Индивидуализм.

10.

Австрийский экономист Людвиг фон Мизес первым сформулировал главную проблему социалистической экономики в такой форме, чтобы она никогда больше не исчезала из дискуссий. В этом его немалая заслуга. В статье Экономический расчет в социалистическом обществе, появившейся весной 1920 г., он показал, что возможность рационального расчета в нашей нынешней экономической системе основана на том, что цены в денежном выражении обеспечивают необходимое условие, позволяющее такой расчет осуществлять[87]. Важнейшим моментом, в котором профессор Мизес пошел значительно дальше своих предшественников, было подробное доказательство того, что экономичное использование имеющихся ресурсов возможно, только если цены устанавливаются не на одни лишь конечные продукты, но и на все промежуточные продукты и факторы производства, и что немыслим никакой другой процесс, который таким же образом учтет все соответствующие факты, как это делает процесс ценообразования на конкурентном рынке. Вместе с более крупной работой, в которую позднее была включена эта статья, исследование профессора Мизеса представляет отправной пункт, от которого непременно должны отталкиваться все обсуждения экономических проблем социализма, конструктивные или критические, чтобы их воспринимали всерьез. Хотя работы профессора Мизеса несомненно содержат наиболее полное и успешное изложение того, что с тех пор стало главной проблемой, и хотя вплоть до настоящего времени они оказали самое сильное влияние на все последующие дискуссии, интересным совпадением является то, что примерно в то же время два других выдающихся автора независимо пришли к очень схожим выводам. Первым был великий немецкий социолог Макс Вебер. В своем великолепном сочинении Wirtschaft und Gesellschaft (Хозяйство и общество), изданном посмертно в 1921 г., Вебер специально рассматривал условия, позволяющие принимать рациональные решения в сложной экономической системе. Как и Мизес (чья статья, по его признанию, стала ему известна, только когда его собственный труд был уже подготовлен к печати), Вебер настаивает, что расчеты in natura, предлагавшиеся ведущими защитниками плановой экономики, не смогут обеспечить рационального урегулирования проблем, которые придется решать властям в подобной системе. Он особо подчеркивал, что рациональное использование и поддержание капитала можно обеспечить только в системе, основанной на обмене и использовании денег, и что потери, обусловленные невозможностью рационального расчета в полностью социализированной системе, могут быть настолько велики, что не позволят сохранить нынешнее число жителей густонаселенных стран. "Здесь не помогает предположение, что со временем какая-либо система расчета будет найдена или изобретена, стоит только попытаться и взяться за проблему безденежной экономики всерьез: это фундаментальная проблема любой полной социализации, и, безусловно, невозможно говорить о рационально планируемой экономике, коль скоро никакие средства построения плана неизвестны, а это и есть вопрос, от решения которого зависит всё?"[88]. Практически одновременно эти же идеи развивались в России. Здесь летом 1920 г. в течение короткого периода после первых военных успехов новой системы, когда в виде исключения стала возможной публичная критика, Борис Бруцкус, видный экономист, известный в основном своими работами по аграрным проблемам России, в серии лекций подверг подробной критике доктрины, определявшие действия коммунистических правителей. Главные выводы этих лекций, опубликованных в русском журнале под заголовком Проблемы народного хозяйства при социализме и ставших доступными для широкой публики лишь много лет спустя в немецком переводе [первоначальный заголовок, под которым появились эти лекции зимой 1921–1922 гг. в русском журнале Экономист был: Проблемы народного хозяйства при социализме; позднее они были перепечатаны по-русски в виде брошюры в Берлине в 1923 г., а затем опубликованы в немецком переводе под заголовком: Die Lehren des Marxismus im Lichte der russischen Revolution в Берлине в 1928 г; этот очерк вместе с изложением истории развития экономического планирования в России появился в английском переводе в работе Б.Бруцкуса Economic Planning in Soviet Russia (London, 1935)], поразительно напоминали идеи Мизеса и Макса Вебера. И это несмотря на то, что они были сделаны на основе изучения конкретных проблем, с которыми в то время сталкивалась Россия, и несмотря на то, что они были написаны тогда, когда их автор, оторванный от всех связей с внешним миром, не мог узнать о подобных же усилиях австрийских и немецких ученых. Как и у профессора Мизеса и Макса Вебера, его критика сосредоточена на невозможности рационального расчета в централизованно управляемой экономике, где цены неизбежно отсутствуют.