Глаза дракона.

20.

Из всех орудий цареубийства ни одно не используется так часто, как яд. И никто не знает яды лучше, чем волшебники.

Флегг, один из величайших волшебников, знал все яды на свете: мышьяк; стрихнин; кураре, который по очереди парализует все мышцы, вплоть до сердца; никотин; белладонну; мухомор. Он знал яды сотен змей и пауков, и вытяжку из цветов бледной лилии, которая пахнет, как мед, но заставляет свои жертвы умирать в корчах; и Чертов Коготь, что растет в самой глубине Великой Топи. Флегг знал сотни или даже тысячи ядов, один хуже другого. Все они были расставлены по полкам в его подземной лаборатории, куда не смел войти ни один слуга. Они хранились в пробирках, в колбах, в маленьких конвертах. Они ждали своего часа. Флегг часто навещал их, когда хотел отдохнуть и развеяться. В этом дьявольском месте пряталось все, чего люди, слабые существа из плоти и крови, так боятся: головная боль, желудочные колики, рвота, закупорка сосудов, паралич сердца, выкатившиеся глаза, почерневшие языки, багровые чумные бубоны.

Но самый страшный яд Флегг держал отдельно. В его кабинете стоял стол, каждый ящик которого был заперт.., но один из них запирался тремя замками. В нем лежала тиковая коробочка, расписанная магическими символами. Замок ее, на первый взгляд, был сделан из тусклой оранжевой стали. При ближайшем рассмотрении оказывалось, что это растение — особый сорт моркови. Раз в неделю Флегг поливал морковь водой из специальной бутылочки. Если кто-нибудь пытался сорвать замок или даже неправильно вставлял ключ, морковь издавала пронзительный скрип. Внутри коробки была другая коробка, ключ от которой Флегг всегда носил на шее.

В этой второй коробке лежал пакетик с зеленым песком. «Ничего особенного, — скажете вы. — Не о чем рассказать маме». Но дело в том, что этот песок был одним из самых смертоносных ядов в мире, и его боялся даже сам Флегг. Его привезли из Грена, огромной безжизненной пустоши, лежащей за Гарланом. Грена можно достичь только, когда ветер дует вглубь его, иначе первый же порыв отравленного воздуха убьет неосторожного путника.

Убьет не сразу. День-два или даже три тот, кто вдохнет пары яда (или проглотит зерна песка, что еще хуже), будет чувствовать себя отлично, лучше, чем когда-либо в жизни. Потом внезапно его легкие начнут раскаляться, кожа задымится и все тело съежится, как мумия. После он упадет мертвым, часто с горящими волосами. Так будет с каждым, кто вдохнет или проглотит этот яд.

Он называется Драконьим Песком, и от него нет противоядия.

В ту дикую ночь Флегг решил подсыпать Драконий Песок Роланду в вино. Питер обычно приносил отцу перед сном бокал вина. Все во дворце знали об этом и хвалили принца за сыновнюю заботу. Отец любил общество сына почти так же, как вино, но Питер редко задерживался у него больше получаса — по дошедшим до Флегга слухам, он увлекся какой-то девицей.

Если Флеггу удастся как-нибудь после ухода Питера проникнуть к Роланду и принести ему свой бокал с вином — с особенным вином, — то второго старику уже не понадобится.

«Вино с моего виноградника, ваше величество, — подумал Флегг с улыбкой. — Похоже, этот виноградник рядом с адом, а когда его плоды попадут вам внутрь, вам и ад покажется раем».

Флегг откинул голову и рассмеялся.