Глубинная книга.

Буйные жители Лесбоса.

Вечный Зов.

«Стоит царства китайского чарка вина, стоит берега райского чарка вина. Горек вкус у налитого в чарку рубина – эта горечь всей сладости мира равна». Омар Хаям.

Поклонники и дети царевны Лягушки, покинув последний каскад шлюзов Вавилонии, попали в шторм и тайком высадились на остров Лесбос, неподалёку от восточного берега Средиземной акватории. Здесь на острове, красивом и благоухающем цветами и кедрами, изгнанникам очень понравилось. Они решили пока поселиться на нём и решить, что делать дальше.

* В тексте Калевалы (Элиаса Лённрота), Остров по-фински – Сара, это далёкая прародина, откуда происходят многие герои Калевалы. Позднее северная страна Похъёла (Крым и подземный Ад) в матриархальный период имеет название Сариола. Позднее Блаженные острова стали ассоциироваться с подземным царством Аида.

* На благодатных берегах этого острова, обычно отдыхали корабельщики-каботажники, ходившие вдоль всего побережья.

* Каботаж – плавание в зоне видимости берега. Таким способом ходили все маленькие корабли, за исключением судов оснащенных навигационным оборудованием.

* Они обменивали различные изделия ремёсел и продукты питания, возили книги. Здесь останавливались, путешествующие в Вавилонию за знаниями юноши, после учёбы многие из них, возвращаясь в свою колонию этим же путём, по традиции сажали здесь кавказские кедры, как символ выбранного пути. На обочине этой оживлённой водной дороги Судьба и остановила чародеев, здесь Луна решила основать гнездо для своих воспитанников и отсюда начать свои тёмные и мокрые дела. На острове начался праздник с обильными возлияниями и закусываниями, и повод нашёлся – начало новой жизни. Но поводов становилось всё больше, и для начала новой жизни всё время не было времени. Так, в веселье летели дни и недели. Когда действие магических лекарств у израильтян стало проходить, в их глазах начал оживать прежний огонь юдаизма. Растущая Глубинная книга Луна вновь звала их к мести, и к вечной войне. Пока не кончились запасы провизии, пива и «бормотухи», кутёж не выплёскивался за пределы ковчегов и прибрежного района, густо заросшего лесом. Здесь комфортно разместились изгои, поначалу опасаясь магов, они старались не «светиться». Их присутствие выдавал лишь дым костров днём и огни ночью, это стали замечать мореходы с проплывающих мимо кораблей. О странностях острова поговаривали и останавливающееся для отдыха корабельные дружины, они слышали страшные крики и леденящий душу смех из глубин леса. Но ситуация в лагере изгоев вскоре радикально изменилась. Когда запасы привычных продуктов стали иссякать (не считая молочных продуктов, и мяса в небольших количествах), банды амазонок и их поклонники занялись грабежом отдыхающих на берегу мореходов, оставляя их разве что живыми, обчищая дочиста их ладьи. Когда за островом окончательно закрепилась дурная слава, его берега стали избегать и остров стали назвать Буяном, – логовом свихнувшихся бандитов. Мореходы говорили об этом бедствии работникам шлюзов, сообщали магам в Вавилонии, но у тех было полно забот, не было возможности разобраться с буйными островитянами. Вавилоняне находящиеся в духовном упадке лишь констатировали, что изгои не сдержали обещания уйти за Алтарский пролив, а лечебный эффект прошёл. Позднее, чтобы заманить проходящий корабль к берегу острова, от которого веяло незнакомыми – тревожно-сладкими запахами, дивы-амазонки, сидя на берегу, своими песнями и феромонами привлекали внимание мореходов. Многих корабельщиков эти сирены сводили с ума, и юноши бросались в воду, плыли на чарующий зов женщин, к берегу, некоторых моряков русалки топили сразу. Многие команды кораблей Глубинная книга пытались выручить своих братьев и приставали к берегу, там их быстро «разгружали» и показывали Кузькину мать, – это была страшная женщина, потом до самой смерти юноши кричали во сне. Многие кормчие, заслушавшись песнями русалок, разбивали корабли о прибрежные скалы, оставляя богатую добычу девушкам и их альфонсам. Амазонки неплохо плавали, они доставали добычу с небольшой глубины из потопленных ими кораблей, ловко орудуя широкими ластами. Таким способом дети царевны Лебедь (Пандоры-Лягушки) и ОЧАРОВАННЫЕ (спившиеся) юноши вновь стали грабить и топить корабли идущие в Вавилонию. Окончательно обнаглев, они стрельбой из пушек, принуждали корабли подходить к одной из пристаней Лесбоса, которые когда-то построили сами каботажники. Корабельщики несколько раз предупреждали окиянцев, что появился бандитский остров, пока маги приняли какие-то меры. Посланные из Вавилонии медики уговаривали сестёр и братьев жить мирно, но скверна в телах буйных ребят не давала покоя, все лекарства привозимые магами они просто выкидывали. Вскоре кавели – израильтяне (изгнанники) станут основной картой в руках асов, – прототипом более мощного оружия, участвуя в проекте «Зубы господа», он станет логическим продолжением проекта «Пандора».

Вскоре на Лесбос зачастили Небесные гости, они прилетали с наступлением сумерек, когда мужчины ещё не спали. В небе появлялись странные объекты в ослепительно белых и разноцветных огнях, но в прямой контакт посланники господа не входили, а лишь демонстрировали своё присутствие. После этого в воздухе чувствовался незнакомый сладковатый запах, он будоражил кровь и мысли. Как-то один из лесбийцев, по кличке Ной (нытик и алкаш), перепившись пива, вина, и выжатых грибов-мухоморов (сомы) проснулся около полуночи и увидел горящий ярким пламенем, но не сгорающий куст, и услышал Голос, – он понял, что это Бог (любовь богов к дешёвым спецэффектам непреходяща!).

* Ной выглядел изрядно затасканным парнем с морщинистым лицом, почти беззубый, но с живым и лукавым взглядом. Он был капитаном одного из кораблей в этой экспедиции в один конец, и любил сочинять разные небылицы, диктуя записи в бортовом журнале.

* Некто из горящего куста предложил помощь в осуществлении мести и в возвращении в Рай Вавилонии (ну конечно это бог!). Голос рассказал о потопе, который произойдёт вскоре. Бог сказал, что нужно обязательно сохранить животных и женщин, мол, они будут нужны для мировой юдейской революции. Вестник (или сам бог?) сказал, что скоро вновь появится и принесёт чудо-оружие возмездия, надо только подождать заветного часа. Островитяне, через возбуждённого, полуголого собрата были предупреждены о грядущем наводнении и отмщении гонителям, хотя всё время над Ноем шутили, мол, не ходи больше пьяным по ночам и штаны одевай, когда спишь на берегу, а то ангелочек влетит в одно место. Особенно смеялся и шутил про штаны и ангелочков, один из сыновей Хамыца – Хам (он уже рассказал ребятам про свой поступок, а что вы хотели, когда амазонки не давали, приходилось как-то выкручиваться). Но многие жители Лесбоса, предостережением все же воспользовались, кто-то спал на возвышенности, некоторые островитяне спали в Арго, – чтобы потом не бегать. Арго был единственный корабль, что остался на ходу, два других корабля алкаши сильно изломали, пожгли и загадили, – просто так, для прикола. (Один из них, который девушки назвали «Единорог» можно было отремонтировать, да только некому было этим заняться).

Кацапы стали замечать, что девушки-лесбиянки последнее время вели себя очень странно, и часто кучковались Глубинная книга своей компанией. Их взгляды пугали мужиков, особенно по ночам, когда они пищали и русальничали, – бегали голиком по лесам и берегам моря, со стеклянными глазами водили хороводы, терлись о деревья. От ласковых девиц осталось совсем немного, они как-то непостижимо менялись, по заявлениям некоторых мужчин, они становились такими, какими были ещё в Аду. Дивы стали часто собираться и днём, говорить между собой. Но при этом у многих мужчин стало складываться впечатление, что слова в их разговорах не имеют значения, от внимания ускользал неведомый, чужой язык, который они не могли постичь. По ночам около 4 часов, когда почти все спали, на остров часто садились какие-то летательные аппараты, женщины что-то туда загружали и что-то выгружали оттуда. Мужики, оставаясь без женщин на рыбалке и охоте, поговаривали между собой, что на острове появилось множество невиданных зверей, всюду видны их следы, даже на тропинках рядом с жилищами островитян. По ночам, чудовища страшно орали и плакали, звали папу и маму и стучались в двери домов. Некоторые мужчины рассказывали, что волосатые и зубастые твари умели говорить по-человечьи, они просили о помощи, охотники вяло посмеивались, мол, от вина и пива и не такое услышишь! Многие мужчины не сомневались, что странные животные на острове, – это бывшие люди, например, так называемые «свиньи» – это мутировавшие корабельщики с захваченного в прошлом году корабля. Пленных матросов и их капитана амазонки увели в свои пещеры, потом из всей команды, кто-то видел лишь капитана, он весь заплыл жиром, ходил на четвереньках в вонючих лохмотьях и рыл носом землю. Затем этот несчастный, буквально за несколько дней, превратился в розовую и волосатую скотину похожую бревно с короткими ногами. Через некоторое время таких тварей на острове расплодилось во множестве, они обросли волосами, из пасти у них выросли страшные клыки. В чародейских возможностях девушек-русалок мужики нисколько не сомневались. Некоторые мужчины частенько наблюдали, как дивы спрятавшись в кустиках, рождают каких-то непонятных зверюшек, которые с визгом и хохотом уползали в лес, или страшно матерясь, отпрыски мужиков ныряли в воду. Некоторых мужиков колотило и крючило, когда они дожидались таких вот «детей». Другие относились к этому философски и шутили, мол, чаще надо тренироваться делать детей, тогда ног и рогов у них будет поменьше. Кое-кто из островитян начал находить в чаще леса людские кости и черепа одетые на колья, они были украшены цветами и лентами, также большие котлы с объедками людских тел. Лесбийцы стали делать соответственные выводы, конечно, только те, кто окончательно не спился. Некоторые мужчины, опасаясь за свою жизнь, старались ночами дежурить и спать по очереди. И вскоре многие островитяне не захотели больше терпеть непонятной угрозы, которая буквально висела в воздухе. Хотя большинство лесбийцев ничего странного не замечали и жили по-прежнему в постоянном празднике, с мордобоем, разборками и нередкими убийствами. О таинственных историях и страшных находках главари банд отзывались просто, – это пьяные выдумки и смеялись в обнимку со своими девицами. (Девушки, подыгрывая сюжетам островных страшилок, часто шутили, называли своих парней вкусненькими и сладенькими, обещали их съесть прямо в кровати, эти шутки до сих пор в ходу.).

По предложению одного из авторитетных лесбийцев, по кличке Абрам часть островитян покинула своё убежище, переправившись на материк.

* «А-брам» – означает живущий за райскими воротами, привратник, изгнанник. Да он из славян-чародеев, пока ещё русский, НО ГДЕ ЭТОТ ПОЧТИ ЛЫСЫЙ МУЖИК С ХОХЛОМ НА ГОЛОВЕ ПОБЫВАЛ, – ЕВРЕЮ ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО. Описанную инициативу переселения ему нашептал Бог во сне. Брамы – арочные ворота, вход (в нескольких языковых группах).

* Среди переселенцев, как ни странно, оказались и несколько женщин, пожелавших уехать с острова, они сослались на то, что не хотят оставаться с сумасшедшими подругами. (Действительно за этими девушками не наблюдались заскоки и к тому же они любили своих мужчин). Иммигранты-нелегалы, замотав свои лица тканью, растворились среди путешественников, и с попутными караванами машин лесбийцы разъехались кто куда.

* Машины возили различные фрукты, изделия различных ремёсел, строительные материалы и многое другое. Караванщики любили своё дело, их жизнью была дорога, горизонт уходящий вдаль, общение с разными попутчиками. В их руках была большая часть сухопутного обмена производимыми продуктами между регионами и колониями. Они получали за свою работу всё необходимое и не о чём не жалели.

* С ними странные попутчики с закрытыми лицами, попали в разные регионы (в том числе и в Египет), несколько приехали в Филистию (землю странников) – мощнейшую колонию Вавилона, южный узловой центр дорог и водных путей. Выбор засланцев, пал на великолепный город Содом, утопающий в садах, прорезанный множеством каналов с разбросанными чертогами из стекла и камня («великолепный» – то есть великанами лепленный, – красивый). Хотя, выбрать было невозможно, один город был прекраснее другого, пришельцы просто остались в одном из них. Десятки городов из самой замечательной сказки Вавилонии, были разбросаны по цветущей земле во множестве, словно рукой чудесного художника. Многие названия колонисты принесли с собой из Вавилона, здесь была своя Самария, свой Ливан (Белогорье) река ИорДон и десятки других названий городов, гор и рек, озвучивших землю-сад. Вновь прибывшие в город пришельцы затаились на время, стараясь меньше бывать на виду, как и просил чудный голос господа в удивительных снах. Зов Неба обещал скорую встречу и говорил, что научит, как отомстить этим красавцам и что вскоре бросит весь Мир к ногам изгнанников.

А сейчас мы вновь вернёмся на остров Буян. Жизнь на Лесбосе пока была без особых изменений, оставшиеся мужчины и женщины занимались обычными делами (грабили редкие корабли, пасли скот, варили пиво, делали вино, убивали друг друга и насиловали). Юпитер под давлением своей бабы (Махадевы – победительницы) и её покровителей «решает» утопить мир и сокрушить Вавилон оставшийся без защитника, повысив уровень мирового океана или стереть без остатка ядерным огнём всех мятежников. После гибели Феникса и Денницы кто ему сможет помешать? Изгоев-израильтян Яхве решает превратить в инструмент мести против восставших землян.

* Потомки адамитов – израильтяне (дочери и сыновья Адама-Вани и Евы-Пандоры) вскоре сравняют с землёй весь Мир, а дочери ада повергнут Луну во тьму и скрежет зубовный.

* Но это план на ближайшее будущее, и его реализация пока подождёт, ведь у баловня Судьбы – Яга есть время, и желание растянуть удовольствие; разбить гибель мятежников на театральные акты. Сначала, бог решает запугать землян. Он заставит их ждать смерть, думать о ней, и страдать, как ещё не приходилось страдать. Для первого, показательного удара Троян выбрал десяток городов, в их числе были Содом и Гоморра, – города учёных и зодчих, лежащие в вечно цветущих садах на юге от Вавилонии. Он лично, «втроём», как когда-то в период захвата Луны решил посетить сказочную землю – Филистию. Троян покинул на время свой Небесный дом, чтобы получше разглядеть, точило своего будущего гнева. («С этого дурацкого лунного Престола ничего толком не видно, а посмотреть, как умрут братья-мятежники, очень хочется!» – подумал Троян-Треглав.) ✡ (Иов.22:14-16) 14 Облака – завеса Его, так что Он не видит, а ходит только по небесному кругу (орбите). ✡ Да и прогуляться троице лунных ребят хотелось просто пешочком, да по свежему хмельному воздуху, по земным дорогам и лесам, посетить сказочные города, когда их потом ещё посмотришь….