче давать выход чувствам, находясь под гипнозом. Характер гипнотического опыта как будто дает многим пациентам возможность более свободно демонстрировать свои чувства. Психотерапевт в то же время напрямую вовлечен в субъективный опыт пациента: иногда больше, чем в менее директивных формах терапии, даже при либеральном стиле работы.

Эта близость является реальностью, которая иногда используется непорядочными и непрофессиональными людьми, стремящимися к сексуальному или какому-либо другому злоупотреблению. Пациент в состоянии гипноза более восприимчив к такому использованию, чем при других формах психотерапии, — отчасти из-за близости, которая развивается в такого рода работе, а отчасти из-за быстрого и открытого доступа психотерапевта к менее осознанным областям его мыслей и чувств. Вдобавок недобросовестное использование мысленных образов и фантазий, которые у восприимчивых людей бывают равносильны заблуждениям и даже галлюцинациям, делает пациента более открытым для злоупотребления.

Такая история произошла с одной пациенткой, которая явилась на прием к мнимому гипнотизеру и гипнотерапевту из-за устойчивой боли в животе. Она позволила “терапевту” положить руку на свой живот, пока сама находилась в состоянии гипноза. “Терапевт” внушил, что чувство тепла от его руки облегчит боль и что через какое-то время она больше не будет чувствовать ни боли, ни его руки. Чуть позже, когда это внушение сработало, она стала осознавать, что его рука передвинулась в область ее половых органов. На этой стадии она вышла из транса в состоянии крайнего беспокойства и смущения.

Использование гипноза может быть привлекательным для неквалифицированных и непрофессиональных людей по той же причине: установление близости и открытого контакта с более глубокими уровнями личности пациента может оказаться непреодолимо чарующим, так же как и ощутимая сила, которую “терапевт” испытывает в этой ситуации.

Профессионал же получает удовлетворение от того, что он может активнее помогать пациенту, чем во время более традиционных форм психотерапии. Характер сотрудничества в гипнотической работе дает пациенту чувство большей вовлеченности в происходящее, а равноправные отношения между ним и психотерапевтом коренным образом отличаются от традиционных отношений, складывающихся в обычной психодинамической психотерапии.

Перенос не обязательно избегается при использовании гипноза. Конечно, процессы переноса могут обнаружиться быстрее, но, если гипноз применяется правильно и ответственно, пациент, как правило, воспринимает психотерапевта вполне реалистично. Степень, до которой развиваются характеристики переноса между пациентом и психотерапевтом, в значительной степени зависит от задач программы лечения. Если предпринимаемая терапия носит направленный поведенческий характер, то пациент и терапевт участвуют в ней наравне, и феномен переноса на событие, а не на субъекта, является минимальным.

Если гипнотические техники применяются в курсе психодинамической терапии, то перенос усиливается, и это можно полностью использовать для раскрытия сложных проекций, облегчая таким образом их разрешение.

Многие ортодоксальные психотерапевты и аналитики ощущают беспокойство относительно общего мнения, что гипноз и гипнотические переживания способствуют развитию зависимости и снижают решительность пациента. Надеемся, что представленное здесь описание по природе и применению гипноза уменьшит эти беспокойства. Гипноз не представляет собой большей угрозы, чем психотерапия другого рода. Регрессия, которая является основой этого состояния, используется во всех формах эффективной психотерапии. Обнаружить ее должен практикующий врач, к которому пациент обращается по поводу физического недомогания. В аналитической терапии такая регрессия является необходимым процессом, который регулируется в работе над комплексами и фиксациями ранних стадий физического развития пациента, что освобождает пациента от архаичных и сверхустановленных, то есть невротических, реакций.

Использование гипнотических техник, конечно, может привести к установлению зависимости или понижению самооценки пациента и его чувства личной ответственности, но это также относится и к другим терапевтическим техникам.

Гипнотические техники усиливают умение пациента контролировать свое физическое функционирование и принимать большую ответственность за собственные реакции и поведение. Правильное и этическое использование гипнотических техник благоприятно сказывается на независимости и уверенности пациента, в противном же случае истинные цели психотерапии не будут достигнуты.

Кроджер (Kroger, 1977) предупреждает, что, если индукция гипноза и вызывание гипнотических феноменов становятся слишком привлекательными для психотерапевта, он должен перестать использовать эту технику, поскольку делает это скорее ради собственного развлечения, нежели ради пациента.

В то же время использование гипноза станет поистине стоящим для тех психотерапевтов, от которых пациенты уходили еще более расстроенными, чем до начала сессии. Гораздо приятнее, когда пациент уходит в приподнятом настроении. Таким образом, гипнотические техники могут дать психотерапевту ощущение того, что он сделал что-то особенное и необходимое и для себя, и для пациента.

В этой книге даны основные рекомендации по использованию гипноза во множестве областей, касающихся здоровья. Как говорилось в главе 1, материал для книги был взят из личного опыта авторов. По этой причине описание гипнотерапевтических техник здесь может быть более ограниченным, чем в других книгах, так как мы не касались того, в чем не имеем первоклассного опыта. Мы рекомендуем читателям воспользоваться списком библиографии, так как книги, на которые сделаны ссылки, являются очень полезными. В любой из них есть дальнейшие ссылки, следовательно, читателю будет представлен значительный объем литературы.

Мы надеемся, что эта книга поможет тем, кто только начинает использовать гипноз в своей практике. Будьте увереннее — со временем навыки придут, и вы еще создадите новые техники и собственный стиль.

Комментарии.

1 Взгляд, направленный вверх, вызывает напряжение и усталость глазных мышц быстрее, чем когда глаза находятся в нормальной позиции. Вдобавок, по необъяснимым причинам, эта позиция глаз оказывает хорошую помощь в погружении в транс. Кроме того, было отмечено, что степень восприимчивости гипноза у человека может определяться тем, насколько далеко могут подняться в орбитах зрачки. Чем больше зрачок и радужная оболочка могут подняться под верхнее веко, тем выше уровень гипнабельности человека.

2 Постепенно снизьте темп речи, если вы начинаете использовать больше повторений.

3 Человек, входящий в состояние гипноза первый раз, имеет мало представления о том, что от него ожидают и что он должен делать. Следовательно, очень важна ответная реакция; необходимо дать знать пациенту, что он все делает верно. Вдобавок, пока пациент входит в транс, он начинает ощущать некую степень регрессии и должен быть успокоен в этом состоянии, получив искреннее одобрение.

4 Время от времени неизбежно будет происходить моргание. Рассчитывая суггестию по времени так, чтобы она чуть предшествовала морганию или совпадала с ним, вы усилите принятие пациентом указаний. Теперь, когда он будет моргать, он отнесет моргание к гипнотическому ответу на суггестию, даже если, как часто случается, он не соотнес ощущения усталости глаз с внушением, понимая, что это естественное последствие поддерживаемой фиксации. Чем больше человек может связать указаний и ответов в этом случае, тем сильнее будет “установка” пациента, то есть его ожидание своего автоматического отклика на дальнейшее внушение.

5 Если указания, касающиеся моргания, выбраны в подходящее время и пациент все чаще моргает, он будет ожидать, что его глаза непроизвольно закроются. Уже наблюдалось, что моргание на этой стадии постепенно уменьшается, и веки остаются прикрытыми все дольше и дольше. Осторожный выбор времени даст терапевту возможность на этой стадии сделать указания по полному закрытию глаз.

6 Фразы здесь становятся менее директивными: применяемые слова предполагают, что пациент чувствует, как сам погружается в транс, и в то же время выполняет указание “поддаться”. Мягкость и плавность делает указания более серьезными и приемлемыми. Сопротивление прямым указаниям, которое мы все чувствуем во время первой индукции, может быть снижено или устранено какими-то нестрогими словами.

7 Особенно последний абзац должен быть адаптирован к действиям пациента. Последнее указание (“Закройте глаза”) иногда является необходимым. Некоторые пациенты будут стремиться снова открыть глаза в таком полубессознательном состоянии, и им потребуется указание или разрешение оставить глаза закрытыми. Судя по некоторым ситуациям, поведение пациента часто бывает бессознательным, поэтому указание, данное ранее (“Сосредоточьте глаза на красном диске”), остается главным до тех пор, пока не будет получено более или менее прямого распоряжения.

8 См. ссылку. Держа ручку чуть выше прямого взгляда, рисуйте ею в воздухе круг или эллипс. Эти движения увеличат мускульную усталость пациента через движение глаз.

9 Фактор дистанции между глазами и предметом определяет длительность поддерживания бинокулярного зрения. Испытываемая усталость, а также эпизоды двоения, которые следуют за ней, используются как средство для индукции.

10 Эта инструкция содержит противоречие: одновременно происходят усилие и релаксация. Замешательство, вызванное этим обстоятельством (в бессознательном состоянии человек воспринимает инструкции буквально), делает пациента более восприимчивым к следующим указаниям.

11 Если существует задержка или сопротивление в процессе, старайтесь двигать ручку по кругу так, чтобы направить взгляд пациента вниз в то время, как вы говорите “закрыть”. В этом случае пациент, который должен следить за ручкой, не двигая головой, естественно почувствует, что его веки опускаются каждый раз, когда вы говорите “закрыть”, и даже при сильном сопротивлении он наверняка закроет глаза.

12 Помните, что пациенту необходимо заверение в том, что все идет правильно и что он успешно работает и сотрудничает.

13 Обыкновенный метроном, приводимый в движение часами, можно легко переделать во вспышку. Снимите корпус метронома и прикрепите к нему эластичной лентой или липкой пленкой две маленькие батарейки по 1,5 В. Припаяйте проволоку от “+” на одной батарейке к “-” — на другой и две короткие проволоки к другим концам. Соедините одну из тех двух коротких проволок, припаяв ее к одному из контактов на лампочке в 3 В с линзовым наконечником. Припаяйте следующую проволоку к другому контакту на лампочке и припаяйте другой конец этой проволоки к первому контакту на выключателе маленького коленчатого рычага, установленного с одной стороны или сзади корпуса метронома. Другой конец на выключателе соедините с оставшейся проволокой от батареек. Прикрепите лампочку к основанию корпуса метронома напротив батареек так, чтобы она указывала вперед. Просверлите маленькую дырочку сзади каркаса так, чтобы при включении лампочки лучи проникали сквозь отверстие. Приклейте маленький кусочек металлической фольги к гире на нижнем конце маятника, обрезав его так, чтобы он не мешал движению. В этом случае светлый луч не задерживается металлической формой, в то время как маятник двигается мимо отверстия. Луч такой лампы достаточно сильный, чтобы его можно было увидеть за десять футов.

14 Очень похожая индукция описана Барбером (Barber, 1969), использовавшим метроном таким же образом. Сценарий, однако, много потерял в глазах большинства практикующих врачей в связи с использованием слова “сон”. Дело в том, что гипнотерапевты предпочитают избегать любого прямого предположения, что пациент засыпает.

15 Это, конечно, сказано во время работы самого метронома. Все, что говорится до тех пор, пока не остановится метроном, должно рассчитываться в ритме с ним.

16 Естественно, это говорится, когда видно, что пациент начинает моргать чаще.

17 См. ссылку 16.

18 Отметьте смущение, созданное близкими конфликтными указаниями: с одной стороны, позволить себе переместиться дальше, а с другой — дать миру сделать то же самое. Смущение имеет тенденцию облегчать пациенту момент расслабления.

19 Даже с людьми, которые спокойно принимают предположение о неспособности нормально действовать, лучше избегать использования такой фразы, как: “Вы не можете открыть глаза” или какой-либо подобной. Предпочтительны фразы типа: “Они не откроются” или “Ваша рука не согнется” (вместо “Вы не можете согнуть руку”).

20 Это покалывающее ощущение, естественно, последует за легким прикосновением. Его включение в указание является примером использования естественных феноменов с целью усиления веры в процессы и, таким образом, увеличения готовности пациента к принятию и предъявлению указанного феномена по команде.

21 Это ощущение снова является естественным результатом очень легкого прикосновения.

22 Отметьте переход от выражения “Ваша рука” до “Та рука”: цель состоит в том, чтобы пациент почувствовал некоторую степень диссоциации от руки. Это ощущение диссоциации можно будет использовать в последующей работе.

23 Может оказаться полезным, если терапевт ненадолго положит свою руку (крепко, но легко) на плечо пациента, чтобы усилить указание к возвращению в нормальное состояние.

24 Отметьте возвращение к выражению “Ваша рука”: упражнение по диссоциации закончено, и возвращение к прежнему словосочетанию для пациента будет звучать одобряюще.

25 Регулируйте воздействие словом “Глубже”.

26 Вам нельзя начинать и переставать касаться пациента без предупреждения, как только его глаза закроются, и даже после, как только будет достигнут некоторый уровень транса. Непредвиденный физический контакт или его неожиданная потеря, так же как и наступление неожиданной тишины, могут быть ошеломляющими и стимулировать пациента на немедленный выход из транса, часто сопровождающийся волнением, а иногда и гневом, который может подорвать доверие и сотрудничество.

27 Обратите внимание на фразу: “Все остальные”. Значение вашего прикосновения к поднятой руке пациента является таким, что эта рука не расслабится, и, естественно, поднятая рука будет ощущаться жесткой, если вы постепенно ослабите хватку. Когда вы уберете руку, она останется в своем положении, часто совсем застывшем. Как только рука станет достаточно крепкой, опустите ее на время. Пациент почувствует, что рука осталась в той позиции, в какой вы ее установили, и не будет ощущать, что сам удерживает ее там. Вследствие этого его вера в то, что с ним происходит, а также его готовность к дальнейшим указаниям усилятся.

28 В этом высказывании существует скрытое включенное предположение, что рука находилась в ненормальном состоянии. Таким образом, переход пациента в гипнотическое состояние снова усилится.

29 См. ссылку 26. Как уже подчеркивалось в обсуждении индукции, психотерапевту нужно предусмотреть все неожиданные моменты. Кроме того, существует элемент установления ожидания, который особенно ценен в связи со следующим сложным процессом.

30 Нельзя забывать о важности соблюдения всех предложенных феноменов, таких как чувства релаксации, комфорта и т. д. Во время подготовки пациентки, которая страшно боялась выходить на работу, один из авторов использовал образ бетонного блока, упавшего на ее ноги. В конце сессии, когда пациентка собиралась уходить, она сказала, что одна нога все еще ощущает его тяжесть. Чтобы удалить блок полностью, психотерапевту пришлось вернуть ее в состояние транса.

31 Если индукция возникла от глазной каталепсии, добавьте такую фразу: “Когда я попрошу вас открыть глаза, вы обнаружите, что они отлично открываются”.

32 Полезно менять темп так, чтобы после каждого закрытия глаз вы говорили довольно быстро, а затем, по мере того как пациент все глубже проваливался в транс, постепенно снижали скорость.

33 Здесь снова меняется скорость, чтобы подчеркнуть природу переживания. При ведении обратного отсчета следует начинать медленно, но постепенно увеличивать скорость. Если же вы считаете от одного и дальше и пациент погружается в транс, начните довольно быстро и постепенно замедлите темп. На последней цифре, когда пациент явно опустился в удовлетворительный, глубокий транс, позвольте себе делать все более длинные паузы между последними несколькими цифрами. Меняйте степень интенсивности и звук подачи, снова подчеркивая пробуждающийся процесс, в то время как вы отсчитываете назад, к единице, и переход к тишине, спокойствию и миру, когда снова отсчитываете вперед. Таким образом, слово “бодрствующий” будет сказано по-настоящему живо, а фраза “глубоко-глубоко вниз” — тихо, медленно и глубоким голосом.

34 Некоторые пациенты опасаются, что не смогут выйти из транса сами или проведут слишком много времени в трансе до того, как решат проснуться. Особенно это касается деловых исполнителей, которым психотерапевты рекомендуют регулярно проводить сеансы самогипнотической релаксации для снятия стресса. По вышеперечисленным причинам они часто останавливаются всего лишь на нескольких минутах такой практики. В этих случаях полезно устанавливать четкие границы времени, которое они проведут в трансе, а также давать установку, предполагающую, что в конце этого периода они автоматически и без труда вернутся в нормальное состояние аналогично тому, как люди просыпаются перед звонком будильника.

35 Т. Барбер и его коллеги придумали серию тестов, состоящих из специфических указаний, таких как “поднять руку”, “сохранять неподвижность” и т. д. Ответы пациентов подсчитаны: шкала цитируется в различных публикациях, в том числе и у Барбера (Barber, 1969).

36 Стенфордская шкала, которая содержит много пунктов, аналогичных пунктам шкалы Барбера, вероятно, более широко используется в клинической практике. Ее можно найти в Weitzenhoffer и Hilgard (1959; 1962; 1963).

37 Гипнотическая шкала Гарварда была придумана Р. Шором и E. Орном (Shorn, Orne, 1962).

38 Если пациент погрузился в глубокий транс очень быстро, то это указание, конечно, можно выпустить.

39 Если вы хотите сделать паузу, чтобы дать пациенту время продвинуться дальше, предупредите его, что вы собираетесь замолчать, а через некоторое время снова начнете говорить. Вы можете также повторять указания медленнее и тише, делая короткие паузы между фразами.

40 Если вы хотите сделать паузу, снова предупредите пациента.

41 Некоторым пациентам тяжело ощущать возрастную регрессию без помощи психотерапевта. Некоторые, как обсуждалось ранее, не могут идентифицировать хорошее переживание, к которому они могут вернуться. Следующий сценарий организован, чтобы облегчить таким пациентам регрессию до хорошего опыта путем одновременного обеспечения их центром внимания и стимулом к воспоминанию.

42 С этого момента и до тех пор, пока пациент не даст сигнал, что он нашел правильный образ, указания даются медленнее, с более длительными паузами и более тихим голосом, просто, чтобы предложить помощь, если пациент испытывает сложность, и дать ему время для работы.

43 Если пациент еще не дал сигнал, повторите, что он может выбрать любое время, пролистывая страницы альбома и ожидая, пока воспоминание не привлечет его внимания.

44 Если пациент согласен, попросите его описать в деталях обстановку и событие, которое он вспоминает. Чтобы усилить непосредственность переживания, сами используйте настоящее длительное время, побуждая таким образом пациента к тому же. Подчеркните все пять сенсорных модальностей с каким-либо указанием, например: “Возможно, есть какой-то особенный запах, который вы ассоциируете с этим местом” или “Почувствуйте солнце/ветер/воду на теле и берег/скамейку/песок, на котором вы лежите/сидите/стоите”. Если пациент не хочет сообщать вам о содержании образа, скажите: “Ничего, все в порядке. Просто уделите особенное внимание всему, что вы чувствуете, видите, слышите, ощущаете и, может быть, даже пробуете. Заметьте температуру воздуха на вашей коже и ощущение поверхности, на которой вы стоите, сидите, лежите”. Пациенты, конечно, очень редко рассказывают о пустом альбоме, просто им нужно достаточно времени, чтобы дать образу материализоваться. В таких случаях иногда обнаруживается, что восстановленный образ смешал эмоциональные ассоциации. Например, у одной женщины таким воспоминанием стал день ее свадьбы, хотя она только что подала на развод. Ее настоящие обстоятельства, однако, не снизили ценности использования этого воспоминания.

45 Психотерапевт должен проявить изобретательность, чтобы идентифицировать и усилить позитивные эмоциональные реакции, на которые указывает пациент. Если у психотерапевта нет ни малейшего понятия о содержании воссозданного пациентом воспоминания или о природе его переживаний, то ему потребуется гораздо больше общих фраз, таких как: “Заметьте, как хорошо вы себя чувствуете, как вы счастливы, как вы себе нравитесь, как вы уверены и сильны”.

46 Заметьте, что первый пример приближения сигареты ко рту не ассоциируется с напряжением, а ее дистанцирование ото рта связывается с релаксацией. Иногда уместно повторить упражнение в этой форме, по крайней мере, один раз: связь между релаксацией и естественностью должна быть первичной, а между представлением и напряжением — второстепенной и служить также в качестве усиления релаксации в обычном применении. Важно избежать аверсивного усиления эмфазы во всем процессе.

47 В таких случаях, однако, все еще существует сильная вероятность негодования, гнева и схожих чувств, направленных на ребенка и спрятанных, естественно, очень глубоко. Весьма вероятно, что возрастающая усталость родителей в такой ситуации берет свое начало частично из этих чувств.

48 Для тех, кто не полностью знаком с терминологией поведенческой терапии, следующая модель облегчит понимание используемых терминов. Собака представлена с тарелкой мяса: она выделяет слюну. Мясо является безусловным стимулом, а слюноотделение на этой стадии — безусловной реакцией. Звонок прозвенел в то время, когда принесли мясо, и собака стала выделять слюну. Мясо, как и раньше, является безусловным стимулом, а слюноотделение — безусловной реакцией. Когда это согласование повторилось несколько раз, вводится новое согласование: звонок звенит, и собака выделяет слюну безо всякого мяса. Теперь звонок является условным стимулом, а слюноотделение — условной реакцией.

49 Можно предположить, что пациент показывает интенсивность своего волнения поднятием пальца или руки: палец поднимается, когда возрастает волнение, и снова опускается, когда оно исчезает.

50 Детальное описание одного из таких экспериментов описывается Блиссом (Eugen L. Bliss, 1986, p. 103).

51 Не боясь повториться, подчеркнем важность одобрения пациента и ответной реакции по поводу его выступления. Помните, что необходимо добавлять “Хорошо”, как только представится возможность.

52 Как только выработается анестезия, пациент перестанет чувствовать свою руку и обнаружит, что ему очень тяжело ею двигать. Следовательно, нужно взять его руку в запястье выше предела анестезии. Если вы будете держать ее далеко от этого места, пациент, вероятно, не почувствует вашего прикосновения, и устрашающее ощущение того, что его рука двигается по воле невидимого прикосновения, может разрушить процесс.

53 Этот инцидент хорошо иллюстрирует важную стадию. Время от времени могут появляться пациенты разного возраста, которые совсем не отвечают на индукцию. Такие случаи вызывают замешательство, особенно при работе с детьми, хотя это неправильно. В приведенном примере ребенок очень хорошо участвовал в диалоге, который произошел, когда стало очевидно, что не было никакого отклика на первую индукцию. Положительный результат был достигнут благодаря фиксации взгляда ребенка на монетке.

Терапевт: Это не очень хорошо сработало, не так ли?

Ребенок (со смешком): Да.

Терапевт: Может, мы попробуем другой способ, чтобы попасть в сказочную страну?

Ребенок: Да.

Терапевт: Положи свой магический ключ на этот стул, чтобы посмотреть на него, если захочется. Но, мне кажется, тебе следует закрыть глаза, так как я бы хотел, чтобы ты представил себе кое-что, и это легче сделать с закрытыми глазами. Да, хорошо, вот так. Теперь, представь, что к твоей руке привязан воздушный шарик... и т. д.

54 Итальянская монета в 500 лир особенно подходит для этого. Она очень тяжела, гладка на ощупь и состоит из коричневой металлической монетки, помещенной внутрь белой монетки большего размера. Ее заметное отличие от знакомых монет является ценным качеством, а вес и фактура помогают ей легко проскальзывать между пальцами. Другой полезный предмет — маленькая карточка с тремя прямоугольниками сильных, почти прозрачных основных цветов. Глядя на такую карточку, начинаешь видеть пятна дополнительных цветов. Эту иллюзию можно сложить в узор.

55 См. ссылку 54, касающийся подходящих монет, и т. д.

56 Если необходимо, попросите ребенка протянуть одну руку в нужном направлении.

57 Если необходимо, помогите ребенку правильно поместить руку.

58 Покажите ребенку на примере то, чего от него ожидают.

59 Психотерапевт продолжает встряхивать шарик до тех пор, пока ребенок не сможет это свободно сделать сам.

60 Если станет ясно, что ребенок не может поднять руку, сделайте дальнейшие указания, такие как: “Просто попробуй расслабить свою руку на шаре, чтобы почувствовать, как она поднимается выше и выше”.

61 Рассчитайте дыхание.

62 Это внушение неопределенно и двойственно относится к внутренней картине или образу и к “реальному миру” кабинета, где проходит консультация. Оно предполагает некоторую степень смущения, что является весьма полезным; связывает детские переживания в словесную форму и выражает осведомленность терапевта о том, что чувствует ребенок.

63 Помните о важности использования слов, употребляемых в данной конкретной семье.

64 Сон начинайте сочинять с материала, взятого из плохого сна, который описал ребенок.

65 Термин “болезненное поведение” используется в двух совершенно разных смыслах в различных областях медицины. В педиатрии и детской психиатрии он означает поведение, повторяющее симптомы болезни, которой ребенок страдал, уже после ее разрешения. В медицинской социологии термин, конечно, используется в совершенно другом смысле.

66 Обратите внимание на использование настоящего времени. Пациенты часто бывают неспособны с самого начала погрузиться в полученный опыт, но, если они начнут вслед за терапевтом использовать настоящее время, это будет способствовать их погружению, скорее, в повторное переживание, а не в воспоминание.

67 Продолжайте формировать адекватную картину пациента на этой стадии и, если необходимо, велите пациенту стать старше или младше, чтобы найти значимые для него событие или ситуацию. Рассказ пациента о его переживании будет направлять вмешательство психотерапевта.

Библиография.

Barber, Т. X. (1969) Hypnosis: A Scientific Approach. New York: Van Nostrand Reinhold.

Beahrs, J. O. (1982) Unity and Multiplicity. New York: Brunner/Mazel.

Berne, E. (1964) Games People Play. Harmondsworth: Penguin.

Bliss, E. L. (1986) Multiple Personality, Allied Disorders, and Hypnosis. London/New York: Oxford University Press.

Burrows, G. D., and Dennerstein, L. (1980) Handbook of Hypnosis and Psychosomatic Medicine. Amsterdam: Elsevier/North-Holland Biomedical Press.

Caplan, G. (1964) Principles of Preventive Psychiatry. New York: Basic.

Chapman, L. F, Goodell, H, and Wolff, H. G. (1959) "Changes in tissue vulnerability induced during hypnotic suggestion"// Journal of Psychosomatic Research, 4: 99—105.

Collison, D. K. (1980) "Hypnosis and respiratory disease", in Burrows, G. D., and Dennerstein, L. Handbook of Hypnosis and Psychosomatic Medicine. Amsterdam: Elsevier/North-Holland Biomedical Press.

Crasilneck, H. В., and Hall, J. A. (1985) Clinical Hypnosis: Principles and Applications. New York/London: Grune & Stratton.

Dixon, N. F. (1981) Preconscious Processing. Chichester: Wiley.

DSM-III (1980) The Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. American Psychiatric Association.

Edelstien, M. G. (1981) Trauma, Trance, and Transformation. New York: Brunner/Mazel.

Erickson, M. H, Hershman, S, and Secter, I. L (1981) The Practical Application of Medical and Dental Hypnosis. Chicago: Seminars on Hypnosis Publishing Company.

Gardner, G. G., and Olness, K. (1981) Hypnosis and Hypnotherapy with Children. New York: Grune & Stratton.

Gellner, E. (1985) The Psychoanalytic Movement. London: Paladin.

Hartland, J. (1971) Medical and Denial Hypnosis and its Clinical Applications. London: Ваi11iаrе Tindall.

Hilgard, J. R., and Le Baron, S. (1984) Hypnotherapy of Pain in Children with Cancer. Los Alto, CA: William Kaufmann.

ICD (1977) International Classification of Diseases. London: HMSO.

Jackson, J. A, and Merrington, H. N. (1980) "Hypnosis in family medicine" in Burrows, G.D., and Dennerstein, L. Handbook of Hypnosis and Psychosomatic Medicine. Amsterdam: Elsevier/North-Holl-and Biomedical Press.

Karle, H. W. A. (1984) "Hypnosis as an adjunct in analytic psychotherapy", Proceedings of 1st Annual Conference, British Society of Experimental and Clinical Hypnosis.

1985) "Hypnotherapy in the treatment of childhood eczema", Proceedings of 2nd Annual Conference, British Society of Experimental and Clinical Hypnosis (on audiotape only).

1986) "Ego state therapy in a case of childhood sexual abuse", Proceedings of the 3rd Annual Conference, The British Society of Experimental and Clinical Hypnosis.

(1987a) Hypnosis and Hypnotherapy: A Patient's Guide. London: Thorsons.

(1987b) "Hypnosis in psychotherapy in the 1980s", Free Associations, 8: 58—80.

Kroger, W.S. (1977) Clinical and Experimental Hypnosis. Philadelphia, PA: J. B. Lippincott.

Marks, N, Onisiphorou, C, and Karle, H. W. A. (1985) "A controlled trial of hypnotherapy in tinnitus"// Clinical Otolaryngology, 10:43—6.

Mitchell, S. L. (1914) in B. Sidis. Symptomatology, Psychognosis and Diagnosis of Psychopathic Diseases. Boston, MA: Richard G. Badger.

Rimm, D, and Masters, J. (1979) Behavior Therapy: Techniques and Empirical Findings. New York: Academic Press.

Schreiber, F. H. (1974) Sybil. Harmondsworth: Penguin.

Sharff, D. Е. (1982) The Sexual Relationship. Boston/London: Routledge & Kegan Paul.

Shor, R. E, and Orne, E. G. (1962) The Harvard Group Scale of Hypnotic Susceptibility Form A. Palo Alto, С A: Consulting Psychologists Press.

Watkins, H. and J. (1979) "The theory and practice of ego state therapy", in H. Grayson, ed. Short-term Approaches to Psychotherapy. New York: National Institute for the Psychotherapies and Human Sciences Press.

Weitzenhoffer, A. M, and Hilgard, E. R. (1959) Stanford Hypnotic Susceptibility Scale Forms A and B. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press.

(1962) Stanford Hypnotic Susceptibility Scale Form С Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press.

(1963) Stanford Profile Scale of Hypnotic Susceptibility, Forms I and II. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press.

Wolpe, J. (1958) Psychotherapy by Reciprocal Inhibition. Stanford, CA: Stanford University Press.

Wright, E. (1979) The New Childbirth. London: Spar Books.

Примечания.

1.

Взгляд, направленный вверх, вызывает напряжение и усталость глазных мышц быстрее, чем когда глаза находятся в нормальной позиции. Вдобавок, по необъяснимым причинам, эта позиция глаз оказывает хорошую помощь в погружении в транс. Кроме того, было отмечено, что степень восприимчивости гипноза у человека может определяться тем, насколько далеко могут подняться в орбитах зрачки. Чем больше зрачок и радужная оболочка могут подняться под верхнее веко, тем выше уровень гипнабельности человека.

2.

Постепенно снизьте темп речи, если вы начинаете использовать больше повторений.

3.

Человек, входящий в состояние гипноза первый раз, имеет мало представления о том, что от него ожидают и что он должен делать. Следовательно, очень важна ответная реакция; необходимо дать знать пациенту, что он все делает верно. Вдобавок, пока пациент входит в транс, он начинает ощущать некую степень регрессии и должен быть успокоен в этом состоянии, получив искреннее одобрение.

4.

Время от времени неизбежно будет происходить моргание. Рассчитывая суггестию по времени так, чтобы она чуть предшествовала морганию или совпадала с ним, вы усилите принятие пациентом указаний. Теперь, когда он будет моргать, он отнесет моргание к гипнотическому ответу на суггестию, даже если, как часто случается, он не соотнес ощущения усталости глаз с внушением, понимая, что это естественное последствие поддерживаемой фиксации. Чем больше человек может связать указаний и ответов в этом случае, тем сильнее будет “установка” пациента, то есть его ожидание своего автоматического отклика на дальнейшее внушение.

5.

Если указания, касающиеся моргания, выбраны в подходящее время и пациент все чаще моргает, он будет ожидать, что его глаза непроизвольно закроются. Уже наблюдалось, что моргание на этой стадии постепенно уменьшается, и веки остаются прикрытыми все дольше и дольше. Осторожный выбор времени даст терапевту возможность на этой стадии сделать указания по полному закрытию глаз.

6.

Фразы здесь становятся менее директивными: применяемые слова предполагают, что пациент чувствует, как сам погружается в транс, и в то же время выполняет указание “поддаться”. Мягкость и плавность делает указания более серьезными и приемлемыми. Сопротивление прямым указаниям, которое мы все чувствуем во время первой индукции, может быть снижено или устранено какими-то нестрогими словами.

7.

Особенно последний абзац должен быть адаптирован к действиям пациента. Последнее указание (“Закройте глаза”) иногда является необходимым. Некоторые пациенты будут стремиться снова открыть глаза в таком полубессознательном состоянии, и им потребуется указание или разрешение оставить глаза закрытыми. Судя по некоторым ситуациям, поведение пациента часто бывает бессознательным, поэтому указание, данное ранее (“Сосредоточьте глаза на красном диске”), остается главным до тех пор, пока не будет получено более или менее прямого распоряжения.

8.

См. ссылку 1. Держа ручку чуть выше прямого взгляда, рисуйте ею в воздухе круг или эллипс. Эти движения увеличат мускульную усталость пациента через движение глаз.

9.

Фактор дистанции между глазами и предметом определяет длительность поддерживания бинокулярного зрения. Испытываемая усталость, а также эпизоды двоения, которые следуют за ней, используются как средство для индукции.

10.

Эта инструкция содержит противоречие: одновременно происходят усилие и релаксация. Замешательство, вызванное этим обстоятельством (в бессознательном состоянии человек воспринимает инструкции буквально), делает пациента более восприимчивым к следующим указаниям.

11.

Если существует задержка или сопротивление в процессе, старайтесь двигать ручку по кругу так, чтобы направить взгляд пациента вниз в то время, как вы говорите “закрыть”. В этом случае пациент, который должен следить за ручкой, не двигая головой, естественно почувствует, что его веки опускаются каждый раз, когда вы говорите “закрыть”, и даже при сильном сопротивлении он наверняка закроет глаза.

12.

Помните, что пациенту необходимо заверение в том, что все идет правильно и что он успешно работает и сотрудничает.

13.

Обыкновенный метроном, приводимый в движение часами, можно легко переделать во вспышку. Снимите корпус метронома и прикрепите к нему эластичной лентой или липкой пленкой две маленькие батарейки по 1,5 В. Припаяйте проволоку от “+” на одной батарейке к “-” —на другой и две короткие проволоки к другим концам. Соедините одну из тех двух коротких проволок, припаяв ее к одному из контактов на лампочке в 3 В с линзовым наконечником. Припаяйте следующую проволоку к другому контакту на лампочке и припаяйте другой конец этой проволоки к первому контакту на выключателе маленького коленчатого рычага, установленного с одной стороны или сзади корпуса метронома. Другой конец на выключателе соедините с оставшейся проволокой от батареек. Прикрепите лампочку к основанию корпуса метронома напротив батареек так, чтобы она указывала вперед. Просверлите маленькую дырочку сзади каркаса так, чтобы при включении лампочки лучи проникали сквозь отверстие. Приклейте маленький кусочек металлической фольги к гире на нижнем конце маятника, обрезав его так, чтобы он не мешал движению. В этом случае светлый луч не задерживается металлической формой, в то время как маятник двигается мимо отверстия. Луч такой лампы достаточно сильный, чтобы его можно было увидеть за десять футов.

14.

Очень похожая индукция описана Барбером (Barber, 1969), использовавшим метроном таким же образом. Сценарий, однако, много потерял в глазах большинства практикующих врачей в связи с использованием слова “сон”. Дело в том, что гипнотерапевты предпочитают избегать любого прямого предположения, что пациент засыпает.

15.

Это, конечно, сказано во время работы самого метронома. Все, что говорится до тех пор, пока не остановится метроном, должно рассчитываться в ритме с ним.

16.

Естественно, это говорится, когда видно, что пациент начинает моргать чаще.

17.

См. ссылку 16.

18.

Отметьте смущение, созданное близкими конфликтными указаниями: с одной стороны, позволить себе переместиться дальше, а с другой —дать миру сделать то же самое. Смущение имеет тенденцию облегчать пациенту момент расслабления.

19.

Даже с людьми, которые спокойно принимают предположение о неспособности нормально действовать, лучше избегать использования такой фразы, как: “Вы не можете открыть глаза” или какой-либо подобной. Предпочтительны фразы типа: “Они не откроются” или “Ваша рука не согнется” (вместо “Вы не можете согнуть руку”).

20.

Это покалывающее ощущение, естественно, последует за легким прикосновением. Его включение в указание является примером использования естественных феноменов с целью усиления веры в процессы и, таким образом, увеличения готовности пациента к принятию и предъявлению указанного феномена по команде.

21.

Это ощущение снова является естественным результатом очень легкого прикосновения.

22.

Отметьте переход от выражения “Ваша рука” до “Та рука”: цель состоит в том, чтобы пациент почувствовал некоторую степень диссоциации от руки. Это ощущение диссоциации можно будет использовать в последующей работе.

23.

Может оказаться полезным, если терапевт ненадолго положит свою руку (крепко, но легко) на плечо пациента, чтобы усилить указание к возвращению в нормальное состояние.

24.

Отметьте возвращение к выражению “Ваша рука”: упражнение по диссоциации закончено, и возвращение к прежнему словосочетанию для пациента будет звучать одобряюще.

25.

Регулируйте воздействие словом “Глубже”.

26.

Вам нельзя начинать и переставать касаться пациента без предупреждения, как только его глаза закроются, и даже после, как только будет достигнут некоторый уровень транса. Непредвиденный физический контакт или его неожиданная потеря, так же как и наступление неожиданной тишины, могут быть ошеломляющими и стимулировать пациента на немедленный выход из транса, часто сопровождающийся волнением, а иногда и гневом, который может подорвать доверие и сотрудничество.

27.

Обратите внимание на фразу: “Все остальные”. Значение вашего прикосновения к поднятой руке пациента является таким, что эта рука не расслабится, и, естественно, поднятая рука будет ощущаться жесткой, если вы постепенно ослабите хватку. Когда вы уберете руку, она останется в своем положении, часто совсем застывшем. Как только рука станет достаточно крепкой, опустите ее на время. Пациент почувствует, что рука осталась в той позиции, в какой вы ее установили, и не будет ощущать, что сам удерживает ее там. Вследствие этого его вера в то, что с ним происходит, а также его готовность к дальнейшим указаниям усилятся.

28.

В этом высказывании существует скрытое включенное предположение, что рука находилась в ненормальном состоянии. Таким образом, переход пациента в гипнотическое состояние снова усилится.

29.

См. ссылку 26. Как уже подчеркивалось в обсуждении индукции, психотерапевту нужно предусмотреть все неожиданные моменты. Кроме того, существует элемент установления ожидания, который особенно ценен в связи со следующим сложным процессом.

30.

Нельзя забывать о важности соблюдения всех предложенных феноменов, таких как чувства релаксации, комфорта и т. д. Во время подготовки пациентки, которая страшно боялась выходить на работу, один из авторов использовал образ бетонного блока, упавшего на ее ноги. В конце сессии, когда пациентка собиралась уходить, она сказала, что одна нога все еще ощущает его тяжесть. Чтобы удалить блок полностью, психотерапевту пришлось вернуть ее в состояние транса.

31.

Если индукция возникла от глазной каталепсии, добавьте такую фразу: “Когда я попрошу вас открыть глаза, вы обнаружите, что они отлично открываются”.

32.

Полезно менять темп так, чтобы после каждого закрытия глаз вы говорили довольно быстро, а затем, по мере того как пациент все глубже проваливался в транс, постепенно снижали скорость.

33.

Здесь снова меняется скорость, чтобы подчеркнуть природу переживания. При ведении обратного отсчета следует начинать медленно, но постепенно увеличивать скорость. Если же вы считаете от одного и дальше и пациент погружается в транс, начните довольно быстро и постепенно замедлите темп. На последней цифре, когда пациент явно опустился в удовлетворительный, глубокий транс, позвольте себе делать все более длинные паузы между последними несколькими цифрами. Меняйте степень интенсивности и звук подачи, снова подчеркивая пробуждающийся процесс, в то время как вы отсчитываете назад, к единице, и переход к тишине, спокойствию и миру, когда снова отсчитываете вперед. Таким образом, слово “бодрствующий” будет сказано по-настоящему живо, а фраза “глубоко-глубоко вниз” —тихо, медленно и глубоким голосом.

34.

Некоторые пациенты опасаются, что не смогут выйти из транса сами или проведут слишком много времени в трансе до того, как решат проснуться. Особенно это касается деловых исполнителей, которым психотерапевты рекомендуют регулярно проводить сеансы самогипнотической релаксации для снятия стресса. По вышеперечисленным причинам они часто останавливаются всего лишь на нескольких минутах такой практики. В этих случаях полезно устанавливать четкие границы времени, которое они проведут в трансе, а также давать установку, предполагающую, что в конце этого периода они автоматически и без труда вернутся в нормальное состояние аналогично тому, как люди просыпаются перед звонком будильника.

35.

Т. Барбер и его коллеги придумали серию тестов, состоящих из специфических указаний, таких как “поднять руку”, “сохранять неподвижность” и т. д. Ответы пациентов подсчитаны: шкала цитируется в различных публикациях, в том числе и у Барбера (Barber, 1969).

36.

Стенфордская шкала, которая содержит много пунктов, аналогичных пунктам шкалы Барбера, вероятно, более широко используется в клинической практике. Ее можно найти в Weitzenhoffer и Hilgard (1959; 1962; 1963).

37.

Гипнотическая шкала Гарварда была придумана Р. Шором и E. Орном (Shorn, Orne, 1962).

38.

Если пациент погрузился в глубокий транс очень быстро, то это указание, конечно, можно выпустить.

39.

Если вы хотите сделать паузу, чтобы дать пациенту время продвинуться дальше, предупредите его, что вы собираетесь замолчать, а через некоторое время снова начнете говорить. Вы можете также повторять указания медленнее и тише, делая короткие паузы между фразами.

40.

Если вы хотите сделать паузу, снова предупредите пациента.

41.

Некоторым пациентам тяжело ощущать возрастную регрессию без помощи психотерапевта. Некоторые, как обсуждалось ранее, не могут идентифицировать хорошее переживание, к которому они могут вернуться. Следующий сценарий организован, чтобы облегчить таким пациентам регрессию до хорошего опыта путем одновременного обеспечения их центром внимания и стимулом к воспоминанию.

42.

С этого момента и до тех пор, пока пациент не даст сигнал, что он нашел правильный образ, указания даются медленнее, с более длительными паузами и более тихим голосом, просто, чтобы предложить помощь, если пациент испытывает сложность, и дать ему время для работы.

43.

Если пациент еще не дал сигнал, повторите, что он может выбрать любое время, пролистывая страницы альбома и ожидая, пока воспоминание не привлечет его внимания.

44.

Если пациент согласен, попросите его описать в деталях обстановку и событие, которое он вспоминает. Чтобы усилить непосредственность переживания, сами используйте настоящее длительное время, побуждая таким образом пациента к тому же. Подчеркните все пять сенсорных модальностей с каким-либо указанием, например: “Возможно, есть какой-то особенный запах, который вы ассоциируете с этим местом” или “Почувствуйте солнце/ветер/воду на теле и берег/скамейку/песок, на котором вы лежите/сидите/стоите”. Если пациент не хочет сообщать вам о содержании образа, скажите: “Ничего, все в порядке. Просто уделите особенное внимание всему, что вы чувствуете, видите, слышите, ощущаете и, может быть, даже пробуете. Заметьте температуру воздуха на вашей коже и ощущение поверхности, на которой вы стоите, сидите, лежите”. Пациенты, конечно, очень редко рассказывают о пустом альбоме, просто им нужно достаточно времени, чтобы дать образу материализоваться. В таких случаях иногда обнаруживается, что восстановленный образ смешал эмоциональные ассоциации. Например, у одной женщины таким воспоминанием стал день ее свадьбы, хотя она только что подала на развод. Ее настоящие обстоятельства, однако, не снизили ценности использования этого воспоминания.

45.

Психотерапевт должен проявить изобретательность, чтобы идентифицировать и усилить позитивные эмоциональные реакции, на которые указывает пациент. Если у психотерапевта нет ни малейшего понятия о содержании воссозданного пациентом воспоминания или о природе его переживаний, то ему потребуется гораздо больше общих фраз, таких как: “Заметьте, как хорошо вы себя чувствуете, как вы счастливы, как вы себе нравитесь, как вы уверены и сильны”.

46.

Заметьте, что первый пример приближения сигареты ко рту не ассоциируется с напряжением, а ее дистанцирование ото рта связывается с релаксацией. Иногда уместно повторить упражнение в этой форме, по крайней мере, один раз: связь между релаксацией и естественностью должна быть первичной, а между представлением и напряжением — второстепенной и служить также в качестве усиления релаксации в обычном применении. Важно избежать аверсивного усиления эмфазы во всем процессе.

47.

В таких случаях, однако, все еще существует сильная вероятность негодования, гнева и схожих чувств, направленных на ребенка и спрятанных, естественно, очень глубоко. Весьма вероятно, что возрастающая усталость родителей в такой ситуации берет свое начало частично из этих чувств.

48.

Для тех, кто не полностью знаком с терминологией поведенческой терапии, следующая модель облегчит понимание используемых терминов. Собака представлена с тарелкой мяса: она выделяет слюну. Мясо является безусловным стимулом, а слюноотделение на этой стадии — безусловной реакцией. Звонок прозвенел в то время, когда принесли мясо, и собака стала выделять слюну. Мясо, как и раньше, является безусловным стимулом, а слюноотделение — безусловной реакцией. Когда это согласование повторилось несколько раз, вводится новое согласование: звонок звенит, и собака выделяет слюну безо всякого мяса. Теперь звонок является условным стимулом, а слюноотделение — условной реакцией.

49.

Можно предположить, что пациент показывает интенсивность своего волнения поднятием пальца или руки: палец поднимается, когда возрастает волнение, и снова опускается, когда оно исчезает.

50.

Детальное описание одного из таких экспериментов описывается Блиссом (Eugen L. Bliss, 1986, p. 103).

51.

Не боясь повториться, подчеркнем важность одобрения пациента и ответной реакции по поводу его выступления. Помните, что необходимо добавлять “Хорошо”, как только представится возможность.

52.

Как только выработается анестезия, пациент перестанет чувствовать свою руку и обнаружит, что ему очень тяжело ею двигать. Следовательно, нужно взять его руку в запястье выше предела анестезии. Если вы будете держать ее далеко от этого места, пациент, вероятно, не почувствует вашего прикосновения, и устрашающее ощущение того, что его рука двигается по воле невидимого прикосновения, может разрушить процесс.

53.

Этот инцидент хорошо иллюстрирует важную стадию. Время от времени могут появляться пациенты разного возраста, которые совсем не отвечают на индукцию. Такие случаи вызывают замешательство, особенно при работе с детьми, хотя это неправильно. В приведенном примере ребенок очень хорошо участвовал в диалоге, который произошел, когда стало очевидно, что не было никакого отклика на первую индукцию. Положительный результат был достигнут благодаря фиксации взгляда ребенка на монетке.

Терапевт: Это не очень хорошо сработало, не так ли?

Ребенок (со смешком): Да.

Терапевт: Может, мы попробуем другой способ, чтобы попасть в сказочную страну?

Ребенок: Да.

Терапевт: Положи свой магический ключ на этот стул, чтобы посмотреть на него, если захочется. Но, мне кажется, тебе следует закрыть глаза, так как я бы хотел, чтобы ты представил себе кое-что, и это легче сделать с закрытыми глазами. Да, хорошо, вот так. Теперь, представь, что к твоей руке привязан воздушный шарик... и т. д.

54.

Итальянская монета в 500 лир особенно подходит для этого. Она очень тяжела, гладка на ощупь и состоит из коричневой металлической монетки, помещенной внутрь белой монетки большего размера. Ее заметное отличие от знакомых монет является ценным качеством, а вес и фактура помогают ей легко проскальзывать между пальцами. Другой полезный предмет — маленькая карточка с тремя прямоугольниками сильных, почти прозрачных основных цветов. Глядя на такую карточку, начинаешь видеть пятна дополнительных цветов. Эту иллюзию можно сложить в узор.

55.

См. ссылку 54, касающийся подходящих монет, и т. д.

56.

Если необходимо, попросите ребенка протянуть одну руку в нужном направлении.

57.

Если необходимо, помогите ребенку правильно поместить руку.

58.

Покажите ребенку на примере то, чего от него ожидают.

59.

Психотерапевт продолжает встряхивать шарик до тех пор, пока ребенок не сможет это свободно сделать сам.

60.

Если станет ясно, что ребенок не может поднять руку, сделайте дальнейшие указания, такие как: “Просто попробуй расслабить свою руку на шаре, чтобы почувствовать, как она поднимается выше и выше”.

61.

Рассчитайте дыхание.

62.

(сноска отсутствует в тексте бумажной версии книги) Это внушение неопределенно и двойственно относится к внутренней картине или образу и к “реальному миру” кабинета, где проходит консультация. Оно предполагает некоторую степень смущения, что является весьма полезным; связывает детские переживания в словесную форму и выражает осведомленность терапевта о том, что чувствует ребенок.

63.

Помните о важности использования слов, употребляемых в данной конкретной семье.

64.

Сон начинайте сочинять с материала, взятого из плохого сна, который описал ребенок.

65.

Термин “болезненное поведение” используется в двух совершенно разных смыслах в различных областях медицины. В педиатрии и детской психиатрии он означает поведение, повторяющее симптомы болезни, которой ребенок страдал, уже после ее разрешения. В медицинской социологии термин, конечно, используется в совершенно другом смысле.

66.

Обратите внимание на использование настоящего времени. Пациенты часто бывают неспособны с самого начала погрузиться в полученный опыт, но, если они начнут вслед за терапевтом использовать настоящее время, это будет способствовать их погружению, скорее, в повторное переживание, а не в воспоминание.

67.

Продолжайте формировать адекватную картину пациента на этой стадии и, если необходимо, велите пациенту стать старше или младше, чтобы найти значимые для него событие или ситуацию. Рассказ пациента о его переживании будет направлять вмешательство психотерапевта.

Гельмут Карл, Дженнифер Бойз.

Оглавление.

Гипнотерапия. Практическое руководство. ЧАСТЬ I. ОСНОВНЫЕ ТЕХНИКИ. Глава 1. Природа гипноза. Глава 2. Индукция. Подготовка пациента. Сценарий 2.1. Подготовка пациента. Принципы индукции. Сценарий 2.2. Стационарная фиксация глаз. Сценарий 2.3. Фиксация глаз в движении. Сценарий 2.4. Фиксация глаз с переменным стимулом. Сценарий 2.5. Ослабление внимания. Сценарий 2.6. Каталепсия глаз (1). Сценарий 2.7. Прикосновение, покалывание, подергивание и левитация руки (1). Сценарий 2.8. Каталепсия глаз (2). Сценарий 2.9. Управление ритмом дыхания. Сценарий 2.10. Погружение в транс в три приема. Сценарий 2.11. Техника «противоречия». Глава 3. Погружение. Сценарий 3.1. Релаксация и внушение. Сценарий 3.2. Терраса и ступеньки. Сценарий 3.3. Эскалатор. Сценарий 3.4. Левитация руки. Сценарий 3.5. Открывание и закрывание глаз. Сценарий 3.6. Счет по возрастающей и убывающей. Трудности, встречающиеся наиболее часто. Глава 4. Самогипноз. Сценарий 4.1. Упражнение по самогипнозу (1). Сценарий 4.2. Упражнение по самогипнозу (2). Сценарий 4.3. Сокращенная самоиндукция с ключевым словом. Сценарий 4.4. Индукция, записанная на магнитофон (1). Сценарий 4.5. Индукция, записанная на магнитофон (2). Глава 5. Первая беседа. Сценарий 5.1. Подготовка пациента. Сценарий 5.2. Постгипнотическое внушение, направленное на последующую индукцию. Сценарий 5.3. Внушение пользы самогипноза. Сценарий 5.4. Возрастная регрессия (“личное прибежище”). Сценарий 5.5. Возрастная регрессия (поиск “счастливого момента”). Сценарий 5.6. Возрастная регрессия (альбом с фотографиями) [41] Сценарий 5.7. “Личное прибежище”, смоделированное психотерапевтом. Сценарий 5.8. Постгипнотическое внушение пользы транса (1). Сценарий 5.9. Постгипнотическое внушение пользы транса (2). ЧАСТЬ II. СТРАТЕГИИ ЛЕЧЕНИЯ ВЗРОСЛЫХ. Глава 6. Нарушение поведения. Сценарий 6.1. Избавление от табакозависимости. Сценарий 6.2. Избавление от бессонницы. Глава 7. Соматические и психосоматические расстройства. Состояния после хирургического вмешательства. Управление болью. Сценарий 7.1. Возрастная прогрессия (личное прибежище). Повреждения при несчастных случаях. Психосоматические состояния. Гипертония. Сценарий 7.2. Снятие приступов гипертонии. Кожные заболевания. Астма. Глава 8. Тревога. Стратегии лечения. Сценарий 8.1. Управление тревогой с помощью воображения и ключевого слова. Глава 9. Боль. Гипнотическая анестезия. Сценарий 9.1. Внушение потери чувствительности (1). Сценарий 9.2. Внушение потери чувствительности (2). Сценарий 9.3. Обезболивание с помощью тепла. Особый случай: звон в ушах. ЧАСТЬ III. СТРАТЕГИИ ЛЕЧЕНИЯ ДЕТЕЙ. Глава 10. Основные техники. Дети младше 7 лет. Сценарий 10.1. Сказка. Сценарий 10.2. Постгипнотическое внушение для последующего самогипноза (при экземе). Способы индукции. Сценарий 10.3. Фиксация глаз (“магический ключ” [55]). Сценарий 10.4. Шарик на воде. Дети от 7 до 12 лет. Сценарий 10.5. Магниты. Сценарий 10.6. Опускание пальцев. Сценарий 10.7. Потайная дверь. Подростки. Глава 11. Нарушение привычек и поведения. Сценарий 11.1. Избавление от привычки обкусывать заусеницы. Ночной энурез. Сценарий 11.2. Лечение энуреза. Плохие сны. Сценарий 11.3. Управление сновидениями. Проблемы со сном. Глава 12. Физические нарушения и боль. Глава 13. Тревога и нарушение настроения. ЧАСТЬ IV. ГИПНОЗ В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ. Глава 14. Основные понятия. Роль гипноза в аналитической психотерапии. Глава 15. Методы вскрытия. Техники. Сценарий 15.1. Возрастная регрессия до известного периода (часы). Сценарий 15.2. Возрастная регрессия до неизвестного периода (аффективный мост). Сценарий 15.3. Возрастная регрессия до известного события (телеэкран). Глава 16. Стратегии лечения. Глава 17. Диссоциация, множественная личность и терапия эго-состояния. Глава 18. Другие области применения гипноза. Зависимость. Психосексуальные расстройства. Привычные спазмы. Общее применение. Проблемы публичных выступлений. Сценарий 18.1. Создание образов, связанных с информацией (библиотека). Использование гипноза в суде. Групповой гипноз. Сценарий 18.2. Групповая индукция с созданием образов. Заключение. Терапевтические отношения. Комментарии. Библиография. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63. 64. 65. 66. 67.