Искатель. 1981. Выпуск №5.

ИСКАТЕЛЬ № 5 1981.

Искатель. 1981. Выпуск №5 Искатель. 1981. Выпуск №5

СОДЕРЖАНИЕ.

Борис Пармузин — Последние пятна ржавчины.

Владимир Щербаков — Голубая комната.

Борис Руденко — Цена искупления.

Димитр Пеев — Аберацио иктус.

Борис Пармузин. ПОСЛЕДНИЕ ПЯТНА РЖАВЧИНЫ[1].

Повесть.

Искатель. 1981. Выпуск №5

ЧУЖОЙ ПРАЗДНИК.

Купол мечети отливал чистым золотом. Сверкал надменно и строго над шумной разноликой толпой, над богатыми халатами купцов и серым тряпьем дервишей. Потоки людей торопливо стекались к мечети из соседних улиц и переулков.

Васильев невольно обратил внимание на худое, темное от солнца и пыли лицо дервиша. Островерхая шапка сползала ему на выцветшие брови и порой прикрывала сверкающие, обезумевшие глаза. Дервиш то и дело поправлял шапку дрожащими пальцами. Другая рука сжимала отполированный посох, этот верный спутник в странствиях, единственный защитник от злых псов.

Дервиш был старый, худой, с трудом держался на ногах, однако с фанатичным, совершенно необъяснимым упорством пробивался к воротам мечети.

Васильев позавидовал этому упорству, стремлению достигнуть своей цели, даже пожертвовать остатками последних сил, а может, последним дыханием.

Кто-то вежливо тронул за локоть Васильева. Даже не тронул, а прикоснулся. Васильев обернулся и увидел смущенное лицо полицейского с обязательной улыбкой. На ломаном английском языке тот объяснил, что европейцу здесь стоять небезопасно.

Стукнув ладонью себя по груди, полицейский добавил, что в случае чего даже он, сильный и крепкий, ничем помочь не сможет,

Васильев поблагодарил внимательного стража порядка. В этом городе он часто видел сонных, неповоротливых полицейских, которые не желали ввязываться в житейские конфликты. Даже те полицейские чиновники, с которыми ему приходилось иметь дело как эмигранту, не очень-то обращали внимание на чужих людей, непонятных, разных, хлынувших от Советов в их страну.

— Что сегодня за праздник? — спросил Васильев у полицейского.

Тот произнес длинное, непонятное название. Наверное, имя очередного святого.

В этом городе мечетей и европейских особняков, широких проспектов и кривых переулков, ресторанов с английской и французской кухней, темных харчевен с острой сытной едой всегда много праздников. А что, собственно, ему до этих чужих праздников? Люди молятся, плачут, царапают грязные, потные лица, рвут волосы. Что ему до них, если он сам забыл свои христианские праздники. Забыл, когда осенял себя крестным знамением. Кажется, в последний раз где-то в песках Туркмении, когда стало ясно, что не выбраться его потрепанному отряду из ловушки. Ни воды, ни хлеба. Пограничники (а сколько их было: раз-два и обчелся!) перекрыли им путь в чужую страну.

Тогда Васильев торопливо перекрестился и прошептал первые строки молитвы. Все, что знал.

Проводник, хитрый, верткий парень, вывел отряд. Он содрал и с офицера, и с его подчиненных все: часы, обручальные кольца, деньги. Такой не будет рвать волосы перед сверкающей мечетью.

Васильев послушался совета полицейского. Закрутит вдруг толпа… Да и не только. Вот такому дервишу, пусть обессиленному, со сверкающими глазами, не понравится «кяфир», чужеземец. Задушит. Руки трясутся, костлявые… Из последних сил будет вершить свой правый суд.

На улице, где начинались красивые особняки, а над ними поднимался отель с экзотическим названием, было много любопытных европейцев. Некоторые пытались запечатлеть чужой праздник на пленку, однако фотографировали с опаской, оглядываясь по сторонам: не любят мусульмане объективов. — Геннадий Арсентьевич!

Васильев увидел старого, обрюзгшего полковника Кочнева, картежника, беспробудного пьяницу. Й сейчас от него разило водкой.

Когда-то Васильев вытягивался перед полковником, как говорится, в струнку. Но отошло то время. Нет знаков различия, нет армии. В разговорах эмигранты щеголяют старыми званиями, тешат себя, как малые дети в затянувшейся игре, уже без охоты, без прежней горячки: господин полковник, князь, граф…

— А-а… Добрый день, — равнодушно ответил Васильев. — Любуемся?

Он нарочно не назвал Кочнева господином полковником. Какой, к черту, господин! Весь в долгах. Скоро бить будут картами по пунцовой, бугристой морде за шулерство. А ему даже и не застрелиться. Все спустил, до именного оружия.

Кочнев не обратил или сделал вид, что не обратил внимания на пренебрежительный тон бывшего поручика.

— Не то слово, батенька.

Подражает дурацким генералам: батенька вы мой.

— Не то… Какая вера! А мы подорвали свою. И вы, вероятно, уже без креста щеголяете.

Он еще смеет о кресте говорить! За карточным столом содрали золотой, фамильный крест с этой толстой, красной шеи.

Васильев промолчал. А полковник, вероятно вспомнив о той крупной, шумной игре, тоже поспешил переменить тему разговора.

— Непонятная, загадочная Азия!

Нахватался слов… Любая чужая страна непонятна, А они, и Кочнев и Васильев, не знали даже своего народа Круто обошелся с ними народ. Ну хорошо, у этого пьяницы был высокий чин, дом в Питере, имение, но с ним-то, поручиком Васильевым?.. Его за что вышвырнули с родной земли? Ни кола, ни двора. Ни именитой фамилии. Из Васильевки он, из деревни, где с этой простой фамилией жили и он, сын сельского учителя, и сапожник, и местный дурачок Андрюха. За что?

Лучше не будоражить прошлое. Такая муть поднимается с донышка, не разглядишь. За то, что в нем родители души не чаяли и вбивали с детства в голову: способный, в люди выйдешь. Он выбирался с трудом. Учился в кадетском со знатными сынками. Выбьешься… Третью звездочку нацепили, когда некоторые его ровесники величались уже господами майорами.

А он «выбивался», показывал свою преданность царю и отечеству, хлестал подчиненных по щекам. А с каким ожесточением он поливал красноармейцев свинцом! Отшвырнув неуклюжего солдата от пулемета, он не лег, а стремительно хлопнулся сам…

Даже Кочнев после неравного боя с небольшим красноармейским отрядом сказал:

— Ну, батенька, вы посвирепствовали…

То ли похвалил, то ли осудил?

А может, именно этот отряд и встал на жизненном пути Васильева? Может, Васильев именно в эти минуты понял, что все сорвалось? Никогда ему не щеголять в гвардейской форме, не щелкать каблуками на светских приемах.

— Да, вера у них есть, — решил поддержать разговор Васильев.

— Вот, вот, батенька. И какая вера! Я бы согласился повести это войско в любое сражение.

Васильев с трудом сдержал усмешку. Согласилось бы это войско пойти за тобой, старый идиот?

— У них много праздников, — сказал Васильев. — Они всю энергию, чувства отдают всевышнему. Зачем им воевать?

— У нас тоже было много праздников, батенька.

— Перестали верить, — равнодушно заметил Васильев. — Все они кончались пьянкой.

— Не скажите, не скажите,

— Пьянкой, — настойчиво повторил Васильев. — А иногда в сути люди не разберутся. Покров родился в Греции. Эллада забыла об этом празднике, а у нас гуляли… Ильин день.

— Да, ильин… — изменился полковник. — Самая горячая пора уборки хлеба. Каждая минута на счету. А они, подлецы, пьют, гуляют.

Иначе заговорил бывший хозяин. Вытащив грязноватый, помятый платок, он приложил к глазам.

Чувствительны стали эмигранты. Слава богу, Васильев не дожил до этого. Его нервы крепки. У него есть злость, терпение, выдержка. И все спрятано до поры, до времени. Правда, и он иногда срывается, начинает хамить. Но это, наверное, идет от характера. Нервы тут ни при чем.

— А у нас, батенька, своих праздников теперь не будет. Приходится чужими тешиться…

Знал бы ты, старый чурбан, что Васильев и не думал тешиться праздниками. У него просто есть время. Еще часа три-четыре. И ему, Васильеву, нужно побыть среди людей. Чтобы ни о чем серьезном не думать. И он гордится своими нервами. Гордится злостью, выдержкой, терпением. Но сегодня день особенный. Терпение могло лопнуть, злость прорваться, нервы сдать… Поэтому он чуть не забрел в толпу верующих. Нужны вот такая непонятная суматоха, буйное окружение. Все! Все что могло отвлечь от мыслей, от нетерпеливого ожидания последней, решающей встречи.

В принципе Васильев решился. Но он мог в любую минуту и отказаться. Тогда…

А тогда его ждет вот такая судьба спивающегося полковника. Судьба многих эмигрантов, которые неизвестно на что надеются. Ждать? Кого? Что?

Васильев кивком простился с пунцовым полковником.

— Вам надоело? — спросил Кочнев.

— Да… — поморщился Васильев.

— Но, батенька, что делать. У нас даже нет клуба.

Белая эмиграция делала попытки создавать в этой стране всяческие общества и клубы. Но основной программой их становилась антисоветская деятельность. И тогда правительство, местные власти, поддерживающие дружеские отношения с молодой Республикой Советов, пресекали подобную деятельность, и клубы закрывались, общества распускались.

— Нет, — согласился Васильев. — А жаль.

— Жаль… — подтвердил полковник и с тайной надеждой посмотрел на Васильева.

Возможно, поручик приглашен в гости, возможно, имеет желание где-нибудь (а на этой улице предостаточно этих мест) гульнуть. Чем черт не шутит, может, прихватит и его.

Но полковника Кочнева все реже приглашали выпить, тем более в гости. После двух-трех рюмок полковник становился несносным и нес такую околесицу о своих подвигах, что самые стойкие люди не выдерживали.

«Оставаться на чужбине, стать таким подонком, заглядывать в глаза, ожидая, когда пригласят на рюмку водки… Нет… увольте».

Поручик Васильев Геннадий Арсентьевич тридцати семи лет, здоровье отменное, холост. Такому человеку не место на чужих праздниках.

Он шел неторопливо по краю тротуара, чувствуя, что полковник смотрит вслед. И не надо смешиваться с толпой. Пусть смотрит за ним полковник. У Васильева осталось три часа до важной встречи, и он отлично в одиночестве пообедает в шикарном ресторане этого отеля. Старый забулдыга Кочнев, наверное, забыл, когда он бывал в подобных заведениях. Конечно, Кочнев следит за ним. И Васильев демонстративно зашел в отель.

Швейцар услужливо распахнул дверь. Через стекло Васильев взглянул в сторону мечети. Кочнев проводил своего бывшего подчиненного тоскливым собачьим взглядом.

У Васильева Геннадия Арсентьевича могут быть свои праздники.

Но когда он выпил бокал вина, настроение испортилось. И эта блестящая сервировка, крахмальные салфетки, услужливый официант — все было чужим.

И его праздник тоже был чужим.

А будут ли свои?

АНГЛИЙСКИЙ КОНСУЛ.

Двухминутное символическое опоздание понравилось консулу Тиррелу.

— Ого! Вы настоящий дипломат, господин Васильев.

— Я солдат… — скромно ответил поручик.

Играть так играть. Тиррел сам великолепный артист. Он даже для посещений в старые районы города, особенно к туркестанским эмигрантам, переодевается в азиатский халат и ловко накручивает чалму на свою рыжую голову. Однако это скромное заявление Васильева консулу не понравилось…

— Забудьте о своем солдатском героическом прошлом. Конечно, вы были в армии. С выправкой ничего не поделаешь. Иногда у вас получается этакая стойка. — Говорил он, не скрывая усмешки. Особенно подчеркнул слова: солдатское, героическое. — Вам надо оставаться самим собой. Благодарю бога, что в ваших жилах не течет голубая кровь. Одна морока с этими аристократами.

Не слишком ли зарывается консул Англии? Можно и хлопнуть дверью. Но эта слабость была у Васильева секундной. Ну хлопнешь! А Тиррел руками бандитов хлопнет тебя. Слишком много поручик знает. Таких людей с миром не отпускают. Чем-то выдал свое настроение Васильев или консул сам почувствовал, что перегнул палку.

— Вы шикарно выглядели в этой яркой толпе, — улыбнулся Тиррел.

Оказывается, по его поручению за Васильевым следили. За каждым шагом. Наверное, тип, появившийся в ресторане за соседним столиком, и был соглядатаем английского консула. Шикарно выглядел!..

Васильев, заказывая дорогой костюм, знал, что ему не придется в нем долго прогуливаться по улицам святого города. Но это не имело значения. Хотя бы в последний раз. Ведь не Васильева осторожно тронул за локоть полицейский, а «приличную» шерстяную ткань, не перед ним швейцар услужливо распахнул дверь, а перед мастерством модного портного. Хотя бы в последний раз… Там, на советской стороне, Васильев будет одет в спецовку слесаря, механика или тракториста. Таковым будет его положение в «рабочей среде» в «авангарде пролетариата».

Эти формулировки Тиррел произносил без обычной ухмылки. Он осторожно и очень серьезно относился ко всем событиям, которые происходили в Советской стране.

Когда они тщательно долгими вечерами разрабатывали «биографию» Васильева, Тиррел как-то откровенно произнес:

— Жаль…

— Что? — не понял Васильев.

— Жаль, что вы в армии не очень-то… дружественно к низшим чинам относились.

— Я их порол, — грубо объяснил Васильев.

— Жаль, господин поручик. Может произойти встреча. Вы же не помните каждого солдата.

— Все на одно лицо.

— Ладно, — прервал Тиррел, — будем уповать на будущее. А странно, что пороли. Вы почти одного класса. И как бы вам легко теперь жилось в России.

— Тогда, — усмехнулся Васильев, — тогда наша встреча, возможно, бы не состоялась.

Тиррел внимательно посмотрел на бывшего поручика и серьезно согласился:

— Возможно. — Потом неожиданно спросил: — А если бы состоялась такая встреча? А ваша жизнь чиста, безукоризненна…

— Я бы сумел из вашего пистолета размозжить голову. Вам, разумеется. И перейти границу. Более чистым.

— Благодарю за откровенность, — тем же серьезным тоном ответил консул.

Великолепный артист… Каким только его не видел Васильев: и суетящимся, дурашливым, и строгим — не подступись! — и едким, остроумным, умеющим оценить и шутку собеседника. Но всегда между Тиррелом и собеседником была стена, огромная пропасть, крепкая граница. Случалось, что Васильев попадал к консулу во время обеда или ужина. Но ни разу Тиррел не пригласил Васильева к столу. Ограничивался скромным угощением: чашкой кофе и сигарой, А когда у Васильева были невеселые времена и он улавливал запах жарившегося бифштекса, то до тошноты курил настоящую «гавану».

Тиррел встречался с белоэмигрантами, с туркестанцами, со своими земляками, которые крепко держались на государственных должностях, покупали, продавали нефть, хлопок, людей. Иногда консул менялся до неузнаваемости: то это был сгорбившийся туркестанец в мешковатом халате, то развязный гуляка в местной одежде, то приличный, равнодушный ко всем окружающим джентльмен. И, казалось, менялся не только взгляд, но и цвет глаз. Темно-серые глаза то голубели от показной доброты, то чернели от тщательно скрытого гнева.

Несколько раз Васильев задирался, лез в бутылку, словно задавался целью «прошибить» невозмутимость консула, но из этого ничего не выходило. Он только давал возможность Тиррелу лучше изучить его характер.

Сегодня последняя встреча.

Все обговорено. Остались некоторые детали. По существу, самые важные. Как и с кем переходить границу. Явки. Связные. И благословение, подкрепленное крупной суммой.

Тиррел пододвинул ящичек с противными сигарами, заявил:

— Сегодня нам некуда спешить, и я хотел бы поговорить еще раз о вашем главном деле. О вашей миссии, так сказать, чрезвычайной важности. С тем, о чем мы раньше беседовали, вы справитесь. Связные передадут ваши донесения. И, как мы решили, вы устроитесь на постоянное место жительства. Но в… пригороде Ташкента.

— В пригороде? — удивился Васильев. — Раньше речь шла о Ташкенте. Значит, меняется и характер работы?

— Немного. Сейчас вы все поймете. Небольшое предисловие. И в качестве примера я возьму Индию, Мне доводилось в юности побродить по этой чудесной стране. И я кое-что увидел и понял.

Тиррел рассказал об увиденном, о городах, о нищих деревнях, о сельском бездорожье. Нужно отдать должное консулу, умен он рассказывать, не распыляясь, не растягивая, подчеркивая главное. А главным в рассказе Тиррела был хлопок. Вернее, люди, имеющие отношение к хлопку.

Почти красочной легендой прозвучал рассказ о мастерстве ремесленников Дакки. Именно там научились выделывать тончайшую ткань из лучших сортов хлопка. Ткачи сидели, опустив ноги в ямы, изготовляя на примитивных станках «бенгальский муслин», сводивший с ума женщин Лондона, Парижа, Мадрида. Шел муслин и на блестящие платья королев, и на легкие, воздушные одеяния пленниц гаремов.

— Но в муслин весь мир не оденешь, — засмеялся консул. — Ткань нужна не только для королев и куртизанок, нужно много ткани. Поэтому в пятьдесят третьем году прошлого века на индийской земле выросла первая фабрика и Бомбей стал текстильным краем. Я бывал в рабочих районах. Конечно, среди текстильщиков есть выходцы из деревень. Некоторые оставили там свои лачуги и перебрались в другие, уже городские. Не буду скрывать, платят рабочим мало, но больше, чем они имели бы в деревне. Есть рабочие, которые знают, как растет хлопчатник. И все! До нужд крестьянина им нет дела. И не будет. Между ними не только расстояние. Они живут в разных мирах. У них нет времени и места для встречи, для разговоров о своем будущем. Им в голову не придет мысль объединиться. А сами по себе, каждый в отдельности, они не представляют опасной силы. Васильев понял, к чему было это предисловие консула.

— Но появился лозунг…

— Да, — подхватил Тиррел и далее процитировал: — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

— В Индии о нем не знают?

Консул покусал губу, подумал, отложил сигару, которая давно погасла.

— Мы делаем все, чтобы его не знали. Рабочий, как я видел, занят с утра до вечера. Получает только на питание. Местные рабочие. Наши техники, мастера имеют деньги для развития культурного уровня, для развлечений. И время имеют.

— Плохой пример, — неожиданно для себя рубанул Васильев.

— В чем… плохой? — на миг растерялся консул.

— В Советской стране совсем другая обстановка. Из тех же источников я узнал о тысячах школ, ликбезах, каких-то рабочих факультетах. Все это открывается в городах, в деревнях, при фабриках и заводах.

— Вы меня не поняли, Геннадий Арсентьевич, — спокойно произнес Тиррел. — Мы, увы, эти ликбезы не закроем. Поздно.

Он взял сигару и снова чиркнул спичкой. С удовольствием затянулся и выпустил струйку дыма в потолок.

— Об этом вам надо было думать раньше. А сейчас надлежит бороться.

Васильев промолчал.

— Сейчас надлежит вбивать клин между рабочим и крестьянином. Во: почему я вспомнил Индию.

— Совершенно другое положение, — упрямо повторил Васильев.

— Разумеется. Но учтите, у крестьянина своя психология, у рабочего своя. Большевики их объединяют, рабочих и крестьян.

— И, кажется, получается.

— Не спорю. Для этого вы и едете, чтобы вбить клин. Вбить!

— Я? Один? — усмехнулся Васильев.

— Там ждут люди, — напомнил Тиррел. — Самые разные. — Это во-первых. А во-вторых, поедут и другие.

Вначале была ясная договоренность: Васильев добирается до Ташкента, устраивается на каком-нибудь заводе, фабрике. А лучше в авторемонтные мастерские. Он знает автомобиль, броневик. Любит технику.

— Адрес меняется, — продолжал Тиррел. — В стране создаются эмтээс.

— Машинно-тракторные станции, — подсказал Васильев.

— Вот, вот. — Тиррел ребром ладони стукнул по столу. — У них в центре внимания трактор. Машина и земля. Их можно соединить. А можно сделать врагами.

— Как?

— Это зависит от вас. Это очень трудно — лечь под колеса трактора. А трактор сейчас как в годы войны броневик, танк. Однако в отличие от танка он завоевывает не только пространство, землю. Он меняет жизнь людей. И к лучшему. Вот что такое трактор. И хорошо, когда он превращается в мертвую, безобидную машину, не способную двинуться с места. Когда этот металл незаметно начинает пожирать ржавчина, вечно ненасытное, удивительно тихое чудовище. Но увы, количество тракторов растет. В Узбекистане в двадцать третьем году было семнадцать «фордзонов». А в двадцать девятом ни одного «фордзона», а уже около двухсот «Путиловцев». Новых машин.

— Это из Питера.

— Забудьте об офицерском жаргоне, — поморщился Тиррел. — Ленинград. Путиловский завод.

— Поздновато спохватились, — не выдержав, уколол Васильев.

Тиррел не обратил внимания на реплику. Он спускал с цепи еще одного злого пса, а там — все в руках всевышнего.

— Продвигайтесь по службе. Но слишком на виду не стоит красоваться. Можете отличиться, как у них говорят, в соцсоревновании. Там теперь бывает такой праздник «день тракториста». Подарки дают.

— Премии, — поправил Васильев.

— Премии, — согласился Тиррел. — Так что дерзайте! Обдумайте все. Тракторист получает больше крестьянина. А машина может простоять. Тракторист, живой человек, загуляет… Водка, наркотики. У вас будут на это деньги.

Консул посмотрел на Васильева. Даже модный костюм не прибавил ни одной аристократической черточки. И снова, в который раз, разговор о подрывной работе, шифре, тайнике. Это как проверка, экзамен.

— Я доволен вами, — наконец сказал Тиррел. — Вы хорошо подготовились.

— Да, я готов. — Надо было завершать разговор.

За последние месяцы Тиррел, честно говоря, осточертел Васильеву. Как и он, наверное, консулу.

— Значит, завтра отдыхаете, а потом переход через границу.

В этот вечер Тиррел не предложил ему даже чашки кофе.

БЕЗМОЛВНЫЙ ПОЕДИНОК.

Еще недавно сюда с гиком и свистом прорывались банды. Они знали все тропинки, были знакомы с бездорожьем. Знали, в какую пору, зимой или летом, в часы тихого рассвета или плотной, зловещей темноты пришпорить отдохнувших, сытых коней. И еще знали бандиты, что там, за адырами, за ущельем, в 1923 году встала пограничная застава, небольшой отряд, люди в выцветших гимнастерках, старых шинелях. У них скудные пайки. Все — и хлеб и мясо — рассчитано на граммы. И никто из них, пограничников, не пытался угнать хотя бы одну овцу из стада Кадыра. Того самого Кадыра, который посылает своего батрака с короткими сведениями о том, как живут бойцы и дехкане, что изменилось в его краю.

Вначале застава занимала заброшенную кибитку чабанов. Потом застучали топоры, поднялось два крепких домика, появился забор, встала смотровая вышка. И можно было только удивляться и гадать: когда эти люди спят, отдыхают. Если банда врывалась с беспорядочной пальбой, то каждый патрон у пограничника расходовался экономно, находил свою цель.

Но выдержала застава все налеты. Окрепла. Только стоят в нескольких метрах от забора пирамидки со звездочками, со скромными именами погибших бойцов. После каждого боя загорались новые звездочки. Земные светила. Вечная память о боях, борьбе. Казалось, не охватить всю территорию, на которой круто поднимались горы, лежало ущелье и жалкая, скудная степь. Только весной эта степь оживала, покрывалась жестковатыми недолговечными цветами, среди которых шныряли ящерицы и задумчиво, с трудом выбирая дорогу, ползали черепахи. Была здесь и другая живность, о которой лучше не вспоминать. Еле отходили одного бойца от укуса щитомордника, умело прижившегося в этих местах.

Рядом со стеною, сразу же на границе, поднимались адыры, эти шлейфы и предгорья хребтов. Адыры были покрыты кустами аккурая, козы-кулака, шашыра со своими зонтиками.

И кто его знает, что делается за этими кустами, особенно весной, да еще ночью. А знать надо…

Бойцы Ткаченко и Аширов расположились в ущелье, у огромного валуна. Давным-давно сильная вода снесла с гор этот валун, как песчинку. Теперь он врос в землю, постарел, притих. Трудная задача у пограничников. Слишком большой участок отдан под охрану, под тщательный присмотр. Сейчас они остались хозяевами степи, ущелья, должны следить и за чужими адырами. По скромным подсчетам, здесь с адыров спускается дорога и десятка два тропинок.

От валуна видна эта дорога.

Вот уже несколько лет, как банды перестали врываться на советскую сторону. А отдельные люди идут по старым тропкам. Дорогу хотя и знают, но избегают ее.

После задержания нарушители плачут, клянутся, торопливо доказывают свою непричастность к преступлениям. А потом кто-нибудь из этих кающихся тупо смотрит на мешочек с сероватыми комочками анаши. И никак не может вспомнить, откуда этот мешочек у него, бедного человека, оказался.

Бывают и другие… Сорокапятилетний украинец перешел границу и даже обрадовался встрече с бойцами.

— Я шел вас шукать, — объявил он.

— А мы тебя шукали, — ответил Ткаченко.

Когда-то в двадцатых годах денщик потащился со своим офицером в чужую страну, намыкался горя, нахватался зуботычин, вот и бросился через горы, на родную землю.

Увезли человека в город. Проверили. Теперь, возможно, спокойно живет в своей деревне на Полтавщине. И рассказывает землякам о переходе через горы и пропасти.

Хорошо, когда запутавшийся человек все-таки оказывается честным.

В последнее время на дороге было несколько задержаний. Об этом, наверное, известно и на той стороне. Зачем новому нарушителю соваться сюда? Даже верующий в приметы человек не рискнет.

Вот уже с месяц тихо на границе. А про эту дорогу словно забыли. Такое впечатление, что кто-то приучает бойцов к этой тишине, подталкивает к трудным тропкам: отойдите к ним.

— Весной адыры хорошо видны. Все верхушки, — говорит Аширов, наблюдая за дорогой.

— За кустами приползет, — не соглашается с ним Ткаченко.

— Пошевелятся кусты, — заверяет Аширов. — Увижу.

Для чабанов адыр действительно не помеха, а большая помощь. Здесь начинается ранний сенокос. Пожалуй, вот в такое время, в апреле. Но мало в округе сейчас отар. Порезали, отстреляли угнали банды. Одна-две овцы уже богатство. Корова тем более.

У пограничников с адырами одни сложности. Склоны, тропки, густая трава, кустарник.

Наверное, все же существует предчувствие. Ткаченко сегодня не нравилась дорога. Правда, одно название, что это дорога. Но пройти и даже на коне проехать можно.

Ткаченко и Аширов скорее почувствовали, чем увидели, как на ближайшем адыре качнулись тени. Одна, вторая… Возможно, тень упала на кусты от облаков. Аширов даже мельком взглянул на небо.

— Люди… — прошептал Аширов.

Ткаченко не видел человека. Все могло быть. И крупная птица — орел, и горный козел. Все могло быть. Но это люди.

Через минуту тень качнулась над кустарником. Там есть тропка. Она выводит к дороге, к ущелью. Там темно. Им, этим двоим, надо быстрее убраться с адыра, который в лунную ночь просматривается.

— Спускаются. — Губы только шевельнулись, но Аширов услышал друга.

— Спускается один, — уточнил Аширов. — Второй остался на адыре.

Стало тревожно и страшновато. Надо было принимать немедленное решение. Ясно, что проводник остался у границы, на адыре. Проводник должен проследить за переходом человека. Проследить и доложить своему хозяину на той стороне. И этот опытный проводник будет лежать, прислушиваться к шороху гальки под ногами нарушителя. Будет ждать крика или выстрела в ущелье.

— Надо пропустить, — прошептан Ткаченко. — Я пойду за ним. Потом обойду до развилки дорог. Ты останешься с тем.

Теперь Аширов следил за кустами на адыре. Замер, притих Аширов.

Нарушитель спустился в ущелье, постоял, прислушался, потом, прижимаясь к каменной стене, двинулся дальше. Он был где-то рядом. Казалось, слышно тяжелое дыхание. Но человека не было видно.

— Пошел я. — Ткаченко легко приподнялся, подождал, когда сердце перестанет так гулко, на все ущелья, стучать. — Пошел я. — И он, прижимаясь к камням и осторожно ступая, двинулся за невидимым человеком.

Тот все-таки давал о себе знать. Один раз он, видимо, споткнулся, раздался удар о камень. И стихло. Теперь и Ткаченко остановился, переждал длинные тихие минуты.

А если неизвестный тоже почувствовал, что его обнаружили? Теперь у него было более выгодное положение. При выходе из ущелья он мог спрятаться, отдышаться, прийти в себя. Тогда-то и увидеть пограничника.

Надо ждать, когда неизвестный выйдет из ущелья.

Аширов следил за кустами. Там прятался опытный враг. До рассвета он не просидит. Но минуты тянутся утомительно долго. И тот, опытный враг, хорошо знающий горы и степь, умеет их слушать. Умеет отличить шорох кустарника, задетого крылом птицы, от шороха веточки, хрустнувшей под ногой неловкого человека. Он умеет слушать землю, как Аширов. А может быть, и лучше. И если выстрел или крик раздадутся за ущельем, уже на степной дороге, в этой ночной тишине их можно услышать и понять.

ПРОСЕЛОЧНАЯ ДОРОГА.

Пройдя километров пять по степи, Васильев вышел на проселочную дорогу. Здесь он присел на камень, снял кепку и рукавом провел по лбу. Кажется, все. Сейчас он отдохнет и двинется в сторону станции.

Нестерпимо захотелось курить. Чужие сигареты Васильев побоялся брать с собой. Советских папирос не мог найти. Прошли бы попутная машина или повозка. Васильев шел с пустыми руками, без оружия, если не считать складного ножа, который в трудную минуту мог сослужить свою службу. Одет бывший поручик в крепкую, но простую одежду. Именно так, по мнению консула, одевается советский рабочий класс. Брюки, заправленные в сапоги, пиджак с редким, единственным масляным пятном и легким запахом бензина, рубашка-косоворотка, темная, немаркая. На кепке тоже одно масляное пятнышко. Случайное.

Закурить бы. Даже ту сигару, которую он ненавидел там, в доме английского консула. Не был Васильев заядлым курильщиком и мог по нескольку дней обходиться без табака, а вот сейчас…

«Кажется, сдаю. Надо взять себя в руки», — невольно подумал он. Взглянул на сапоги и, вырвав клок травы, стараясь ее не раздавить, смахнул пыль; ловко, не оставив полосок.

Отдохнув, он встал, снял пиджак. Внимательно осмотрел его, смахнул травинку. Все, кажется, позади. И страшная ночь, и молчаливый проводник. Этот тип провожал его, все время отворачиваясь, скрывая глаза.

«При неудаче хлопнет в спину, — решил Васильев. — А сам уйдет. Скатится с адыра — и уже на той стороне. Сволочь».

Он с первого знакомства возненавидел проводника, когда тот зашел к нему на квартиру.

— Явки? — потребовал Васильев. Поручик сразу решил повести себя по-хозяйски.

— Там… — неопределенно махнул рукой проводник.

Ему за тридцать, этому наглому туркестанцу. Он чувствует свое превосходство над Васильевым, который теперь зависит от него.

— Оружие? — спросил Васильев.

— Англичанин передумал, — сверкая зубами, будто насмехаясь, сказал проводник. — Оружие, говорит, не нужно. Вещи, барахло всякое, деньги — в Ашхабаде. А пока немного вот…

Сумма была незначительной. Но Васильев понимал эту предосторожность. Откуда у рабочего может оказаться солидная сумма?

Сейчас на пустынной дороге Васильев мысленно поблагодарил бога и английского консула. У Васильева только шифр и ключ к нему. Это единственное, что может стать уликой. Но бумажку с шифром надо еще отыскать.

Кажется, все позади. Теперь надо добраться до станции, потом до Ашхабада. И он зашагал по мягкой с редкой травой обочине.

От станции прошла грузовая машина. В кузове два человека. А рядом с водителем — женщина.

«Наверное, с поезда», — подумал Васильев.

Странно, но, кажется, на него, на раннего путника, не обратили внимания.

Потом с той же стороны показалась арба. Лошадь лениво покачивала головой. Возница, видимо, дремал. Старый человек в огромной черной папахе, надвинутой на самые брови. Завитки шерсти закрывали глаза. То ли спит человек, то ли задумчиво рассматривает дорогу и редкого путника.

— Здравствуй, — по-русски сказал туркмен.

— Здравствуйте, отец, — вежливо ответил Васильев. Больше они не знали, о чем говорить.

— К поезду? — спросил туркмен.

— На станцию, — осторожно ответил Васильев.

— Работаешь там? Хорошо, — просто так сказал туркмен.

Лошадь, воспользовавшись короткой остановкой, задремала.

Васильев взглянул на лошадь, на промыленные высокие колеса. Надо было что-нибудь сказать. Не спросить, а сказать. Но старик опередил его.

— Старая, — кивнул он на лошадь. — И я старый. Но не сидится. Вот так на дороге отдохнем. Потом дальше поедем.

— Вы хорошо говорите по-русски, — похвалил Васильев.

— Немного говорю, — сказал старик.

Он поправил папаху, причмокнул языком. Но на этот сигнал лошадь не обратила внимания. Пришлось ее не очень сильно, жалеючи, полоснуть камчой.

— Не туда я еду, — он показал плеткой в сторону станции. — Вместе бы доехали. Так скучно одному идти. Устанешь,

— Ничего, — бодро ответил Васильев. — Утро хорошее.

— Хорошее. Иди медленно. Сейчас на станцию вернется машина из аула. Довезет. Курбан — шофер. Попроси.

— Спасибо, отец. — Это внимание арбакеша немного насторожило Васильева.

Старик уже без жалости огрел как следует свою лошаденку, и арба заскрипела, тронулась с места. Все остальное произошло в считанные минуты.

Машина действительно вскоре вернулась. Но рядом с водителем сидел пограничник, в кузове еще двое.

— Здравствуй, товарищ, — поприветствовал шофер. — На станцию? Полезай. Я Курбан.

Васильев ответил на приветствие и, не отдавая себе отчета, машинально перемахнул в кузов.

— Устраивайтесь, — один из пограничников отодвинулся на ящик, уступая место.

— Ничего. Постою.

Машине двинулась в сторону станции, и Васильев почувствовал зарождающуюся какую-то отчаянную наглость. Такая наглость появлялась иногда в разговорах с английским консулом. Но в те минуты Васильев хамил, хотя и в меру. Поручика выводили из себя безукоризненное спокойствие Тиррела, его точность, показная корректность.

— Ребята, — тоном старшего спросил Васильев у пограничников, — закурить не найдется?

— Махорочка! — объявил один из них.

— С удовольствием.

Пограничник вытащил кисет и сложенный газетный лист.

— Угощайтесь, — по-деревенски предложил боец.

В своей армейской жизни Васильев научился сворачивать и козью ножку; искусно, быстро справлялся с самокруткой.

И когда он поднес к губам уже готовую самокрутку (в тряской машине ни крошки не уронил), собирался послюнявить бумагу, как…

Все произошло в один миг. Машина затормозила, его взяли за руки, и гут же в машину забрался еще один пограничник. Откуда он только взялся на пустынной проселочной дороге?!

— В чем дело? — спокойно спросил Васильев.

Он еще не верил в полный провал. Пограничники обыскали Васильева, удивленно переглянулись.

— Оружие?

— Есть перочинный нож, — по-прежнему спокойно ответил Васильев. — Вы за кого-то меня принимаете?

И тот пограничник, который только что забрался в кузов машины, передохнув, сказал:

— Принимаем.

— Дайте хотя докурить, — улыбнулся Васильев.

Это спокойствие, улыбка подействовали даже на Ткаченко.

«Черт его знает… — невольно подумал он. — Неужели не тот?».

Ткаченко пошел по степи за нарушителем. Потом продвинулся вперед по дороге до развилки. Попросил шофера.

Курбана сообщить на заставу, а старого арбакеша Мирали-ага проследить за незнакомцем. «Он! Он и никто другой! Держится хорошо Но почему без оружия?».

— Курите. Спички у вас есть?

— Нет, братцы, — простодушно ответил Васильев.

Машина с трудом развернулась на узкой проселочной дороге.

— Куда вы меня везете? — спросил Васильев.

— На заставу.

— Что ж… — пожал плечами Васильев.

Курил он жадно, до последней затяжки, умело удерживая окурок в твердых пальцах.

«А курит вот так он редко, — подумал Ткаченко. — Кончики пальцев были бы коричневые. У него руки ничего, светлые. Хотя рабочие, знакомые с металлом».

Васильев думал о своем.

«Неужели этот дурак проводник вывел меня под самый нос заставы?».

Последние три месяца Васильев проработал в авторемонтной мастерской. Это дело он знал. И руки теперь не выглядели офицерскими. Консул предусмотрел и это.

Когда Васильева привезли на заставу и представили начальнику, он медленно (пусть видят ладони) развел руками.

Разговор с начальником заставы был коротким:

— Между вторым и третьим часом местного времени вы перешли государственную границу в районе ущелья. За вашим переходом наблюдали с той стороны, с адыра. Там теперь считают, что вы перешли благополучно.

— Вы слишком… — опять поднял ладонь Васильев.

— За каждым вашим шагом наблюдали, И пограничники, и местные жители.

Васильев понял, что все разработанные в кабинете консула варианты летят к чертовой матери.

Начальник заставы был молод, лет двадцати пяти, не больше.

Откуда эта хватка? Опыт? Он, кадровый офицер, побывавший в боях, тщательно подготовившийся к выполнению задания, или, как назвал консул, к миссии чрезвычайной важности. Лопнула миссия. Вот тебе и чрезвычайная миссия.

— За каждым шагом… — будто про себя повторил Васильев. — Да.

СТРОКИ ПРОТОКОЛА.

Васильева допрашивали пятый день. Спокойно, обстоятельно, не подгоняя. Даже интересовались — не устал ли он,

«Решили купить. Втянуть в игру», — подумал Васильев.

Следователь с интеллигентным лицом, вежливый и, видно, начитанный человек. У зеленых глаз десятки тонких, добрых морщинок. Аккуратные усы. Не прокуренные, лохматые, а тонкие, подправленные.

За спиной у этого человека, по-видимому, большой житейский опыт. Наверное, и он насиделся в кабинетах следователей… Вот за этой стороной стола, где находится сейчас Васильев.

Слышал о таких людях поручик. Они и в ссылках, и в тюрьмах учились, читали, работали с невероятным, непонятным упорством.

У Васильева в случае провала была хорошая версия. Он выложит всю подлинную биографию. Даже скажет о своем не очень хорошем отношении к нижним чинам. Разумеется, во имя дисциплины, присяги, службы. Это же присяга заставила его сражаться против Красной Армии. И опять, конечно, ни слова о том, как цепко, до боли в пальцах он жал на гашетку пулемета.

Мать еще жива. Могут проверить бедное положение их семьи. А перешел он границу потому, что русский человек; ему осточертела эмиграция, чужбина. Хорошая версия.

Ею можно было бы воспользоваться. Но не хватило пяти минут. Остаться бы до ареста одному на пять минут, уничтожить шифр, ключ к нему. Шифр, зашитый в пиджак, был обнаружен при обыске.

На пятый день следователь, долго интересовавшийся биографией, подошел, наконец, к главным вопросам.

— Вы умный человек, — сказал он, — и, по-моему, понимаете, что не стоит тянуть время. Ясно, что вы перешли границу с заданием. Я даже догадываюсь, кто вас послал.

— Интересно? — хмыкнул Васильев.

— Могу, конечно, ошибиться, — продолжал следователь. — Но, видимо, вы очередная жертва английского консула Тиррела. Очень энергичного человека. — Следователь улыбнулся. — Никак не хочет угомониться. И какие только методы борьбы не применял против нас!

Васильев выдал себя только хрустом пальцев. Он сжал их до боли, а лицо осталось спокойным, равнодушным.

— Жертва… — Он качнул головой, усмехнулся.

— Но не борец же вы в прямом смысле слова! И за что борец? Что можно изменить? И пошли вы на задание ради счета, который вам откроют в каком-нибудь банке.

На столе стопка тетрадочных листков, ручка, небольшая конторская чернильница.

«А бедновато живут», — подумал Васильев.

— Кстати, вы уверены, — вдруг спросил следователь, — что счет вам откроют?

— Не понимаю, — пробормотал Васильев.

— Это был джентльменский уговор? — продолжал следователь. — Учтите, Тиррел только прикидывается джентльменом. Он хороший артист.

— Вы что, с ним встречались? — грубо спросил Васильев.

— Он бывал у нас с одной дипломатической миссией. Давно. Как он выглядит сейчас?

— Ничего, — против воли ответил Васильев.

— Он следит за собой. — Следователь поправил тетрадные листки. — Не поймите меня, что я вас, так сказать, заговариваю. Я хотел, чтобы вы хорошенько все обдумали. Вам еще надо жить.

— В Сибири?

— Там я был, — сказал следователь. — В кандалах. Но мы-то от кандалов отказались. Итак, вы должны, конечно, заниматься сбором сведений военного характера?

— А если я ничего не скажу? — спросил Васильев.

— Не советую, — спокойно произнес следователь. — Мы и без вас, правда, с трудом, но докопаемся. Шифр, ключ к нему у нас.

— Этого недостаточно.

— Да, нужна зацепка — первая явка.

Васильев, не скрывая удивления, посмотрел на следователя.

— Это почерк вашего хозяина, — пояснил следователь. — Вы больше одной-двух явок не знаете. Цепочка. Все предусмотрено.

— И если я оборву цепочку? — опять грубо спросил Васильев.

— Не советую, — повторил следователь.

Васильев понял, что с ним этот человек вежлив. Но он строг, суров. Прошел трудную школу жизни. И беспощаден.

Следователь посмотрел исписанные страницы. Пока в протоколе только биографические сведения. Хорошие сведения. Почти пролетарское происхождение. Служба в армии, оставался верен присяге в гражданскую войну. Эмиграция. Вербовка. Кем и где, уже известно. Цель тоже ясна.

— Нам осталось вписать в протокол последние строки.

«А ведь действительно нескольких строчек достаточно. Явки и главная цель», — удивленный, даже ошарашенный неожиданно быстрым завершением следствия, подумал Васильев.

Он подготовился к изнурительным, долгим, обязательно ночным разговорам. Следователь должен переспрашивать, ловить, уточнять детали, доискиваться до каких-то обстоятельств, уже ясных, как божий день.

«Господи, — безучастно подумал Васильев, — ловко скрутили. Вот тебе и миссия… Миссия. — Он задумался и со злорадством решил: — А вот об этом я ничего не скажу! Придет кто-нибудь другой и продолжит. Должен прийти, пройти. Бывают же исключения».

А откуда-то издалека донеслось:

— Сбор сведений военного характера? — уточнял следователь.

— И экономического, — устало добавил Васильев.

— Явки? — Следователь не поднимал головы. Он, наверное, дописывал слова: «экономического характера».

По-прежнему устало Васильев назвал адреса: ашхабадский и ташкентский, фамилии хозяев.

— Вы все сказали? — Следователь отложил ручку, поправил листки протокола. У его глаз опять сбежались морщинки. Спокойное ожидание.

— Из Ашхабада я должен деть телеграмму Подпись хозяина. А из Ташкента послать письмо. Тоже за подписью местного жителя. Все пойдет по адресу туркестанских эмигрантов.

— Господин Тиррел отлично пользуется услугами недобитых басмачей, — сказал следователь. — И, кстати, давно. Не вы первый.

— Пользуется. В их кварталах он бывает. Иногда в праздничном халате… в чалме, — охотно объяснил Васильев.

Ему хотелось этими подробностями заглушить мысль. Не дает она покоя: «чрезвычайной важности».

— Да, — согласился следователь. — Настоящий артист.

Васильева удивило, что именно он, сам, мысленно произносил такую фразу, когда думал о странных похождениях консула по кварталам туркестанских эмигрантов.

— Текст телеграммы вы, конечно, помните? — задал вопрос следователь.

Васильев почти по слогам продиктовал:

– «Из отпуска прибыл благополучно, устроился зпт в старой квартире номер изменен вместо одного сорок три Абид».

— Все слова на месте? — спросил следователь и, повернув листок, пододвинул его к Васильеву.

Тот не стал читать.

— Не в словах, не в их расстановке дело…

— Цифры? — спросил следователь.

— Один сорок три. Сто сорок третий… Это мой номер. Моя подпись.

Следователь не высказал удивления.

— А дальше?

— Я должен послать письмо из Ташкента с указанием тайника.

— Приблизительно?

— Телеграфный столб где-нибудь между Ташкентом и Каунчи.

— Каунчи в этом году переименовали в Янгиюль. «Новый путь» теперь называется, — не давая опомниться Васильеву, продолжал следователь. — Но об этом мистер Тиррел мог не знать. Это совсем недавно случилось.

Он совсем успокоил Васильева. Какое теперь все это имеет значение? Каунчи или Янгиюль, где создана МТС, где новая дорога, а где новая жизнь. Он-то, Васильев, уже не помешает этой новой жизни. Хотя как сказать…

— Почему тайник в сельской местности?

«Так я должен работать в Каунчи», — ответил бы Васильев, если бы не хотел мстить им, уверенным в себе людям, этим новым хозяевам.

— Спокойнее там, — сказал Васильев вслух.

Такому простому объяснению следователь поверил.

— Со связным вы встречаться не будете? — уточнил следователь.

— Нет. Даже о времени прибытия связного я не знаю.

— Но первые сведения вы должны приблизительно подготовить…

— После праздника, — объяснил Васильев. — После военного парада в Ташкенте.

— На первомайский вы не успеваете, — словно про себя сказал следователь.

— Да, — подтвердил Васильев, — после ноябрьского.

— Где должны работать?

После короткой паузы Васильев сказал:

— Я неплохой шофер. Знаю машины. Мог бы на заводе.

— И надолго?

Васильев пожал плечами.

— Право, не знаю, Пока не отзовут.

— Через тайник?

Васильев покусал губу. Кажется, он сказал лишнее.

— Через тайник будут поступать указания? — повторил свой вопрос следователь.

— В крайнем случае. Мне кажется, связной не прядет с пустыми руками.

— Кажется, — повторил следователь. — Ну что, вы все сказали?

— Все! — Облегченно, но слишком быстро выдохнул Васильев.

Наконец-то завершилось. Возможно, сейчас ему предложат вступить в игру. Пообещают жизнь, свободу, золотые горы. Но следователь пододвинул протокол к Васильеву и сказал прежним вежливым тоном:

— Прочтите и подпишите.

«И подпишу! — снова нахлынула злость. — Подпишу, хотя нескольких строк не хватает… Раскусили Тиррела, узнали его почерк! Так уж и раскусили?! А он начинает новую борьбу. Неведомую вам. И не откажется от нее, от этой борьбы».

Васильев не читал. Он пробегал глазами строки, пытался задержаться на них, вдуматься в смысл, но не мог. Строки были ровные, отчеканенные, до горькой обиды простые и страшные.

ПЕРВАЯ ЯВКА.

Глинобитный домик с жалкими пристройками был окружен низким дувалом, потрескавшимся от дождей и солнца. Прежде чем постучаться в деревянную, тоже изрезанную морщинами, калитку, Силин оглянулся по сторонам. В кривом, узком переулке, где все дома с трудом скрывали свою старость, тихо и пустынно. Это был час, когда еще весеннее, но сильное ашхабадское солнце начинает показывать свой нрав.

На стук никто не ответил. Стучать громче не хотелось: могут выглянуть соседи. А это только насторожит хозяина. Наверное, хозяин и так не будет доволен посещением в дневное время.

Силин взглянул через дувал на тихий домик и, толкнув калитку, вошел во двор. Голо, пусто. Но земля утрамбована, подметена. Ни соринки. Видно, утром поливали. Под дувалом еще не высохли темные полоски. Не дотянулись до них солнечные лучи. Неожиданно с легким скрипом перед Силиным открылась дверь. Человек лет пятидесяти, еще крепкий, плечистый, в цветном полосатом халате, далеко не новом, внимательно смотрел из-под густых, диковатых бровей на незнакомого гостя.

Силин до этого визита побывал на базаре. Он купил привозные яблоки, очень дорогие, две огромные лепешки и все это совершенно по-русски завернул в газету.

Хозяин слегка поклонился, прислонил ладонь правой руки к груди, чисто символически, не очень-то искренне соблюдая обычай. Он продолжал молча смотреть на гостя. Силин тоже молчал. Наступала минута, когда он, сотрудник ГПУ, мог зацепиться за тонкую и, вероятно, очень длинную ниточку. Не оборвать бы! Если даже случайно Васильев неточно передал пароль…

— От Керима, уважаемый? — наконец спросил хозяин этой скромной глинобитной обители. Когда-то Гусейн Аманов владел большими отарами, имел в Мерве настоящий дворец. Были рядом с Мургабом самые богатые земли, была в его руках и вода. Всего лишился Гусейн Аманов. Узнал и холодные, чужие края, где провел несколько лет. Остались с тех пор только гордая осанка и еле скрываемая ненависть ко всему новому, что творилось в городах и пустыне.

О каком-то Кериме Васильев на допросах не сказал. Но тянуть время нельзя. Это только вызвало бы подозрение Аманова.

— Я возвращаюсь из отпуска, Гусейн-ага. — Силин хлопнул свободней рукой по карману. — Оказался в вашем городе случайно. Издержался…

Гусейн Аманов вздохнул, погладил аккуратную бородку. Пальцы вздрогнули.

— Проходите, уважаемый, — произнес он. — Проходите. Отдохните с дальней дороги.

«Отдохните с дальней дороги». Именно это и надо было услышать Силину. И он быстро, словно скрываясь от погони, шагнул в темные, сыроватые комнаты.

Стола не было. Силин положил сверток с яблоками и лепешками на свободную полку в нише.

— А я думал, от Керима. — Потом добавил: — Правильно, что днем пришел. От Керима иногда заходят и русские, что-нибудь посылает он. Ночью не надо ходить. Кто ночью ходит? Человек, который боится света Так говорит Керим. Молодой, но умный.

«Что он заладил с Керимом?» — Силина начало тревожить частое упоминание этого имени,

Первый шаг как будто сделан. Вот только Керим… И Силин решил пока не ввязываться в разговор о неизвестном человеке. У них с хозяином есть о чем поговорить.

— Я не сразу приехал в Ашхабад, — сказал Силин. — Побывал в Геок-Тепе, в Безмеине.

— Зачем долго крутил? Я еще в апреле ждал. Нехорошо, неспокойно жил.

— Крутил… На всякий случай, — ответил Силин. — Смотрел, что делается.

— В маленьких поселках все видно, — согласился Аманов.

— Я там будто искал работу…

— Что можешь делать? — спросил Гусейн Аманов.

— Шофер. Механик.

— Самое нужное, — одобрил хозяин дома. — Самое для нашего дела. Керим тоже учился. Но пока простой рабочий,

«Опять Керим», — Силина не на шутку стало тревожить это имя, А теперь еще упоминание о каком-то «нашем деле». Нужно было притвориться усталым, как подобает человеку с дороги.

— Плохо спал… — объяснил он, зевая.

Хозяин понимающе кивнул.

— Сейчас попьем чай. И ляжешь. Когда в Ташкент?

— Надо быстрее. С первым поездом.

— Хорошо.

Гусейн Аманов вышел во двор, в одну из пристроек, где размещалась летняя кухня. Загремела посуда. Вскоре запах дыма вполз в комнаты.

Силин разулся, сел на протертый палас и вытянул ноги. Он действительно устал. От напряжения, от тревожного ожидания встречи.

Хозяин вошел в комнату, ничуть не удивившись, что гость уже босиком полулежит на паласе. Он вытащил одеяло, подушку, постелил. И Силин с удовольствием перебрался на новое, более удобное место. Потом рядом с одеялом Аманов развернул скатерку в жирных пятнах и снова вышел.

Через несколько минут гость и хозяин ели баранину, свежие лепешки, которые принес Силин, запивали чаем.

Силин ел, как подобает голодному человеку, с аппетитом, яростно грыз кости, вытирал руки о край дастархана, жадно пил чай. Вскоре он, придерживая крышечку, потряс свой чайник, подождал, когда в пиалу упадут последние, редкие капли.

Хозяин понимающе улыбнулся, взял чайник, долил его.

— Когда я… — он забыл нужное слово, наверное, «волнуюсь». — Когда мне страшно, я тоже много пью.

— Уже не страшно, — сказал Силин.

— Но было! — Гусейн вздернул бородку вверх.

— Было, — согласился гость, — всю ночь, весь день шли. Потом еще ночь не спал.

— Как там наши живут? — спросил хозяин.

— По-разному, — ответил Силин. — Одни, у кого есть деньги, хорошо. Другие гнут спину на чужих полях, в мастерских.

— У кого есть деньги… — задумчиво произнес хозяин. — Подлые люди. Сбежали. Сидят, чего-то ждут.

— Ждут, когда здесь переменится.

— Переменится! — разозлился хозяин. — Кто будет менять? Керим только двух человек нашел. Как мы изменим? Чем ты один поможешь?

— Помогу, — спокойно заверил Силин.

— Надо меньше говорить, — продолжал злиться Аманов, постоянно поглаживая бородку. — Второй год как Керим на канале. И что? Вода уже идет в пески. Там разбивают поля. Раньше что говорили: птица полетит — сожжет крылья, человек пойдет — сожжет ноги. Они пошли…

«Фу ты, черт! Босага-Керкинский канал…» — облегченно подумал Силин. И пить-то уже не так хотелось. Он лениво глотнул остывший чай.

— Мы говорили о головном сооружении. — Силин сказал ту самую фразу, которая должна еще больше разозлить Гусейна Аманова. Даже не разозлить, взорвать всю накопившуюся ненависть, выхлестнуть ее через край.

Говорили! — чуть не крикнул Аманов. — Кто? А мы сидим. Вот так тихо. — Он поднял руки. — В них тает, пропадает сила. Старею я. Постареет мой племянник. И все! А они?!

Он продолжал надрываться, говорить об успехах большевиков в освоении новых земель. Перед босага-керкинской водой уже отступили почти 70 километров пустыни. А он, Гусейн Аманов, в благодатном Мервском краю продавал по каплям воду. И бедняки, всякая рвань кланялась ему за эти капли. Он, Гусейн Аманов, продавал русским купцам хлопок. В Мерве было несколько хлопкоочистительных заводов — Кеворкова, Арунова, Наумова. Были банки, общество взаимного кредита, транспортные конторы. Все тогда было ясно. Земля его, Аманова, хлопок его, отары овец принадлежат ему. Он, Гусейн Аманов, был не последним человеком.

Рядом, в Байрам-Али, находилось Мургабское имение. Такие же земли, как у Гусейна, имел сам белый царь. И каждый был занят своим делом. А сейчас? Проводятся каналы, батраки строят «текстилку». Так в Ашхабаде называли первую фабрику. Еще в 25-м году посылали батраков в Подмосковье в какое-то Реутово учиться текстильному делу. С прошлого года кричат о работнице Аннагуль Чарыевой — первой туркменке, вставшей к текстильному станку.

— А наши руки, — Аманов снова поднял их, — слабеют, стареют. Я скоро только смогу разломать лепешку. А если лепешки не будет?

Силин молчал. Он не только давал возможность выговориться хозяину дома, он запоминал каждое слово. За этим взрывом негодующих слов скрывалось что-то важное.

Ясно одно: дом Аманова не только место явки. Здесь мечтают о больших планах, ждут помощи в осуществлении этих планов, подбирают, хотя не очень успешно, людей.

— Мой Керим и его друзья перейдут куда нужно. Говорите! И они все сделают.

— Это хорошо, — решился похвалить Силин.

К счастью, хозяин еще не отошел от гнева и продолжал негодовать, не вдаваясь в смысл осторожных фраз своего гостя.

Силин понимающе кивал, соглашался, давая понять, что в нужный момент он окажет помощь. И от волнения снова захотелось пить. Чай уже остыл. Силин залпом выпил пиалу. Сейчас, возможно, придет минута, когда хозяин задаст вопрос напрямик. Надо опередить…

— Спасибо, Гусейн-ага. Спасибо за угощение. Мне надо было бы послать. Поезд в Ташкент приходит ночью.

— Ночью. Я еще накормлю по-настоящему,

Значит, снова и ужин, и разговор. Этого не избежать.

Гусейн Аманов погладил бородку, уже совершенно спокойно, ленивым движением, будто наслаждаясь покоем после хорошего обеда.

— Деньги здесь, — Аманов кивнул в сторону ниши, — пять тысяч рублей. Так просили передать.

Васильев не называл на допросе сумму. Утверждал, что не знает, откуда и что пересылает деньги. Наверное, английский консул пользуется каналами через туркестанских эмигрантов, их родственников и близких, живущих на этой стороне. И вряд ли Аманов сам знает, кто переслал деньги. Принесли, и все. Над этим не стоит ломать голову.

— Сегодня надо послать телеграмму… — сказал Силин. — Вы по-русски пишете?

— Немного. На почте помогут.

Аманов вытащил из ниши огрызок карандаша с ученической тетрадью и под диктовку Силина записал текст телеграммы.

Адрес и фамилия вызвали воспоминания и новую вспышку гнева.

— Устроились, проклятые… Получит телеграмму, передаст кому надо. И за это деньги!

То, что он получал тоже деньги за прием «гостей», Аманов не вспомнил.

Силин поспешил лечь я повернуться к стене. Итак, Васильев явно о чем-то недосказал.

Когда Силин был в Ташкенте, ему сообщили, что на новых допросах Васильев ничего дополнительного не сообщил. Он ничего не знает о планах туркестанцев. А Силину нужно было идти на вторую явку. И тем тоже мог возникнуть разговор о непонятных планах, о борьбе, которой нужно руководить…

ВТОРАЯ ЯВКА.

Виктору Андреевичу Силину было 34 года. За свою жизнь он успел привыкнуть к ритмичному стуку кузнечного молота, надышаться едким запахом разгорающегося угля, объездить не одну лошадь в поместье кулака. А потом научился спать а седле в длинных переходах через Кызылкум и Каракумы. В 1921 году небольшая воинская часть, в которой служил рядовой Силин, была передана во 2-ю отдельную пограничную бригаду.

В первые дни мало кто понимал, в чем состоит задача нового объединения. Силину приходилось не раз видеть командира бригады, бывшего офицера пограничной стражи Василия Георгиевича Гостева. Однажды Силин слушал его выступление.

— Мы должны закрыть в первую очередь участки границы Ферганской долины. Особенно с Синьцзяном, где скопились недобитые многочисленные банды. Никто не должен проехать, пройти, проползти.

Ждала тревожная служба.

По Ферганской долине еще метались банды Казакбая, Юлчи, Парпи, других курбаши, которых знали по настоящим именам и кличкам. Эти банды, словно чувствуя подготовку новых отрядов, грабили небольшие обозы с провиантом и фуражом.

Несколько лет Силин провел на границе, участвовал в схватках с бандами, и всегда эти схватки были неожиданными и жестокими. Вскоре Виктор Силин заменил убитого командира. Но через несколько месяцев его тоже задела пуля. На первый взгляд именно задела, Но потом выяснилось, что плечо продолжает болеть и временами пальцы правой руки отказывались повиноваться.

Надо было менять жизнь. Силину предложили несколько более-менее спокойных мест. Совсем спокойных не было. Работал в мастерских, ремонтировал броневики. Потом не удержался, вернулся в органы ВЧК. Теперь уже начались схватки с отдельными бандитами, контрреволюционерами. И надо было узнать, иногда мгновенно, не ошибаясь, что таится за вежливой улыбкой, редким спокойствием, искренним недоумением. Эти враги были хорошо подготовлены. У некоторых из них за спиной упорная учеба, опыт борьбы. Да и образование повыше четырех классов, какое было у Силина.

Каждый человек, с которым приходилось сталкиваться, «работать», был другим, непохожим на прежнего врага. Они, эти враги, сменили шкуру ловко и быстро.

Некоторых из них нельзя было ни в чем уличить. Последние годы они проводили мирно, копались в огородах или писали четким почерком казенные, не столь важные бумаги, или не старогородском базаре, втиснувшись в закопченную клетушку, стучали по мирному металлу, любуясь изготовленной шумовкой — кафгиром. Или торговали фруктами, овощами, темно-зеленым насваем — жевательным табаком.

Тянулись цепочки. И где-то одно звено, на вид крепкое, неожиданно лопалось, расходилось. А если его и умеючи запаять, цепочка будет уже другой, с изъяном… Надо, чтобы не рвалось звено.

Вторая ташкентская явка беспокоила Виктора Андреевича по-настоящему. Это было нелегкое, постепенно нарастающее волнение. Это была тревога. Силин старался заснуть в поезде, перебрал в уме все детали, возможные варианты разговора. А если опять речь пойдет о какой-то непонятной операции? Гусейн Аманов в порыве гнева наговорил много лишнего. Но в ответ ничего путного от Силина не получил. Вдруг Аманов начнет анализировать весь разговор? Насторожит ли молчание гостя?

На второй явке, как и ожидал Силин, его должен был встретить более опытный, хитрый, сдержанный человек, который умеет выжидать.

По сведениям, собранным чекистами, Иван Горбыль, сын Константина, имел в свое время «лошаденку, коровенку, кое-какой мелкий скот, птицу…». Кулаком назвать нельзя. К середнякам относился Иван Горбыль и перед самой революцией, А мог быть не только кулаком, но помещиком, если бы не отец, не родитель Константин (прости господи его грешную душу). Любил погрешить Константин Горбыль, мотался из Куйлюка, пригорода Ташкента, на собственном выезде в «главный город Сырдарьинской области и Туркестанского генерал-губернаторства». А были в Ташкенте не только Спасо-Преображенский собор или ближняя к вокзалу Благовещенская церковь, были в главном городе номера гостиниц «Регина», «Бристоль», «Большая Московская», «Франция-старая» с повизгивающими девицами, с шампанским. Остались только «лошаденка-коровенка да птица».

Ушел в девятнадцатом Иван Горбыль в «крестьянскую армию Монстрова». Из русских поселенцев создал Монстров свои отряды, якобы для защиты от басмачей. И штаб был у армии во главе с настоящим генералом, господином Мухамовым. Разрабатывал операции штаб… И одна из них: соединиться с басмаческими шайками и совместно бороться против Советов. Вот куда повернул «защитник русских поселений» свою армию.

Думал Горбыль поживиться во время лихих налетов «крестьянской армии» на города и кишлаки. И скопил кое-что, припрятал, а пришло время — сбежал от Монстрова. Вовремя сбежал. Стали сильно трепать красноармейцы «крестьянского вождя» с его генеральским штабом.

Сейчас Горбыль жил спокойно, тихо, в чистом, недавно побеленном домике, за палисадником. Но этот свежевыкрашенный частокол был покрепче крепостной стены. Не водился с соседями Иван Горбыль. Даже в праздник потягивал самогонку в полном одиночестве, но в меру. Иногда заходила к нему женщина: постирать, убрать, помочь в хозяйстве. Так что в настоящее время Иван Горбыль был совершенно безгрешен.

Появление гостя Горбыль встретил спокойно. Он ждал, что рано или поздно этот день придет. Выслушав пароль, Горбыль задумался, потом откашлялся в кулак, сказал:

— Ну и слава богу! С приездом!

Потом ответил на пароль.

— Как живете? — спросил Силин.

Он подошел к окну, чуть сдвинул занавеску, посмотрел во дворик. Много зелени, на каждом сантиметре что-нибудь цветет, упорно лезет вверх, радуя свежестью, первой завязью помидоров, огурцов.

— Чисто у вас, — похвалил Силин.

Горбыль не ответил. Он уже гремел посудой, вилками, ложками. У него, наконец, был гость, с кем можно отвести душу, поговорить даже за самогоном, не боясь, не стесняясь, как равный с равным. И он даже забыл об опасности, которая нависла над его белым домиком, аккуратным огородом, над этим столом, где появлялась сытная, хотя и простая еда: соленые огурцы, куски сала, колбаса, яйца, свежий хлеб.

Хозяин слегка горбился, словно оправдывая свою фамилию. Возможно, ему так легче было выражать признательность к долгожданному гостю. Но что гость принес? С чем пришел? Эти вопросы возникали на секунду в голове Горбыля. Суетясь, ошарашенный неожиданным поворотом в его тихой, замкнутой жизни, Горбыль еще не задумался серьезно. Возможно, не хотел думать, отгонял тревогу, которая все же давала знать… Вот упала ложка, покатился стаканчик, старый, родительский лафетничек. Такая посуда не бьется.

— Ну и слава богу! — твердил Горбыль.

Он пригласил Силина в большую комнату к столу, куда таскал бесконечные тарелки,

Силин заметил икону, занавешенную чистым полотенцем, и перекрестился. Хозяин торопливо поставил тарелку и последовал примеру гостя.

— Прикрыл лик божий, — оправдался он. — Нехристи заглядывают.

Наконец они уселись. Но Горбыль ахнул: забыл солоницу поставить.

Вот и солоница на столе, и горчица, и бутылка с поблекшей наклейкой,

— Не казенная, — объяснил Горбыль. — Свою держу — чище, крепче.

Они выпили, закусили. Горбыль не спешил начинать деловые разговоры. Он расспрашивал гостя о жизни в чужой стране.

— Везде худо нашему брату, — вздохнул хозяин.

— Не скажите, — засмеялся Силин. — Вон какое у вас застолье.

— Не жалуюсь, — серьезно согласился Горбыль. — Берегу копейку, имею хозяйство свое, небольшое.

«Бережешь, сволочь…» — Силин за время работы в ГПУ научился скрывать свои мысли. Но про себя выражался. Не сдержаться.

Чтоб снять медальон с шеи и не порвать цепочку, Горбыль отрезал голову женщине. Это свидетельствовал один из бывших воинов «крестьянской армии» Монстрова.

— Как вас величать? — спросил хозяин.

— Геннадий Арсентьевич, — ответил Силин. — Васильев моя фамилия. И человек я технический. Шофер, механик.

— Из офицеров будете?

— Из офицеров. Но об этом, Иван Константинович, не спрашивают.

— Это я к слову. — Он осушил еще стаканчик. — К слову. Озверел в одиночестве.

— Но я тоже… не очень желанный гость. Боитесь?

— Боюсь, — сознался Горбыль и, спохватившись, предупредил: — Но в ваше дело я ввязываться не буду. Поздно. Годы. Меня даже новая власть не принуждает к работе. По собственной воле сторожем работаю. Топливо всякое на складе охраняю. А в дела ваши не ввязываюсь.

Силин старательно хрустел огурцом. Еще одна новость! Этот человек ничего не знает,

— У меня поживешь, — рассудительно продолжал Горбыль, — обвыкнешь. — И вдруг спохватился: — Как с документами у тебя, Геннадий Арсентьевич?

— Чистые, — успокоил Силин.

— Поживешь. А там с Турсуном встретитесь.

— Когда… с Турсуном? — спросил Силин.

— Поживи, — неопределенно ответил Горбыль. — Занимайся своим делом. А за жизнь, за столование не беспокойся. Заплатите же.

— Хорошо, Иван Константинович. Поживу, займусь делом.

На первое время было чем заняться: нужно подготовить тайник и сообщить о нем туда, опять по адресу туркестанского эмигранта. Сообщать-то, наверное, и будет неведомый, осторожный Турсун. А пока Турсун начнет следить за каждым шагом гостя.

— Мне письмо отправить надо. Наверное, это Турсун сделает. Поэтому хотел бы встретиться раньше.

Горбыль выбрал аппетитный кусок сала, розоватый, с темными полосками мяса, густо намазал горчицей и ловко откусил. Он даже помотал головой от удовольствия и вытер выступившие слезы.

— Турсуна я не знаю, — наконец сообщил хозяин дома. — Может, его и по-другому зовут.

— Как же я увижу его? — спросил Силин.

— Они сами узнают о вашем приезде. Сами. Как устроитесь на работу, так и подойдут. Разыщут.

Этого Силин не ожидал. Наверное, англичане не слишком надеялись на Васильева.

ОСНОВНОЕ ЗАДАНИЕ.

На какую же работу должен устроиться Силин?

Последующие допросы Васильева вновь не дали результатов.

«По автоделу… На любое предприятие…» — твердил бывший поручик.

Однако Гусейн Аманов знает, чем должен заняться его племянник Керим со своими друзьями. И еще одно: Аманов ни о каком Турсуне не упоминал, даже в те минуты, когда он. взорвался и забыл об осторожности.

Гусейн Аманов. Гусейн Аманов может вывести из лабиринта, куда их завело упорное нежелание Васильева высказаться до конца.

Силин даже не может отправить письмо…

Но ведь Гусейн не знает о Турсуне. Не может он знать, с какими агентами еще должен встречаться Васильев. Не может знать…

За окном мелькали телеграфные столбы. Силин не мог сосредоточиться. Столбы отвлекали. Рядом с одним из них можно устроить тайник. И одна задумка уже не давала покоя Силину.

Гусейн Аманов — горячий человек. Он еле сдерживается, он рвется с крепкой цепи, он хочет действовать и только действовать. «Надо разрешить ему. Надо разрешить. Надо…».

Эти споаа укладывались в ритм поезда.

«На-до! На-до!» — стучали колеса.

В который раз мотается Силин в дачном, или как еще называют, рабочем поезде до Янгиюля и обратно. Он бродит по маленькому городку, заходит на базар, а то и в кино. Останавливается у ворот хлопкоочистительного, маслобойного, консервного заводов. Конечно, Силин знает, как за последние годы стали расти даже такие маленькие города. Но сейчас он сталкивался с новыми промышленными предприятиями, улицами, домами и по-настоящему, зримо ощущал масштабность роста.

Пожалуй, Васильев, изучив все города по старым путеводителям, был бы удивлен тем, что происходит на самом деле.

На базаре, возле жаровни с шашлыком, Силин наконец встретился с сотрудником ГПУ. Шашлычник, розовощекий, толстоватый парень щурился, раздувая огонь дощечкой, отгонял дым. И Силин, положив два шампура шашлыка на свежую лепешку, отошел в сторону, прислонился к стене мелочной лавки.

Рядом, устроившись вначале на корточках, потом убедившись, что так неудобно, поднялся парень. Он ловко, не обжигаясь, стаскивал с шампуров дымящееся мясо, отламывал кусочки лепешки.

— Мое мнение, — сказал, не поворачивая головы, Силин, — надо ехать к Гусейну, от меня, со старым паролем. Разрешить его племяннику действовать. И все. Дескать, гость разрешает. И потом проследить за племянником.

Парень расправился с шашлыком быстрее Силина.

— Не нужно снимать мясо руками, — по-узбекски сказал он Силину. — Так невкусно. Зубами берите.

Силин смущенно улыбнулся и пожал плечами: ничего не понял.

Парень махнул рукой и, доедая оставшийся кусок лепешки, отнес пустые шампуры шашлычнику.

Он был уже одет по-летнему, этот парень: в рубашке куйлак — из белой хлопчатобумажной фабричной ткани с черными полосками. Новая тюбетейка озорно держалась на голове. О состоятельности парня свидетельствовали хорошие хромовые сапоги. Задорная улыбка. И шашлычнику он сказал что-то доброе, веселое. Шашлычник, откинув голову, засмеялся. Короче говоря, этот парень, приехавший, вероятно, из кишлака, отдыхал, наслаждался городской жизнью. Из кишлака…

Силин ходил по городу, снова рассматривал вывески фабрик, заводов, учреждений. Ничего не могло серьезно заинтересовать английскую разведку. Такие предприятия попадаются сейчас везде, в каждом городке. Из кишлака…

Теперь, когда Силин возвращался из Янгиюля в Ташкент, колеса поезда отстукивали по слогам: «Из киш-ла-ка!».

Янгиюль располагался в центре крупного сельскохозяйственного района. Развитое хлопководство, садоводство, виноградарство, бахчеводство, огородничество. Крупный сельскохозяйственный район. Что может интересовать англичан? Только хлопок. Еще памятна борьба за каждый гектар хлопка. Да она и продолжается, борьба. С какой ненавистью говорил об освоении новых земель Гусейн Аманов!

Эти рассуждения немного успокоили Силина. Ему казалось, что он подобрался к цели своих беспорядочных поисков, сделал вывод из всех, порой сумбурных рассуждений.

Теперь его волновало решение руководства. Пошлют ли они кого-нибудь к Гусейну Аманову?

Горбыль не интересовался делами Силина. Он готовил сытные обеды. Иногда постоялец заставал в доме юркую средних лет женщину с повязанным по-старушечьи платком. Из-под надвинутого на брови платка сверкали любопытные карие глаза удалой украинки. Горбыль, видимо, побаивался окончательно вводить в дом эту женщину, делать ее полноправной хозяйкой. Она по-иному и другого цвета стала бы носить платочки и крепко бы взяла в свои тонкие ручки неуклюжего, прижимистого Горбыля.

Бутылка с самогоном выставлялась только по воскресеньям. В будние дни хозяин и постоялец вели разговоры о прошлом. Горбыль все пытался выяснить, как же они, офицеры, в том числе и его дорогой гость, проморгали нарастающие события и допустили большевиков к власти.

— Ведь армия была! — надвинувшись на стол грудью, доказывал он. — А мы, хозяева земельные, кормили армию.

— Армия из тех же мужиков и рабочих состояла, — устало объяснял Силин.

— Her, нет, дорогой. Плохо вы держали этих мужичков. Мало их лупили шомполами.

«Ну, поручик Васильев, положим, хлестал подчиненных. Но тоже не удержал».

— Лупили… — сказал Силин. — И вот что из этого вышло.

— Пропустили где-то, проморгали, — настаивал хозяин.

Рассказывал Иван Константинович Горбыль о своих земляках, русских поселенцах в Туркестане, какими землями одарил царь-батюшка заслуженных людей. Как жили в поселках Богородском и Садовом рядом со станцией Кауфманской, в Солдатском, в русском Чиназе, Врезской.

Знает Силин, как изменились эти места, может, только некоторые названия остались. И работают на полях и в садах бывшие русские батраки рядом с бывшими узбекскими батраками. Вот они — хозяева земельные.

Вечерние разговоры, к счастью, были непродолжительными. Ложились спать рано. А день Силин проводил или в городе, или в Янгиюле, или снова отыскивал нужное место для тайника. Иногда Силин спрыгивал на короткой остановке с поезда и шагал вдоль железнодорожного полотна.

Наконец ему удалось найти нужный телеграфный столб. Под № 125. За столбом можно было вести наблюдение, скрываясь за грядой холмов. И все подходы к столбу великолепно просматривались.

Силин подошел к столбу: послушал, как он гудит от ветра, лениво перебирающего провода. В детстве они, мальчишки, любили слушать этот непонятный, необъяснимый гул, который, казалось, шел из далеких сказочных стран. Потом Силин, уже бойцом Красной Армии, восстанавливал как-то связь.

Телеграфному столбу № 125 на тихом, безлюдном перегоне предстояло стать местом для передачи дезинформации, которую будут готовить советские чекисты. И придет за этими бумагами чужой человек, с той, чужой стороны, от английского консула Тиррела. Силин пробовал смотреть на столб, на тропинки, ведущие вдоль железного полотна и с холмов, из соседнего сада и с дальней полевой дороги.

Каждый день Силин с тревогой думал о событиях, которые разворачивались в Ашхабаде. Сумел ли молодой чекист Кадыров в своих праздничных сапогах подойти к Гусейну Аманову, понравиться ему. Сам Силин не имел права искать встреч с сотрудниками ГПУ. В нужную минуту они сами его найдут. И однажды, в полупустом вагоне поезда, к нему подсел человек в синей рабочей спецовке.

— Добрый день, Геннадий Арсентьевич, — спокойно произнес рабочий, — Не устал вести праздную жизнь со своим подкулачником?

— Устал, — вздохнул Силин. — Не тяни, докладывай.

— Все в порядке. Кадыров съездил удачно. Передал твое приказание: пусть приступают к новой работе.

— Ну?

Спутник взглянул в окно, на хлопковые поля. Уже раскрывались первые коробочки. Август был жарким. И каждый день сотни, тысячи коробочек, не выдержав накала, с легким треском распускали створки. И выглядывали, радуясь теплу и свету, сверкающие волокна.

— Хлопок? — спросил Силин.

Он самый. А точнее — техника. Подопечные уважаемого Гусейна-ага перешли и переходят со строительства канала на другую работу.

— В МТС?! — выдохнул Силин.

— Туда. Именно туда. И надлежит тебе сегодня же устроиться на работу в Янгиюльскую МТС. Возьмут механиком. И ждет тебя там молодой директор Сабир Рахманов, человек горячий, энергичный. Терпеть не может лентяев и… вредителей.

— Сойдемся, — устало сказал Силин.

Странно, но он как-то обмяк, расслабился, откинулся на спинку сиденья.

— Потом ваг вызовут в Наркомзем республики. Федор Никифорович Позднее, бывший комэск — человек, не только разбирающийся в хлопке, но знаток политических интриг и авантюр, которые рождаются вокруг хлопка. Вон какие поля!

— Поля красивые, — согласился Силин.

На работу в Янгиюльскую МТС Силин устроился в течение недели. Ему дали место в тесном общежитии трактористов. Теперь оставалось ждать посыльного от неведомого Турсуна. А может, и самого Турсуна.

Зашифрованный текст письма был подготовлен. В письме за подписью № 143 сообщалось об устройстве на постоянное местожительство, данные о тайнике. Первые сведения автор письма обещал передать после ноябрьских праздников, когда он побывает на военном параде и демонстрации в Ташкенте.

И еще сообщалось, что № 143 приступил к выполнению задания и в Туркмении, и в Узбекистане.

РАЗНЫЕ ВСТРЕЧИ.

Поездку в Наркомзем республики пришлось отложить. До сих пор Силина никто не разыскивал. Доброе отношение к новому механику, вызовы в столицу могли только насторожить врагов. По просьбе ГПУ в Янгиюльскую МТС приехал один из заместителей наркома — Федор Никифорович Позднев.

Огромный, строгий, он шагал по двору, подходил к машинам и отчитывал присмиревшего директора за пыль на тракторах. Проводил пальцами по металлу (так в свое время определяли в кавалерии степень ухоженности за лошадьми), хмурился, покачивал головой.

А куда от нее, пыли, денешься в августе! Она ползла облаками с соседней дороги. Да и во дворе ее хватало. Это пыль-то вызывает возмущение! А что будет, когда замнаркома дойдет до «раскуроченных», мертвых тракторов?

Были гром и молния! Было общее собрание механизаторов, созванное по тревоге, словно это происходило где-нибудь в воинской части. Позднее даже взглянул на часы и покачал головой: долго собираются.

Собрались под навесом, где стояло несколько грубых скамеек, стол, где висели плакаты, посвященные севу и обработке хлопчатника, самодельная, на очень художественно выполненная диаграмма, показывающая рост Янгиюльской МТС, ее короткую историю. С этой диаграммы, уже примелькавшейся всем механизаторам, и начал свою речь заместитель наркома.

— Эти цифры многие из вас хорошо знают. Здесь есть люди, которые пришли в МТС в тридцатом году. Помните, как боялись подступиться к «шайтан-арбе». Да и не всех подпускали, только верных, преданных сынов народа. Трактор стал менять жизнь кишлака. Трактор помогал освоить новые земли, добиться новых урожаев.

Заместитель наркома напомнил о недавних событиях, которые стремительно развивались на огромных просторах Средней Азии, как и всей страны. В декабре 1929 года было создано отделение Средазтрактороцентра. В марте следующего года были созданы Янгиюльская МТС — 55 тракторов, Кувинская — 50, Ассакинская — 80, Курапаткинская — 56, Новобухарская — 58, Сара-Ассийская — 75…

— Вот с этого мы начали свое наступление. И его не остановить! Было, что одурманенные люди бросались перед трактором, не давали ему двигаться дальше. А теперь дети этих обманутых дехкан сами водят трактора.

Федор Никифорович Позднее напомнил, что по решению Совнаркома республики в мае 1930 года началось создание еще 47 МТС и республиканского отделения Трактороцентра. Трактору мешали… Конечно, глупо вставлять палки в такие мощные колеса, но вставляли. Трескались, разлетались на щепки эти палки… Постановление ЦК ВКП(б) от 16 октября 1930 года о партийно-массовой работе в районах деятельности МТС помогло определить решающую роль машинно-тракторных станций в деле социалистической реконструкции сельского хозяйства.

— В этом году у нас в республике действует девяносто шесть МТС, а в будущем уже станет более ста двадцати.

Подробно остановился заместитель наркома на примерах бесхозяйственности, а то и явного вредительства, которые происходят на некоторых машинно-тракторных станциях.

— Представьте себе, вы люди, связанные с машинами, что значит, если один трактор простоит один день! Я знаю вашу МТС как передовую и надеюсь, что подобных случаев здесь не произойдет.

Силин сидел на краю скамьи, внимательно слушал замнаркома, поглядывал на соседей. А здесь ведь, наверное, есть враг.

— Я вижу среди вас новых людей, — сказал замминистра, — мне хотелось бы с ними познакомиться.

Директор Сабир Рахманов назвал несколько фамилий. Люди, смущаясь как школьники, вставали. Поднялся и новый механик Силин. Геннадий Арсентьевич Васильев.

— Механик — нужный человек. Спасибо, что пришли к нам.

А после этого совещания нового механика попросили в директорский кабинет, если так можно назвать маленькую клетушку с одним столом, скамьей, такой же, какие были под навесом во дворе МТС, с таким же плакатом. Только здесь была еще табуретка для директора.

Сейчас за столом сидел замнаркома.

— Мы имеем право поговорить по служебным делам… — улыбнулся Федор Никифорович. — Это не вызовет подозрения.

Но говорили они о подрывной работе в МТС. Многие факты были известны Силину. Однажды «пропал» вагон с запасными частями. Выяснилось, что загон загнали совсем на другую дорогу. Взрыв цистерны с горючим. «Случайные» задержки трактористов…

— Как это? — спросил Силин.

— Утащат на свадьбу. Дня три гуляют. Причем в самое горячее время, — ответил замнаркома.

— Но это расхлябанность! Отсутствие дисциплины.

— Кап сказать… — Позднев задумался. — Недавно к нам пришел коммунист и рассказал об одном типе, который вот так таскал за собой молодых парней. Заинтересовались этим типом уже ваши товарищи. И оказалось, не просто нарушение дисциплины. Обдуманное, запланированное…

— Да… — Силин не знал об этом факте. — А что они еще могут придумать, кроме задержки деталей и других уже знакомых нам приемов? Что вот мне, например, человеку с той стороны, бывшему белому офицеру, надлежит сделать?

— Мне кажется, что все «случайные» ЧП начнут происходить в одно время. Например, в период посевной. — Позднев улыбнулся. — Конечно, это чушь. Что они могут сделать, единицы…

— Кое-что, — ответил улыбкой Силин.

Вообще-то да, — согласился замнаркома. — И еще: дискредитировать роль МТС, когда они не справятся с порученными заданиями. Об этом я говорил и вашим руководителям. Механизаторы, разумеется, получают больше, а вот работу сорвали… Как на это смотреть?

— Спасибо за инструктаж. Буду работать, — поднялся Силин.

— Но мы тоже не будем сидеть сложа руки, — весело предупредил замнаркома.

— Иногда давайте послабление.

— Иногда можно, — пообещал Позднев. — Советуйтесь с Сабиром Рахмановым. Он хороший человек. С ним мы и вместе воевали, и хлопок покупали в чужой стране. Так что он знаком с повадками врагов.

— Ясно.

— Верим, — заместитель наркома задержал ладонь Силина в своей крупной, крепкой руке. — Вы действительно неплохой механик?

— Хвалили, — скромно ответил Силин.

— Так помогайте Сабиру! — обрадовался Позднев. — Это же здорово! Вы же, я думаю, должны задержаться у нас?

— Должен, — согласился Силин. — Сроки не от меня зависят.

— Вот повезло Сабиру! — искренне воскликнул заместитель наркома, уже по-своему, по-хозяйски оценив создавшуюся обстановку.

После совещания и памятной речи замнаркома директор МТС, что говорится, «свирепствовал», наводил порядок в ремонтных мастерских, на стоянке машин, в общежитии трактористов. К каждому механизатору Сабир Рахманов обращался, непременно подчеркивая, что тот будет его ближайшим помощником а выполнении «значительных планов». В МТС работали молодые веселые парни. И Силин даже подумал, что здесь-то навряд пи ужился кто-нибудь из врагов.

Но все чаще и чаще он ловил на себе взгляд одного из трактористов, ничем не приметного парня Ахмада. Вот именно таких кишлаки посылали на курсы, а остальные ребята завидовали новой, необыкновенной профессии этого Ахмада. Кое-кто поговаривал о «бешеных» заработках, девушки, замерев, смотрели вслед джигиту, подчинившему себе машину, а мальчишки на почтительном расстоянии провожали тракториста.

На работе, как и многие, Ахмад ходил в промасленном комбинезоне, в тюбетейке с масляными пятнами. К этим пятнам очень льнула пыль.

Неделю спустя после отъезда замнаркома Ахмад, сверкая зубами, подошел к новому механику.

— Нужна помощь, Геннадий-ака. Товарищ Васильев…

Он хорошо, подчеркнуто произнес имя и фамилию.

— Пожалуйста. Срочная помощь?

— Один совет. Подойди к трактору, товарищ Васильев.

У трактора Ахмад, наклонившись к двигателю, тихо сказал:

— Там все в порядке, Геннадий-ака. Посмотри просто так. Сегодня я приглашу тебя в чайхану, Плов готовят мои друзья… А в пятницу вечером поедем в Зангиата. Это недалеко. Вечером поедем.

За пловом в чайхане были еще два тракториста. Но никто из присутствующих ни одного слова не сказал, что могло бы насторожить Силина. Все хвалили директора, обижались на Ахмада, что тот постеснялся пригласить Сабира Рахманова на плов.

— Он свой человек, — сказал один из трактористов.

— Деловой, — подтвердил Силин.

— Вы тоже, Геннадий-ака, деловой человек, — повернул разговор Ахмад. — Даже замнаркома сразу вас за руку взял и повел… Как самого нужного!

Заметили, однако.

— Просил помочь вывести нашу МТС на первое место.

— Он любит Сабира Рахманова как сына. Воевали вместе, — объяснил тракторист.

— Это я почувствовал, — согласился Силин. — Много вспоминал.

Потом пили чай, говорили об урожае, о заработках, о том, что пора откладывать деньги на свадьбы.

— С нашим Сабиром женишься! — засверкал зубами Ахмад. — Планы! Обязательства! Соревнование!

Он вымылся, переоделся, но лицо по-прежнему оставалось темным. И зубы, крепкие, красивые, ослепительно сверкали при свете керосиновой лампы.

— А Сабир сделает все, чтобы выйти первым, — сказал тракторист.

— Это от нас зависит, — поправил Силин.

Еще двух парней Ахмад представил очень скромно: только назвал имена. И они особенно в разговор не вмешивались.

Вечер был спокойным, беседа неторопливая, незначительная. Так люди отдыхают, устав от напряженной ежедневной работы.

Совсем иная встреча состоялась в крошечной, уютной чайхане на окраине кишлака Зангиата. Ахмад с Силиным присели в углу, попросили чай, сладости.

— Сейчас придет дядя Турсун… — сказал Ахмад.

Сколько? Уже пятый месяц движется ощупью, в кромешной тьме, выставив ладони, осторожно касаясь каждого встречного, Силин.

— Здесь недалеко мечеть. Дядя Турсун придет оттуда.

Должен ли поручик Васильев подчиняться этому человеку, Турсуну?

Но Васильев бывает грубоват, срывался даже в спокойных беседах со следователем.

Так надо и вести себя. Надо диктовать свою волю, свои условия и требовать выполнения этих условий.

Турсун оказался медлительным, пожилым человеком. Глаза умные, внимательные. Турсун, по-видимому, зная их силу, долго не задерживал свой взгляд на собеседнике. Глаза могут выдать настоящее настроение своего хозяина, на вид такого спокойного, уставшего от мирских дел человека.

Дядя Турсун поинтересовался здоровьем уважаемого гостя и спросил:

— Чем вам помочь?

— Надо немедленно отослать письмо за границу по известному вам адресу.

Турсун-ака пил чай мелкими глотками. При каждом глотке вздрагивал выпирающий на морщинистой шее кадык.

— Вот письмо… — Силин пододвинул сложенный листок бумаги.

— Хорошо, — кивнул Турсун. — А дальше?

— У меня много дел, — сказал Силин. — Но нужна помощь в одном — мы должны сорвать посевную будущего года. Сорвать работу МТС.

— Хорошо, — опять кивнул Турсун-ака.

— Люди есть?

— Есть и в Бухаре, и в Куве, и в Самарканде. Есть…

— Спасибо вам, Турсун, — поклонился Силин.

— За что спасибо? — Он положил ладонь на листок. — Здесь попроси больше денег. Пусть не жадничают. В прошлом году один тракторист два месяца в поле простоял. Хорошо стоял. Все ругали дьявольскую машину и его, дурака, тракториста. А он умный. Надо было за это платить ему, умному и смелому. И таких будет больше… Проси деньги. Допиши в письме и через Ахмада передашь.

— Ладно, — согласился Силин.

Листок снова перекочевал в его карман.

— Ахмаду ты все доверяй, — продолжал Турсун. — Он парень с головой.

Ахмад опустил хваленую голову, разлил чай по пиалам. Подал пиалы дяде Турсуну и Силину.

— Вы хотите знать людей? — спросил Турсун.

— Конечно.

— Ахмад поможет. Я старею. Опасно держать все в одной моей голове, — объяснил старик.

Силин понял, что Турсун и другие обязаны подчиняться посланцу английского консула. Такое указание они получили оттуда, из чужой страны.

ТРОПИНКИ СВЯЗНОГО.

Седьмого ноября несколько механизаторов Янгиюльской МТС были направлены в Ташкент. Это расценивалось как поощрение. И каким-то образом в число удостоенных такой чести попал Ахмад. А может, он примкнул к группе передовиков по собственной воле?

Ахмад протиснулся в плотной толпе к Силину и, не мешая ему вопросами, репликами, тоже смотрел на ровные ряды бойцов Красной Армии, курсантов военной школы имени В.И.Ленина. Протарахтели танкетки. Их было пятнадцать, легких, поворотливых танкеток. Соблюдая дистанцию, с приглушенным рокотом проехала автомобильная часть. Задрав стволы, проехали девять орудий.

И вдруг, вызывая радость детворы, пролетели над площадью семь самолетов.

Возбужденные, радостные люди кричали «ура!», кое-кто подкинул вверх кепки, словно путаясь обратить на себя внимание летчиков.

Шли связисты, пехотинцы…

— Ахмад, мне нужно поехать на Куйлюк, в один дом. Надо… Тот понимающе кивнул.

— Я, наверное, вернусь поздно…

— Хорошо, — согласился Ахмад.

— Будут разыскивать, скажи, что заехал к родственникам.

Горбыль не удивился приходу Силина. Он хотел уже шмыгнуть в кухню, но Силин остановил гостеприимного хозяина.

— Я с часок поработаю? Кое-что надо написать.

— Конечно, конечно, — торопливо разрешил Горбыль.

Силин больше часа сидел над своим вариантом первого донесения о дислокации воинских частей в Ташкенте.

«При помощи своих новых знакомых, — писал Силин, — и личных наблюдений парада на Октябрьском празднике выяснил, что в Ташкенте расположены…» Силин указывал точные данные о боевой технике, которую видел сам, высказывал предположения о численности личного состава частей и подразделений Теперь эту бумагу он передаст в вагоне дачного поезда, ее еще раз обработают, зашифруют, и уже настоящий Васильев своей рукой перепишет.

Через несколько дней дезинформация о Ташкентском гарнизоне, как и сведения о подготовке диверсий на машинно-тракторных станциях, будут спрятаны в тайнике у телеграфного столба № 125. Связной должен, как было оговорено, прийти после праздника в конце ноября, в декабре.

Участникам всей операции было ясно, что связного, только ради сведений Васильева, не будут посылать через границу. Переход сопряжен с большими трудностями. И вероятно, связной получит не одно задание. И двинется к другим тайникам или по другим явкам.

Пока Силин работал в светлой, убранной гостиной, Горбыль продолжал приглушенно, на цыпочках, бродить по дому и при этом умудрялся грохотать. Когда стараешься делать все тише, что-нибудь трахнется, даже разобьется. И Горбыль, видимо, грохнул тарелку, а потом, матерясь, собирал осколки в железный совок.

Даже эти мелочи действовали на нервы Силина.

Он понял, как устал за последние дни. Надо было все запоминать: имена, фамилии, города, районы.

Сейчас в донесении о параде должны быть точные цифры. После действительных, конкретных цифр, которые могли сообщить другие агенты, следовали комментарии и предположения, добытые якобы по слухам.

«Входят ли эти танкетки в какую-нибудь танковую часть, пока не выяснил. Говорят, есть артполк, но на параде участвовали только… Недели через три постараюсь собрать данные об автомобильной и других частях».

Обстоятельно, с указанием фамилий и названий районов, где располагались МТС, Силин описал все, что услышал в последнее время от Ахмада.

Эта бумага была в первую очередь донесением для ГПУ. Теперь начнется огромная работа по проверке указанных людей, по пресечению диверсий на машинно-тракторных станциях в Узбекистане и Туркмении. Продуманно, постепенно входили в доверие к местным властям, к руководителям, к крестьянам тихие, незаметные, как Ахмад, люди.

Ползут приказы, указания, советы от главарей туркестанской эмиграции, от белогвардейских организаций, которые все, несмотря на разницу в национальности, религии, берут вежливо, с поклоном корм из рук английской и других разведок.

Щедры хозяева. Не каждая копейка на учете. Выдали 5 тысяч рублей. Вначале Силин не знал, что с ними делать. А уже дважды Ахмад обращался за деньгами. Сверкает зубами, смотрит дружески, безвинными очами.

— Решили за пловом посидеть…

Кроме плова, покупает анашу. Сам затяжку-вторую, больше для видимости… А двух молодых трактористов, которых таскает за собой, приучает к этому страшному зелью. Потом свяжет парней по рукам-ногам, втянет в любую авантюру.

Как медленно, но уверенно расползается ржавчина по металлу. Достаточно не обратить внимания на маленькое пятнышко, не пройтись по нему крепким наждаком…

Силин окончил работу, свернул бумаги и, наконец, вышел из гостиной.

— Ну, Геннадий Арсентьевич, совсем засиделись…

Горбыль быстро стащил скатерть со столе, расстелил другую, сероватую, для пиршества. И начал носить тарелки с закусками.

— А какой холодец! — сообщил он на ходу.

— Иван Константинович, — рассмеялся Силин, — сегодня же праздник вроде. Ну, не наш… семнадцатая годовщина Великого Октября! А вы… Ишь, как разошлись.

— А-а, — отмахнулся Горбыль. — Пусть семнадцатая. Вы же не верите в их силу! Вы же против них работаете. Боретесь, можно сказать. Вот за это надо и выпить…

От Горбыля Силин уехал поздно. Была договоренность, что Силина встретят в последнем вечернем поезде. Там он и передал бумаги.

…Теперь оставалось ждать связного и продолжать ремонт машин, готовиться к весенней пахоте.

За это время была еще одна встреча в чайхане Зангиета с дядей Турсуном. Этот человек не сидел без дела. Он старался оправдать доверие господ англичан. Турсун выдавал себя за идейного борца. Но подопечных, на кого он возлагал надежды, одними идеями не прокормишь… Турсун еще раз напомнил о деньгах. Прежде чем идти на диверсию, на преступление, нужно знать — за какую цену.

Виктор Андреевич Силин, продолжая работать механиком, пока не знал о событиях, которые происходили в начале декабря. В ненастную погоду, когда кружил мокрый, противный снег, дул пронизывающий сырой ветер, впервые к столбу № 125 со стороны полустанка подошел неизвестный человек. Погода была явно не для прогулок. И человек, осмотревшись, все же решил пройти мимо столба.

Так повторилось на второй день. И только в третий раз неизвестный снял дерн, вытащил металлическую коробку и вложил сверток в крепкой, промасленной обертке.

На все ушли считанные минуты, и на влажный дерн посыпался мокрый снег, заметая следы.

Снег заметал и следы на тропинке, по которой неизвестный дошел до станции. Через тридцать две минуты на станции остановился поезд Ташкент-Красноводск,

Неизвестный в общем вагоне доехал до Самарканда.

Четыре дня связной вел себя как турист, осматривал памятники старины и только к вечеру возвращался на квартиру, снятую за небольшую плату. Хозяин квартиры не имел к связному никакого отношения, принимая его за туриста; которые все чаще стали появляться в Самарканде, На четвертый вечер неизвестный направился на улицу Регистан и разыскал нужный дом, где встретился с двумя бывшими белогвардейскими офицерами, занимающими скромные должности в учреждениях.

Следующим поездом Ташкент-Красноводск связной доехал до Ашхабада и поселился в шумном номере гостиницы.

Стало ясно, что неизвестный ни на какие встречи больше не пойдет.

Он готовился к переходу государственной границы.

Кроме дезинформации, взятой в Ташкенте, связной уносил и другие сведения, полученные в Самарканде. Было принято решение связного арестовать. Заодно были арестованы агенты, обосновавшиеся в Самарканде, обезврежены другие враги, которые вели «тихий» образ жизни в городах и районах,

О провале «миссии чрезвычайной важности» английский консул Тиррел узнал через несколько месяцев. Вернее, понял. Он еще получил два зашифрованных письма с дезинформацией от своего агента 143… Потом переписка прекратилась. Из печати мистер Тиррел узнал о высоких результатах весеннего сева хлопчатника в 1935 году. А поздно осенью пришло новое известие: только Узбекистан, отмечая восемнадцатую годовщину Великого Октября, собрал невиданный до этого времени урожай — один миллион тонн хлопка-сырца.

…О дальнейшей судьбе английского консула никто не слышал даже в близких ему кругах туркестанской и белогвардейской эмиграции шумного святого города.

Искатель. 1981. Выпуск №5

Владимир Щербаков. Голубая комната.

Фантастический рассказ.

Искатель. 1981. Выпуск №5

— Простоим допоздна, а завтра дождь зарядит, — сказал я негромко, — погода здесь капризная, особенно во время отпуска. — Штормить в ноябре-декабре начнет, — серьезно возразил старичок.

А женщина молчала. И я добавил:

— Иногда это раньше бывает. Искупаться бы, пока они там возятся. Эй, долго ждать? — крикнул я, подвинувшись к окошку, но, как водится, мне не ответили.

Я увидел круглое, светлое лицо женщины с едва приметными крапинками веснушек, ее вздернутый нос, большие серые глаза, усталые и все же какие-то задорные, с непонятным вызовом, что ли.

— Хотите искупаться? — сказал я.

— А они там долго? — спросила она, не изменяя выражения лица.

— Какое это имеет значение? Камера хранения работает круглосуточно. А солнце, увы, нет. Тем более в октябре. Поднести чемодан до пляжа?..

— Хорошо, — разрешила она, подняв голову, и первой пошла к морю. Я смотрел на длинные-предлинные тени от ее стройных ног и шел за ней.

Мы переправились через балку с тусклой травой и ленивым ручьем, потерявшимся в камнях в десяти шагах от моря. Она медленно направилась к скалам, словно подумывая о зряшности моей затеи. Белые ее туфли с длинными носками ворошили галечник.

Так же нерешительно, медленно входила она в воду, и я удивлялся ей. Подбадривая ее, заплыл далеко-далеко, лег на спину и смотрел, как она купалась, как боялась замочить волосы, как быстро выходила из воды и пряталась за скалой.

Мы вернулись. У камеры хранения ни души. Тускло-красное теплое солнце висело над самым морем.

— Зеленый луч когда-нибудь видели? — спросила женщина, повернув голову к солнцу.

— Ни разу, — ответил я. — Воздух стал другим, не получается.

— И я нет, — сказала она. — А что с воздухом случилось?

— Стал он не таким прозрачным, машин прибавилось… — Я поднял ее чемодан и сдал его мужчине в темных очках. Потом свой. Проводил ее на крутую горку, где среди теплых серых камней примостился дом отдыха. Внизу — россыпь огней, над ними белые легкие быстрые облака, до которых можно рукой дотянуться.

— Завтра поможете чемодан сюда перенести? — спросила она.

— Я мог бы это сегодня сделать.

— Не догадалась.

— Вас зовут Женя?

— Откуда вы знаете?

— Угадал. Завтра я буду под скалой.

— Хорошо. Я тоже.

— До встречи.

Дикарь несчастный, подумалось мне, пора бы научиться доставать путевки. Я отправился на поиски жилья. Был теплый вечер, у нового санатория пахло цветами: тонкий, знакомый аромат; под деревянным мостом шумела Хоста; из ущелья тянуло холодом, и здесь, над рекой, вспоминались московские холодные дожди, первые заморозки… Я взбежал на горку, привычно считая каменные ступени. Пятьдесят, семьдесят, девяносто… вот и знакомый дом. Мне повезло: через полчаса я снова шел по каменной лестнице, но уже с чемоданом, свернул направо, открыл дверь ключом, который дала мне хозяйка, зажег свет, положил чемодан, присел над ним на корточки… На синтетической коже его исчезла царапина, которую я приметил раньше. Я поднял чемодан на стул, поднес настольную лампу и развел руками: синтетик был гладким, чистым. С минуту стоял в раздумье. Поднял крышку. Костюм повесил на вешалку, свитер на спинку кровати, достал рубашки.

Стоп. Что-то не так… Электрическая бритва лежала справа, это я помнил, сначала я вообще забыл ее положить, а когда спохватился, то места не оказалось, и я примостил ее кое-как, и мягкая крышка чемодана заметно здесь выдавалась. Теперь бритва была слева, и никакой выпуклости, кажется, так… И с рубашками недоразумение. Все они выглажены, сложены как надо. А ведь этого быть не могло! Я не умею обращаться с сорочками, и одна из них, вот эта, из прачечной, должна быть сложена по-моему. Я прихватил ее в последний момент.

Ни одной вещи не исчезло, но они приобрели какую-то необъяснимую новизну. Следовательно… Нет, ничего из этого необъяснимого факта не следовало, как ни напрягал я воображение. В голове промелькнуло: камера хранения опытная, отлаживают методы обслуживания, совмещая хранение вещей с химчисткой… Если бы! В этом южном городке, кажется, не было и обычной химчистки… Впрочем, пора спать.

* * *

Утром после тихой спокойной ночи была особенно заметна разница в цвете воды: бухта, куда впадала Хоста, казалась темной, дальше открывались голубые дали.

— Это не обман зрения! — сказал я Жене. — Там чистая вода и красноватая галька.

— Так пойдем туда.

И мы двинулись по берегу, поднялись на бетонную стену, кое-где изъеденную прибоем. По правую руку от нас туннель убежал под гору, на склоне росло несколько пицундских сосен.

— На Пицунде их много, целая роща.

— Знаю, — сказала Женя.

Мы одолели железнодорожную насыпь, двинулись по шпалам, спустились на бетонный волнорез, я спрыгнул вниз и поймал Женю. Здесь было просторно, пусто, над нами поднимался берег. Странно было видеть в октябре эти глубокие зеленые краски: широколиственный лес взбирался по крутому склону, кое-где голубели сосны, на фойе деревьев бежал поезд. Плавным, спокойным было его движение. Лучи солнца не проникали глубоко в лес, и видны были темные прогалы между дубов и кленов, размытые тени, какие-то синие кусты. Поезд пробежал, и эти мгновения запомнились с такой легкостью, как будто я давным-давно уже видел этот берег. И не один раз…

В шашлычной на вымощенном камнями пятачке расставлены столы и стулья, дремлет старый сытый кот, и днем тут не надо стоять в очереди, потому что с дикого пляжа еще никто не пришел, кроме нас с Женей и того самого старичка, что стоял с нами в камере хранения.

Женя присела за столик, а мы с ним получали обед, и я успел спросить его, не заметил ли он чего такого со своим баулом.

— Нет как будто, — сухо ответил он и занял столик у большого пробкового дерева.

…Я рассказал Жене о чемодане, рубашке и бритве. А вот и камера хранения. Я протянул квитанцию в окошко. Машинально получил Женин чемодан и тут только рассмотрел, что подавал его не вчерашний мужчина, а женщина.

Удивительная это была женщина: прическа высокая, глаза светятся под очками зелеными искрами, платье тоже с какими-то искрами, впрочем, после целого дня на солнце это могло и показаться… Я отошел. Поднялся на горку. В бассейне плавали красные и оранжевые рыбы. Ни души: в доме отдыха тихий час… Прислонившись спиной к серой глыбе, нагретой солнцем, я ждал. Женя вышла на балкон.

— Спускайся вниз, — сказал я.

— Не хочется, — ответила она; постояла, постояла — ушла с балкона.

Я увидел ее на крыльце. Она сказала:

— Пойдем, расскажу о чемодане.

Мы пересекли тень от эстакады, выбрались на дикую тропу и повернули в сторону Адлера. Там — песчаный пляж, редкость для Кавказа, и песок крупный, серый, горячий, а море почти такое же голубое, как за бетонной стеной, где мы купались утром. Справа — красный тревожный свет, солнце почти коснулось воды.

— Знаешь, я сразу поняла: что-то не то, — начала рассказ Женя. — Слишком уж все выглажено, а туфли как новые. Может быть, я и не заметила бы ничего, да ты подсказал. Вышитый цветок на кофте и тот как будто только что распустился, да вот посмотри… а ведь он давно вылинял.

— Э, дело не в цветке.

— А в чем?

— А вот прочти…

— Тут по-итальянски, я не умею.

— И никто теперь не сумеет, название фирмы нужно с конца читать. Это слово тебе знакомо?

— Вроде — синтетика… если с конца.

— В том-то и дело. А так все в порядке. Нужно бы им спасибо сказать.

— Кому им?

— Ну, тем, кто в камере…

— А-а… Что это они удумали?

— Сегодня на пляже двое о том же говорили. О камере хранения. Два парня у волнореза, я к ним прикурить подходил, один в очках, на аспиранта похож, так вот он сказал: «Это не камера хранения, а камера обмена старых вещей на новые». А второй парень ему ответил: «Ну и даешь ты, Вадим, кому это надо: старье брать, а новое отдавать?» А тот, первый, Вадим, ему отвечает: «Мало ли кому. Ты вот сидишь здесь и думаешь небось, что ты венец творения, думаешь ведь?.. А того не понимаешь, что если бы так оно и было, то и в камере хранения такой ничего удивительного не было. Но то-то и оно, что не венец ты творения, Родя, а предмет изучения. Статью космонавта Поповича о разумной жизни на спутниках Сатурна и Юпитера читал? Допустим, она есть. Те, с других планет, поступают так же, как мы. Мы ищем каменные ножи, амфоры, наконечники копий, берестяные грамоты, глиняные таблички, все, что создано руками человека. Они тоже…» И тут я перебил их. Прикурил. Отошел, усмехнулся про себя, а через некоторое время задумался всерьез об инопланетном разуме, представляешь?

* * *

…Как-то я заглянул в окошко; рядом никого не было, и я вдруг увидел, что камера хранения намного просторнее, чем я думал. А вместо пола, казалось, была морская гладь, и, только присмотревшись, я понял: это голубой ковер… Передо мной возникла та самая женщина.

— Скажите, — спросил я самым естественным тоном, — вы, конечно, слышали о Венере Милосской, олицетворяющей женскую красоту?

— Да, — ответила она и как будто задумалась, загляделась на свое кольцо с восхитительным зеленым гранатом. Такой гранат, я знал, как будто бы помогал угадывать будущее.

Но речь шла о далеком прошлом. И это далекое прошлое было моей специальностью совсем еще молодым человеком я защитил диссертацию о культуре Средиземноморья такого давнего периода, что на защите не нашлось ни одного серьезного оппонента.

В ее гранате вспыхнула и пропала изумрудная искра, несомненно, игра света… Я сказал:

— Весной тысяча восемьсот двадцатого года крестьянин с острова Милос по имени Юргос воткнул в землю лопату и натолкнулся на изумительную скульптуру. Потому и названа она Милосской. Но Венера была без рук.

— Нет, — возразила она односложно, и я постарался скрыть удивление.

— Да, говорят, что французский мореплаватель Жюль Себастьян Сезар Дюмон-Дюрвиль описал ее в своем дневнике совсем другой. В левой руке она держала яблоко, а правой придерживала ниспадавшее одеяние.

В гранате ее — белый огонь. Вспыхнул и погас… Я внимательно рассматривал ее кольцо. Давно уже гранат перестал быть редкостью, из него делают электронные приборы, совсем несложные. Пластинки граната с какими-то примесями могут служить элементами памяти. Это, если угодно, подобие объяснения его свойств, связанных с будущим, с предсказаниями всякого рода. Если, конечно, молчаливо предполагать, что будущее уже содержится в прошлом… но парадокс этот более чем сомнителен. Ее гранат тоже был синтетическим, и. я подумал, что во времена Куприна никто об этом и не догадался бы.

— Да. Ее видел Дюмон-Дюрвиль, — сказала она с расстановкой, и я опять скрыл изумление, вызванное и словами ее, и тоном, не терпящим возражения. И еще она добавила: — А почему вы спрашиваете меня об этом?

— Да потому, — сказал я и сделал паузу… — потому только, что вы копия Венеры Милосской, какой ее видел Дюмон-Дюрвиль.

— Неправда, — сказала она.

Я молчал и смотрел на нее. И в эту минуту она не могла опустить глаза и глянуть на гранат. А там мерцал зеленый змеиный глаз.

— Правда, — сказал я. — А теперь скажите, пожалуйста, что это за работу вы нашли себе?

— Это временно, — сказала она, и бесцветный огонь встрепенулся в камне.

Тут подошли сразу несколько человек, накидали саквояжей и сумок. Незнакомка отдалилась от окошка, и все эти нелегкие вещи каким-то непостижимым образом оказались на движущейся ленте. Она оставалась в тени. Я уж было хотел снова пойти и продолжить разговор, но меня оттерли три отпускницы, за ними приблизились мужчины, и я понял, что пришел автобус из Адлера и нужно подождать часок-другой. Но когда наконец пятачок близ окошка опустел, ее уже не было. А был не располагающий к беседе тип в очках, которого я приметил в первый день.

Пора было к Жене. Все эти дни стояла изумительная погода, дышалось легко, я перепрыгивал через три ступеньки, не уставая. В воздухе — легкий пряный запах отмирающих листьев и последних цветов. В бассейне шевелили хвостами беззаботные рыбы; мальчишки кидали им хлебные крохи, иногда, впрочем, наживляя их на крючок, привязанный к мизинцу.

Да, я думал о незнакомке… Удивительно это! Откуда она знает о Дюмон-Дюрвиле? А кольцо с гранатом!..

Но поздним вечером, когда мм бродили с Женей по изогнутым, как серпантин, аллеям и под ноги попадались какие-то большие коричневые стручки, настроение переменилось. Что, собственно, тут загадочного? Гранат обыкновенный, даже синтетический, а светился он по странной ее прихоти, потому что положение ее руки во время разговора менялось. Что загадочного в ее платье, туфлях, односложных ответах? Да, красива, ну и что? Туфли… ну, положим, в Сухуми или Тбилиси можно достать и получше.

Женя заметила, что я рассеян, и угадала, кажется, по какой именно причине я молчу. Но сказать ей о своих подозрениях я не мог. (Не мог! Она бы рассмеялась мне в лицо — при самом благоприятном исходе). Как мне не хватало того парня, не то аспиранта, не то студента, который успевает читать статьи о космосе!

Небо было глубоким, сапфировым, с каким-то странным светом, с отблесками на летучем облаке, с россыпью бирюзовых звезд. Мы остановились у бассейна, и небесные огни отражались в темной воде, мигали, завораживали. Но это была реальность!

Взгляд не может не путешествовать во времени. Ведь вместе с ночным атмосферным свечением, опаздывавшим всего на тысячные доли секунды, приходят и вести из давнего прошлого. Первая станция на пути в прошлое — Альфа Центавра. Четыре года разделяет нас. И этот отрезок времени непреодолим — нельзя пробить пока сказочный туннель к звездному раскаленному шару, чтобы сблизить два разных времени. Но что такое четыре года по сравнению с сотнями, тысячами веков!

Звезды из столетней окрестности — это наши современницы, так их, пожалуй, можно назвать; они почти наверняка таковы, какими кажутся, видятся. Но стоит удалиться за эти пределы, обозначаемые не человеческим воображением, а стеклами или антеннами астрономических приборов, — и зарождается сомнение! не погасла ли дальняя звезда? Не исчезла ли туманность — целый мир, отнесенный от нас на многие и многие поколения пути?

Я рассказывал Жене о звездах, а сак думал о другом: почему же я не спросил незнакомку обо всем напрямик.

Нужно исправить ошибку. А захочет ли она беседовать о том, что меня интересует?.. Вряд ли. Хорошо, что сегодня она не догадалась, куда я клонил. Впрочем, я опять фантазировал: нет, не стояли за ней зеленые человечки с другой планеты, ведь ясно же!

* * *

Женя чуть выше меня, и, когда мы идем с дикого пляжа, рука ее покоится на моем плече.

Есть такой возраст, когда одинаково небрежно, покровительственно обращаешься и с теми, кто моложе, и с теми, кто старше. Потому-то и смешно стало, когда на глаза нам попался старичок из очереди в камеру хранения и довольно-таки косо посмотрел на нас.

Кто бывал в Хосте, знает, что дорога с северного дикого пляжа проходит как раз мимо камеры храпения под эстакадой. Вот так мы с Женей и прошествовали в обнимку мимо знакомого окошка. Оно казалось сереньким, невзрачным, не заслуживающим внимания. Я хотел заглянуть туда, но Женя меня не пустила.

Несколько раз проходил я под эстакадой, но каждый раз повторялось то же самое: Женя удерживала меня, она была против этой истории с незнакомкой и странной камерой хранения.

Однажды поздним вечером я увидел незнакомку в дальнем углу комнаты с голубым ковром, но тут же у окошка оказался человек с зонтом и чемоданом. За ним не замедлили появиться еще несколько отдыхающих. Подошел поезд… Я дождался, пока людской поток схлынул, но увидел в камере только мужчину в очках с небрежно зажатой в зубах трубкой.

Я направился к причалу, где плескались мутно-зеленые волны, а у волнореза что-то стоял с удочкой. Подошел еще один рыболов, и я узнал обоих: это были аспирант Вадим и его товарищ с дикого пляжа.

— Не помешал?

— Нет как будто, — ответил Вадим и добавил, обращаясь к товарищу: — Через десять минут, можешьсверить часы.

— Не клюет? — спросил я.

— Не особенно, — ответил Вадим.

Мне показалось, что на дальнем конце причала кто-то есть… женщина как будто. Вадим толкнул товарища; оба смотрели туда, где у мыса Видного шел катер на подводных крыльях. За катером, за мысом сверкнуло, и небо перечеркнул метеор.

— Ну как? — спросил Вадим.

— Точно, — ответил товарищ.

— О чем вы, ребята? — поинтересовался я.

— Да о том же, о загадках природы., метеор видели?

— Видел.

— Завтра приходите в то же самое время, увидите снова.

— Ну да?

— Три вечера подряд одно и то же.

— Интересно.

— А что именно вам интересно?

— А то, что вы о камере хранения на пляже говорили.

Они переглянулись. Вадим сказал:

— Это гипотеза. Знаете, сколько лет. Копернику понадобилось, чтобы доказать очевидную, казалось бы, мысль о беге нашей планеты вокруг светила?.. Ну вот, а вы готовы поверить нам сразу. Так не бывает.

— Не бывает… — поддержал Вадима товарищ.

— Почему же не бывает?.. Я вчера говорил с той женщиной.

— Ну и что узнали?

— Да ничего не узнал. Отвечает «да» и «нет».

— И не узнаете ничего, даже если мы с Родей правы. Так, что ли, Родя?

Родя утвердительно кивнул. И вдруг спросил:

— А вы что, в самом деле поверили?

— Да как сказать…

— Вот то-то и оно, что проверить это невозможно. Тут сам Коперник бы спасовал. Допустите на минуту что-нибудь такое… понимаете?.. И увидите, что вы абсолютно беспомощны и вокруг вакуум, пустота, полное отсутствие фактов.

— Странные, однако, у вас ассоциации… Между прочим, Вадим и Родя, пока мы с вами разговаривали, исчез человек. Вон там, на дальнем конце причала…

— Показалось!

— Пойду посмотрю…

Прошел весь причал, но никого не обнаружил. Ни с чем вернулся к ребятам.

— Неужели шутке поверили? — опять спросил Родя.

— Ладно, чего уж… почему на пляже не появляетесь?

— Да мы на другой перебрались. Чтобы вам не мешать.

* * *

Пора наконец избавиться от навязчивой мысли о сатурнианцах, которые якобы появляются на необыкновенных летательных аппаратах, свободно парят над Гималаями, в глубине морской передвигаются с помощью неких светящихся колес, выныривая на поверхность, чтобы запросто поболтать с наивными простачками третьей планеты и снова заняться своими делами.

…Рано утром я пошел на базар, купил букет чайных роз, уже немного увядших, три килограмма винограду, корзинку, в которую сложил виноград, прикрыл его журналом, сверху положил розы, приладил плетеную крышку и сдал в камеру хранения.

Принимала женщина. Была она в золотисто-желтом платье с белым газовым поясом, в дымчатых очках, на плечах — легкий шумящий плащ, на запястье — браслеты, на смуглых ногах серебристые туфли с высокими каблуками, расписанными золотыми волнистыми линиями. Я застыл как вкопанный. Передо мной была комната с голубым ковром и маленьким столиком. На столике — хрустальный стакан, в стакане — алый цветок. Куда-то подевались саквояжи и сумки?..

Женщина стояла в стороне, и я потому видел это пространство с белыми и желтыми бликами. Но вот она сделала два-три шага, и комната с голубым ковром утонула в полутьме. Я протянул ей корзинку. И тут заметил транспортер, опустил на ленту корзинку и взглянул на женщину. Под башней темно-золотых локонов — неподвижное, строгое лицо.

— Все? — спросила она.

— Все, — ответил я, отошёл и понял: она, она была на при чале вечером, некому больше.

Осторожней, подумал я невольно, не подавай виду, что ты ее хочешь провести, иначе… Что будет, я не знал. Но интуиция подсказывала, что тайна голубой комнаты мне не откроется.

Промелькнула неделя.

На пляже, на горке с серыми теплыми камнями, где не раз поджидал я Женю, представлялось вдруг, что комната с голубым ковром исчезла и женщина тоже. Не пора, ли, спрашивал я себя… И вот новый день: у крутого берега я ловил знакомую минуту — показывалась бесшумная электричка, волна полого ложилась на красноватую гальку, голубоватый лес казался древним, сказочно живописным и притягивал к себе. Я подплывал к берегу, бросался на гальку, но все менялось вокруг: и лес много терял в моих глазах, становился обычной рощей на взгорье, и на голой полосе берега, круто взбегавшего к его подножию, открывались рытвины, горы щебня.

«Что необычного нашел я в камере хранения?..» — думал я И бродил по берегу и искал парней, размышлявших о ней много дней назад. Их не было.

Я пошел к Жене, и мы стали собираться. У камеры хранения я остановил ее. Теперь спустя восемь дней многое должно проясниться.

— Подожди.

Подошел к знакомому окошку. Протянул квитанцию. Женщина была рядом со мной, только на ней было другое платье — белое с голубым поясом. За ней угадывался неувядающий алый цветок на столике. Темный контур цветка плавал над хрустальным стаканом. Странная мысль промелькнула вдруг. «Зачем им… этим… старые вещи, если они могут сотворить в мгновение ока все, что надо — и более того?».

Я взял корзинку, откинул плетеную крышку. Розы были свежее, чем восемь дней назад. Я протянул Жене букет, ведь сегодня у нее день рождения… Но голова была занята другим: что происходит? Женщина отошла от окошка, но я успел заметить, как белым огнем полыхнул ее гранат, цветок как будто плавал над хрустальным стаканом, и столб света выхватил из тьмы голубой ковер, и мне послышался там шум моря. «Вот оно что! — подумал вдруг я. — Им нужны подлинные вещи. Пусть старые, но подлинные. Там, у них на другой планете, наверное, музей, лаборатория, что еще?.. Взамен они возвращают дубликаты, копии. Им это по силам. Просто!..».

И тут случилось то, что иногда случается со мной: пропало очарование голубой комнаты, женщины, алого цветка в хрустальном стакане, ведь я, наверное, добрался до сути. Как там, на берегу, где вечно будет пробегать на фоне леса поезд и, может быть, подарит кому-нибудь волшебную минуту, утраченную для меня. Не то чтобы я очень уж хотел огласить результаты моего эксперимента с розами, которые выглядели совсем живыми, как будто и не сдавал я их восемь дней назад вот этой ворожее. Нет. Но мне надоело играть в прятки.

Я говорил слишком громко, не без иронии, понимая, что только так и не иначе могу я выразить свое отношение к событиям и свою роль в них. Потом, когда память снова возвращала меня в этот солнечный день, я корил себя за поспешность. Но. допустим, я поступил бы иначе. Смог ли бы я чего-то достичь? Вряд ли…

Женя настойчиво тянула меня за руку — подальше от этого не нравившегося ей места. Она ничего не замечала и воспринимала мою горячность спокойно, но во время разговора, как я убедился позднее, смысл моих слов не вполне доходил до нее, она лишь живо улавливала интонацию.

Подул ветер.

Всего на мгновение я отвел взгляд от знакомого окошка. Но этого мгновения оказалось достаточно. Взяв под руку ничего не подозревавшую спутницу, я шагнул к нему, уже понимая, что опоздал… Да, опоздал.

Я не верю своим глазам… Передо мной белеет стена камеры, по ней разбегаются причудливые желто-зеленые узоры — отблески волн. На решетчатых створках красуется замок. Я осторожно провожу пальцем по темному холодному металлу. Замок покрыт пылью, и кажется, что провисел он тут очень долго. Быть может, это порыв ветра поднял пыль и надул сора в заржавленную скважину.

Медной тусклой проволокой к знакомому окошку прикручена табличка: «Камера хранения переведена в помещение вокзала». Женя недоуменно смотрит на меня, и выражение удивления в ее больших светлых глазах сменяется другим: она как будто подозревает сговор. В тридцати шагах от нас по-прежнему лениво и бездумно плещется море.

Искатель. 1981. Выпуск №5

Борис Руденко. Цена искупления.

Фантастический рассказ.

Искатель. 1981. Выпуск №5

Все это теперь позади. До предела осточертевшая тяжесть жестких скафандров, метановые ураганы Юнги и оглушающая, жгучая тоска по дому. Все это в прошлом. Пройдет еще двое суток, и все мы — все тридцать шесть, взойдем на борт большого планетарного модуля, чтобы покинуть Юнгу навсегда. И право, никто из нас не станет о том жалеть, хотя частица каждого осталась здесь, на этой планете. Эти последние два дня никто из нас и близко не подойдет к реактору, не посмотрит в ту сторону. Пожалуй, мы почти не будем разговаривать друг с другом эти два дня. Может, потому, что реактор — единственная тема ваших разговоров в последние годы, единственный предмет волнений и споров. И единственное, о чем мы не захотим слышать в эти последние двое суток на Юнге.

Запретная тема, Никто ее, конечно, не запрещал, просто для каждого реактор — мост между прошлый и будущим.

* * *

Налетевший шквал повалил незакрепленную регенераторную колонну. Прямая вина Косовского, настоявшего на ее установке, несмотря на штормовое предупреждение. Только искать виновных уже не время. Шквал повалил колонну и покатил на каркас энергостанции. Поблескивая отраженным светом молний, тысячетонная громада неторопливо надвигалась на распределитель и обнаженные коммуникации — результат двухмесячного труда всей колонии.

Медленно и неотвратимо, на виду у всех. Люди ругались и скрежетали зубами, бессильные что-либо изменять. Единственный шанс оставался у Корнева. Его машина была ближе других, он мог попытаться. Каждый поступил бы так же, но мог только Корнев. Следовательно — был должен.

В тот единственный момент, когда накатывающаяся колонна заслонила его от ветра, слегка ослабив бешеный напор, Корнев отстрелил якоря и бросил свой мультигрейдер под матовое, ленивое брюхо. Машину сильно снесло ветром, но Корнев добрался, тут же вонзив в землю последний оставшийся якорь. В сплошном реве и грохоте бури хруста слышно не было. Мультигрейдер Корнева превратился в сплющенную жестянку. Капсулу безопасности на три четверти вдавило в жесткую, каменистую почву, но колонна остановилась.

Корнев ворочался в своей капсуле, отплевывался от чего-то, беспрестанно спрашивал.: «Ну как? Получилось? Ну что?» Ему орали в тридцать шесть глоток, что все в порядке, все как надо, молодец, — но Корнев не слышал из-за повреждения связи и все повторял: «Ну как? Чего молчите?».

Целый час, пока бушевал шквал, а потом еще сколько-то, пока капсулу с Корневым выколупывали из-под колонны, он как заведенный повторял эти самые слова. Потом он объяснил, что аварийное освещение капсулы тоже вышло из строя, и в наступившей безмолвной темноте он полностью потерял ориентацию в пространстве и времени. В той, прежней жизни он испытал однажды такое ощущение, заблудившись в карстовых пещерах Крыма. Корнев с самого начала не скрывал своего прошлого, каждый рано или поздно начинал понимать, что нести бремя совершенного в одиночку гораздо тяжелее.

Почти каждый.

* * *

Мы делали Юнгу пригодной для жизни человека. Превращали ее в новую Землю. Чтобы сделать это, следовало изменить атмосферу. Превратить ядовитую смесь метана с углекислым газом в нечто пригодное для дыхания. Для этого мы строили реактор — гигантский атмосферный преобразователь.

В лабораторных условиях задача довольно простая. Следует добыть кислород из углекислоты, с его помощью сжечь метан, из образовавшейся окиси вновь выделить кислород и снова сжечь метан — и так далее до самого конца, постепенно включая в процесс живых пожирателей углекислого газа — водоросли хлореллы.

Из регенерационных колонн в камеру сгорания и снова на регенерацию. Энергетические ресурсы пополняет бешеный ветер Юнги, ядерная электростанция и сгорающий метан. Такова принципиальная схема реактора.

Триста восемь колонн, двадцать две камеры сгорания, столько же парогенераторов, одиннадцать ветровых энергостанций, одна ядерная и бесчисленные километры коммуникаций. Плюс ремонтный завод, вспомогательные помещения и многое другое, вплоть до гигантских изложниц будущих плантаций хлореллы.

Все это должны были сделать мы — тридцать семь человек на Юнге.

Конечно, мы были не одни. Колоссальный технический потенциал Земли помогал нам. У нас было все, что могла предоставить инженерная мысль. Все самое лучшее, самое современное и самое надежное — могучие умные машины, прочный удобный дом, совершенная система личной безопасности.

И неограниченный запас времени.

* * *

Существо появилось, когда наступили недолгие недели относительного затишья — первого для нас сезона перемены ветров. Однако и тогда никто не рисковал покидать надолго личные машины, хотя мы знали, что прежнюю силу ураганы наберут лишь через месяц. Именно этот инстинктивный страх новичка спас жизнь некоторым из нас, и прежде всего Фильдеру.

Фильдер так и не смог тогда связно объяснить, откуда оно взялось. Он наблюдал, как «циклопы» собирали двенадцатую колонну. «Циклопы» работали безукоризненно: осторожно сдвигали секции, тщательно проходили швы сваркой и рассыпались на автономные модули, чтобы смонтировать внутренности очередного отсека. Фильдеру ничего не нужно было контролировать, он просто ждал окончания сборки, чтобы вызвать подъемник. Пока ему нечего было делать и он сообщил об этом Акрошу, дежурившему в центральном посту, предложив монтаж следующей колонны предоставить полностью автоматам, а самого его перевести на другой участок.

Пока Акрош выяснял, куда рациональней всего направить Фильдера, тот запросил штормовой прогноз и, узнав, что шквалов не ожидается по меньшей мере в ближайшие полсуток, решил прогуляться вокруг строительной площадки минут пятнадцать. Из предосторожности Фильдер не захлопнул дверцу своего «жука» и, вероятно, этим спас себе жизнь.

В пяти шагах от машины он ощутил холод — не иллюзию озноба, а настоящий холод, что было совершенно немыслимо в автономном жестком скафандре. Фильдер успел подумать о вероятных неполадках терморегуляции, и это тоже не имело ни малейшего смысла, поскольку наружная температура превышала двадцать по Цельсию. Внезапно он увидел, что вокруг него меркнет свет. Уже не размышляя, он бросился к машине. Ноги подламывались и немели. Фильдер перестал ощущать свое тело, последним усилием перевалился через порожек и приказал двери закрыться. Лежа на полу кабины, полупарализованный и полусонный, од видел, как сгустившаяся тьма, трепеща, прильнула к прозрачному корпусу «жука», сдавила его с каким-то металлическим шорохом, затем отпрянула и медленно растаяла в воздухе. Или растеклась по земле. Фильдер так и не понял, куда она делась.

Минут через десять Фильдер пришел в себя и немедленно сообщил об опасности на центральный пост. Он говорил сбивчиво и малопонятно, вызвав в Акроше подозрение на галлюцинацию. Тем не менее Акрош сразу же передал сообщение Фильдера остальным и, как оказалось, весьма своевременно. Живая тьма нападала в течение следующего получаса дважды, подтвердив тем самым психическую устойчивость Фильдера. Появлялась ниоткуда, обволакивала «жука», словно пробуя его крепость, и бесследно исчезала. Но никто из людей уже не был застигнут врасплох.

Раньше Фильдер был пилотом. Он сказал, что примерно такое состояние, только в несколько более слабой форме, испытывает некапсулированный человек при межзвездном скачке. Внезапно вмешался Залецки, подтвердивший, что ощущение это не из приятных.

«Ты тоже был пилотом?» — заинтересовался Фильдер.

Залецки запнулся и сказал, что это Фильдера не касается.

* * *

Тем, кто строил для нас на Юнге жилой комплекс, наверное, было труднее. Ведь они были лишены даже дома. Они так и жили в своих «жуках», мультигрейдерах и других рабочих машинах, почти не вступая в непосредственное общение друг с другом. Это очень трудно. Вероятно, вина каждого из них была несравненно выше, чем наша. Правда, искупление для них наступило гораздо быстрее…

Совершивший ошибку обязан ее исправить немедленно. А если это невозможно, если последствия необратимы и тяжелы, если не находишь себе оправдания ни в чем и нет сил противиться желанию уйти без борьбы, тебе дается шанс. Сегодня здесь, на Юнге, и в других местах тебе дается возможность жить во имя Искупления, от которой никто не вправе отказаться.

Искупление придет для нас, когда заработает реактор. Никто не будет знать имен его создателей. Наших имен. И в этом высшая милость, высшая степень прощения.

* * *

Так, в прежней жизни Корнев был врачом. Он любил свою профессию, как любил бы любую другую, сложись его судьба иначе. Он любил свою работу не более чем она того требовала. Немного завидовал однокашникам, сумевшим в чем-то обогнать его, оказаться удачливей в жизни. Чуть бы побольше везения, обаяния, умения расположить к себе старших… Может, Корнев лишен этих качеств, а может, они ему просто не нужны. Извечное деление на трудяг и счастливчиков. Лопни, лезь из кожи, но сверх отпущенного судьбой не получишь.

Корнев не собирался лезть из кожи. Его вполне устраивала скучноватая повседневная практика: легкие случаи, хлопотные, случаи посложнее и совсем сложные, уже не доставлявшие никаких хлопот, поскольку есть на то столичные корифеи и центральные клиники.

А были еще ласковые тихие вечера, теплый бриз, шуршание медленных струй под килем парусника и маленькая послушная рука в ладони. Разве мало этого?

Она ждала его, кажется, в тот вечер, когда он, бессмысленно скользнув взглядом по графе противопоказаний в личной карточке больного, сделал укол, а уже через час, поспешно вернувшись к постели впавшего в аллергическую кому, понапрасну терял время, пытаясь определить причину.

Вероятно, она еще ждала Корнева, когда он оцепенело и тупо глядел на неподвижное, остывающее тело, к которому корифеи не поспели вовремя…..

* * *

До прихода ураганов живая тьма больше не появлялась ни разу, и отчасти стало понятно, почему десанты разведчиков и строители базы не заметили на Юнге этой странной формы жизни. Впрочем, гибель одного из строителей заставляла призадуматься. За полчаса до очередного шквала связь с ним прекратилась. Когда ветер утих, товарищи пропавшего, вытащив из почвы якоря, отправились на поиски и очень скоро обнаружили его машину — подготовленную к шторму и вполне исправную, с распахнутой дверцей.

Смешно искать следы человека, попавшего под шквал Юнги, однако строители искали несколько дней подряд, пользуясь каждой минутой затишья. Единственным логичным объяснением происшедшего была неисправность радиосвязи, помешавшая услышать штормовое предупреждение.

Случившееся с Фильдером давало иную окраску трагическому событию, хотя ничего, совершенно ничего, кроме ощущений самого Фильдера и двух его товарищей, не подтверждало опасений. На следующее утро по всему гигантскому периметру строительной площадки были расставлены индикаторы биоактивности. Безотказные и чрезвычайно чувствительные. Они простояли до самого конца, так о себе ни разу и не напомнив. Постепенно все это начало забываться, и даже Фильдеру порой казалось, что, в сущности, ничего не было вовсе.

За прошедший месяц не было установлено ни одной колонны, так как по настоянию Акроша добрая половина группы занималась воспроизводством «циклопов». Акрошу удалось убедить остальных строить реактор не поэтапно, а готовыми секциями, которые можно было бы параллельно со строительством отлаживать и доводить непосредственно в рабочем режиме. Акрош доказал, что временное снижение темпов из-за отвлечения сил на подготовку нового метода не только не скажется на общих сроках работ, но и существенно сократит их в последующем.

Для этого следовало удвоить количество «циклопов». Эти машины, сочетающие компактность и разнообразие рабочих программ, были наиболее эффективны в довольно ограниченных пределах площадки секции. Акроша охотно поддержали еще и потому, что каждому поскорее хотелось увидеть в действии хотя бы часть реактора — некий промежуточный, но тем не менее конкретный результат их труда.

Спустя неделю были установлены сразу две колонны — двенадцатая и тринадцатая и начат монтаж парогенератора.

* * *

Пилот Фильдер окончил училище, которое несколько столетий назад назвали бы привилегированным. Оно и в самом деле являлось таковым, поскольку критерии отбора курсантов здесь были ужесточены вдвое против обычных. Поступивших считали счастливчиками друзья, родные, курсанты других училищ — все, кроме самих поступивших.

Окончившие училище получали определенные преимущества, но они не доставались даром. Фильдер и его однокашники платили за них потом бесконечной вереницей имитаторов и тренажеров, многочасовыми бдениями в кресле кибертичера и отсутствием множества традиционных прелестей обычной студенческой жизни. Взамен они получали квалификационное звание на класс выше, сокращенный вдвое срок стажировки и вполне определенные перспективы роста.

Первое повышение Фильдер получил раньше прочих выпускников его курса. Третье — прежде, чем многие успели получить второе. В тридцать два года он стал капитаном корабля Звездного десанта. Фильдер был прекрасный, редкий пилот, и происшедшее на орбитальной станции Марс-2 до сих пор всплывало перед ним подобно жутким видениям ночного кошмара.

В тот день он чувствовал себя всемогущим. Блестящий рейс завершался слишком буднично. Самостоятельное наведение в пределах тысячекилометровой сферы вокруг станции было категорически запрещено: Марс-2 — одна из самых загруженных станций в системе. Корабль Фильдера терпеливо дожидался своей очереди, иногда вздрагивая от легких рывков малых корректировочных двигателей.

Две хорошенькие ассистентки биолога демонстративно заскучали, шутливо убеждая Фильдера явить мастерство звездного аса и спасти дам от невыносимого, бесцельного, бестолкового ожидания.

Фильдер рассмеялся. Он все мог в этот день. Он испытывал подлинное вдохновение и, увидев коридор, дважды просчитал вероятность успеха. В третий раз это же сделал бортовой вычислитель, подтвердив расчеты Фильдера. Второй пилот с недоумением и тревогой посмотрел на него, когда Фильдер отключил автонаводку и плотно прижал ладони к управляющему диску.

Корабль пошел мягко и быстро. Со станции прозвучало несколько раздраженных окликов, но диспетчер скоро умолк, убедившись в абсолютной безупречности маневра. Оставалось сделать разворот и прилипнуть к причалу, когда диспетчер закричал вновь, и в его голосе звучала не тревога, а настоящий ужас. Фильдер еще мог спасти положение, немедленно включив автопилот, но почему-то не сделал этого.

Прямо перед Фильдером внезапно всплыл корпус большого пассажирского модуля. Факт его появления остался загадкой для Фильдера. Именно в это мгновение модуль не должен был появиться тут. Голоса диспетчера, Фильдера и неизвестного пилота модуля слились в единый вскрик. Борт модуля со скрежетом вмялся под ударом десантного корабля. В следующую секунду вспыхнуло близкое пламя стартового микродвигателя. Фильдер отстранение понял, что с модуля стартовала спасательная капсула команды, и поразился. В тот момент он даже забыл о своей вине. Капитан, бежавший первым, более чем преступник. Он уже никто. Он теряет все и навсегда.

Благодаря искусству Фильдера, сумевшего избежать повторных столкновений, число погибших пассажиров модуля не превысило пяти.

И до и после суда Фильдер не мог выбросить из головы мыслей о бежавшем пилоте. Как бы плохо ни было самому Фильдеру, тому было несравненно хуже.

Вероятно, Фильдер поразился бы, узнав, что имя пилота — Залецки.

* * *

Каждому из нас было назначено искупление Юнгой. Каждый согласился с приговором. Говорят, раньше, давно, было совершенно иначе. Совершивший преступление на определенный срок насильно изолировался от общества себе подобных. Это казалось невероятным. Ни здесь, на Юнге, ни в других местах никто никого не держал насильно. Зачем? Разве можно убежать от самого себя? И как заранее определить срок изоляции? На Юнге мы находились от момента закладки фундамента реактора до его пуска. Мы все стремились сократить это время, страстно желали его окончания, но не в том заключалось главное. Каждый из нас мог уйти и раньше, в любой момент. Но мы должны были знать, что заслужили эго право.

Искупление назначается только при условии признания преступником своей вины. Никто и никогда не знал случая, чтобы представший перед судом отказался это сделать. Искупление назначается судебной комиссией, членом которой становится и совершивший преступление. Фактически же функции комиссии сводятся к контролю за тем, чтобы решение не было чересчур жестоким. Уже давно преступник сам назначает себе искупление. Каждый из нас прошел через это.

Аппарат дальней связи находился в гостиной. Действующий и совершенно исправный. В любую минуту можно поговорить с тем, кто дорог, кого видишь наяву бессонными ночами. Стоит лишь сорвать пломбу и набрать код. Так просто!.. Но право на это тоже нужно было заслужить.

А еще можно вызвать Апелляционный совет и закричать в самый экран: «Хватит! Все! Больше не могу!..».

Но пломба оставалась нетронутой. Спустя полтора года мы стали избегать гостиной. Мы боялись ее, скрывали страх друг от друга, безуспешно старались забыть о существовании проклятого аппарата.

Так не могло продолжаться долго.

Однажды во время завтрака мы услышали грохот и звон стекла. Никто не произнес ни слова, не сделал ни одного движения — всем было ясно, что происходит. Расходясь по рабочим местам, каждый прошел мимо гостиной, заглянув в распахнутую дверь. Разбитая в щепы переговорная кабина, вдребезги размолоченный пульт связи. Кто-то из нас все-таки сделал это, и, право, какая разница, кто именно. Еще через полгода гостиная вновь сделалась местом вечерних встреч…

* * *

Косовский по профессии биолог. Он доказал, что Юнга имеет биосферу. Странные организмы с немыслимым, с нашей точки зрения, обменом веществ. Однако, несомненно, это была жизнь. Флора или фауна. Или то и другое вместе взятое. Жизнь, существующая в условиях ураганных метановых ветров Юнги, неизбежно должна иметь совершенно парадоксальную форму.

Однажды Косовский привез в контейнере своего «жука» останки жуткого существа, невесть как попавшего в помещение энергостанции и замкнувшего своим телом силовые контакты. Быть может, «живая тьма» и это существо принадлежали к одной породе? Косовский был возбужден открытием, показавшим, что происшедшее с Фильдером и другими не галлюцинация, не мираж. На Юнге была жизнь. Косовский был ослеплен удачей и оттого не осознавал значения своего открытия для всех нас.

Все работы на Юнге будут прерваны до тех пор, пока компетентная комиссия не даст заключение об отсутствии разума и перспектив на его появление у местных обитателей. Для этого нужно будет изловить несколько экземпляров. За два года, проведенные группой на Юнге, существа появлялись всего трижды, причем одновременно. Появлялись мгновенно, неизвестно откуда и так же мгновенно исчезали. До нас их никто не видел. Каждый прикинул, на какое время примерно будут заморожены работы, окончание которых так много значило для нас.

Косовский забыл обо всем. Он увлеченно излагал свою теорию смешанной, животно-растительной формы жизни.

«Может ли она быть разумной?» — спросил кто-то.

Косовский сказал: безусловно, нет. Практически отсутствует нервная ткань. Обгоревшая на контактах тварь на редкость примитивна. Быть может, это не та, что напала на Фильдера. Может, на планете есть и другие формы…

«На меня никто не нападал», — жестко сказал Фильдер, и Косовский удивленно запнулся.

Конечно, может быть, в самом деле это нельзя назвать нападением…

«Не было ничего. Только мираж. Наваждение, фантом. Юнга необитаема».

Косовский заспорил. Он все еще ничего не понимал,

Остальные подтвердили: не было никаких существ. Их нет вообще. Один из нас незаметно выскользнул из гостиной.

«Позвольте, — сказала Косовский — а как же останки, найденные на энергостанции? Это уже не мираж. Это факт, настоящий факт!».

Восторженная дрожь звучала в его словах. Он очень любил свою прежнюю профессию. Таких минут, наверное, ждут всю жизнь. Минуты настоящего триумфа случаются только раз в жизни.

В наступившей тишине стало слышно дыхание людей. Затем чей-то голос произнес: «Все это мираж. От начала до конца». Кажется, это произнес тот, кто недавно выходил из гостиной. Он только что вернулся и прекрасно знал, что говорил. Любой факт за несколько секунд обращается в мираж в ослепительном огне плазменного резака.

Косовский секунду помедлил, затем бросился в лабораторию, где оставалось препарированное существо. Все уже поняли, что он опоздал.

Он вернулся минут через пять. Вошел в гостиную и обвел всех бесцветным, тусклым взглядом.

«Один пепел, — сказал он. — Ничего не осталось. Просто пепел».

Мы разошлись, опустив головы. Невозможно было смотреть на Косовского и друг на друга в ту минуту.

* * *

Вчера мы запустили первую секцию реактора. Это был по-настоящему торжественный день. Мы все собрались в главном зале. Первая секция из двадцати двух. Наша первая победа. Лучше сказать: первая большая победа потому, что побед малых в нашей борьбе с Юнгой неисчислимое множество. Каждый день она понемногу проигрывала нам, эта сумасшедшая планета, а теперь терпела настоящее поражение. Через две недели войдет в строй вторая секция, а дальше дело пойдет еще быстрее.

Мы смотрели, как Акрош запустил насосы, как заработали регенерационные колонны — все четырнадцать, и освобожденный кислород потек по магистралям в камеру сгорания.

А когда включилось зажигание топки, раздался страшный грохот. Топка взлетела на воздух, разорвалась на тысячи кусков. За доли секунды триумф превратился в поражение. Самое отвратительное, что мы не могли получить ответа: отчего это случилось? То есть причина взрыва, конечно, ясна: в момент зажигания камера была заполнена смесью кислорода с метаном. Насколько взрывоопасна такая смесь, известно каждому школьнику. Но как там оказался метан? Была ли нарушена герметизация? Почему не сработали датчики газоанализатора? На все эти вопросы ответа не было, и единственное, что нам оставалось, как только разойтись по своим «жукам» и приняться за ликвидацию последствий аварии.

До тех пор, пока не будет найдена и устранена причина, пришлось приостановить строительство остальных секций. Мы не имели права повторять своя ошибки.

* * *

Ответ на вопрос «почему?» был получен, когда мультигрейдер Залецки провалился по самую крышу при расчистке фундамента взорвавшейся топки. Настоящее нефтяное болото под метровом коркой твердого грунта. Под тяжестью здания корка не выдержала, и фундамент дал осадку. Совсем незначительную, но достаточную, чтобы в бетонных стенах появились микротрещины. Герметизация была нарушена.

Что же касалось газоанализатора, то следовало предположить, что он вышел из строя раньше из-за внутренних дефектов. Довольно примитивное, но вполне допустимое объяснение. Тем более что другого не было.

На забивку свайных опор, укрепление фундамента и определение границ болота ушел целый месяц. Только потом возобновились основные работы.

Во время установки седьмой секции заболел Косовский. Это случилось как-то слишком быстро, вдруг. Все беды приходят нежданными. Он руководил из своего «жука» заливкой фундамента парогенератора. Внезапно подчиненные ему машины будто сбились с темпа, смешались в кучу и бесцельно затоптались на месте.

Заметив неладное, забеспокоился дежурный по центральному пульту. Он несколько раз окликнул Косовского, проверил исправность связи, затем перешел на аварийный канал.

Косовский не отзывался. Дежурный оповестил его ближайших соседей — Тардье и Лосева. Как раз в этот момент странная сутолока рабочих механизмов прекратилась. Выстроившись в колонну, они двинулись к зданию энергостанции. Происходило нечто непонятное, однако дежурный и подоспевшие соседи не испытывали пока тревоги, пытаясь восстановить прерванную с Косовским связь.

Все стало ясно, когда первая машина достигла энергостанции. Разогнавшись на ровной площадке, многотонная малина врезалась в стену здания, проломила ее и, скрывшись внутри, принялась сокрушать все, что попадалось под манипуляторы. Вслед за ней в разрушительную работу включились еще два механизма. Остальные стояли неподвижно, будто дожидаясь своей очереди. А может, Косовский просто забыл об их существовании.

В это время все услышали его голос. Какое-то неразборчивое бормотание. Он не отвечал на оклики, казалось, не слышал ничего. Доносились только обрывки фраз: «Никто не имеет права… Они разумны… Все погибнут, все…».

Здание энергостанции наконец рухнуло, погребая под собой взбесившиеся механизмы. Остальные машины тут же развернулись и направились к регенерационным колоннам. Стало понятно, что произойдет дальше. С криком: «Косовский! Остановись!» Тардье бросил свою машину на «жука» Косовского, ударил его в борт. Тот словно не ощутил удара. Тогда Тардье рубанул «жука» плазменным резаком, вылущивая из закипевшего металла капсулу с обезумевшим Косовским. Лишенные управления автоматы замерли всего в десятке метров от ближайшей колонны.

В этот день, единственный раз за все время строительства, с орбиты был вызван посадочный модуль, который забрал впавшего в коллапс Косовского. Прибывший врач определил у него космическую ностальгию первой степени, отягощенную довольно редким заболеванием. Одним из симптомов этой болезни было отождествление планеты с живым организмом, которому люди якобы наносят своей деятельностью непоправимый вред. Этот врач, несомненно, прекрасный специалист по внеземным недугам, только здесь он немного ошибался. Косовский не считал Юнгу живым существом Он считал разумными ее обитателей. Возможно также, что его болезнь началась в тот день, когда были уничтожены останки погибшего в энергостанции существа.

И эта мысль мучила каждого из тридцати шести оставшихся до самого конца.

* * *

Все наконец завершилось. Настал день, когда реактор, этот гигантский атмосферный завод, вздохнул в полную силу. Теперь и зоне реактора всегда будут дуть постоянные ветры. Атмосфера Юнги постепенно станет избавляться от метана и насыщаться углекислотой и влагой. Затем настанет черед хлореллы, а вслед за ней на Юнгу придет жизнь, придут люди. Это случится не скоро. Пройдет лет пятьдесят или даже больше. Многие из нас этого уже не увидят.

Сегодня мы можем навсегда улетать с Юнги. Не знаю, вернется ли кто-нибудь из нас к своим прежним занятиям, станет ли таким как прежде. Наверное, нет. Скорее всего нет. Пережитое останется с нами до последних дней. И с каждым из нас навсегда останется Юнга, ее ураганы, все, что случилось на этой планете.

Но теперь мы можем быть свободны. Цена искупления оказалась высокой, но мы уплатили ее сполна. Перед нами — реактор, творение рук наших, результат наших усилий, созданный для людей и во имя людей.

Конечно, до конца преступление не может искупить ничто. Но мысль о совершенном здесь нашими руками будет теперь помогать каждому из нас. По сути, Юнга была не наказанием, нет, спасением для каждого из нас. Спасением от самих себя, от мучительных угрызений совести.

…Только сейчас мы узнали, что право улететь с Юнги получили не все. Двое должны остаться. Не буду называть их имен, не имею права этого делать. Те двое, что никогда не рассказывали о себе. Вероятно, они имели на то причины. Может быть, они совершили что-то страшное. Возможно, их преступление было умышленным Никто из нас никогда не видел человека, совершившего умышленное зло.

Цена искупления, которую они определили себе, еще не уплачена. Она огромна, эта цена. Узнав ее, мы испытали ужас.

Для этих двоих искупление наступит только тогда, когда на Юнгу придет жизнь. Когда это произойдет? Через пятьдесят лет? Больше? Значит, для них уже никогда?..

То, что мы узнали на Юнге, изменило все. Постепенно и трудно каждый из нас пришел к мысли о невозможности совершения еще одного преступления ради искупления первого. И у каждого перед глазами стоял Косовский. Пусть вероятность присутствия разума на Юнге исчезающе мала, но вправе ли мы исключить эту малость? Мы еще задолго до окончания работ решили, что реактор должен быть построен и испытан, а затем остановлен на то время, которое потребуется для поисков истины. Пусть нам придется провести на планете еще какое-то время, каждый смирился с такой возможностью.

Только все стало иначе, когда мы узнали о тех двоих. Они ушли из гостиной, словно предоставляя нам право действия. Но у кого из нас теперь хватит решимости совершить задуманное? Остановить реактор — значит лишить этих двоих последней надежды оборвать последнюю нить, связывающую их с большим миром…

Над посадочной площадкой засветился ореол ионизированного газа. Площадка готова к приему пассажирского модуля. Через четверть часа он будет здесь. В тот же момент произошло еще что-то. Мы даже не сразу поняли, что именно.

Стало необычно тихо. Смолк могучий мерный гул, к которому мы уже успели привыкнуть. Реактор перестал работать, и у каждого в мозгу мелькнула страшная мысль о новой катастрофе. Мы бросились в Центральный пост, бежали по коридорам, задыхаясь от спешки и страха. У распахнутых дверей огромного зала мы остановились.

Те двое ждали нас здесь. Это они избавили нас от тяжкого бремени решения. Они сами выключили реактор.

Искатель. 1981. Выпуск №5

Димитр Пеев. АБЕРАЦИО ИКТУС[2].

Роман.

Искатель. 1981. Выпуск №5

— Смотри, ему стало легко! Нет, дорогой, еще слишком рано… А если правда такова, если Сивков действительно вышел, а смерть наступила после его ухода по какой-то другой причине, не связанной с ним?

— Значит, уходя из квартиры, вы не встретили никого?

— Никого. Никто мне не встретился, и ни с кем я не разговаривал.

— А мужа Пепи вы знали лично?

— Нет, я никогда его не видел.

— Плохо.

— Почему?

— Потому что, судя по вашему рассказу, вы являетесь последним человеком, кто видел Пепи живой.

— Как живой?! Что вы хотите этим сказать? Разве она мертва?

Антонов посмотрел ему в глаза.

— На другой день ее нашли мертвой в квартире. Отравленной. А вы ужинали вместе с ней…

— Вы меня подозреваете? Меня?

— А кого же подозревать?

— Но я же… — Сивков начал оглядываться, будто искал в комнате аргументы для доказательства своей невиновности. — Я… правда, изменял своей жене… У меня было намерение провести и эту ночь с Пепи. Но почему я должен был ее убивать? Она была жива, жива и здорова, когда я уходил… Хотя и очень испугана.

— Допустим, что она была жива. Многие яды действуют с запозданием…

— Нет, нет, я не давал ей никакого яду. У меня нет такого. Откуда?.. Да и зачем мне?.. Для этого ли я пришел к ней на ночь, чтобы отравить ее? Это какая-то бессмыслица!

— Хотя, — Антонов продолжал, словно не слыша его слов, — вы могли уйти после убийства Пепи…

— Нет, — начал повышать голос Сивков. — Нет! Это неправда!

— Что здесь неправда?

— Что я ее убил!

— А то, что вы ушли после «того»?

— И это неправда. Она была здоровой, совсем живой…

Как это так, может ли быть человек «совсем живым»?

А почему бы и нет? Человек, которому дали яд, уже не «совсем живой». Но не об этом сейчас подумал Сивков. Консулов взглядом указал ему на протокол. «Давай заново распишемся, покажем ему, что он снова врет». Так они с Антоновым поступали не раз. По его едва уловимой улыбке было видно, что он доволен допросом и что он не сомневается в виновности Сивкова. Разве для этого не было оснований?

А если… если он невиновен? Если он в самом деле не врет? Разве это невозможно? Почему невозможно? Муж его опознал, звонил, ждал его и увидел. Но не открылся ему. В этом тоже есть своя «мужская логика»: «Почему бы мне не воспользоваться этим случаем? Каждый бы воспользовался этим. И я тоже. А эта сучка так платит мне за все, что я для нее сделал!» Да, но Бедросян был во Врачанском округе. Тогда кто-то другой, бывший любовник, брошенный Пепи? Возможно ли это? Возможно, но крайне неприятно Для следствия. Насколько спокойнее идти к Биневу, взять ордер на арест, а потом, если Сивков окажется невиновен… приносим наши извинения, сожалеем! Да, спокойно для Антонова-подполковника, а для человека Антонова? Не будет ли он потом чувствовать себя подлецом, который ради своего личного служебного спокойствия действовал по-чиновничьи?

Сивков смотрел на него с напряженным ожиданием. Да, он хорошо понимал, что сейчас решается его судьба… Антонов долго и пристально рассматривал его, пока Сивков не отвел взгляд в сторону. В его глазах Антонов не нашел ничего. Может быть, какое-то покорство — либо перед судьбой, либо перед силой?

С тех пор как его «взяли» в аэропорту, они непрерывно атаковали Сивкова вопросами, молчанием, изобличением во лжи, угрозой судебной ответственности за дачу ложных показаний. Сейчас этот красавец, с усами и бакенбардами, этот покоритель женских сердец, чувствовал себя как загнанный зверь. Может быть, дать ему время подумать, прийти в себя? Но о чем здесь думать? Разве не пора «кончать» с ним? Подвести его к самопризнанию? А если ему не в чем сознаваться?..

— А сейчас распишитесь.

На этот раз Сивков расписался без каких-либо вопросов и колебаний.

— Когда вы были у Пепи, сколько раз звонили в дверь?

— Но я вам уже сказал: три раза.

— Хорошо, распишитесь заново. Ясно…

Сивков поколебался, ему ничего не было «ясно»:

— Не удивляйтесь, мы действуем по правилу: под каждой ложью подпись.

— Почему вы мне не верите! Только один раз звонили — три длинных звонка. Я распишусь…

Этот Сивков был плохим артистом. До сих пор он так горячо не отстаивал своих показаний. Означало ли это, что сейчас он говорит правду?

— Вы хотите что-либо добавить к своим показаниям?

— Нет. Я сказал все. Это правда, поверьте мне!

— Попробуем…

— А сейчас что со мной будет? Вы меня арестуете?

— А вы как думаете?

— Я невиновен.

— Невиновные не лгут. Запомните это хорошенько, Сивков!

— Я обманул вас по глупости. Но, поверьте мне, я ни в чем не виноват…

— Это не доказывается частным повторением одного и того же. Будущее покажет… Если же вы действительно невиновны, то помогите и нам убедиться в этом. Ваше поведение пока что свидетельствует совсем о другом. Несмотря на то, что у нас есть все основания задержать вас, мы пойдем вам навстречу и отпустим. Разумеется, при условии, что вы не будете пытаться скрыться от нас. Ваш паспорт пока останется у нас.

— Но он мне нужен для отчета о командировке.

— Когда будет нужно, мы его вернем. Только позвоните мне по этому телефону, — Антонов протянул ему карточку с номером своего служебного телефона. — И еще одно условие: вам не следует покидать Софию без моего разрешения.

— Я вас понял, — с готовностью и облегчением произнес Сивков.

— А теперь поймите самое главное — вы должны прийти к нам по собственной инициативе и рассказать всю правду.

Сивков попытался вновь что-то добавить, но Антонов остановил его жестом:

— Слушайте, Сивков, слушайте внимательно и запоминайте то, что я вам скажу. Не радуйтесь сейчас своей кажущейся свободе — она относительна. Еще меньше вы имеете оснований для самоуспокоения. Мы знаем об этом деле гораздо больше, чем вы подозреваете. Но для вас, понимаете, для вас, а не для нас сейчас самое главное — рассказать все, что вы знаете. А чтобы вы вновь не подумали, что это пустая формальность, скажу только одно. Следы остаются всегда, даже если их кто-то постарался тщательно уничтожить. Вы понимаете? Больше я вам ничего не скажу… А сейчас идите. Этот товарищ проводит вас до выхода.

Когда Консулов вернулся, Антонов читал протокол допроса.

— Читаешь, да? Читай, читай! Я думал, что ты уже у Бинева на докладе.

— Зачем спешить? Пусть Сивков отойдет хотя бы на два квартала. А то… чего доброго, Бинев пошлет нас догонять его.

— Почему ты отпустил его? Зачем ты рискуешь так?

— Определенный риск всегда есть, как и в каждом деле. Но Сивков не тот человек, который способен на «что-то». Риск лишь в том, что он дурак. Он способен при думать какую-нибудь глупость, и тогда действительно придется его задержать. А если у него остался здравый смысл, то он придет сам и признается в том, как все было на самом деле.

— Я не понимаю тебя. Ты все же думаешь, что он умный и явится с признанием, что убил Пепи…

— Нет, это ты так думаешь, а не я. Он не убивал Пепи.

— Понимаю. Можно высказывать сомнение в этом, но не так уж категорично. Зачем ему тогда лгать, выкручиваться, если он ее не убивал?

— К счастью… мне это подсказывают неумолимые законы психологии. Этот Сивков — либо гениальный преступник, либо испуганный заяц, кому жизнь уже показала свои зубы. Но на гения он явно непохож, значит… Врет, говоришь? Так способен врать только человек, потерявший ум от страха. Любой мальчишка способен врать и выкручиваться умнее, нежели он.

— А если он сознательно корчит из себя дурака?

— Это уж из другой оперы. Off же по природе глуп. Давай оставим все это… Ты, Крум, помнишь семь основных заповедей криминалистики?

— Конечно: что, где, когда, кто, каким образом, с какой целью, почему?

— Почему, говоришь? Так дай же мне ответ сейчас: почему? Он собирается в пятницу посетить красотку Пепи, обманывает жену и товарищей, болтается целый час по городу только для того, чтобы увидеться со своей любовницей — красивой, ласковой женщиной, разведенной к тому же… Она одна в квартире, приготовила великолепный ужин, как это не раз уже бывало. Его ожидает волнующая ночь, а на другой день — приятная поездка за рубеж. Потом… новые любовные переживания… А он вместо этого отравляет ее принесенным ядом. Правильно он сам заявил — это абсурд, бессмыслица. Так скажи мне — почему?

Консулов задумался, прижав ладонь ко рту.

— Думаешь? Думай, Пенчо, думай, Крум, я скажу, о чем ты думаешь. Она мечтает выйти за него замуж, а он не собирается разбивать свою семью. Думаешь ты и о дочери его, которую тот, возможно, любит. Поэтому-то Сивков и принимает решение «убить ее» вместо того, чтобы, как положено в подобных случаях, сказать банальное «арриведерчи Рома». И сам себе сейчас ты отвечаешь — бесспорно, слабо. Или, например, так: она знает что-то по службе, что может разоблачить его в чем-то. А он, чтобы спасти себя и свою карьеру, убивает ее. Что? Это тоже тебе не подходит? Высосано из пальца. Откуда она, маникюрша, будет знать его служебные тайны и окажется способной их обнародовать? Ты отбрасываешь и этот вариант, продолжаешь думать… Думай, Крум, думай!

— А еще говорят, что не существует телепатии!

— Есть она или нет, но ты не ответил ни на один мой вопрос.

Раздался звонок телефона. Звонил Бинев, приглашая явиться к нему с докладом. Антонов быстро собрал протоколы допроса и направился к двери, а затем с сожалением произнес:

— Опоздал. Нужно было сделать это раньше. Сейчас он подумает, что я затаился, отпустив Сивкова.

* * *

На следующий день первым вопросом Консулова было:

— Ну, как! Долго тебя пропесочивали? Сивков еще не арестован снова?

Антонов пожал плечами.

— Ничего подобного. Он в принципе принял этот вариант спокойно. Только обвинил меня в интеллектуализме и даже в достоевщине. И подчеркнул, что вся ответственность при этом лежит на мне. В целом же он признал мои доводы справедливыми. Я же говорил, что Бинев совсем не дурак, не настолько…

— Ты хочешь сказать, насколько я?

— Не настолько, как ты о нем думаешь.

Явился Хубавеньский.

— Где ты шляешься, некого по делам послать… — еще у двери встретил его Консулов.

Но Хубавеньский только загадочно улыбнулся и начал докладывать о результатах своей командировки. Независимо от сотрудников Врачанского отделения милиции он лично прошел по маршруту Бедросяна, представляясь кругом как «клиент телемастера», который разыскивает его, чтобы починить телевизор. Хубавеньский снова проверил алиби Бедросяна. У кого в понедельник вечером тот работал, у кого ночевал, не отлучался ли куда-нибудь…

— Все это очень хорошо, — похвалил его Антонов. — Но нужно ли это, если у нас уже имеются все сведения?

— Да, нужно. Окружное управление сообщило, что Бедросян был в Папратове и что там он ночевал, ремонтировал до поздней ночи телевизор в одном доме. Впрочем, это сказал и он сам. Я же решил уточнить — у кого он «работал до конца телепрограммы».

— И что выяснил?

— Я установил, что у местного бригадира полеводов он был где-то до восьми вечера, а потом его следы теряются.

— Как так теряются? Куда он делся, где ночевал? — не выдержал Консулов.

— Да ночевал-то он у агронома Стояна Дачева, это его старый клиент и друг. Но вот…

— Не мотай мне нервы, — не сдержался Консулов. — Что означает это зловещее «но вот»?

— Сами подумайте… Соседка Дачева говорит, что в три часа ночи залаяла во дворе собака, раздался шум мотора. Она встала, подошла к окну. Из машины вышел какой-то мужчина и поднялся по ступенькам в дом. Сам ключом отпер дверь. Но это был не агроном. Тот — длинный, худой, а этот был среднего роста, плотный и коренастый. У Дачева есть «Москвич» — светлый. Эта же машина была темного цвета, возможно, вишневого, как она сказала.

— Судя по твоим словам, — сказал Консулов, — он просто там не ночевал, а откуда-то вернулся на машине около трех часов утра. Спрашивается — откуда?

— Конечно, из Софии, — ответил Хубавеньский. Он явно был горд тем эффектом, который произвел его доклад.

— Если так понимать, то еще рано судить о том, где он был, но случай надо проверить, — отметил Антонов. — А сейчас расскажите поподробнее, как вы пришли к этому открытию?

Гордый тем, что его сведения были отмечены как «открытие». Хубавеньский рассказал следующее. После того как ему не удалось установить, где работал Бедросян после восьми вечера, он решил собрать сведения у соседей о том, где ночевал Бедросян. И напал на словоохотливую соседку, которая рассказала ему все наиподробнейшим образом.

Хорошо, примем за основу, что из Папратова он мог добраться до Софии за два часа. Значит, где-то к десяти вечера. В это время Сивкова уже не было у Пепи. В квартиру вошел Бедросян. Каким-то образом дал ей еды и питья, соблазнив Пепи чем-то, что она любит. А когда она умерла, он возвратилстя назад. Возможно. Но кто помыл посуду? Пепи? Но почему не всю, а ту, которую необходимо? И не оставила отпечатков на ней. Странно! И все-таки сведения, которые принес Хубавеньский, были очень интересными, а возможно, и очень важными.

Позвонил Сивков и сказал, что у него есть дополнительные сведения к его прежним показаниям.

— Что это значит? — спросил Консулов.

— Ты не догадываешься?

— Только не говори мне, что он намерен признаться.

— Именно намерен признаться. А в чем — увидишь сам. Именно в том, что в первый раз его страшно испугало. Я же говорил тебе, он заяц.

Только через полчаса милиционер ввел Сивкова. Сейчас тот выглядел более спокойным. Или, может быть, не совсем спокойным, а уверенным в себе. Как только Сивков сел, то сам же задал себе вопрос, с которым явился к ним:

— Если сейчас я вам все расскажу, как это произошло, всю правду, вы… вы уничтожите первый протокол?

Конечно, этот Сивков — совсем не умный человек. Сперва он заявил, что обманывал, что только сейчас скажет правду, а потом еще ставит и условия. И притом кому — следователю! Антонов посмотрел ему прямо в глаза. Нет, таким образом они не станут разговаривать, торговаться с ним. Он должен знать свое место.

— Если вы пришли к нам торговаться, то вы не туда пришли.

— Мы — не торговое объединение, — не выдержал Консулов.

— Я ожидал, что вы придете к нам рассказать все чистосердечно, — продолжал Антонов. — А вы предлагаете нам сделку, совершить должностное преступление, уничтожив официальный документ.

Сивков, смущенный, молчал. Антонов хорошо знал, что сейчас, после того, как Сивков явился с повинной, тот расскажет все, что знает, и без всякой сделки. Но все-таки он решил его поощрить.

— Я должен вам объяснить, если вы пришли к нам добровольно, чтобы официально отказаться от своих прежних показаний, пока против вас не возбуждено уголовное дело, — а такого еще не произошло, — то по закону, если вы действительно невиновны, все будет забыто, никакой ответственности вы не понесете. Кроме моральной, разумеется… Самое важное для вас сейчас — рассказать нам всю правду. И теперь советую вам: не пытайтесь лгать заново. Ничего путного из этого не выйдет.

Сивков помолчал еще немного, словно бы собираясь с духом, затем решительно поднял голову и начал говорить:

— Хорошо, пусть будет как будет. Лучше правду, какая бы она горькая ни была. Да, я видел, как Пепи умерла. Она скончалась на моих руках, и я как последний подлец не решился ни вызвать «Скорую помощь», ни сообщить о случившемся в милицию. Я просто убежал…

— С этого-то вы и должны были бы начинать! А сейчас опишите все подробно. Что же случилось в понедельник вечером?

И Сивков начал рассказывать подробно, почти вдохновенно, полностью вживаясь в события той фатальной ночи. Каким он пришел счастливым, в радостном предчувствии того, что ему предстоит такая ночь. Пепи его встретила мило и хорошо. Обняла. Даже танцевали перед ужином и целовались. После этого она накрыла на стол. Много всего самого лучшего, отличных закусок. Были крабы под майонезом, икра, кеша и другое. Он был тронут ее вниманием. Пили только виски, которое он принес. С тоником и льдом. Курили, разговаривали оживленно. Было очень мило, и ничего не говорило о том ужасе, который произойдет через несколько минут. Как только кончился ужин (Пепи еще не убрала со стола), она предложила крепкого кофе. Но он настоял, чтобы они снова потанцевали. Включили магнитофон, начали обниматься и целоваться. И в это время кто-то позвонил. Пепи сразу же выключила музыку. Позвонили еще раз. Она погасила свет. Оба сидели так некоторое время, обнявшись, в темноте. Но больше никто не звонил.

— Что сказала по этому поводу Пепи?

— Что, вероятно, звонит соседка. Что она позвонит и уйдет…

— Продолжайте!

— Выпили еще и начали танцевать. А через несколько минут Пепи сказала, что чувствует себя плохо. Побледнела, закачалась. Мы сели на канапе.

Тогда он на это еще не обратил серьезного внимания, и вдруг она начала задыхаться. По лицу пробежали судороги. Она дышала все более и более тяжело. И тут Сивков не на шутку испугался. Стал метаться по комнате, не зная, что предпринять. С одной стороны, он не хотел оставлять ее в таком положении и надеялся, что, когда она выпьет стакан воды, все пройдет. С другой стороны, когда увидел, что ее состояние все более и более ухудшается и нужно вызывать «Скорую помощь», он испугался еще больше, осознав теперь весь ужас своего положения: его присутствие у Пепи станет известным! Так, пока он колебался между страхом и надеждой, суетился вокруг Пепи, она почти перестала дышать, ее лицо побелело, судороги пробежали по всему телу. Она потеряла сознание. Сивков перенес ее на кровать в спальню. А через несколько минут она совсем затихла, и Сивков в ужасе понял, что случилось самое страшное, что Пепи мертва…

Рассказывая все это, Сивков будто заново переживал случившееся. Он побледнел, начал несвязно говорить, забыв, где находится и перед кем. Воспоминания захватили его целиком. Ему предложили стакан воды, который он выпил одним залпом. Немного успокоившись, Сивков посмотрел на собравшихся в комнате, как бы ища сочувствия с их стороны.

— Было ужасно! Такого страха еще никогда в жизни я не испытывал!

Это случилось где-то минут пятнадцать десятого. Сивков вышел из спальни, механически начал вышагивать по холлу. Его охватил леденящий страх. Первой его реакцией было бежать, скрыться. Затем он решил идти в милицию и рассказать обо всем, что произошло. А потом бы его не выпустили за границу, на работе бы узнали обо всем, его жена тоже… И он не нашел в себе смелости! Пепи заверяла его, что никому не рассказывала о Сивкове, даже Клео. Он тоже не стремился хвастаться. Значит, если… он уничтожит следы своего пребывания в квартире, то никто не узнает, что он был здесь…

Прошло много времени, около получаса, пока эта мысль овладела им полностью. Он начал действовать. Сперва вымыл и прибрал, поставив на свои места, все стаканы и столовые приборы, которыми он пользовался. Чтобы было видно, что Пепи «сама ужинала». Затем убрал окурки сигарет и пепел в газету, а пепельницы вымыл. Потом тряпкой, смоченной в одеколоне, вытер те места, до которых дотрагивался. Не забыл, конечно, забрать и свои вещи — коробку с конфетами и бутылку виски. Газету с окурками он убрал в портфель, а потом выбросил вместе с тряпкой в мусорный ящик, подальше от дома Пепи. Два раза он осмотрел квартиру, вспоминая, не упустил ли что-либо, какой-нибудь предмет, который мог бы разоблачить его. Наконец набрался смелости и вошел в спальню. Пепи лежала в той же позе, в какой он ее оставил, такая же бледная и безжизненная…

Перед выходом Сивков погасил повсюду свет и долго слушал, нет ли кого-нибудь в коридоре. Входную ручку двери он обернул носовым платком. Благополучно вышел (не забыв протереть кнопку звонка!) где-то около одиннадцати часов. Его никто не увидел, никто не встретил. После этого Сивков отправился на вокзал и до утра просидел там, пока не пришло время ехать в аэропорт. В самолете заснул, уставший, и проспал около часа.

— Товарищи, это правда. Сейчас мне стало легче. Вы мне верите? Скажите, вы мне поверили?

— Сейчас это уже не самое важное.

— Знаю, знаю, но для меня очень важно, чтобы вы поверили мне. Прошу вас!

— Оставьте это. У нас к вам ряд вопросов. Скажите, как вы все это объясняете сами. Пепи была отравлена?

— Ничего я больше не знаю. Рассказал все, как было. Не знал, как люди умирают, мне на приходилось видеть. Тогда я не думал, что она отравлена… Кто бы мог это сделать? Мы же были вдвоем с ней. Если кто-то и отравил ее, то это мог быть только я. Но мы ели одно и то же, и я должен был бы отравиться вместе с нею. Смерть Пепи я объяснил как сердечный приступ или неожиданный инсульт.

— Нет. Она была отравлена. Фосотионом…

— Что это такое?

— Очень сильный, быстродействующий сельскохозяйственный яд против вредителей.

— О таком я не слышал.

— Допускаете ли вы возможность, что Пепи покончила с собой?

— Отравилась сама? Пепи? Ни в коем случае! Она была такой веселой и жизнерадостной. У нее не было никаких поводов для самоубийства. В тот вечер ее состояние было как нельзя лучше — ничто не говорило о подобных намерениях. Она была в отличном, самом радостном настроении. Держалась, как всегда… Вы меня понимаете? Нет, это исключено!

— А если она отравилась случайно? Ела ли она что-нибудь, что вы не пробовали?

Сивков на минуту задумался, но затем отрицательно покачал головой.

— Я этого не допускаю. Все, что было на столе, она предлагала мне с гордостью заботливой хозяйки. Я все пробовал первым, она — за мной. Пепи делала все это как-то чересчур по-мещански, демонстративно: «Вот какая я хозяйка, смотри!» И мы пили из одной и той же бутылки виски. Нет, нет, я не могу вспомнить, ела ли она что-то, что я не пробовал… Разве что до моего приезда! Я застал ее на кухне. Может быть, она что-то и ела до меня. Но зачем, если ей предстоял ужин со мной?

— Этот яд действует от одной до двух минут после принятия. Значит, она проглотила его в вашем присутствии.

— Надеюсь, вы не хотите сказать, что…

— Нет, я только объяснил вам, как действует этот яд Между вами все было в порядке или же раньше случались скандалы?

— Ничего подобного. У нас были самые хорошие отношения.

— Были ли они настолько прекрасными, чтобы это навело Пепи на мысль о браке с вами?

— С Пепи! Но я же женат, у меня ребенок…

— Ну с первой женой развод, потом — новый брак. Так бывает, не правда ли?

— Нет, мы никогда не касались этой темы. Разумеется, я и не думал разводиться. А Пепи? Она, может быть, и думала. Вероятно, я ей нравился… Но она никогда не говорила ни слова о нашей женитьбе, ни намеком. Она была гордая женщина. Хотя делала все, чтобы понравиться мне. Возможно, про себя она и думала о таком варианте, но мне ничего не говорила.

— Не помните ли вы, за несколько минут до смерти было ли что-то особенное, что Пепи сделала?

Сивков снова задумался, явно пытаясь что-то вспомнить.

— Ничего. Мы поужинали, встали, выпили еще и начали танцевать. Потом последовали звонки. Пока было темно, мы обнимались… Я ее целовал. Вслед за этим мы продолжали танцевать. Ей стало плохо. Так было. Ничего особенного я не заметил.

— Странно!

— Да, действительно странно. После того, что вы мне сказали, я вижу: она действительно была отравлена… Выходит, что я мог дать ей яд…

Сивков сказал это без запинки, как-то спокойно. Как человек, который не мог дать яда на самом деле.

— Да, так получается.

Перед уходом Сивков снова попросил вернуть ему паспорт. Антонов дал ему его, но снова предупредил, что тот не имеет права выезжать куда-либо из Софии без специального на то разрешения. Впрочем, он уже уведомил об этом соответствующие органы.

Полковник Бинев выслушал его доклад с невозмутимым лицом, не говоря ни слова. Даже вопросов не задал. Антонов хорошо знал, что это означает: ты действовал так, как считал нужным, не спрашивая моего совета, поэтому и не ищи у меня поддержки. В этом была не столько боязнь ответственности, сколько какая-то обида, какое-то скрытое недовольство. Он позвонил начальнику управления, и тот приказал через пятнадцать минут всем быть у него.

…Полковник Пиротский был высокого роста худощавым мужчиной около пятидесяти лет, с посеребренными сединой волосами. Он ходил всегда, летом и зимой, в сером костюме, и тот придавал ему какой-то джентльменский вид. Впрочем, он себя так и держал — всегда любезный, всегда улыбающийся, даже когда кого-то наказывал. А это случалось довольно часто. С полковником Биневым они были настолько различными, что (как это часто случается между мужчинами) можно было подумать о них — либо добрые приятели, либо совсем чужие друг другу люди.

В просторном кабинете начальника управления, светлом и уютном, было как-то приятно докладывать даже о нераскрытых преступлениях. Как только все вошли и Антонов отрапортовал, Пиротский пожал всем руки и пригласил сесть к большому продолговатому столу. Сразу же разрешил курить. Это было в отличие от Бинева второе удовольствие от докладов у Пиротского (Бинев сам не курил и никому не разрешал курить в его кабинете). Но этим все удовольствия заканчивались.

— Полковник Бинев, вы будете докладывать?

— Предлагаю послушать из первых уст. Антонов вел следствие.

Антонов любил эти обобщающие доклады. В них, как в фильме, он сам будто со стороны рассматривал дело, в котором тонул в ходе повседневных служебных забот. Когда ведешь следствие, то бродишь среди фактов, как в лесу среди деревьев. А во время доклада видишь лес фактов как единое целое, будто с вертолета. И сейчас, вслушиваясь в свои слова, он видел главное: они пока не могут дать ответ на основные вопросы следствия — кто и за что убил Пенку Бедросян. Поэтому Антонов закончил словами:

— Нами найдено лицо, которое было в квартире убитой и могло дать ей яд. Но у него нет никаких мотивов для совершения столь тяжкого преступления.

— Вы продвигаетесь вперед, но очень медленно, — резюмировал Пиротский. — Кроме того, что мы ничего не знаем о мотивах преступления, у нас нет никаких данных и о происхождении яда. Откуда он появился у Пепи? У кого есть что добавить?

— Фосотион можно получить в какой-нибудь химической лаборатории, — сказал Консулов. — Это не проблема. Важно то, что мы не знаем, кто дал ей яд. Он действует одну-две минуты после приема, а Сивков был там целых полтора часа до смерти. И никого другого там не было. Это или убийство и убийца — Сивков, или же — самоубийство. Но вся обстановка того вечера никак не напоминает самоубийство. Это сказал даже сам Сивков.

Бинев с нескрываемым удивлением смотрел на Консулова. Он явно не ожидал, что капитан выскажет его точку зрения. Однако он промолчал.

— Что вы предлагаете? — спросил Пиротский.

— Изучим подробнейшим образом все связи Сивкова и узнаем, откуда он добыл яд. С арестом его или без ареста.

— Что это за предложение? — удивился Пиротский.

— После того как мы освободили Сивкова, нам нет смысла заново арестовывать его. Это нужно было делать тогда, когда он признался в факте своего присутствия при смерти Пенки Бедросян.

— Да, в самом деле, — сказал Пиротский, — почему не захотели его арестовать?

— Зачем задерживать человека в тот момент, когда он явился рассказать правду, — произнес Антонов. — Сивков не убийца!

— Человек этот изобличен во лжи, — возразил Консулов. — с тех пор как мы начали работать с ним, он столько нагородил нам, что я не вижу ничего особенного в том, чтобы его задержать.

— Чаще встречаются обратные случаи: по всем вопросам говорят правду, а лгут по одному-единственному, существенному и решающему. Так обычно поступают преступники! А Сивков лгал нам как первоклашка, даже не по-дилетантски, а просто по-глупому. И я верю, что в конце концов он сказал правду, всю правду, насколько она была ни тяжела для него: и с моральной стороны, и с юридической — быть заподозренным в убийстве.

— Значит, твое мнение основано на голой вере, — усмехнулся Бинев. — Красивая работа.

— Не на вере, а на убеждении, подкрепленном логической интерпретацией фактов и личности свидетеля. Сивков находился там совсем с другими целями, кроме того, у него не было никаких мотивов совершить преступление.

— Почему ты убежден, что у него не было мотивов? — возразил Бинев. — Оттого что ты их знаешь?

— Пока у нас нет и намека на причину ее убийства. А это уже значит много. К тому же он… мог убежать на Запад, но он вернулся. Зачем? Да потому, что так мог поступить только человек, который не чувствует за собой вины.

— Или, который уверен в том, что останется нераскрытым, — вставил Консулов. — Если бы не было блокнота…

— О его невиновности говорит ложь, неопытность и поведение после смерти Пепи.

— Если он не разыгрывает из себя наивного дурачка, — заметил Бинев.

— Да, уж, действительно «демоническая хитрость». Разве я не вижу, что он собой представляет!

— А то, как он старательно ликвидировал следы своего присутствия? Разве это говорит о его наивности? — вновь атаковал Антонова Консулов.

— Для того чтобы продремать всю ночь в зале ожидания на вокзале? Какой преступник так по-идиотски построит свои планы? Разве не видно, что он собирался провести с ней ночь. Не с трупом, а с живой Пепи! Если бы он пришел к ней с ядом в кулаке, с намерением убить ее, то уж наверняка бы запасся надежным алиби, улетел бы в понедельник вечером или что-нибудь другое. Он же заготовил алиби для жены, коллег по работе. Но не для уголовного розыска. Потому оно и рухнуло так бесславно. А он придерживался его по инерции, поскольку у него ничего не было. Нужно же как-то прикрыть свои любовные похождения. Нет, — решительно поставил точку Антонов. — Сивков не убийца, он присутствовал при смерти Пепи случайно.

— Можно ли мне добавить, товарищ полковник? — Хубавеньский встал, хотя на совещаниях у Пиротского это не было принято.

— Конечно.

— Почему Дикран Бедросян покинул Софию точно в день ее смерти? Так же, как и Сивков. Не является ли это серьезной уликой?

— Это требуется еще выяснить, — перебил его Пиротский, — где он был в ночь на двадцать второе. Но продолжайте.

— И самое важное, ответ на вопрос — почему? Единственный, кто имел основание желать смерти жены, был Бедросян. В самом деле, все говорят о нем, что ревновал он Пепи как-то болезненно.

— Что вы на это скажете, подполковник Антонов? — спросил Пиротский.

— В гипотезе «Бедросян» есть некоторое рациональное зерно. Можно допустить, что он проник в ее квартиру, когда Пепи была в салоне, оставил где следует яд, а ночью пришел проверить результат. Такая конструкция лишь теоретически имеет место. Но на практике? Что он был в Софии, еще требуется доказать. Как и его мотивы! Он имел все основания ревновать Пенку в течение многих лет. Но до тех пор, пока они не развелись…

— Фиктивно, фиктивно! Только ради квартиры, — заметил Хубавеньский.

— Именно квартира меня и смущает. Ради нее он решил разводиться с неверной, но любимой женщиной. Любимой вопреки ее отношению к нему. Ведь, он прожил с нею почти семь лет, несмотря на все ее штучки. А сейчас, убивая ее, он окончательно терял возможность вернуть себе жилье.

По моему мнению, телевизионный мастер — вообще не тот человек, который способен на убийство.

— Интересно. По мнению Антонова, Сивков не убийца, Бедросян не убийца: все они неспособны совершить тяжкое преступление, — саркастически заметил Бинев. — Кто же тогда у нас совершает убийства?

— Все-таки убийцы у нас встречаются редко — один на десятки, на сотни тысяч. Статистически шанс этих двоих быть среди множества потенциальных преступников — в пересчете на все население страны — достаточно велик, товарищ полковник, — сказал Антонов. — Но и только!

— Интеллигентские штучки-дрючки!

— А вы, полковник Бинев, что предлагаете? — спросил Пиротский.

— При такой фактически неясной обстановке не могу предложить ничего. Вероятнее всего, что Сивков и есть убийца. Только он и он мог дать яд. Но арестовывать его уже поздно, момент упущен.

— Момент может еще наступить, — перебил его Пиротский, — когда у нас будет достаточно оснований для этого. Но оснований, подкрепленных вескими доказательствами.

* * *

Хубавеньский на службу утром не явился. Не оказалось его и у телефона, который он накануне оставил, чтобы ему звонили в случае крайней необходимости. Видимо, он уехал во Врачанский округ с вечерним поездом. Антонов принялся вновь изучать дело. Оно все еще было довольно скромным как по объему, так и по содержанию. Однако, как это было не раз, он при таких повторных просмотрах зачастую находил те или иные ускользающие обстоятельства, причем не только интересные сами по себе, но и решающие. Увы, на этот раз ничего подобного не произошло. То ли он не заметил этих «обстоятельств», то ли их попросту не существовало.

Антонов позвонил Бедросяну и предложил ему встретиться, чтобы выяснить некоторые неясные детали. Он был готов это сделать либо у его родителей на квартире, либо в каком-нибудь кафе, если нужно поговорить посвободнее. Но Бедросян упорно настаивал на встрече с ним лишь в управлении, будто посещение их здания доставляло ему Удовольствие.

Затем его позвал Бинев. Прежнее недовольство прошло, и они разговаривали уже спокойнее. Сейчас и Бинев согласился с тем, что у них еще мало данных для решения вопроса о личности убийцы и еще меньше оснований для задержания Сивкова. Видимо, Бинев поразмыслил на досуге более зрело и сейчас настаивал на том, чтобы сосредоточить все внимание группы на личности самой убитой. В распоряжение Антонова он выделил нового товарища, бывшего в этот момент свободным от заданий, — лейтенанта Асена Няголова, которому он поручил срочно отправиться в Плевен и изучить там «житье-бытье» Пепи. Антонов возразил ему, сказав, что она покинула родной город много лет тому назад и давно уже порвала всякие связи с ним, так что едва ли причина смерти Пепи имела отношение к Плевену. Но Бинев настаивал — «в этой темноте нужно хорошенько посмотреть под каждым кустом, не знаешь, из-под которого выскочит заяц». После этого Антонову пришлось знакомить нового сотрудника со всеми подробностями дела, прежде чем тот отправился в Плевен.

Приехал Бедросян. Антонов постарался встретить его как можно более дружески, чтобы расположить к откровенному разговору. Он даже сварил кофе на двоих — не заказал, чтобы его принесли, а просто по-домашнему сварил прямо в кабинете. И это дало свой эффект. Бедросян разговорился так, что Антонову приходилось даже останавливать его и держать «в рельсах темы». В результате допрос быстро перешел в исповедь стареющего мужчины, женатого на молодой и довольно красивой женщине, со всеми вытекающими отсюда последствиями — положительными и отрицательными. Во всем поведении Бедросяна, в словах и в тоне его исповеди чувствовалось что-то новое, некое спокойствие и уверенность. То ли это произошло от всей располагающей обстановки кабинета, то ли от чего-то другого, чего и сам Бедросян не знал.

В конце их долгий разговор перешел в слезливое и откровенное «излияние души», своего рода «плач в жилетку на дружеском плече». Не хватало только бутылки мастики и застольных песен в стиле «городского фольклора». Да, Пепи никогда его не любила, выйдя замуж явно по расчету. Нет, не только ради домашнего благополучия, денег или внимания со стороны Бедросяна. Она вышла замуж и для того, чтобы у нее наконец-то появился отец, которого она никогда не знала. Поэтому с самого начала Пепи ревниво отнеслась к его пожилым родителям, этим «дряхлым старцам», как она с презрением говорила. А после двух неудачных родов она возненавидела и самого Бедросяна. Тот пытался добром, пытался злом воздействовать на нее, но ничего не помогало. Пепи отличалась крайним упрямством. Поступала как хотела, перешла спать в отдельную комнату, начала заводить романы с другими мужчинами. А он — тут Бедросян принялся кулаками бить себя по голове, хотя и не очень сильно, — «старый дурак», все еще продолжал любить ее. Даже сильнее, нежели раньше!

Включением нужных вопросов Антонов стремился как-то отрегулировать поток красноречия, которым залил его Бедросян, пытаясь выудить из этого словесного водопада нужные зерна истины. К сожалению, они были мелкими и редкими. Особенно мало сохранилось сведений о последнем периоде ее жизни, когда Пепи переехала на жительство в комплекс «Молодость». Важнее всего оказались сведения о «разных там пустяках», которым неискушенный Бедросян не мог подобрать даже точных названий. Все это создало у Антонова впечатление, что за последние два года у Пепи появилось много дорогих вещей западного происхождения — не только косметика, но и цветной телевизор, магнитофон, стереопроигрыватель, транзисторный приемник с магнитофоном, часть мебели, дорогая кофеварка-эспрессо и многое другое. Пепи хвасталась ими, но не давала никакого объяснения по поводу источника дорогих вещей. Лишь один раз со смехом сказала, что ей их дарят настоящие мужчины, умеющие ценить красивых женщин. Позже, уже всерьез, она объяснила, что купила их, и даже предложила достать и ему, но назвала такую фантастическую цену за один магнитофон «Филипс», что у Бедросяна, знавшего что почем, волосы встали дыбом.

Разве эти подарки и дорогие вещи преподносил Сивков? Но они познакомились самое большее два-три месяца тому назад.

— Вообще, — заключил Бедросян, — год-два назад Пепи начала «играть на деньги». Посещала регулярно валютный магазин, часто проводила уик-энды на «Счастливце». Не знаю только, с кем она бывала на Витоше, но торговала иностранными вещами вместе с Мери.

— Кто эта Мери?

— Нет, это мужчина. Он такой… пройдоха, здоровенный светловолосый хулиган. Ходит всегда в желто-красной нейлоновой куртке иностранного производства и в потертых джинсах. Целый день торчит где-нибудь в кафе, в центре города…

— Расскажите подробнее о нем. Как его зовут?

— Мери — только это я и знаю. Не всех же бездельников Софии знать по именам. Он и был самым главным торговым партнером Пепи.

«А может быть, и не только торговым», — подумал Антонов. С этой колоритной фигурой им еще предстоит познакомиться. Но так, как его описал Бедросян, найти его, видимо, будет трудно. А найти необходимо. И чем быстрее, тем лучше!

Антонов проводил его с таким чувством, будто вопреки всему разговаривал с одним из самых откровенных людей. Из всего сказанного Бедросяном он сделал вывод: пора поближе познакомиться с происхождением «вещей западного производства». Возможно, Бедросян рассказал ему все это далеко не случайно, чтобы натолкнуть на некоторые раздумья, по каким-то своим соображениям. Возможно, эта информация выведет их на причины или мотивы преступления, а возможно, не имеет ничего общего с убийством.

* * *

Консулов появился на следующий день, да и то к концу рабочего времени.

— Как смотрю на тебя, усталого, как подсчитываю, сколько времени ты не звонил, то предполагаю — твоя корзина полна открытий, — встретил его Антонов.

— Ветер и туман. Если бы от работы ноги набирались мудрости, то мои стали бы самыми умными во всем Димитровском районе. Но все же кое-что я принес. И надо тебе сказать, этот салон — неприступная крепость. Я пробовал проникнуть в местные тайны, замаскировавшись под любителя ее прекрасных защитниц, но со второй атаки был демаскирован. Там, я тебе скажу, каждая хвалится перед другой своими ухажерами. При той интенсивно действующей коммуникационной микросистеме по обмену информацией я решил сменить тактику. Использовал одно очень старое, испытанное средство, которое ни одна болгарская крепость в прошлом не выдерживала. Правда, еще мой древний тезка, хан Крум Страшный, приказывал резать языки за клевету… И вероятно, было за что так зверски и жестоко действовать! Сказывают, Тырновская крепость была предана изнутри. Но я, как это ни стыдно, решил воспользоваться столь древним приемом. И с не меньшим успехом! Начал сплетничать, говорить, что одна сказала что-то о другой, а та — об этой и так далее. И тут забил такой мощный гейзер сплетен и клеветы, что и хан Крум не мог бы остановить…

И так далее — в своем обычном стиле! — Консулов поведал Антонову о своих двухдневных похождениях в салоне. Большой неожиданностью для Консулова явилось то, что труженицы салона оказались жрицами не Венеры («вот и встречай после этого людей по одежде»), а самого Меркурия. И то не своего, балканского Гермеса, а другого, западного бога торговли. Прежде всего они спекулировали дорогой косметикой. Перед этим салоном знаменитый магазин «Тексим», что находится на бульваре Александра Стамболийского, как выразился Консулов, «ест репу». Но и других товаров они не гнушались. Заграничные шмотки, магнитофончики и… В общем, все, что захотите. И, «кто знает почему», они старательно избегали товары социалистического рынка, действуя исключительно «по западному направлению»… «Председателем торговой палаты» была Клео, но и Пепи ярко очерчивалась как ее «первый заместитель». Фарцевали, сообщил Консулов, инвалютными чеками и бумажными инкупюрами — исключительно зелененькими долларами и в крайнем случае западногерманскими марками. И в том и в другом направлении! Одним словом, настоящий деловой «ченч», обмен…

Консулов допускал возможность убийства Пепи по какой-то причине, связанной со спекулятивной деятельностью. Она кого-то ограбила, возможно, грозила кому-то, а тот взял да и отомстил ей, устранив «опасного свидетеля». Хотя вопрос «каким способом» все еще продолжал висеть в воздухе. Поэтому Консулов связался с хозяйственной милицией [3]. Там у него были свои приятели, и ему нетрудно было узнать гораздо больше, нежели это нужно для дела. К его большой неожиданности, там ничего не знали об этом гнезде спекулянтов и валютчиков. И Консулов пока не счел нужным информировать их об этом. Еще начнут любопытствовать, могут заварить какую-нибудь кашу, спутают все планы…

Хубавеньский вернулся из Врацы без обычного энтузиазма. Рассказал, где был, с кем говорил. Ничего подозрительного, ничего уличающего Ведросяна, он не открыл. Хотя на этот раз он представлялся от имени органов милиции. Единодушная характеристика ото всех, с кем Бедросян контактировал, была такова: отличный мастер и весельчак, который не прочь и выпить (но в меру), и рассказать массу веселых армянских и всяких других анекдотов.

…Лейтенант Няголов, хотя и работал в отделе всего один год, уже был известен как прилежный, старательный и исполнительный оперативный работник. Некоторые даже говорили за его спиной, что он — наивернейший последователь полковника Бинева, его любимец. В самом деле, он был молчалив, немногословен, поклонник фактов, не проявлял особой фантазии и так далее. Но это совсем не означало полного отсутствия у него творческого воображения — возможно, он просто был скромен. Его доклад был ясен, лаконичен, но содержателен. Несколькими тонкими, едва уловимыми нюансами в словах и фразах он показал, что жалеет Пепи не только из-за трагической ее кончины, но и за ее несчастное детство и юность. А ее действительно было за что жалеть.

…Она родилась не в самом бедном, но окончательно развалившемся семействе. Мать, покинутая пьяницей мужем, должна была трудиться не покладая рук в рабочей столовой. К счастью или к несчастью, Пепи выросла необыкновенно красивой, подчеркнуто амбициозной и интеллигентной, с прекрасным голосом. С возрастом стал оформляться ее общественный конфликт — с одной стороны, подчеркнутые физические, интеллектуальные и артистические качества, с другой — крайне неблагоприятное общественное положение. Правда, другие с таким же социальным положением и с меньшими дарованиями делали более успешную карьеру. Пепи выросла своенравной, ленивой и даже завистливой. Возможно, это был ее юношеский протест против несправедливости, которой (как она полагала) встретила ее жизнь.

Все у нее развивалось более или менее нормально до 1965 года, когда она, едва ей пошел шестнадцатый год, бросила гимназию в предпоследнем классе и сбежала с неким Марианом Поповым, признанным вожаком квартальных хулиганов. Лето они провели на Черноморском побережье. В Плевен вернулись чуть ли не осенью, после начала учебного года. Естественно, ее исключили и из гимназии и из комсомола. Несколько месяцев она проскиталась без учебы, без работы по улицам города и в начале 1966 года исчезла с плевенского горизонта. Отправилась «искать себя» в столице. Мать осталась жить в одиночестве. Пепи навещала ее очень редко, едва на день-другой в течение каждого года. Последний раз Пепи была в Плевене на похоронах матери в 1973 году. Приехала очень элегантная, будто явилась не на похороны той, которая ее родила и вырастила, а для того, чтобы показать свои туалеты. Доклад Няголова заканчивался многозначительной фразой: «Так она выглядит на самом деле, с ее ярко выраженным желанием отомстить всем, кому она завидовала, кого она ненавидела и кто якобы стал Для нее причиной всех несчастий в жизни».

* * *

Поиски Мери оказались не очень сложными. При его броской, запоминающейся внешности в этом не было ничего особенного. К тому же он, видимо, никогда не расставался со своей ярко-желтой курткой и потертыми джинсами. Проверкой было установлено, что этот Мери и является тем самым Марианом Запряновым-Поповым из Плевена — именно с ним Пепи в 1965 году бежала на море. Их связь вопреки всему продолжалась. Или же возобновилась в Софии.

Все-таки пришлось допрашивать Клео. Та призналась, что знала Мери и что он поддерживал тесные связи с Пепи, снабжал ее «разной мелочью», которую скупал у проезжающих через Болгарию иностранцев. Консулову пришлось снова навестить своих друзей из хозяйственной милиции. Нашелся оперативник, который принимал участие в следствии по делу некоего Хуссейна Илдыза, одного из многих транзитных пассажиров с Ближнего Востока, которые находили те или иные причины для остановок в Болгарии. Пятьдесят электронных часов, дешевых, но зато последнего выпуска, — были найдены у него после пересечения границы. Этот «ценитель» природных красот Болгарии признался, что их нужно было передать какому-то Мери (именно какому-то, а не какой-то!), а за это тот должен был заплатить золотыми монетами, но не наполеонами, а античными. Однако Мери не явился на встречу в ресторан «Варна», что находится на площади Народного Собрания. Илдыз был уверен, что его предали, но это была неправда. Часы были обнаружены совсем по другой причине. В своих показаниях Илдыз описал Мери (с ним он познакомился в предыдущий приезд), и это описание совпало с уже известным милиции живописным экстерьером проходимца.

Какую же роль играл этот Мери последние годы в жизни Пепи? Любовника? Партнера по спекуляциям? Того и другого? Возможно, их путаные взаимоотношения и стали причиной убийства Пепи…

Кроме того, что он был поставлен под негласное наблюдение, изучение Мариана Попова проводилось по трем линиям. Лейтенант Асен Няголов, как «специалист по Плевену», снова отправился туда для знакомства с прошлым Мери. Консулов и Хубавеньский пошли по его софийским следам, таящимся где-то в настоящем. И все же первым достиг результатов Антонов. По архивным данным управления было установлено, что Мариан Запрянов-Попов имел две судимости — одну в 1961 году, за несколько месяцев до совершеннолетия, за злостное хулиганство. Вторую — в 1967 году, уже в Варне, за попытку изнасилования. Были срочно подняты эти два дела и внимательно изучены.

В Плевене однажды ночью Попов в пьяном виде избил дружинника, который попытался обуздать распоясавшегося хулигана. Эти побои, крайне отрицательные характеристики со стороны свидетелей и соседей и то впечатление, которое он оставил о себе, явились причиной для наказания, пусть даже еще несовершеннолетнего Мери (ему не хватало нескольких месяцев). Его осудили на один год лишения свободы. Во втором деле Попов держался поприличнее. Изнасилование было курортное, снова ночью, где-то в маленьком лесочке между гостиницами на Золотых Песках. Потерпевшая Гертруда Зайдель, австрийская гражданка, закричала, когда к ней стал приставать Попов. Случайно поблизости оказался автопатруль. На этот раз он уже получил сполна: сперва пять лет, а затем, после обжалования, три года. Все равно совсем немало для начала. Однако 9 сентября 1969 года, по случаю двадцатипятилетия Сентябрьского вооруженного восстания, его по амнистии выпустили на свободу. С тех пор он не попадал в поле зрения милиции. Антонов был уверен, что Мери вовсе не отказался ни от своих любовных подвигов, ни от своей хулиганской агрессивности. Но, видимо, время, проведенное в заключении, научило его большей осторожности…

Лейтенант Няголов вернулся вновь с обстоятельным докладом о плевенском прошлом Попова. Тот вырос в семье богатого оптового торговца, будучи его единственным сыном. Отец дал ему не только «модерное» имя Мариан, но и воспитание типичного торгаша-мещанина. Все их соседи (насколько можно верить таким оценкам) с ожесточением говорили о его матери — надменная и скандальная, плохая женщина, на которую Мариан был поразительно похож не только своей внешностью, но и своим характером. Было известно, что она травила кошек и собак во всем квартале Первых — за то, что таскали продукты, вторых — за то, что лаяли. Она даже ловила корзиной воробьев, жарила их и поедала. Еще маленьким Мери (тогда Марчо) был вожаком квартальных хулиганов — вожаком свирепым и безжалостным. Характеристика его за период юности исчерпывалась двумя словами: драчун и бабник. Но гимназию он все же закончил, вопреки хулиганскому поведению, вопреки да же первой судимости. Помогли какие-то загадочные связи родителей: одни соседи утверждали, что это «дельце» провернул бывший любовник матери, другие — что отец дал взятку директору гимназии. В общем, квартальная информация была настолько пикантной, насколько и ненадежной…

После выхода из заключения в 1969 году Попову удалось поселиться в Софии. Кем он только не работал — от заготовителя в кооперации до бармена. По нескольку раз в год посещал своих родителей, всегда приезжал на машине, но на чужой. И при каждом посещении дома устраивал с приятелями шумные оргии, которые долгое время комментировались соседями. Но никто более не видел его с Пепи. В целом же более чем богатые сведения о Попове из Плевена рисовали его как распущенного, антисоциального типа, но ничто не проясняло основного вопроса — убийства Пепи.

Более интересными оказались сведения, которые собрал Консулов. Клео постепенно отходила, начинала наводить его на следы, которые затем быстро проверялись. Сейчас Клео после смерти Пепи и после того, как Мери заинтересовалась милиция, усиленно топила их двоих, и единственной ее заботой теперь было выйти самой «сухой» из следствия. Она рассказала, что на ее вопрос, не боится ли Пепи «работать» с таким отъявленным негодяем, как Мери, та ответила: «Он в моих руках!» Еще сообщила, что между Пепи и Мери часто случались скандалы, они обменивались при этом всякими гадостями и угрозами. Но Пепи никогда не жаловалась ей на то, что Мери когда-нибудь бил ее. Вообще она не боялась его. Угрозы были, как выразилась Клео, обыкновенного рода: «Я посажу тебя в тюрьму» а «Я тебя убью!». Клео не знала, но предполагала, что скандалы были связаны с их торговыми операциями. По словам Клео, что казалось странным, они не были любовниками. Он только пытался «предлагать» (хотя и безуспешно) ее иностранцам. Расследование подтвердило это. Попов выступал как сводник и как посредник в торговле с иностранцами. В последнее время он похвалялся, что ожидает «большую сделку», но дальше этих общих сведений у — Антонова дело не двигалось. Ни об одной конкретной сделке они не могли собрать нужную информацию. Все было в прошлом, сделки заключались с иностранцами, которых знал сам Мери, а о вещах, реализованных через Пепи, знала лишь она сама. На одних слухах и голых подозрениях нельзя было начинать серьезного расследования.

На другой день случилось нечто, чего никто не ожидал. Наблюдатели сообщили, что точно в двенадцать часов Мери занял место в баре отеля «София» и проторчал там ровно один час, словно бы ожидая кого-то. Конечно, это могло быть и чистой случайностью. Но когда и на другой день все повторилось заново и наблюдавшие за ним оперативники сообщили об этом Антонову, в «Софию» на всякий случай с милицейской машиной отправился лейтенант Борчо Алексиев. Но и на этот раз ничего не произошло. Мери выпил коньяк, запил его кока-колой и точно в назначенное время встал и ушел. В этом прослеживалась какая-то закономерность. Не может же он два раза приходить в одно и то же место, чтобы выпить в одиночку и, отсидев ровно час, уйти. Зато старания оперативников были вознаграждены, когда и на третий день, точно в двенадцать часов, Мери вновь в одиночестве восседал на своем обычном месте в баре. Он еще не получил заказанный коньяк, как к нему за столик подсел низенький полноватый смуглый мужчина с усиками «а-ля Гитлер», где-то в возрасте около сорока лет. По тому, как он подсел, по оживленному разговору, который они сразу же начали, было видно — эта пара встречалась не первый раз.

Оперативная машина, где находился Консулов, стояла неподалеку, и из нее было хорошо видно, что происходит на веранде в кафе. Два больших коньяка, заказанных Мери, собеседники тянули в течение добрых получаса, ни на минуту не прекращая оживленного разговора. Наконец Мери расплатился, и они встали. К машине вернулись наблюдавшие за встречей оперативный работник и Борчо Алексиев. Садясь в автомобиль, он сказал:

— Говорили на французском, но… довольно посредственно.

— А ты знаешь французский? — удивился Консулов.

— Нет, но хорошо понял, что говорили на нем. Да и мой объект его знал не лучше, чем я. Видел, на пальцах изъяснялись…

Мери и иностранец сели в белый «мерседес» старой модели с египетским номером и поехали. Оперативная машина тронулась за ними. Сейчас явно что-то должно было произойти. Едва ли Мери ждал этой встречи в течение трех дней ради какого-то банального сводничества. Должно быть, предстоял «большой фарц», о котором говорила Клео. Как поступить ему, Консулову? Имеет ли он право вмешаться? А если он не вмешается, то не упустит ли случай?

Когда машина с Русского бульвара свернула на Царьградское шоссе, Консулов по радиотелефону связался с Антоновым и доложил ему о развитии событий. Тот посоветовал ему договориться с контрольной службой автомобильного транспорта и воспользоваться тем обстоятельством, что водитель «мерседеса» — иностранец — только что выпил коньяку. Это могло послужить благовидным предлогом для проверки его на алкоголь.

Пока Алексиев наблюдал за тем, что происходит в «мерседесе», Консулов по радиотелефону связался с автоинспекцией и попросил направить к ним навстречу «банку» (так он называл служебный автомобиль с сиреной и мигалкой), чтобы задержать иностранца. К счастью, в пяти километрах отсюда, на перекрестке, была такая машина, и вскоре она пристроилась за ними. Где-то на середине пути иностранец замедлил ход и остановился.

Ясно — именно здесь произойдет сделка!

Оперативная машина выскочила на мост и заняла удобную для наблюдения позицию, поддерживая постоянную радиосвязь с автомобилем инспекции. Да, «египтянин» выбрал хорошее место не только для сделки, но и для наблюдения за дорожным лабиринтом. Кроме того, отсюда предоставлялась идеальная возможность и для дальнейшего маневрирования.

— Они что-то считают! — предупредил Алексиев.

— Что считают?

— Явно деньги, что же еще. Так… и оба довольны. Что-то говорят. Жмут друг другу руки. Объект выходит.

— Пора, — приказал Консулов. — Давай туда!

По радиотелефону договорились со старшим наряда автоинспекции о проверке водителя «мерседеса» с египетским номером на алкоголь, после чего машина вместе с ее владельцем направлялась в милицию, к подполковнику Антонову.

…Мери встретили на остановке автобуса.

— Айда, Мери, с нами, — сказал Консулов, показывая ему милицейское удостоверение, — что ты будешь трястись в автобусе?

Тот стушевался, но не сделал попытки убежать и, не протестуя, сел в машину между Консуловым и оперативником.

На протяжении всего пути в управление никто не сказал ни слова, никто не заговорил с Мери.

Когда его доставили в кабинет Антонова, там уже находились понятые. Прежде чем перейти к следственной процедуре, Антонов внимательно рассмотрел Мери. Тот вначале держался «прилично», но затем не выдержал и отвел. взгляд. Антонов не любил смотреть «страшно» на подследственного, чуждо ему было и злорадство победителя, настигшего «жертву». И в этот раз он просто изучал человека, его характер перед началом разговора. Не сделали ли они ошибки, задержав Попова? А тем более иностранца?

Антонов достал бланк протокола и попросил Попова вынуть все из карманов и положить на стол. Покорно, но как-то медленно, тот начал выкладывать перед Антоновым ключи, носовой платок, блокнот, сигареты с зажигалкой, мелочь, автобусные билеты, конверт с фотографиями. Все…

— Забыли еще кое-что, — небрежно бросил Консулов, протягивая руку к желто-красной курточке Мери. Но тот опередил его и сам вытащил толстый бумажник. Оттуда он извлек паспорт, какие-то документы и 238 левов.

— А сейчас позвольте мне бросить взгляд, — потребовал Консулов и начал просматривать бумажник. Сразу же из другого отделения он извлек тонкую пачку зеленых банкнот — десять штук по сто долларов. Тысяча! Никак не комментируя находку, Консулов равнодушно продиктовал номера банкнот, показал их приглашенным на досмотр свидетелям. Те также молча подписали протокол, Антонов поблагодарил понятых и отпустил. Мери молчал, или не зная, что говорить, или же обдумывая линию поведения.

— Ну как? — спросил Антонов.

— Что — как? — сделал вид, будто не понял, Попов.

— Откуда у вас эта тысяча долларов?

— А… нашел на улице.

— На улице или в машине?

— Нахальство тебя погубит, Мери, — сказал Консулов. — А впрочем, оно тебя уже погубило. Тысяча долларов — это, голубчик, «цена в достаточном размере» — от одного до шести лет лишения свободы. По статье двести пятидесятой, параграф второй. А при твоей третьей судимости потянет и на шесть лет!

— Я нашел их на улице, в конверте. Думал отнести и сдать в банк. Только собрался это сделать, как вы меня у автобуса и задержали.

— Браво! А где же конверт?

— Выбросил.

— Хорошо, возможно, мы вам помешали, — сказал Антонов. — Только сейчас у нас нет времени обсуждать ваши плоские шутки. Посидите в камере, а там, когда поразмыслите, снова поговорим. Отведите его.

После того как Алексиев вывел Мери, Антонов позвонил, чтобы справиться об иностранце, которого уже доставили в управление.

Из его паспорта следовало, что он является египетским подданным Омаром Кираджи, 38 лет, из Александрии, торговцем. Возвращался домой после деловой поездки в Италию. Он пока не протестовал, не требовал связать его со своим посольством, только высказывал «безмерное удивление» действиями болгарской полиции, к которой он якобы всегда питал большую симпатию и всячески расхваливал у себя на родине, когда возвращался домой после очередной поездки за границу. И этот принимал всех за дураков, стремясь подкупить примитивными восточными любезностями. «Посмотрим сейчас, как все повернется, как ты запоешь», — подумал Антонов.

Консулов взял паспорт египтянина и вышел навести необходимые справки. Антонов вел разговор с Кираджи на приличном французском, который удовлетворял обе стороны.

— Ну, раз вы хорошо знаете нашу страну, то вам известны те большие заботы, которые проявляют у нас в отношении жизни и здоровья всех граждан — и болгар и иностранцев. В том одно из первых мест принадлежит и любимой вами болгарской милиции. Только этим можно объяснить то беспокойство, которое мы причинили вам в связи с вашим задержанием. Согласно болгарским законам никто не имеет права водить автомобиль, находясь в состоянии даже легкого опьянения. Как вы видите, мы высоко ценим жизнь и своих граждан, и наших гостей.

— Понимаю, понимаю, и сам вам за это признателен, — угодливо заулыбался Кираджи. — А что мне будет?

— В вашем случае закон предполагает штраф в размере от 50 до 300 левов и временное лишение прав вождения автомобиля. Я не могу сейчас вам сказать, к какой из этих санкций мы прибегнем, но, во всяком случае, вам придется подождать у нас в течение шести часов, пока не пройдет действие алкоголя. После этого мы можем отпустить вас… Если… если не появятся какие-либо новые обстоятельства, — многозначительно добавил Антонов.

— О, премного вам благодарен, господин инспектор. Значит, я сейчас могу уйти и погулять по вашей чудесной столице?

— Разумеется. Но только прежде требуется ответить на один вопрос.

— Я к вашим услугам, уважаемый господин инспектор.

— Сколько левов вы получили от лица, с которым встретились в кафе при отеле «София», а затем увезли в вашей машине? Кажется, вы передали ему тысячу долларов? — Антонов извлек из ящика стола зеленые банкноты, веером развернул их перед Кираджи и снова положил обратно.

— А, значит, так?!

— Жду вашего ответа.

— Хорошо. Две тысячи левов.

— А почему вы не обменяли их в банке?

— Зачем, там курс гораздо ниже.

— Там платят по официальному курсу! А знаете ли вы, что финансовая сделка, которая была заключена с нашим гражданином, является незаконной и наказуемой?

— Нет, господин инспектор, поверьте мне, этого я не знал.

Антонов был совсем не склонен верить этому юркому египтянину, но не счел нужным дискутировать с ним. Как только Кираджи выложил на стол две тысячи левов, отданных ему Поповым, и подписал протокол, в котором объяснял все случившееся, Антонов продолжил:

— А сейчас можете поинтересоваться, что предполагает наш закон за совершенное вами преступление.

— Но я же сказал вам, что не знал об этом.

— Допустим. Хотя, если это так, то зачем нужно было проводить валютный размен тайно, где-то за пределами города? Почему не в кафе, за столиком? Однако независимо от этого вы должны знать, что незнание закона не снимает с вас ответственности Наш закон предполагает конфискацию денег — и долларов и левов, а также штраф в тройном размере. Кроме того, поскольку сумма сделки превышает 150 левов, по закону вам грозит тюремное заключение.

— Не может быть!

— Я могу прочесть вам текст закона…

— Нет, не нужно, я вам верю.

— Благодарю за доверие. А теперь скажите, как давно вы знаете человека, с которым совершили эту противозаконную валютную сделку?

— Всего месяц. Я был в этом кафе, он подошел к столику и предложил мне продать доллары или какие-нибудь другие западные деньги. Но тогда у меня не было ничего подходящего. Поэтому мы и уговорились, когда я вернусь из Милана, встретиться снова там же. Так и сделали.

— Что еще он вам предлагал?

— Что, например?

— Мы вас спрашиваем.

— Ничего.

— Девушку?

— Разве это торговая сделка?

— Почему же нет? Вы слышали такое выражение — «торговля телом»?

— Я серьезный покупатель, господин инспектор. В Милане все меня знают.

— Милан — большой город…

Вернулся Консулов. Он протянул Антонову паспорт Кираджи, в который была вложена записка: «В течение последних двух лет он четыре раза пересекал Болгарию. Всегда на автомобиле. Компрометирующего материала не имеется».

Антонов позвал Хубавеньского и поручил ему побыть с Кираджи в соседней комнате. Выходя вместе с Хубавеньским, тот спросил:

— Почему вы меня задерживаете? Что вы сделаете со мной?

— Еще не прошло шести часов, господин Кираджи. Потерпите!

Когда они вышли, Консулов сказал:

— И я присоединяюсь к вопросу этого достопочтенного коммерсанта: что ты намерен с ним делать?

— Лично меня он интересует только в связи с убийством Пели. Мы устроим им очную ставку с Мери и, когда они подпишут протокол, сдадим в хозяйственную милицию, пусть там разбираются… Не только они должны нам помогать, но и мы им! А сейчас — к шефу.

На очной ставке с Омаром Кираджи Попов сначала отказывался давать какие-либо показания, но затем, когда прочел протокол, он взглянул на Кираджи таким «кровожадным взглядом», что тот испуганно отодвинулся. Выходило, будто тот виновен в его провале. Но когда ему показали снимки того, как он сидел в машине, как беседовал в кафе, как менял валюту, Мери заговорил:

— Согласен, ну, купил немного долларов у… этого. На свои же деньги!

— Не немного, а целую тысячу, — возразил Антонов. — А хорошо ли это или плохо, решит суд.

После того как был подписан протокол, Мери отвели в камеру. Требовалось решить, что же делать дальше с Поповым. Конечно, можно было оставить разговор на следующий день. Все и так устали за сегодня. Видимо, еще более утомленным и нервно напряженным был сам Мери. Но как бы он ни горячился, он не может не понимать, что уже обеспечил себя несколькими годами заключения. К ночи же он придет в себя, продумает сложившуюся ситуацию и что-нибудь «изобретет» оригинальное. Нет, решил Антонов, необходимо провести главный разговор сейчас же, не откладывая на завтрашний день.

Старшина привел Мери едва ли не веселого.

— Ну что, начальник, пришло время прощаться?

— Нет, Попов, пришло время поговорить серьезно. Садитесь и отвечайте точно и исчерпывающе на все мои вопросы. Нам предстоит долгий разговор и несколько на… другую тему.

— Что там еще говорить, и так все ясно…

— Вас предупреждали: главный разговор впереди. Это время пришло. Скажите, где вы были в понедельник, в ночь на двадцать второе апреля, после обеда и вечером?

Попов внимательно разглядывал сидящих перед ним людей. Хубавеньский склонил голову над протоколом допроса, а лица Консулова и Антонова ничего не выражали.

— Что означает этот вопрос? Почему вы меня спрашиваете об этом?

— Отвечайте.

— Не помню.

— Вспомните, это было не так уж давно.

Попов немного подумал и категорически отрубил:

— Не могу вспомнить, и все. Другие вопросы имеются?

— Найдутся. Знаете ли вы Пенку Бедросян?

— Пепи? Конечно, я ее знаю.

— Расскажите, с каких пор вы ее знаете, как познакомились, какие отношения сложились между вами. В общем все.

— Как, все хотите знать? Не понимаю, зачем вам нужны сведения о моей личной жизни.

— Мы любопытные. Итак, я жду…

— Напрасно ждете. Я не собираюсь ничего вам рассказывать.

— Хм-м. Вы знаете, где находитесь?

— Хорошо знаю — в милиции. Что, бить будете?

— Управление народной милиции, Попов, большое учреждение. А вам ясно, где конкретно вы находитесь, в каком отделе?

— Надеюсь, вы мне разъясните.

— В следственном. Но и этого еще недостаточно. Вами более плодотворно могла бы заняться хозяйственная милиция. Интерес вы представляете и для специалистов по нравственности. Но мы не то и не другое. Вот, товарищ капитан — из криминального отдела городского управления, а я старший следователь отдела, который занимается только самыми тяжкими преступлениями и убийствами. Только!

— Ах, как страшно!

— Страшно, Мери, страшно, — перебил его Консулов. — За хозяйственные и моральные преступления вы еще получите несколько лет. Может быть, три, а может быть, пять… Но… есть и другое. Вы, как я понял, знаете Уголовный кодекс. Вспомните статью сто шестнадцатую и особенно ее девятый пункт о предумышленном убийстве. Это карается лишением свободы сроком от пятнадцати до двадцати лет, а в особо тяжких случаях и смертью. Могу вас заверить, что в вашем случае, при двух судимостях, при беспрерывных мелких и более значительных проступках, которые нам еще предстоит раскрыть, при конкретных обстоятельствах недавнего убийства, суд признает ваш случай как «особо тяжкий».

— Какой мой случай? Какое убийство! На что вы намекаете?

— Совсем не намекаем, а прямо говорим — ваша старая приятельница Пепи, о которой кто знает почему вы отказываетесь давать показания, убита! Она, как стало нам известно, имела торговые и всякие другие отношения лично с вами. Вы же ей не раз угрожали, что «поставите свечку». У вас что, нет алиби на двадцать первое апреля, на понедельник? Что вы упираетесь?

— Достаточно. Раз вы считаете, что это я… убил Пепи?

— Я ничего не считаю, я только спрашиваю.

— Никого я не убивал! Нет! Нет! — выкрикнул Попов. За все это время он в первый раз по-настоящему разволновался. — Вы специально хотите пришить мне убийство. Не можете найти настоящего убийцу и выбрали меня… Нет, это у вас не получится!

— Есть только один способ, чтобы этого не произошло, Попов. И он в том, чтобы вы рассказали все, что знаете, и хорошее и плохое, без боязни за мелкие прегрешения… Убедите нас, что вы говорите правду и только правду. Дайте нам возможность оценить это…

— Вам?!

— Об убийстве потом. А сейчас скажите, с какого времени вы знаете Пепи?

— Давно. Еще в Плевене. Школьная любовь, первая любовь у Пепи.

— Которая стоила ей очень дорого.

— Любовь без жертв не бывает. Зато я сделал из нее женщину!

— Спокойнее, Попов, спокойнее! Разве вы не видите, разве не в состоянии понять человеческую, трагическую сторону вашего поступка? Вы же разбили ей всю жизнь. Ее исключили из школы, из комсомола…

— Велика потеря! Даже если бы она и закончила школу, эта комсомолка сегодня была бы делопроизводителем в какой-нибудь сельской кооперации. А вы знаете, как она жила в Софии, после того как я ей «разбил жизнь»? Я сделал из нее человека!

— Значит, ее благополучие — ваша заслуга?

— Она моя воспитанница.

— Хорош воспитатель, ничего не скажешь! — воскликнул Консулов.

— И как же закончилась ваша любовь? — спросил Антонов.

— Как и всякая другая. Арриведерчи миа кара бамбина[4].

— Так просто… арриведерчи… и все?

— Конечно, все, а вы что хотели, чтобы я женился на ней! Впрочем, она этого хотела. Даже пробовала меня окрутить. Заявила, что беременна, что у нее будет ребенок. И что от меня! Классическая хватка при отлове дураков…

— А была ли она беременна на самом деле?

— Пустое.

— И каким же образом вы с ней расстались? Без скандалов, тихо-мирно?..

— Куда же ей деваться? Только скандалы ей были нужны да желание раструбить среди всех плевенских сплетников о том, что у нее будет незаконный ребенок.

— Джентльмен, ничего не скажешь.

— О каком джентльменстве здесь может идти речь? Во-первых, она не была беременна. Во-вторых, если и была, то не от меня. И в-третьих, а если и от меня, то пусть делает аборт!

— Хм-м. Но вы все-таки вопреки всему продолжали вашу дружбу, а точнее — деловые связи. После того как вы сказали ей «арриведерчи», она вас разыскивала? Или вы сами вспомнили о ней?

— Через несколько лет мы случайно встретились в Софии.

— А до этого ничего? Как-то легко вы вышли из игры. Разве ей было все равно, что вы обманули и бросили ее?

— А что было делать! Со злости или со стыда, но она покинула Плевен. Отправилась в Софию… Не говоря мне об этом. Правда, через какое-то время я получил от нее телеграмму из Ихтимана. Она звала меня туда.

— А вы… поехали к ней?

— Нет. В это время я был уже на море, работал барменом на «Посейдоне». Произошло это где-то в мае следующего года. Телеграмму получила моя мать. Она отдала ее мне, когда я вернулся в Плевен.

— И что было в телеграмме?

– «Приезжай сразу же больницу Ихтиман. Очень важно». Или что-то в этом духе.

— Но почему в Ихтиман? И что произошло там с ней? Вы этого не поняли и не спросили об этом после?

— Спрашивал я ее раз-другой, но она все усмехалась как-то загадочно. Сказала только, что это давно забытое прошлое, что если уж я не откликнулся на ее призыв, то сейчас мне нечего и спрашивать,

— Каким образом началась ваша дружба в Софии?

— Я случайно встретил ее в «Шляпе».

— Как это еще в «шляпе»?

— Ну, одно заведение, кафе «Динамо» на улице Басила Коларова… Мы его называем «Шляпой» из-за зонтиков от солнца над столиками. Наверное, это наши пижоны-интеллектуалы выдумали…

— Хорошо, встретились, а потом? Расскажите подробнее о ваших взаимоотношениях полностью, до самой ее смерти.

И Попов рассказал все довольно подробно, но явно скрывал самое главное. Было ли главным убийство или же спекуляция иностранным дефицитом?

— А сейчас скажите, — продолжал Антонов, — у вас были какие-либо неприятности с Пепи, скандалы, например?

— Разве ж можно без этого! Кричали друг на друга. Довольно часто. Пепи была настолько жадна, насколько и упряма.

— А вы были бескорыстным филантропом?

— Она ругалась как мужик!

— А кто ее научил?

— Жизнь, гражданин следователь.

— Скажите мне, а какое «большое дело» вы недавно ожидали?

— Было оно, «большое дело». Это с арабом. Разве не «большое»? Если бы вас не было, не менее тысячи левов лежало бы у меня в кармане…

— Значит, так. А нет ли здесь чего-нибудь другого, еще серьезнее?

— Что, разве тысяча левов «не серьезная» сумма? Сколько бы вы вкалывали за них!

— Каким образом Пепи держала вас в своих руках»?

— Не понимаю.

— Так много раз она хвасталась перед некоторыми своими знакомыми.

— А, все это сплетни! Если же она об этом болтала, то напрасно — порисоваться хотела. Насколько я был в ее руках, настолько и она была в моих руках. В общем, зря вы меня расспрашиваете о Пепи. Ищите в другом месте!

— И все-таки я хочу, чтоб вы рассказали, как провели день после обеда и вечер двадцать первого апреля. Мне любопытно узнать ваше алиби.

— Нет никакой необходимости в алиби. Пепи я не встречал уже долгое время, в течение нескольких недель до этого дня. Если не больше! Но поскольку вы интересуетесь этим днем… то, наверное, я его проводил как всегда… После обеда в каком-нибудь кафе с приятелями или с бабами. Вечером, наверное, где-нибудь в ресторане, а может быть, перебрасывались в картишки…

Когда Мери увели, пробило десять вечера. Все трое были чертовски голодны и усталы. И хотя Консулов попытался начать разговор, Антонов остановил его: «На сегодня хватит, Крум!» Он проводил обоих до ближайшей закусочной, где жарили последние люля-кебабы, а сам отправился к остановке трамвая. В соседнем скверике он закурил — какую уже сигарету за день? Допрос этого наглого мошенника и развратника его разочаровал, хотя какое-то внутреннее чувство подсказывало Антонову, что Мери не то лицо, которое им нужно. В общем, этот случай был прямо-таки заколдованный. Загадочный убийца действовал каким-то очень хитрым и тонким способом, едва ли не с помощью сверхъестественных сил. Или же… случай был настолько прост, что ослепил их. Прост, как колумбово яйцо!

* * *

День, как всегда, начался с совещания у полковника Бинева. Были и остальные члены группы. Как обычно, Бинев уже ознакомился с последними протоколами допроса, и ему не нужно было докладывать о случае с Мери.

— Почему вы занимаетесь этим хулиганом? — спросил Бинев. Видно было, что он раздражен, готов даже кричать и ссориться. — Работаете для другого отдела, по валютчику, а свои непосредственные задачи не выполняете. — Он посмотрел на Консулова, как бы напоминая ему о давней дружбе с хозяйственным отделом.

— Ради специфики следствия, — спокойно ответил Антонов, — из-за отсутствия косвенных улик нам нужно искать мотивы преступления, а затем уже и убийцу. А Попов, как главный контрагент Пепи, очень перспективен…

— Вы мне с перспективами не очень-то. Сколько дней прошло, а вы прыгаете как блохи от человека к человеку и… ничего конкретного. Именно в этом ваша основная ошибка, что не разрабатываете до конца гипотезы.

— Нет смысла есть яйцо, чтобы понять, что оно тухлое. Достаточно его понюхать, — вставил Консулов.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Если бы мы до конца разрабатывали все эти гипотезы, то были бы еще дальше от конца.

— Это относится и к Сивкову?

— И к Сивкову. Теперь и я убежден в том, что он не может быть убийцей.

— Очень хорошо! Браво! Я удивляюсь вам! — Имеете человека, который был на месте преступления, а бросаетесь искать других. Разве вы не поняли, что зря теряете свое время?

Наступила тягостная тишина.

— Товарищ полковник, — несмело произнес Хубавеньский, — можно ли мне сказать?

— Скажи, скажи, если тебе есть что сказать.

— Пепи звала Попова телеграммой в Ихтиман. Она была там в больнице. Не следует ли нам это проверить?

— А он там не был. И что из этого? Когда это произошло?

— В мае.

— Я спрашиваю, в каком году?

— В шестьдесят шестом.

— Девять лет тому назад! Ничего общего с убийством это иметь не может.

— Но если она вызывала его срочной телеграммой, значит, было что-то важное…

— Наверное, это было важно, но только для нее, а не для нас. Сам Попов не знает об этом, раз она ничего не говорила ему. А что сейчас мы узнаем? Да и зачем нам это нужно?

— Но мы ведь все должны проверять…

— Ты меня не учи тому, что мы должны и не должны делать! Антонов, ты что думаешь?

Антонов молчал. Было что-то странное в этом желании Пепи видеть Попова в Ихтимане. Они ведь прервали все связи и отношения. Пепи жила в Софии… Прошли годы, пока заново они не встретились и не возобновили контакт, уже на почве спекуляции. Что это за странный остров посередине? Почему Пепи звала своего бывшего любовника, которого так ненавидела? Видимо, для чего-то очень важного, определявшего судьбу… Или же просто так — женский каприз? И почему именно в больницу? Что с ней там произошло? В Ихтимане, а не в Софии? Что-то, о чем сам Попов не знает и не догадывается. Если бы он знал, сказал бы. А если здесь было бы что-то, что разоблачало его, что-то крайне невыгодное для него — в общем, он наверняка умолчал бы об этом факте, и никто сейчас об этом ничего не узнал бы. Нет, здесь что-то есть, что-то странное, загадочное, а поэтому может оказаться и интересным.

— Я думаю, стоит сделать проверку в Ихтимане. Вопрос одного дня. Туда можно направить Хубавеньского. В больницу. Если она действительно была там, он легко найдет ее регистрационную карточку…

— Тонущий хватается за соломинку! Хорошо, идите, если у вас нет других дел, — отрубил Бинев. — Потом не жалуйтесь, что я мешал вам действовать. И не думайте, что я не хочу подписать вам командировку.

* * *

Хубавеньский вернулся в тот же день вечером. Показания Попова полностью подтвердились. 5 мая 1966 года Пепи действительно поступила в районную больницу Ихтимана с диагнозом острого аппендицита. Ее оперировал доктор Кубрат Каролев. Выписана она была 12 мая.

Да, это объясняло многое. Может, она ехала в Бургас поездом или какой-нибудь машиной, по пути у нее начался острый приступ аппендицита, и она остановилась в Ихтимане. Затем ее доставили в больницу, и, испугавшись за свою жизнь, она послала срочную телеграмму Попову в Плевен. Хотела, видимо, в этот момент видеть рядом любимого человека. Любимого вопреки всему… только чтобы он был рядом с ней. Но он не явился.

Наступившую тишину кабинета внезапно нарушил Консулов:

— Боюсь, что твой полковник окажется прав — придется нам давать задний ход и бросаться в объятия классического трио «Сивков — Бедросян — Попов».

— Какова идиллия, а? У нас есть человек, застигнутый на месте преступления, человек с мотивами для убийства и человек, способный совершить его. Только все они ничего общего не имеют друг к другу! Видите, в какое болото мы влезли?

— Хорошо, что же теперь делать — ждать, скрестив руки на груди, пока всех осенит гениальная идея?

— Пока мы не ответим на два основных вопроса: каким образом и зачем был дан яд Пепи. Иначе мы не сдвинемся с мертвой точки.

— Тогда отвечай!

— В том-то и дело, не могу…

Оставшись один, Антонов постарался дать себе отчет в том, в каком безвыходном положении все они находятся. Они продолжали действовать, даже распределили объекты, как говорится, «трое на троих» — Консулов продолжал разрабатывать версию с Сивковым, Хубавеньский занимался Бедросяном, а для него самого оставался Попов. И в первый раз за все время у Антонова мелькнула мысль: не будет ли более правильно, более честно, доложить, что они не могут найти настоящего преступника и потому стоит прекратить следствие? Подобный позор он переживал только два раза в своей жизни. Неужели наступила очередь и для третьего? Нет, еще нет! Хотя бы потому, что он морально не был готов капитулировать, признать себя побежденным…

Антонов вернулся домой рано. Да и зачем было задерживаться на работе, когда они ждали гостей? Нужно было помочь жене, купить вина и других напитков. Супруга любила принимать гостей и всегда так готовила, что и гости обожали бывать в их доме. У них было, так сказать, три компании — его, ее и общая, хотя все они давно уже стали общими. Тем не менее на этот раз на очереди была ее компания. Особенно забавно выглядел муж одной из ее подруг, подаривший как-то Антонову на именины повешенного человечка, сейчас украшавшего их люстру. Сам себя он всегда рекомендовал как знатока шести тысяч анекдотов. И действительно, он их знал.

…Гости уехали с последним трамваем, и Антонов, пока жена убирала посуду, отправился принять душ, чтобы освежиться. Раздевшись, он с неодобрением посмотрел в зеркало на свой изрядно пополневший живот, особенно после такого ужина. Шрам на правой стороне живота показался ему еще более глубоким и заметным. Он остался у него после операции аппендицита, единственной операции, которую ему сделали давно, когда он был еще студентом первого курса юридического факультета. Выходит, и у Пепи на теле был такой же шрам, как и у него. Только был ли он таким длинным, глубоким и багровым? Наверное, он ее портил, а такая женщина, как Пепи, вероятно, очень хотела, чтобы ее живот выглядел как следует.

* * *

С утра нужно было принимать участие в месячных стрельбах. Антонов любил стрельбу из пистолета и увлекался соревнованиями с товарищами. Не бог весть какой он стрелок, но нормы выполнял полностью. Антонов утешал себя тем, что если ему придется стрелять в кого-то, то это произойдет с расстояния в несколько метров, и он наверняка попадет в цель. Лучше бы этого ему никогда не пришлось делать!

Бинев позвал его для очередного доклада, но Антонову пришлось несколько минут прождать у секретарши в приемной. Как обычно, они поболтали.

— Как себя чувствуешь, Марче, чем можешь похвастаться?

— Скоро совсем заплачу — вчера вечером у меня разболелся живот. Уж не аппендицит ли?

— Не внушай себе этого, а то и в самом деле разболится. В литературе описан даже случай мнимой беременности из-за сильного самовнушения… Ты просто вечером переела мороженого.

Вернувшись после доклада в свой кабинет, Антонов извлек дело и заново внимательно посмотрел протоколы вскрытия тела Пепи. Нигде ни словом не упоминалось, что она была прооперирована от аппендицита. Может, не следовало называть в протоколе старых оперативных швов или ран, которые явно не имели ничего общего с настоящим, с причиной смерти?

Антонов позвонил доктору Пырванову.

— Док, подполковник Антонов тебя беспокоит. Скажи, пожалуйста, когда составляется протокол осмотра трупа, туда вписываются все шрамы на теле или нет? Например, от старой операции аппендицита…

— Непременно. А что?

— Ты убежден в этом?

— В чем я должен убеждаться? Я, батенька мой, без году пенсионер, а если я до сих пор не научился правильно делать протоколы осмотра, у меня для этого больше не останется времени.

— Ты помнишь этот труп из «Молодости»?.

— Как не помнить! Русоволосая красавица… И мертвую мне было жаль ее резать.

— Я сейчас заново просмотрел твой протокол. Два раза. Но нигде ни словом там не отмечено, что у нее прошла операция аппендицита.

— Значит, ее не было.

— А может, пропустил?

— Аусгешлоссен [5].

— Как же так, ведь она была прооперирована в Ихтиманской районной больнице в шестьдесят шестом году? Мы видели ее историю болезни.

— Может, вы ее и читали. Там могло быть написано все, что придется, но если шрама нет в моем протоколе, значит, у нее не было никакой операции.

— Возможно, шрам стал настолько неприметным, что ты его просто не заметил?

— Снова аусгешлоссен. Правда, встречаются такие хирурги-виртуозы, точнее косметологи, которые так работают, что и комар носа не подточит, Но их не найдешь в Ихтимане. И повторяю — едва ли! Чтобы бай Досю не заметил шрама, этого и они не в состоянии сделать…

— Хм-м. Тогда нам понадобится эксгумация трупа.

— Настолько ли это важно? Знаешь, какая это морока? И столько потребуется возни…

— Не знаю, но это может оказаться весьма важным для следствия.

С этим «настолько ли это важно», «а нужно ли» и так далее он должен был сражаться чуть ли не в трех инстанциях. Первый раз — с товарищами, потом — с Биневым и, наконец, с прокурором. Без санкции последнего не могло быть и речи об эксгумации. А аргументы Антонова были весьма шаткими. Какое-то смутное подозрение, основанное на противоречии между двумя медицинскими документами. Причем все спрашивали: если окажется, что такое противоречие и в самом деле существует, то выиграет ли от этого следствие, и что общего оно может иметь с убийством. И все-таки он добился своего.

Повторное освидетельствование трупа необходимо было провести только в его присутствии! Консулов сразу же предложил заменить его, но он не согласился. Хотя это было неправильно, не по-товарищески, сколько Консулов ни твердил, что «ему ничего не стоит», что «его жилетке ничего не будет» и так далее. Но Антонов взял с собой Хубавеньского — пусть привыкает. Тот смутился, не осмеливаясь возразить.

Когда рабочие извлекли гроб и доктор Пырванов открыл его, Антонов взглянул на молодого коллегу. Тот был белым как полотно. Едва держась на ногах, он готов был в любой момент грохнуться в обморок.

— Хубавеньский, быстрее идите отсюда и выпейте холодной воды… Я так же выглядел на своей первой эксгумации. Помогает! А когда все пройдет, возвращайтесь.

— А я… и не… — лепетал Хубавеньский.

— Уходите! — повысил голос Антонов. — Не хватало, чтобы доктор занялся вами.

Ему тоже хотелось пойти выпить воды, но он воздержался. Стыдно было перед доктором Пырвановым, который невозмутимо продолжал заниматься трупом. Он рассматривал кожу на животе, внимательно вглядываясь через сильную лупу. Потом он протянул лупу Антонову. Как и положено в таких случаях, и вид трупа, и его запах были отвратительны, но зато отлично было видно — кожа повсюду оставалась гладкой, не тронутой скальпелем, без всяких следов операции.

— Конец! — отрубил Пырванов. — Нечего больше смотреть. И так все ясно — она никогда не оперировалась от аппендицита. Напрасно только потревожили покойницу. И нас тоже… В следующий раз верь баю Досю на слово… А теперь давай-ка пойдем выпьем чего-нибудь грамм по сто. И молодому будет полезно, да и тебе тоже, как я вижу.

* * *

Как было обговорено, машина пришла в условленный час. Антонов сел не рядом с водителем, как обычно, а занял заднее место. Шофер Кирчо только спросил, заезжать ли за кем, а когда понял, что они отправятся вдвоем, свернул в сторону бульвара Ленина, Он сразу же сообразил, что подполковнику не хочется говорить, и молча повел машину в сторону Пловдива.

…В канцелярии больницы, видимо, уже были готовы к повторной проверке — ему сразу же принесли историю болезни. В этом не было ничего подозрительного, ведь несколько дней тому назад Хубавеньский уже брал историю болезни Пепи и регистраторша знала, где она находится. Антонов внимательно посмотрел документы. Пенка Василева-Костадинова (так Пепи именовалась до замужества) поступила в больницу 5 мая 1966 года с диагнозом острого аппендицита и в тот же день была прооперирована. А 12 мая того же Года ее выписали домой.

Вчера утром, после того как он решил, что ему самому нужно побывать на месте, Антонов посетил своего школьного товарища доктора Паскала Матева, главного врача одной из столичных клиник. Они не виделись долгие годы, и тот принял Антонова с нескрываемым удивлением. Он вначале подумал, что случилось нечто с его подведомственной больницей и это привлекло внимание друга детства из криминального отдела милиции. Как только он убедился, что интересы Антонова носят чисто познавательный характер, то постарался объяснить ему порядок, существующий в больницах, познакомил с документацией и с тем, как она оформляется. В конце Антонов спросил его, можно ли получить документ об операции человеку, который на самом деле не оперировался. Доктор Матев даже обиделся из-за недоверия, проявляемого представителями следственных органов к его коллегам. Ответ его был категоричен: это абсолютно исключено! И все-таки после добавил: бывает, случается, но это уже носит характер служебного преступления. Впрочем, и тогда очень трудно выдать фальшивый документ, поскольку много людей участвует в оформлении истории болезни. Как пример этого он дал Антонову отчетную форму Б-3 — историю болезни, которая обязательно подписывается двумя врачами, лечащим и заведующим отделением. История болезни Пепи, как сейчас обратил внимание Антонов, была подписана только одним врачом — какой-то неразборчивой и небрежной подписью.

В регистрационной ему пришлось попросить приемную и выпускную книги за 1966 год. Их принесли сравнительно быстро. Но там «все было в порядке» — принята 5 мая с предварительным диагнозом острого аппендицита, выписана 12 мая здоровой, после проделанной операции. Антонов уже не знал, чему теперь верить. Трупу или документу, кем-то заполненному…

Регистраторше он сказал, что эти бумаги ему нужны на несколько дней, чтобы оформить отчет. Однако та объяснила: без разрешения главного врача она не имеет права выдать их ему. Пришлось взять всю документацию и идти самому утрясать вопрос.

Кабинет главного врача находился на втором этаже. Под синей табличкой красовался листок бумаги, на котором было отпечатано. «Д-р КУБРАТ КАРОЛЕВ». Антонов протянул руку, чтобы постучать в дверь, но в последний момент передумал. Откуда ему было знакомо это имя? Да, конечно, из истории болезни. Это был тот самый врач, который оперировал Пепи и о котором говорил Хубавеньский. Антонов еще раз посмотрел в документ. Действительно, тот самый. А он собирался запросто войти к нему и просить разрешения на изъятие документации, которая, возможно, могла разоблачить его в должностном преступлении. К человеку, знавшему тайну загадочной операции! Прийти сразу так, будучи неподготовленным к разговору? Антонов разозлился на себя: почему заранее он не догадался расспросить про врача, который лечил Пепи? Но как он мог предположить, что тот сейчас стал главным врачом больницы? Нет, он должен был допустить и такую возможность.

На деревянной скамье в конце коридора нашлось место и для него. Нужно было подумать, что теперь делать, и притом быстрее. Болтовня ожидавших вызова больных мешала сосредоточиться. Сейчас вопрос стоял уже по-иному: не брать разрешения на документы у врача, а произвести допрос хирурга, в сущности, не сделавшего Пепи никакой операции. С чего начать, как к нему подойти, как объяснить свой интерес к этому старому случаю? А если фальшивый документ покажет дорогу к преступлению, если Каролев как-то замешан в нем?

Антонов постучал. Ему никто не ответил. Постучал еще раз. Снова тишина. Он нажал на ручку, и дверь открылась. В маленьком кабинете за столом сидел пожилой мужчина с седыми волосами, в очках с толстой, «солидной» оправой и пышными усами. Он внимательно читал какую-то толстенную книгу и никак не реагировал на вторжение.

— Добрый день, — сказал Антонов и подошел к столу.

Только тогда сидевший поднял голову и посмотрел на него без всякого интереса, а затем равнодушно пробормотал:

— Сейчас не принимаю. Приходите после обеда.

— Именно поэтому я и зашел, что вы не принимаете. — Антонов показал ему служебное удостоверение. — Нужно выяснить с вами детали одной операции.

— Пожалуйста, садитесь. — Только сейчас доктор Каролев счел нужным убрать книгу, не забыв заложить ее бланком рецепта.

Антонов не торопился начать разговор. Он уже уточнил позицию, стратегию разговора. Сейчас нужно было продумать только тактику. За считанные секунды необходимо было составить представление о человеке, сидевшем перед ним… Подчеркнуто интеллигентен, скорее всего весельчак, еозможно, гуляка и галантный ухажер. Своего рода стареющий ихтиманский Казакова… Очень хорошо, с таким легче было говорить.

— Вот в этих документах написано, что Пенка Василева-Костадинова, — Антонов протянул доктору историю болезни, — была прооперирована от острого приступа аппендицита 5 мая 1966 года. Вы это подписали?

Каролев взял документы и внимательно всмотрелся в их содержание. По каким-то едва уловимым изменениям в выражении его лица, по тому, как он перестал читать и задумался, Антонов понял: он хорошо знает и помнит случившееся. При таком варианте линия разговора могла быть одной — открытая, прямая атака. И нельзя ни на миг забывать: «Пепи сейчас жива!» Нельзя открываться раньше времени…

— Ну… это так давно было, прошло целых девять лет. Знаете ли вы, скольких людей я прооперировал за это время! И что же вас интересует?

Только не так. С самого начала доктор должен понять — у него нет никаких путей к отступлению! Без всяких там виляний.

— Не знаю, доктор Каролев, скольких людей вы оперировали за это время, но данный случай — особенный, и вы его хорошо запомнили, не правда ли? Я пришел сюда не просто побеседовать с вами о вашей врачебной практике, а для того, чтобы все выяснить. Поэтому давайте начнем! Прошу вас закрыть дверь на ключ, дабы нас не беспокоили.

Каролев молча встал и покорно закрыл дверь на ключ.

При знакомстве с его документами оказалось, что Каролев родился в Плевене. Антонову это показалось хорошей приметой, обещающим и перспективным сигналом. После того как он предупредил Каролева об ответственности за дачу ложных показаний, Антонов сказал:

— Вы, разумеется, даете себе отчет в том, что я совсем не случайно приехал из Софии из-за этого «давно забытого случая» в вашей медицинской практике, и нам уже известно не только то, что Пенка Василева-Костадинова не оперировалась от аппендицита, но и многое другое? Цель моего посещения — как можно скорее оформить протоколом события мая 1966 года, поскольку без этого нельзя закончить одно дело и установить степень вашей ответственности за совершенное служебное преступление. Это ваша подпись?

— Да.

— А почему здесь нет подписи второго врача? Разве эта форма не должна подписываться двумя врачами?

— Да, заведующим отделением и лечащим врачом. Но в данном случае я был и тем и другим…

— Как же вы ее оперировали, если этого на самом деле не было?

Доктор Каролев наклонил голову и замолчал. Он только старался делать вид, что вспоминает, хотя на самом деле все хорошо знал и помнил. А сейчас он явно колебался.

— Жду вашего объяснения. И не добавляйте к прежнему служебному преступлению нового, за лжесвидетельствование.

— О каком должностном преступлении вы говорите?

— О том, что Костадинова не была оперирована, хотя в документе вы записали иное.

— Этот документ является лишь частью необходимого оформления одного доброго и справедливого поступка. Дело в том, что, не будучи замужем, она забеременела и не захотела оставлять ребенка. А чтобы не получить психическую травму, не краснеть в будущем, мы и оформили фиктивную историю болезни. Пришлось записать, что ребенка родила другая женщина… С согласия и по настоятельной просьбе обеих сторон. О какой ответственности здесь может идти речь, разве это должностное преступление? В таких случаях, знаете, порой подобное происходит. Такова уж наша медицинская практика.

Вот, значит, как все было. Пепи все-таки забеременела, она в самом деле не лгала Попову. И позвала его телеграммой в самый последний момент, дабы еще раз поговорить с ним о судьбе их общего ребенка. А если бы Мери согласился, они бы поженились. Какое же огорчение и разочарование охватило ее, когда тот не ответил! Это явилось последней каплей в столь фатальном решении Пепи отказаться от ребенка…

— Понимаю, но почему нужно было сочинять операцию от аппендицита?

— А что можно было написать — родила ребенка? Тогда где сейчас ее ребенок? И… кроме того, она на самом деле лежала в больнице, ее пребывание здесь необходимо было как-то оформить…

— И все-таки вы, как должностное лицо, составили документ с преднамеренно ложным содержанием.

Доктор Каролев посмотрел на Антонова долгим взглядом и с нескрываемым укором покачал головой.

— Эх, вы! Кроме должностного положения, я прежде всего врач и… человек. А моя профессия, — тут он сделал ударение на слове «моя», словно бы противопоставляя ее профессии Антонова, — должна быть гуманной. Этот документ, именуемый вами ложным, сделал счастливыми двух человек, не имевших возможности родить своего ребенка. Кроме того, он дал радость и беззаботное детство, причем в самых идеальных условиях, брошенному на произвол судьбы ребенку. Впрочем, это также спасло от позора и страданий его мать, не готовую ею быть, да и не желавшую ею стать. Она недостойна быть матерью! Что вы еще скажете о документе?

— Понимаю, понимаю. И все-таки почему вы согласились с этой… как точнее назвать…, подменой матерей? В этом есть что-то неправильное, противоестественное. Даже с чисто формальной стороны…

— Я сделал бы подобное еще раз, если бы убедился в том, что мой поступок пойдет на пользу обеим сторонам и прежде всего на благо самому ребенку. А здесь именно так и было. Кроме того, ребенка взяли моя сестра и ее муж, люди почтенные, с блестящим общественным положением. Культурные, добрые, заботливые. Наконец, и сама Пенка не чужой нам человек, а… дальняя наша родственница. Дочь моей двоюродной сестры. Но она оказалась неблагодарной. Сожалею, что тогда я помог ей в этом, спас от позора. Ах, какой негодяйкой она потом оказалась!

Доктор Каролев, видимо, был искренне взволнован, даже покраснел от возмущения. Кажется, он забыл, что разговаривает с представителем следственных органов и что у него берут показания. Немного помолчав, он спросил:

— Она хочет назад ребенка, правда?

— Это ее ребенок, — уклончиво ответил Антонов.

— Ребенок! Сучка она, а не мать. Впрочем, зачем обижать собак? Те заботятся о своем потомстве, кормят щенят, готовят к жизни, пока они не вырастут, пока не войдут в жизнь. А она! Бросила его и годами не интересовалась судьбой ребенка. А теперь посмотрите на него1 Какой мальчишка! Мой племянник Виктор!

Каролев извлек из бумажника цветную фотографию и протянул ее Антонову. Восьми-девятилетний мальчуган с длинными русыми волосами дерзко смотрел с фотографии светло-синими глазами. Он был поразительно похож на Пепи. Отличное доказательство!

— Сестра ваша тоже была в больнице?

— Что? — Каролев не понял вопроса. — Нет, я сделал запись о ее родах дома, в домашних условиях. Они были с мужем здесь, ждали, пока Пепи разрешится от бремени. А на седьмой день взяли малыша и отвезли в Софию. Вместе с нею.

— Не было ли это рискованно?

— Ничего особенного, машиной — один час.

— Я имею в виду не дорогу, а отлучение ребенка от матери. На седьмой день после родов…

— Все было подготовлено заранее. Она же не хотела кормить его грудью в больнице! Чтобы не деформировать бюст… Нет, вы можете себе это представить! И здесь и в Софии его кормили чужие женщины… Сестра моя с мужем ухаживали за ним отлично, самым лучшим образом. Сестра у меня педиатр, а муж ее химик, старший научный сотрудник или профессор… Ребенок оказался на редкость здоровым. Хорошо рос…

— Вы явно настроены против Пенки. Сами же сказали, что такое бывает — незамужняя мать, которая не в состоянии вырастить ребенка, и потому отдает его в чужие руки.

— Она мне не родственница. Мать ее — да. И не за это я ее ненавижу. А потому, что она злая и развратная женщина… Впрочем, это ее дело, ее судьба. Я ее ненавижу за то, что последние два года она не давала им проходу, требовала ребенка, угрожала сестре и ее мужу…

— Полагаете, что это противоестественно? Вы, наверное, знаете, что у нее был неудачный брак, хотя бы в этом отношении. Следующий ребенок у нее родился уродом, другой — мертвый. Можете вы это понять? После того как она родила здорового и красивого мальчишку…

— Дело в том, что и после этого ей было начхать на Виктора. Она совсем его не хотела! Зачем он ей — только быть обузой. Она использовала его для шантажа сестры и ее мужа. А как они его любят, как своего ребенка. Собственное дитя редко так любят… Он — вся их жизнь!

— Откуда вы знаете, что она их шантажировала?

— Откуда! От сестры и мужа, разумеется. Они жаловались, советовались со мной. А один раз я сам присутствовал при такой безобразной сцене у них в квартире. Вы бы только видели ее и слышали! Человек без стыда и совести… Ее манера вести себя, ее речь, как злобно у нее горели глаза!

— У вашего племянника, Виктора, те же самые глаза.

— Да, те же, но он вырос в другой среде и по-другому воспитан, нежели его мать. А она! Посмотрели бы вы на нее. послушали! Когда я вмешался, защищая сестру, она выкрикнула: «Заткни свой поганый унитаз, старый потаскун!» Вы можете себе это представить! Говорить это мне, который спас ее от позора! Такова ее благодарность… Так она ведет себя и с сестрой и с ее мужем. Да ей нужно голову разбить за такое!

«Или же отравить!» «Химик, почти профессор…» Да… Но этот Каролев, видимо, ничего не знает. Иначе вряд ли бы он говорил так о Пепи…

— И все-таки вы мне не сказали, в чем же заключался ее шантаж?

— Как в чем? Да во всем. Чтобы иметь возможность раздеть их. Правда, муж сестры зарабатывает хорошо — он уже три года находится в зарубежной командировке, в Вене. Там живут и все они. У него большая зарплата, в долларах. Он наш представитель в каком-то международном институте по охране природной среды… Вот уже два года с тех пор, как умерла мать Пенки, она потеряла всякое чувство стыда. Она ведь сама тогда просила помочь ей с ребенком, избавить ее от него… А сейчас обирает несчастную семью самым бессовестным образом, превратив их в дойных коров. То наряды, то разные магнитофоны, то транзисторы или радиоприемники — одним словом, все, что пожелает.

— А они?

— Дают, что поделаешь. Из-за одной только мысли, что они потеряют Виктора…

— А мальчик знает?

— Упаси бог! Она еще не докатилась до такой подлости. Хранит ее как свой главный козырь в шантаже… Впрочем, вы зачем здесь, она что, уже завела дело?

— Нет, не завела. Я пришел по сигналу о совершенном вами должностном преступлении — составлении и оформлении липовой истории болезни.

— Значит, она вам написала?

— Нет, она не писала.

— Странно. Никто другой не знает об этом. Вы что-то скрываете, товарищ…

— Антонов. Подполковник Антонов. Уверяю вас, она нам ничего не сообщала.

— Пусть так. Только чтобы, в конце концов, не стало, что она заберет Виктора у его родителей! А поскольку это касается лично меня, я готов отвечать перед законом… Если найдется суд, который осудит меня, я готов и за решеткой посидеть, лишь бы Виктор ничего не понял и остался со своей семьей. И со мной! Знаете ли вы, когда они возвращаются в Болгарию, он всегда приходит ко мне, живет здесь по нескольку дней. Мы с ним ходим на рыбалку… Он называет меня дядя Куби. Правда, я — Кубрат.

— А он как себя ведет, похож ли он на свою мать? Я имею в виду его характер.

— Я бы этого не сказал. Чтобы совсем уж непохож, это, видимо, невозможно, но окружение, в котором он растет, его как-то облагораживает, делает другим человеком… Он уже говорит по-немецки и даже по-английски. Правда, он избалован всеобщим вниманием, но это естественно. Так сказать, в допустимой норме… Но вы все-таки не сказали мне, откуда узнали об этом случае и почему им интересуетесь?

— Разве вы не знаете, что не только вы, но и милиция имеет свои профессиональные тайны? Могу вас заверить: дело по этому случаю еще не возбуждено и что сообщила о нем нам не Пенка. С этой стороны вам ничто не угрожает. Весь разговор останется между нами, и незачем писать сестре. Уверяю вас, совсем лишнее, если вы их потревожите!

* * *

Когда на другой день Консулов выслушал рассказ Антонова о поездке в Ихтиман, первое, что он произнес, было:

— Э, в конце концов, мы получили хороший мотив, проверенный в многовековой истории хомо сапиенса, — родители ногтями и зубами оберегают свое бесценное потомство, не отказываясь даже от помощи фосотиона.

— Да, оберегают, — задумчиво сказал Антонов, — но из Вены. Как было установлено, инженер Эмил Донев и его жена, доктор Анна Донева, приезжали в Софию на своей машине лишь восемнадцатого марта и снова на ней же вернулись обратно, уже тридцать первого марта. На этот раз они были без сына. С тех пор Доневы находятся в Вене. Если это не железное алиби, то будь здоров!

— Что еще известно о них?

— Если тебя устраивает, то только то, что есть в их личном деле. Донев числится в штате научно-исследовательского института химической технологии. Старшим научным сотрудником первой степени. Его биография в полном порядке… Бедный сельский парень, закончил гимназию в Шумене с отличием, химия в Софии, потом специализация в ГДР, затем ассистент химико-технологического института, наконец, яри создании нового НИИ был принят, туда научным сотрудником. Часто ездил в зарубежные командировки, на симпозиумы и конгрессы. Кроме немецкого, владеет свободно и английским. В общем, надежный научный кадр страны… В Вену его, видимо, послали не по протекции, а потому, что действительно заслужил. Она — доктор Анна Донева — по девичьей фамилии Каролева, почти как он. С той лишь разницей, что происходит из семьи служащего. Достигла степени ординатора в Третьей городской больнице. Ее отец был налоговым инспектором в Плевене. Донева специализировалась в области педиатрии. Женаты с 1954 года…

— Значит, двенадцать лет безуспешных попыток родить ребенка, — заметил Консулов.

— Почему только двенадцать! Попытки могут продолжаться и по сию пору.

Закрывая свой толстый исписанный блокнот, Антонов добавил:

— Вот и все, Крум. Больше я ничего не знаю.

— Вижу, вижу, здорово ты поработал. Но какая польза нам от всего этого, если они еще в марте уехали в Вену?

— Да, уехали и больше не возвращались. И двадцать первого апреля они там были, и сейчас там находятся… Если это они, то как им удалось дать Пепи яд из Вены, и притом в момент, когда Сивков находился рядом?

— То, что Сивков был у нее, может оказаться простой случайностью.

— Не люблю я этих «случайностей». Любовник — единственный из присутствующих, когда Некто из Вены отравляет Пепи… Не то шампунем, не то каким-то ядовитым зельем, каково?

— А ты опять подозреваешь… Сивкова?

— Не имею права не подозревать.

— Хорошо, продолжай на здоровье. Но не забывай, что от твоих голых подозрений пользы никакой. Сейчас нам нужно разработать гипотезу с участием Доневых. Они хотя бы имеют мотив для убийства…

— Мотив хорош, нет слов, но они же были в Вене!

— Перестань с этой Веной! Преступление совершено либо при личном контакте, либо заочно. Если при встрече с Пепи, то убийца — Сивков. А если оно заочное, то убийцей может быть и Бедросян, и этот — хулиган Попов, и… «мистер Икс». Помнишь? Сейчас «Икс» оформился как семья Доневых. С мотивом, который даже ты, не имеющий детей, признал весьма веским.

– «Икс» может оказаться и не Доневыми, а кем-то другим.

— Может, но это маловероятно. Интересно, сколько же людей хотело убить эту женщину?..

После того как был закончен официальный допрос, доктор Каролев пригласил Антонова пообедать в ресторане, даже попытался при этом заплатить по счету, и, когда ему это не удалось, как он выразился, «в качестве компенсации за беспокойство», он привел его к себе в дом «выпить настоящего турецкого кофе».

Вопрос Антонова о том, как Пепи их шантажировала и сколько получала с них, дал повод доктору заново наброситься на нее, ругая ее всячески. Каролев знал, что при каждом приезде сестра носила полные чемоданы добра к Пепи, а претензии алчной и бесстыдной шантажистки день ото дня росли…

Антонов хотел еще раз осмотреть квартиру Пепи и увидеть своими глазами материальные следы шантажа. Он давал себе отчет в том, что многое из полученных вещей Пепи могла реализовать через свой салон и взамен приобрести другие ценности. Может быть, надо было взять с собой какого-либо специалиста из таможенного управления для оценки вещей. Но он предпочел прежде сам сориентироваться.

…Внутри все оставалось так, как при последнем их посещении. Даже столик с тарелками и стаканами стоял там же. И все-таки чувствовалось, что прошло много времени, что никто уже не заботится об этом доме. Пыль тонким слоем покрывала мебель, воздух был затхлым… Он прошелся по квартире. Всюду вещи, вещи, вещи — немые свидетели смерти хозяйки. Они знали, что здесь произошло. Но они были немы1 Или же он не мог услышать их голоса…

Машинально Антонов начал перебирать гардероб Пепи. Там уже не оставалось места даже для одного, хотя бы легкого летнего платья, настолько плотно все было забито. Внизу, под одеждой, полным-полно обуви. Вся почти новая, фирменная. Видимо, Пепи не опускалась до вещей отечественного производства.

Антонов посмотрел в другом шкафу. И там все ломилось — прежде всего от всевозможного наитончайшего и дорогого женского белья: ночные рубашки, пеньюары, пижамы… Недавно он где-то прочел статью о преклонении перед вещами с Запада, о потребительском обществе, зараженном вещеманией. И сейчас он стоял перед блестящей иллюстрацией авторского тезиса. Всякие штучки здесь тоже были — и сложный, со многими дополнительными приставками американский аппарат для массажа, какие-то другие хитроумные приспособления, чье назначение, вероятно, не знала толком и сама Пепи. Они стояли распакованные, но явно никогда не употреблялись по своему прямому назначению…

Стало ясно: нужно приглашать специалиста, чтобы определить происхождение и цены всех предметов в этом частном музее западной бытовой и легкой промышленности. Антонов сел в холле и закурил. Ему было приятно посидеть одному и неторопливо подумать, не слыша ворчания и шуточек Консулова, не видя вопрошающих глаз Хубавеньского, ожидающего услышать от «старого волка криминалистики» очередное откровение. Вот так, сам с собой, наедине со своими мыслями…

Итак, пока у него не было никакой опорной точки в рассуждениях о том, как на самом деле развивались события, связанные со смертью Пепи, кроме показаний Сивкова. Предположим, она его встретила, ужинали вместе, принесла магнитофон из спальни, начали танцевать. Пили виски с содовой и льдом. Кто-то позвонил в дверь. Она выключила магнитофон. Позвонили еще раз. Она потушила свет. Ждали, обнявшись. Целовались. Решив, что «соседка» ушла, зажгли свет, пили еще виски, вновь танцевали… А через несколько минут этой началось.

Фосотион действует в течение одной-двух минут. С алкоголем и того быстрее. За несколько минут до смерти Пепи вновь пила виски. Значит, если верить Сивкову, это именно тот момент, когда она приняла яд. В бокале с виски! Бокал, который они нашли и в котором яда не оказалось…

Другой вариант. Допустим, Пепи сама бросила яд в свой бокал. Сивков же утверждает, что, напротив, она не могла убить себя. Предположим, он врет или не знает истинного положения дел. Они были вместе, сидели обнявшись, в темноте, когда кто-то позвонил, затем зажгли свет. Значит, он должен был видеть, как она «что-то» опустила в бокал. Нет, это совсем не так! А как?

Антонов почувствовал, что теряет нить размышлений и почва под ногами становится зыбкой. Установим твердо, продолжал размышлять он: Пепи сама себя приговорила! И Сивков не убийца. Не мог же яд сам попасть в рот Пепи! В квартире никого, кроме них двоих, не было. Доневы находились в Вене. Значит, события протекали не так, как их описывает Сивков. Выходит, он врет. Значит, он — убийца! Или… Что же получается?

Наконец, существует и третья гипотеза: Пепи отравила себя случайно. Не давая отчета в том, что принимает яд. Но как и когда могло произойти подобное? Во-первых, когда? Последние десять минут, до начала действия фосотиона, она находилась в холле с Сивковым и пила только виски. И притом из бокала, в котором не оказалось яда. Или из бокала Сивкова, вымытого им самим… По времени ничего не выходит с этой версией. Нужен интервал в одну-две минуты, а вместе с алкоголем — в одну минуту. Краткий интервал действия яда как-то исключает эту гипотезу. А если есть еще какой-нибудь неучтенный фактор?

Антонов прошел в спальню. Одна и та же знакомая ему обстановка. Что нового подскажет она? Большая двухспальная кровать с двумя маленькими тумбочками с обеих сторон. На стене, на стороне холла, висело огромное зеркало, рядом — целая выставка косметических средств на подзеркальном продолговатом столике. И маленький стульчик, на котором Пепи сидела, когда занималась своим лицом. Большой гардероб напротив. Вот и вся меблировка спальни. Окно и три двери: в холл, на балкон и в коридор с ванной. Удобно, уютно…

В шкафчике у стены находилась всякая мелочь, разные там женские принадлежности: иголки, булавки, катушки, нитки, ножнички и много разноцветных, больших и маленьких, пуговиц. В шкафчике перед зеркалом, как помнил Антонов, находились лекарства. Да, Пепи явно спала с этой стороны, там «под рукой» она держала и свои лекарства от бессонницы. А сверху находился… Стоп!

Антонов открыл ящичек.

Противозачаточное средство! Обычно оно принимается по вечерам. Именно по вечерам, не пропуская ни одного вечера. Антикон, кажется. Из ФРГ. И пустая упаковка лежала сверху… Он так взволновался, что даже присел на кровать.

Выходит, Пепи пришла в спальню не только затем, чтобы взять магнитофон, но и для того, чтобы принять антикон. Потом у нее не осталось бы времени это сделать. Приняла очередную таблетку и оставила пустую обертку. Сверху! Завтра бы утром она выбросила ее, если бы…

Сейчас он вспомнил, что тогда они все это видели. Консулов, кажется, еще спросил, а почему она не выбросила пустую упаковку. Он же ему ответил — видимо, хотела себе еще заказать. Кому заказать? Тогда им не пришло в голову, что упаковка от лекарства западного происхождения находится здесь, пустая и сверху, еще и потому, что Пепи только-только приняла последнюю пилюлю. Закончила цикл.

Ну хорошо, вошла и, прежде чем взять магнитофон, приняла пилюлю. Ну и что из этого? Пилюли антикона изготовлены в ФРГ и рассчитаны на длительный прием внутрь. Точно такие же она принимала и в тот вечер. А если та «не точно такая»? Если она не изготовлена в ФРГ, а где-то в другом месте? Здесь, у нас! Возможно ли это? Почему бы и нет? Что другое остается? Или Сивков — или пилюля была «заряжена» ядом, третьего варианта не дано…

То, что Пепи приняла антикон, когда пришла в спальню, это не только возможно, но и обязательно. Да, именно так все и было. Не исключено, что одна из пилюль была специально отравлена… Потом она стала танцевать с Сивковым. А через десять минут началось. Да-а-а… Через десять минут, а не через одну-две минуты, как положено. Симптомы должны были проявиться заранее. Если нет, то пилюля была не отравлена? А может быть, Сивков врет или… заблуждается, не может точно вспомнить, как все происходило?.. Антонов встал и принялся вышагивать по спальне. Десять минут… две минуты… одна минута… Что это значит? Несовпадение? Неужели она была не отравлена и яд каким-то другим способом достиг цели? Или что-то иное, дополнительный фактор…

Пилюля, драже антикона… Да!

Антонов даже хлопнул себя по лбу. Вот так мыслитель, черт тебя побрал! Когда много работаешь головой, можно и отупеть. Они все время считали, что яд принят в «чистом виде» и сразу же начал свое действие. А если он был старательно «упакован» в сердцевину пилюли? Сколько времени понадобится, пока ее оболочка растворится в желудке, и фосотион войдет в соприкосновение с организмом? Нужно поговорить об этом и со Станиловой и с баем Досю… Да, все это он выяснит!

Остается открытым вопрос: действительно ли последняя пилюля содержала яд в своей начинке и кто ее изготовил? Разумеется, не фармацевтическая фирма. Тогда кто? А не Доневы ли вместе со всем остальным снабжали ее еще и противозачаточными средствами? А почему бы и нет? Ведь Донев химик! И все-таки, чтобы подменить пилюлю, упаковка должна быть нарушена и разгерметизирована, а потом снова заклеена. Это не может не броситься в глаза. Впрочем, вряд ли останутся следы после такой операции… Но, наверное, на упаковке могли сохраниться отпечатки пальцев.

Антонов осторожнейшим образом взял пустую упаковку двумя пальцами, поднес к окну и принялся старательно осматривать ее. Гнезда от круглых пилюль были пронумерованы цифрами от 1 до 21, в три ряда по семь единиц. Полный цикл приема! Он увидел, что алюминиевая фольга вокруг последнего гнезда была как-то сморщена, покрыта мелкими трещинками, а на обратной стороне чуть желтоватой. Не следы ли это от клея, подмены пилюли? Но разве можно так точно имитировать ее? А разве нужно делать замену «один к одному»? Можно изготовить ее приблизительно, только чтобы она не бросалась в глаза, пока Пепи несет ее ко рту. Тем более что она уже в течение двадцати дней до того принимала их вполне спокойно, не подозревая, что каждый день приближает ее к смерти, к роковой двадцать первой пилюле. Ловко придумано… Сейчас, после того как она приняла ее, никто уже не скажет, какой она была на самом деле…

* * *

Хотя рабочее время начиналось в восемь тридцать, Антонов сегодня вошел в кабинет несколько раньше полошенного времени. Вечером он передал дело полковнику Биневу — знал, что начальник управления хотел сам просмотреть его перед совещанием. Антонову оно было не нужно, он помнил все детали, все уже передумал, все пережил. У Антонова оставался целый час, чтобы вновь переосмыслить свою гипотезу, определить ее сильные и слабые стороны.

Он достал большой лист бумаги и по всей его длине, сверху донизу, прочертил линию. Слева от нее написал «тезисы», справа — «антитезисы». То, что слева, было ясно и логично.

1966 год — Доневы становятся «родителями».

1966–1973 годы — годы спокойного родительского счастья.

Постучали, и в кабинет вместе с Хубавеньским вошел Консулов.

— Пусть зарница принесет тебе счастья! Ты видишь, Пенчо, что я тебе говорил, — он здесь всегда, от темна до рассвета.

— Хватит, я только что пришел. А вы почему так рано?

— То те самое, что и у тебя, — предэкзаменационная лихорадка.

Жаль, сейчас, когда они пришли, ему не удалось больше спокойно подумать. Но может быть, так и лучше. На совещании можно быть свободным от своих мыслей. В конце концов, он не собирался защищать там диссертацию, они все вместе должны были обсудить сложившееся положение.

Он был возбужден, зато Консулов держался так, будто ему и другим не предстоял решительный разговор с начальством. Консулов сварил кофе, пошутил с Хубавеньским, вытащил из сумки печенье и предложил всем. Только о деле он не сказал ни слова. Это тоже было в его стиле. Консулов тем самым хотел показать, что не придает большого значения «совещанию в верхах» и что он достаточно уверен в себе.

Ровно в девять их принял полковник Пиротский. Как всегда, он со всеми поздоровался за руку, а когда все сели, спросил:

— Кто будет докладывать?

— С Антоновым мы договорились, — сказал Бинев, — что я изложу фактическую обстановку, а он разовьет гипотезу.

— С фактической обстановкой я ознакомился из дела. Надеюсь, за истекшие сутки в нем не оказалось свежих фактов. Предполагаю, и всем присутствующим они хорошо известны. — Пиротский внимательно посмотрел на сидевших вокруг длинного, покрытого зеленой скатертью стола и остановил свой взгляд на Хубавеньском. — Итак, начинайте подполковник.

— Заключение научно-технического отдела подтвердило наши догадки: упаковка импортного противозачаточного средства — антикона — в одной из ячеек нарушена, так что пилю ля, находившаяся на позиции № 21, могла быть извлечена и подменена отравленной, содержащей в себе яд. Взятые некогда пробы заново были проанализированы, на этот раз более внимательно… Было, в частности, установлено, что в содержимом желудка встречались и специфические следы карминовой краски — точно такой же, в которую были выкрашены и подлинные пилюли антикона. Вот эти. — Антонов извлек из кармана полную упаковку антикона и подал ее Пиротскому. — По нашей просьбе его срочно выслал из Вены наш торговый представитель…

— Подождите! Знаю, мне пришлось звонить. Другое я вас хотел спросить. Что говорят химики и судебный эксперт — почему они проглядели это в самом начале? Куда они смотрели?

— Я звонил Станиловой, делавшей анализы, — сказал Бинев. — Отругал ее как следует. Она тоже начала кричать, вы же ее знаете. Она сказала, поскольку эта краска ядом не является и активно используется в кондитерской промышленности, то она подумала: возможно, убитая ела какие-то конфеты. Одним словом, не обратила на это внимания.

— Тогда понятно. И второй вопрос: не означает ли это, что убитая приняла подлинную пилюлю антикона?

— Это, товарищ полковник, означает, — продолжал далее Антонов, — что тот, кто подменил пилюлю, растворил засахаренную оболочку настоящей пилюли в желатине и из этой покрашенной в цвет оригинала эмульсии приготовил новую, уже с ядом. Отсюда можно сделать два вывода: во-первых, что «Икс» располагал хотя бы еще одной упаковкой антикона и… что он хорошо разбирается в химии.

— Понимаю ваш намек, он химик.

— Высококвалифицированный химик, товарищ полковник!

— Ага, нечто вроде старшего научного сотрудника… Почему вы считаете, что отравленная пилюля находилась в желатиновой оболочке? И желатин был обнаружен в пробах?

— Нет, такого ничтожного количества желатина обнаружить не удалось. Желатин не так специфичен, как краска. Это только наше предположение, которым объясняется столь медленное действие яда на организм. Если бы пилюля была покрыта сахарной оболочкой, то яд действовал бы намного быстрее. А в желатине — всего десять-двенадцать минут…

— Не желатину это нужно, а вам. Вам нужны эти минуты, время от момента взятия магнитофона до первых болей у Пепи. Не так ли?

Антонов хорошо знал эту манеру полковника Пиротского — своего рода «пробу», «испытание в убежденности». Поэтому он решил отшутиться:

— Мне нужна только правда. Но не могу не заметить, что интервал, кстати, между принятием препарата и началом действия яда совпадает с временем растворения только желатиновой оболочки — именно такой, которая используется у фармакологов.

— Продолжайте.

— Так был найден ответ на вопрос, который нас мучил с самого начала: как убитая приняла яд? Почему не отравился Сивков? Почему нам нигде не удалось обнаружить следы фосотиона? Гипотеза и в науке и в криминалистике превращается в теорию тогда, когда отвечает на все поставленные в результате наблюдения и практики вопросы. Первый из них был: что ела она сама, нечто специфическое, нечто принимаемое лишь женщиной? Противозачаточные пилюли! Второй вопрос: каким образом Сивков, присутствовавший при смерти Пепн, не оказался ее убийцей? Кто другой и каким образом мог заранее дать Пепи фосотион и та его приняла, не подозревая, что это яд? Ответ и на этот вопрос нам ясен. С первого апреля она начала регулярно принимать актинон — такова особенность этого средства — каждый день по вечерам, перед сном, по одной пилюле. Двадцать первого апреля у нее был Сивков. Она отправилась за магнитофоном и приняла последнюю пилюлю — двадцать первую по счету. Убийца тот, кто принес ей антикон. Он мог дать ей его, естественно, до двадцать первого, за двадцать один день до того, то есть в марте… Именно тогда здесь были Доневы. Только они имели основательные причины желать ее смерти, чтобы прекратить ее приставания, освободиться от кошмара шантажа, страха из-за судьбы ребенка. Остается открытым вопрос: оба ли они действовали, или «операцию» провел один из них, не посвящая в задуманное другого? Я лично убежден: это сделал Эмил Донев. Капитан Консулов два раза был в институте Донева и там установил, что двадцатого — двадцать первого марта тот находился в институте после обеда. Хотя у него не было никаких специальных дел. в институте. В министерстве свои отлучки он объяснял тем, что встречался с коллегами… И другое — он задерживался в лаборатории, которой раньше руководил, и притом в нерабочее время. Один! Разумеется, никто не интересовался, что он там делает. Еще бы, бывший, а возможно, и будущий шеф! Уборщица рассказала, что он ушел оттуда где-то около семи вечера, когда она заканчивала уборку. В его распоряжении было целых два часа.

— А его жена? — спросил Пиротский.

— Не могу сказать.

— Имелся ли в лаборатории фосотион?

— Нет, товарищ полковник, — ответил Консулов. — Я проверил все самым внимательным образом. Донев либо привез его из Вены или же взял у кого-нибудь из знакомых Возможно, он был у него давно. Помимо того, что он химик, у них имеется еще и маленькая дача с фруктовыми деревьями в окрестностях Симеоново. Фосотион — ядохимикат против вредителей — мог быть у него на даче…

— Значит, прямых доказательств, что Доневы имели в своем распоряжении фосотион, нет? — заметил Бинев.

— Доказательств действительно нет, но этот яд можно легко раздобыть.

— Химик, химик! — перебил Пиротский. — Не только химик может дать яд, притом такой весьма распространенный, как вы говорите. Разве можно исключить всех «нехимиков»?

— Я их исключаю, — сказал Антонов, — и не потому, чтоони «нехимики» (хотя в данном случае это имеет значение при технологии изготовления пилюли, при точной дозировке яда), а потому, что Доневы — единственные, которые имели достаточно веские основания для убийства Пепи. Ни Сивков, ни Бедросян, ни Попов не имели таких оснований. И осуществили задуманное таким способом, с таким далеким и направленным прицелом, настолько хорошо и заранее продуманным способом. Если это нужно…

— Нет, не нужно, — остановил его Пиротский, — я читал ваши аргументы. И я согласен с подполковником Антоновым, что это именно Донев. Ему это подходит по всем статьям. Что вы на это скажете, полковник Бинев?

— Я в психологии несилен и придерживался гипотезы Сивкова. Но сейчас, при новой обстановке, он отпадает. А это вкупе с другими обстоятельствами дела показывает: убийцы — Доневы. Я — за!

— Так… — задумчиво произнес Пиротский. — Значит, вы считаете, что все в порядке. Убийцы раскрыты, можно писать обвинительное заключение и передавать дело в прокуратуру. Вы, товарищи, надеюсь, отдаете себе отчет в том, насколько далеки мы от этой идиллии?

— Подозрение еще не расследование, — сказал Бинев, — Вызовем их и… если они вернутся… Придется придумать какой-то повод для их вызова.

— А что вы думаете, подполковник Антонов?

— Я убежден, что они вернутся даже без особо благовидного предлога.

— Почему вы так полагаете?

— Ну… потому, что они не дураки. Они хорошо знают, что ничем не рискуют. У нас же нет против них никаких изобличающих доказательств…

— Вот это-то я и хотел услышать! Мы имеем здесь одну хорошо придуманную детективную историю, и по всему видно, что она правдивая, но для суда она не стоит и копейки. Никакой суд их не осудит на основании наших сколько-нибудь логичных рассуждений.

— В последнее время я только об этом и думаю, — сказал Антонов.

— Ну и что же придумали?

— Мне остается только одно — со слезами на глазах уговаривать их, чтобы они сознались в убийстве.

Наступило тягостное молчание. Полковник Пиротский засмотрелся в окно, будто все, что происходило в кабинете, не касалось его.

— Я хотел бы сказать, — неожиданно поднял руку, как ученик в классе, Хубавеньский. — Каждый преступник действует в материальном мире и сам, будучи материальным, оставляет после себя какие-нибудь следы.

— Да, это так, — улыбнулся Пиротский.

— Каждый преступник поэтому всегда допускает какой-нибудь просчет, — осмелев, продолжал Хубавеньский. — Вопрос в том, найдем ли мы эти материальные следы, обнаружим ли его ошибку.

— Так написано в учебнике криминалистики, товарищ лейтенант, — заметил Бинев. — Но сейчас мы собрались здесь не цитировать учебник. Покажи нам, какие следы оставил преступник в данном конкретном случае, какую ошибку он допустил.

— Не мог не допустить, — начал упорствовать Хубавеньский.

— Не мог — в учебнике, а на практике, в жизни…

— В жизни, — вмешался Антонов, — это порой случается Именно так пополняется черный список нераскрытых преступлений.

— Подождите, подождите, хватит учить парня, — вмешался Пиротский. — Он прав. А я хочу спросить, проверялись ли связи между Доневым и убитой. Помимо разговора Антонова с врачом из Ихтимана.

— Доктором Кубратом Паролевым?

— Да. А эта гречанка, ее подруга, знает ли она о них? Не звонили ли они ей по телефону из Вены? Особенно после двадцать первого апреля…

— Понимаю, — сказал Консулов. — Это я занимался салоном. Клео, как именуют ее там, ничего не слышала о Доневых, и Пепи не звонили из-за границы. У нее нет телефона, поэтому Доневы могли разыскать ее только в салоне… Разговаривал я и с Бедросяном. И он тоже ничего не знает о Доневых. Из разговора, косвенно направляемого мной, а также понял, что он ничего не знает и о ребенке Пепи.

— Значит, Доневы не интересовались больше судьбой убитой, не проявляли к ней никакого, так сказать, «нездорового интереса», дабы узнать о результатах своих действий? Хорошо…

— Нет, товарищ полковник, — включился в разговор Антонов. — И этой ошибки они не совершили. Мы имеем дело с очень умным и осторожным противником. С железными нервами. Зачем им интересоваться? Пепи или умерла, и тогда все в порядке — шантажистка устранена, или — если каким-нибудь чудом спаслась — тогда, в сущности, ничего не произошло. Она сама вновь объявится, и они придумают новый вариант ее уничтожения. Зачем проявлять излишнее любопытство, интересоваться судьбой женщины, которая им безразлична? Чтобы обнаружить себя! Нет, они и этой ошибки не совершили…

— Но смотрите, как умно и изобретательно, — отравлена последняя пилюля! После чего упаковка выбрасывается вон. Даже при том, что она не была выброшена, сколько времени прошло, пока мы ее обнаружили… И конечно, без каких-либо уличающих следов. Это все о вещественных доказательствах. Но в деле есть и гласные доказательства — очевидцы и свидетели, правда, всего один свидетель. Только Пепи знала «тайну ребенка». Доктора можно не принимать в расчет. Он родственник и будет молчать… Только одна Пепи и знала, что шантажировала их. Естественно, кто станет хвастаться столь неблаговидным поступком? И самое главное — только она знала, кто достал ей антикон.

— И эта единственная свидетельница сама жертва! И она больше не проболтается, — вставил Бинев.

— Это вы говорите. Надеюсь, этого вы не сообщили Доневым? Вот здесь-то они и допустили ошибку, на которую указал наш молодой коллега. Из-за своей хитрости, гипертрофированной предусмотрительности — я не хочу спорить об их, возможно, правильной и умной позиции — они, в сущности, сами себя лишили возможности узнать, что же случилось с Пепи. Разумеется, они предполагают, надеются, но не знают, умерла ли Пепи.

— Как она может не умереть, если приняла их антикон?

— Бинев, бывает много неожиданных вещей. А вдруг она его потеряла? Может, его у нее украли? Возможно, она начала принимать какое-то другое средство, а это держит про запас и так далее?.. Всякое бывает в жизни. — Пиротский загадочно улыбнулся. Разговор явно доставлял ему удовольствие, и видно было — он придумал что-то:

— Лейтенант Хубавеньский!

— Да, товарищ полковник, — поднялся Хубавеньский.

— Сидите, сидите! Скажите мне, знаете ли вы, что такое «аберацио иктус»?

— Кактус?

— Не кактус, а иктус? Латынь…

— Никак нет, товарищ полковник, — покраснел Хубавеньский.

— Вижу, что «никак не знаете». Какая оценка была у вас по уголовному праву?

– «Отлично», товарищ полковник.

— Даже «отлично»! Хм-м… И не знаете, что такое аберацио иктус? Я бы вам ни за что не поставил такую высокую оценку. Латынь, латынь, лейтенант! Скажите ему, подполковник Антонов.

— Аберацио иктус, или «отклонение удара». Это когда некто целится при стрельбе в А, которого хочет убить, стреляет, но по каким-то причинам пуля убивает В, которого тот не хотел убивать… Это, разумеется, только грубый пример. Аберацио иктус у нас будет и когда, — Антонов улыбнулся, он уже понял мысль Пиротского, — когда Доневы дают коробку антикона с ядом Пепи, а яд по какой-то «досадной случайности» попадает к другому… скажем, ее подруге Клео, и последняя гибнет.

— Достаточно, — рассмеялся Пиротский. — Отлично, даже очень хорошо. Чувствуется, что в старой школе по-серьезному изучали латынь… Если бы была отравлена Клео, которую Доневы на самом деле не знают, то у нас был бы и свидетель, и убийство, за которое пришлось бы отвечать Доневым.

— Но умершая — Пепи, — возразил Бинез.

— Зато Доневы не ведают об этом, я надеюсь. Они только знают, что послали яд в антиконе. А кто, когда и где его получил… Правда, при этом адресатом обязательно должна быть женщина, а не мужчина. Слава богу, мужчины пока еще не начали принимать такие снадобья… Пепи могла достать, скажем, овосистон из ГДР — продается такой в аптеках — и отдать свой антикон кому-нибудь из подруг. Если хотите, даже продать его своей приятельнице Клео. Та взяла и умерла… Мы расследуем дело, обнаруживаем подмену пилюли. От мужа Клео узнаем, кто дал ей антикон. Все остальное рассказывает нам Пепи… Понимая, что приготовили для нее Доневы, она так озлобляется (знает же, что теперь у нее не будет возможности их шантажировать), что изливает всю свою злобу, то есть дает полные показания, хотя и очень субъективные. И как она их просила — со слезами на глазах! — вернуть ей сына, и как они, подлецы этакие, стремились всякими подарками подкупить ее… Дальше нет смысла учить вас, что делать.

— Вы на самом деле решили разыграть аберацию иктус? — спросил Пиротского Антонов.

— Предлагаю, это будет более точно. Если вы придумаете что-то более тонкое и умное, сразу приму. Но сейчас я не вижу иного выхода. Мы располагаем только одним вещественным доказательством — нарушенной упаковкой от антикона. Она свидетельствует о том, что двадцать первая по счету пилюля была подменена, но ничего не говорит нам — кто дал антикон Пепи, а следовательно, кто «зарядил» его ядом… Это обстоятельство было установлено после того, как Доневы благоразумно стерли все отпечатки пальцев, а сам антикон побывал в руках у Пепи. Само собой разумеется, свидетелем осталась одна лишь Пепи. Для этого ее потребуется «воскресить»… Но чтобы провести следствие и привлечь кого-то к уголовной ответственности, нам все-таки нужно иметь и «убитую»… Зачем нужна эта инсценировка? При умелой подготовке, при профессионально проведенном допросе — каждого из супругов в отдельности — операция монет дать желаемые результаты, привести к самопризнанию.

— Для допроса их нужно вызвать в Болгарию. А они могут не вернуться, — сказал Бинев. — Во сколько обойдется это государству, он — крупный специалист, она — детский врач, все семейство их в Вене…

— Если не вернутся, тогда мы подумаем об их экстраординарном принудительном возвращении. И у нас будет дополнительная улика против них.

— Они же сразу объявят себя политическими невозвращенцами.

— Мы должны сделать все, Бинев, что зависит от нас. Нужно разработать операцию так, чтобы они вернулись, а потом уж и разоблачать. Сила преступника в том и заключается, что он действует тайно и скрытно, неожиданно — не знаешь, когда и что он выкинет, кто это сделал и почему. Тогда он «сдает карты». Сейчас пришел наш черед «сдавать». Мы имеем на руках и некоторые козыри, хотя и не очень сильные, но все же имеем. Это наш шанс!

Антонов слушал все это и обдумывал предложение начальника. Да, жалко было, что сам он не догадался об этом раньше. Может быть, ему не хватило времени — он был занят до последнего момента расследованием дела. А возможно, он и не догадался бы, не увидел бы эту щель в столь совершенной конструкции преступления.

— Что вы скажете, подполковник Антонов? — вернул его из задумчивости голос Пиротского. — Все-таки вы лучше всех знаете дело. Получится у нас?

— Думаю, это пока единственная возможность. Единственная и не безнадежная, поскольку установлено, что Доневы и Пепи не имеют общих знакомых. Они относятся к различным общественным кругам. Значит, никто не сообщит им о ее смерти. И доктор Каролев не знает, что она умерла. Иначе бы он ни в каком случае не дал бы нам показаний. Я имею в виду шантаж. Остается одно — когда Доневы вернутся, они сами ею заинтересуются.

— Да, как только они приедут, это будет их первой заботой, — сказал Бинев. — Нам нужно задержать их еще в аэропорту…

— Я в этом не убежден, — возразил Пиротский. — Вопрос нервов и тактики. Они умные люди. Вызов — сигнал для них. Можно и повременить с проверкой. Любой интерес в этом направлении есть улика! Они будут рассуждать так: или их вызывают случайно, без связи с убийством, или же они раскрыты, а следовательно, Пепи мертва. Зачем же тогда интересоваться? Догадаться о нашем… аберацио иктусе они вряд ли сумеют. Мне что-то не верится… Но если они все-таки начнут проверять, если их нервы не выдержат или окажется, что они не настолько умны, тогда нам придется их задержать, так сказать, за пять минут до того, как они узнают истину. Все это должно быть продумано и взвешено до самых мельчайших деталей и подробностей. Основное для нас сейчас — скрыть смерть Пепи, спрятать все ее следы и симулировать, так сказать, ее присутствие в нашем мире.

— Хорошо бы найти ей двойника, — сказал Хубавеньский.

— Ну, настолько стараться нам не следует. Двойники фигурируют лишь в детективных романах… А близнеца у нее нет. Обойдемся и без двойника.

— Но отец ребенка мог бы внезапно появиться и сыграть свою роль в том, что Пепи жива, — предложил Консулов.

— Этот хулиган! — Пиротский задумался. — Стоит ли посвящать такого типа в нашу комбинацию? И в чем он может нам быть полезен? Кроме того, он знает, что Пепи умерла, и может раскрыться. Не исключено его желание умышленно провалить нас.

— Я не о нем подумал. Они же его не знают, ни разу не видели, ни имени, ни фамилии его им неизвестно… Разумеется, они понимают, что согласно закону природы у ребенка должен быть и физический отец. А сейчас он может объявиться лично.

— Значит, кто-то другой! Кто?

— Я, например.

— Ха-ха-ха, — рассмеялся Бинев. — Что за идея! Я убежден, Консулов отлично сыграет роль этого хулигана…

Консулов приподнялся, но Пиротский махнул ему рукой — сиди! — и сказал:

— Полковник Бинев, мне не нравятся ваши намеки, ваши шуточки А предложение Консулова интересно, открывает для следствия известные перспективы и должно быть изучено и обсуждено… В общем, ваша задача сейчас — это составить план подготовки операции и выполнить его. Даю вам сроку до завтра. Предложите мне план для утверждения. А я подумаю, как мы сможем обеспечить безболезненное возвращение Доневых в Болгарию… На этом мы и закончим.

* * *

До конца рабочего дня они просидели в кабинете Антонова. Обдумывали во всех деталях предложенные варианты, пытались представить себе все возможные ситуации и искали выходы из них. Разыгрывали роль сторон — Хубавеньский был Доневым, Консулов — Следователем, Антонов — Судом. Потом поменялись ролями и продолжали «играть». Спорили до хрипоты, предлагали всевозможные неожиданные моменты, в том числе и «безумные варианты», опровергали их. Пока Антонов не почувствовал головной боли. Особенно мучил его Консулов, который упорно спорил, отстаивал свою точку зрения и кричал всякий раз: «Ну, докажи мне, докажи, что я не прав. Не можешь доказать, а!» Поэтому когда на часах пробило 17.30, Антонов встал:

— Баста, на сегодня хватит! Пойдемте по домам.

— Почему так по-чиновничьи, старик? Мы же ничего не решили!

Консулов явно намеревался провести ночь в спорах, да и Хубавеньский был удивлен.

— Чувствую потребность проветрить свою голову. Она полна у меня гипотез и контргипотез…

Разошлись лишь на трамвайной остановке. Антонову показалось, что Хубавеньский кем-то ангажирован на этот вечер (наверное, свидание!), но не решается, видимо, ретироваться. Он ушел вместе с Консуловым. Тот способен был таскать его всю ночь напролет по городу и обсуждать детали операции. Впрочем, и Антонов был не лучше. Разве в его голове сейчас могло найтись место для других мыслей?

…Дома никого не было. Антонов давно не возвращался так рано. Он переоделся, сел в свое любимое кресло и закурил. Решил ни о чем не думать, а просто отдыхать. Даже не стал включать телевизор. Сигарета — которая уж за день! — горчила. Он встал, достал из бара бутылку с вишневкой, которую жена изготовила еще в прошлом году. Настоящая настойка из вишни и черного винограда, вкусная и ароматная. Это была последняя бутылка из прошлогодних запасов и та наполовину пустая. Он прямо из горлышка отпил несколько глотков вина.

Он услышал, как кто-то вставил ключ в замок, но не смог открыть — он оставил свой ключ внутри. Позвонили. Антонов открыл. Это была жена — как всегда, с традиционной сеткой с продуктами в руке, полной до предела.

— А ты… Почему так рано?

— Так, пришел. Где же мне быть?

— Ужин еще рано готовить.

— Знаю. Я спешил не потому.

Ничего больше не спрашивая, жена прошла на кухню и стала разбирать продукты. Вскоре появилась снова.

— Павка, ты чем-то расстроен. Что случилось?

— Что может случиться?

— С детьми?

— С нашими ничего не случилось. С другими может случиться что-то плохое…

— Сделать тебе кофе?

— Можно, один кофе. Лучше станет.

Через некоторое время Милка принесла две чашечки кофе и села рядом. Ни о чем не спрашивая, она внимательно, с каким-то состраданием б глазах посмотрела на него. Антонов не выдержал, коротко рассказал о деле, о своих тревогах и надеждах — не раскрывая имен, только самое важное. Милка молча слушала, не задавая вопросов, не перебивая. А в конце сказала:

— Если бы все зависело от меня, я не стала бы преследовать этих, видимо, хороших людей, которые так охраняют своего ребенка. Они ведь социально неопасны — кажется, так вы говорите. Подумай, а если бы кто-то попытался отнять наших детей? Я сделала бы все, чтобы сохранить их…

— Но наши дети — это наши дети, и мы их прямые родители. В этом же случае…

— Да, здесь другая носила плод, другая родила — и только. А остальное — девять лет забот, надежд, мук и любви) Именно это делает их родителями по праву.

— А ты бы убила?

— Не знаю, до сих пор не приходилось. Но если нужно, то боролась бы всеми доступными мне средствами… Сочувствую им, понимаю их… И ты тоже должен их понять! Подумай и о последствиях. Что станет с ребенком?

— Сам только об этом и думаю. Ты полагаешь — я их не понимаю, не сочувствую им? Но это совсем не оправдывает Доневых, раз уж они посягнули на чужую жизнь, совершили убийство. А закон — и над ними и надо мной… Разумеется, суд примет во внимание все смягчающие вину обстоятельства.

— Да, я знаю, что все это не зависит от тебя, поэтому ничего другого тебе не остается, кроме исполнения служебного долга. Что бы я тебе ни говорила, ты его выполнишь, даже если перевернется мир…

— Мой долг — разоблачить преступников и передать дело в суд. Раздавать милости направо и налево я не имею права. Именно потому, чтобы мир не перевернулся.

— От тебя я слышала, что вы — юристы — имеете такое правило: пусть восторжествует закон, даже если мир перевернется. Как это звучит по-латыни, раньше ты мне говорил?

— Фиат юстиция, переат мундус[6]. Но это не наш принцип!

* * *

План исполнения операции в последнем варианте оказался солидным сочинением из двадцати страниц убористо исписанного текста. Полковник Пиротский два раза возвращал его на доработку, открывая им все новые и новые возможности операции. Например, о том, как Доневы могли бы узнать о смерти Пепи. А они, Антонов и Консулов, должны были обдумывать «закрытие подобных информационных каналов».

Предложение Консулова явиться Доневым в образе Полова, хулигана Мери, и разыграть роль новоявленного отца и шантажиста, который в конце концов «решает жениться на Пепи», все-таки не прошло. Подобные эскапады были не в стиле народной милиции, и полковник Пиротский не разрешил Консулову «сыграть эту роль». В общем, указание было одно — не утверждать открыто, что Пепи жива. Причем допрос должен был вестись так, чтобы из обстановки и косвенных улик Доневы сами бы сделали выводы для себя. Или, как правильно сказал Консулов, они должны были руководствоваться формулой «и волки сыты и овцы целы», при этом он не упустил возможность по-консуловски пояснить поговорку: «волк — следствие, закон — овца»…

Разработка операции была усложнена еще и тем, что предполагала множество вариантов, которые должны были быть самостоятельными и параллельно исполненными. Поэтому операция оказывалась весьма многоплановой. Только «проблема возвращения» Доневых насчитывала четыре варианта: приезжает один Донев, возвращаются муж и жена Доневы, они прибывают всей семьей и, наконец, не возвращаются все вместе. Каждый из этих вариантов был разработан самостоятельно. Особенно сложным было то, как Доневы (каждый по отдельности, все вместе или через третьи лица) могли бы узнать о смерти Пепи. Еще более сложным был вопрос блокировки этой нежелательной информации.

Первой задачей явилась ликвидация многочисленных некрологов, написанных «от любящего супруга Дики», то есть Дикрана Бедросяна, и обильно расклеенных им вокруг квартиры в «Молодости». Потом решили не убирать их (поскольку это могло бы показаться подозрительным; кроме того, считал Антонов, с некрологами так не поступают), а пришли к выводу наклеить на них новые, фиктивные. И хотя эта задача была возложена на Хубавеньского, Консулов почему-то охотно взялся за ее исполнение. А на другой день, сияющий, он появился в отделе со свежеотпечатанной грудой листов бумаги и с гордостью положил ее на письменный стол Антонова.

— Вот, полюбуйся!

И в самом деле, было чем любоваться. Все экземпляры были отлично исполнены: с крестом и с портретом сердито, даже зверски смотрящего мужчины с вислыми усами и бородкой «а-ля Наполеон III», с полагающимся в таком случае четверостишием о весне и опавших дорогих листьях, сорванных жестоким осенним ураганом, — от «вечно скорбящей вдовы Муци». «Покойничек» именовался… Кочо Мангаловым [7].

— Откуда ты выкопал этого типа?

— Вырезал портрет из старого французского журнала. Разве тебе он не нравится? Посмотри, какой красавец!

— Ты не мог бы придумать лучшего имени?

— Как, ты не ценишь мою жертву? Я же своими руками убил своего лучшего друга, Кочо Мангалова. Учти, только в служебных целях! Да и кого другого я мог принести в жертву. Ивана Петрова? А если я нападу на его родственников, да они увидят некролог, то упадут в обморок… Сейчас же такой опасности нет!

— Что же ты станешь делать без своего приятеля?

— Придумаю другого.

— Хорошо, хорошо, только клейте получше, чтобы не отвалился.

— Будь спок, старик, мы работаем с отличным клеем…

Единственный некролог, который они сняли, был с дверей квартиры Пепи. Пришлось отклеить и полосу белой бумаги с печатью жилищного управления.

Самым простым для Доневых было позвонить в салон, где работала Пепи. Но телефон находился только в кассе. Сменных кассирш решили не привлекать к операции, поэтому их временно заменили: руководство поменяло им объекты, а на их место направили оперативниц из управления милиции. Те получили специальную программу, как им отвечать на возможные вопросы о Пепи, и имели круглосуточную связь с Антоновым и Консуловым.

Доневы, разумеется, могли позвонить и Бедросяну. Пришлось провести с ним «доверительный разговор». К счастью, оказалось он еще не сообщил родителям о смерти Пепи, дабы не обеспокоить стариков перспективой «потерянной квартиры». Его же самого весь день не было дома, а если Доневы позвонят ему вечером, Дикран обещал не говорить им о смерти Пепи, а сказать, что она живет отдельно от него, в «Молодости». Бедросяну объяснили, что таким образом он поможет разоблачить опасных преступников. Кроме того, ему сказали, что с него окончательно снимаются все подозрения.

Намного сложнее было с соседями по квартире, поскольку они знали о смерти Пепи, весь большой квартирный блок. Здесь существовало несколько вариантов: дать возможность Доневым узнать о смерти и построить допрос на их «нездоровом интересе» к судьбе Пепи, или же действовать по методу «летучего отряда» — оперативники представятся Доневым вместо соседей с услужливым вопросом «кого вы ищете?» Существовала и возможность получения информации Доневым из соответствующей службы районного Совета — способ весьма грубый и рискованный. Но и он тоже был взят под контроль.

Так каждая деталь операции была продумана, оперативники хорошо подготовлены для встречи Доневых, которая могла бы на практике и не произойти. Целыми днями они разыгрывали различные варианты, пока не решили, что исчерпали все возможности, или, как говорил Консулов, «дошли до полного идиотизма» Тем не менее Антонов отдавал себе отчет в том, что у преступников есть много других возможностей, оставшихся непредвиденными и неразработанными ими.

Когда все было подготовлено для «встречи», полковник Пиротский задействовал механизм вызова Донева. В дело был посвящен только заместитель министра, остальные по прежней работе Донева должны были играть «с закрытыми глазами», в полной уверенности в том, что его приезд действительна нужен. Из министерства Доневу сообщили в пятницу, что в понедельник он должен прибыть в Софию на важное совещание, дабы у него оказалась возможность подготовить не только свой отъезд, но и отъезд жены, если она захочет последовать за ним.

Когда в субботу Антонов и Консулов в последний раз просматривали все детали операции, они с удовлетворением признали — «все идет как надо». Все, что могли, они сделали.

* * *

Донев прибыл самолетом в понедельник. Один. Элегантно одетый, с маленьким портфелем в руке. На аэродроме среди встречавших находились и Антонов с Консуловым. Просто так, чтобы взглянуть на него. Он производил впечатление интеллигентного, самоуверенного и делового человека, с живыми умными глазами. Одним словом, как решил Антонов, — «твердый орешек».

Когда Донев сел в автобус, а они — в машину, Консулов сказал:

— И все-таки, хотя и один, но приехал. Как ты это понимаешь?

— Никак. Это естественно. Сын учится в Вене, жена недавно была в Болгарии, кроме того, Донева вызвали по служебным вопросам всего на несколько дней. Естественная реакция… Ох, Крум, боюсь, что это будет его не последняя «естественная реакция».

Донев оставил портфель дома и сразу же отправился в министерство. В конце рабочего дня он вышел из здания в окружении товарищей. Ужинали вместе. Потом он направился домой. Совещание было назначено на следующий день. Утром Донев сделал мелкие покупки в соседнем магазине и поехал в министерство. Там он провел весь день. Обедал в министерской столовой. Вечером пошел в гости к Козареву — доценту-химику. Наверное, они были друзьями. Когда он направлялся к ним, в руках у него был небольшой пакетик, когда же возвращался, то уже был без него. Явно это подарок. Но кому? Пришлось взять под наблюдение и Козаревых. Совещание в министерстве закончило свою работу. На третий день пребывания заместитель министра пригласил Донева к себе после обеда. Первую половину дня Донев не выходил из дому (наверное, занимался хозяйством). После встречи в министерстве он ужинал один и вновь вернулся домой. На следующий же день Донев должен был улетать назад, в Вену, поскольку срок его пребывания заканчивался и у него уже был билет… Донев не ходил в «Молодость», не звонил ни в салон Пепи, ни Бедросяну. Не обращался ив районный Совет. Ни он и никто другой не интересовались Пепи. Пора было решать, что с ним делать…

Бинев и Антонов явились на доклад к Пиротскому в конце рабочего дня. Бинев уже информировал того обо Есем, что было, поэтому оставалось только решить дальнейшую судьбу Донева. Полковник Пиротский сообщил, что заместитель министра в курсе дела, и получил его согласие на задержание Донева. Но это следовало сделать перед вылетом самолета, чтобы дать ему «последнюю возможность»…

— Непонятно, почему он не интересуется тем, что же случилось с Пепи? — сказал Пиротский. — Это убийство, а не игра в лотерею. Вероятно, он все-таки знает. Или… мне приходит в голову мысль, может быть, он не убийца?

— В принципе его поведение подтверждает это, — согласился Антонов. — А; если он так действует намеренно? Или — или, другого у нас нет, товарищ полковник.

— Почему же он тогда не проявляет никакого интереса к судьбе Пепи? Это ненормально, не по-человечески!

— Зато это единственно умное поведение в такой щекотливой ситуации. Кроме того… еще есть время до отлета в Вену.

Но и до самого последнего момента Донев так ничего и не предпринял. Заказанное им такси пришло вовремя, а по дороге к аэропорту он не заезжал в «Молодость». Оставалась единственная возможность — позвонить с аэродрома.

Антонов вновь связался с управлением и приказал сообщить «дежурному кассиру» в салоне, что, если кто-то будет спрашивать Пепи, тому можно сказать: «Сегодня она работает после обеда. Позвоните ей после двух».

Самолет Донева вылетал в 11.45, так что у него уже не оставалось возможности «позвонить ей после двух». С другой стороны, ему было особенно выгодно связаться с ней в самый «последний момент». Значит, если «есть что», то он поднимается в самолет и улетает в Вену… Пора было решать его судьбу.

Но и из зала ожидания Донев не позвонил! Когда подошла его очередь на таможне, у него взяли паспорт, а затем пригласили в комнату к начальнику пункта.

— Но я уже прошел таможенный досмотр.

— И все-таки вы должны пройти со мной, — сказал оперативный сотрудник.

— А самолет? Билет…

— Это предоставьте нам. Мы все сделаем.

— Но на каком основании, товарищи?

До этого момента Консулов находился неподалеку, вместе с Антоновым они наблюдали за Доневым. Сейчас Консулов приблизился к нему и сказал:

— Допускаете ли вы, инженер Донев, что народная милиция станет без достаточно серьезных на то оснований задерживать ваш отъезд?

— Тогда я ничего не понимаю.

— Прибудете к нам и все поймете.

Через пять минут после того как Антонов вошел в кабинет, появился и Консулов.

— Доставлен целым и невредимым. Сейчас сидит в кабинете Босова и горюет.

— Как он держался по дороге в управление?

— Молчал. Только когда увидел стену нашего милого учреждения, спросил: «Куда вы меня привезли?».

— А ты?

— В следственное управление народной милиции. Куда еще? Если бы я ему сказал, что мы его привезли в оперу, он все равно бы не поверил А так звучит более благозвучно по сравнению, скажем, с центральной тюрьмой. Ты готов, старик? Мы тебе нужны?

— Нет, Крум. Предпочитаю вести допрос один. Хотя бы первый раз… Как-то более интимно выглядит. А вы с Хубавеньским идите и слушайте по динамику, что здесь творится.

— Давай, Пенчо, двигай! Нам не место на празднике жизни.

* * *

Милиционер ввел Донева и вышел. Антонов пригласил его сесть.

— С кем имею честь беседовать?

Вот так, а не иначе. Его пребывание в Вене явно оставило свои следы.

Донев был широкоплечим крепким мужчиной среднего возраста, со скуластым энергичным лицом и серьезными серыми глазами. Его взгляд, манера держаться никак не говорили о страхе или смущении. Он выглядел не только физически, но и духовно сильным человеком, готовым к борьбе. Да, если он нападет на меня, подумал Антонов, я с ним явно не справлюсь. Хотя пусть дойдет до этого, а там посмотрим…

— Подполковник Павел Антонов, старший следователь управления народной милиции. Вы доставлены сюда для допроса. — Он легко сделал ударение на слове «допрос».

— Я пробыл в Софии три дня. Разве вы не могли провести допрос заранее, не снимая меня с самолета?

Антонов молча посмотрел ему в глаза долгим и пристальным взглядом. Чем сейчас он располагал против этого крепкого болгарина, прошедшего нелегкий путь от своей родной деревни до Вены и ставшего крупным научным работником? Одной лишь неожиданностью — главный свидетель «жив»1 Расчет строился на том, что Донев, если не раскусит «игры», то не будет знать — где ему лгать, а где говорить правду. Мало, очень мало! Антонов чувствовал, что движется по скользкой обледенелой дороге, и каждый неловкий шаг может привести его к потере одного-единственного шанса в этой борьбе.

После того как он предупредил его об ответственности за дачу ложных показаний, Антонов начал задавать самые общие вопросы, расспрашивать Донева о его работе в Вене, семье, биографии — где учился, работал, с кем дружит. Сейчас перед ним не стояла задача «отвлечь внимание» подследственного — на это он и не рассчитывал. Скорее Антонов в самом деле хотел познакомиться с Доневым. Тот отвечал спокойно, не нервничая, не протестуя. Означало ли это, что он готов был признать себя виновным или же, напротив, считал себя вне подозрений? Донев рассказывал подчеркнуто подробно и обстоятельно. Видимо, хотел сказать: «Вот вам, если уж вы интересуетесь столь праздными делами, то слушайте на здоровье». Но он ничего не говорил ни о Пепи, ни о своем посещении института. Неужели Донев выбрал путь утаивания информации и обмана? Если это так, то он, вероятно, все же верил в то, что Пепи мертва. Правда, рано было делать какие-либо выводы…

— И это все? С другими людьми вы не встречались, нигде больше не бывали?

— Я встречался и с другими, например, со знакомыми по улице. Посещал и кафе, которые и сейчас не пропустил.

Ответ Донева был не лишен сарказма. Рискуете, Донев, рискуете! Скоро вам будет не до сарказма!

— Не упустили ли вы какой-либо весьма важной встречи, имевшей для вас решающее значение? Не забыли ли вы о каком-нибудь событии, которое запоминается на всю жизнь? Подумайте, чтобы потом не говорили: «а я не знал», «я случайно забыл об этом».

Да, в первый капкан Донев залез сам. Маленький, но все же капкан!

— Нет, ничего подобного. Я не понимаю, на что вы намекаете вашими «роковыми вопросами»?

— Я вовсе не намекаю, я спрашиваю вполне ясно и понятно. Я говорю о событиях вашей жизни, имеющих решающее значение для вас, для благополучия вашей семьи и… других людей.

— Повторяю вам — нет. Я ничего не пропустил.

Антонов не стал задавать вопрос: «Знаете ли вы Пенку.

Бедросян?» — еще было слишком рано. Поэтому он решил прервать невольную ассоциативную связь, которая сложилась и могла навести Донева на мысль о Пепи, и заполнил паузу «нейтральными вопросами». Впрочем, не настолько уж и нейтральными… Спросил его о связях с министерством, химиками, своим бывшим институтом.

— А в институте вы были?

— Нет. Он далеко находится.

— И все-таки — вы были там или нет?

— Да, кажется, был один раз.

— Когда?

— Точно не помню.

— Но в какой из ваших приездов?

— Кажется, в последний.

— В какое время дня?

— Разве это имеет значение? Думаю, это было в обеденное время.

— Только думаете или же точно?

— Да, в обеденное время. Заехал к товарищам, чтобы пообедать вместе.

Пора было приближаться к главному в их разговоре. Антонов уже знал, каков будет ответ Донева.

— А в валютный магазин «Кореком» вы заходили?

— Зачем, я ведь живу в Вене…

Именно этот вопрос задал бы ему Антонов, если бы Донев вдруг сказал, что действительно бывал там. Но и на этот раз Донев его обманул.

— Значит, вы утверждаете, что ничего никогда не покупали в «Корекоме»? Ничего и никогда?

— Да.

— А ваша жена?

— И она там не бывала. В противном случае я знал бы об этом… Ведь ей пришлось бы брать у меня валюту на покупки.

Действительно, Донев выбрал определенную линию в своих показаниях — остерегаться всякого прикосновения к «скользкой теме». Его поведение было не лишено внутренней логики, но далеко не умным. Вслед за этим Антонов задал Доневу целую серию вопросов о его финансовом положении: какую зарплату он получает, дорога ли жизнь в Вене, что они там себе приобрели и что привезли с собой в Болгарию. Допрос явно принимал «таможенный оттенок», и поэтому Донев, не чувствуя себя виновным, окончательно успокоился Напрасно! Из его ответов становилось ясным, что они еще ничего не привозили из Вены, а привезут тогда, когда окончательно вернутся на родину. Антонов начал уточнять, напомнил и о цветном телевизоре. «Да, он у нас есть, но в Вене», и о стереопроигрывателе, и о транзисторах, спросил даже о соковыжималках и кофеварках. На все тот отвечал «нет» и «нет». Донев не мог не понимать, что Антонов перечисляет ему те «подарки», которые они приво зили Пепи (или же покупали их для нее в «Корекоме» за валюту!). Донев продолжал упорствовать, хотя в его взгляде Антонов все чаще и чаще замечал некоторое смущение и колебание. Он все отрицает потому, сделал вывод Антонов, что твердо убежден в смерти Пепи, а поэтому уверен: подтвердить, откуда она получила эти вещи, некому!

После того как Донев прочел свои показания и подписался под ними, он спросил:

— А сейчас объясните мне, что означает этот допрос?

— Мы его еще не закончили. Скорее только начинаем… В конце концов вы все сами поймете… А сейчас скажите мне, какие отношения сложились у вас с Пенкой Василевой Костадиновой, по мужу Бедросян? Кажется, она была дочерью одной из дальних родственниц вашей жены?

Точнее этот вопрос Антонов не мог поставить, чтобы не возникло колебаний и дополнительных вопросов типа «какал Пенка Бедросян» или «не знаю никаких дальних родствен ниц» и так далее… Донев посмотрел на Антонова долгим настороженным взглядом.

— Вы что-то долго обдумываете свой ответ, Донев.

— Мне нечего думать. Чудно все это…

— Видимо, все же есть что обдумывать! Итак, я жду.

— В каких отношениях я могу находиться с одной из маникюрш, этой легкомысленной родственницей моей жены?

— Ну, например, не только вы, но и ваша супруга.

— Да, я и моя жена..

— Значит, вы не имеете никаких «особенных» отношений с нею? Хорошо. Тогда давайте-ка мы все это зафиксируем в протоколе, а вы поставите внизу свою подпись.

На этот раз Донев, явно заколебавшись, все же подписал свои показания. Дорога к отступлению была отрезана… Антонов посмотрел на часы: они сидели вот уже три часа. Но голода он еще не чувствовал. Наверное, и Донев не ощущал, что время обеда давно истекло. Пришел момент «подтянуть струны».

— А сейчас объясните мне, почему вы так старательно избегаете всего, что касается личности Пенки? И то, что вы встречались с нею, пока были здесь в марте, что вместе ходили в «Кореком», делали ей столько подарков. — Антонов сознательно подчеркнул слово «подарки». — Все эти вещи я видел своими глазами…

Донев смотрел на него каким-то отсутствующим взглядом, как человек, не знающий, что ответить. И молчал. Долго.

— Да, я вас хорошо понимаю. Здесь у меня много людей молчали, но это не освободило их от ответственности… Итак, вы долго еще намерены молчать?

— Я ее не видел… мы с ней не встречались… я ей не делал никаких подарков… мы не ходили с ней в «Кореком»… — Донев незаметно повысил голос, он почти кричал.

— Спокойно, Донев, спокойно, я не глухой. Все слышу, но не могу понять, почему вы отрицаете очевидные факты, которые подтверждают свидетели. Объясните мне, пожалуйста, как все это понимать?

— Никаких свидетелей у вас нет.

— Хотите сказать — «уже нет»! Есть Донев, есть. И в этом ваша фатальная ошибка! Вы меня понимаете? Но прежде мы вновь запишем ваши свежие показания.

Антонов начал записывать, изредка поглядывая на Донева. На этот раз тот даже не скрывал своего волнения, поминутно стискивал руки, покрывался красными пятнами…

— Готово, расписывайтесь!

— Ничего больше не стану подписывать… Это какой-то шантаж, какое-то издевательство. Отказываюсь!

— Отказаться вы имеете право. Но пользы от этого никакой. Так и запишу в протокол: «Отказывается подписать свои показания». И пойдем дальше… Предупреждаю вас: я не хочу так поступать, причем исключительно в ваших же собственных интересах… А сейчас, Донев, слушайте внимательно все, что я вам скажу, а потом решим, как быть. Вы, наверное, с тех пор, как мы задержали вас в аэропорту, не перестаете думать — почему, за что? Как это наша милиция «позволяет себе» задерживать уважаемого гражданина, такого способного научного работника?.. Вы сами себя спрашиваете об этом и не можете дать ответа. А ответ прост. Мы никого зря не задерживаем. Мы все знаем о вас! И как вы себе «родили сына», и все, что произошло за последние годы с вашей семьей, и что было в марте этого года, и что — в апреле… Мы знаем все, что знаете вы, но вы не знаете того, что знаем мы. Вы разоблачены, Донев, понимаете ли вы это?

— Вы настаиваете на том, чтобы я подписал свои прежние показания?

— Это зависит от ваших следующих показаний. Я убежден, что скоро вы сами пожелаете собственноручно написать все заново.

Донев обреченно кивнул, либо примиряясь со своей судьбой, либо в знак согласия, и начал подробно рассказывать, как он выразился, «историю усыновления Виктора» и обо всех последующих событиях. Она звучала почти так, как ее излагал доктор Каролев. Сейчас Донев признавал и подарки Пепи, и все встречи с ней, и ее шантаж… Только об антиконе он не обмолвился ни словом.

— Вот из-за этой истории с нашим сыном я и не хотел говорить вам об этой негодяйке, — закончил свой рассказ Донев. — Ведь Виктор, вы знаете, не наш родной сын… Я боялся, что в своей злобной мстительности она не остановится ни перед чем и в конце концов попытается взять его к себе…

— Донев, — перебил его Антонов, — вы меня поняли, но не до конца. Не притворяйтесь несведущим! Мы доставили вас сюда не для того, чтобы выяснять причины и детали усыновления Виктора. Вы не юрист, но и как химик должны знать, что этот вопрос носит чисто гражданский характер и милиция им не станет заниматься… Кстати, когда вы захотели, чтобы я вам представился, я забыл вам сказать. что я следователь отдела, занимающегося только… убийствами. Не вопросами усыновления, Донев, а убийствами! Вы это понимаете?

— Не понимаю.

— Разве вы еще не поняли?! Тогда скажите мне, почему вы продолжаете лгать, что были в вашем институте в обеденное время, а затем ушли с коллегами? Двадцать первого марта вы провели в институтской лаборатории целых два часа, и притом после окончания рабочего дня. Что вы там делали, один в лаборатории?

Склонив голову, Донев молчал.

— Ответьте же мне, объясните толком! Только не изворачивайтесь и не говорите, что вас там не было. У нас есть свидетели… Молчите! Хорошо, подумайте, посмотрим, что вы там придумаете. А сейчас скажите: вы регулярно, каждый раз привозили подарки Пенке? А на этот раз вы ей привезли?

— Нет.

— Почему так? Правда, вы ей обещали. — Антонов решил, что может теперь спокойно рисковать. Едва ли в марте Пепи «помиловала» супругов и вряд ли не шантажировала. — Почему же на этот раз вы ей не привезли подарка?

— Не успел. Меня срочно на три дня вызвали в Софию…

— А почему вы ей не позвонили?

— Зачем мне ей звонить? Чтобы она мучила меня? Если бы все зависело только от меня, то я вообще никогда бы с ней не встречался… Для чего мне нужно было ей звонить!

— У вас что, не было времени? Хотя бы антикон ей передать. Ведь он в каждой аптеке Вены продается… Почему на этот раз вы не привезли ей антикона, Донев? Отвечайте!

— Какой антикон? — На этот раз в глазах Донева мелькнул настоящий страх.

— Давайте, давайте, но не делайте из себя незнающего… Или, быть может, ваша жена передавала ей антикон в марте, когда вы были в Софии?

Донев расслабился, опустил взгляд. Он уже перестал и слышать и видеть.

— Вам не пришло в голову, Донев, что антикон может попасть и в чужие руки, не по адресу. А той, которой он был предназначен, не достался. И она может остаться всего лишь… свидетельницей! — Допев подавленно молчал. — Разве вы не подумали о том, что антикон может быть использован и другой женщиной, например, подругой Пепи. Но с тем же результатом! Вы догадываетесь, что я имею в виду не противозачаточный эффект? Речь идет о двадцать первой пилюле, которая была изготовлена в… лаборатории! Итак, вы или ваша жена дали антикон Пенке Бедросян?

— Я.

— Хм-м. Разве вы еще не заметили — сколько часов разговариваем! — что я задаю вам только такие вопросы, на которые знаю истинный ответ? — Антонов решил еще раз рискнуть таким двусмысленным способом. Ему необходим был еще один психологический толчок к цели. — Вы или жена?

— Антикон дала мне жена. Та его попросила. Интимные женские дела… Но она ничего не знала, не подозревала. Жена ни в чем не виновата!

— Допустим. Говорю вам это вполне искренне — меня это радует.

Донев смотрел на. Антонова с нескрываемым удивлением.

— Что, не верите мне? Думаете, если я следователь, то не пойму ваших чувств и мотивов?.. Не могу вам не сочувствовать. Если ваша жена и в самом деле не участвовала…

— Я говорю чистую правду. Она даже не подозревает. Она ничего не знает об этом!

— Хорошо. В таком случае она одна может воспитать вашего сына, которого вы так оба любите…

— Что с ним теперь будет?

— Об этом поговорим потом. А сейчас расскажите мне все подробно. Где достали фосотион, каким образом изготовили пилюлю, как вложили ее в упаковку антикона… Все. Подробно. И точно!

— Хорошо… Подробно… Точно… Все, — как эхо отозвался Донев. — Дайте мне стакан воды… Очень хочу пить.

— Воды — пожалуйста. А не хотите ли крепкого кофе?

— Можно ли?

— Конечно, можно, почему нельзя.

* * *

Допрос закончился чуть ли не в семь часов вечера. Сразу, как только отвели Донева, вошли Консулов и Хубавеньский. Они находились рядом и слушали весь допрос по внутренней трансляции в соседнем кабинете.

— Ты все же ему не сказал, что Пепи умерла, — были первые слова Консулова. — Даже тогда, когда он жалел, что из-за него «пострадал невинный человек».

— Придет черед — узнает. Более важно то, что я ему не сказал, что она — «жива».

— Да, но ты ему намекнул.

— Едва ли это можно назвать намеком. Просто я только подсказал ему возможный вариант развития событий.

— А как вы себе объясняете, товарищ подполковник, — спросил Хубавеньский, — что он так легко во всем сознался?

— Легко ли! Хм-м… Я что-то не заметил.

— Пока я слушал признание Донева, — задумчиво сказал Консулов, — то все время размышлял: почему этот в общем-то неглупый человек решился на такое страшное преступление? Могу понять родительскую любовь и ее патологические формы, даже по отношению к усыновленному ребенку, но… убийство? У них же были вполне законные средства для защиты…

— Кто знает… Может быть, годы, проведенные на Западе, их фильмы и телепередачи сыграли свою роль… Наверное, они насадили в их душах какое-то не свойственное им недоверие к органам власти, некое искаженное представление о том, что они сами должны защищать себя и что если они сами не справятся, то им никто уже не поможет. Ну, хватит! На сегодня достаточно… У меня сил больше нет ни спорить, ни думать. Давайте-ка по домам, ребята!

Уже в коридоре Хубавеньский спросил Антонова:

— Товарищ подполковник, я думаю, если бы Пепи на самом деле прооперировали от аппендицита, что бы мы тогда делали?

— Э, Пенчо, придумали бы что-нибудь еще!

Перевел с болгарского Г.Еремин.

Искатель. 1981. Выпуск №5 Искатель. 1981. Выпуск №5

Примечания.

1.

Печатается с сокращениями.

2.

Окончание. Начало в предыдущем выпуске.

3.

Хозяйственная милиция — отдел МВД, ведающий экономическими злоупотреблениями, валютными преступлениями и т.п., что соответствует ОБХСС в МВД СССР.

4.

Прощай, моя дорогая! (итал.).

5.

Невозможно (нем.).

6.

Пусть свершится правосудие, хотя бы погиб мир (латин.).

7.

Буквальный перевод — «Черный баран».

Оглавление.

Искатель. 1981. Выпуск №5. ИСКАТЕЛЬ № 5 1981. СОДЕРЖАНИЕ. Борис Пармузин — Последние пятна ржавчины. Владимир Щербаков — Голубая комната. Борис Руденко — Цена искупления. Димитр Пеев — Аберацио иктус. Борис Пармузин. ПОСЛЕДНИЕ ПЯТНА РЖАВЧИНЫ[1]. Повесть. ЧУЖОЙ ПРАЗДНИК. АНГЛИЙСКИЙ КОНСУЛ. БЕЗМОЛВНЫЙ ПОЕДИНОК. ПРОСЕЛОЧНАЯ ДОРОГА. СТРОКИ ПРОТОКОЛА. ПЕРВАЯ ЯВКА. ВТОРАЯ ЯВКА. ОСНОВНОЕ ЗАДАНИЕ. РАЗНЫЕ ВСТРЕЧИ. ТРОПИНКИ СВЯЗНОГО. Владимир Щербаков. Голубая комната. Фантастический рассказ. * * * * * * * * * * * * Борис Руденко. Цена искупления. Фантастический рассказ. * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * Димитр Пеев. АБЕРАЦИО ИКТУС[2]. Роман. * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7.