Генерал Багратион. Жизнь и война.

Глава первая. Офицер с Кавказа. Потомок царского рода. Ближайшие родственники. Когда и где родился. Братья. Кизлярские детство и юность. Благодетельница. Неясности со службой. Глава вторая. Рядом с Суворовым. Натиск республик. «Князь Петр? Это ты, Петр». Будем помышлять о Праге. Выскочка под пули. Поход сквозь Венецийские земли. На Турин! Вся река Треббия была в огне. Там, за Серравалле, опасность! «Тактики будут ругать меня». Шум, слышный с гор. «Мужайтесь, князь Александр Васильевич!». «Завтре выступаю в поход». Чрез мост, называемый Тейфельсбрюк, и дальше в горы. «На краю пропасти!». Мы выбираем трудный путь. Возвращение без победы, но и без поражения. Прощание с героем. Глава третья. Служить и жениться при Павле. «Приучать к проворному беганию и подпалзыванию». Служить при Павле — будто быть на войне. «Достоин высших степеней». Между Обольяниновым и Аракчеевым. Свадьба в императорской резиденции. Крушение семейной жизни. Веселая вдова. Глава четвертая. Холодное солнце Аустерлица. Парвеню в приличном обществе. — вот в чем вопрос! Босеть или не босеть. «Вы видите перед собою несчастного Макка…». Ловушка для маршала Франции. Не доверяй французу на слово! Русский Леонид. Лагерь голодных у Ольмюца. Не слушайте Вейротера! Отборный друг. «Завтра в семь атакуем». Теория и практика невозможного. Энергия воли. Роковые Працены. Отсечь Багратиона. Совершенная победа под звуки Марсельезы. Он один остался на месте. Багратион после Аустерлица. Глава пятая. Бог рати он. За столом, в Малой столовой зале. Салон не щеголя, но героя. Белая московская кошма. Полк создается навсегда. Глава шестая. Очаровательное хладнокровие. Прусская катастрофа. Посчитаться за Аустерлиц. Фельдмаршал с садном. «Ничья взяла». Гений арьергардных боев. Буря и натиск. Посланник, пропахший порохом. Обед с Багратионом. Бить так уж бить! Не родись счастливым, а родись провиантским комиссаром. Как выманить из норы хитрого лиса. Кровавый день Фридланда. Плот мира и дружбы. Увидеть гениального полководца и уехать. Глава седьмая. «Подвиг скользкий и затруднительный». Плоды тильзитской дружбы. «Вооруженная прогулка». Испанская тема в финском исполнении. «Победил героев и преодолел самую природу». Раз вы так, то мы — по льду! «По праву завоевания и по жребию битв». Глава восьмая. Любовь нечаянно нагрянет. Отважная Катиш. Высокая честь кушать под липою кофе. Атака на женихов. Екатерина, мечтающая стать императрицей. Ужас корсиканской любви. Любовь, даже братская, ревнива. Тверские Афины. Глава девятая. Турок в ретирадном беге недосягаем. Диван колебался. Дразнить турок. Бой во рву безнадежен. Впервые — главнокомандующий. Рассават победный. Сербский балласт. Силистрия досадная. Здесь, кроме неба и земли, ничего более нет. С канцлером лучше не конфликтовать. «Встретил я чрезвычайную медлительность и недеятельность». Планы победы. Горечь отставки. Глава десятая. В тени хвостатой кометы. Небесная метла. Нация наша не привыкла к обороне. Отбросить их во льды. Неспешно, украдкой. Одиночество России. Забрасывая сеть. «Для личного объяснения с Его величеством». Советы, которые никому не нужны. Мира не будет, готовься к войне. Своя армия. Наши молодцы-солдаты бодро шагали. Хорошая компания. Размышления у карты. Нравственно ли отступать. Целость государства состоит в целости его армий. Завтра — война. Глава одиннадцатая. Сочиняя русский анабасис. А в это время Бонапарт переходил границу. Некоторые угадали, а многие обрадовались. Сен-При, достойнейший из достойных. А не рубануть ли нам по Варшаве. Шагом марш! Опиши мне все окрестные холмы и овраги! Поворот, который вел в капкан. Ни шагу за Неман! Движение на Минск. Железный маршал — противник достойный. Новый поворот. Высочайшая досада. Глава двенадцатая. Тягость военных дорог. Свобода — это когда китель расстегнут! Армия для отвлечения. Было ли у Даву непомерное превосходство. Ярость охотника у пустого капкана. Война портит армию, или Мародерство, сиречь грабеж средь бела дня. Бивак — дом солдата. Дрисский лагерь. Уютная ловушка. Александр — полководец неудач. Отступление от Дриссы. Глава тринадцатая. На берегах Борисфена. Витебск — место грядущего сражения. Впервые в крупном деле и на глазах всей армии. Путь из Несвижа в Бобруйск. Мир, да не тот. Благодатный отдых в Бобруйске. Мечта об обозе. Могилев. Цена опоздания. Салтановка — «позиция неприятеля прекрепкая». Тщетные расчеты Барклая. «Следовать как наипоспешнее к Смоленску». Промах Железного маршала. Итог багратионовой одиссеи. Прерванная увертюра. Глава четырнадцатая. Топтание под Рудней. Долгожданная встреча. «С нетерпением ожидаю наступления». У трех дорог, не ведущих к победе. А без воды.. Глава пятнадцатая. Были ли русскими грузин Багратион и немец Барклай. «Командующие очень заняты». Война — это не школа толерантности. Охота за шпионами. Глава шестнадцатая «Желал бы иметь крылья». Подарок в день рождения. Красное, от крови красное. «Держись! Бог тебе помощник!». Горькие плоды тактики Барклая. Держись, Раевский! Горец командует с горы. Неослабный напор. «Была бы знатнейшая победа, если бы не отступили». Глава семнадцатая. От Смоленска до Кутузова. Гора трупов в награду. Чести не вернешь. «Мы шли по кровавым следам войск Коновницына». В поисках нужной позиции. Глава восемнадцатая. Раздор в русском стане. Избранные места из переписки. Кабы знал, то не ругался бы. Командовать должен один. Голгофа Барклая. «Мы бы Наполеона осрамили, если бы министр держался». «Положили мы обще с князем Багратионом». Был ли Наполеон в мешке. Интрига или генеральский заговор. Грубая выходка цесаревича Константина. Как трудно подчиняться младшему, да еще немцу. «Местнические» счеты. Благосклонность и воля государя важнее выслуги. «Где у нас тот человек». О «бурной простоте». «Защитить перед публикой». «Поражай, наступай! Пей, ешь, живи и веселись!». Как врага закидать шапками. Укрыться в чужую хижину от иллюмината-чухонца. Бракующий Багратион. Глава девятнадцатая. На него указал общий глас. Чрезвычайное заседание Чрезвычайной комиссии. Патриотизм исключает всякое чувство оскорбления. «Хорош и сей гусь». Глава двадцатая. Путь к Бородину. Мужественно нес на плечах Мюрата. Что у вас, ребята, в ранцах? Как удержать место. «Лучше я лягу здесь! В Индии я пропаду…». «Неприятель ломил всеми силами». Глава двадцать первая. Накануне битвы. Ахиллесова пята у него слева. «Дело адское», или Ненужный Шевардинский бой. Армии в ожидании. Последний вечер накануне бессмертия или встречи с Богом. Глава двадцать вторая. Последний бой, он трудный самый. «Началась битва или, вернее, бойня». «Наш угол показал твердость». Роковая граната. Осиротевшая армия. Спасительный Барклай. Коса смерти. Колеблющиеся весы побоища. «И пораженье от победы ты сам не должен отличить». Где же правда? И почему она не голая. Сколько их полегло — не счесть! Господь один ведает. Уйти из Москвы, чтобы вернуться. Глава двадцать третья. «Я Умру не от раны моей, а от Москвы». «Я слышал только его стоны». Помнить о своих людях. Была ли рана Багратиона смертельна. Вотще друзей молитвы. «Он в область славных воспарил, к тебе, отец Суворов!». Прах здесь — слава везде. Вместо заключения. Хронология жизни князя П. И. Багратиона[3]. Примечания. 1. 2. 3.
Евгений Анисимов.