Индивидуализм.

9.

Когда с окончанием войны 1914–1918 гг. социалистические партии пришли к власти в большинстве государств Центральной и Восточной Европы, обсуждение всех этих проблем с необходимостью вошло в новую и решающую фазу. Победившим социалистическим партиям теперь надо было думать об определенной программе действий, и социалистическая литература следующих сразу за Первой мировой войной лет вначале была большей частью занята практическими вопросами организации производства на социалистических принципах. Эти дискуссии находились под большим влиянием опыта военных лет, когда государства создали управления по обеспечению продовольствием и сырьем, чтобы справляться с серьезной нехваткой большинства основных предметов потребления. Было общепризнано, что это доказало не только осуществимость централизованного управления экономической деятельностью и даже ее превосходство над системой конкуренции, но и то, что специальная техника планирования, разработанная для решения этих проблем, может с равным успехом применяться для постоянного регулирования социалистической экономики. Кроме России, где скорость перемен в первые послереволюционные годы почти не оставила времени для спокойных размышлений, в основном в Германии и еще больше в Австрии эти вопросы дебатировались наиболее серьезно. Особенно в Австрии, социалисты которой долго играли ведущую роль в теоретической разработке социализма и в которой сильная и сохранившая единство социалистическая партия оказывала, вероятно, больше влияния на экономическую политику, чем в любой другой стране помимо России, проблемы социализма приобрели огромное практическое значение. Следует, пожалуй, упомянуть (это довольно любопытно), как мало серьезных исследований было посвящено экономическому опыту этой страны в первое десятилетие после Первой мировой войны, хотя он, наверное, имеет куда большее отношение к проблемам социалистической политики в Западном мире, чем все происшедшее в России. Однако что бы ни думать о значимости проведенных в Австрии реальных экспериментов, несомненно, что внесенный там теоретический вклад в понимание этих проблем останется значительной вехой в интеллектуальной истории нашего времени. Среди всех этих ранних разработок социалистических авторов наиболее интересной во многих отношениях и, в любом случае, наиболее характерной для все еще очень ограниченного осознания затрагиваемых здесь экономических проблем является книга Отто Нейрата, которая появилась в 1919 г. В ней автор попытался показать, что опыт военных лет выявил возможность обходиться без всякого учета ценности при регулировании предложения предметов потребления и что все расчеты центральных планирующих органов должны и могут проводиться in natura, то есть что эти расчеты не должны вестись на основе какого-либо общепринятого мерила ценности, а можно производить их в натуральном выражении[86]. Нейрат совершенно не заметил непреодолимых трудностей, которые отсутствие стоимостных расчетов создаст на пути любого рационального экономического использования ресурсов, и даже, видимо, считал это преимуществом. Столь же суровая критика применима и к работам, опубликованным в то же время одним из ведущих мыслителей австрийской социал-демократической партии Бауэром [15]. Здесь нет возможности входить в подробности аргументации этих и ряда других родственных публикаций того времени. Тем не менее их следует упомянуть, поскольку они важны в качестве наглядных образцов социалистической мысли непосредственно перед столкновением с новой волной критики и поскольку большая часть этой критики была направлена против этих работ или неявно их затрагивала. В Германии в центре дискуссии оказались предложения комиссии по социализации, созданной для обсуждения возможностей перехода от частной промышленности к государственной собственности и контролю. Именно в связи с деятельностью этой комиссии или ее замыслами такие авторы как Э.Ледерер, Э.Хайманн и злополучный В.Ратенау разработали планы социализации, ставшие главной темой обсуждения среди экономистов. Для нас, однако, эти предложения менее интересны, чем их австрийские аналоги, поскольку они не предусматривали полностью социализированной системы, но в основном касались проблем организации отдельных социализированных отраслей при системе, остававшейся в остальном конкурентной. В силу этого их авторам не приходилось сталкиваться с главными проблемами подлинно социалистической системы. Тем не менее они важны как симптомы состояния общественного мнения того времени и в той стране, где началось более научное изучение данных проблем. Один из проектов того периода заслуживает, возможно, особого упоминания не только потому, что его авторы изобрели модный ныне термин плановая экономика, но и потому, что он очень напоминает предложения по планированию, столь распространенные сейчас [1935] в Великобритании. Это план, разработанный в 1919 г. рейхс-министром экономики Р.Висселем и его заместителем В. фон Моллендорфом [16]. Их предложения об организации отдельных отраслей интересны и сами по себе, перекликаясь со многими проблемами, обсуждаемыми сейчас в Англии, и той дискуссией, которую они вызвали. Однако они не могут считаться социалистическими в узком смысле, но занимают ту среднюю позицию между капитализмом и социализмом, которая сознательно не рассматривается в нашем очерке по упомянутым выше соображениям.