Глаза дракона.

105.

Несмотря на нетерпение Фриски, Бен заставил их ждать пятнадцать минут. Снег тем временем заволок пеленой лес, поле, замок, засыпал светлые волосы Бена и темные — Наоми.

«Ладно, — сказал Бен тихо. — Пошли!».

Они пересекли поле вслед за Фриски. Теперь лайка шла медленно, все время нюхая снег, чтобы уловить тускнеющий синий запах.

«Мы слишком долго ждали», — сказала Наоми сзади.

Бен промолчал. Он знал, что она права, и это знание грызло его.

Впереди сквозь снег вырисовывалась темная масса — стена замка. Наоми вырвалась вперед, но Бен удержал ее.

«Впереди ров, не забывай. Ты можешь упасть на лед и сломать но…».

Глаза Наоми заблестели тревогой:

«Фриски! Эй, Фриски! Стой!».

Но Фриски уже остановилась у края рва и смотрела на Хозяйку, виляя хвостом. Ее глаза будто спрашивали: «Ну что? Правда, я молодец?» Наоми со смехом обняла собаку.

«Тише! — предупредил Бен. — Думаешь, мы у тебя во дворе? Что если стража услышит?».

«Если и услышат, то подумают, что это снежные призраки и убегут с воплями», — но она все же перешла на шепот.

Бен погладил Фриски по голове. Действительно, из-за снега они чувствовали себя куда спокойнее, чем Деннис, который за день до того снимал на этом же месте снегоступы. Теперь Фриски их нашла.

«А что дальше, Фриски? — спросил Бен. — Он что, перелетел стену на крыльях? Тогда где он их взял?».

Словно отвечая, Фриски побежала вперед, вниз по откосу, прямо ко рву.

«Фриски!» — тихо, встревоженно позвала Наоми. Фриски уже стояла на льду, призывно глядя на них. Она не лаяла, но они понимали, что она хочет сказать: надо спешить, пока след не исчез совсем.

Наоми вопросительно взглянула на Бена.

«Да. Да, конечно. Пошли. Только придерживай ее. Здесь опасно».

Он взял Наоми за руку, и они съехали ко рву.

Фриски провела их по льду к самой стене, зарываясь носом в снег. Запах уже приходилось буквально выкапывать — к нему примешивались сильные и неприятные запахи воды, мусора, грязи.

Деннис знал, что ближе к трубе лед подтаял и может треснуть, а если бы и не знал, то мог бы разглядеть проталину. Но Бен, Наоми и Фриски ничего не видели за стеной падающего снега.

Фриски услышала треск льда.., но запах был слишком сильным, чтобы отступать. Раздался более громкий треск, потом — плеск воды.

«Фриски! Фри…» Бен зажал ей рот рукой. Она боролась, пытаясь вырваться и броситься на помощь собаке.

Но лайка, конечно же, умела плавать. Она подплыла к самой стене, учуяла запах и вернулась к Наоми и Бену сообщить им это. Она попыталась выбраться на лед, но лед треснул. Наоми вскрикнула.

«Тише, не то к утру мы будем в темнице, — прошептал Бен. — Лучше держи меня».

Он распластался на льду, слыша, как ледяная корка вздрагивает под его весом. Если лед не выдержит…

Но он уже держал Фриски за передние лапы. Потом перехватил под грудь. Потянул к себе.

«Иди сюда, девочка!».

На какой-то миг Бену показалось, что сейчас лед провалится под их соединенным весом, и все они окажутся в воде. В детстве, летом, он не раз переплывал ров со своим другом Питером, и тогда это казалось игрой. Тогда он не думал, что в одну снежную ночь он может утонуть в этом рву.

«Тяни! — пропыхтел он. — Твоя чертова псина весит целую тонну».

«Не говори так о ней, Бен Стаад».

Бен стиснул зубы от напряжения:

«Прошу прощения. Тяни скорее, не то мне придется принять ванну».

Как-то она вытянула, хотя Бен вместе с Фриски весили раза в три больше ее самой. Тело Бена, как плуг, вырыло борозду в снегу.

Через бесконечно долгое время — на самом деле прошли секунды, — Фриски выбралась на лед и начала отряхиваться. Грязная вода брызнула Бену прямо в лицо.

«Фу! Вот спасибо, Фриски!».

Но Фриски уже нюхала воздух. Запах был здесь, но не впереди, а вверху. Где-то в темноте.

Бен встал на ноги, тоже отряхиваясь.

«Прости, что я закричала, — Наоми встала рядом. — Если бы это была не Фриски, а другая собака… Думаешь, они услышали?».

«Если бы услышали, мы бы здесь не стояли, — прошептал в ответ Бен. — Черт, едва не провалились», — теперь они видели полосу открытой воды под самой стеной.

«Что будем делать?».

«Идти нельзя, это ясно. Но как же он прошел? Ведь не умел же он летать».

«Если…».

Но Наоми не закончила, потому что Фриски взяла дело в собственные лапы. Охотник и потомок охотников, она просто не могла упустить этот ярко-синий запах. Ее глаза, как я уже говорил, были слабыми, и она не могла разглядеть черную дыру водосброса. Но она чуяла ее и знала, что надо делать.