Илья Николаевич Ульянов.

Заглядывая в будущее.

Почти тридцать лет Пензенской губернией управлял губернатор Панчулидзев — лицо в высшей степени омерзительное, «меломан и зверь», по выражению Н. С. Лескова. В день 25-летнего юбилея его губернаторства по городу разошлись рукописные стихи:

О ты, герой не очень крупный,
Герой лишь подлостью души,
По виду строгий, неподкупный,
Но тварь продажная в тиши…

Панчулидзев удостоился и внимания герценовского «Колокола», где был назван «патентованным вором» и «сатрапом». Окружив себя компанией родственников и друзей, губернатор жил по принципу «рука руку моет».

С губернатора брали пример. При нем полицейский и административный произвол достиг степеней небывалых. Был даже случай, когда становой пристав украл с большой дороги деревянный мост.

Но не все терпели самоуправство, принимавшее подчас невероятный характер. Недовольство порядками в губернии проявлялось то здесь, то там.

В ноябре 1860 года на годичном акте в присутствии высших чинов губернии преподаватель словесности Владимир Михайлович Логинов произнес речь «Очерк сатирического направления русской литературы в XVIII веке». Тема была исторической, оратор, говоря о Кантемире и Сумарокове, подчеркивал, что перо этих литераторов было направлено в первую очередь против таких пороков, как спесь, хвастовство, невежество высшего сословия.

— …Но борьба эта не кончилась в XVIII столетии, она перешла и в наш век и так или иначе продолжается в настоящее время.

Пензенское дворянство уловило в этих словах прозрачный намек. Разразился скандал. Нахлобучку из округа получил педагогический совет института. Виновник смятения был выдворен из учебного заведения.

Почти каждый год в губернии происходили волнения. В 1858 году рабочие чугуноплавильного завода не вышли на работу, протестуя против невыносимых условий жизни. Зачинщиков забастовки прогнали сквозь строй.

В 1859 году крестьяне, доведенные до ожесточения, громили ненавистные «питейные заведения». «Бунтовщиков» бросили за решетку. «Тюремный замок набит, в полном смысле этого слова, государственными крестьянами», — доносили жандармы в Петербург.

В 1861 году в Пензу прибыли студенты, исключенные за участие в «беспорядках» в Петербургском, Московском, Казанском и Харьковском университетах. Среди них — Дмитрий Каракозов. Власти были весьма встревожены увеличением «взрывоопасного материала» в городе.

А вскоре произошли события, прогремевшие на всю страну: в селе Кандеевка и окрестных деревнях состоялось выступление недовольных реформой крестьян.

…10 марта 1861 года в Пензе вместе с секретным циркуляром министра внутренних дел получили и несколько сот экземпляров манифеста об «освобождении». Рекомендовалось читать его по церквам, обратив особое внимание «на сохранение, при обнародовании манифеста, тишины и порядка».

Манифест опубликовали в «Пензенских губернских ведомостях». Царь писал об «отеческих отношениях помещиков к крестьянам». Но тут же шли не обещавшие ничего хорошего жесткие ноты: «До истечения сего срока крестьянам и дворовым людям пребывать в прежнем повиновении… Помещикам сохранить наблюдение за порядком в их имениях, с правом суда и расправы».

Для наблюдения за проведением реформы в Пензу из Петербурга прибыл генерал-майор Дренякин. Под началом карателя находилась пехотная дивизия.

В селе Кандеевка на площади собралась тысячная толпа. Генерала Дренякина, начавшего разъяснять «царскую милость», крестьяне слушали молча. Затем заявили:

— Мы, значит, теперь вольные; стало быть, и земля вся наша, и барское добро наше!

Дренякин приказал дать залп по крестьянам. Толпа не дрогнула.

Раздались новые выстрелы, упали новые жертвы, а толпа стояла.

— Всем бы этим мученикам за их стойкость по «георгию» повесить на кафтан! — перешептывались офицеры.

Финал кандеевской трагедии: восемь убитых, десятки раненых. Двадцать восемь крестьян прошли сквозь строй и были сосланы на каторжные работы, восемьдесят человек отправлены на поселение в Сибирь, в линейные батальоны и тюрьмы.

Губернская газета молчала об этом. Но в Дворянском институте знали о кровавых событиях в Кандеевке. «Благородное» сословие стреляло в бывших крепостных. Вот чем обернулись фарисейские слова царского манифеста: «обнимать нашею царской любовью и попечением всех наших верноподданных всякого звания и состояния, от благородного владеющего мечом на защиту Отечества до скромно работающего ремесленным орудием, от проходящего высшую службу Государственную до проводящего в поле борозду сохою или плугом».

«Царь-освободитель» щедро наградил палачей. Были опубликованы списки награжденных участников усмирения. Герцен писал в «Колоколе»: «Храбрый Дренякин представлял к награде „молодцов“, убивавших крестьян — наших братьев, русских крестьян. Чем же их наградить? Надобно выписывать австрийские или прусские кресты — не русскими же награждать за русскую кровь!».

Илья Николаевич глубоко сочувствовал тяготам и бедам народа, горькой его доле. По характеру, по убеждениям он был противником любого насилия; не верил, что принуждение может изменить образ жизни или мировоззрение, оказать благотворное влияние на личность и общество. Он искренне считал, что с отменой крепостного права в России навсегда будет ликвидировано рабство, что освобожденный от ярма народ, образованный усилиями просветителей (к их числу он причислял и себя), заживет новой жизнью.

Глубокое желание помочь тем, кто лишен великой радости учения, все больше и больше овладевает им. Подумать только: тысячи детей крестьян, ремесленников, городской бедноты из-за нищеты, безденежья, из-за отсутствия школ так и проживут в невежестве, никогда в жизни не смогут читать Пушкина, Лермонтова, Гоголя! Как смириться с духовной обездоленностью большей части населения?

В эти годы Илья Николаевич увлечен педагогическими изысканиями Пирогова, Ушинского, Герцена, Огарева. Герценовский «Колокол», некрасовский «Современник» ожидаются им в Пензе с нетерпением. Возможность их читать представлялась не всегда. Близки и понятны были страстные выступления Герцена против крепостного права, телесных наказаний, помещичьего произвола. Понятны и слова великого мыслителя о том, что в обучении и воспитании самую существенную роль играет наставник молодежи, учитель. От того, каков он, от его взглядов и принципов зависит во многом и то, какими станут его воспитанники. Именно поэтому так значительна профессия педагога; именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы воспитание и обучение молодежи находились в руках достойных. И оттого столь нетерпимо пренебрежительное отношение к учителю со стороны привилегированных классов и властей. Несмотря на тяжелую сплошь и рядом жизнь учителя, несмотря на его задавленность нуждой, несмотря на оскорбления властей и лишения права голоса, несмотря на это, считал Герцен, русское учительство в целом проповедовало «идеи независимости и ненависти к произволу», «очеловечивало и революционизировало» молодое поколение. Эта высокая оценка вдохновляла и обязывала.

Роль педагога в школе и обществе, новейшие методы обучения, судьба школьного дела в стране, характер необходимых просветительских реформ, возможность введения всеобщего образования… На свои вопросы Илья Николаевич находит ответы в публикациях «Современника», журнала, выражавшего взгляды передовой революционно-демократической части общества. Этот журнал печатал тогда большинство педагогических статей Чернышевского и Добролюбова. Статей глубоких, часто неожиданных, в них содержался анализ школьного дела в России, критиковалась правительственная политика в этой сфере, поднимались основополагающие проблемы просвещения: цели воспитания и образования, содержание и методы обучения, вопросы всеобщей обязательной школы, роль социально-экономических условий в деле просвещения… «Политическая власть, материальное благосостояние и образованность — все эти три вещи соединены неразрывно», — писал Чернышевский, и эти слова предельно четко определяли место и роль учителя в обществе и государстве, его важнейшую функцию в общем прогрессе народа.

Смелы и убедительны рассуждения Добролюбова о роли среды и условий жизни в формировании личности. В своей статье «О значении авторитета в воспитании» он камня на камне не оставляет от распространенного заблуждения, будто бы положение человека, его способности предопределены от рождения. «Людей путных или непутных делает жизнь, общий строй ее в известное время и в известном месте», — пишет он. И уж кто-кто, а Ульянов, сам с трудом пробившийся к знаниям из податного сословия, прекрасно осознает эту глубокую правоту. И невольно приходится задумываться: а нормально ли состояние государства, в котором миллионам людей просто-напросто отказано в праве на образование? И как помочь им?

Никогда раньше проблемы образования, проблемы воспитания не обсуждались так широко, так свободно, так заинтересованно. Словно спала некая пелена с глаз, мешавшая ранее видеть колоссальные возможности просветительной работы. И какие светлые умы в стране, оказывается, озабочены этим! Все больше и больше увлекается педагогикой Лев Толстой, он сам учит крестьянских детей в Яснополянской школе. Публикует статьи о народном образовании ставший попечителем Киевского учебного округа хирург Пирогов.

В печати обсуждаются и рассматриваются самые разные стороны педагогической теории и практики. И общие выводы таковы: школа должна не только снабжать человека знаниями, но и менять его духовную сущность; сословное образование — анахронизм; роль естественных наук, связанных с потребностями жизни, в школе должна возрастать; педагогика не узкопрофессиональное, а общественное дело. И главное, назревшее: необходима реформа всей системы образования в стране, реформа, основой которой должно быть всеобщее, бесплатное начальное обучение.

Растут ряды деятелей передовой педагогики — людей увлеченных, горячо ратующих за просвещение народных масс, за демократизацию школы. Это о них В. И. Ленин скажет много лет спустя, что они были одушевлены «горячей враждой к крепостному праву и всем его порождениям в экономической, социальной и юридической области… Вторая характерная черта, общая всем русским просветителям, — горячая защита просвещения, самоуправления, свободы, европейских форм жизни и вообще всесторонней европеизации России. Наконец, третья характерная черта „просветителя“ это — отстаивание интересов народных масс, главным образом крестьян… искренняя вера в то, что отмена крепостного права и его остатков принесет с собой общее благосостояние и искреннее желание содействовать этому».[2].

Именно взгляды этих просветителей, их точку зрения принимает Илья Николаевич. Благородная их страстность, увлеченность и глубина мысли, убежденность и принципиальность не могут оставить его равнодушным. Душа требует действия, посильного участия в улучшении судьбы народной. Конечно, и честное, добросовестное воспитание юношества послужит делу общему. Но не мало ли этого? Всем своим существом он тянется к практической, осязаемой работе на благо народа.

До Пензы доходит весть, что в Петербурге, Киеве, Екатеринославе открыты первые воскресные школы, в которых педагоги-энтузиасты бесплатно обучают рабочих и ремесленников, их детей. Неофициальная школа для народа… Не реализация ли это призывов передовых педагогов и просветителей помочь народу вырваться из темноты и невежества? Идея близка многим преподавателям, и в первую очередь Ульянову и Захарову. Не создать ли такую же школу и в Пензе?

Илья Николаевич с коллегами просит директора училищ губернии выдать разрешение на открытие школы, цель которой «распространять грамотность в ремесленном и рабочем классе». Они ознакомлены с правительственным Положением, обязывающим учителей не выходить «из границ определенного круга действия, т. е. чтобы учение… ограничивалось законом Божьим, чтением, письмом и первыми правилами арифметики». Всякое отступление от этого пресекается. Ну что ж: писать, читать — и то для сплошь неграмотного народа благо.

И вот уже составлен проект устава «Общества для распространения грамотности в городе Пензе», подписанный членами-учредителями, в том числе и Ульяновым. Организаторы общества намерены помогать учащимся-беднякам, проводить литературные собрания и публичные чтения. Они хотят также, «смотря по желанию учащихся и степени их познаний, распространить преподавание сообщением сведений из истории, географии, естественных наук и русского языка». В планах организаторов — создание публичной библиотеки, снабжение книгами учащихся, содержание их на свои стипендии в ремесленных и учебных заведениях. И все это предполагается делать не за счет казны, а за счет ежегодных членских взносов до десяти рублей серебром, а также пожертвований сочувствующих и сборов за литературные чтения.

В сентябре 1860 года попечитель Казанского учебного округа дал знать: министр народного просвещения считает, что распространение грамотности в Пензе может быть достигнуто и без учреждения «Общества».

В конце октября пензенские энтузиасты получили разрешение на открытие воскресной школы. 1 ноября в ней начались занятия. Сначала школа размещалась в здании уездного училища. Оно, по словам очевидца, представляло не «дом, в котором можно было поместить учебное заведение, а сарай для лошадей: сырой, угарный, холодный». И все же на первое занятие пришло сорок человек — дети городской бедноты. А через две недели уроки пришлось проводить в нескольких классах — в школе насчитывалось уже восемьдесят учеников.

В местной газете появился первый отклик — «Несколько слов по поводу открытия воскресной школы в г. Пензе». Автор сомневался в ее жизненности: «…что можно сделать для образования народа в 50 воскресных дней, и притом не сряду, а через каждые шесть недельных дней, в которые ветер успеет вынести из памяти и головы какого-нибудь ветреного мальчика все слышанное в школе… А какой труд для г. г. учителей, которые будут учить в школе, предполагая, что все они будут из лиц, состоящих на службе! Любой служащий, проработав шесть дней, захочет отдохнуть, а в воскресной школе надобно трудиться, трудиться добросовестно во имя общественной пользы — да у кого достанет на это сил? Разве у самого рьяного прогрессиста? А сколько у нас таковых в Пензе? Не обманываем ли мы самих себя, не видим ли наяву сладкие грезы?».

Но люди, готовые свое свободное время отдать просвещению народа, нашлись. Распорядителем воскресной школы сперва был Владимир Иванович Захаров. Потом он передал ее Ульянову. Здесь преподавали Владимир Александрович Ауновский и Владимир Харлампиевич Хохряков.

Сначала пожертвования поступали регулярно. Удалось создать библиотеку, купили для учеников книги и тетради. Зимой занимались около ста сорока человек. Преподавателей хватало, но мало-помалу число их стало уменьшаться.

Илья Николаевич проработал в школе два года (до самого ее закрытия), стараясь сплотить вокруг себя таких же энтузиастов. Примеру Захарова и Ульянова следовали их воспитанники и в других городах. Ученик Ильи Николаевича Василий Маковеев, учась в Казанском университете, преподавал в воскресной школе. Василий Хохряков, студент Медико-хирургической академии, участвовал в работе петербургской воскресной школы.

В июне 1862 года Илье Николаевичу было вручено предписание министра внутренних дел. В нем говорилось: «Надзор, установленный за воскресными школами, оказался недостаточным. В последнее время обнаружено, что под благовидным предлогом распространения в народе грамотности люди злоумышленные покушались в некоторых воскресных школах развивать вредные учения, возмутительные идеи, превратные понятия о праве собственности и безверие. В отношении к читальням, равным образом, обнаружено стремление пользоваться этими учреждениями не для распространения полезных знаний, а для проведения того же вредного социалистического учения. Государь император повелел… закрыть все ныне существующие воскресные школы и читальни».

Директор училищ губернии заверил губернатора, что в пензенской школе «дурных и вредных толкований» никто из преподавателей учащимся не высказывал, не сеял «превратных» идей. Однако школа была закрыта.

Илья Николаевич обучал детей пензенской бедноты началам арифметики, чтению, грамоте. При этом он искал собственные пути, собственные приемы и методы. Он сделал первый шаг к начальной народной школе.