Илья Николаевич Ульянов.

Весна семидесятого.

В разъездах, в хлопотах по дому прошли первые полгода.

Наступила весна. В марте закапало с крыш, в безветрие пригревало. Илья Николаевич старался выезжать только в ближние школы и ненадолго. Две причины побуждали его к тому.

Мария Александровна ждала ребенка. Помня тяжелое состояние жены в Нижнем Новгороде после смерти Оленьки, Илья Николаевич был преисполнен тревоги и опасений.

Близился к концу учебный год — в народных школах он начинался глубокой осенью, после уборки урожая, а заканчивался в апреле — до начала посевных работ: крестьянские дети помогали родителям в поле. В связи с завершением занятий предстояло написать отчет в учебный округ. В нем Илья Николаевич хотел представить объективные статистические данные, предложения. Составление отчета также задерживало инспектора в губернском центре.

Уже было ясно: народным образованием заниматься, по существу, некому. Да и кому заботиться о том, чтобы крестьянские дети ходили в школу? Помещику? Чиновнику? Купцу? Их детям предназначались гимназии, реальные, коммерческие училища.

Очень медленно менялось и отношение крестьян к школе. Почти в каждом селе Илья Николаевич встречался с жителями на сходах, убеждал неграмотных людей в необходимости своими силами построить или отремонтировать школьный дом, купить учебники детям, повысить жалованье учителям. Крестьяне слушали недоверчиво — они не видели от школы реальной пользы.

После отмены крепостного права разные категории крестьян (помещичьи, государственные, удельные) слились в единое крестьянское сословие. В связи с этим все начальные школы, ранее «расписанные» по ведомствам, теперь перешли в ведение министерства народного просвещения. Для общего руководства ими были созданы губернские уездные училищные советы. Членство в них не оплачивалось, многие представители дворянства, земства и духовенства относились к исполнению своих обязанностей формально. Деньги, выделяемые земством и крестьянскими обществами, зачастую расхищались сельскими старостами, писарями.

Советы лишь изредка собирались на заседания, занимаясь в основном чистой канцелярщиной. Поступало какое-либо распоряжение губернского начальства, училищный совет накладывал резолюцию «принять к сведению и руководству», и дело считалось законченным.

Крестьяне пытались заводить школы по собственному усмотрению, никаких единых программ и требований не существовало. Практически никто не отвечал за введение передовых методов обучения и воспитания.

Илья Николаевич лишь диву давался: ходатайствует, скажем, сельское общество о выдаче свидетельства на звание учителя безграмотному солдату, и оно высылается. Священник просит разрешить ему воспользоваться жалованьем отсутствующего учителя — и пожалуйста. Такие были порядки.

Конкретные обязанности инспектора были настолько многочисленными, что только их перечень занимал несколько страниц. Он должен был осматривать десятки сельских школ в год; проверять содержание и метод преподавания четырех предметов: закона божия, чтения по книгам гражданской и церковной печати, письма, первых четырех действий арифметики. Малоопытных учителей инспектор должен был «руководить своими советами, а учителей, не соответствующих своему назначению, удалять И заменять более способными и достойными». На него же возлагались забота о снабжении школ учебниками и пособиями, наблюдение за «внешним и внутренним благоустройством их», подбор попечителей, контроль за правильным расходованием денег, сбор и обработка статистических материалов, составление отчетов для попечителя округа, ведение делопроизводства губернского училищного совета, переписка с различными ведомствами.

Некоторые обязанности так походили на функции полицейского надзора, что об этом писала даже пресса. По инструкции инспекторам народных училищ полагалось содействовать «утверждению в народе религиозных и нравственных понятий и распространению первоначальных полезных знаний». Они обязаны были также выяснять вопрос «о нравственных качествах учителя и об уважении к нему общества», то есть о его политической благонадежности.

Как только в школу прибывал новый педагог, сельская администрация считала своим долгом прежде всего убедиться: не назначили ли «вредного» человека? Такое подозрение нередко развивалось прямо пропорционально степени интеллигентности приезжего. Если учитель любит выпить, в картишки перекинуться, в писарском «остроумии» находит, удовольствие, не прочь увлечься девицей на выданье из «благонамеренного семейства» — это «свой». Но если он уклоняется от «компании», если не пьет, гуляет в одиночестве, да еще задумавшись, или если беседует с мужиками и дает им книги, тогда он вредный, опасный. С первой же оказией из деревни следует какой-нибудь навет вроде того, что «учитель книжки читает, а кто их знает, какие это книжки; у него что-нибудь дурное на уме».

И какими бы нелепыми ни были такие доносы, положение ни в чем не повинного человека становилось шатким. И тут уж судьба учителя во многом зависела от инспектора.

К весне 1870 года Илья Николаевич имел достаточно полное представление о состоянии народного образования в губернии. За полгода работы он осмотрел немало школ, тщательно изучил отчеты и ведомости училищных советов за 1869 год. И определил для себя первоочередные проблемы. Одна из главнейших — подготовка квалифицированных учителей.

При Симбирском уездном училище еще до приезда Ульяновых, 25 августа 1869 года, открылись педагогические курсы. Они были одними из первых в России. Предполагалось готовить там учителей для начальных школ. Дело только-только начиналось.

Будущих сельских преподавателей было решено учить два года. Первый курс — общеобразовательные предметы: русский язык, арифметика, история, география, физика, педагогика, основы землемерия, переплетное дело. Посещение уроков лучших учителей города. Второй год обучения — практика, уроки в школах, анализ их.

Работу педагогических курсов постепенно удалось наладить. И в успехе этого дела немалую роль сыграл Иван Николаевич Николаев — учитель единственного в Симбирске мужского приходского училища.

Илья Николаевич при первом же знакомстве с этим внешне ничем не примечательным и уже немолодым человеком угадал его недюжинные способности. Одно то, что Николаев, имевший гимназическое образование, оставил высокодоходную работу землемера, чтобы принять плохо оплачиваемую должность учителя начальной школы, и всей душой отдался обучению детей симбирской бедноты, вызывало к нему глубокие симпатии.

Иван Николаевич создал при училище довольно большую библиотеку из новейшей педагогической литературы, собрал коллекции, гербарии, подготовил выставки по всем трем «царствам природы», по всем отраслям естественной истории и народного хозяйства. За свой счет он открыл при училище столярную мастерскую, приобретя для нее четыре верстака и необходимые инструменты.

Всем, что имел, Иван Николаевич щедро делился со своими питомцами и коллегами. О его доброте и любви к детям складывались легенды. Аккуратность Николаева среди учителей вошла в поговорку. На его слово и обещание всегда можно было положиться. Его душевная простота доходила до наивности. Уважение к человеческой личности делало его недоступным мелким житейским дрязгам. К чужому горю, нужде и несчастью он был чуток и отзывчив.

Николаев был отличным преподавателем. Тщательно проштудировав труды крупнейших педагогов, он на практике овладел новейшими методами обучения началам чтения, письма, арифметики.

Вот такому прекрасному человеку, опытному методисту Илья Николаевич доверил самое важное в работе педагогических курсов — руководство практикой будущих народных учителей.

В свою очередь, Николаев искренне привязался к своему начальнику-инспектору и готов был помогать ему во всем. Не считаясь со временем, не щадя себя, Иван Николаевич просиживал ночи напролет за просмотром и исправлением планов и конспектов уроков практикантов, давал им образцовые уроки в своем училище, вместе с ними вновь и вновь штудировал дидактику и методику учебных предметов, помогал Илье Николаевичу в организации обучения и быта на курсах.

Подготовка учителей была для Ильи Николаевича делом новым. Но, еще работая в Нижегородской гимназии, он, не раз выезжая в начальные школы и уездные училища, внимательно присматривался к ним, задумывался над тем, каким надо быть учителю, перед которым за партами будут сидеть не шустрые гимназисты, уже поднатасканные домашними учителями и репетиторами, а крестьянские детишки, притопавшие в класс в лаптишках, живущие в избе, которая топится по-черному, и спящие нередко на холодном полу бок о бок с ягнятами… Тут и обучение и обращение — все должно быть особенным, деликатным. Знал Илья Николаевич: элементарное сложение до десяти и то порой не под силу сельскому мальчишке. Другое дело, если пояснит учитель: не просто «два плюс два», а две, скажем, овцы да еще две — сколько будет?

А сами «господа учителя»? Вот они — будущие наставники деревенской детворы — перед ним: одежонка худая, глаза несытые, знаний тоже пока небогато. Только и выручает молодость: восемнадцать, шестнадцать, а то и четырнадцать лет… И надо, чтобы они усвоили и дидактику, и методику и сердцем почувствовали: тяжкое, но великое, благородное дело ждет их в засыпанных снегом российских деревушках, в продуваемых ветром неказистых «школьных домах», в неимоверном отдалении от библиотек, театра, музыки… Пусть здесь, на курсах, наберутся знаний, получат навыки, поспорят между собой.

Илья Николаевич при первой же возможности сам спешил к воспитанникам курсов. Первое появление его было запоминающимся. Учитель В. А. Калашников писал позднее:

«Мы… сидели в классе и слушали урок какого-то преподавателя одного из общеобразовательных предметов. Все мы были из беднейших семей, окончившие курс уездных училищ или прошедшие несколько классов духовных училищ. Урок велся учителем обычным порядком, без особенного оживления. Эти уроки были послеобеденными, при вечернем, скудном керосиновом освещении. Вдруг среди урока промелькнула перед нами по классу какая-то человеческая фигура, небольшого роста с темными баками на матовом лице, с длинными вьющимися волосами, со шляпой под мышкой — промелькнула и уселась где-то сзади нас за классный стол слушать урок. Все это произошло так неожиданно и с такой быстротой, что мы едва успели встать и приветствовать гостя поклоном. По окончании урока гость очутился перед нами и объявил, что будет давать нам уроки по физике и некоторые сведения по другим естественным наукам.

Этот гость был не кто иной, как только что назначенный на вновь открывшуюся должность инспектора народных училищ Илья Николаевич Ульянов. Его необыкновенная живость, подвижность, простота в обращении и вместе прямой и весьма энергичный подход к делу приятно нас расшевелили, возбудили… Все мы стали с нетерпением ожидать чего-то нового, живого, интересного в нашем обучении, и мы не ошиблись… Живость и ясность изложения, наглядность преподавания настолько были необычайно удачными, что его уроки нами легко усваивались прямо в классе. Он умел заинтересовать и увлечь нас своими уроками, мы ждали их как праздника. На разборах уроков Илья Николаевич старался быть незаметным, чтобы не мешать учителям свободно высказываться, авторитетное свое слово, если признавал нужным, вставлял последним. Мы чувствовали себя полными хозяевами нашего дела, стремясь к саморазвитию и самосовершенствованию. Недостатков в нашем преподавании было весьма много: мы сами, едва только грамотные, плохо владели языком, иногда не умели поддержать разумную дисциплину, не было еще в нас самообладания — нередко терялись и т. п. Илье Николаевичу много надо было иметь терпения, деликатности, снисходительности, чтобы на разборах товарищи высказали свои замечания в форме не только не оскорбительной для самолюбия каждого, но и устраняющей всякую неприязнь между нами, юношами, нередко слишком горячими и невоздержанными. И все это ему удавалось. От него никто из нас никогда не слышал ни одного резкого слова или повышения тона, выражения раздражительности… Каждый из нас уходил с занятий под самым приятным впечатлением общей дружбы, общего стремления к самовоспитанию».

Но далеко не все проблемы инспектор народных училищ мог решить сам, своей властью. Строить новые школьные здания или ремонтировать их, увеличивать жалованье учителям, обеспечивать школы мебелью и учебными пособиями могли только земства, городские и сельские общества, ибо у них были на то средства. Поэтому приходилось просить их о содействии постоянно. Немало времени уходило на переписку. Нередко по какому-нибудь делу она продолжалась месяцами.

…Поездки по губернии… Тяжело было трястись по проселочным дорогам, ночевать в холодных или угарных избах. Илья Николаевич должен был присутствовать на уроках, просматривать ученические тетради, делать разбор занятий или экзаменовать детей, выяснять у учителей наболевшие вопросы и как-то их решать самому или с сельскими властями. Напряженная — с раннего утра и до позднего вечера — работа.

Не общих деклараций, не руководства «вообще» — конкретности, дотошности, скрупулезности требовала должность инспектора народных училищ. Тут ничего нельзя было сделать рывком. Но Илье Николаевичу, с детских лет воспитавшему в себе упорство, терпение, трудолюбие, настойчивость, такая работа представлялась по первой прикидке не тягостной и не угнетающей. И это его обнадеживало и радовало.

Конечно, на должности инспектора нужны были и новые знания, и широкое изучение школьного дела. Особое внимание пришлось уделить методике. Научить учителей вести уроки так, чтобы ученики могли получить максимум знаний за то короткое время, которое проведут они в школе. Годы работы в Симбирске — это годы серьезнейшей методической работы. Илья Николаевич использует свой опыт, опыт лучших учителей, следит за выступлениями известных русских педагогов. Как обучать родному языку, арифметике, чтению, как лучше использовать наглядные пособия, как поставить уроки пения, что петь, как наладить занятия гимнастикой — обо всем этом заботится Илья Николаевич с первых шагов инспекторской деятельности. Для него в просвещении народа, в школьном деле нет второстепенных вопросов.

В 1870 году в Петербурге открылась Всероссийская выставка. Там предполагался школьный отдел, где Илье Николаевичу очень хотелось побывать. Он обратился с прошением к попечителю округа: «Ввиду открытия образцовых училищ в Симбирской губернии я желал бы наглядно ознакомиться с усовершенствованными учебными пособиями с целью применить их к начальным народным училищам, почему и обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшею просьбой о разрешении мне отпуска на 29 дней для поездки в Петербург на выставку и, если возможно, о пособии на путевые издержки».

Если возможно…

Ради народных школ, не считаясь с путевыми неудобствами, с денежными издержками, он готов помчаться в далекий Петербург. Его интересует военно-учебный отдел выставки, где, помимо учебных пособий, можно было ознакомиться с моделями школ, образцами школьной мебели, проектами отопления и вентиляции зданий; он надеялся встретиться в столице и с лучшими организаторами школьного дела. Ему это сейчас так необходимо!

Но побывать на выставке не удалось. В апреле поступил ответ из Казани: попечитель округа отказывал в поездке «по неимению средств».

Весна уже пришла на Среднюю Волгу. Жителям Стрелецкой была видна река, на которой началась подвижка льда. На деревьях гомонили грачи, прилетевшие скворцы деловито осматривали пустовавшие зиму жилища. Ожидание тепла, солнечного света, радостных перемен ощущалось всюду.

Был готов первый инспекторский отчет. «Симбирские губернские ведомости» печатали его в трех номерах. В субботу, И апреля, публиковалась первая часть отчета. В пятницу, 10-го, с утра Илья Николаевич отправился в типографию вычитать гранки. К обеду заспешил домой. Там его ждала светлая, облегчающая душу радость — Мария Александровна родила второго сына.

На весенней, обновляющейся, согретой солнцем земле появился еще один человек — Владимир Ильич Ульянов.