Иоанн Павел II: вклад в историю.

1. Общая характеристика института папства.

Согласно традиции, Папа Римский является главой всей Католической Церкви. В фундаментальных документах Церкви закреплены различные титулы папы: Епископ Рима, наместник Иисуса Христа, Преемник апостола Петра, Верховный Первосвященник Вселенской Церкви, Патриарх запада, Примас Италии, Архиепископ провинции Римской, суверен города-государства Ватикан, раб рабов Божиих. Они используются в равной степени, характеризуя институт папства с учетом различных акцентов деятельности главы Церкви. Время нахождения папы на своем посту получило название понтификата, а сам Епископ Рима также может именоваться понтификом (что буквально означает – мостостроитель). Данное слово чаще используется в научной и научно-популярной литературе, а приведенные выше титулы носят скорее официальный характер и встречаются главным образом в церковных документах.

Согласно учению Римско-Католической Церкви каждый понтифик является продолжателем деятельности апостола Петра, которого Христос поставил во главе Церкви. В тексте Евангелия мы можем найти такую цитату: «И Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». [2, Мф. 16:18] Так говорил Христос ученику Симону Петру, который признал в своем учителе Божьего Сына. Процитированная фраза из Евангелия понимается католиками как получение апостолом Петром особой миссии – возглавить общину последователей Христа, то есть Церковь. Поскольку имя «Петр» по-гречески означает «камень», то считается что, данный апостол, благодаря силе, твердости своей веры становится опорой всей Церкви Христа. Петр был избран Христом из тех 12 апостолов, которые являлись Его первыми учениками, следовательно, Петр был одним из равных, а все они вместе были как коллегия или постоянное объединение. В церковных документах преемственность папского и епископского статуса в Церкви, идущая с апостольских времен, получила такую формулировку: «Как по установлению Господа (Христа) Петр и другие апостолы составляют единый апостольский собор, так и Римский Первосвященник, Преемник Петра, и епископы, преемники апостолов, составляют единое целое». [12, пункт 880]

Также опираясь на Священное Писание и Священное Предание, Римско-Католическая Церковь учит, что папа, Епископ Римский и Преемник св. Петра, «есть постоянное и видимое начало и основа единства епископов и многих верных». «Ибо Римский Первосвященник имеет над Церковью, в силу своей должности наместника Христа и пастыря всей Церкви, полную, верховную вселенскую власть, которую он вправе всегда свободно осуществлять». [Там же, пункт 882] Сама формулировка «наместник Христа» должна пониматься лишь в целостном контексте Евангелия. Обращаясь к его тексту, посмотрим, как говорил Иисус апостолам: «Я с вами во все дни до скончания века».[2, Мф. 28:20] Таким образом, христианское учение говорит о том, что хотя и невидимый, Христос присутствует в Церкви. Также Он присутствует и в каждом христианине по благодати крещения, в других церковных таинствах. Отцы Церкви (так в христианской традиции называют духовных учителей, богословов, обладающих безусловным учительских авторитетом для верующих) говорили, что христианин – другой Христос, подчеркивая этой фразой, что каждый по крещению уже призван к святости во Христе. Церковь учит, что Христос присутствует особым образом в каждом священнике, который служит литургию, совершает другие таинства (брак, крещение и прочие), олицетворяя Христа.

В церковном католическом учении акцент делается не столько на достоинство понтифика, сколько на служение, подчеркивая задачи папы в Церкви как задачи служения Петра. Основной целью и смыслом этого служения является благо всей Церкви как общины и каждого из верующих в частности. Служение епископата аналогично по своей сути папскому.Согласно Катехизису Католической Церкви, каждый епископ тоже поставлен как «наместник и преемник Христа в своих Церквах». [Там же] Власть епископов в подведомственных им поместных Церквах или церковных провинциях, епархиях, определяется Вселенской Церковью, а не одним лишь папой.

Поэтому неправомерно говорить о том, что полномочия Римского Епископа по своему характеру иные, чем у других епископов, в том числе у патриархов Восточной христианской традиции (Константинопольского, Патриарха Московского и всея Руси). Христианское церковное учение говорит о том, что каждый из них является в своем служении «наместником и преемником» Христа. Различен лишь определенный масштаб полномочий служения, который для понтифика западно-христианской церковной традицией характеризуется как вселенский, а для остальных епископов носит локальный характер. Этот факт в католическом учении объясняется единством Церкви как «мистического Тела Христова». Данный аспект религиозного учения на протяжении многих веков порождал споры, приводившие к церковным расколам, среди представителей различных христианских традиций именно в связи с различной трактовкой понятия «наместничества Христа».

В Катехизисе Католической Церкви приводится такая характеристика церковного иерархического устройства: «Коллегия Епископов, поскольку она состоит из многих, выражает многообразие и вселенскость народа Божьего, но поскольку она собрана под единым главой, она выражает единство стада Христова».[Там же]

Таким образом, согласно традиции Католической Церкви, она на Земле получает в качестве пастыря понтифика, но это не каким образом не может противоречить тому, что единственным пастырем для христиан является Сам Христос, так как Церковь – не обычная общественная организация, руководимая штатом сотрудников, а явление сверхъестественного характера, обладающее определенной спецификой, своего рода отображение мистического аналога (Царства Божьего).

Также нам нельзя не упомянуть, говоря о специфике папского служения, о «даре безошибочности» в вопросах вероучения и морали. Он часто озвучивался в литературе, как светского характера, так и церковной (православной и протестаетской), как «непогрешимость». Любое заявление об абсолютной «непогрешимости», т.е. «безгрешности» человека, вне зависимости от занимаемой им должности, по сути, противоречит христианскому учению. В христианской традиции имеется учение о первородном грехе. Он от «прародителей» человечества передается новым поколениям. Следствием первородного греха являются склонности человеческой натуры к греховным поступкам и страстям. Для того чтобы разобраться в сущности данной специфики папского служения, нужно отказаться от неправильной трактовки понятия. В официальных догматических документах Церкви используется именно понятие «безошибочность». После II Ватиканского Собора все неясности в текстах церковной Конституции были устранены, чтобы не оставалось повода для неверного толкования данного определения. На основании церковных документов постараемся в своей работе объяснить суть понятия «дара безошибочности» в служении понтифика. В его обязанности помимо других функций, входит миссия Церковного учительства. В свою очередь на ней, как и на прочих обязанностях священнослужителей, согласно учению Церкви, присутствует Божия благодать.

Учительство, согласно церковной традиции, должно быть своего рода наставлением в вере Церковью своих прихожан, для того, чтобы они не удалялись в своей жизни от христианского вероучения. Согласно учению Римско – Католической Церкви, коллегия епископов и Римский Первосвященник, которому поручено утверждать в вере своих братьев, «окончательным решением проводит положения учения о вере, и нравственности». Обещанная Церкви безошибочность присутствует и в Коллегии Епископов, когда они совместно с понтификом «осуществляют верховное учительство», особенно на Вселенском Соборе. «Эта безошибочность простирается также широко, как и сокровенность Божьего Откровения. Обычное учительство не претендует на безошибочное определение и не выносится определенным образом. Оно должно служить в помощь лучшего разумения Откровения». Именно в этом смысле и следует понимать «безошибочность» папы, согласно традиции Римско – Католической Церкви.

Ватикан стал резиденцией пап с тех пор, когда император Константин построил на Ватиканском холме базилику в честь святого Петра. Как город – государство Ватикан оформился в соответствии с договором, заключенным Ватиканом с итальянским правительством 11 февраля 1929 года, который затем был пересмотрен в 1984 году. Эти документы были подписаны в палаццо в Сан Джованни в Латеране.

Город – государство расположено в западной части Рима и является международным административным центром Римской Католической Церкви. Общая площадь Ватикана 44 гектара, государство по форме своего устройства является абсолютной теократической монархией, официальными языками являются латинский и итальянский. C самого начала существования папского государства возник вопрос о двойственном положении понтифика как главы Церкви и государственного образования. Перед папой с одной стороны стояли сугубо церковные проблемы, а с другой – надо было заниматься светскими по характеру вопросами государственного строительства и политической дипломатии. Необходимо было создать собственную дипломатическую службу при Ватикане. На данный момент Католическая Церковь располагает профессиональной дипломатической службой, которая насчитывает многовековую историю. В истории современности тоже имеют место случаи обращения политиков за помощью или советом в Рим, дипломатические встречи с понтификом первых лиц государств. Влияние Церкви, интегрированной в государственные структуры, остается весьма значительным.

Рассмотрим вопрос трактовки Рима как центра христианского мира с точки зрения христианского учения. Решающими историческими событиями стали прибытие апостола Петра в Рим и его мученическая смерть в окрестностях этого города. Эти исторические события стали известны нам из многих письменных документов и археологических находок, свидельствующих о почитании Петра и его могилы. Из Послания папы Климента к коринфянам мы узнаем, что в 89 – 97 годах Церковь Рима называли Церковью святых Петра и Павла, мученически погибших в этих краях. Римский Епископ, согласно церковной традиции считается преемником Петра, но его можно было бы назвать и наследником Павла, такую мысль высказал папа Иоанн Павел II в своей работе «Верую в Церковь Единую, Святую, Вселенскую и Апостольскую». Остается фактом, что Римские Епископы как преемники Петра находились в Риме, но нет в наличии таких письменных документов, которые свидетельствовали бы о том, при каких обстоятельствах возникла эта цепь преемственности, соединившая Петра с Епископами Рима. На основании имеющихся в небольшом количестве письменных свидетельств можно лишь предположить как происходил этот процесс. К примеру, обратимся вновь к Посланию папы Климента к коринфянам, в котором говориться о том, что, уча и проповедуя в разных городах, апостолы из числа новообращенных после «испытания Духа» поставляли новых епископов и диаконов. Затем сразу же распоряжались, что после смерти поставленных епископов новые подготовленные к этому мужи должны будут принять эти должности. Следовательно, так или иначе, но сохранялась непрерывно передаваемая преемственность на Римском Престоле. Также это утверждение не противоречит тому факту, что изменялись исторически и канонически способы передачи преемственности на протяжении различных эпох.

Вопрос о первенстве (примате) Римского Епископа в истории был поставлен Восточной Церковью, отделившейся от Рима. Флорентийский Собор, желая облегчить воссоединение, определил значение примата. Это миссия служения всей вселенской Церкви, которая требует соответствующей власти, необходимой для исполнения служения: «полной пастырской, руководящей и управленческой», что не нарушает привилегий и прав восточных патриархов в соответствии с иерархией их достоинства.

I Ватиканский Собор (1870 г.) приводит определение Флорентийского Собора, при этом точнее определяет значение этой власти. Римский Епископ «располагает властью не только по надзору и руководству», но и «полной и наивысшей юридической властью надо всей Церковью не только в вопросах веры и нравственности, но также во всем, что касается дисциплины и управления Церковью во всем мире». Определение I Ватиканского Собора не приписывает Папе полномочий, связанных с вмешательством в повседневные дела поместных Церквей. Его целью являлось только исключение возможности навязывания папе норм, ограничивающих примат. Ошибочно было бы делать выводы, что согласно постановлению I Ватиканского Собора, епископская юрисдикции поглощена папской.

Возвращаясь к постановлениям II Ватиканского Собора, следует отметить, что Церковь является вселенской также и в том значении, что все, кто исповедует Христа, «должны способствовать целостности Его спасительной миссии свойственным каждому человеку родом апостольства». Коллегиальная деятельность всего Епископата и апостольство всех христиан обретает единство в «согласии с Епископом Рима, в его примате». В свою очередь, коллегиальная власть над всей Церковью находит свое особое выражение на Вселенском Соборе, а прерогатива Римского Понтифика – созывать такие Соборы, председательствовать и утверждать их.

Таким образом, мы проследили своего рода эволюцию определения папского примата и пришли к раскрытию его сути. Папа стоит во главе структуры управления Церкви как принцип единства и общности.

Вторую после понтифика важнейшую должность в церковной иерархии занимают кардиналы, назначаемые Епископом Рима. Они в совокупности составляют кардинальскую коллегию, созываемую папой на пленарные заседания для обсуждения важных вопросов жизни Церкви. Также кардиналы на конклаве избирают очередного понтифика из своей среды (возраст участников конклава не должен превышать 80 лет). Римская курия – тоже одно из важных учреждений Святого Престола. Была создана в 1588 году при папе Сиксте V. Курия претерпела ряд реформ за свою историю: в 1908 г. при Пие X, в 1967 г. при Павле IV и при Иоанне Павле Втором – в 1988 г. (реформа была учреждена 28 июня на консистории – собрании кардиналов). На данный момент Курия состоит из ряда ведомств и организаций: Государственный секретариат, 9 конгрегаций, 12 папских советов, 2 трибуналов и 3 отделов. Государственный секретариат – основной, центральный орган Курии, а его глава – Государственный секретарь является практически вторым лицом после папы в церковной иерархии, он действует на основе личных инструкций понтифика и отвечает за всю папскую дипломатическую службу. Также в его обязанности входит представлять Святой Престол на переговорах с представителями различных государств, чьих послов он принимает лично. Государственный секретарь исполняет свои функции в течение определенного срока. Структура Государственного секретариата, как и многих министерств иностранных дел других стран, основывается на функционально – территориальном принципе. Секретариат состоит из двух отделов: первый – это отдел по общим вопросам внутренней политики Католической Церкви, он координирует работу всех органов данного института; второй отвечает за отношения с другими государствами, он отвечает непосредственно за внешнюю политику. Оба отдела Госсекретариата имеют соответствующие штаты, в которых кроме духовных лиц служат также миряне. Важнейшими ведомствами Римской Курии являются Конгрегации. Главнейшей же по значимости из 9 Конгрегаций является по вопросам вероучения, которая исторически возникла еще до образования Римской Курии. Она была создана как Конгрегация Римской и вселенской инквизиции, а преобразована в Конгрегацию по вопросам вероучения в 1965 году. К другим Конгрегациям относят следующие: Восточных Церквей, Божественного культа и дисциплины таинств, по делам канонизации святых, по делам епископов, по евангелизации народов, по делам клира, по делам институтов для посвященных (монашеских орденов) и обществ для апостолической жизни, по делам семинарий и светских учебных заведений.

В соответствии с Апостолической конституцией основными функциями церковных трибуналов являются следующие: Апостолический Пенитенциарий – отпущение грехов, отлучение, индульгенция; Высший трибунал апостолической Сигнатуры – контроль над соблюдением законов в деятельности церковных учреждений; Трибунал Римской Роты – «аппеляционный суд» при Святом Престоле.

Существуют также 12 папских Советов: по делам мирян; по единству христиан; по вопросам семьи, справедливости и мира; милосердия и благотворительности; по пастырской заботе о мигрантах и странствующих; по пастырской заботе о помогающих больным; по интерпретации законодательных проектов Церкви; по межрелигиозному диалогу; по диалогу с неверующими; по вопросам культуры; по вопросам социальной коммуникации.

В состав Курии также входят 3 следующих ведомства: апостольская палата, которая ведет экономические и административные дела Святого Престола; администрация собственности Святого Престола; префектура по экономическим делам Святого Престола, которая осуществляет контроль и наблюдение за ведением экономических дел всеми организациями Церкви.

Из состава кардинальской Коллегии папой назначается Совет из 15 кардиналов по изучению организационных и экономических проблем Святого Престола. Он созывается 2 раза в год Государственным секретарем для рассмотрения наиболее важных вопросов экономического характера.

Помимо перечисленных нами выше ведомств, входящих в состав Римской Курии, при Ватикане имеются 6 Папских комиссий, связанных с названными ведомствами, и ряд других учреждений и организаций, имеющих то или иное отношение к деятельности Святого Престола. Из них следует отметить Апостольскую библиотеку и Секретный архив, уникальные фонды которых представляют огромный интерес для специалистов самого широкого профиля.

Интересным учреждением является также ватиканская типография «Полиглот», книжное издательство, периодические издания, одним из которых является ежедневный «L/ OSSERVATORE ROMANO», издание, выходящее на разных языках. Существует также ватиканское радио и телевидение. При постоянной службе печати Ватикана аккредитованы как итальянские, так и иностранные журналисты.

Возвращаясь к характеристике ватиканской дипломатической службы, отметим, что ее структура складывалась на протяжении нескольких веков. Еще в эпоху раннего Средневековья сформировалась сложная разветвленная система папской дипломатии, которая, выйдя далеко за пределы Европы, учреждала свои представительства на территориях, захваченных крестоносцами; направляла миссии к нехристианским народам – татарам, персам и даже в Китай. Но, несмотря на это, в центре внимания папской дипломатии все же оставались страны Европы.

К началу эпохи Возрождения унитарные иерархические структуры папской дипломатической службы вступили в полосу кризиса. Святому Престолу приходилось приспосабливать свои дипломатические структуры к новой системе международных отношений, при которой независимые государства поддерживали взаимоотношения при наличии взаимного дипломатического представительства, носящего постоянный характер. Занимаемое папой в Средние века положение политического арбитра со временем замениться на роль посредника. Папская дипломатия приводилась в соответствие со светской: папа направляет своих послов к светским правителям; легаты превращаются в постоянных представителей, их деятельность теперь охватывает сферу отношений между Святым Престолом и принимающим государством.

В эпоху Возрождения папство в известной мере начинает выступать в роли созидателя западно – европейского сообщества в современной трактовке этого понятия. В связи с этим активное и пассивное дипломатическое представительство получает интенсивное развитие. На данном историческом этапе суверенные государства стремились избавиться от структур средневековой системы и в политических вопросах обеспечить себе максимально возможную независимость от папы. Но выгода сохранения своих дипломатических миссий при Папском Престоле все же была, так как папство продолжало в той или иной степени оказывать влияние на текущие политические события.

Исторические условия требовали от папства гибкой политики, так как абсолютизму правителей, протестантской реформе и наступлению ислама Святой Престол мог противопоставить лишь искусство дипломатии.

В Вестфальском мирном договоре 1648 года впервые были сформулированы положения о постоянной дипломатической службе. К этому моменту ее структура ничем не отличалась от структуры дипломатической службы других государств.

В Европе эпохи Просвещения борьба монархов с верховенством Римской Курии, влиянием ордена иезуитов развивала юрисдикционализм, т.е. признание фактического права за светской властью контролировать взаимоотношения между национальной Католической Церковью и Святым Престолом. По сути это означало невмешательство Церкви в дела государства. На этой основе были разработаны новые концепции суверенитета, ставшие ключом к пониманию отношений между церковью и государством в XVIII веке. Согласно данной концепции признавалась только одна власть – светская, следовательно, один государственный суверенитет – светский, а не церковный. Но при этом, светские правители в данное время согласились признавать внешнеполитический и светский аспект дипломатической миссии папского нунция.

Великая Французская революция и реформы Наполеона окончательно разрушили Средневековую модель соединенной воедино светской и духовной папской власти.

Статусу Папы и его дипломатической службы на Венском конгрессе папские дипломаты уделили особое внимание. Духовный сан папы снискал формальное признание в «Регламент о рангах дипломатических представителей». Понтифик был включен в число крупнейших монархов, а европейские державы впервые юридически зафиксировали признание папского нунция в качестве официального дипломатического представителя в статусе чрезвычайного посла.

Таким образом, на протяжении истории выстраивалась новая система взаимоотношений между светской и духовной властями. Постепенно государство отступилось от концепции неделимого суверенитета, а конституционное право признало «духовный суверенитет» папы. В дальнейшем эта система приобретала очертания «свободной Церкви в свободном государстве».

Папство XX века согласилось с существованием двух независимых суверенных властей – Церкви и государства, каждая из которых является верховной в своей сфере. Международный статус паства сегодня базируется на двух принципах: религиозном авторитете и светской власти. На основе Латеранских соглашений (договор – конкордат и финансовая конвенция, подписанные представителями Ватикана и Королевства Италии в 1929 г.), папа снова был признан светским сувереном в собственном, хотя и довольно символическом, государстве.

Заграничная служба Ватикана приобрела современную конфигурацию в начале ХХ. В 1908 году был принят кодекс Канонического права, который до 1983 года определял основные функции и институты дипломатической службы Ватикана. Зарубежные миссии Ватикана состоят из миссии дипломатического характера-нунциатуры и представительства при международных организациях; апостолических организаций, не имеющих дипломатических функций.

Существенные изменения стали происходить во внешнеполитической деятельности Святого Престола после окончания Второй мировой войны. Активно начинается процесс налаживания дипломатических отношений с нехристианскими государствами. Первым таковым прецедентом было установление дипломатических отношений с Японией и Китаем (1942 год). Затем постоянные дип.представители Ватикана появились в Египте (1947год), Индии (1948), Индонезии (1950) и в других государствах.

Особой проблемой для Ватикана стало налаживание отношений с Россией. Еще в 1783 году в качестве посла прибыл нунций Ватикана в Варшаве Аркетти. Александр I открыл постоянное представительство при Святом Престоле в 1801 году. В следующем году император разрешил папскому дипломату Ареццо пребывание в Петербурге в качестве представителя папского государства, а в 1816 году глава представительства России в Ватикане А.И. Италинский получил статус посланника. Николай I посетил Рим в 1845 году и встречался с папой. Постоянное дипломатическое представительство России в Ватикане появилось лишь в 1884 году. Во главе представительства находился А.П. Извольский. Сторонником развития дальнейших отношений с Россией был папа Лев XIII. Смерть Папы, а затем Первая мировая война прервали переговоры с Россией. После Февральской революции и в годы Гражданской войны (от лица правительств А.И. Деникина, А.В. Колчака и П.Н. Врангеля) дипломатическим представителем России в Ватикане был А.И. Лысаковский. При Н.С. Хрущеве вновь возобновились переговоры о дипломатическом сотрудничестве. В 1965 году министр иностранных дел А.А. Громыко встретился с папой Павлом VI, а в 1967 году Председатель Президиума Верховного Совета Н.В. Подгорный посетил Ватикан. Эти встречи положили начало постоянным контактам представителей власти России и Ватикана.

Основное внимание дипломатии Святого Престола сегодня обращенна защиту свободы и независимости Церкви, сохранение мира, согласия и справедливости в отношениях между государствами. Следует отметить, что огромное влияние на изменение направления социально – политического курса папства оказал Второй Ватиканский Собор, ознаменовавший существенный прогресс в подходе к наиболее острым проблемам современного мира. Решения Собора расширили поле деятельности Ватиканской дипломатии за пределы Римско – Католической Церкви и способствовали началу открытого диалога со всеми людьми на земле независимо от их вероисповедания.

2. Становление личности будущего понтифика Иоанна Павла II (Кароля Войтылы).

2.1. Основные вехи жизненного пути К.Войтылы до принятия сана епископа.

Будущий Епископ Рима – Кароль Йозеф Войтыла родился 18 мая 1920 года в маленьком городе Вадовице, на Юге Польши. Его отец- Кароль Войтыла – старший был отставным сфицером австро-венгерской армии, работал железнодорожником, а мать Эмилия Качоровская – занималась домашним хозяйством и рукоделием на заказ. Кароль был третьим ребенком в семье – в 1906 г. родился старший брат Эдмунд, затем сестра, умершая во младенчестве. Эдмунд, ставший врачом, доктором медицинских наук (1930 г.) для Кароля был всегда примером, оказал на брата огромное влияние. Мать Войтыла мало помнил – она умерла, когда ему было около восьми лет. Некоторые биографы Иоанна Павла Второго впоследствии будут акцентировать внимание на том, что именно преждевременная смерть матери Войтылы повлияла на его отношение к Матери Божьей – Марии и сформировала отношение Понтифика к роли женщины, выраженной им в ряде документов и энциклик. Уважение к женщине и в частности к материнству Кароль Войтыла пронесет через всю свою жизнь.

Также огромное значение для формирования личностных качеств Войтылы имел пример отца. Особенно это касалось духовной жизни и парктики веры – молитвы, соблюдении на деле христианских заповедей. В семье Войтыл всегда царила любовь и взаимопонимание, детей воспитывали «в страхе Божием», т.е. в соответствии с церковной моралью. Молились дети и родители вместе. С маленьким Каролем отец часто читал Библию, говорил, что Церковь имеет «невидимое измерение», а ее структура и организация только служат этому невидимому – «тайне Церкви». Сам Иоанн Павел II впоследствии писал, что на него оказали сильное влияние слова Христа, обращенные к ученикам: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство». [2, Лк. 12, 32]

Этот призыв не бояться Папа вновь произнес уже будучи избранным Понтификом перед народом – в первом обращении после избрания Папой к пастве (22 окт. 1978 г.) Приведем некоторые выдержки из этого обращения: «Не бойтесь своей молодости и сокровенного желания счастья, истины, красоты и вечной любви!.. Не бойтесь возвещать при любых обстоятельствах Благую весть Креста. Не бойтесь идти против течения! Не бойтесь стремиться к святости! Да станет новое тысячелетие эпохой святых! Не бойтесь, потому что Иисус с вами! Не бойтесь потерять себя: чем больше вы отдаете, тем скорее найдете самих себя!..» [Приложение к главе 2]

Папу Войтылу по праву называют «свидетелем надежды», в своей одноименной книге об Иоанне Павле II Дж. Вейгел так и именует Папу [см. 8]. Он на протяжении всей своей жизни продолжал верить в человека и возлагал надежду на заложенный Богом в души, разум и сердца людей потенциал. Кроме того, Войтылу еще именуют «Апостолом мира» – во время понтификата он делал все возможное для предотвращения национальных, межконфессиональных конфликтов и вооруженных столкновений. Неприятие Понтификом любых проявлений агрессии и дискриминации выражалось в конкретных действиях Святого Престола. Во многом на формирование такой позиции Войтылы повлияли пережитые им события Второй мировой войны, горький опыт его Родины и наглядный результат политики милитаризма для «простого» человека.

Еще не достигнув двадцати одного года, Кароль потерял самых родных людей – сначала брата (в 1932 г), потом – в 1941 г. – отца. Через личное горе, минуты страшного одиночества он учился состраданию, пониманию, мужеству, стойкости перед трудностями и любви к жизни, через осознание всей ее ценности. Эти утраты сформировали Войтылу как человека и как священнослужителя.

Кароль был одаренным человеком. Еще во время учебы в школе он увлекся театром и литературой. Стал играть в театральном кружке с 14 лет. Также он начал заниматься спортом, но все же самым ответственным делом продолжал оставаться театр. Во время Второй мировой войны Кароль с друзьями играли в подпольном театре пьесы известных польских драматургов, читали произведения поэтов, чтобы сохранять и популяризировать национальную культуру. Актеры считали своей миссией бороться словом, когда другие боролись силой оружия. В конце актерской карьеры Кароля стали интересовать вещи, лежащие далеко за эстетическими и интеллектуальными устремлениями обычного местного театра. «Театр восторга» Мечислава Котларчика (друга Кароля) и увлечение польским романтизмом зародили в нем итерес к проблеме взаимоотношений между эмоциями и интеллектом, между восприятием действительности и реальной сущностью вещей. Молодой Кароль стал размышлять о том, как слово способно изменить историю, несмотря на колоссальные материальные препятствия этому. Театр стал для Кароля Войтылы полезным опытом жизни в коллективе, в группе, где каждый ограничивал себя в чем-то ради других.

Важным периодом в духовной подготовке будущего Понтифика стало знакомство его с Яном Тырановским в феврале 1940 г. Молитвенная группа «Живой Розарий», организованная Тырановским по просьбе оставшихся на свободе монахов-салезианцев прихода св. Станислава Костки, имело важное значение для людей, оставшихся практически без священников, потерявших возможность открыто исповедовать свою веру. Кароль стал активным членом молитвенной группы. Пример Тырановского значительно повлиял на Кароля. Ян не получил религиозного образования, но активно занимался самообразованием, имел внушительную библиотеку религиозных книг, был знатоком католической духовности, увлекался религиозной мистикой.

Наблюдая за образом жизни Тырановского, Войтыла все больше убеждался, что святость не является уделом лишь духовенства, напротив, ее достижение под силу каждому, если человек живет в любви и согласии с людьми и Богом, желает приблизиться к Истине. Именно благодаря интересу Тырановского к духовному наследию мистиков, в том числе – Иоанну Креста Кароль стремился больше узнать о них. Он познакомился с трудами Креста, испанского реформатора Церкви XVI в., принадлежащего к ордену кармелитов. Иоанн Креста учил,что спасение можно обрести через страдания. В дальнейшем о.Кароль Войтыла защитит докторскую диссертацию по теме: «Доктрина веры согласно св. Иоанну Креста». С юных лет Войтыла стремился внести свой вклад в преобразование мира. Сначала считал, что поможет людям сделать мир лучше через свою актерскую деятельность, но все больше убеждался в том, что стать актером – не самое большое, на что он способен. Войтыла решил, что преобразование надо начинать с себя, а пример Тырановского вдохновил его. Также изучая труды И. Креста, Кароль хотел все ближе подойти к Тайне Бога. Для Войтылы это было новое открытие. Позднее он вспоминал: «Если я хочу сделать мир лучше, я не должен стремиться к инструменту игры, я могу сделать мир лучше, став священником». Безусловно, Войтыла был сыном своей страны, своего народа, но его взгляды никогда не являлись националистическими или шовинистическими. Если польский шовинизм и национализм и были свойственны определенным кругам, то в первую очередь исключить из них стоит духовенство, войдя в состав которого, Войтыла нашел много единомышленников. Одним из первых, с кем из важных для того времени духовных лиц познакомился Кароль, был архиепископ краковский Адам Стефан Сапега («непокоренный князь», как его называли современники). Краковского архиепископа Адама Стефана Сапегу часто называли также «некоронованным королем Польши» и «отцом Отечества» за его моральную стойкость и непримиримое отношение к нацистам. Он сам лично сделал все возможное для спасения Церкви и культуры, оставаясь единственным представителем законной власти в оккупированной стране.

Их встреча состоялась еще во время учебы Кароля в школе – князь – архиепископ посещал учебные заведения. Он сам тогда высказал предположение, что Войыла мог бы стать семинаристом, затем священником, т.к. имеет к этому способности. Тогда будущий понтифик еще не думал всерьез над тем, имеет ли он призвание к священству. В годы оккупации, во время жестоких гонений на Церковь, Кароль убеждался, как необходимы именно на данный момент молодые, энергичные священники, которые помогали бы народу сохранить веру и культуру. Ужасы войны, встречи с людьми, страдающими за веру, гибель в фашистских застенках знакомых священников и их многочисленные примеры мужества, – все это повлияло на принятие окончательного решения стать священником. Желание самопожертвования, бескорыстного служения людям укреплялись в душе Кароля Войтылы. Он полнее ощущал неизмеримую цену человеческой жизни, что свою жизнь предпочел прожить не для себя.

В годы оккупации в рамках общей программы уничтожения польской культуры и денацида польского народа фашисты реализовывали расправы с церковнослужителями и верующими. На территории Польши находились около 5 100 приходов, где работали около 11 300 священников и почти 17 00 монахинь. Позиция Церкви в Польше в годы войны и ее роль духовной и культурной опоры народа в наши дни заслуживает большого уважения как со стороны самих поляков, так и других народов страны. Велики жертвы мучеников веры: помимо бессчетного количества мирян, в нацистские концлагеря попали около 3 640(или 3 646) польских священника из числа которых погибло около 2 647 человек, в лагерях оказались 1117 монахини, из числа которых многие погибли.

Еще в 1938 г. Кароль Войтыла поступил в Ягеллонский университет на философский факультет. 6 сентября 1939 года 184 преподавателя Ягеллонского университета были арестованы и отправлены в Заксенхаузен; Войтыла начинает подпольную учебу; работает каменотесом на шахте Закжувек. Затем – на химзаводе в Борек – Фаленцки, вплоть до поступления в подпольную семинарию осенью 1942 года.

Для Польши годы после смерти Ю.Пилсудского и до начала Второй мировой войны были временем довольно трудным, когда смогли выйти наружу самые противоречивые настроения общественности, во многом определявшие новую политику власти, повлиявшую на предвоенную ситуацию.

Польское правительство в межвоенный период относилось к своей оппозиции очень сурово. Несмотря на это, польские политические партии именно в данный исторический период достигли своего расцвета и получили расположение общественных кругов. Только польская Коммунистическая партия была распущена в 1938 году. Это произошло по не выясненной причине и многие современники считали, что роспуск был санкционирован из Москвы. Интересен тот факт, что юридическая система работала практически независимо от правительства, а университетская среда в данное время являлась оплотом антиправительственных настроений, не испытывая каких-нибудь репрессий и ограничений со стороны властей.

Неверно считать, что антисемитизм в Польше в межвоенный период являлся частью государственной политики Начальника государства. Сам Ю. Пилсудский не испытывал сильной враждебности к евреям, равно как и к представителям различных религиозных конфессий и не проводил каких – либо мер против иудеев. Но вот именно после его смерти националистические идеи стали ускоренными темпами набирать силу, приобретать множество сторонников, стремившихся их реализовать. Данное явление носило не организованный, а стихийный характер, наиболее ярко проявляясь преимущественно в сельской местности, на периферии, где население отличалось низким уровнем общей культуры.

Польский антисемитизм получил свое оформление еще в XIX веке, а основой ему послужили сложные социальные и политические процессы, столетиями влиявшие на взаимоотношения народов, проживавших на польских землях. Еврейское население всегда составляло немалое число жителей Речи Посполитой, при этом терпело притеснения и унижения со стороны практически всех народов многонациональной «Республики Польской», как в переводе звучало название государства.

Что касается отношения церкви к нарастающей волне антисемитских настроений, следует отметить тот факт, что в рядах антисемитов было немало сельских священников, а важную роль в процессе вовлечения духовенства в антисемитскую пропаганду сыграло заявление архиепископа Гнезно и Примаса Польши Августина Глонда в церковном послании что «евреи борются против католической Церкви». Также Примас заявлял, что евреи «стоят в авангарде безбожия, большевизма и низвержения власти… Не требует доказательства тот факт, что евреи обманщики, стяжатели и сводники. Фактом является и то, что влияние молодых евреев в сфере религии и морали на польскую молодежь крайне отрицательно». Однако духовенство в основной своей массе не принимало антисемитских настроений и критиковало националистическую политику новой власти. Одним из непримиримых противников национализма и антисемитизма был упомянутый нами выше архиепископ краковский Адам Стефан Сапега. Архиепископ скрывал в монастырях и церковных помещениях и частных домах большое число евреев, которым выдавал документы на новое имя и свидетельства о крещении. Он был наставником и покровителем подпольно обучающихся семинаристов. На него ровнялась молодежь в среде священства.

Отношение самого Иоанна Павла II к евреям на протяжении всей его жизни было доброжелательным и дружественным. С детских лет Войтыла много общался со своими сверстниками-евреями, в школьные годы дружил со своей соседкой Гинкой Беер, которая на два года была старше его. Гинка часто приходила к Войтылам домой и уважала Кароля Войтылу-старшего, отца Лолека, своего школьного друга. Войтыла-старший сам всегда искренне доброжелательно относился к евреям и так же воспитывал своего сына. Гинке удалось получить разрешение на отъезд в Палестину сразу после окончания школы, и прощаться она зашла только к Войтылам. В дальнейшем она вспоминала, что еще в те далекие 30-е годы поняла, что «не все поляки такие хорошие», как эта семья. Родителям Гинки так и не удалось переехать к ней в Палестину: мать погибла в Освенциме, а отца расстреляли в СССР.

В 1942 году Войтыла поступил в семинарию, которая после ареста пяти семинаристов, произведенного гестапо, перешла в подполье. Набор семинаристов, поступивших в 1942 году, был первым из курсов, обучавшихся в подполье. Этот факт не мог не оказать определенного влияния на душевный настрой учащихся. Жизнь и учеба в подполье усилила патриотические настроения студентов. Войтыла некоторое время (до осени 1944 года) продолжал работу на химической фабрике и семинарскую учебу.

В течение долгой жизни Кароль Войтыла много раз оказывался в смертельной опасности, в бытность его Понтификом, на Войтылу 13 мая 1981 года было совершено покушение, заказчики которого так и не были установлены. Много раз вследствие болезни или несчастного случая Папа Иоанн Павел II находился при смерти. Но всегда судьба хранила его. Первый раз серьезная опасность жизни будущего Папы угрожала в 1944 году. 29 февраля, когда он возвращался с работы на фабрике, Войтыла был сбит немецким грузовиком и оказался в больнице. Офицер, сбивший Кароля, не стал убивать его, а отправил пострадавшего на другой машине в больницу. У Войтылы оказалось очень сильное сотрясение мозга, и пострадала рука, но он выжил. Это событие будущий Понтифик расценил как доказательство того, что жизненный путь был выбран правильно и Богу будет угодна его жизнь.

Полностью Войтыла ушел в подполье после того, когда начались облавы на возможных участников Варшавского восстания 1 августа 1944 года. В августе были арестованы и расстреляны многие друзья и знакомые Кароля, в том числе однокурсник Ежи Захута. Облава была устроена и на дом, в котором жил Кароль, когда он находился там. Кароль спрятался в полуподвальном помещении, и по неизвестной причине немцы не стали спускаться туда. После этого инцидента Войтыла перестал приходить домой и переселился на квартиру Адама Сапеги, а его имя было исключено из списков рабочих фабрики. Для властей, фашистов и большинства знакомых Войтыла бесследно исчез.

Свою учебу в семинарии Кароль Войтыла завершил в 1946 году. Теперь основной задачей будущего священника стала подготовка к принятию духовного сана. Прежде чем получить сан священника, кандидату предстояло быть посвященному в нижние духовные должности. Два низших духовных чина Войтыла получил еще в 1944 году, а в 1945 получает также два других младших чина. 20 октября 1946 года кандидат Кароль Войтыла был возведен в сан дьякона самим Адамом Сапегой, к этому времени уже ставшим кардиналом. Следующей ступенью иерархии было священство.

Согласно церковной традиции, перед рукоположением в священники кандидат должен провести в уединении и молитве 6 дней. День рукоположения Войтылы был выбран 1 ноября, когда Церковь празднует торжество Всех святых.

Войтыла был единственным кандидатом на посвящение в сан в это день. Рукоположение совершал архиепископ кардинал Сапега в своей личной часовне.

Посвящение в сан в Католической Церкви происходит на торжественной литургии, когда кандидат, облаченный еще только в альбу (белую длинную одежду с поясом), ораль и епитрахиль, опускается на колени перед епископом, который совершает обряд. На левой руке кандидата переброшена риза, а в правой горит свеча. Затем руководители семинарии должны подтвердить, что данный кандидат достоин посвящения в сан, а епископ (архиепископ, кардинал, человек в любой церковной должности, имеющий сан епископа) говорит, что посвящаемый теперь обязуется быть совершенным в вере и своих действиях. Кандидат перед епископом и алтарем падает ниц, распростерши руки ввиде креста, а в это время произносятся молитвы в храме, которыми Церковь просит святых и Бога, чтобы кандидат был посвящен в сан Божьей силой. Затем, на голову стоящего на коленях кандидата епископ возлагает руки, призывая силу Святого Духа снизойти на посвящаемого. После совершения перечисленных обрядов епископ (лицо в любой церковной должности, обладающее епископским саном) облачает кандидата в священническую ризу. Звучит гимн Святому Духу. Связав руки кандидата лентой из белой ткани, епископ вкладывает в них чашу и дискос для причащения и говорит о том, что кандидат отныне получает право служить литургию. Кандидат, после того как ему освободят руки, передает зажженную свечу епископу и продолжает участие в литургии в качестве священника.

После причащения епископ снова возлагает руки на кандидата и говорит: «Получи Святой Дух; те грехи, что ты простишь, простятся; и те грехи, что ты оставишь, останутся». Затем епископ поднимает и подворачивает заднюю полу ризы кандидата, вновь опуская ее, говорит: «Бог одевает тебя в одежды невинности»; берет обещание с посвящаемого повиноваться своему епископу и его преемникам, уважать их и себя. Епископ, облаченный в митру и держащий в руках посох, трижды благословляет посвященного и обращается к нему со словами напутствия, предписанными церковной традицией. После завершения литургии, на которой кандидат был рукоположен, он становиться священником, и может самостоятельно совершать литургию другие таинства Церкви. Только миропомазание и таинство посвящения в сан священников непременно должен проводить епископ.

После рукоположения в сан священника Кароль Войтыла отправился на обучение в Рим. Вместе с одним из своих товарищей, Кароль кроме учебы, в свободное время – на каникулах – посетил Францию, Голландию, Бельгию, узнал чем живет Церковь в этих странах. Эта поездка многое дала молодым людям; Кароля как священника сильно интересовали все проблемы прихожан в этих станах, радовали хорошие народные традиции. Войтыле пришлось много поработать в Бельгии, где около месяца Кароль находился в качестве священника и окармлял (проводил литургию и совершал таинства) шахтеров-поляков. После каникул Войтыла и его товарищ Старовейский вернулись в Рим и продолжили учебу.

В 1948 году Войтыла сдал экзамены на степень доктора и получил высшие оценки. Диссертация будущего Понтифика была удостоена одной из самых высших оценок в 18 баллов из возможных 20-ти. Работа была посвящена анализу трудов Иоанна Креста и написана была на латыни. Название научного труда Кароля Войтылы было таким: «Доктрина веры согласно святому Иоанну Креста». В тексте диссертации Кароль особо подчеркивал, что общение человека с Богом носит очень личный характер. Это взаимодействие доступно не только мистикам, но должно являться центральным вопросом жизни каждого христианина.

Летом 1948 года Войтыла был уже в Польше. С июля 1948 года Кароль Войтыла ожидал назначения в приход. Уже в первые годы своего священства будущий Понтифик начинает проводить свободное время с молодежью. Кароль получает «подпольное» имя для маскировки во время поездок и походов с молодежью – «дядя». Это было связано с тем, что принятое обращение к священникам «отец» употреблять в конце 40-х годов в Польше было довольно опасно: духовные лица находились под особым наблюдением спецслужб. В этом случае походы священника с молодежью за город могли рассматриваться как встречи группы заговорщиков.

В это время Примасом Польши стал Стефан Вышинский – выдающийся социальным и политическим реформатором. Он желал возродить былое благочестие мирян; также всегда был готов выступить против угнетения людей за веру, критиковал антирелигиозную политику правительства, в связи с чем пользовался большим авторитетом среди верующих. На долгие годы Примас Вышинский станет одной из самых авторитетных персон в Польше.

Первым назначением Войтылы в 1948 году стало место викария в приходе деревни Неговичи. В скором времени новый викарий легко освоился на месте службы, подружился с большинством прихожан и с удовольствием ходил с народом в Рождественскую ночь по домам, распевая колядки и гимны.

В области духовной жизни верующих в Польше основной проблемой стало нежелание ходить на исповедь. Люди за годы войны перестали придавать серьезное значение своим поступкам и мыслям, испытывать свою совесть. После окончания войны и усиления внимания спецслужб к общественной жизни народа люди стали бояться говорить о чем-либо вслух, зная, что исповедальни, если последует таковое распоряжение, легко могут прослушивать соответствующие органы. Как священник, Кароль Войтыла старался объяснять саму необходимость покаяния для верующих и призывал прихожан не избегать возможности исповедоваться, несмотря на все возможные преграды и опасения.

Целью исповеди, по мнению отца Кароля, является не только психологическое освобождение от чувства вины, но прежде вего исповедь дает человеку возможность не делить больше жизнь и свое поведение между Церковью и светскими делами. Во время исповеди человек начинает понимать, что жизнь не стоит делить на «религию» и «все остальное», так как вера сама освящает в душе человека все остальные его дела, равно как и греховное чувство или проступок влечет за собой нервное напряжение, уныние и боль.

Вторым местом назначения Войтылы – священника стал краковский приход святого Флориана. Также в Кракове Войтыла служил в храме святой Анны, который посещали студенты Ягеллонского университета. Новый священник легко устанавливал контакты со студентами, начал активно участвовать в общественной жизни университета и получил разрешение проводить еженедельные конференции и семинары по вопросам теологии. Две основные темы этих конференций были такими: «Существование Бога» и «Духовный характер человеческой личности». Но на этих занятиях разбирали не научные проблемы теологии, а рассматривали жизненные ситуации, возникающие в молодежной среде; лекции отца Кароля Войтылы, в которых он противопоставлял марксизму христианский гуманизм, перепечатывались и распространялись самими студентами. Как преподавателя, друга и наставника, отца Кароля молодежь оценила очень высоко.

С первых лет священства отец Кароль начал уделять особое внимание институту семьи в Церкви. Так сложились обстоятельства, что Войтыла стал в первую очередь работать в молодежной среде, а проблемы молодежи стали и его личными. Коммунистическое правительство стремилось привить молодежи дух коллективизма, самоотверженного служения государству, отодвинув на второй план личные и внутрисемейные проблемы. В 1950 году в приходе святого Флориана отец Кароль начал воплощать в жизнь первую в истории Краковского архиепископства программу подготовки молодых пар к вступлению в брак. Согласно этой программе, молодые люди должны были быть серьезно подготовлены к началу семейной жизни в соответствии с доктриной Католической Церкви, научиться ответственно относиться ко всем трудностям будущей совместной жизни в браке, получить основные знания, в том числе и медицинские, связанные с рождением ребенка, его воспитанием и развитием. Последнее стало возможно лучшим образом после того, как Врйтыла получил возможность привлечь к участию в преподавании необходимых основ медицины работников городского здравоохранения. К работе по реализации этой программы подключились и другие священники данного прихода. За 28 месяцев работы в приходе святого Флориана отец Войтыла благословил на брак около 160 новобрачных.

Также важным моментом деятельности Кароля Войтлы во время его службы в приходе святого Флориана было совмещение функций священника с неформальными товарищескими отношениями с мирянами. Войтыла никогда не ставил барьер между собой, духовным лицом, и своими прихожанами. Его стиль общения, искреннее отношение к людям без ханжества или показной набожности сразу располагал к себе людей различных идейных взглядов и возрастных категорий. Отец Кароль не избегал «трудных» тем разговоров, имел свое мнение по множеству жизненных вопросов и интересовался проблемами молодого поколения, искренне и откровенно беседуя с ними на всевозможные темы.

Вокруг Кароля Войтылы начинают формироваться группы людей: молодежи, семейных пар с детьми даже внуками, старых знакомых и новых, пришедших однажды за советом. Некоторое время спустя за этой группой закрепится самоназвание, переводимое как «окружение». К 1951 году группа дружественно расположенных к отцу Каролю людей состояла из 200 мужчин и женщин, которые могли отправиться вместе со священником на прогулки, вести дискуссии на различные темы, участвовать в занятиях спортом во время отпусков, в том числе, участвовали вместе с Войтылой в походах на байдарках. После походов и бесед, Войтыла продолжал обсуждение особенно важных проблем членов его «окружения» через переписку. Так обсуждались вопросы вступления в брак, взаимоотношения с родителями и детьми, трудности в области духовной жизни людей. Опыт такого доверительного общения с различными людьми в дальнейшем пригодится Каролю Войтыле после того, как он станет епископом, а затем- Понтификом. Темы многих энциклик Папы Иоанна Павла II впервые были затронуты Войтылой именно при обсуждении личных проблем среди членов «окружения».

Став священником, Кароль Войтыла не прекратил своей литературной деятельности и не перестал интересоваться театром. Но к старым увлечениям добавилось новое – Войтыла всерьез занялся философией и преподавательской деятельностью. В 1954 году получает вторую докторскую степень и начинает преподавать на кафедре Люблинского католического университета. В 1954-1955 годах Войтыла читает лекции на тему «Деяние и моральный опыт», проводит дискуссии по философии этики Макса Шелера, Иммануила Канта, Фомы Аквинского. Перед выпускниками учебных заведений отец Кароль Войтыла выступает с ежегодной проповедью. В 1956-1957 годах Войтыла выступает с лекциями на тему «Норма и счастье» с критикой философской этики Дэвида Юма и Джереми Бентама.

Знаковым для Кароля Войтылы стал день 1 декабря 1956 года, когда он получил должность профессора кафедры философии ЛКУ. Свои лекции и семинарские занятия в Люблинском университете Отец Кароль проводил в такой же доверительной форме, как и беседы со своими прихожанами или членами группы «окружение». Некоторые студенты еще до начала преподавания отца Войтылы в университете что-то слышали о нем от знакомых. Студенческая среда была близка Каролю Войтыле по духу, и он смог стать отличным преподавателем и наставником люблинских студентов.

Стоит отметить, что атмосфера, сложившаяся вокруг университета, была довольно трудной для работы преподавателей. Несмотря на относительную свободу высказывания, каждый преподаватель знал об особом интересе властей к обучению молодежи философским дисциплинам. Поэтому доля риска быть неправильно понятым властями присутствовала. События 1956 года сильно повлияли на обстановку в стране, когда жаждущие перемен коммунисты Варшавы начали на следующий же день после выступления Хрущева на XX съезде партии стали распространять «секретную речь» среди зарубежных журналистов. Уличные бои демонстрантов со спецслужбами продолжались двое суток, были ранены и убиты десятки человек. Кроме того, становилось практически невозможным в 1950-х годах издавать написанные преподавателями университета научные работы. К счастью в профессорском коллективе имелась группа товарищей – единомышленников, которые могли совместно обсуждать основные университетские проблемы и вырабатывать самостоятельные позиции по важнейшим проблемам современности. Кароль Войтыла также входил в группу наиболее заинтересованных университетскими делами профессоров и совместно с другими членами группы участвовал в научном проекте разработки философских трудов посвященным проблемам современности.

2.2. Епископ Кароль. Войтыла – участник Второго Ватиканского Собора.

Войтыла стал епископом в 38 лет. Получив новый сан, Кароль, кроме исполнения обычных обязанностей священника, должен был посещать приюты, дома престарелых, освещать новые здания (храмы, школы, больницы), много ездить по территории епархии, рукополагать новых священников. Так же епископ вел постоянную работу в курии, куда поступала различного рода информация от настоятелей, представителей светских властей, и Войтыле необходимо было решать множество административных вопросов. У епископа как администратора практически не остается свободного времени – каждый день расписан по графику. Но Кароль Войтыла считал главной своей задачей пастырскую работу – непосредственное общение с людьми, оказание моральной поддержки и наставления в их духовной жизни. Только если у настоятеля или викария пастырская работа ограничивается своим приходом, то на епископа возлагается большая ответственность – целая епархия находится в его ведении. Несмотря на плотный график работы, епископ Войтыла также продолжал преподаваельскую деятельность в ЛКУ до 1961 года. Но важнейшее значение для будущего понтифика Иоанна Павла Второго имело участие его в бытность епископом в работе Второго Ватиканского Собора.

Через две недели после того, как Кароль Войтыла был возведен в сан епископа, умер папа Пий XII. Понтификом был избран Анджело Ронкалли, патриарх Венеции. Новый папа взял себе имя Иоанна XXIII. На момент вступления в должность Анджело Ронкалли, выходцу из крестьян, исполнилось 77 лет. Многие современники не возлагали особых надежд на избранного Понтифика, считая, что деятельность его не будет ничем примечательна, а нахождение на престоле не столь продолжительным. Иоанна XXIII в первые дни после избрания в кардинальской среде часто называли «промежуточным папой». После длительного понтификата Пия XII Церкви предстояло решать целый ряд проблем, но кардиналы не очень торопились с необходимыми преобразованиями. Но именно Иоанн XXIII положил начало новой политике Церкви, был вдохновителем церковных реформ и непосредственным участником процесса реорганизации Католической Церкви.

В 1959 году папа Иоанн XXIII объявил о созыве Второго Ватиканского Собора, на котором должны были быть подняты основные проблемы Католической Церкви. Второй Ватиканский по своему порядковому номеру был также 21 Вселенским Собором. Первый Ватиканский Собор проходил в 1869-1870-х годах. На данные съезды собирались епископы из различных стран мира, а каждый Вселенский Собор длился от нескольких месяцев до нескольких лет. Функция данных Соборов на протяжении истории христианства заключалась в том, что на заседаниях епископы – представители стран всего мира формировали новые церковные догматы, на соборах также согласовывали и закрепляли письменно Символ Веры, осуждали еретические учения. Участники Соборов определяли порядок проведения таинств, пытались преодолеть раскол Церкви, для чего искали пути воссоединения различных ветвей христианства. Перед началом работы Собора епископы на местах проводили сбор информации по той или иной проблеме, а по приезде на место проведения Собора, предоставляли собранный материал папе и выносили на обсуждение членов Собора. Принятие того или иного догмата всегда проводилось после анализа информации об отношении верующих в различных регионах к той или иной проблеме веры. К примеру, если большинство прихожан в Католической Церкви почитали как истину вознесение Богородицы в конце ее земной жизни, то это было провозглашено Собором как догмат. Подготовительный этап не редко занимал довольно продолжительный срок. Подготовка к открытию Второго Ватиканского Собора заняла несколько лет.

Возвращаясь к истории вселенских Соборов следует отметить, что причиной созыва Первого Ватиканского Собора в 1869 году послужили проблемы реставрации «старого режима» в условиях крайней поляризации общества после революционных потрясений. Под влиянием духа национализма в Италии, революционных событий во Франции и негативного отношения к папству, замешанному в политических «играх» Церковь в Европе начала терять популярность. Такие папы как Григорий XVI и Пий IX оказались неспособны распознать историческую ситуацию и проводить необходимые меры по реорганизации Церкви. Кроме того, они игнорировали культурные процессы и враждебно отнеслись к прогрессивным идеям времени.

Первый Ватиканский Собор был созван для того, чтоб защитить веру от заблуждений. Были осуждены ошибки, касающиеся веры и разума, в частности – рационализм, материализм и пантеистические теории. Для того, чтоб сохранить и упрочить авторитет папы в Церкви получило свое оформление и было провозглашено в качестве догмата учение о безошибочности папы. Важным аспектом в отношении процедуры принятия данного догмата является то, что изначально Собор проголосовал против этой меры. В связи с тем, что принятие догмата о безошибочности («непогрешимости») папы вызовет новые проблемы во взаимоотношениях с православными Церквами, члены Собора проголосовали 433: 2 против данного догмата. Данная мера была вынужденной, догмат был навязан из политических соображений, ведь он укреплял позицию папы в Церкви, когда он терял свои папские государства.

Но и сам Собор был детищем эпохи, его решения носили ограниченный, узкий характер. Члены Собора не смогли увидеть христианские ценности, завуалированные в революционных и демократических идеях времени, не заметили позитивных идей, принесенных эпохой Просвещения. Собор слишком сильно заострял внимание на позиции папы, но не рассматривал вопрос о роли и ответственности местных епископов, не сформировал позиции Церкви по отношению к современному данной эпохе миру.

Только через 90 лет на Втором Ватиканском Соборе появилась возможность разрешить старые проблемы. Целью нового Собора стало обновление духовности Церкви, чтобы получить возможность преподнести Евангелие современному миру и привести христиан к единству. Иоанн XXIII был очень чувствителен к тому вызову. Который современная жизнь бросает Церкви; он понимал, как много теряет Церковь в каждом поколении при отсутствии контакта с людьми и культурой.

Вторая треть XX века, с 1930 по 1960 годы, была периодом формирования новых идей и подходов к изучению теологии, Библии, истории. Появилось много католических писателей и проводились различные «пастырские эксперименты»-то есть проведение проповеднической работы среди людей, которые чувствовали себя отчужденными от Церкви. Такие беседы проводились священниками в неформальной обстановке, в доступной форме и вызывали у собеседников желание размышлять над своими поступками, жизненными целями с точки зрения веры. Важнейшим фактором, способствовавшим приближению большого числа людей к Церкви стала Вторая мировая война, когда после тяжелейших испытаний общество вновь обращалось к вере. Успешное проведение Собора и его результативность его постановлений во многом были обусловлены сложившейся исторической ситуацией. Открытый диалог между Церковью и миром, безусловно, необходимый как одной, так и другой стороне, не имел больше серьезных препятствий.

Собор начал свою работу 11 октября 1962 года. К этому времени католические епископы, главы монашеских орденов, преподаватели теологических факультетов прислали запрошенные папой ранее пожелания относительно проблем, которыми будет заниматься Собор. Направил свой ответ и епископ Войтыла. На Собор съехалось 2540 епископов, включая представителей других христианских конфессий. По желанию Иоанна XXIII, на Соборе не должно было выноситься никаких осуждений, только должны были проводиться попытки найти способы углубления и обновления духовной жизни верующих на данный момент истории. Все темы, затрагиваемые на Соборе, еще на протяжении 30 лет после его окончания активно разрабатывались; реализовывались новые реорганизационные мероприятия. Важнейшим документом Собора стала «Догматическая конституция о Церкви». В 1966 году был опубликован сборник декретов, деклараций, постановлений Собора. Также одним из результатов работы Собора стала новая редакция Канонического права, регламентирующего церковную правовую систему.

Перечислим основные проблемы, обсуждаемые на Соборе:

Церковь в современном мире;

Литургия в Церкви;

Пастырское служение епископов.

Экуменизм;

Обновление жизни монашествующих применительно к современным условиям;

Апостольство мирян в Церкви;

Средства массовой коммуникации и Церковь;

Религиозная свобода;

Нехристианские религии.

Очевидной областью реорганизации была литургия. Богослужения отныне стали проводиться на национальном языке; в Церковь стало приходить больше людей, активно организовывались молитвенные группы и движения мирян, участие в которых делало возможным для человека ощутить себя способным служить Церкви и ближнему, чувствовать себя востребованным, углублять свою духовную жизнь. Кроме того, новое развитие получила миссионерская и благотворительная деятельность Церкви. В центре задач Собора было новое понимание значения Церкви как общины верующих и ответственности всех ее членов. Одной из важнейших целей Собора было преодоление разрыва между верой и повседневной жизнью человека. Собор принес с собой новый порыв энергии и надежды. В католическом мире получило развитие стремление сделать веру истинной и отвечающей нуждам людей.

Отношение епископа Войтылы к открытию Собора было позитивным. В отличии от кардинала Вышинского, примаса Польши, считавшего, что Собор не станет серьезно рассматривать проблемы Восточной Европы, Войтыла искренне надеялся на результативность работы Собора. Он с большой заинтересованностью давал ответы на предварительном опросе епископов по поводу спектра выносимых на рассмотрение Собора проблем. Войтыла активно поддерживал идею проведения литургии на национальном языке в различных странах.

На первой сессии, состоявшейся осенью 1962 года, епископ Войтыла принимает активное участие в дискуссии по вопросу понимания Церковью соотношения Писания и Предания-Библии и трудов Отцов Церкви. Этот вопрос был принципиально важен для максимального сближения с представителями протестантских общин в рамках экуменического диалога. Войтыла предложил рассматривать и Писание и Предание как одну из форм самовыражения Бога, а не продолжать спор о том, насколько полно отражается «откровение» в тех или иных толкованиях Библии, работах теологов.

По вопросу внесения изменений в обрядность богослужения епископ Войтыла выступил с примерами из личного опыта, доказывая, что обряд должен быть доступен и понятен прихожанам, чтобы побудить их к более сознательному участию в литургии и таинствах Церкви. Особым образом Войтыла выделял важнейшее значение перехода проведения литургии на родной язык. Также епископ выступил за документальное закрепление особого служения мирян в Церкви, что позволило бы каждому члену церковной общины чувствовать большую ответственность и значимость, как в церковной жизни прихода, так и в семье, в личной духовной жизни.

Осенью 1963 года Войтыла в ходе второй сессии Собора принимает непосредственное участие в дебатах о сути взгляда на Церковь как «народ Божий». В письменном выступлении епископ Войтыла с позиции философии доказывает, что каждый принявший крещение становиться «служителем святости». Соответственно, сохранение святости в мире является главнейшей задачей для каждого христианина.

К проблеме апостольского служения мирян Войтыла возвращается в своих докладах на третьей сессии Собора уже в качестве архиепископа Краковского. Возрастает количество письменных и устных выступлений Войтылы и круг освещаемых им проблем.

Важной для Войтылы проблемой являлось изменение взглядов в обществе на сам смысл понятия «церковь». Он говорил о том, что необходимо провести пересмотр устаревшего подхода к Церкви как к группе священников и монашествующих, не участвующих в проблемах окружающего мира. Церковь, в первую очередь, это община, это миряне – конкретные личности, люди различных профессий, возрастных групп, граждане множества государств. Именно эти люди должны преобразовывать окружающий мир в духе евангельского учения, при этом наиболее сложная и ответственная задача ложится на плечи молодежи. На протяжении своего понтификата Иоанн Павел Второй еще не раз будет рассматривать проблему задач молодежи в церковной жизни, как и вопрос об особом призвании женщины в Церкви и современном мире. Этим темам будет посвящен ряд папских энциклик.

Епископ Войтыла на своем выступлении 25 сентября 1964 года предложил рассматривать вопрос о религиозной свободе не только как экуменический, но одновременно касающийся взаимоотношения Церкви и государства. Переходя к рассмотрению политического аспекта, архиепископ сумел выработать новую позицию, основные элементы которой вошли в «Декларацию о религиозной свободе»-специально посвященному этой проблеме документу Собора.

Участие в работе Второго Ватиканского Собора Кароль Войтыла рассматривал как очередную возможность послужить людям. Он желал как можно подробнее информировать поляков о том, что происходит на Соборе, чтобы и они почувствовали свою причастность к такому важному событию в жизни Церкви и общества. Для этого Войтыла после завершения каждой сессии Собора организовывал открытые конференции и лекции для представителей польского духовенства и интеллигенции; присылал в Польшу письма с разъяснением выбора той или иной своей позиции по многим вопросам, обсуждаемым на Соборе. При этом Войтыла стремился избегать передачи информации через СМИ, так как они контролировались правительством, достаточно негативно относящимся к церковным делам.

В целом Кароль Войтыла был доволен работой Собора и ожидал скорейших результатов от принятия его постановлений. По закрытии заседаний Собора папа Павел VI и патриарх Константинопольский Афиногор объявили об отмене взаимного анафематствования своих предшественников в XI веке. Это событие стало серьезным шагом к преодолению разрыва отношений восточной западной христианской Церкви. Для всех участников Собора, в том числе и для епископа Кароля Войтылы это было своего рода доказательством результативности начавшихся преобразований в Церкви.

2.3. Приложение.

За годы своего понтификата, Иоанн Павел II издал большое количество документов, а именно: 14 энциклик, 15 апостольских адхортаций, 11 апостольских конституций, 45 апостольских писем и тысячи папских писем, посланных разным адресатам: поместным Церквям, санктуариям, епархиям, кардиналам, епископам, а также по случаю юбилейных годовщин и других важных событий; «открытые письма» к разным группам людей и сообществам: семьям, детям, женщинам, артистам, художникам, пожилым людям, СМИ. Многие из вышеперечисленных документов являются одними из основных источников, используемых автором в данной дипломной работе.

Следует привести некоторые статистические данные, которые отражают масштаб деятельности Иоанна Павла II. За годы своего служения Церкви Иоанн Павел II совершил 104 зарубежных паломничества, во время которых 205 раз посетил 129 стран (не считая Италии). Прочитал в общей сложности 2 382 официальные проповеди. Наиболее часто приезжал в Польшу – 8 раз., затем во Францию и США – по 7 раз. В Италию он совершил 146 визитов, посетив 259 местностей и сделав 906 выступлений.

По состоянию на 5 января 2005г L` Attivita della Santa Sede – Libreria Editrice Vaticana, 2005 г.-№1-С.7, Иоанн Павел II провёл 1 161 общих аудиенций, на которых побывало в течение 26 лет 17,7 миллионов паломников во всего мира. В Ватикане состоялось 38 официальных визитов глав государств (не считая аудиенций для тех руководителей государств, которого посещали Римского Папу «попутно» – находясь с визитом в Италии), 737 других аудиенций и встреч (с президентами, королями, князьями) и 245 аудиенций и визитов руководителей государств (на уровне премьер-министров и аналогичных должностей). Когда Иоанн Павел II вступил в свою должность, Апостольская Столица поддерживала дипломатические отношения с 96 странами, а теперь их 174, к которым нужно добавить отношения с Европейским Союзом и Мальтийским орденом, также особенные отношения с Российской Федерацией и Организацией освобождения Палестины. Кроме того Святой Престол имеет статус постоянного наблюдателя в более чем 40 международных, государственных, межправительственных организациях.

3. Религиозная и общественная деятельность Иоанна Павла II в годы понтификата.

3.1. Экуменизм и межрелигиозный диалог как приоритетные направления политики Иоанна Павла II.

Экуменизм – это движение внутри христианского мира, направленное на восстановление общения в таинствах (греч. koinonia, лат. communion, communicatio in sacris) между разъединёнными христианскими Церквами.

Экуменизм стал, несомненно, стал одним из приоритетов Церкви нашего времени, основу которому заложил Второй Ватиканский Собор. Экуменизм означает постоянное обновление Церкви. Это обновление есть сила движения к единству. Кроме этого, в понятие экуменизма входит обращение сердца в стремлении вести более чистую жизнь по Евангелию, общая молитва – духовный экуменизм, братское знакомство друг с другом, экуменическое воспитание верующих и особенно священников, диалог между богословами и встречи христиан разных Церквей и общин, сотрудничество христиан в различных областях служения людям. Забота об осуществлении единства лежит на всей Церкви, как на верующих, так и на пастырях.

Иоанн Павел II начал свой экуменический процесс во время «Года Искупления» (1983-1984гг.), в котором символически отмечалась Церковью 1950-я годовщина искупительной смерти Иисуса Христа.

Первые шаги папа сделал в отношении лютеран. Он написал письмо кардиналу Йоханнесу Виллебранту, президенту Секретариата христианского единства, в котором поздравлял его с 500-летием со дня рождения Мартина Лютера. 11 ноября Папа стал первым из понтификов, посетившим лютеранскую Церковь (в Риме), где принял участие в экуменической литургии мира и молился за всех присутствующих. Кроме этого в «Святой Год» Иоанн Павел II принял ряд попыток экуменического согласия с Восточным Христианством. 16 апреля 1983 года он принял у себя Гарегина Саркисяна из Киликии, Святейшего Католикоса Всех Армян. Месяц спустя, официальный визит нанёс Православный Патриарх Антиохи Игнатиус IV Хасим. Также в этот год в Ватикан прибыл Моран Мар Базилеус Мартома Матеус I, Катоколис Сирийской Православной Церкви в Индии. После папа встречался с митрополитом Мелитоном из Халкидона, представителем Вселенского Патриархата Димитроса, они вместе, уже традиционно отпраздновали день почитания святых Петра и Павла. 22 января 1984 года Иоанн Павел II предпринял свой первый официальный визит в общину цыган в римской Церкви Святой Риты.

Выступая в Женеве на Всемирном Совете Церквей (ВСЦ) в 1983 году кроме вопросов, связанных с внешней политиков, папа обсуждал роль общины в экуменическом движении и подчёркивал необходимость соблюдения религиозных свобод, которые не занимали достаточно значимого места в повестке дня ВСЦ. Папа настаивал, что христианские сообщества не должны поддерживать насилие как средство достижения социальных перемен. Оставшиеся дни визита в Швейцарии прошли очень трудно. Президент Швейцарской федерации протестантских церквей не мог достаточно поднять дух экуменической встречи. Он предполагал, что совместная молитва верующих будет бессмысленна без таинства Евхаристии. Кроме этого, наряду с Австрией и Германией, Швейцария сохраняла враждебность по отношению к папе.

13 апреля 1986 года впервые с апостольских времён Иоанн Павел II посетил синагогу (в Риме) и приветствовал иудеев. Папа обладал особой чувствительностью к боли, которую пришлось испытать евреям, к драме жизни еврейского народа в двадцатом веке. Данная встреча стала реальным, а не протокольным событием. Это событие ознаменовало конец одной и начала другой эпохи. Период раздумий над иудейско – католическими отношениями, начало которого было связано с работой Второго Ватиканского Собора, привёл ко многим важным переменам. «Nostra Aetate» – документ Второго Ватиканского Собора под названием «Декларация об отношениях Церкви с нехристианскими религиями», открыла новые взаимоотношения католицизма и иудаизма. Иоанн Павел II пытался закрепить достигнутое ранее и продвигаться дальше.

1985 год был назван Международным годом молодёжи, проходившим под эгидой ООН. Папа предпринял замечательную инициативу – организацию Всемирных дней молодежи, которые в дальнейшем стали привлекать миллионы молодых людей в паломничества в Европу, Латинскую Америку, Северную Америку и Азию. Идея Всемирного дня молодёжи окончательно оформилась во время молодёжной встречи в «Святой Год» в Риме в Вербное воскресение 1984 года. Предложение было с радостью поддержано. Вербное воскресение 1986 года – первый официальный Всемирный день молодёжи прошёл в Риме, праздновать его в дальнейшем полагалось в различных епархиях мира во главе с папой. С 1987 года встречи молодежи проводились один раз в два года на международном уровне. И ежегодно на поместном и епархиальном уровне. Так встречи состоялись в Буэнос – Айросе (1987г.), Сантьяго-де-Компостела (1989г.), в Ченстохове (1991г), Денвере (1993г.), на Филиппинах в Маниле (1995г., данная встреча собрала самое большое количество молодых людей – 5 мил. 500 тыс. человек), Париже (1997г.), Риме (2000г.), Торонто (2002г.). Юбилейная, двадцатая встреча молодёжи прошла уже после смерти Иоанна Павла II в Кёльне, в 2005 году.

Празднование Всемирного дня молодёжи ускорило ритм Католической Церкви. Одной из важных встреч Иоанна Павла II была встреча с молодыми мусульманами в Касабланке, Марокко, в августе 1985г. Это было беспрецедентное событие. Папа официально обратился к мусульманской аудитории по приглашению мусульманского лидера, произошло это в последний день паломничества папы в Африке. В ходе этой миссии понтифик также посетил Того, Берег Слоновой Кости, Камерун, Центральную Африканскую Республику, Заир и Кению, где принимал участие в Международном евхаристическом конгрессе, проходившем в Найроби. Остановка в Касабланке была сделана по личному приглашению Короля Марокко Хасана II, который пригласил папу ещё во время королевского визита в Ватикан. Иоанн Павел II принял это приглашение: этот визит стал первым и единственным официальным приглашением, заключённым между Святым Престолом и исламским государством. В письме Короля Хасана II говорилось, что Католическая Церковь в Марокко может проводить богослужения и осуществлять религиозное образование и что церкви и католические школы освобождаются от налогообложения. Католической Церкви предоставляется полный контроль над её внутренними делами в Марокко. Церковь могла получать финансовую помощь как внутри страны, так и из-за рубежа и управлять своими собственными финансовыми делами. Была разрешена также деятельность католических благотворительных объединений.

Иоанн Павел II в начале 1986 года посетил Индию. Папа много раз пересекал этот огромный субконтинент, начав с Дели и посетил Калькутту, ранчи, Шиллонг, Мадрас, Гоа, Мангалупу, Тричур, Кочин, Эрнакулам, Вераполи, Бомбей и т.д. В день прибытия в Индию понтифик посетил место кремирования Махатмы Ганди (1948г) и вознёс молитву заповедей блаженств. Христианская служба для бедных была постоянной темой проповедей Иоанна Павла II. Так он встретился с матерью Терезой, которая за долгие годы своей деятельности привела около пятидесяти тысяч больных индейцев, живших под открытым небом, в созданный ею «Дом чистого сердца». Дружба между Папой – поляком и монахиней родом из Албании была глубокой и проникновенной: они понимали друг друга без слов. Для папы мать Тереза была воплощенным «живым посланием» современному миру. Поражало то, что основанная Терезой община религиозных женщин, преданных своему трудному делу, процветала и расширялась, в то время как другие общины распадались. Иоанн Павел II решил, что данное свидетельство должно быть увидено в Риме. Позже папа создал в Ватикане приют «Dono di Maria» (Дар Марии), который был открыт 20 мая 1988 года. То, что благотворительная община матери Терезы успешно функционировала в Индии, где христиане составляли меньшинство религиозного населения, придало Католической Церкви значимость в индийском обществе. Мать Тереза и её сёстры воплощали два общих качества – сострадание и глубокое уважение к человеческому достоинству бедных. Они реализовали эти общие, универсальные христианские качества в своей конкретной, частной работе. Одной из ярких новаторских инициатив Иоанна Павла II был Всемирный день молитвы о мире с участием некатолических и нехристианских религиозных лидеров со всего мира. Противники в Курии по данной инициативе считали, что такая общая молитва означает синкретизм. Однако, для папы, собраться вместе для молитвы означало нечто иное. Комиссия по справедливости и миру выработала процедуру, согласно которой каждый участник мог молиться по – своему и затем соединиться с остальными. Также рассматривалась идея поста и паломничества. Всемирный день молитвы состоялся 27 октября 1986 года в Ассизи (Италия). Эта встреча имела огромный успех и в будущем проводилась ещё в 1999 и 2001 гг.

Второй Ватиканский Собор породил больше всего надежд на перспективу экуменического диалога между как католиками и англиканами. Эти надежды основывались на историческом предположении, что английская реформация фундаментально отличается от Реформации в остальной Европе. В противоположность разделению католиков с лютеранами и реформистскими христианами в континентальной Европе, полагали некоторые, не было трудностей в вероучении, разделявшем Церкви Рима и Англии теперь, в ХХв., поскольку подобное разделение в ХVIв. было скорее политическим, нежели религиозным. Эта точка зрения подтверждалась возникновением в ХIХв. англо-католического движения, утверждавшего, что англиканство, как и римское католичество и восточное православие, были ветвями одной католической Церкви. Диалог англиканства с римским католичеством имел за собой большую историю, включая «Конференцию Малинеса» в Бельгии в 1920-х гг., возглавлявшуюся лордом Галифаксом и Примасом Бельгии, кардиналом Дезире Мерсьером. Память об этих первоначальных попытках восстановления единства привела к диалогу, формально установленному после Второго Ватиканского Собора под эгидой Англиканско-Римской католической международной комиссии (ARCIC).

После совместного подготовительного совещания на Мальте в 1968 году, этот официальный теологический диалог, известный как ARCIC -1, проводился тринадцать раз с 1970-1981гг. и обсуждал евхаристическую доктрину, вопросы богослужения и посвящения в духовный сан и иерархию Церкви. Его окончательный доклад был представлен Англиканскому консультативному совету и Святому Престолу в 1982 году. Пока результаты встреч рассматривались религиозными лидерами с обеих сторон, в 1983 году была предпринята вторая серия диалога, названная ARCIC-2, имевшая целью обсуждать вопросы спасения и единства Церкви. Диалог Англиканской и Римско-католической Церквей вступал на опасный путь. Рукоположение женщин в духовный сан, совершаемое некоторыми англиканскими Церквями, во всём мире привлекло к себе международное внимание после того, как 1974 году рукоположение в священники женщин началось в США. Православная Церковь считает невозможной такую практику, так как она не предписывалась Писанием и не применялась в церковной традиции. Римско-католическая Церковь подтвердила, что она не может посвящать в духовный сан женщин, издав в 1976 году Декларацию доктрины веры под названием «Inter Insignioris» (Об обычаях нынешнего века). Распространение практики посвящения в духовный сан женщин в англиканской общине, особенно в случае его утверждения Ламбетской конфиренцией 1988 года, может нанести огромный урон по надеждам на церковное воссоединение между Кентербери и Римом.

В июне 1987 года папа дал аудиенцию Президенту Австрии Курту Вальдхайму, и вызвал тем самым критику и необходимость особых консультаций с мировыми еврейскими лидерами, которые прошли в Риме и летней резиденции папы в Кастель-Гандольфо. Вальдхайм был когда – то офицером третьего рейха и никогда не признавал и не выражал публичного раскаяния своей роли в нарушении прав человека в военное время. Представители Комиссии по религиозным отношениям с евреями при Святом Престоле встретились с членами Международного еврейского комитета по межконфессиональным консультациям для обсуждения вопросов Холокоста, современного антисемитизма, учения Церкви о евреях и иудаизме, отношений между Святым Престолом и государством Израиль. Совершился полный и откровенный обмен мнениями. Данная встреча позволила обновить еврейско – католический диалог.

Вселенский Патриарх Константинопольский Димитриос I посетил папу в Риме. Этот визит был отмечен общественностью как высокое достижение усилий Иоанна Павла II в попытках устранить тысячелетние разделение христианства на восточное и западное. Димитриос обращался к Римской Курии, выступал в Латеранском университете, беседовал с молодыми католиками в Церкви Святой Марии в Трастевере. Возможность Церкви вновь «дышать двумя лёгкими» (любимая метафора Папы) получила реализацию в двух литургических службах. Но Вселенский Патриарх не мог двинуться дальше, чем предписывает консенсус среди его патриархальных собратьев в Александрии, Антиохи, Иерусалиме, Москве, Афинах, Белграде, Бухаресте и в других патриархиях.

В январе 1990 года прошли консультации Римско – Католической и Православной Церквей в Москве, которые так и не привели к разрешению проблем с возрождающейся Греко-Католической Церковью на Украине.

Папа поставил ещё одну веху в христианской истории, став первым Епископом Рима, посетившим Скандинавию. Это паломничество было самым протяжённым внутри Европы и включало поездки по Норвегии, Исландии, Финляндии, Дании и Швеции. Темой данной поездки стал экуменизм в странах радикального секуляризма. В Тромсе (Норвегия) Иоанн Павел II стал первым папой, произнёсшим проповедь за Полярным кругом. Он призывал норвежцев стать «детьми света». В Осло он был принят королём Улафом V, а в Копенгагене – королевой Маргрете II. Хуже дела обстояли в Дании, где лютеранские епископы страны разделились во мнении, должны ли они встречаться с Иоанном Павлом II в соборе Роскильда. Скандинавская поездка принесла свои плоды только через два года, когда в соборе Святого Петра в Ватикане произошло беспрецедентное молитвенное служение. Литургия была посвящена шестисотлетию канонизации святой Бригитты Шведской, почитаемой как католиками, так и лютеранами.

Новый посол Ватикана в Советском Союзе, архиепископ Франческо Каласуонно, определил удивительную живость католической жизни в России и Казахстане. Существующие там католические общины латинского обряда, состоящие из этнических немцев, поляков, литовцев и украинцев, получили законное признание со стороны местных правительственных органов в соответствии с новым законом о религиозной свободе, изданным Горбачёвым 1 октября 1990 года. Нужно было каким-то образом упорядочить ситуацию с этими признанными общинами. Заниматься данными вопросами было поручено Государственному Секретариату, который вёл прямые консультации с Советским правительством. Возможное соглашение включало установление Минско-Могилёвского архиепископства в Белорусской ССР. Пастырская опека католиков России, Сибири и Казахстана была упорядочена учреждением трёх апостольских администраций, которые разместились в Москве, Новосибирске и Караганде и для каждой из них были назначены апостольские администраторы. Иоанн Павел II лично контролировал этот вопрос и приложил максимум усилий, чтобы преодолеть экуменический раскол XI века. Со стороны Московского Патриархата наблюдалась критика. Государственный секретариат не выполнил поручение папы и не проинформировал Патриархат об учреждении администраций, что вызвало бурную реакцию. Данная конфликтная ситуация охладило экуменические надежды на последующие два года. Кроме того, она усилила негативное отношение Московского Патриархата к возрождентю Греко -Католической Церкви на Украине.

22-25 сентября 2001 года Святой Отец Иоанн Павел II посетил с официальным визитом Казахстан. Папа встретился с президентом страны Н.А.Назарбаевым и другими официальными лицами, а также с народом во время Святой Мессы на площади Матери-Родины в Астане; с молодёжью в Евразийском университете и с представителями науки и культуры в Конгресс Холле. Президент говорил: «Сегодня Католическая Церковь активно восстанавливает свою традиционную миссию: возводятся храмы, открываются новые приходы. Велики её заботы в делах миротворчества, просветительства и благотворительности. Католики, как и представители других религий, стремятся к укреплению единства и согласия всего народа Казахстана». Папа Римский также провел особую встречу с духовенством Казахстана, епископами, священниками, монашествующими и верующими.

Этот исторический визит в Казахстан состоялся как визит лидера мировой религии, человека великой веры, свидетеля Христа неутомимого гуманиста, равно как и человека великой любви ко всем, особенно бедным и угнетённым. Папа посетил Казахстан в критический момент событий мирового масштаба (теракт в Нью – Йорке 11 сентября 2001 г.), и тем более настойчиво прозвучал его голос в пользу молитвы, к которой он призывал верующих мусульман и христиан с тем, чтобы они вместе строили цивилизацию любви, а не насилия.

Папа говорил, что видит в Казахстане великую семью разных народов. Папа был тронут гостеприимством на всех уровнях, о чём неоднократно, к гордости принимавших его, повторял в своих отзывах. «Долгое время я желал этой встречи, и велика моя радость – суметь заключить в объятия с восхищением и любовью всех жителей Казахстана»,- говорил понтифик.

В своем послании российским епископам папа говорил, что не следует падать духом перед лицом трудностей и даже неудач, возникающими на экуменическом пути. Имея поддержку своих действий в молитве, следует всеми силами продолжать созидание полного единства между учениками Христовыми. Чтобы отличительной чертой была любовь – совокупность совершенства.

2 октября 1991г умер Вселенский (Константинопольский) Патриарх Димитриос I, 22 октября его приемником стал Вселенский Патриарх Варфоломей I. Через месяц в Риме состоялась Специальная европейская ассамблея епископов. Впервые в его истории представители других христианских общин участвовали как братские делегаты. Вопреки экуменическим нововведениям и надеждам папы, скоро стало очевидно, что епископы прибыли на Синод с разными намерениями. Варфоломей I прислал на Синод своего представителя митрополита Венецианского Спиридона, православного лидера Италии. Во время экуменической службы митрополит Спиридон публично обвинил восточные католические Церкви, объединившиеся с Римом («униатов») в том, что он назвал новой насильственной оккупацией церквей на Украине и в Румынии. Рим он обвинял в насаждении параллельных миссионерских структур, т.е. новых апостольских администраций в самой России. Члены Синода и протестантские участники экуменической службы были поражены публичными нападками Спиридона на католицизм и папу. Евросинод положил начало новому диалогу, дал опыт епископам по вопросам объединения разъединённого европейского католицизма. Однако, данный евросинод не стал историческим событиям как надеялся папа. Между Церквями сохранились значительные различия. Епископы, вернувшись в свои епархии, были главным образом заняты работой на местах.

В 1993 году прошла седьмая пленарная сессии Объединённой международной комиссии по теологическому диалогу между Римско-Католической Церквями в Баласанде (Ливан). На данной сессии пытались достичь потепления, установить основополагающие принципы отношений между православными и католиками в Восточной Европе и начать новый диалог, который сможет ликвидировать раскол одиннадцатого века перед юбилейным годом. Скромная «оттепель» – это всё чего удалось достичь. Неспособность некоторых католических и православных деятелей объективно оценивать прошлое и соперничество, возникшее между Вселенским Патриархом Варфоломеем в Константинополе и Патриархом Алексием II в Москве, усложнило воплощение в жизнь намерений папы. Но в течение последующих лет Иоанн Павел II был полон решимости проводить новую евангелизацию вместе, а не порознь с православием.

Межрелигиозный диалог, который папа вёл в качестве посла мира, имел целью укрепление свободы совести, уважение религиозных чувств народов, не охваченных Благой вестью и желание, разделяемое многими, направить все религии к примирению между народами, к взаимному прощению, а, следовательно, к миру.

30 декабря 1993г. Святой Престол и Государство Израиль подписали Принципиальное соглашение, которое установило основание для упорядочения законных позиций Церкви в Израиле и обеспечило полные дипломатические отношения между двумя сторонами. Принципиальное соглашение рассматривалось многими как один из мастерских дипломатических ходов понтификата Иоанна Павла II и поворотная точка в истории католическо-еврейских отношений. Итогом интенсивных переговоров, продолжавшихся более полутора лет, стал краткий документ. Преамбула, определяющая место принципиального соглашения в соответствующем историческом и теологическом контексте, начинается с взаимных признаний исключительного характера и всеобщей важности Святой Земли и понимания уникальной природы отношений между Католической Церковью и еврейским народом, включая их недавний процесс примирения и роста взаимопонимания.

Можно отметить то, что Святой Престол не имел достаточной подготовки и хорошего штата для продолжающихся переговоров, успешное завершение которых сыграло бы существенную роль в деле установления качественно нового присутствия католицизма в израильском обществе. Принятое по финансовым соображениям решение разместить нунциатуру Святого Престола в Старой Яффе, а не в Телль – Авиве, и ограничить её штат, усложнило участие представителей Святого Престола в продолжающимся процессе переговоров с элитой израильского общества и дипломатами других этнических групп. Его также замедлял и тот факт, что некоторые израильские политики, как и местные служители Церкви, продолжали сопротивляться соглашению. Невежество в церковных вопросах, распространяющийся израильский секуляризм, также тормозили дальнейший ход переговоров. Потребовалось почти четыре года, чтобы завершить первый и наиболее важный текст, «Соглашение о юридическом лице», о католических институтах в Израиле, подписанное 10 ноября 1997 года. После несколько лет после подписания Принципиального соглашения стало очевидным, что новые отношения между Святым Престолом и Израилем не могли сами по себе изменить другие реальные ситуации в регионе. Количество христиан в Святой Земле после израильско-палестинского соглашения 1993 года продолжало сокращаться, по большей части из-за миграции арабских христиан, подвергавшихся экономическому, политическому, и религиозному давлению. В 1995 году Афиф Сафих, руководитель нового отделения представителей Организации освобождения Палестины при Святом Престоле, был принят в Ватикане, что воспринималось как первый шаг к дипломатическим отношениям с будущим Палестинским государством. Что же касается Иерусалима, то Государственный секретариат был озабочен его будущим и издал в мае 1996 году официальную дипломатическую ноту, повторяющую призыв Святого Престола к созданию «международного юридического инструмента» для защиты «тождественности Святого города», независимо от того, каким образом будет решён вопрос о суверенитете.

Те, для кого Принципиальное соглашение должно было стать первым шагом к общему совершенно новому состоянию отношений католицизма с израильским обществом и культурой, были разочарованы годами, последовавшими за подписанием Принципиального соглашения, как и те, кто ожидал быстрого разрешения оставшихся вопросов. Участники переговоров верили, что семена, посеянные Принципиальным соглашением, со временим принесут положительные плоды. Что касается Иоанна Павла II, он оказал ощутимое влияние на разработку соглашения. Он принял основополагающие решение – добиваться полных дипломатических отношений с Израилем.

В течение 1997-1998гг., первых лет подготовки к Великому Юбилею- экуменический диалог с Православной и Лютеранской Церквями, на которые возлагались большие надежды, осложнился. Кроме этого разгорелся новый спор после того, как Святой Престол выпустил заявление, касающееся Католической Церкви и Холокоста. Диалог с Православием осложнился осенью 1997 года. Надежды на долгожданную встречу между патриархом Алексием II и Иоанном Павлом II неоправдались, и это ещё больше осложнило диалог Рима с Вселенским Патриархом Константинопольским Варфоломеем I. Напряжение между Русской Православной и возрождающейся Греко-Католической Церковью на Украине, внутренние трения между Алексием II и Варфоломеем II были главными факторами, повлиявшими на возможность встречи папы с Алексием II. В конце 1998 года наметился прогресс, по крайней мере в решении одной проблемы, когда Патриарх Румынской Православной Церкви Феоксист заявил, что будет приветствовать паломничество Иоанна Павла II в Румынии, которое в мае 1999 года стало первым паломничеством папы в страну, большей частью православную.

Призыв Иоанна Павла к Церкви очистить свою совесть на пороге третьего тысячелетия включал и подведение итогов антисемитским христианским предубеждениям и их проявлений на протяжении всех 2000 лет истории христианства. На римском теологическом симпозиуме «Корни антисемитства в христианстве» в октябре 1997 года папа признал, что ошибочная и несправедливая интерпретация Нового Завета, оценивающая евреев и их предполагаемую вину, существовала слишком долго и содействовала усыплению совести среди христиан. Папа отмечал, что прошлое должно быть пересмотрено, ради очищения воспоминаний и подготовки будущего, в котором должно быть всеобще признано, что антисемитизм не имеет права ни малейшего оправдания и осуждается безоговорочно. Комиссия по религиозным отношениям с иудеями работала над созданием документа по Шоаху ещё с 1987 года. Одиннадцать лет спустя документ «Мы помним: размышление о Шоахе» был наконец опубликован. Критики документа сравнивали его с заявлением немецкой Конференции епископов 1995 года, которая признавала «со-ответственность» за трагедию Холокоста, и заявление французских епископов 1997 году, просивших у евреев прощения за ошибки христиан в отношении еврейского народа во время немецкой оккупации.

Впечатляющим моментом Юбилея 2000 года было проводимое в начале Великого Поста «очищение памяти», (названное «Меа си1ра» – моя вина), что было впервые в истории Церкви. 12 марта Папа выступил с публичной просьбой о прощении к Богу за противоречия любви в служении истины, за деяния против общности Церкви, за обиды какому бы то ни было народу, за применение насилия, за дискриминации, угнетения, притеснение бедных и беззащитных, совершенные христианами в ходе истории.

Через несколько дней Иоанн Павел II нанёс папские визиты в Израиль, в ходе которого молился у стены плача в Иерусалиме и в Афины, где Понтифик просил прощения за разорение Константинополя крестоносцами.

Можно отметить также важные события в последний период понтификата: 6 мая 2001г. Иоанн Павел II стал первым папой, посетившим мечеть (в Дамаске). А в 2004 году папа направил в дар Русской Православной Церкви ценный список иконы Казанской Божией Матери, который хранился в личной капелле понтифика, и перед которой он каждый день молился.

Завершение жизни Иоанна Павла II в октаву Пасхи символично указывает особое призвание этого человека, которого ещё при жизни называли Святым… Умирая, 2 апреля 2005 года, понтифик говорил: «Я полон радости, вы также пребывайте в радости. Давайте с радостью молиться вместе».

Говоря об основных чертах дипломатии Святого престола Иоанн Павел II выделяет её гуманитарное измерение. В гуманитарное измерение дипломатии входит: обеспечение интересов местных церквей, искоренение насилия в международной жизни, укрепление веры в человека, деятельность в пользу усовершенствования человеческой личности, путём пробуждения в ней чувства истины, справедливости, братства, или, по крайней мере, осторожности.

В то же время в Ватикане подчёркивают что этическое измерение мира должно найти выражение и гарантию в конкретных юридических инструментах гражданского общества: в договорах, соглашениях, институтах международного сотрудничества. Особый упор Иоанн Павел II делает на индивидуальную инициативу каждого участника международных отношений: «Урегулирование неразрешимых на первый взгляд проблем осуществляется зачастую благодаря смелым, решительным инициативам, кладущим начало диалогу в духе взаимопонимания и уважения достоинства каждого из партнёров. Люди, которые проявляют такую инициативу, заслуживают звания «строителей мира» в его евангелевском смысле».

Концепция диалога как признания неотъемлемого человеческого достоинства, уважение жизни каждого человека рассматривается Ватиканом в качестве основы миротворческого дипломатического искусства. Преследуя в первую очередь цели защиты религиозной свободы, папа готов идти на установление дипломатических отношений с любым государством, независимо от существующего там политического режима и социально-экономического строя. В связи с этим Святой Престол, в отличие от светских государств, никогда не выступает инициатором разрыва дипломатических отношений, хотя наличие таких отношений совсем не означает одобрения всех действий властей в их государственной политике. Таким образом, принцип диалога ложится в основу международной политики Католической Церкви.

Инструментом диалога, прежде всего, по словам Иоанна Павла II, является «постоянное стремление постоянно использовать все возможные формулы переговорного процесса, посредничества, арбитража, добиться того, чтобы договорённость превалировала над разногласиями и ненавистью». В зависимости от текущего момента диалог может принимать самые разнообразные конфигурации. В своих выступлениях перед дипломатическим корпусом и слушателями Папской Академии Иоанн Павел II неоднократно говорил о возрастающем значении дипломатии как инструмента международного сотрудничества. Диалог во имя мира особенно значим, когда попирается международное право.

3.2. Участие Иоанна Павла II в разрешении политических конфликтов.

16 октября 1978 года, на восьмом этапе голосования конклава, набрав 90 голосов, папой стал польский кардинал Кароль Йозеф Войтыла. Он выбрал себе имя Иоанн Павел II. Обращаясь, после провозглашения папой, к народу, Войтыла говорил: «Я принял также имена, которые были выбраны моим возлюбленным Предшественником Иоанном Павлом I, я хочу тем самым, как и он, выразить свою любовь к единственному в своем роде наследию, оставленному Церкви Папами Иоанном XXIII и Павлом IV и вместе с тем мою личную готовность продолжать их дело с Божьей помощью».

Инаугурация Иоанна Павла II, 264 -го Епископа Рима, началась 22 октября 1978 года, с того, что новый папа преклонил колени у гробницы апостола, расположенной в крипте собора Святого Петра. В своей первой проповеди перед миллионами паломников, он говорил: «Не бойтесь! Откройте двери Христу!» [Приложение 2].

Главной своей задаче и «непреложной обязанностью» новый папа считал воплощение в жизнь решений Второго Ватиканского Собора. Он хотел посвятить своё пребывание на посту первосвященника благородной цели христианского единства, а также выполняя миссию Церкви в современном мире, способствовать укреплению мира и справедливости в отношениях между народами, уделяя особое внимание религиозной свободе.

В октябре этого же года Иоанн Павел II принял членов дипломатического корпуса, аккредитованных при Святом Престоле. Он напомнил, что они являются «представителями не только правительств, но и народов». Папа учил дипломатов, что Церковь считает, что «богатое разнообразие…культур, языков и истории» часть которых сформировалась под её влиянием, непременным условием развития человечества. Он настаивал, что нужно «уважать и ценить каждый народ с его уникальными традициями». Понтифик отмечал, что Святой Престол не претендует на власть в светском понимании этого слова. Его цель – способствовать прежде всего пробуждению совести, а для достижения этого Церковь не нуждается в особых привилегиях. Однако справедливость требует религиозной свободы для всех, включая право исповедовать любую религию и право верующих принимать активное участие в общественно жизни. Речь Иоанна Павла II чётко обозначила подход нового папы к международной политике.

Если проанализировать первые глобальные попытки Иоанна Павла II оживить миссию Верховного Понтификата и его усилия возобновить ответственность Церкви за кризис гуманизма в конце XX в., то можно отметить следующее. В начале своего понтификата папа избрал Мексику в качестве цели своей первой международной поездки. В те времена в Мексике священники не могли ходить в религиозном облачении. Хотя власти и разрешили визит папы, требовалось мужество, чтобы принять эту столь сложную ситуацию, тем более что никакой официальной встречи с президентом республики не было: он сделал вид, будто случайно оказался в это время в районе аэропорта, и ограничился тем, что пожал папе руку.

В 1979 году Иоанн Павел II посетил Польшу, когда коммунистический режим находился в силе. Папа обращался к своим землякам, направляя их на путь мира, действуя ненасильственными способами. Он говорил, что насилие – это не христианский акт. «Мы должны бороться словом и примером, а не силой оружия»,- говорил понтифик.

В первый период папского служения был издан труд «Теология тела», совершены многочисленные обращения понтифика в ООН и ЮНЕСКО, паломничества в Ирландию, США, Бразилию, Африку, Францию, Западную Германию, Восточную Азию и историческая встреча с Вселенским Патриархом, усилия по возрождению Итальянской Католической Церкви. В этот период начали работу Синод епископов по вопросам семьи и брака и Синод епископов по проблемам Голландии и Украинской Греко -Католической Церкви, совершались неустанные попытки уменьшить разрыв между наукой и верой, назначение новых епископов, включая также важные епархии, как Милан и Париж.

Важнейшей задачей для Иоанна Павла II к концу 80-х гг. стало участие в общественной и политической жизни Польши. В это время экономика Польши находилась в кризисном состоянии. Цены на основные продукты подскочили в три раза. За этим последовала волна массовых забастовок, в ходе которых рабочие и служащие решительно потребовали от правительства навести порядок в экономике, снизить цены на продукты и повысить заработную плату. Местные власти вынуждены были подчиниться этим требованиям, в то время как центральное правительство во главе с Эдвардом Гереком подтвердило новые цены и отказалось повышать уровень доходов. Забастовочный комитет судоверфи издал программу действий из восьми пунктов, которая резко усилила политическую часть требований. В дополнение к чисто экономическим, рабочие выдвинули требования образовать свободное профсоюзное движение. Они также потребовали от властей морального удовлетворения – сооружение мемориала в честь рабочих, расстрелянных полицией в ходе массовых выступлений на судоверфи в 1970 году.

После этого Иоанн Павел II обратился с посланием к руководству Польской Церкви с требованием оказать поддержку бастующим. Конференция польских епископов поддерживала бастующих в создании независимых профсоюзов. Произошло разделение мнений по поводу юридической регистрации профсоюза «Солидарность». Несколько миллионов членов профсоюза были не согласны с пунктами в уставе профсоюза, внесёнными в одностороннем порядке, которые говорили о признании социалистического строя, ведущей роли Коммунистической партии в обществе и признания всех без исключения международных обязательств Польши. Лех Валенса, руководитель движения, отверг данные поправки и заявил, что члены организации никогда не согласятся с этими пунктами. С тех пор напряжение в стране возрастало, и не только в Польше, но и во всей Центральной Европе.

На декабрь 1980 года была запланирована военная компания по нейтрализации оппозиции. Поскольку советский план наведения порядка в Польше предусматривал ликвидацию руководителей движения с помощью введения военного положения, это могло бы вызвать огромные потрясения в стране. На решение Советского правительства оказала влияние и международная ситуация. Переданное Кремлю по «горячей линии» сообщение Президента США предупреждало, что военное вмешательство во внутренние деле Польши будет иметь последствия для советско-американских отношений.

Во время реальной угрозы возможного вторжения советских войск в Польшу Иоанн Павел II предпринял решительные действия. Он отправил совершенно беспрецедентное послание Леониду Брежневу. Несмотря на сдержанные дипломатические выражения, это послание было достаточно резким и именно так воспринималось теми, кому было адресовано. То, что происходило в Польше, действительно было внутренним делом поляков и не имело никакого отношения к Советскому Союзу. Неявно выраженная параллель между возможным советским вторжением в Польшу в 1980 году и нацисткой агрессией в 1939 году недвусмысленно подразумевала моральную подоплеку, с помощью которой папа пытался определить природу советской угрозы. Весьма символичным было упоминание солидарности среди здоровых сил обществ, что само по себе уже связывало всё происходящее в Польше с нравственным и экономическим возрождением. Неоднократные обращения папы к основным положениям хельсинского Заключительного акта поставило Советский Союз в весьма уязвимое положение, так как СССР сам настаивал на ратификации этого документа в качестве важнейшего нормативного акта послеялтинского статус-кво в Европе. Трактовки суверенитета и невмешательства во внутренние дела теперь стали главным доводом против советской гегемонии в Восточной и Центральной Европе.

В начале 1981 года «Солидарность» пытала оформиться в качестве самостоятельной политической силы и продолжить социальную революцию на основе принципов самоуправления и самоограничения. Делегация профсоюза встретилась в Ватикане с Папой Римским, который сердечно принял их и провёл частную беседу. Папа отметил, что воспринимает «Солидарность» как силу, которая борется скорее не против чего – то, а за что – то.

Иоанн Павел II отправил письмо кардиналу Вышинскому, в котором настоятельно рекомендовал продолжить политический диалог с властями, избегая опасной конфронтации. Не могло быть никакого национального обновления без согласия властей. Папа продолжал настаивать на том, чтобы поляки имели неотъемлемое право решать все свои внутренние проблемы собственными усилиями.

Иоанн Павел II обладал огромным авторитетом и большим весом в обществе. Безусловно, кроме сторонников, понтифик имел и недоброжелателей в общественных, возможно даже, очень высоких кругах. 13 мая 1981 года в Ватикане на площади Святого Петра на папу Иоанна Павла II было совершенно покушение. Стоявший за первым рядом паломников почти у самого деревянного барьера турецкий террорист Мехмет Али Агджа, которому на то момент было всего 23 года, произвёл два выстрела в Папу из девятимиллиметрового полуавтоматического пистолета системы «браунинг». Первая пуля Агджы пробила ему палец, потом пронзило тело на вылет и упала на пол автомобиля. Вторая же пуля задела слегка задела локоть, а потом ранила двух американских паломников. Но папа выжил. Ему была сделана операция в отделении интенсивной терапии клиники Джемелли, где он пробыл четыре дня. Через месяц Иоанн Павел II опять попал в больницу. У него обнаружили цитомегаловирус, который попал в его организм во время переливания крови 13 мая.

В конце мая в Варшаве умер известный и всеми уважаемый Примас Польши кардинал Вышинский. На его место был назначен Юзеф Глемб. Глемб имел степень доктора гражданского и канонического права, и это могло сыграть важную роль на следующем этапе борьбы поляков за религиозные права и либеральные свободы. Словом этот человек знал дух и букву закона, что было в тот момент очень важно.

Мехмет Али Агджа был арестован на площади Святого Петра в день покушения и сразу отвезён в римскую тюрьму Ребиббия, где подвергся тщательному допросу. Суд над ним открылся 20 июня того же года во Дворце правосудия, где он предстал перед судом присяжных. На основании собранных к тому времени доказательств, судья пришел к выводу, что Агджа действовал не один. Существовало несколько версий. Первоначальные предположения западной прессы свидетельствовали о том, что Агджа был религиозным фанатиком, который пытался убить Папу Римского по причине сектантского фанатизма. Ещё одна версия описывала Агджу как ветерана ультранационалистической террористической организации «Серые волки»-турецкой банды фашистского толка. В соответствии с третьей версией Агджа действовал от имени и по поручению Советского Союза. После трёхдневного суда Агджа был признан виновным и приговорён к пожизненному заключению. Через два года папа посетил Агджу в римской тюрьме Реббибия. Понтифик пришел к нему как друг, они долго беседовали.

В послании папы в 1982 года по поводу Всемирного дня Мира, который отмечается 1 января каждого года, решительно отверг фальшивый мир тоталитарных режимов. Папа сообщил аккредитованному при Святом Престоле дипломатическому корпусу во время ежегодной с ним встречи, что человеческое достоинство плотно вписано в человеческое сознание и потребность в свободе всегда будет восходящей, а не нисходящей линией в мировом развитии.

В июне 1982 г. Иоанн Павел II встретился в Ватикане с Президентом США Рональдом Рейганом. Этот визит был совершен понтификом по собственной инициативе для обсуждения проблем взаимоотношении Церкви и власти в Никарагуа, Сальвадоре и Гватемале. Между правительством США и Иоанном Павлом II не было абсолютно никаких политических договоренностей. Свои действия в отношении ситуации в Польше и Латинской Америке, как и участие в разрешении других мировых конфликтов, понтифик проводил абсолютно независимо от чьих либо политических претензий. В феврале 1983г. было проведено чрезвычайное совещание в Ватикане, по поводу, насколько рискованно паломничество папы в Никарагуа. Иоанн Павел II считал, что латиноамериканский католицизм оказался на пересечении нескольких важных проблем. Первая несла на себе печать теологической неразберихи. В особенности это касалось стран Центральной Америки. Все ложные теологические идеи приводили к другой проблеме, затрагивающую жизнедеятельность Церкви и всего религиозного сообщества. В Никарагуа, Сальвадоре и Гватемале так называемая народная церковь всеми силами пыталась заменить собой то, что она называла церковью институциональной. Кроме того, в Никарагуа эта народная церковь пользовалась поддержкой со стороны сандинистского правительства, включавшего некоторых священников. Они оставались членами правительства, игнорируя требования высших иерархов не заниматься политикой. Правительство оказывало серьёзное давление на епископов и простых священников. В ходе революции сложилась весьма скандальная ситуация. Священнослужители поддерживали атеистически настроенное правительства, началось окончательное разложение Церкви. Нечто подобное происходило и на Кубе.

10 января 1984г. между Соединенными Штатами Америки и Святым Престолом были установлены дипломатические отношения в полном объёме.

Это было важное событие после десятилетий непонимания, возникшего в годы правления президента Франклина Делано Рузвельта, и длящегося до конца президентского срока Джимми Картера. Американские президенты опасались нападок со стороны протестантов.

13 февраля папа назначил доктора Жерома Лежене в качестве своего представителя на государственных похоронах Юрия Андропова.

18 февраля 1984 года был заключён новый конкордат между Святым Престолом и Итальянской Республикой, который пересматривал Латеранские соглашения 1929 года и отражал решения Второго Ватиканского Собора по поводу церковного государства. Отныне Римско – Католическая Церковь не считалась официальной Церковью итальянского государства, а религиозное образование в стране становилось добровольным; государственные субсидии священнослужителям должны были прекратиться к концу 1990 года.

Также в 1984 году папа учредил свой фонд для помощи районам Африки южнее Сахары. В конце года папа издал апостольское послание «Redemptionis Anno» (В год искупления), которое было адресовано жителям Иерусалима.

Иоанн Павел II обратился к участникам Всемирного Совета Церквей (ВСЦ) в Женеве (Швейцария). С 1969 г. ВСЦ испытывал серьёзные трудности. Его комиссия по вопросам веры продолжала теологические изыскания и готовила международное исследование «Крещение, Евхаристия и Служба». Связи между странами Востока, а также их отношение к странам третьего мира – стали причиной резкой критики ВСЦ. Однако, при этом ВСЦ оставался «глухим» к требованиям верующих в коммунистических странах. Ассамблея ВСЦ 1983г. в Ванкувере (Колумбия) так и не решилась осудить вторжение советских войск в Афганистан и приняла резолюцию, которая явилась примером поиска морального равенства между советской оккупацией этой страны и западной поддержкой сопротивления афганского народа. В странах третьего мира распространилась программа борьбы с расизмом, поощряющая революционную борьбу против правящих режимов в Южной Африке. Центральный комитет ВСЦ назвал Австралию, Бразилию, Канаду, Чили, Колумбию, Гватемалу, Мексику, Новую Зеландию, Парагвай, Филиппины, Пуэрто-Рико и США в числе стран, где нарушаются права этнических меньшинств. В месте с тем ВСЦ отказался осудить уничтожение сандинистами Никарагуа индейских деревень племени мискито на Атлантическом побережье и их насильственное выселение из родных мест. Обсуждая роль общины в экуменическом движении, Иоанн Павел II постоянно подчёркивал необходимость соблюдения религиозных свобод. Папа говорил, что христианские сообщества не должны поддерживать насилие, как средство достижения социальных перемен, он предлагал альтернативное видение деятельности Церкви в мире, построенное на защите человека, его достоинства, его свободы, его неотъемлемых прав, а также права на полноценный смысл жизнь. ред лицом власти, а ненасилие представлялосьКроме этого папа выступал в Международной организации труда на тему сущность и смысл человеческого труда перед 2000 делегатами из 147 стран. Также понтифик нанёс визит в резиденцию Международного Красного креста и посетил Европейский центр ядерных исследований.

Иоанн Павел II разворачивал кампанию за свободу использования культурного сопротивления как метода борьбы. Чехословацкое правительство отказало папе в визе для участия в службе, посвященной 1100-й годовщине смерти святого Мефодия, в Велеграде. Иоанн Павел II нашёл другой способ воздействия. Он подписал письмо ко свеем священнослужителям Чехословакии, напомнив им, что Мефодий вместе с братом Кириллом создали основы славянской культуры на Востоке Центральной Европы. Папа издал в связи с этим энциклику «Slavorum Apostoli» (Апостолы славян). Эта энциклика представляла фессалоникийских братьев преданными евангелистами, заботившимися как о единстве, так и об универсальности Церкви. Церковь в Чехословакии обрела новое дыхание. Кардинал Томашек стал упорным защитником свобод и сторонником «Хартии 77», движения за права человека. Инструкция Конгрегации по делам епископов, направленная духовенству, запрещала священникам участвовать в политических движениях. События в Велеграде объединили лютеран – чехов и католиков – словаков, удалив внутреннее этническое разделение между ними. Отмечаемая годовщина объединила набожность с сопротивлением режиму, показав участникам движения, что они могут отказаться от манипулирования ими (как в случае с фальшивым «фестивалем мира»). Католицизм в Чехословакии начал серьёзное сопротивление коммунистическому режиму.

В феврале 1985г. Министр иностранных дел СССР Андрей Громыко испросил у папы аудиенцию. Громыко пытался уговорить Иоанна Павла II участвовать в компании против Американской стратегии оборонной инициативы. Но Иоанн Павел II разрабатывал свою кампанию – за свободу использования культурного сопротивления в качестве метода борьбы.

Иоанн Павел II послал кардинала Роджера Эчегари и президента Комиссии по справедливости и миру с особой миссией в Тегеран и Багдад посетить военнопленных ирано-иракской войны и определить возможности договора между воюющими странами. Визит Эчегари в Персидских залив предусматривал параллельную личную дипломатию в дополнение к обычной протокольной дипломатии Святого Престола. Кроме этого Иоанн Павел II направлял Эчегари с миссиями в горячие точки в Ливан, Мозамбик, Анголу, Эфиопию, Южную Африку, Судан, Намибию, Кубу, Гаити, в Центральную Америку, Вьетнам, Кабо -Верде, Гвинея -Бисау, Китай, Мьянму, Либерию, Руанду, Бурунду, Индонезию, в Восточный Тимор и на Балканы.

Кардинал Эчерари осуществлял параллельную дипломатию скорее в качестве личного представителя папы, нежели в роли официального представителя Ватикана. Тонкое различие между этими двумя полномочиями позволяло кардиналу получать доступ к конфликтующим сторонам, определяя возможность миротворческих инициатив и в то же время, не накладывая на Святой Престол необходимости придерживаться определённой позиции в посреднической стратегии. Он посещал зоны международных и гражданских конфликтов по поручению Иоанна Павла II, представляя озабоченность папы о людях, втянутых в конфликт. И всё же его миссии были успешными, если ему удавалось открыть возможности для переговоров между конфликтующими странами.

Папская комиссия по справедливости и миру обнародовала документ «Служение человеческому сообществу: этический подход к вопросу о международном долге». Данный документ рассматривал вопрос о необходимости пересмотра долговых обязательств стран третьего мира, расплата по которым усиливала нищету в развивающихся странах. Согласно этому докладу, к этому вопросу необходимо было подходить с позиции гуманистической этики, используя различные политические варианты, от реструктурирования выплат по долгам с переносом их сроков до полного аннулирования этих обязательств. Как Святой Престол, так и Иоанн Павел II лично периодически возвращались к данному вопросу.

Иоанн Павел II в январе 1987 года принял в Ватикане генерала Ярузельского. В это время новый глава Советского Союза Михаил Горбачёв обратился к Центральному Комитету КПСС с предложением политики перестройки, подтверждая в то же время приверженность основным принципам коммунизма. Это дало генералу Ярузельскому, лидерам «Солидарности» и Иоанну Павлу II возможность более широкого маневрирования.

Тем временем в Чили складывалась следующая ситуация. Генерал Аугусто Пиночет, ставший Президентом ещё в 1973 году в результате военного переворота, сместившего правительство Сальвадора Альенде, ужесточал свою политику. Диктаторский режим Пиночета запретил политические партии левого крыла, приостановил деятельность центристских партий, включая христианских демократов, повернул страну в направлении, противоположном экономической политике Альенде, а также существенно ограничил гражданские свободы. В Чили стали исчезать люди, режим применял пытки против своих врагов. Однако Чили, в отличие от своих соседей в Аргентине, не страдала от ужасов гражданской войны. Епископы Чили, возглавляемые кардиналом Раулем Сильва Энрикесом из Сантьяго, были с самого начала против нарушения прав человека. Кардинал Сильва основал в Сантьяго «Викариат солидарности» дл поддержания жертв правительственных репрессий. Кардинал Сильва был также ключевой фигурой в организации посредничества Святого Престола между Чили и Аргентиной. Результатом усилий, было подписание договора в Монтевидео 1985 году, который создал условия для поездки папы по этим странам в апреле 1987 года. В Чили Иоанн Павел II в своих тридцати выступлениях укреплял роль Церкви как защитницы прав человека и посредницы в примирении. Он показал как оппозиции, так и правительству (причём в той и другой конфликтующих сторонах было много убеждённых католиков), что ненасильственный переход к демократии является истинно верным путём. Свои убеждения папа зафиксировал в документе «Национальное демократическое согласие». Второй стратегической целью визита Папы было обеспечение чилийскому народу возможности участвовать в выборах и самому определить дорогу, по которой страна будет идти дальше. Третья цель визита была воссоздание в Чили опыта гражданского общества. До приезда папы улицы Чили были местом репрессий, теперь же люди все вместе молились. Вновь, как и в Польше, и на Филиппинах, опыт общественного единства и солидарности восстанавливал подлинную культуру страны, действуя сильным противодействием политике насилия. Папа встречался с генералом Пиночетом в президентском дворце, где состоялась их личная беседа. В 1988 году, восемнадцать месяцев спустя после папского визита, было отменено военное положение. Пиночет продолжал возглавлять вооруженные силы, но роль армии в общественной жизни значительно уменьшилась. 14 декабря 1989 года Патрицио Алвин, христианский демократ и лидер оппозиционной Коалиции, включавшей семнадцать партий, был избран Президентом Чили.

1987 г. был годом шестисотой годовщины обращения Литвы в христианство. Иоанн Павел II направил апостольское послание епископам Литвы, превознося великое духовное богатство литовской католической общины.

Третий визит понтифика в Польшу состоялся в июню этого года. Папа посетил Варшаву, Люблин, Тарнув, Краков, Балтийское побережье, Ченстохову и Лодзь. Папа нанёс визит руководителю Государственного Совета Ярузельскому. Иоанн Павел II не старался смягчить своих слов, отвечая на приветственную речь генерала. Понтифик говорил, что лидеры Польской Народной Республики должны понять, что единственным путём к национальному освобождению, о котором они говорят непрерывно, является серьёзное отношение к человеческому достоинству их народа.

В мае 1988 года тридцать седьмая пастырская поездка за рубеж привела папу в Уругвай, Перу, Боливию и Парагвай. В Парагвае Президентом был переизбран на восьмой срок генерал Альфредо Стресснер. Он полностью контролировал ситуацию в стране, с тех пор как захватил власть в 1954 году в ходе переворота, с помощью партии Колорадо и армии. Папа во время своего визита должен был встретиться с оппозиционной группой «Строители общества». Но генерал Стресснер в письме к папскому нунцию, отменил встречу папы со «Строителями общества». Папа возвратился в Кочабамбу (Боливия), чтобы отслужить мессу. После мессы Иоанн Павел II встретился с Государственным секретарём Ватикана Казароли, его заместителем и своим представителем для связей с общественностью. Реакция Папы была однозначной. Иоанн Павел II продолжал выступления вне Парагвая в соответствии с программой. На следующий день нунций Новарро решил попытаться воздействовать на Стресснера через общественность. Новарро заявлял, что в настоящий момент он выражает возмущение провокацией, не имеющей прецедента, по отношению к пасторской деятельности Святого Отца. Давление общественности с помощью средств массовой информации было мастерски использовано для достижения целей папы. Иоанн Павел II призывал к нравственному очищению страны. Он говорил, что свобода, справедливость и участие народа являются непременными условиями построения подлинной демократии. Очевидно, это относилось к подстроенным президентским выборам, на которых победил Стресснер. Стресснер ответил же на это своим обычным способом, арестовав своих политических оппонентов и ужесточив репрессии в отношении Церкви и активистам, боровшимся за права человека. Но дни правления генерала оставались не долгими. Через девять месяцев после визита Иоанна Павла II в стране произошёл военный переворот. Генерал Андрес Родригес провёл общие выборы и был избран, по мнению оппозиции, без каких – либо систематически или крупных нарушений избирательной кампании. Родригес обещал управлять страной до до конца срока, на который был избран Стресснер, но в дальнейшем переизбираться не захотел. В 1993 году в Парагвае состоялись первые выборы соревнующихся оппонентов. В 90-е годы парагвайские епископы оставались борцами за демократию в условиях трудной экономической и политической ситуации в стране.

В августе 1988 года, Верховный Совет Литвы в одностороннем порядке аннулировал аннексию Литвы Советским Союзом. Хотя этот жест не имеет каких – либо немедленных последствий, он стал предвестником меняющейся политической ситуации в Восточной Европе. 10 сентября Венгрия открыла границу с Австрией, чтобы дать возможность беженцам переходить на Запад из Восточной германии. Более тридцати тысяч немцев бежали из ГДР через этот «железный занавес».

В тот же год Иоанн Павел II быстро использовал возможности, предоставляемые новым положением дел на востоке Центральной Европы и в СССР. 17 июля было объявлено об установлении полных дипломатических отношений между Польшей и Святым Престолом.

1 декабря 1989 года Иоанн Павел II принял в Ватикане советского руководителя Михаила Горбачёва. Горбачёв, вероятно, стал осознавать, что истинная перестройка немыслима без большей открытости, которая означала конец монополии Коммунистической партии на власть. Иоанн Павел II говорил о необходимости религиозной свободы, что он делал всегда во время предыдущих встреч с советскими представителями, а также о своём убеждении, что новая объединившаяся Европа от Урала од Атлантики должна возвратиться к нормально состоянию, восстановив свой истинный исторический путь. Папа говорил, что настало время принять решения советскому правительству и обновить внутреннее законодательство о религиозной свободе, чтобы советская практика была приведена в полное соответствие с международными соглашениями, которые подписал Советский Союз. По этому же вопросу Папа ранее писал Леониду Брежневу в 1980 году, уговаривая его не входить в Польшу. В этот раз дело касалось не гарантии безопасности, но защиты человеческих прав в соответствии с хельсинским Заключительным актом. Произошло экстраординарное событие. Семьдесят лет ожесточённой антиватиканской пропаганды со стороны советского режима закончились сразу и бесповоротно, когда Горбачёв признал, что Святой Престол направляет усилия на решение общеевропейских проблем и на создание условий, которые позволяют выбирать народам свой путь. Затем Горбачёв сказал, что установление дипломатических отношений между Святым Престолом и СССР являются решённым вопросом и дипломатам с обеих сторон необходимо лишь урегулировать некоторые формальности. Далее Горбачёв пригласил папу посетить с визитом Советский Союз. Это был весьма напряжённый момент, и некоторые журналисты считали, что папа, не ответивший тут же на это предложение, потерял большую возможность. Иоанн Павел II прекрасно осознавал тонкость этого вопроса и знал, что должен получить приглашение в СССР от Русской Православной Церкви. Советский Президент, знакомый с историческими взаимоотношениями между его ведомством и управлением Московского Патриархата, полагал, что Патриархию в этом вопросе удастся обойти. Но этого не произошло до сих пор.

Широкий взгляд Папы на современное состояние человечества часто вызывало вопросы о том, что человек должен делать или изменить в себе, затрагивал вопросы морали. Это привело Папу к столкновению с теми теоретиками – демократами, для которых демократическая политика нейтральна по отношению к высшим ценностям и к человеческим ценностям вообще. Иоанн Павел II не уклонялся от этой конфронтации, заявляя о своей позиции совершенно не двусмысленно и даже с напористой прямотой.

Поскольку взгляд Иоанна Павла II на природу «холодной войны» отличался от большинства политиков и специалистов по международным отношениям, его представления о ситуации, сложившейся в мире после её окончания, тоже были другими. В представлении Папы фундаментальный кризис современности остался неразрешённым. После окончания «холодной войны» неотъемлемая ценность человеческой личности продолжала находиться под угрозой со стороны новых властей. Кроме этого оставался открытым вопрос о нравственном укладе свободного общества. Иоанн Павел II говорил, что Церковь уважат любую истину, которая имеется в мировых религиях и культурах. Он отмечал, что все истины указывают на единственную великую истину, проявленную Богом в Иисусе Христе.

1 марта 1990 году между Святым Престолом и СССР были установлены дипломатические отношения. А в 1991 году в СССР к власти пришёл Борис Ельцин, возглавив новое демократическое государство – Российскую Федерацию. Встречи папы Иоанна Павла II и Бориса Ельцина состоялись в 1991 и 1998 гг.

В сентябре 1992 года Святой Престол установил дипломатические отношения с Мексикой.

В конце этого года папа обратился к Международной конференции по проблемам питания, проходившей в штаб-квартире ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО), расположенной в Риме. Хотя Иоанн Павел II не имел ввиду кризис, разразившейся в Сомали, куда были готовы высадиться подразделения американской армии, чтобы попытаться установить общественный порядок, необходимый для борьбы с голодом и смертью, ситуация в Сомали повлияла на общий тон выступлений. Голод, говорил Папа не может больше рассматривать как естественный процесс, ни как негативный результат перенаселения. Современная проблема касается не производства, а распределения продовольствия, которому препятствуют природные катаклизмы, коррупция, жесткая политика или протекционизм. Иоанн Павел II отмечал, что каждый день голод приводит к смерти тысячи детей, пожилых и наиболее уязвимых возрастных и социальных групп людей. Излечить эту болезнь – обязанность справедливости. Войны между нациями и внутренние конфликты не должны приговаривать беззащитных граждан к смерти от голода из-за чужих эгоистических или фанатичных убеждений. Принцип невмешательства во внутренние дела стран в подобных обстоятельствах неприменим. Папа настаивал, что совесть человека, поддерживаемая обеспечением международного гуманитарного права, требует, чтобы гуманитарная интервенция была обязательной там, где выживание населения и целых этнических групп поставлено под угрозу. Это диалог наций и международного сообщества.

Можно отметить высокую активность действий католической Церкви в Казахстане. После падения Советской «империи» и обретения Казахстаном независимости, католики данной страны пытались всеми силами возродить Церковь. Иоанн Павел II установил новые церковные структуры в Казахстане. Весной 1991 года была создана Апостольская Администратура Казахстана и Средней Азии. В её состав входило ещё четыре республики: Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Туркменистан. 13 апреля 1991 года апостольским администратором был назначен епископ Ян Павел Ленга. Город Караганда, являвшийся центром духовной жизни католиков и городом мучеников, стал столицей новой администратуры.

Немного позже были установлены официальные дипломатические отношения между Казахстаном и Святым престолом. Обмен нотами состоялся 17 октября 1992 года. А назначение архиепископа Марианна Олеся апостольским нунцием в Казахстане – 9 апреля 1994 года. В 1997 г. католики остальных четырёх республик Администратуры получили статус «sui iuris».

1998 год становится историческим для Казахстана – основывается первая Высшая духовная семинария. 24 сентября того же года подписывается договор о взаимном сотрудничестве между Республикой Казахстан и Святым престолом, что открывает Католической Церкви в Казахстане много перспектив. Казахстан является первой республикой бывшего Советского Союза, предпринявший подобный политический шаг.

В связи с ростом количества приходов были необходимые новые церковные структуры, и 6 августа 1999 года Апостольская Администратура Казахстана была преобразована папской буллой «Ad aptius consulendum» в Карагандинскую епархию, в которой епископское служение было вверено Его Преосвященству Яну Павлу Ленге, как епископу Карагандинскому (буллой «Romani est Pontificis»). Учреждены три новые апостольские администратуры: Астанинская (на севере страны), Атыраусская (на западе) и Алма-атинская (на юге Казахстана). Был организован также благотворительный общественный фонд «Каритас Казахстан».

Президент Н.А.Назорбаев отметил: «Мы казахстанцы, разделяем точку зрения многих людей мира, считающих Иоанна Павла II величайшим человеком, олицетворением настоящей нравственной силы.

Для Иоанна Павла II проблема абортов являлась главной проблемой для мировой культуры. Народонаселение и развитие являются серьёзными проблемами. За них нельзя взяться полностью без чувства священности жизни и понимания и понимания человеческой способности к любви и самопожертвованию. А это, по сути, было упущено в проекте Каирского документа. Святой Престол практически не нашёл сторонников по данному вопросу. Несмотря на сообщения прессы о поражении Ватикана, Святой Престол кое -чего достиг на Каирской конференции. Одно из основных положений заключительного доклада звучало: «…аборты ни в коем случае не могут пропагандироваться как метод планирования семьи».

Предложение, на котором так настаивали США – определение аборта по требованию как международного признанного права человека – было отклонено. Вряд ли Каирская конференция прошла бы таким образом, если бы не предшествующая ей наставительная кампания Иоанна Павла II и отказ папы уступить неприемлемым для Церкви положениям, которые определили весь ход конференции и её итоги.

В 1995 году Иоанн Павел II прибыл в США с пастырским визитом и с обращением к ООН, чтобы обратиться к делегатам и миру по поводу пятидесятой годовщины ООН.

Познавший и восхищение и критику, понтифик стал одной из значимых фигур ХХв., «вехой современной истории». Ему было что сказать делегатам и всемирной телеаудитории о значении этого века и о том, и о том, что могут принести новый век и новое тысячелетие. Папа хотел, чтобы веку жестокого насилия пришёл век убеждения и диалога. Недавняя история показала, что миру ещё предстоит научится жить в разнообразии. Религиозная свобода и свобода совести являются основой в структуре прав человека и каждого свободного общества. Папа говорил, что находится в ООН как «свидетель надежды». Обращение папы к Генеральной Ассамблее получило хорошие отзывы.

В октябре 1996 года состоялись переговоры между Святым Престолом и правительством Вьетнама в Ханое.

Иоанн Павел II вторую половину 1990-х гг. продолжал обострять одну из отличительных тем своего понтификата – культура как движущая сила истории.

Во время визита в Польщу в июне 1995 года Иоанн Павел II разъяснял особое видение приоритета культуры над политикой и экономикой, в тоже время развивая видение общественной Церкви, как формы культуры. Июньское паломничество осознано было заполнено образами польского христианского прошлого. Кроме этого, папа поощрял практически каждое католическое движение или католические инициативы в Польше.

Стратегия Иоанна Павла II с приоритетом культуры и социальных реформ сдала свой самый трудный экзамен во втором десятилетии его понтификата, когда папа выполнил своё давнее намерение посетить Кубу.

Кубинский католицизм никогда не уходил в подполье, как Церковь на Украине или в Чехословакии в период коммунистического правления в этих странах. В конце 1989 года кубинские епископы, наблюдавшие за происходящим в Европе, написали Кастро и призывали его отказаться от диктаторской власти. Кубинский лидер признал епископов как пособников контрреволюционеров. В 1991 году Коммунистическая партия Кубы согласилась принимать верующих в свои ряды и в 1992 официально провозгласила кубинское государство «секулярным», а не атеистическим. Но участвуя в 1992 году во Всемирном саммите по защите окружающей среды в Рио-де-Жанейро, Кастро обвинил кубинских епископов в пособничестве правительству США, и в это время папский визит был отклонён. Позже кубинские епископы выпустили пастырское послание. Они обвиняли режим в массовом исходе беженцев и призывали, чтобы изгнанникам предоставлялась возможность участия в разрешении кубинских проблем. Иоанн Павел II одобрял данную инициативу, в то время как это не устраивало кубинское правительство. «Игра» между Римом и Гаваной продолжалась. Папа посылал на остров неофициальных личных представителей, Кастро принимал их. В 1996 году Кастро посетил Всемирный саммит по продовольствию, который проходил в Риме. Он был принят Иоанном Павлом II на приватной аудиенции. После этого Кастро официально пригласил папу посетить Кубу. Папа и Святой Престол были полны решимости использовать визит как возможность разрешить несколько серьёзных для себя проблем. На тот момент на Кубе не хватало священнослужителей. Также отсутствовал доступ к средствам массовой информации, что означало, Церковь не имеет возможности представлять себя кубинскому обществу. Кроме этого судьба примерно 900 политических заключённых, сидящих в тюрьмах Кастро, оставалась не разрешённой. Подготовкой к папскому визиту осуществлял Папский представитель по связям с общественностью Хоакин Наварро – Валлс.

21 -25 января 1998 года осуществилось первое в истории папское паломничество на Кубу. Темы его главных обращений были логически выстроены и вытекали одна из другой: от семьи и полноты образования через новую интерпретацию кубинской истории и до активного призыва возродить Кубу для истории и международного сообщества. Без упоминания существующего кубинского режима, Иоанн Павел II излагал схему его замещения истинно кубинской системой свободы. Проповедь папы включала процесс христианской евангелизации и формирования культуры. Он рассматривал также список кубинских культурных и политических героев, столетиями выбиравших путь свободы и справедливости, как основу человеческого достоинства, затем призывал к освобождению политических заключённых. Иоанн Павел II не упустил возможность во время последнего, главного, публичного выступления на Кубе критиковать экономическое эмбарго США. Папа говорил о проблемах Кубы как результатах работы системы, которая отказалась от достоинства человеческой личности. Иоанн Павел II снова решительно защищал религиозную свободу, призывая строить не государство жертв и атеистов, а свободное государство. Папа призывал к тому, что каждая личность и каждая религиозная конфессия имеет право жить в своей вере свободно, выражать веру в контексте общественной жизни, приносить духовную, моральную, гражданскую пользу, имеющую отношение к жизни нации. Понтифик открывал для кубинцев, что пришло время, начать новый путь. Он говорил, что настало время обновлений, которое чувствуется в приближении третьего тысячелетия христианской эры.

Борьба между режимом Кастро и Церковью продолжалась весь 1998 год. Двести пятьдесят политических узников были освобождены в последующие два месяца. Некоторым пришлось по требованию режима покинуть страну и эмигрировать в Канаду. Семидесяти другим было отказано в амнистии на том основании, что нельзя освободить ни врагов отечества, ни тех, кто стремиться разрушить Кубу. Режим также ограничивал доступ священников – тюремных капелланов к узникам. Папа встретился в Риме со всеми тринадцатью кубинскими епископами, чтобы обсудить ситуацию. Визит папы показал режиму, что изменения следовало бы продвигать быстрее. В социальном плане данное паломничество способствовало росту институтов гражданского общества. Визит активизировал подпольные независимые профсоюзы, а также независимых журналистов и кубинских активистов защиты прав человека. Визит также укрепил дух кубинских протестантов. После возвращения в Рим, папа ожидал результатов от своего паломничества. Учитывая сохраняющуюся нестабильность существования кубинской Церкви, и то, что фактически все политические оппоненты Кастро убиты и ли высланы, проведение изменения политического курса на Кубе осложнялось. Однако, создавая первый за сорок лет массовый опыт подлинного плюрализма на острове, Иоанн Павел II, возможно, привёл в движение события, которые будут иметь тот же самый эффект на Кубе, какой имела его революция сознания в Восточной Европе.

Папа также годами трудился, чтобы улучшить церковную ситуацию во Вьетнаме и начать диалог с коммунистическим правительством. Вьетнам добился заметных результатов после второй индокитайской войны 1975 года и в 1995 году возобновил дипломатические отношения с США. Но местные христианские проповедники в этой стране могли быть приговорены к трём годам тюремного заключения за религиозную пропаганду. Кардинал Роджер Эчегари трижды бывал во Вьетнаме по просьбе Иоанна Павла II, чтобы передать поддержку папы местным епископам, и выяснить каким образом можно вести переговоры с правительством. Непрекращающиеся репрессии по отношению к христианам, а также назначение епископов остались серьёзной проблемой. Представители Святого Престола и вьетнамского Бюро по религиозным вопросам в период с 1990 по 19998гг. провели семь переговоров. Архиепископ Клаудио Челли, известный Ватиканский дипломат того времени отмечал, что кроме методов давления на правительство, он видел возможность для дипломатических отношений.

В апреле 1997 года папа совершил паломничество в Сараево. Иоанн Павел II назвал себя паломником мира и дружбы, прибывшим призвать к отказу от антигуманной логики насилия. Во время проповеди на службе для священствующих и монашествующих папа называл Сараево городом мучеников, где происходит насилие, уничтожение, смерть. Он также поблагодарил священников, которые оставались со своими прихожанами в такое тяжёлое время. Можно отметить тот факт, что перед прибытием папы, боснийские силы безопасности обнаружили бомбу, спрятанную под мостом, который Иоанн Павел II должен был пересекать во время визита. Местная полиция и зарубежные разведывательные агентства предполагали, что это дело рук иранских террористов. Хотя три недели спустя, Иоанн Павел II принял верительные грамоты от нового иранского посла при Святом Престоле.

10 февраля 1998 года Президент России Борис Ельцин приехал в Ватикан на беседу с папой. Ельцин также повторил приглашение Михаила Горбачёва посетить Россию. Отсутствие приглашения от Русской Православной Церкви и экуменические обязанности папы делали такое паломничество невозможным. Ельцин и его семья сердечно отзывались о папе. На встрече обсуждалась внутренняя ситуация в России и вопросы безопасности в Европе. В свою очередь Иоанн Павел II подчеркнул важность того, чтобы празднование Великого Юбилея 2000 года проходило в духе лояльности и дружбы.

Также необходимо отметить, что 5 ноября 2003 года понтифик принял в Ватикане Президента России Владимира Путина. Между Святым Престолом и правительством России не наблюдалось каких – либо осложнений, встреча прошла в дружественной обстановке и предвещала улучшение русско – ватиканских отношений.

Иоанн Павел II предпринял ещё одну попытку добиться взаимопонимания с немецкоязычными католиками во время июньского паломничества в Австрию. В обращении к местным политическим лидерам и дипломатическому корпусу в Вене он отмечал, что Австрия перешла из состояния пограничной страны к стране – мосту, через которую проходят связи с новыми демократиями Восточной Европы.

Церковная кампания за культуру жизни, провозглашённая Иоанном Павлом II, заявила о своём успехе в июне 1998 года, когда португальские парламентарии расстроили рейтинговые предсказания, отклонив закон, разрешающий аборты по требованию во время первых десяти недель беременности.

Послесловие.

Решения Второго Ватиканского собора способствовали пониманию необратимости возникшей между государствами взаимозависимости. Иоанн XXIII (предшественник Иоанна Павла II) неоднократно подчёркивал, что развитие и уважение прав человека, лежащие в основе прочного мира, не могут быть обеспечены ничем иным, кроме создания в международном плане условий, которые позволят каждому правительству наилучшим образом выполнить свою миссию. Политическая власть предполагает огромную ответственность в силу сложности и масштабности проблем, с которыми сталкивается каждое правительство.

Именно в этом контексте на первый план выступало то, что Иоанн XXIII назвал принципом субсидиарности. Также как частная собственность должна быть подчинена общему интересу, так и управление государством должно служить благу всего человечества. Подобная цель достижима лишь при условии гармонизации деятельности правительства различных государств со стороны координирующего органа.

Совместная работа в этом направлении осуществляется в международных правительственных и неправительственных организациях, на международных совещаниях и конференциях, где дипломатическое присутствие Ватикана, рассматривающего концепцию солидарности и общего блага в качестве ключевого организационного принципа международного сотрудничества, становится весьма значительным.

В арсенале используемых Ватиканом средств есть и то, что принято называть «народной дипломатией». Группы мирян, объединённые в такие организации, как, например, «базовые католические общины», возникшие в качестве первичных организаций бразильской Лейбористской партии. «Опус Деи» и «Новые катехумены» в Европе и других регионах мира, хотя и отличаются друг от друга по методам работы и подходу к проблемам, тем не менее, доказали свою способность мобилизовать католические массы для решения вопромов международной политики.

Хотелось бы отметить широко известную миротворческую и посредническую деятельность политического и церковного лидера, антифашиста, соавтора демократической итальянской конституции 1947г., мера Флоренции Джорджо Ла Пира. В годы «холодной войны» Ла Пира организовал международные встречи под лозунгом «Христиане, иудеи, мусульмане живите в мире в единой семье Авраама!» В 1955г. он собрал Во Флоренции мэров столичных городов, включая Москву и Пекин, что в тех условиях казалось абсолютно невероятным. В 1959г. Ла Пира направился в Москву, пытаясь наладить диалог между Востоком и Западом. Зонова Т.В. Дипломатия Ватикана в контексте эволюции европейской политической системы. – М: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. – 182с.

Ещё один известный католических деятель профессор Андреа Риккарди в 1968г. основал в Риме общину Сант – Эджидио, учредившую свои организации почти на всех континентах. Община находится под патронажем Папского совета мирян и имеет при Ватикане статус международной общественной ассоциации.

В 1996г. в Риме под эгидой этой общины была проведена встреча 400 религиозных лидеров всего мира. Девизом встречи стало изречение: «Религия и война – больше не сёстры и не подруги, они принадлежат к противостоящим лагерям». С 1998г. община принимает участие в регулярно проходящем в Падуе и Венеции симпозиуме по вопросам по развитию диалога между религиями. Община выдвинута на соискание Нобелевской премии мира.

Руководители общины Сант – Эджидио постоянно информируют о своих начинаниях и связях Государственный секретариат и другие ведомства Римской Курии, а также Министерство иностранных дел Италии и через него Комиссию и Парламент Европейского союза.

Фактически эта организация обеспечивает Святому престолу проведение «параллельной дипломатии», формально не испрашивая разрешения на свои действия и контакты и снимая, таким образом, с официальных дипломатов ответственность за результаты подобных акций.

В эпоху чрезвычайно возросшего влияния средств массовой информации Святой престол успешно прибегает к так называемой «экспрессивной дипломатии», основанной на том различии, которое Церковь проводит между так называемой «инструментальной» властью, базирующейся на экономическом и военном могуществе, с одной стороны, и «экспрессивной властью», завоёвывающей сердца и умы людей, – с другой стороны.

В инструментарий «экспрессивных средств» дипломатии входят: «формулировка коллективной идеи, продвижение коллективных норм и символическое отображение идей». В настоящее время основным оружием «экспрессивной дипломатии», вне всякого сомнения, являются средства массовой информации. В эпоху телевидения, навязывающего электронно – лучевой образ той или иной образ личности, упор Церкви на символизм является единственно возможным ответом католицизма на вызов времени.

Будущее папской дипломатии ватиканские правоведы связывают с эволюцией суверенитета как категории исторической. Зонова Т.В. Дипломатия Ватикана в контексте эволюции европейской политической системы. – М: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. – 196с. Признавая практические выгоды государственности, Святой Престол пришёл к выводу о происходящей трансформации концепции суверенитета в качестве организационного принципа международных отношений. Это стало теоретической основой положения, что оправдать власть может только «общее благо». Суверенитет в его нынешней форме может и не быть источником этого «блага» из-за своего внутреннего структурного дефекта, особенно заметного в современном всё более взаимозависимом мире. Этим объясняется стремление ватиканской дипломатии максимально сузить сферу суверенитета в пользу международного сообщества, сущностной характеристикой которого станет не баланс сил между различными блоками, а взаимозависимость, сотрудничество и развитие новых норм международного права.