Искатель. 1987. Выпуск №6.

Искатель. 1987. Выпуск №6

ИСКАТЕЛЬ № 6 1987.

№ 162.

ОСНОВАН в 1961 году.

Выходит 6 раз в год.

Распространяется только в розницу.

Искатель. 1987. Выпуск №6

II стр. обложки.

Искатель. 1987. Выпуск №6

III стр. обложки.

В ВЫПУСКЕ:

Юрий ПАХОМОВ.

3. ДЕРЕВО ДУХОВ. Повесть.

Святослав ЛОГИНОВ.

40. МИКРОКОСМ. Фантастический рассказ.

Андрей СТОЛЯРОВ.

49. ДВЕРЬ С ТОЙ СТОРОНЫ. Фантастический рассказ.

Андерс БОДЕЛЬСЕН.

64. ЗАДУМАЙ ЧИСЛО. Роман.

Юрий ПАХОМОВ. ДЕРЕВО ДУХОВ.

ПОВЕСТЬ.

Художник Александр КАТИН.

Искатель. 1987. Выпуск №6

— Что-нибудь опять пишут об этой ужасной болезни, сэр? — спросил бармен. Два передних зуба у него отсутствовали, и эта щербинка придавала его физиономии лукавый вид.

Бармен принадлежал к народу луо. Луо своим юношам удаляют два зуба на нижней челюсти, считая, что так красивее. В конце концов это их дело.

Я сидел на табурете у стойки и перелистывал «Нью-Йорк таймс» Газетами я успел запастись во время пересадки в Каире. Мир, как обычно, трещал по швам: войны, перевороты, экологические катастрофы, извержения, наводнения. Но на этот раз основное внимание было уделено болезни СПИД. Крупным планом портрет доктора Монтанье, выделившего вирус, вызывающий болезнь. С Монтанье я знаком, не раз встречался в институте Пастера в Париже, на разных конгрессах и симпозиумах.

Сенсация — голливудские актеры отказываются сниматься в фильмах, где есть сцены с поцелуями, — вирус СПИД обнаружен в слюне. Священник из Филадельфии утверждает, что СПИД — кара господня, которую бог насылает на адамово племя за разврат. Названа точная дата конца света. Если предсказание сбудется, я не успею отгулять очередной отпуск.

— Я слышал, сэр, что СПИДом болеют только наркоманы и гомосексуалисты?

В баре столичного аэропорта я был единственным белым, и бармен, по-видимому, считал необходимым меня развлекать. На английском он говорил вполне сносно.

— Должен вас огорчить, болеют и женщины, и даже дети.

— О-о! — Бармен вытер лоб платком. — Еще джин?

— Благодарю, лучше кофе. Мне говорили, у вас превосходный кофе.

Никто мне не говорил Я знаю, кофе дрянной, но эту чепуху я повторяю в каждом баре во время своих поездок по Африке. Действует безотказно. Африканцы на редкость честолюбивы: если вождь, то великий или самый великий, бык — самый быстрый, танцор — лучший в мире.

И без того круглое лицо бармена еще больше расплывается от удовольствия.

— О да, сэр, кофе с плантаций Нгорогоро. Лучший в мире кофе.

В прошлом году я пересек на автомобиле кратер вулкана Нгорогоро. Кофе там, на вулканических почвах, действительно вырастает отличный. Арабика.

…Снимок вируса СПИД. Превосходная работа японских коллег. Черт его знает, что делает сенсация… СПИДом болеют уже десятки тысяч человек, а ежегодно от тропической малярии умирают сотни тысяч, от голода — еще больше. И ничего, обычное дело. Но СПИД — сенсация, человечество напугано неотвратимостью исхода.

Провидение лишает человека естественной защиты. Конечно, тут не обходится без дьявола, утверждает священник из Филадельфии. Конец двадцатого века, человек на Луне, с помощью генной инженерии можно сделать черт знает что. Парадокс. Чем этот святоша дальше ушел от скотовода-масая из Кении, который верит в тотем и пьет молоко пополам со свежей коровьей кровью?

Я закурил, прислушиваясь к шелесту пальмовых листьев. Под крышей ворковала лесная горлинка. Затхлый запах, исходивший откуда-то из глубины, перешибал аромат кофе. Сезон дождей идет к концу, а сухой период в тех местах, куда я лечу, — гиблое время.

— Как кофе, сэр?

— Превосходен.

Бармен светится от удовольствия. Но в глазах его вспыхивают и гаснут искорки пристального интереса. Нередко такие типы сотрудничают с Интерполом или службами безопасности. Любопытно, что он обо мне думает? Важный международный чиновник… Что ж, на мне светлый костюм, сшитый в Лозанне, галстук как раз нужных тонов. Дорогой «атташе-кейс». На руке тяжелые часы солидной швейцарской фирмы. Принимает скорее всего за англичанина. Я белобрыс, довольно высок ростом — метр восемьдесят пять — и «ошеломляюще элегантен», как говорит моя жена Варвара. К тому же ношу пышные рыжие усы, Если бы меня сейчас увидел мой дед, охотник-промысловик Никифор Федорович Еремин, он бы с досады плюнул мне под ноги. Когда в шестьдесят третьем я на перекладных добрался до родной деревни Онорино, дед хмуро оглядел меня и спросил с издевкой: «Што, Степка, в исподниках-то сподручней ходить?» Я было пытался объяснить, что на мне не кальсоны, а джинсы, да к тому же фирменные, дед сердито кашлял и ворчал: «Однако верно, от долгов в таких штанах бегать сподручнее».

То, что я стал врачом, дед еще пережил. Доктор — дело хорошее. Но он никак не мог взять в толк, почему я не лечу людей, а шастаю по тайге, ловлю полевых мышей и собираю с них клещей и всякую нечисть. Когда я поступил в аспирантуру, он окончательно махнул на меня рукой, полагая, что род Ереминых — охотников и звероловов — кончился, коли единственный внук, последнее семя, уехал в Москву, поменяв мужскую работу на баловство. Дед Никифор почему-то считал, что я буду ходить по квартирам и травить мышей.

— Мистер Эрмин, самолет будет готов через двадцать минут. — Чиновник аэропорта был сама предупредительность.

— Благодарю вас, позаботьтесь о моих чемоданах, а главное — о контейнере с медикаментами.

На этого парня, видимо, произвел впечатление мой голубенький ооновский паспорт.[1] «Доктор Стефан Эрмин, эксперт ВОЗ[2]». Звучит солидно. Паспорт ООН — серьезная рекомендация.

Несколько дней назад я еще не предполагал, что мне придется лететь в Центральную Африку. Варя была уже в Москве, а я должен был отправиться в отпуск в ближайшую субботу.

Когда Зазвонил телефон, я сидел в своем кабинете и пытался вникнуть в сухой текст отчета, присланного из Танзании. Слева на столе лежал билет на самолет до Москвы, и это мешало мне сосредоточиться.

— Месье Эрмин?

Голос секретарши патрона невозможно спутать: низкий, с хрипотцой, наполненный теплотой.

— Да, это я, Люси.

— Вы не могли бы в шестнадцать быть у патрона?

— Разумеется, Люси. Что-нибудь стряслось?

— Приходите пораньше, Стефан, поболтаем. — Секретарша засмеялась и положила трубку.

У нас с Люси давно сложились приятельские отношения, но в офисе все были убеждены, что мы любовники. И я, и Люси при случае подыгрывали друг другу. Особенно, если в приемной кто-нибудь находился.

Ровно в шестнадцать я сидел напротив профессора Чарльза Соумса и читал телеграмму, стараясь сохранить на лице невозмутимое выражение. Я даже улыбнулся, вспомнив, какая физиономия была у дамы из какою-то миссионерского общества, когда Люси сказал мне: «Ах, Стефан, я — дерево, которое уже не нужно трясти. Яблоко упало, его нужно только поднять. Теперь я понимаю, почему у вас, у русских, любимый герой — Иван-дурак».

Соумс — худой, с желтым лицом, на котором самым примечательным были рыжие брови, каждая величиной с щетку для мытья рук, посмотрел на меня поверх очков и, пошевелив бровями, сердито сказал:

— Вы делаете не ту карьеру, Стефан Театр потерял талантливого актера. Какого черта вы ломаете комедию и делаете вид, что телеграмма вам очень нравится?

— Моя работа, Чарльз. Вы знаете, я веду программу с самого начала. — Наедине мы называли друг друга по именам. У нас были для этого некоторые основания: пять лет назад, в Заире, Соумс ухитрился подхватить лихорадку, которую вирусологи потом так и не смогли расшифровать Мы остались с ним в палатке, а «лендровер» с экспертами укатил дальше.

Двое суток я отхаживал Соумса, который в бреду так ругался, что переставали скулить гиены, а где-то совсем рядом укоризненно вздыхал слон. Похоже, послушать профессора собрались все обитатели буша.[3] За нами прислали вертолет, но Соумс впал в буйство, и его пришлось связать.

— Ваша работа… — Соумс почесал карандашом кончик носа. — Значит, вы все-таки летите? Имейте в виду, я не дам вам помощников. Какой сумасшедший согласится лететь в это адово место, да еще накануне сухого сезона? Придется рассчитывать на местные силы. Кстати, национальным институтом Пастера в Омо руководит доктор Джозеф Торото, и дело у него поставлено неплохо.

— Видите, как все просто.

Соумс неопределенно хмыкнул.

— Так что, Стефан?

— Лечу.

Соумс нажал на кнопку селектора.

— Люси, я знаю ваше отношение к месье Эрмину…

Послышался загадочный шорох, потом томный вздох: «О шеф, вы жестокий человек…».

— Так вот, закажите ему билет на Ампалу… Гм-м. На субботу. Он как раз в субботу собирался улететь в Москву в отпуск, так зачем его лишать хотя бы иллюзии?

Соумс отключил селектор, выпрямился в кресле и улыбнулся,

— Ну, теперь я отомщен. Впредь будете знать, как разговаривать с патроном. Так-то. Да, Стефан, известно вам, кто в Омо работает региональным экспертом? Программа шистосомоза?[4].

— Понятия не имею.

— Барри Дэвис.

— Старина Дэвис?

— Именно. Там вам не будет скучно.

Мир тесен. Я познакомился с Барри в Гвинее. Потом были Конго, Кения… Сколько же я его не видел?

Соумс встал и протянул руку.

— Ну, счастливо, Стефан. Только будьте осторожны. Обстановка в районе Омо сложная, среди племен гачига волнения, Если верить газетам, были случаи нападения на туристов.

— Пожелайте мне ни пуха ни пера.

Соумс пожелал. На английском эта поговорка звучала довольно забавно.

— Идите к черту!

— Что? — Соумс от неожиданности выронил карандаш.

— Так у нас, у русских, принято отвечать. Иначе не будет успеха в деле.

В приемной я поцеловал Люси руку.

— Храни вас бог, Стефан.

— С богом у меня долгосрочный контракт. Плюс страховка. А это вам.

И я положил перед Люси миниатюрную матрешку, в которой чудом помещались еще две поменьше.

— Благодарю, очень мило. Когда будет готов паспорт, билеты и сопроводительные письма — я позвоню. Хотя мне очень не хочется, чтобы вы уезжали.

Коридор был наполнен серебристым светом. Я подошел к окну: внизу влажно блестели крыши, капли дождя прочерчивали оконное стекло.

Телеграмма, подписанная министром национального здравоохранения республики, составлена квалифицированно. Правда, несколько категорично. Суть: в шестидесяти милях от города Омо, в резервации племени гачига, возникла эпидемия геморрагической лихорадки. Заболеванию людей предшествовала эпизоотия среди скота. По клинике — типичная лихорадка Рифт Валли. Типичная… Нужны серьезные основания, чтобы утверждать это. Сейчас с лихорадками сам черт ногу сломит. Геморрагические лихорадки — моя область, я занимаюсь ими без малого четверть века, еще с Сибири, и потому привык к сдержанным оценкам.

Мы связаны с республикой Ампала проектом борьбы с лихорадками. Работы ведутся несколько лет. К тому же момент удачный — наконец удалось получить вакцину. Испытания ее на волонтерах в клинике дали обнадеживающие результаты. Какой уж тут, к черту, отпуск?

Ситуация между тем в племени гачига складывается довольно острая. По предварительным данным, восемьдесят человек погибли, причем в основном дети. Не исключается угроза распространения эпидемии на соседние районы…

Нужно собрать о гачига хотя бы элементарную информацию: нравы, быт, социальная организация. Эпидемиолог не может не интересоваться этнографией. Без знания жизни народа, обычаев, верований невозможно изучить механизм передачи инфекции.

Если бы известный американский исследователь Карлтон Гайдушек не обратил внимания на бамбуковые палочки, которыми фори — аборигены Новой Гвинеи — лакомились после похорон родственников, тайна болезни «куру» так и осталась бы нераскрытой.

Оказывается, в бамбуковых палочках запекался мозг умершего, зараженный вирусом «куру», или, как еще называют, «смеющейся болезни». Больной, что называется, с хохотом отходил на тот свет.

Палочки с мозгом фори кушали не из-за гастрономической извращенности — таким способом они собирались сохранить информацию, накопленную умершим соплеменником за свою жизнь. Интересно, нет ли таких «милых» обычаев у гачига?

О Центральной и Восточной Африке я перечитал груду книг, были среди них и солидные исследования, и даже романы о кровожадных кочевниках масаях. Но я никогда не слышал о народе гачига, населяющем глухой район на северо-западе от Великих озер.

В столицу республики Ампала я прилетел поздно вечером, переночевал в комфортабельной гостинице. И сейчас, после чашки кофе, испытывал чувство, которое с известными натяжками можно было назвать приливом энергии.

Теперь общительному бармену непременно хотелось узнать, что сделать, чтобы ему не заразиться СПИДом. Посоветуй я ему перейти в мусульманство, он бы, наверное, серьезно задумался. Паника — страшная штука.

До города Омо можно добраться на автомобиле. Но после ливней дороги в буше размыло, и президент выделил в мое распоряжение самолет.

— Хелло, мистер Эрмин?!

— Да, это я.

Ко мне подошел светловолосый улыбающийся толстяк в голубом комбинезоне — вылитый Гаргантюа с иллюстраций Доре! Толстяк протянул руку.

— Майкл Грим, сэр. Пилот. Имею приказ доставить вас в Омо.

— Отлично!

— Груз есть, сэр?

— Термоконтейнер с медикаментами, чемодан, пара коробок. Вон они, справа от стойки. Много?

— Чепуха. Эй вы! — крикнул пилот двум боям, стоявшим у дверей. — Волоките чемоданы к самолету. Да осторожнее, в том контейнере атомная бомба. — Грим захохотал и удалился, хлопая себя по брюху.

Я ожидал увидеть крошечный моноплан, который обсаживает богатых туристов в национальных парках. Канадский «турбо-траш» выглядел вполне внушительно.

Майкл Грим молчал ровно столько, сколько понадобилось времени, чтобы поднять самолет в воздух. Когда мы взлетели, его язык заработал вовсю. Первым делом Майкл сообщил, что женат, имеет двух детей, семья, естественно, в Канаде. А что им делать в этом проклятом месте? Сам он в Африке третий год, сначала был частным пилотом у одного миллионера-португальца, катал его черных девок. Отличная была работенка. Но потом миллионеру дали под зад, и ему, Гриму, приходится теперь травить мошек и опылять плантации.

Скосив на меня глаза-пуговицы, он вдруг добродушно поинтересовался, не еврей ли я.

— Нет.

— Поляк?

— Русский.

— Самый настоящий?

— А какие еще бывают?

— Со мной по соседству живут русские. Они никогда не были в России. А вы, сэр?

— Я из Сибири.

— О-о! — Он уставился на меня с таким изумлением, словно я у него на глазах оброс медвежьей шерстью. — На кой черт вам понадобилось лететь в Омо? В этой дыре малярия, комары и скука.

— Среди местных племен эпидемия лихорадки.

— Вы собираетесь лечить туземцев?

Я кивнул.

Майкл Грим презрительно выпятил нижнюю губу. Человек родом из Сибири, который лечит туземцев, недостоин внимания, даже если за ним сам президент присылает самолет. Хорошо, что я не сказал ему, что я эпидемиолог.

Порой мне кажется, что моя профессия куда более понятна воину из народности карамоджо, чем такому вот относительно цивилизованному человеку. Для карамоджо я — человек, изгоняющий злых духов. Это метафора, но смысл довольно точный. Спросите Майкла Грима, что такое вирус, и он начнет мямлить несусветную чушь.

Обычно, когда я называю свою профессию, собеседник поглядывает на меня с подозрением — не разыгрываю ли я его? От слова «эпидемиолог» веет минувшими столетиями и дымом костров, на которых сжигали трупы погибших от чумы. А что я делаю в наше благополучное время? И несколько успокаивается, когда я говорю, что работаю в Африке.

Пишут об эпидемиологах редко.

В газетах дают интервью кто угодно: футболисты, доярки, ортопеды, хореографы, сыщики, эстрадные дивы, звезды цирка — несть числа. Но эпидемиологов среди них нет. По-видимому, редакторы считают, что публиковать материалы о моих коллегах столь же неэтично, как и рассказы из жизни директоров кладбищ.

А жаль. Наивный технократ, воспитанный на чтении научной фантастики, полагает, что сенсации возможны лишь в ядерной физике, кибернетике, на худой конец в органической химии. И ему невдомек, что открытия в биологии — те, что уже сделаны, но особенно те, на пороге которых мы стоим, — явления почти иррационального порядка, от которых скорее отдает чертовщиной.

Многие ли, например, знают об ариновирусах, открытых в конце шестидесятых годов? О лихорадке эбола, смертность от которой превышает семьдесят процентов? В Судане, в одном из госпиталей из семидесяти шести врачей, сестер и санитаров, заразившихся от больных, от этой лихорадки погибло сорок человек. И это не середина прошлого столетия, а семидесятые годы нынешнего!

Ну а что происходит в современной иммунологии или генной инженерии? Помню, как лет двадцать назад меня потрясло зрелище: микроб, разрезанный, как колбаса. А сейчас святая святых — гены режут на кубики, переставляют их, как заблагорассудится, не зная точно, что может получиться из этого и не родится ли таким способом вирус, который уничтожит все живое?

Ржавый буш парил. Вспугнутые гулом мотора, нелепыми скачками удирали жирафы. Какой-то полоумный буйвол погнался за тенью самолета. У тускло блеснувшего озерца замерло стадо слонов.

Метрах в двадцати от самолета пронесся здоровенный гриф. Из-за этой несимпатичной птички погиб молодой Гржимек, один из наиболее ярких исследователей современной Африки. Гриф врезался в самолет, словно ракета.

Конечно, если откажет двигатель, самолет спланирует и его вполне можно посадить на площадке величиной с картофельное поле, но от этого не становится легче. Буйволам, слонам и львам вряд ли понравится наше появление.

На подлете к Омо попали в туман. Самолеты такого типа не оборудованы радарами, а горы в системе Великого африканского разлома не такая уж редкость.

Полосу тумана удалось пробить метрах в десяти над землей. Совсем рядом, под крылом, мелькнула ярко-красная крыша дома или ангара, и самолет ловко, я бы даже сказал, изящно, присел на посадочную полосу и, подпрыгивая на выбоинах, побежал к низкому, барачного типа сооружению, но, точно передумав, отвернул влево и замер на асфальтированном квадрате.

К самолету, веером разбрызгивая лужи, подкатила «тоета» — японский вариант «лендровера». Из машины выскочил человек в светлом костюме, распахнул огромный черный зонт и зашагал к «турбо-трашу».

Темная голова человека на фоне зонта была не видна, и казалось, по полю движется светлый костюм, увлекаемый грибовидным зонтом.

Я с трудом выбрался из кабины. Ноги дрожали от напряжения, Человек приблизился. Сверкнули в улыбке зубы, обозначая молодое привлекательное лицо. Его даже не портила бородка в форме помазка для бритья.

— Мистер Эрмин? Не так ли?

— Все правильно. Доктор Джозеф Торото?

— Да, сэр.

Мы обменялись рукопожатием. Доктор Торото был одного со мной роста, но лет на двадцать моложе.

— Как долетели?

— Неплохо.

Доктор Торото повернулся к водителю «тоеты».

— Помогите перенести вещи, Абачуга!

Торото улыбался, но взгляд его оставался настороженным. Мне это не понравилось. Когда собираешься идти в очаг, нужно быть уверенным в тех, кто рядом с тобой.

— В Швейцарии сейчас, наверное, прохладно, мистер Эрмин?

— Да уж не так душно. Вам приходилось бывать в Европе?

— Медицинский факультет я закончил в Лондоне, стажировался в Париже, в больнице Клода Бернара. Кстати, там я слушал ваши лекции, профессор.

— Вот как? Представляю, какая скука. Ну а у вас здесь все льет?

— Сезон дождей на исходе. Если не возражаете, мы сначала заедем в отель, а уж потом в институт.

Я огляделся. Почему же старина Дэвис не встретил меня? Ведь он наверняка знал о моем приезде.

— Простите, коллега, в Омо работает доктор Барри Дэвис?

— Да, сэр. Мистер Дэвис, к сожалению, не мог вас встретить. Он болен.

— Что-нибудь серьезное?

— Малярия… И еще сердце.

— Надеюсь, он скоро поправится.

— Я тоже надеюсь, сэр.

— До свидания, Майкл, — помахал пилоту. — Советую вымыть руки, ведь вы здоровались со мной, а зараза прилипчива.

Грим с ужасом уставился на свои ладони и, бормоча проклятия, пошел к самолету.

За окном «тоеты» мелькала знакомая картина: остроконечные хижины деревень, термитники, зонтичные акации и женщины, бредущие вдоль дороги с поклажей на голове.

Отель — двухэтажное белое здание — оказался довольно уютным и разорительно дорогим. Номер здесь стоил столько же, как в «Хилтоне».

Хозяин-шотландец встретил довольно сдержанно. Это меня удивило. В глубинке обычно рады клиентам, к тому же европейцам.

— Он что, с ума сошел? Такие цены мне явно не по карману, Торото.

— Большой наплыв туристов, сэр.

— Послушайте, не называйте меня «сэр». Мы с вами врачи, черт побери, коллеги! Если вы уж столь высокого мнения о моей особе, называйте профессором.

— Как будет угодно, мистер Эрмин.

В номере я быстро умылся, сменил рубашку и спустился в холл.

Институт Пастера, которым руководил доктор Торото, походил на большинство подобных учреждений, созданных в различных регионах Африки в системе Службы больших пандемий. Но сходство было только внешним. Краткое знакомство с лабораториями убедило меня, что они оснащены первоклассным оборудованием, в основном японским и шведским. С удовольствием отметил, что микроскопы наши, советские, фирмы «ЛОМО».

Особенно хорош был вирусологический блок со стерильными боксами, даже крематорий был для обеззараживания воздуха. Сотрудники лабораторий, в основном африканцы, при нашем появлении вежливо вставали, приветливо здоровались, Торото коротко, на ходу отдавал распоряжения.

Судя по всему, он не только в институте, но и в стране пользовался большим авторитетом. Ампала — небогатая страна, и так оснастить институт мог только очень влиятельный человек.

В кабинете Торото, обставленном металлической мебелью, равномерно журчал кондиционер.

Я закурил и, глядя Торото в глаза, сказал:

— Не скрою, коллега, институт производит впечатление. Серьезный уровень, поздравляю.

Глаза у Торото потеплели.

— Благодарю вас, профессор. Нам нелегко было добыть оборудование, средства. И еще так много не сделано.

Я улыбнулся.

— Ну, время в резерве у вас есть. Простите, сколько вам лет, коллега?

— Тридцать два. Много. Если учесть, что средняя продолжительность жизни в Ампале — тридцать семь лет.

— Ну, зачем же так мрачно? Давайте-ка поживем подольше. Вон сколько проблем еще нужно решить.

— Да, проблем много. — Нажал кнопку селектора, отдал распоряжение, чтобы принесли кофе.

— Так что же стряслось у ваших милых гачига, Джозеф?

Я впервые назвал Торото по имени. Он благодарно улыбнулся.

— Постараюсь изложить только суть, профессор… Две недели назад в госпиталь из деревни Ганту — это в сорока милях северо-западнее Омо — был доставлен мужчина двадцати шести лет, с выраженными признаками геморрагической лихорадки. Накануне от лихорадки умерла его жена. Детей у них нет.

Выяснилось, что дней за десять до болезни он на рынке у человека из племени гачига за корову выменял десять овец. Овцы стали болеть. Три овцы он зарезал, чтобы продать мясо. Овец пас старик сосед. Он тоже заболел. В нашей вирусологической лаборатории удалось выделить вирус, идентичный вирусу Рифт Валли. Культуру вируса направили в Справочный центр ВОЗ в Дакар. Ответа пока нет.

Торото закурил, жадно затянулся и продолжил:

— Одновременно поступила информация, что среди племен гачига эпидемия; в деревне Кабахингу заболело свыше ста пятидесяти человек. Есть больные и в соседней деревне. Симптоматика, схожая с геморрагическими лихорадками: кровавая рвота, носовое кровотечение, нарушение зрения, психозы. Среди крупного рогатого скота и овец — эпизоотия. Падеж отмечен прежде всего среди молодняка. Нужно сказать, профессор, что гачига живут очень изолированно. Пожалуй, это одно из наименее изученных племен Африки. Селятся на островах среди непроходимых болот. В основном ловят рыбу, охотятся на крокодилов, игуан. Отдельные кланы занимаются земледелием. Скот у них вроде капитала, что ли. Из-за скота кланы враждуют между собой. Вообще гачига очень воинственны. Только пигмеи рискуют нападать на них. Падеж скота, особенно молодняка, начался у гачига еще месяц назад…

— Простите, коллега, откуда такая точная информация?

— В деревне Кабахингу живет брат нашего шофера Абачуги. Абачуга — тот парень, что привез вас в гостиницу. Брата зовут Анугу Он часто бывает в городе, выполняет деликатные поручения колдуна племени гачига — Амабаги. Виски ему покупает, пиво, медикаменты, батарейки для транзистора. В общем — доверенное лицо.

— Гачига пьют виски? — у меня, наверное, был достаточно глупый вид.

Торото усмехнулся.

— Гачига пьют вино, сделанное из меда. Да и то по большим праздникам. А мистер Амабага предпочитает «Белую лошадь». К тому же он неплохо говорит по-английски и отлично стреляет из автомата.

— Ну и ну! Вы что, его знаете?

— Вместе учились в миссионерской школе, работали учениками в аптеке. Потом я поехал изучать медицину в Лондон, а он пошел служить в армию. Дослужился до лейтенанта. Попался на каких-то махинациях, бежал к гачига.

— Он из племени гачига?

— Да, сын колдуна. Дед у него был старейшиной клана. У гачига всем вершит совет старейшин. Кстати, Амабага способный малый, хороший актер, знаком с основами медицины. Гачига считают его наместником бога Бакама. А он обдирает этих доверчивых людей, неплохо зарабатывает — сбывает через перекупщиков крокодилью кожу.

— Это тоже рассказал брат, как его…

— Нет, сам Амабага. Год назад мы случайно встретились в кафе на центральной улице в Ампале. Ни за что не подумаешь, что это колдун племени гачига. Скорее учитель или священник. Но, если бы я позвал полицию, он не посмотрел бы на то, что мы одноклассники.

— Детектив какой-то. И что же дальше?

— Дальше? Я подготовил телеграмму в штаб-квартиру ВОЗ — это вы знаете, а сам с двумя помощниками на вертолете отправился в Кабахингу. До сих пор не могу понять, как нам удалось унести ноги. Едва мы приземлились, как вертолет забросали копьями. «Хьюз-500» довольно хрупкая штука. Хорошо еще, что гачига решили нас просто прогнать. А если бы они подождали, пока мы выйдем из вертолета, я бы сейчас вряд ли беседовал с вами.

— Но ведь вы летели с гуманной целью. Почему такая агрессивность?

— У гачига есть основания не доверять нам.

— Какие?

— Два месяца назад выполнялись работы по программе борьбы с онхоцеркозом.[5] С вертолетов опыляли места выплода мошек. По-видимому, при распылении ларвицидов неточно рассчитали дозировку препарата. Передозировали. К. тому же пилот, ваш знакомый Майкл Грим, надо полагать, по ошибке, опылил не только реку, но и озеро. Погибло много рыбы и крокодилов. Думаю, что Амабага использовал эту ситуацию, чтобы восстановить гачига против властей. Социальные преобразования в нашей республике, развитие здравоохранения, просвещения — смерть для авантюристов типа Амабаги. Были случаи нападения на полицейских, убили сельского врача. Судя по приемам, дело рук гачига.

Доктор Торото хмуро усмехнулся.

— Похоже, на этот раз Амабага просчитался. Эпидемия разрастается. Пал скот трех кланов, погибло свыше восьмидесяти человек. Внутри племени начались волнения. Люди перестали верить в могущество колдуна, и Амабага послал в Омо парламентера — Анугу.

— Он знал, что его брат служит у вас шофером?

— Конечно. Но он доверяет Анугу. К тому же, если бы Амабага узнал об утечке информации, Анугу умер бы страшной смертью. Короче, Амабага попросил помощи, но предупредил, что к гачига могут пойти врачи, которых не знают старейшины кланов. Меня и сотрудников института гачига считают злейшими врагами: по нашему указанию отравили озеро. И еще, врач должен быть белым человеком. Гачига убеждены, что болезнь распространили белые, пусть белые и лечат.

— И что вы передали Амабаге?

Торото пожал плечами.

— Пока ничего. Я связался с президентом. В соседнем кабинете сидят два молодых человека: военный врач и дрессер.[6] Оба из племени карачоджо. А врачи-вазунгу, практикующие в столице и Омо, отказались. Я не осуждаю их: риск велик. Теперь, когда у нас есть вакцина, к гачига пойдут эти парни: Мгунгу и Акоре, В конце концов Амабага заинтересован, чтобы подавить эпидемию.

«А что Амабага сделает с врачами, когда эпидемический очаг будет ликвидирован? Вряд ли ему нужны свидетели», — мрачно подумал я.

— Сколько времени понадобится, чтобы добраться до деревни Кабахингу?

— Часа три—четыре.

— Придется рискнуть, Джозеф. Может быть, риск не так и велик. Все-таки я представляю международную организацию…

Торото внимательно посмотрел на меня.

— Покажете ооновский паспорт? Амабаге наплевать, а гачига не умеют читать. У них вообще нет письменности…

— Черт возьми, вам же нужен белый человек? Тогда не будем терять время, зовите ваших парней.

Вечером доктор Торото отвез меня в гостиницу, пообещав заехать утром.

Усталость заполнила сознание, подсознание и, похоже, восторжествовала даже на клеточном уровне.

Где-то я читал, что итальянские коллеги причислили к болезням и усталость, включив ее в соответствующую классификацию. Усталость относят даже к «суперболезням» — порождению цивилизации Здоровых людей вообще становится все меньше и меньше. Не помню, где вычитал, но один ученый утверждал, что сейчас происходит «селекция наоборот». К современной жизни приспосабливаются лишь больные люди с неуравновешенной психикой. И вообще, скоро мы докатимся до того, что одна половина населения нашей планеты будет лечить другую. Кажется, мысль принадлежит французскому клиницисту Дюссеру.

В распахнутое окно тянуло запахами гнили, сырости, цветов. Листья манговых деревьев блестели, словно их покрыли лаком. В такой влажности к утру туфли наверняка обрастут плесенью. Я закрыл окно и включил кондиционер.

Как я ни бодрился, рассказ Торото о гачига и проходимце Амабаге подействовал на меня угнетающе. История с Амабагой покажется вымыслом туристу, который судит об Африке по отелям в Найроби и национальным паркам, где можно высунуть руку из окна «лендровера» и похлопать по спине носорога. Африка есть Африка. И тут нужно все тщательно продумать, а не раскисать.

Если в этом отеле за номер дерут, как в «Хилтоне», то и обслуживание должно быть соответствующее. Я заказал по телефону кофе, целый кофейник, минеральную воду, натянул спортивные брюки и проделал несколько движений из хатха-йоги, снимающих напряжение. В дверь постучали, когда я посреди комнаты глубокомысленно стоял на голове.

— Войдите!

Вошел бой с подносом и замер на пороге. У него был такой вид, словно он узрел черную мамбу пятиметровой длины. Согласитесь, зрелище впечатляющее: солидный человек в красных штанах стоит на голове.

— Спасибо, поставьте поднос на пол.

— Вы… вы будете пить кофе… так?

Бой присел на корточки и с простодушным любопытством заглянул мне в лицо. Он был совсем еще мальчик, лет четырнадцати, не больше.

— Конечно.

— Но почему, сэр?

— Так вкуснее.

— А-а, — в голосе боя послышалось восхищение. Он ушел в полной уверенности, что в номере поселился сумасшедший.

Я принял душ, крепко растерся полотенцем, выпил остывший кофе и с наслаждением закурил. Из-под кондиционера вылез таракан величиной с детский кулак и с любопытством уставился на меня. Ему, по-видимому, было также одиноко, как и мне.

Теперь можно систематизировать информацию. По записанным на диктофон историям болезни, сопоставлению данных лабораторных исследований можно предположить, что мы имеем дело с лихорадкой Рифт Валли. Эпизоотия среди овец, заражение человека, характерная клиника, наконец, вирус, выделенный из крови больных… Куда, казалось бы, больше? И все же сомнения есть. По клинике Рифт Валли во многом похожа на другие геморрагические лихорадки. А их в Африке открыто уйма: тут и Чикунгунья, и О’ньенг’ньенг, и Кьясанурская лесная болезнь. Наконец, желтая лихорадка, или «Желтый Джек», как се еще называют.

Вирус Рифт Валли (сейчас) ведет себя весьма агрессивно. Открыли его еще в тридцатые годы, и сорок лет считалось, что поражает вирус только овец и коров. А в семидесятые годы эта дрянь переключилась на людей. Во время эпидемии в Египте погибло свыше ста человек. Модель элементарная: человек заражается от больной овцы или коровы, а от человека к человеку вирус передается комарами. Недостатка в комарах в здешних местах нет. В Африке все, что летает, кусается. Мошки, москиты, печально известная муха цеце. Есть даже такая мерзость, как поцелуйный клоп, который норовит укусить только в губы.

Связь между заболеваниями в деревне Ганту и эпидемией среди гачига скорее гипотетическая. Фактов маловато. Окончательно разобраться можно, лишь побывав в очаге, начав знакомство с ним с резиденции господина Амабаги. И отправиться туда придется, никуда не денешься.

«А чем болен мистер Дэвис? Что-нибудь серьезное?» — спросил я у Торото. «Малярия… И еще сердце». — Доктор Торото отвел глаза. Теперь я вспомнил отчетливо — Джозеф смутился,

Может, Барри просто не хочет меня видеть? Но почему?

Барри Дэвис на десять лет старше меня, но разница в возрасте не замечалась. Худощавый, голубоглазый ирландец выглядел намного моложе. Специалист по пресноводным моллюскам, Барри участвовал в проекте по борьбе с шистосомозом, но основной страстью его были охота и фотография. К моменту нашего знакомства в Гвинее он уже пятнадцать лет прожил в Африке, мотался из одного конца в другой, таская за собой жену Кристину и сына Рудольфа. Барри ненавидел галстуки, белые рубашки, приемы в посольствах. И в буше чувствовал себя уютнее, чем на улицах Женевы. Год он проработал в штаб-квартире ВОЗ, но не выдержал городской жизни и укатил в Центральную Африку.

Я задумался. Когда тебе вот-вот стукнет пятьдесят, очень грустно терять друзей. Выкурил сигарету, еще раз сполоснулся под душем и улегся спать. Шумел дождь, журчал кондиционер, наполняя комнату сырой подвальной прохладой.

С утра мы вчетвером колдовали над топокартой района, заселенного племенами гачига. Кабинет Торото напоминал штаб армии при подготовке операции: карты, графики, фотографии местности, справочники. Впечатление усиливала униформа цвета хаки, в которую были облечены Мгунгу и Акоре.

В случае положительного ответа от Амабаги предполагалось обосноваться в ста километрах от Омо, в поселке Гувера, в филиале института Пастера — попросту говоря, в змеином питомнике. Гадов отлавливали в окрестных лесах и буше, селили в питомнике и получали от них яд, а заодно вырабатывали противозмеиную сыворотку. Предприятие, по словам Торото, приносило хороший доход.

Я еще никогда не жил в змеином питомнике. Представляете, просыпаешься под мирное шипение черной мамбы или обнаруживаешь в шлепанце песчаную эфу. Впрочем, я знал людей, которые в домашнем террариуме держали габонских гадюк и камерунских лягушек. В конце концов это дело вкуса.

План выглядел таким образом: в пяти минутах ходьбы от филиала протекает река Мзее, до гачига лучше всего добираться водным путем. Далее сорок километров на моторной лодке до деревни Нторо, где будет ждать Анугу. Пересаживаемся в пирогу и вперед, полагаясь на судьбу и бога Бакама.

Пока план содержал несколько неизвестных, а финал выглядел довольно мрачно. Мне много раз приходилось работать в эпидемических очагах. Обычно выезжали группой, и то не обходилось без случайностей.

Приглядываюсь к моим помощникам. Мгунгу — военный врач, лейтенант. Он закончил в столице что-то вроде военно-медицинской академии. Ему двадцать два года, он низкорослый, худой, карие глаза печальны. Часто и немного сконфуженно улыбается. Подготовлен неплохо, но опыта работы в эпидемических очагах нет. Малый смышленый, думаю, мне удастся его кое-чему научить.

Другое дело — Акоре. Отлично сложен, ловок, как обезьяна. Считается дрессером, но уже из краткой беседы мне становится ясно: и в том, что касается медицины, он недалеко ушел от своего далекого предка.

Я сказал об этом Торото, тот пожал плечами и под большим секретом сообщил, что Акоре — сотрудник службы безопасности, послан президентом, чтобы охранять мою особу, а заодно и контролировать ситуацию у гачига.

На второй день, после обеда, Торото сообщил мне:

— Звонила мадам Кристина и просила передать вам, что мистер Дэвис чувствует себя лучше. Не могли бы вы его навестить?

— Да, конечно. — У меня сразу отлегло от сердца.

— Если не возражаете, вас отвезет Абачуга. Я жду звонка из канцелярии президента.

За два дня я так и не сумел посмотреть город. От гостиницы до института Пастера пять минут езды. Уезжал утром, возвращался вечером.

Омо — типичный африканский городок. Население — тысяч двадцать, две-три улицы в центре, застроенные современными домами, церковь, миссионерская школа, госпиталь, аптека, несколько отелей, магазины и лавки, принадлежащие в основном индийцам, рынок, площадь с памятником какому-нибудь колониальному чиновнику или военному. На окраине — хижины аборигенов.

Город лежит во впадине, напоминающей гигантский кратер вулкана. Возможно, так и есть на самом деле. Со всех сторон сизые, в желтых проплешинах горы причудливых очертании, столь характерных для Великого африканского разлома, рассекающего континент с северо-востока на запад.

Абачуга молчалив, сдержан, отвечает коротко: «Да, бвана», «Нет, бвана».

Машину Абачуга водит виртуозно. Центральная улица забита пешеходами, велосипедистами. Машин немного: в стране сложно с бензином.

— Абачуга, вы знаете мистера Дэвиса?

— О, да! Он большой, большой бвана. И хороший охотник. Но у него большое горе. Очень большое.

— Горе?

— Да, бвана. У мистера Дэвиса погиб сын.

У меня перехватило дыхание. Рудольф, мальчик… Я помни и его трехлетним карапузом. Голубоглазый, с кудрявыми, как у ангелочка, волосами, Руди был напрочь лишен страха. Едва став на ноги, он уже таскал за хвост метрового удава — в доме Дэвиса всегда было полно всякой живности, и бегал вместе с африканскими ребятишками; то и дело пропадал, его разыскивали, возвращали в дом, но он снова убегал, падал с деревьев, но, расквасив нос, не хныкал, а сердито сопел.

Мы тогда работали с Барри в госпитале неподалеку от Конакри. Кристина с сыном нередко заезжала к нам на ярком, горбатом «фольксвагене», привозила термос с ледяным кофе, сандвичи В госпитале лечились больные сонной болезнью, проказой, тропическим сифилисом. «Вы не боитесь, что сможете заразиться?» — как-то спросил я ее. «Нет, я хоть и недоучка, но знаю, что бактерии проказы передаются при длительном контакте, а мухи цеце в окрестностях Конакри нет».

Кристина родилась в Южной Африке. Барри женился на ней, когда она училась на первом курсе медицинского факультета в Иоганнесбурге. Родители Кристины погибли в автокатастрофе, воспитывал ее дядя, профессиональный охотник. Она отлично стреляла, ездила верхом, водила автомобиль, гребла, умела доить коров и могла за несколько мин>т разделать тушу антилопы.

В платье Кристину я видел только раз, на приеме у президента республики. Она предпочитала джинсы, мужские рубашки и, помнится, на пышном рауте чувствовала себя неловко.

Абачуга мягко остановил «тоету» у ограды. За оградой белела вилла — небольшой двухэтажный, стандартной постройки дом.

Некоторое время я сидел, тупо уставившись перед собой… Последний раз я видел Рудольфа в Дакаре. Он учился в университете в Белфасте и прилетел навестить родителей. Рослый, сдержанный парень больше молчал, поглаживая рыжеватую бородку. Я к тому времени уже отрастил усы, и Кристина подшучивала над нами: «Эй вы, небритые, к столу!».

— Мы приехали, бвана, — напомнил Абачуга. — Мне вас подождать?

— Благодарю вас, не нужно.

Шагая к воротам дома, я вдруг подумал, что в облике Рудольфа было заложено нечто изначально трагическое. Таких людей у нас называют «не от мира сего». «Я очень хочу побывать в вашей стране, дядя Стефан», — сказал он мне, крепко пожав на прощанье руку. «Дядя» — так он меня называл.

Навстречу мне шла Кристина. В светлых брюках и в такой же рубашке. Подтянутая, стройная. Ни за что не дашь ей сорока лет. Совсем не изменилась. И все-таки что-то новое появилось в облике. Седина в волосах? Пожалуй.

Она протянула мне узкую загорелую руку.

— Здравствуйте, Стефан. Вижу, что вы уже все знаете. Не обращайте внимания на Барри… Он сильно сдал. Машину отпустили?

— Да.

— Правильно. Я отвезу вас в отель. Простите, что не предложила вам остановиться у нас. Вам было бы… тяжело.

В выстуженной кондиционером гостиной стоял полумрак, Барри Дэвис сидел в глубоком кресле. Узнать его было трудно. Так внешность может изменить злокачественная опухоль или горе.

— Привет, Стефан! — он помахал мне рукой.

— Здравствуйте, старина. Какого черта у вас такой мрак?

— Сейчас Кристина зажжет свет и принесет что-нибудь выпить. Или вы по-прежнему трезвенник?

— Как вы себя чувствуете, Барри?

— Уже лучше. Проклятая тропическая малярия. Здесь особая, примахиноустойчивая форма.[7] Да садитесь же! И не делайте вид, что вы ничего не знаете. Мальчика нет, его застрелили в Ольстере во время студенческих волнений.

Сухое, желтое лицо Барри дернулось. Несколько секунд он сидел с закрытыми глазами, потом заговорил медленно, с трудом:

— Что вам не сидится в штаб-квартире, Стефан? Неужели не надоела Африка? Впрочем, вопрос идиотский. — Дэвис усмехнулся. — Африка — болезнь, что-то вроде медленной инфекции. Если заразился, то уже на всю жизнь. Расскажите лучше, как Варвара?

— Варвара в Москве. И у меня уже были билеты на самолет. Отпуск.

— А вас понесло к гачига! Меня всю жизнь окружали ненормальные люди.

— Что ты болтаешь, Барри? — тихо сказала Кристина.

— Милая, ты б лучше принесла напитки и лед. Послушайте, Стефан, будьте благоразумны.

— И это вы говорите о благоразумии?

— Не тот случай, старина. Эпидемия лихорадки у гачига скоро заглохнет. Кончится горючий материал — и конец. Племена изолированы, контакт с соседями ограничен.

Старческий, дребезжащий голос здесь, в комнате с глухо закрытыми портьерами окнами, производил странное впечатление. Мне даже показалось, что в кресле сидит вовсе не Барря Дэвис, а какой-то другой человек, усталый, больной, равнодушный.

Мне приходилось встречать европейцев, долгие годы проживших в Африке, и у них, даже от более пустяковой причины что-то вдруг ломалось внутри, какой-то точный прибор вроде гирокомпаса, позволявшего держать курс И человек начинал стремительно опускаться, терял интерес к окружающему, начинал пить. Болезнь тропиков, усталость. Барри в Африке двадцать семь лет.

Кристина вкатила столик с напитками и ведерком со льдом.

Дэвис оживился.

— Стефан, может лучше сварить кофе? — спросила Кристина.

— Да, пожалуй.

— Мне иногда кажется, Стефан, что вы притворяетесь… Для чего, дьявол вас раздери, вам нужна роль подвижника? Неужели вы не видите, что мир катится в преисподнюю? Африка есть, но и она скоро погибнет. Вспомните пророческие слова Нейбергера:[8] «В конце концов удушливый туман, пропитанный дымом и копотью, окутает всю землю, и цивилизация исчезнет…».

— Признаться, Барри, мне больше по душе оптимизм Шарля Николя.[9].

— Николь — идеалист. Мой сын тоже был идеалистом. Его убили пластиковой пулей выстрелом в упор. Боже мой, что происходит в мире! «Красные бригады», террористы, мальчишки-студенты, воюющие с регулярными войсками, мафия, наркоманы… Где милосердие, Стефан?

Дэвис умолк, через несколько секунд совсем другим тоном спросил:

— Конечно, вы привезли что-нибудь новенькое, не так ли? Например, противовирусный препарат или вакцину?

— Вакцину.

— Я не дам и двух пенсов, Стефан, за вашу голову. Таков закон талиона!

— Это еще что за штука!

— Царь Вавилонии Хаммурапи почти четыре тысячи лет назад ввел закон талиона — возмездие за врачебную ошибку. Бросьте, Стефан, свою дурацкую затею.

— К черту царей Вавилонии, Барри. Вы ведь знаете, я все равно буду заниматься этим делом.

— Добавьте — бессмысленным делом.

— Допустим. Скажите, что за человек Торото? Ему можно доверять?

— Торото — толковый парень К нему благоволит президент. Говорят, Торото — его внебрачный сын. Мать Торото — женщина богатая: бензоколонки, плантации кофе и прочее. Торото учился в Лондоне. Хороший, насколько я могу судить, специалист. Господи, как мне все надоело! Политики отняли у меня сына, Стефан… Будь они прокляты!

Приехав в отель, принял две таблетки снотворного. Проснулся я вялый, с чугунной головой. Две чашки крепкого кофе, выпитого в баре, несколько подняли настроение.

Дождь, видимо, перестал только под утро, площадь перед отелем слегка парила. В огромной луже у бензоколонки азартно плескались ребятишки. Их тела блестели на солнце, точно смазанные жиром.

«Тоета» стояла в условленном месте. Абачуга встретил меня радостной улыбкой.

— Как поживаете, бвана?

— Лучше не бывает.

— Доктор Торото не мог заехать за вами…, Дело в том, что пришел мой брат Анугу.

— Вот как?

— Пришел с хорошей вестью.

— Тогда едем.

«Тоета» лихо развернулась и, разбрызгивая лужи, помчалась по пустынному шоссе.

В кабинете Торото сидели Мгунгу, Акоре и незнакомый африканец лет тридцати в жеваной армейской рубахе и шортах, забрызганных грязью.

При моем появлении все встали, точно я был генералом.

— Доброе утро, мистер Эрмин, — Торото крепко пожал мне руку, — надеюсь, у вас все благополучно?

— Да, конечно.

— Познакомьтесь… Это Анугу.

Африканец нерешительно протянул руку. Лицо его оставалось неподвижным, но в темных, выпуклых глазах мелькнуло недоверие, сменившееся изумлением. Он установился на мои усы с таким любопытством, словно обнаружил у меня вторую голову.

— Как добрались, Анугу?

Ответил Торото:

— Анугу не знает английского. Только суахили. Ну и, конечно, говорит на языке гачига и некоторых других местных наречиях.

— Как жаль, что я не знаю ни одного из них. Насколько мне известно, ни Мгунгу, ни Акоре не знают суахили. Как же мы будем общаться?

— Профессор, прочтите записку от мистера Дэвиса. Записку только что доставил его повар Юсуф. Он уже давно ждет.

Неужели что-нибудь случилось? Я взял сложенный вчетверо лист мелованной бумаги и торопливо прочел.

«Дорогой Стефан, — писал Барри Дэвис, — простите за вчерашний вечер. Я был не в форме. Но, поверьте, еще не раскис окончательно. Ничего, мы еще с вами дернем по стаканчику. Зная ваше славянское легкомыслие, посылаю своего повара Юсуфа, он отлично готовит, знает местные условия, а главное — верный человек, бывший солдат.

Юсуф прожил у нас шесть лег, стал членом семьи, так что берегите его. Я давно заметил одну вашу особенность: вы охотнее заботитесь о других, чем о себе. Торото сказал, что вы перебираетесь в Гуверу. Жду у себя после завершения операции.

Ваш Барри М. Дэвис».

Я еще раз перечитал записку. О, дьявол, зачем мне нужен повар? Говорят, английские офицеры, воевавшие в Африке, возили с собой портативные клозеты.

— Этот повар что… ждет?

— Да, сэр. Старик ожидает во дворе, — Мгунгу кивнул в сторону внутреннего дворика института, куда выходили окна кабинета Торото.

— Послушайте, Джозеф. Мистер Дэвис предлагает взять с собой этого повара.

— Дельная мысль. Я знаю Юсуфа. Он надежный человек. Знает суахили и языки некоторых племен банту. А банту и гачига понимают друг друга.

— Вот как. Акоре, позовите сюда повара.

— Слушаюсь, сэр.

Юсуф оказался плотным широкоплечим человеком. Массивная нижняя челюсть, узкий лоб. На редкость несимпатичный малый. Но одна деталь, которую я не разглядел сразу, одним штрихом меняла портрет — выражение глаз, грустных, умных, как бы наполненных теплым светом. Юсуф был совершенно сед, что среди африканцев встречается не часто.

Юсуф поклонился мне и с достоинством сказал:

— Здравствуйте, бвана. Меня послал мистер Дэвис. Он сказал, что вы его друг и старый Юсуф может пригодиться в пути.

Я пожал Юсуфу жесткую, напоминающую клешню краба руку.

— А вы умеете готовить блюда из змей и саранчи, Юсуф?

— О да, бвана. Я знаю даже китайскую кухню. А вы любите эти блюда? — В глазах Юсуфа вспыхнул огонек интереса,

— Очень. Хорошо, Юсуф, готовьтесь. Я думаю, мы выедем сегодня. Как, Джозеф?

— Да, мистер Эрмин. Два часа нам хватит на сборы.

— Отлично. Мы заедем за вами, Юсуф.

— Хорошо, бвана.

Юсуф поклонился и вышел.

— Насчет змей вы… серьезно, профессор? — спросил Торото.

— Вы, наверное, уже убедились, что я несерьезный человек.

Профессором я стал в возрасте Торото. Врачи и биологи редко становятся докторами наук в тридцать с небольшим. Просто мне повезло — мою кандидатскую утвердили как докторскую, а молодежные газеты сделали из меня героя-мученика, поставившего опыт с самозаражением. Слышали бы почитатели моего «таланта», как шеф орал на меня, когда я сообщил ему, что проглотил взвесь микробов. Хотя и шефу, и мне было ясно, что доказать мою вздорную гипотезу можно было только одним способом — заразить самого себя.

Шеф потом две недели просидел у больничной койки с японской кинокамерой, снимая все то, что со мной происходило. Он отказался вырезать ту часть пленки, где я блевал и где с отрешенным видом сидел на подкладном судне. Мне кажется, что именно эти, наполненные героикой сценки убедили высшую аттестационную комиссию, что я достоин степени доктора медицинских наук.

Я как-то быстро привык, что меня называют профессором, привык и перестал обращать внимание. Даже ревнивые коллеги простили мне мое внезапное возвышение. Пожалуй, только моя теща не признала моих заслуг, справедливо полагая, что нельзя считать ученым человека, который ходит в вылинявших джинсах и стряхивает пепел от сигареты в горшки с фикусами, кактусами и прочими субтропическими растениями. Жаль, что она не была знакома с Эйнштейном, говорят, что гений не любил носить носки…

Отдаленный раскат грома подтвердил, что грузить вещи и ехать в Гуверу нам придется под проливным дождем.

Еще одна пикантная деталь: змеиный питомник, оказывается, размещался в здании бывшей английской тюрьмы. Мало того, что за стеной в клетках шелестят змеи, там наверняка по ночам бродят призраки бывших узников.

Что же касается помещения, которое нам выделили для жилья, то оно выглядело так же уютно, как пустой гараж ночью или морг. Особенно мне понравились решетки на двери — отличная ручная работа.

Но часа через три бывшая тюрьма стараниями Торото и его сотрудников была превращена во вполне сносное жилище: походные койки под сетчатыми противомоскитными пологами, раскладная мебель. Толстые каменные стены защищали от зноя, пресной воды хоть залейся — рядом река.

Змеиный питомник занимал вторую половину бывшей тюрьмы. Обслуживающий персонал — два пожилых африканца и девочка лет четырнадцати — жили в пристройке рядом с кухней.

Я не без любопытства оглядел клетки со змеями. Плоские, точно лишенные жизни гады лежали, свернувшись клубками. Запах в питомнике стоял мерзкий. Я как-то не предполагал, что змеи могут пахнуть. А может, это запах пищи, которой кормят шипящее отродье?

У одной клетки Торото придержал меня за локоть.

— Близко подходить не нужно, мистер Эрмин, там — плюющаяся гадюка.

Я остановился. Это милое создание с расстояния в два метра может попасть точно в глаз. Черт знает, каким мужеством нужно обладать, чтобы работать со змеями. Вот уж поистине божья кара. Ты змею кормишь, ухаживаешь за ней, а она в знак особого расположения возьмет и укусит.

После превосходного обеда, приготовленного Юсуфом, я решил немного пройтись. Гувера — симпатичное место, со всех сторон окруженное зелеными холмами, на склонах плантации папайи, заросли джакаранды. У реки было не так жарко. По пробитой среди кустов и слоновьей травы тропинке я вышел к небольшому причалу. У причала покачивалась старая дюралевая лодка с подвесным мотором. Я ни черта не смыслю в моторах, но этот — японский, судя по иероглифам на кожухе, — выглядел солидно.

От воды несло запахом тины. Реки в Африке редко рождают ощущение свежести, прохлады, как, скажем, наши лесные речки в средней полосе или Карелии. Мне приходилось бывать на берегах Конго, Замбези, Лимпопо, и всякий раз они поражали меня: казалось, в каждой капле воды что-то возится, размножается, пожирает друг друга.

Одним словом, завтрашнее путешествие по реке Мзее не вызывало у меня особой радости.

После ужина Торото уехал в город, Юсуф возился на кухне, а мы вчетвером уселись играть в покер. Четвертым был механик — мальчишка, которому предстояло завтра на мотолодке отвезти нас в деревню Нторо.

Покер неплохо отвлекает. Я и не заметил, как опустился тропический вечер, а вслед за ним на нас обрушились полчища всякой кусающейся твари: комары, мокрецы, мошки. Пришлось укрыться под противомоскитным пологом. Полчаса я еще перелистывал при свете аккумуляторного фонаря свежий номер британского медицинского журнала «Практишенер», а потом меня сморил сон.

Проснулся от всхлипывающих, скулящих звуков, прерываемых глухим ворчанием. Сквозь дверную решетку бил лунный свет, Здесь, на экваторе, луна светит, точнее, отражает свет как-то особенно яростно. Вот где раздолье лунатикам.

Я сунул ноги в сапоги и подошел к двери. Метрах в пятнадцати от порога собралось целое стадо гиен. При моем появлении они умолкли, но не сдвинулись с места. На редкость омерзительные животные, с тусклыми, будто подернутыми гнилостной пленкой глазами. Мне даже показалось, что я ощущаю исходящий от гиен запах падали.

Во дворе послышались шаркающие шаги. Кто-то в белом медленно брел от низкой приземистой кухни. Значит, наступил час привидений.

Привидение голосом Юсуфа сердито крикнуло что-то, видимо, аналогичное нашему русскому «Эй вы, стервы!» — и гиены исчезли во мраке.

Юсуф что-то еще пробормотал, протяжно зевнул и побрел назад на кухню. Спать вместе со всеми он наотрез отказался.

В лунном свете мне хорошо было видно, как одна за другой мелкой трусцой, совсем по-собачьи, на площадку перед домом возвращались гиены.

Они сели в ряд, как оркестранты, и, задрав морды, тоскливо завыли, временами тявкая и захлебываясь в собственном вое.

Я улегся на койку, задернул сетчатый полог и попытался уснуть.

Торото заявился чуть свет. Мне показалось, что я только что уснул, когда во дворе хлопнула дверца автомобиля.

Юсуф приносит завтрак — самый обычный завтрак: омлет, бекон, поджаренный хлеб. Как в лучших домах Англии. Не хватает только овсянки.

— А как же змеи? — спрашиваю я у него.

— Но сейчас не сезон, — растерянно бормочет Юсуф.

— Вечно мне не везет. А блинчики «по-сайгонски» ты умеешь готовить?

— Нет, бвана, — Юсуф огорченно вздыхает.

— Ну, это же просто. Берется рисовая мука, пальмовое масло. Гм-м… Самое трудное — приготовить начинку. Для начинки лучше всего подходит мясо молодого варана.

Мгунгу издает хрюкающий звук и испуганно прикрывает рот рукой. Тоже мне, эти современные африканцы, дети городов! Они не знают суахили, и их тошнит при упоминании о варане,

Мальчишка-механик, глядя на него, хохочет. Потом начинает звонко икать.

Я с наслаждением закуриваю первую сигарету и наблюдаю, как паук-птицеед крадется к маленькой перламутровой птичке. Но птичка начеку, вовремя вспархивает, и паук замирает.

— Что ж, с богом, как говорится! — Я подымаюсь.

Как я ни противился, поклажи набралось много. Принимаю решение: контейнер с медикаментами и вакциной доставить во вторую очередь. В первый день при самом благополучном раскладе они нам не понадобятся. А здесь, в Гувере, днем молотит небольшой электрогенератор, и можно подзарядить термоконтейнер.

Когда мы подошли к причалу, пошел мелкий дождь. Моторная лодка открытая, так что в ближайшие час-два мы вымокнем до нитки. Предусмотрительный Торото приказал захватить рулон полиэтиленовой пленки. Среди прочего груза много места занимают подарки Амабаге: бутылки виски, блок сигарет и коробка с батарейками для транзистора. Почему-то именно эти, земные вещи меня окончательно успокаивают.

На Торото пятнистая куртка с множеством карманов — такие носят «командос». Он сдержанно улыбается мне.

— Будьте осторожны, профессор.

— Да, конечно.

И мы в который уже раз словесно проигрываем варианты ситуаций, в которых можем оказаться. Кажется, не учтена лишь одна возможность — нашествие инопланетян.

— Не забудьте, Джозеф, привести в готовность силы быстрого реагирования.

— Президент уже отдал распоряжение…

Конец фразы Торото, сказанной с самым серьезным видом, оборвал рев мотора. Юсуф набросил мне на плечи полиэтиленовую пленку.

Лодка медленно отошла от причала По отмели, задрав клешни, кинулись врассыпную пресноводные крабы. До деревни Нторо минут сорок ходу.

Мотор стучал ровно, вода с шипением отлетала от борта, закручивалась в водоворотах. Над темно-зеленой стеной тростника раскачивались пышные султаны папируса. На песчаных отмелях темнели зловеще-неподвижные тела крокодилов.

Мир вокруг, оглушенный треском лодочного мотора, казался немым и застывшим. Ощущение странное, если учесть, что мы шли со скоростью миль двадцать в час, не меньше.

Как нас встретит Амабага — колдун «болотных людей»? Судя по всему, он натура незаурядная. Сбежать из города и за короткое время обрести такое могущество!

В детективной истории я принимаю участие впервые. Работал с сомалийскими кочевниками в пустыне Огаден, с масаями в Кении, но чаще все же там были крупные поселения, с госпиталями, представителями власти, полицией. Сложностей, конечно, много. Взять хотя бы языковой барьер. Попробуйте без переводчика, на пальцах объяснить людям, скажем, из племени додосов, что у них на анализ нужно взять кровь из пальца?

Барри Дэвис мне как-то рассказывал, что для того, чтобы отобрать на исследование мочу в одной деревне и не перепутать бутылочки, он на каждой должен был нарисовать какой-нибудь отличительный знак: дерево, человечка, птицу, хижину, луну… Племя, которое он обследовал, не имело письменности.

Внезапно лодка отвернула вправо, я едва не вывалился за борт. Юсуф, тронув меня за локоть, показал на квадратную голову бегемота с маленькими розовыми ушами. Справа на берегу, среди зарослей, мелькнули треугольники хижин. Деревня Нторо? Да, пожалуй. Механик развернул лодку к берегу, заглушил мотор и, отталкиваясь от дна шестом, по мелководью повел ее к причалу — точнее полусгнившим мосткам.

Торото рассказал: раньше в деревне Нторо жили рыбаки гачига, но речная слепота согнала их с этих богатых рыбой мест, заставила уйти дальше, в болота. Мошки — переносчики речной слепоты — предпочитают быстрые, насыщенные кислородом реки. Затхлая вода их не устраивает.

Лодку Анугу первым разглядел Акоре.

— Смотрите, мистер Эрмин, кажется, там… пирога. Нет, чуть-чуть левее мостков.

Ну и глаза у Акоре. У меня с возрастом наметилась дальнозоркость, но я так ничего и не разглядел. Водоросли с неприятным звуком терлись о днище лодки, словно кто-то расчесывал гребнем жесткие, густые волосы. Попытался вспомнить звук, когда дед расчесывал гриву лошади, и не смог. Да и зачем? Не раз замечал, что в наиболее сложные, ответственные минуты, когда нужно сосредоточиться, в голову лезет всякая ерунда.

На глаза попадается приклад автоматической винтовки. Это еще зачем? Винтовка лежит слева от Акоре. На магазине с патронами осели капельки воды и радужно отсвечивают на солнце. Он что, собирается воевать с непокорными гачига?

Нос лодки упирается в берег. И тут я вижу Анугу Его трудно узнать: расшитая бисером набедренная повязка, на плечах буро-красная накидка, за поясом большой широкий нож, напоминающий римский меч.

У Анугу даже голос изменился, стал властным, с гортанными интонациями.

— Что он говорит, Юсуф?

— Лодка может взять только троих. Остальным придется ждать здесь. Лучше, если первым отправится вазунгу. Так велел великий Амабага.

Мгунгу и Акоре тревожно переглянулись.

Я без энтузиазма оглядел узкую пирогу. В носу — длинное копье, весло-гребок, моток веревки. Ненадежное сооружение. Как можно спокойнее сказал:

— В этом корыте и трое-то не поместятся. Ничего не поделаешь, будем добираться по очереди Как, Мгунгу?

Всегда готовое улыбнуться лицо юноши на сей раз осталось неподвижным.

— У нас нет выбора, сэр. Хотя все это мне очень не нравится.

Акоре молча пожал плечами.

Я попытался пошутить:

— Ладно, военный совет закончен. Ждите здесь, первым с Анугу пойду я. Раз уж так хочет сам Амабага.

— Я с вами, бвана, — хмуро сказал Юсуф.

— Да, но…

— Бвана не может идти без слуги, сам нести тяжелые вещи. Гачига не поверят такому вазунгу.

И не обращая больше на меня внимания, Юсуф стал перекладывать коробки с продуктами, посудой и прочий скарб в пирогу.

— Юсуф, неужели вы хотите взять все барахло с собой?

— Да, бвана. Ведь неизвестно, что нас ждет.

Анугу, наблюдавший за погрузкой, утвердительно покачал головой.

Мы с Юсуфом перебрались в утлую посудину. Лодка сразу осела под нашей тяжестью. Темная болотная вода местами пузырилась. Мгунгу и Акоре замерли рядом с моторной лодкой по стойке «смирно», будто стояли в почетном карауле, провожая нас в последний путь. Мальчишка-моторист сидел с разинутым от удивления ртом. Высоко в бледно-желтом небе кружил гриф.

Анугу греб ритмичными, плавными гребками. Минут через двадцать лодка скользнула в едва заметную протоку в сплошной с гене камыша, и сразу же пахнуло удушливым смрадом, точно рядом помещалась скотобойня. Веселенькое место выбрали для себя гачига!

Метрах в пятнадцати, на песчаном островке, темнела раздувшаяся туша не то слона, не то бегемота величиной с понтон. По туше, склонив тяжелую голову с большим клювом, прохаживалась какая-то птица.

Вонь еще долго преследовала нас. Я достал сигареты, закурил. Ситуация складывалась, выражаясь языком математиков, «со знаком минус». Что, если этому хироманту Амабаге придет в голову мысль взять нас с Юсуфом в качестве заложников? Веселенькое дельце. Провести остаток дней в этой болотной республике. Впрочем, Амабага не такой уж дурак. Зачем ему осложнять себе жизнь? Ссориться с властями? Исчезновение международного чиновника серьезный повод для неприятностей. Думаю, что в интересах Амабаги, чтобы мы, выполнив задачу, вернулись в Омо целыми и невредимыми.

Я усмехнулся. Подобная логика вполне приемлема для шайки мафиози, но не для гачига, живущих своими представлениями о мире.

Высоко над нами прошел «боинг», волоча за собой громоподобный звук. Трудно представить, что всего несколько дней назад я сидел в кресле такого же лайнера и вел светскую беседу с католическим священником из Найроби, потягивал джин с тоником.

Один этнограф из Дар-эс-Салама убеждал меня в том, что кочевники-масаи не верят, что самолеты — неживые существа. И что нередко в фюзеляже и крыльях легких спортивных самолетов находят наконечники отравленных стрел.

Через сорок минут лодка, спугнув стаю фламинго, мягко приткнулась к берегу в самом, казалось бы, неудачном месте — даже намека нет на тропинку.

Анугу жестом приказал следовать за ним. Он как бы весь подобрался, движения его стали пружинистыми, эластичными. Анугу взял только копье, ему и в голову, наверное, не пришло помочь Юсуфу. Я подхватил свой врачебный чемоданчик, взял было коробку с продуктами, но Юсуф укоризненно покачал головой: белый господин не может нести поклажу.

В сплошной стене тростника было пробито что-то вроде просеки. Щель в метр шириной. Идти пришлось по щиколотку в клейкой болотной жиже. Такого количества комаров и мошек я даже в тайге не видел. Облепили физиономию, лезли за воротник, в рот. Струя репеллента, что я выпустил из баллончика, эту кусачую тварь только ожесточила.

От духоты и усталости притупилось чувство опасности. Хорошо, Торото надоумил меня надеть высокие резиновые сапоги, Хоть и жарко, зато змея не цапнет. Ну а крокодилы нынче сторонятся людей — своя шкура дороже.

Мы выбрались на глинистый берег. Тропа стала приметнее. Сзади тяжело, с надрывом дышал Юсуф — ему приходилось тяжелее всех.

Наконец я не выдержал:

— Послушайте, долго нам еще тащиться?

Анугу ответил, не оборачиваясь:

— Мало, мало.

Я насторожился: выходит, он понимает по-английски? Или понимает, но не может говорить?

Озеро открылось неожиданно. Темное, неподвижное, точно подернутое пленкой. Справа по склону холма ярусами поднимались делянки маниока и сизаля, виднелись круглые, похожие на пчелиные ульи хижины, крытые камышом.

Анугу повернул ко мне улыбающееся лицо.

— Кабахингу.

Значит, это и есть деревня Кабахингу — самое крупное поселение гачига. Вид у деревни был нежилой: ни звука, ни дымка. И чем ближе мы подходили, тем настороженнее, мрачнее выглядели покинутые хижины. Горечью беды веяло от опустевшего загона для скота, разросшихся кустов живой изгороди — единственной защиты от хищников. Горьковато пахло погасшим костром. Гачига либо ушли, оставив деревню, либо лихорадка уже сделала свое черное дело.

Анугу остановился у крайней хижины и жестом приказал подождать. Юсуф с облегчением опустил на траву свою поклажу, лицо его лоснилось от пота.

— Ты ведь знаешь язык гачига, Юсуф? — спросил я его.

— Да, бвана.

— Будешь переводить.

— Нет, бвана. Я буду переводить с суахили. Зачем им знать, что мне известен язык гачига?

Ну, что ж, резонно. Может при случае пригодиться.

Я обратил внимание, что хижина, у которой мы остановились, отличается от всех остальных: она выше, просторнее. И круглый лаз в ней пошире. Жилища остальных гачига лепились поодаль, образуя круг, в центре которого был загон для скота, и в лучшем случае напоминали курятники. Гачига в отличие от масаев невысоки ростом. И потолки их хижин соответствующие. Мне при моем росте в такой «избушке» пришлось бы перемещаться на четвереньках.

Анугу приблизился к темному лазу и, почтительно поклонившись, несколько раз однообразно, как заклинание, повторил одну и ту же фразу, где среди незнакомых слов было и знакомое — Амабага.

Ага, значит, мы у жилища местного колдуна.

Анугу в выжидательной позе застыл около «двери в апартаменты». Сценка мне почему-то напоминала процедуру отлова «черной вдовы» — самки тарантула. Делается это так: к длинной нитке прикрепляют шарик из клейкой смолы и опускают его в круглую норку паучихи. «Черная вдова» — особа нервная, с ходу всаживает свои хелицеры в вязкую массу и приклеивается. Остается ее только вытащить на свет божий. Ассоциацию с ловлей тарантулов, по-видимому, вызвала круглая дырка в хижине и лоснящаяся, черная спина Анугу.

Амабага появился минут через пять. Роста он был небольшого, но отлично сложен. Широкоплечий, с выпуклой грудью, с мощными ногами. Несмотря на устрашающую раскраску и, условно говоря, одежду: набедренная повязка, шкура леопарда, наброшенная на плечи, — в нем угадывался горожанин. И не только по дорогим японским часам на руке.

Так выглядят африканцы на фотографиях в рекламных буклетах.

Темные глаза колдуна смотрели насмешливо, даже высокомерно. С точки зрения африканской эстетики он был не только красив, но и величествен.

Амабага произнес длинную фразу. Анугу тут же почтительно перевел ее на суахили.

— Давай, Юсуф, подключайся.

— Слушаюсь, бвана… Великий из величайших сказал, что дух Бакама обучил его языку вазунгу, для него не существует непонятного, он знает все.

Я учтиво поклонился.

— Рад познакомиться с таким интересным человеком. — И не удержавшись, добавил, что впервые встречаю собеседника, который все знает.

Юсуф старательно перевел, надо полагать, отредактировав мой ответ. Анугу то же самое воспроизвел подобострастным голосом. Ирония в общении с колдуном тут была не принята.

Несмотря на уроки бога Бакама, Амабага вновь затараторил на языке гачига. Через Анугу и Юсуфа я узнал следующее:

— Великий Амабага приветствует великого колдуна вазунгу и просит его пройти в священную хижину.

Я улыбнулся и постарался изобразить на лице удовольствие. Во всяком случае, все не так уж плохо началось. Если не считать ощущения, что этот колдун меня дурачит.

Протиснувшись в узкий лаз, я с удивлением огляделся: в хижине было светло, свет падал из двух окон, прорезанных в кровле и затянутых полиэтиленовой пленкой. Хижина ничем не напоминала обиталище колдуна и скорее походила на палатку солдата или геолога. Походная койка под зеленым противомоскитным пологом армейского образца. На стене два костюма — светлый и темный, самого элегантного покроя, рядом короткоствольный итальянский автомат «баретта», каскетка из маскировочной ткани.

На раскладном металлическом столе японский транзистор «Нэшнл панасоник», аккумуляторный фонарь, бутылка виски и два высоких стакана. К интерьеру очень бы подошла фотография хорошенькой японки в бикини.

— Вы что, действительно говорите по-английски? — спросил я Амабагу.

— Да, конечно, — он улыбнулся.

— Тогда зачем вам понадобилось устраивать представление?

— Тут не Женева, мистер Эрмин. И даже не Найроби. А вы, насколько я знаю, не новичок в Африке. Присаживайтесь. Виски? Льда, правда, нет.

— Удивительно, что у вас нет льда.

— Дорога была утомительна, не правда ли?

— Ну, что вы, одно удовольствие. Но нельзя ли ближе к делу, мистер Амабага? — Я отпил глоток виски и подумал, что никогда еще не пил этот напиток в столь подогретом виде. — Чем быстрее мы начнем работу, тем лучше. Мои помощники застряли в Нторо. А пока мы не разберемся, что к чему, приступать к ликвидации очага бессмысленно. Дайте распоряжение Анугу, чтобы сюда доставили моих помощников. Это парни из столицы. Гачига их знать не могут. К вакцинации, если она понадобится, мы сможем приступить в лучшем случае завтра к полудню. К тому же вакцину еще нужно доставить… и то отдельными партиями. При такой жаре даже в термоконтейнере она быстро испортится.

Амабага работал в аптеке, поэтому то, что я ему сказал, для него не новость. Мы ведь, в сущности, почти коллеги.

Взгляд мой упал на ритуальное одеяние, аккуратно висевшее на стене в метре от японского транзистора. Чего там только не было: хвост обезьяны, когтистая лапа леопарда, ожерелье из скорлупы яиц страуса, какие-то мелкие кости, зубы, разрисованные калебасы, монеты. Парочка серег, выкованных из темного металла. Облачение в общей сложности весило не меньше двадцати килограммов. В сочетании с «бареттой» все это выглядела забавно.

Амабага молча протянул мне пачку «Уинстона», щелкнул зажигалкой, закурил сам, пустив облако ароматного дыма.

Его невозмутимость вывела меня из себя.

— Послушайте, что вы молчите? Ведь я здесь по вашей просьбе. Я спрашиваю, когда мы сможем осмотреть больных, вообще разобраться в ситуации?

Амабага посмотрел на меня с явным сожалением, словно имел дело с идиотом. — Осмотреть больных? Вот так сразу? Сейчас?

— Конечно. Что вас удивляет?

— Мы в Африке, мистер Эрмин. Простите, вынужден повторить. А в Африке свои законы. Если вы сейчас появитесь в деревне, вас просто убьют. Все уверены, что болезнь послана вазунгу с летающего дьявола. Умерла рыба, крокодилы. Теперь погибает скот, люди. Хорошо, что вы не прилетели на вертолете.

— Что же делать?

— Старейшины знают, что вы здесь… Нужно принести жертву богу Бакама.

Вот как, жертвоприношение все-таки состоится. Любопытно, кто же намечен в качестве жертвы?

Я внимательно взглянул на Амабагу, но он выдержал взгляд. Крепкий малый. И похоже, весьма неглуп. Такие «князьки» принесли своему народу горя не меньше, чем белые завоеватели. Кто торговал рабами, обменивал людей на побрякушки? А современные авантюристы вроде Амабаги еще опаснее. Они образованны, переняли опыт белых и потому могут еще изощреннее влиять на свой народ. Ведь африканцы в своей сути добры…

— Когда совершится обряд жертвоприношения? — В полдень.

— А когда можно осмотреть больных?

— Не раньше завтрашнего утра.

— Но ведь мы потеряем почти сутки!

— Это лучше, чем потерять жизнь, мистер Эрмин.

— После жертвоприношения мы с Юсуфом можем вернуться на базу в Гуверу?

— Нет, старейшины будут недовольны. Вы должны жить здесь. Для вас уже приготовлен дом.

— Но друзья подумают, что с нами случилась беда.

— О, не беспокойтесь. Анугу отправится в Нторо, где вы оставили моторную лодку, и успокоит ваших друзей. Вы передадите с ним записку. Скажите, у вас есть что-нибудь, что можно принести в жертву богу Бакама?

— Что именно? Что предпочитает бог Бакама?

— Какой-нибудь пустяк. Коробку из-под медикаментов, например…

— Зачем ему коробка?

Амабага мой вопрос пропустил мимо ушей.

— Старейшины согласятся на то, чтобы их лечил колдун вазунгу. Но при одном условии.

— Каком?

— Бакама должен одобрить лекарство.

— А он одобрит?

— Конечно, — Амабага усмехнулся. — Это моя забота. Так найдется у вас коробка?

— Из-под фансидара[10] подойдет?

— Вполне. А сейчас отдохните. Анугу проводит вас. Слуга будет жить в соседней хижине. Пустых хижин много. Когда пал скот, люди покинули деревню, ушли на острова.

— А вы не боитесь?

— Я переболел лихорадкой. К счастью, в легкой форме. К тому же колдуны не болеют.

Он улыбнулся.

— Что, помогает? — Я не без злорадства кивнул на его шаманское облачение, висевшее на стене хижины.

— Вы напрасно иронизируете, мистер Эрмин. Гачига располагают средствами, о которых белые и понятия не имеют. Отец меня многому научил. Я знаю лекарства от укуса змей и могу лечить многие тропические болезни.

— Конечно. Ведь Анугу поставляет вам медикаменты фирмы «Бауэр».

— Ну и что? — Глаза у Амабаги сузились. — Может, вы назовете мне врачей-вазунгу, которые бы охотно поселились в здешних местах?

— Насколько я знаю, недавно гачига напали на вертолет с врачами.

— Верно. Но ведь именно с таких вертолетов опыляли ручьи и реки. А потом стали дохнуть рыба, птицы. Как должны были поступить гачига?

— А как же ваше влияние, великий Амабага? Амабага остро глянул на меня, но сдержался.

— Если бы я мог покончить с лихорадкой, вы бы здесь не сидели, мистер Эрмин.

— Ладно, не будем спорить. Сколько сейчас больных? И вообще, какова обстановка? Имейте в виду, мне нужны точные данные.

Амабага коротко, но довольно квалифицированно доложил. От его бесстрастного голоса у меня мурашки бегали по спине. И то, что он говорил спокойно, на хорошем английском, странным образом усиливало впечатление. А правда была жуткой: скот погиб. Племя удалось расселить на двух больших островах среди болот. Переселиться на острова, уйти из опасного места предложил он, Амабага, но болезнь не прекратилась. Теперь болеют в основном дети и женщины. Старейшины кланов недовольны Амабагой, доверенные люди предупредили, что его собираются убить. К сожалению, враги и завистники есть и здесь. Он, Амабага, неплохо стреляет из автомата, воевал в Конго, но разве спасешься от ядовитой стрелы, пущенной тебе в спину?

Я перебил его.

— Скажите, Амабага, существует ли гарантия безопасности для моих людей?

Великий колдун посмотрел на меня с недоумением.

— Я и есть гарантия вашей безопасности. Гачига не посмеют напасть… Убить колдуна вазунгу — значит лишиться покровительства бога Бакама. Убедить их в этом — тоже моя забота. Потому и нужен обряд жертвоприношения. Ну а мне убивать вас вообще не имеет смысла. Удачное проведение операции по спасению гачига в какой-то мере реабилитирует меня перед властями. Я не собираюсь торчать среди этих болот вечно.

Амабага помолчал, налил себе виски, выпил.

— Нападение на вертолет — моя оплошность. Я решил, что прилетели полицейские… Пишите записку, мистер Эрмин, Анугу должен успеть вернуться к началу жертвоприношения. И пожалуйста, не предпринимайте без меня никаких шагов. И слугу предупредите. До тех пор, пока вам не поверят, за вами будут следить воины гачига.

— Ну и когда вы собираетесь разыграть спектакль с жертвоприношением?

Амабага посмотрел на часы, сдержанно сказал:

— Часа через два. Ваша хижина стоит сразу за моей. Прикажите слуге, чтобы он сам подготовил ее. Так надежнее. И отдохните. Путь предстоит неблизкий.

Путь действительно оказался неблизкий. Сначала шли на лодке — греб Анугу. Он успел отвезти мою записку в Нторо и вернуться. Амабага сидел неподвижный, величественный в ритуальном одеянии.

Потом мы довольно долго — так по крайней мере мне показалось — шли по едва приметной тропинке. Впереди великий колдун, за ним я, шествие замыкал Анугу. С того момента, как мы ступили на землю гачига, я не видел больше ни одного человека.

Спина Амабаги, обтянутая шкурой леопарда, раскачивалась передо мной. Ритуальные погремушки издавали на ходу сухой дребезжащий звук.

У меня появилось неприятное ощущение, словно я принимаю участие в каком-то дурацком розыгрыше. В сущности, так оно и есть. Самозваный белый колдун идет к Дереву духов, чтобы участвовать в жертвоприношении великому богу Бакама. Как вам это нравится? Утешает мысль, что участвую я в спектакле из гуманных соображений.

Тропинка вывела к подножию высокого холма. Когда, перемазанные клейкой глиной, мы поднялись по раскисшему склону, выяснилось, что это не холм, а остров, со всех сторон окруженный зарослями камыша и папируса. В центре острова вытоптанная до блеска поляна, посреди поляны — дерево. Его можно было принять за молодой баобаб, если бы не яркие цветы, словно нанизанные на нити. Гирлянды цветов, сверху донизу прошивающие редкую крону, рождали ощущение праздничности, словно новогодняя елка. Нижние ветви дерева касались земли, но чем выше, тем упрямее они, точно молитвенно заломленные руки, тянулись вверх.

На фоне серого неба казалось, что от дерева исходит золотистое сияние. По обе стороны от дерева развернутым каре стояли воины с длинными копьями и квадратными щитами. Металлические наконечники копий отсвечивали на солнце. Лица воинов были раскрашены красной и белой краской.

Все это я уже не раз видел в кинофильмах: и жертвенные костры, и пестро раскрашенных воинов. В одном из фильмов белого миссионера сажали на кол, а потом тщательно обжаривали на костре, чтобы придать ему гастрономический вид.

Амабага повернулся ко мне, тихо сказал:

— Это и есть священное Дерево духов. От вас потребуется немногое — передать мне коробку из-под лекарств во время ритуала. Надеюсь, у вас крепкие нервы.

— Делайте свое дело, коллега.

— О’кэй!

Анугу коснулся моей руки и поощрительно улыбнулся: мол, все в порядке.

Мы остановились метрах в тридцати от Дерева духов. Казалось, толстый ствол обтянут кожей какого-то животного, между нижними ветвями, поросшими мхом, зияли темные дупла В дуплах, надо полагать, обитали духи, а возможно, и сам бог Бакама.

Дерево духов я видел впервые, хотя культ священных деревьев, под которыми совершается обряд жертвоприношения, широко распространен в Африке. Но туристам и вообще вазунгу дорога к ним закрыта. А может, я и есть та самая жертва, которую привели на заклание? Интересно, испытывает ли подвижник чувство удовлетворения, когда его пронзает копье?

…Мое появление вызвало среди воинов гачига движение, круг замкнулся. В центре площадки, метрах в трех от Дерева духов, виднелось что-то вроде небольшой трибуны, сложенной из камней. Амабага взобрался на нее, сел и, слегка раскачиваясь, принялся что-то выкрикивать. Однообразные, режущие слух вопли ударяли по нервам, темп возрастал, тело Амабаги содрогалось в конвульсиях. Облик колдуна менялся на глазах: лицо оплыло, расслабилось, челюсть отвисла, глаза остекленели — он или действительно входил в транс, или имитировал это состояние с артистическим блеском.

Вот он приподнялся и, приплясывая на полусогнутых ногах, подражая какому-то животному, возможно, горилле, пустился по кругу. Воины в такт выкрикиваемым словам тоже приседали, раскачивались, наконечники копий вспыхивали и гасли на солнце. Лица воинов выражали то восторг, то удивление, иногда словно судорога пробегала по тесным рядам, рождая вскрик ужаса.

К крикам Амабаги присоединился глухой рокот тамтама. Казалось, барабан звучит в самой глубине дерева.

Амабага вдруг оборвал танец, выхватил из моих рук коробку из-под фансидара, поднял ее над головой — так, чтобы все видели, маленькими шажками приблизился к дереву и положил коробку в дупло.

Наступила настораживающая, ломкая тишина. Колдун замер, изображая внимание. Примет ли бог жертву?

Воины напряженно следили за Амабагой. Тот стоял, тяжело переводя дыхание, видно было, что его бьет озноб. Но вот он поднял голову, выпрямился и стремительным движением швырнул на землю какие-то кости. К нему приблизились два пожилых гачига, по-видимому, старейшины кланов, глянули на кости и молча подняли над головой копья.

Анугу сильно сжал мое плечо: это означало, что Бакама отнесся ко мне одобрительно и теперь все будет хорошо.

Вновь зарокотал тамтам. Воины пошли по кругу, через шаг высоко подпрыгивая. Я вытер платком лицо.

В деревню возвращались на большой пироге другим путем. Гребли два молодых воина. Шел мелкий дождь. Над султанами папируса струилась, текла голубая дымка — болота парили, словно здесь, на экваторе, в гигантском котле варилось колдовское зелье.

В темной неподвижной воде отражалось небо. Оптический эффект поразительный: казалось, пирога скользит по воздуху, подгоняемая ритмичными гребками весел.

Амабага сидел, опустив плечи. По расслабленному, с безвольно опущенными углами рта лицу стекали капли дождя. Он устал. Непросто, видно, дались ему колдовские танцы. А может, он вводил себя в транс с помощью какого-нибудь средства? И сейчас действие препарата прекратилось?

На берегу меня ждал возбужденный Юсуф. Около хижины полыхал костер. Дымки костров тянулись и от соседних хижин — люди гачига возвращались в деревню.

— О, бвана! Я так беспокоился! — Лицо Юсуфа светилось от радости. Он что-то пришептывал, даже потрогал меня, наверное, чтобы убедиться, не являюсь ли я духом. — Скоро будет готов ужин. Бвана останется доволен. Редкое блюдо, сюрприз! — Юсуф прикрыл глаза, показывая тем самым, какое удовольствие меня ожидает.

Нужно было вымыться, тело словно покрылось слизистой пленкой. Я взял мыло, полотенце и спустился к озеру. Дождь перестал. Небо было еще светлым, а вода уже вобрала в себя ночную тьму. Противоположный берег заволокло дымкой, казалось, я стою на берегу моря — черные, с проседью волны уходили к горизонту, смешиваясь с бугристыми, набухшими тучами.

Тихо было. И в мертвенной тишине накапливалось напряжение. Казалось, еще мгновение, и произойдет непоправимое. Дикое одиночество охватило меня. Подумалось, что вот так будет чувствовать себя последний человек, оставшийся на планете. Я стоял, боясь пошевелиться. Не покидало ощущение, что кто-то недобрый смотрит на меня с темнеющего неба.

В тропиках в короткие промежутки между светом и тьмой что-то происходит с психикой, ужас обволакивает душу, и порой требуется усилие воли, чтобы не закричать, не броситься бежать…

Наскоро сполоснувшись, я пошел в деревню, стараясь не оглядываться, чувствуя спиной влажное дыхание озера.

Костер шипел, выстреливая дымные искры. Юсуф приволок откуда-то пень — получился стол. На него он торжественно поставил большую сковородку, накрытую чистой тряпицей. Булькала в походном чайнике вода. Я присел у костра, протянул к огню руки. Меня бил нервный озноб.

— Может, нам пригласить на ужин Амабагу?

— Его нет, бвана. Он уплыл с воинами на лодке.

— Тогда Анугу.

— Анугу не посмеет приблизиться к костру вазунгу. Садитесь ужинать, бвана.

Юсуф снял с блюда тряпицу и восхищенно поцокал языком.

— О, бвана останется доволен.

— Что это?

На глиняной сковороде ровными рядами лежала крупная саранча. В пляшущем свете костра казалось, что саранча еще шевелится. Судя по сияющей физиономии Юсуфа, в это аппетитное блюдо он вложил не только все свое кулинарное искусство, но и душу.

Меня едва не стошнило Так и надо дураку. Нечего строить из себя тропического гурмана. Подавайте ему блинчики «по-сайгонски»! Потребовалось немало сил, чтобы непринужденным голосом пояснить Юсуфу, что наш закон запрещает есть саранчу после захода солнца. Не бог весть какая удачная выдумка. А что, если он мне поджарит саранчу после восхода? И, чтобы укрепить свои позиции, я сказал великому кулинару, что в походе никогда не балую себя такими изысканными блюдами. Расслабляет. Не лучше ли подождать, когда мы вернемся в Омо?

— Хорошо, бвана, — покорно согласился Юсуф, — но как быть с едой? — он указал своей клешней на глиняную сковородку.

— Если тебе нравится, съешь, пожалуйста. Кстати, где ты раздобыл этих милых кузнечиков?

— Пока вы ходили с Амабагой, прилетела целая туча… Я наловил полный мешок.

У меня снова ком подкатил к горлу. И я жалобно попросил:

— Может, мы лучше выпьем кофе?

— Как прикажете, бвана.

Звезды висели над головой. Дымный след прочертил Млечный Путь. Золотые точки созвездия Плеяды зависли у самого горизонта — верный признак скорого окончания сезона дождей.

Юсуф вздохнул.

— Мадам Кристина рассказывала, что на небе светятся другие земли. Но почему же тогда они падают? Разве может падать земля с неба? Нет, это глаза бога Ньябинги. У него много глаз. И когда человек умирает, Ньябинги плачет, и мы видим, как падают слезы. Ньябинги много плакал, когда умер молодой бвана Руди. Я очень любил Руди, он был мне, как сын, — Юсуф опустил голову. — Я научил его всему, что знает мой народ. Зачем он поехал в страну, где, говорят, в холодный сезон вода становится тверже дерева и идет сухой дождь? Кому нужен сухой дождь? И разве нельзя учиться на большого бвану в Найроби или Дар-эс-Саламе? Если бы Руди остался жив, я не был бы теперь одинок, как старый слон…

Ночь заполнена звуками и шорохами. Где-то совсем рядом возится, взвизгивает и постанывает обезьяна, равномерно гудит лес, точно работает таинственный механизм. Но вот гул нарушается мощным рыком. Леопард? Ночные птицы и цикады объединены страстным желанием перекричать друг друга.

В тростниковой хижине стоит одуряющая духота, пропитанная сладким запахом тростника. Под накомарником дышать совсем нечем. Рядом со мной на ложе единственное оружие — мощный аккумуляторный фонарь. Когда станет совсем невмоготу, можно нажать на кнопку, и голубоватый луч вспорет спрессованную темноту.

В детстве, помню, меня потрясла книга «Янки при дворе короля Артура», где герой вдруг проваливается в средневековье Мои ощущения похожи на чувства человека, вдруг оказавшегося в каменном веке.

Общество проделало путь от нейлона до искусственного меха, который трудно отличить от натурального, а здесь люди носят набедренные повязки и накидки, сплетенные из волокон сизаля. Здесь деньги не имеют цены, и популярностью пользуются не доллары, а монетки с дыркой. Во времена изящных зажигалок «рансон» огонь добывают трутом…

Нужно отдать должное Амабаге, он превосходный режиссер — сцена у Дерева духов поставлена профессионально. Пустая коробка из-под фансидара сыграла роль тотема.

Неплохой ход. Мне стало жаль гачига. Их бог демократично живет в дупле, ему не нужен Руанский собор. И вековые предрассудки гачига выглядят, думается мне, естественней, чем суеверие интеллектуалов.

У меня в Москве есть знакомый физик, кандидат наук, который серьезно занимается спиритизмом Да что там спирит-любитель! В Англии функционирует официальное общество спиритов.

А знахарство, черная магия и прочая галиматья? Волны интереса к оккультным наукам периодически захлестывают человечество. Расщепили ядро, заглянули в ген, а к бабкам-ворожеям и всякого рода знахарям и по сей день паломничество. Отчасти это объясняется извечной верой человека в сказку. Но согласитесь, одно дело знахарь-туземец, другое — кудесник, который лечил все болезни настоем из требухи. Причем никаких ритуалов, все, как в винном магазине: платишь деньги, получаешь бутылку зелья.

В первобытном знахарстве, по крайней мере, есть нечто поэтическое. Однажды в небольшой деревушке на берегу Красного моря я наблюдал, как священнодействует знахарь-бедуин. Меня, неверного, укрыли за занавеской в палатке знахаря, чтобы я в щелку мог ознакомиться с его методами работы. Бог мой, если бы у нашего задерганного поликлинического врача была хоть треть времени, которое знахарь тратит на прием больного!

Это не прием, а настоящее ритуальное действо В нем и пение сур из Корана, и письменное обращение к аллаху. Причем записка с просьбой закладывается в раковину моллюска, а раковину кладут на тлеющие угли.

Чтобы слова прошения точно попали к адресату, больной должен вдыхать дым и читать молитвы. После чего знахарь несколько раз ударяет страдальца по голове куриным яйцом, воплями изгоняя злой дух…

Перед глазами вновь замелькали картины из сегодняшнего шоу. Шоу для меня и Амабаги, но люди, дергающиеся в конвульсиях под Деревом духов, верили и в бога Бакама, и в мое божественное предназначение. Верили искренне и готовы были умереть за веру.

Среди писка и шелеста джунглей возник вдруг чужеродный звук. Я с удивлением прислушался. Так и есть, пианист на другом континенте исполнял мелодию Джорджа Гершвина. Ясно. Великий колдун Амабага включил транзистор. Батарейки, что я привез, пригодились.

Утром меня разбудил крик Юсуфа.

— Бвана, проснитесь! Бвана!

Влажная темнота хижины насквозь прошита упругим пучком света — свет падает из круглого отверстия. Любопытно, как я вчера пролез в эту дырку?

— Заходи, Юсуф.

Я с трудом выпутался из накомарника, он отяжелел, набряк от влаги.

— Как дела, Юсуф?

— Все очень хорошо, бвана. Надеюсь, вы хорошо спали?

— Отлично.

— Я принес вам воды умыться. Через несколько минут будет подан завтрак. Я не знаю, нужна ли горячая вода для бритья? — Он с восторгом и завистью смотрит на мои усы.

— Юсуф, ты хочешь, чтобы я их сбрил? — Я намотал на палец колечко жестких волос.

— О, нет, бвана. — Юсуф говорит с таким испугом, словно я собрался сам себе удалить ногу.

Когда бог Бакама создавал воду, он знал, что делал. Даже отдающая болотной гнилью вода — источник бодрости.

В тропиках неплохо знать, кто вас посещает ночью. С фонарем обследую хижину. По противомоскитному пологу прогуливаются комарики. Не нужно быть большим специалистом по медицинской энтомологии, чтобы определить, что они относятся к роду мансония: характерные усики, пятна на крыльях. В ярком свете фонаря они дружелюбно демонстрировали свои отличительные знаки. Комарики эти переносят геморрагическую лихорадку. Факт немаловажный.

Под своей койкой обнаружил рубчатый след змеи. Теперь буду знать, что, прежде чем опустить ноги, надо посветить фонарем.

В круглое отверстие моего улья протиснулся Юсуф с деревянным подносом.

— А вот и завтрак, бвана.

Юсуф поставил поднос на обрубок дерева, заменявший стол. Кофе, поджаренный хлеб, банка рыбных консервов. Любопытно, как ему удалось поджарить хлеб? Насколько я помню, тостера у нас с собой нет. А может, использовал ту глиняную сковородку, на которой вчера жарил саранчу?

Итак, если все пойдет по плану, Анугу скоро доставит моих помощников. Дальше — осмотр больных, забор материала на исследование, вакцинация, если, конечно, не будет сомнений, что мы имеем дело с Рифт Валли.

Хорошо бы все обставить в ритуальном духе: так привычнее для гачига. Для массовой вакцинации необходим поток. Хижина отпадает. Тесно, темно. Нужно соорудить навес. И под тамтам! Идеальный вариант. Детали обговорю с Амабагой. Великий колдун, как я вчера убедился, неплохой постановщик всякого рода таинств.

Деревня даже утром, в дождь, выглядит праздничной и умытой. Над несколькими хижинами струится дымок. Гачига вернулись в деревню. Значит, мне удалось подавить у них страх.

Амабага встретил меня приветливо. На нем вылинявшие армейские брюки, рубашка цвета хаки. Трудно представить, что это он вчера в ритуальном облачении скакал у священного дерева.

— Не угодно ли присесть, мистер Эрмин? — Он пододвинул мне грубо сколоченный табурет. — Все хорошо. Старейшины соберутся у моей хижины через полчаса. Тогда и наметим конкретный план действий. Должен сказать, вы произвели на них сильное впечатление.

— Весьма польщен. А когда появятся мои помощники?

— Через час, не раньше, Анугу пошел за ними на большой лодке.

— Похоже, что люди гачига вернулись в деревню?

— Только здоровые, мистер Эрмин. Больные остались на острове. Что бы вы хотели сказать старейшинам? Они, наверное, уже собрались.

Я коротко пересказал Амабаге свои соображения по поводу навеса, процедуры подворных обходов и массовой иммунизации. Не забыл упомянуть о пользе ритуалов.

— Ну теперь вы большой друг бога Бакама, — Амабага усмехнулся. — Думаю, особых сложностей не будет. Скажите, мистер Эрмин, вы встречались с доктором Торото?

— Конечно. Он организует работу по ликвидации эпидемии. Насколько мне известно, Торото — ваш одноклассник.

Амабага кивнул.

— К сожалению, наши пути разошлись… Но мне бы хотелось, чтобы Торото знал, что я все делаю для пользы гачига.

— Разумеется… Президент лично следит за ситуацией в этом районе. Я думаю, для вас это лучший способ разрешить недоразумения.

— Пожалуй. Ну, что ж, давайте выйдем к старейшинам.

Старейшины сидели на обрубке ствола пальмового дерева, молча курили трубки, сплевывая на землю. Изможденные лица, жидкие бородки в редкой проседи. У самого старшего бельмо на правом глазу. Речная слепота.

Дождь перестал, из-за рыхлой, оплавленной по краям тучи выкатилось солнце. Вода в озере стала цвета кофе с молоком.

Вид у старейшин был угрюмый, при нашем появлении они не встали и вообще не выказали особой заинтересованности. Спокойно выслушали мои предложения в переводе Амабаги, изредка прерывая их короткими восклицаниями, покивали усохшими головами и разошлись.

— Старейшины чем-то недовольны?

Амабага пожал плечами.

— Вчера вечером умерли еще две женщины и ребенок. Они просят поскорее приступить к изгнанию злого духа. Теперь все зависит от вас, мистер Эрмин. Как вы полагаете, сколько времени потребуется, чтобы приостановить болезнь?

— Трудно сказать. Я ведь еще не видел больных… Но не меньше недели.

День разгорался. Со стороны болот тянуло удушливой гнилью. Можно себе представить, что здесь будет в сухой сезон.

— Скажите, Амабага, почему гачига живут среди этих ужасных болот?

— Им негде больше жить, мистер Эрмин. Они ушли сюда, спасаясь от вазунгу. Гачига свободолюбивы, не терпят над собой власти. Заметьте, они не стали ни католиками, ни протестантами, а, как и их предки, поклоняются духу бога Бакама.

— Но ведь на побережье озера немало земель. Зачем же уходить на острова?

— Дорогу на острова знают только гачига Раньше люди моего племени укрывались на островах от нашествия пигмеев, а теперь от собственных властей. — В голосе Амабаги чувствовалась искренняя горечь, — Простите, я не спросил, как вы провели ночь?

— Спасибо, вполне терпимо.

— Можно еще вопрос, мистер Эрмин?

— Да, конечно.

— Что заставляет вас… заниматься таким делом? Ведь вы рискуете… Деньги?

— Я вчера впервые присутствовал на обряде. И он мне понравился. Да, представьте себе. Так вот, у меня тоже есть Дерево духов. Я служу ему, как могу…

Амабага недоверчиво глянул на меня, но промолчал.

Мои помощники появились часа через два. Я уже стал терять терпение. Впереди важно шествовал Анугу с большим ящиком на голове, за ним плелись Мгунгу и Акоре. Вид у них был невеселый. Шествие замыкали два воина с поклажей.

Увидев меня, Мгунгу сказал:

— Мистер Эрмин, мы думали, с вами что-то случилось.

— Я же послал записку. Ладно, Мгунгу, все в порядке. Рад вас видеть. Времени у нас мало, придется обойтись без отдыха Вы, Мгунгу, пойдете со мной на остров осматривать больных, а Юсуф и Акоре займутся устройством.

Акоре согласно кивнул и подтянулся — в нем чувствовался солдат. Юсуф принес мой врачебный чемоданчик и флягу с водой.

В лодке нас уже ждал Амабага с двумя воинами, совсем еще мальчиками. Они были сильно истощены, глядели на меня с детским любопытством. Сколько небылиц сочинили про кровожадных африканцев, а они доверчивы, как дети. Им удалось сохранить то, к чему иной цивилизованный европеец относится порой с усмешкой: готовность бескорыстно прийти на помощь ближнему, уважение к законам племени и старшим по возрасту. Да и многое другое, в том числе и веру в чудо.

Поверили же гачига мне, белому человеку! Интересно, коробка от фансидара еще лежит в дупле священного Дерева духов или ее утащили любопытные обезьяны? И еще я подумал, что профессионал во мне уже берет верх. Тяжелая дорога, утомительный обряд, бессонная ночь — все отошло назад, уступая место интересу, который и должен испытывать эпидемиолог, если ему не осточертела его профессия.

И в нашем ремесле бывают пики, что-то вроде звездного часа. Были пики и у меня. Например, я видел сомалийца Али Мауф Маалина — последнего на земле больного оспой. Оспа уничтожена, это ли не проявление величия человеческого духа?

Я знал, что сейчас увижу, знал, как поступлю. Обычная цепь профессиональных действий, где за каждым движением стоит опыт, многие и многие дни, проведенные в лабораториях и эпидемических очагах. Никаких чудес, к сожалению, не предвидится. Работа.

Воины гребли беззвучно. Лишь изредка тяжелые капли срывались с весел и падали на дно лодки.

Остров, окруженный зарослями папируса, медленно приближался. Послышался отдаленный рокот тамтама. Обитателей острова предупреждали о нашем приближении.

Святослав ЛОГИНОВ. МИКРОКОСМ.

Фантастический рассказ.

Художник Валерий ПАСТУХ.

Искатель. 1987. Выпуск №6

— Есть и иные авторы, но все они подобны названным. Слушай, я читаю:

«Возьми по части сладкой соли, горькой соли, соли каменной, индийской, поташа и соли мочи. Прибавь к ним хорошего нашатыря, облей водой и дистиллируй. Поистине выходит острая вода, которая сразу же расщепляет камень». —

Стефан Трефуль поднял голову и, глядя в полумрак перед собой, сказал:

— Я не проверял рецепта, но думаю, что он верен. То, что артист производил сам, можно легко отличить по ясности письма. Но даже у честного адепта внешняя цель — делание золота — оттесняет цель высокую — познание истины. Нетерпение рождает ошибку, и тогда является камень, красный, белый или же иной, от ртути, урины или тартара и, по словам адепта, совершает превращение неблагородного в прекраснейшее.

«Возьми на фунт свинца унцию тонкого серебра и положи туда белого камня, и свинец превратится в серебро, коего количество будет, смотря по доброте камня».

Этот рецепт я повторил и получил металл белый и твердый, коим можно обмануть незнающего Испытание же крепкой водой показывает прежний свинец, с малой долей серебра Не зная натуры, мастер принял мечту за истину. Всякое алхимическое сочинение страдает тем же смешением. Отсюда заключаю: все изложенное здесь — ложно! — Стефан ударил ладонью по груде книг и манускриптов, отчего поднялся столб пыли, а одна из свечей погасла.

— Сильный тезис, — признал Мельхиор Ратинус Из узкогорлого кувшина, стоящего в неостывшей золе очага, налил в кружку горячего вина с пряностями, попробовал и, как это делал всегда, добавил сахара, процитировав одну из бесчисленных «Диетик»: «А сахару много есть не повелеваем, но в скорбности…» — и лишь затем закончил начатую ранее фразу:

— Чем же ты собираешься заменить отвергаемое тобой знание?

Был вечер четверга. Вот уже много лет кряду, еженедельно по четвергам профессор и доктор канонического права Мельхиор Ратинус приходил в гости к своему коллеге и приятелю профессору и доктору философии Стефану Трефулю и проводил вечера, беседуя о тайнах естества и неторопливо прихлебывая из серебряной кружки пиво, если дело было в жаркую пору, либо, когда на дворе стояла стужа, горячее вино, которое Стефан собственноручно варил в одной из печен своей лаборатории. Обычно приятели обсуждали проблемы чистой науки и к тому времени, когда в кувшинчике показывалось дно, доходили до парадоксов и неразрешимых противоречий. Последнее — очевидно, если учесть разницу привычек и темпераментов. Мельхиор Ратинус был поэт, весьма искусившийся в героическом латинском стихосложении, и все свободное от наставничества время проводил в тесных книгохранилищах аббатства Сен-Мишель. Стефан Трефуль читал школярам натуральную историю, а среди горожан прославился как алхимик, близко подошедший к открытию тайны. Только двое учеников и друг Ратинус знали, что Стефан ищет среди реторт не золота и серебра, а истину. Поэтому Мельхиор и был удивлен неожиданным выводом Стефана.

— В книгах нет правды, — сказал Трефуль, — это и другие признают. «Ежели мастерство не изучено будет у искусившегося художника, то через чтение книг оно не приобретается». Однако и в опыте не отыщешь абсолютной истины, ибо руки и глаза имеют свойство ошибаться. Но можно заставить говорить саму природу, она не умеет лгать, надо лишь дать ей уста.

— И как ты хочешь это сделать?

— Вот здесь, — Трефуль поднялся, — в этой самой лаборатории, от ветра, воды и камней я создам иной микрокосм, искусственного человека, вполне совершенного гомункулуса — истинного, всезнающего и открытого!

Мельхиор уважительно оглядел смутно освещенные стены, потемневшие от копоти, столы, заваленные стеклом, шкафы, набитые приборами, печи, жернова ручной мельницы, остов хищной птицы у потолка. Да, здесь могло произойти всякое, но все же профессор усомнился:

— Чтобы синтезировать гомункулуса, нужно владеть камнем, состав которого ты собираешься узнать у самого гомункулуса. Нет ли здесь противоречия?

— Камень ищут одни златолюбцы, — сказал Трефуль, — камень не может быть живым, а мне нужно живое.

— Тогда повторю вопрос: как ты хочешь этого достичь?

— Не знаю. Ясно лишь одно — ничего совершенного нельзя сделать иначе, как подражая природе. О дальнейшем — молчи.

Ратинус приложился к напитку и, переводя разговор на другую тему, сказал:

— Стефан, я слышал, будто у твоей племянницы появился воздыхатель.

— Мне ничего об этом не известно, — сказал Трефуль, — но если это правда, то я дам Кристине приличное приданое, чтобы она могла честно выйти замуж.

— Я думал, ты бережешь ее для себя.

— Я берегу ее для искусства! — отрезал Трефуль.

Кристина была бедной девушкой, которая три года назад пришла учиться медицине, чтобы потом сдать экзамен перед коллегией цирюльников, принести присягу и стать, так же как и ее мать, «присяжной бабой» — повивальной бабкой для богатых.

В коллегию, где Трефуль читал краткие курсы анатомии и фармации, женщины поступали довольно часто. Это были либо потомственные акушерки, которым судьба не оставила иного пути, либо постаревшие университетские проститутки, не желающие терять привилегий. Ясно, что Трефуль смотрел на них с легким презрением, но… Теперь он сам не мог вспомнить, как случилось, что он, прежде не имевший учеников, разрешил Кристине появляться в лаборатории, а потом даже объявил ее своей племянницей — незаконной дочерью покойного брата. За три года Стефан привык к помощнице, которой можно было доверить многое. Новость, принесенная Мельхиором, неприятно поразила его, хотя, по совести говоря, Стефан не слишком в нее поверил То есть, воздыхатель, конечно, мог появиться, но вряд ли у него серьезные намерения, все-таки Кристина дочь акушерки. А на легкую интрижку девушка не согласится, в этом Стефан был уверен.

Кроме Кристины в лабораторию имел доступ еще один человек — Пьер Тутсан, уличный мальчишка, ловкий в работе и мелком жульничестве. Он не верил ни во что и не признавал никого, кроме своего мудрого и всеблагого хозяина, который отыскал когда-то Пьера на городской свалке, накормил, вымыл, одел и, с помощью ласки, окрика, а порой и трости, превратил его в послушного помощника. В ведение Пьера были отданы горны и печи, заплесневелые бочки для мацерации и широкие плошки для хрусталлизации соли — все то, что требовало постоянного догляда.

К ломкому химическому стеклу Пьер относился благоговейней, чем к святым дарам, а Стефана почитал за природного своего господина. Однажды, когда в пылу полемики Мельхиор Рати-нус обозвал Стефана безмозглой скотиной, Пьер, притаившийся за креслами, выскочил оттуда и молча вцепился в обидчика. Оторвать его от жертвы удалось лишь с большим трудом, и с тех пор Трефуль не позволял Пьеру присутствовать в зале во время четверговых собеседований.

Придя к Трефулю во второй четверг марта, Мельхиор Ратинус обнаружил в лаборатории изрядные новшества. Самый зал, казалось, разросся в размерах от неожиданной чистоты и порядка. Все малые печурки, керотакисы, горшки для кальцинации и пробирные тигли куда-то делись, зато немало появилось приборов из прозрачного, не помутневшего еще стекла — признак, указывающий, что совсем недавно ловкий стеклодув произвел эти причудливой формы склянки.

— Стефан! — воскликнул Ратинус. — Ты нашел путь?

— Нашел, — сказал Стефан. — Садись, Мельхиор. Вот твое кресло, вот вино, вот сахар.

— Ты открыл его сам или все же отыскал в книгах? В чем он заключается? Не бойся, я стар, толст и ленив, я не украду твоего секрета. Но я любопытен, Стефан! Отвечай скорее, иначе моя селезенка лопнет от нетерпения.

— Чем совершеннее вещь, тем ближе она к совершенству, — задумчиво произнес Трефуль. — Не так ли?

— Истинно так! — подхватил Ратинус. — Стефан, ты великий софист!

— Безупречный гомункулус, — мерно продолжал Трефуль, — должен быть составлен из самых чистых, благородных и совершенных сущностей, взять которые можно лишь из того, что и так совершенно. Глядя на три царства природы: минеральное, прозябающее и животное, видим, что последующие из них благороднее, а значит и чище предыдущих…

— Твое утверждение легко оспорить, — вставил Мельхиор, — однако большинство писателей согласно с таким мнением, ведь именно в этом порядке творил господь, а никто в работе не переходит от более совершенного к менее совершенному.

— Венцом же творения справедливо считается человек, значит, именно из него можно извлечь нужные в работе чистейшие эссенции.

— Мысль старая, как сама алхимия, — заключил Ратинус.

— Но из нее делали неверные выводы! — возвысил голос Трефуль. — Невежды вываривали эликсир из урины, ковыряли живую серу в ушах и извлекали философскую ртуть из выделений носа. А ведь это все отбросы, то нечистое, что уходит из тела! Чистое остается. Вот где путь! Гомункулус может быть получен только из человека, не от ветра, вод и камней, а от мяса, хрящей и крови!

— Это похоже на правду, — признал Ратинус. — Хотя, по моему разумению, для таких целей больше подходит женская плоть, поскольку именно женщина была сотворена последней, а значит, более чистой, причем сотворена не из земли, а из уже очищенного материала — ребра мужчины. Остальное возражений не вызывает. Я поздравляю тебя!

— Ты ничего не понял! — простонал Стефан. — Я не нашел путь, я потерял его! Чтобы создать гомункулуса, надо убить человека!

Слово «лаборатория» означает место, где работают. И как бы ни были обширны залы, темны и прохладны погреба, хитро устроены отражательные и воздушные печи, всему этому нет названия лаборатории, пока не одушевил их труд алхимика.

Стефан Трефуль сидел один, оглядывая непривычно чистую комнату. С утра он приказал навести здесь порядок, и вот инструменты начищены золой, посуда перемыта и разложена по высоким полкам, пережженные в прах куски металла, осколки стекла, иной мусор — выметены. Кристина обмела покрытые жирной копотью лохмотья паутины, вытерла пыль, и теперь Стефан не узнавал комнаты, в которой провел годы.

В центральном анаторе с трудом помещается небывало огромный аламбик, многогорлый, толстостенный, с великими муками выдутый враз пятью ремесленниками по заказу Стефана. Такая махина может послужить яйцом философов, но она пуста и чиста немыслимой звенящей чистотой. Стефану Трефулю нечего положить туда; микрокосм происходит лишь от недоступных прозрачнейших эссенций, очищенных живым человеческим телом. Туго натянут желтый шелк на фильтрах, вертушка карусели, ускоряющей седиментацию, смазана маслом и тускло блестит, промытые бычачьи пузыри ожидают веществ для тонкого растворения, а посреди стола тяжко стоит огромная ступа, вырезанная из цельного агата. Все готово и ждет прихода демиурга. Но демиург не придет, поскольку, прежде чем микрокосм появится в яйце, надо бросить под каменный пест живого человека.

Дверь, тонко скрипнув, приотворилась. В комнату скользнула Кристина.

— Ты здесь? — удивился Трефуль, — Тебе давно пора быть дома. Подумай, что скажут люди и что подумает твоя мать?

— Мастер, — серьезно сказала Кристина, — что можно сказать о дочери акушерки? А матери, скорее всего, тоже нет сейчас дома.

— Ты же знаешь, — промолвил Трефуль, — что я забочусь о твоей судьбе. Ты моя племянница и, когда захочешь, сможешь составить замечательную партию…

— Я не хочу замуж, — сказала Кристина. — Вы же сами не женились, ибо посвятили себя науке, а я хотела бы и дальше учиться у вас, если это возможно.

— На такое возражение должно ответить, — произнес Трефуль традиционную фразу ученого диспута, — что целибат не в обычае у алхимиков. Я холост, поскольку мне доверена кафедра в университете, а женатый профессор смешон и потому не может учить. Что же касается алхимиков, принадлежащих к слабому полу, то и Мария Коптская, прославившая нашу науку изобретением водяной бани, и Брунгильда — ученый автор «Легкой и милосердной химии» были верными женами и матерями счастливых семейств. Так что нет беды в том, что когда-нибудь тебе придется выходить замуж. Я же хотел бы лишь одного: не потерять тебя, отдав мужу.

Трефуль замолчал, а потом добавил:

— Это и был тот вопрос, ради которого ты прибежала сюда ночью?

— Нет, мастер. — Голос Кристины дрогнул. — Я прошу снисхождения… но я слышала, о чем вы говорили… с домине Мельхиором Ратинусом. И я знаю, почему вы не спите сейчас… и о чем думаете. Я бы хотела быть полезной вам, мастер. Домине Мельхиор утверждал, что женское тело, как более чистое, лучше подходит для… извлечения начал…

— Перестань! — прервал девушку Трефуль. — Как ты могла подумать, что даже ради самой заманчивой цели я могу пойти на убийство? Я размышлял о другом.

— Не надо убивать… Часть тела, достаточно большая, чтобы вам хватило материала, но… отсутствие которой… позволило бы мне жить… гордиться вами и, может быть, иногда помогать… — Кристина говорила запинаясь, речь, так тщательно подготовленная, уже не казалась ей убедительной.

— Уходи, — сказал Трефуль, — и не возвращайся, пока не оставишь этих мыслей.

Кристина медленно повернулась и вышла из лаборатории.

Но именно теперь мысли, которые он запретил своей ученице, вцепились в его собственный мозг. Ведь в самом деле, вовсе не надо убивать, достаточно руки, левой руки, без которой легче прожить.

Стефан выдвинул ящик с хирургическими инструментами, принялся немеющими пальцами перебирать бритвы и буксовые ножи. Потом достал с полки тяжелый тесак, какими мясники разрубают туши. Закатал рукав и с неожиданным интересом взглянул на свою руку, худую, с извилистым рисунком вздувшихся вен. Темные следы старых ожогов пятнали ладонь и запястье. Стефан с грохотом швырнул тесак под стол.

Ну хорошо, он отдаст руку, но ведь затем боль опрокинет его в беспамятство и не даст закончить начатое. Он готов отдать делу всего себя, но тогда некому будет проводить операции, Пьер добросовестный и верный помощник, но в таком вопросе доверять нельзя никому.

Стефан взял свечу и поднялся в мансарду, где в маленькой каморке, служившей прежде чуланом, спал Пьер. Стефан коснулся плеча, позвал по имени. Пьер сразу проснулся, сел на постели, протирая заплывшие со сна глаза. Узнав хозяина, он принялся натягивать куртку, шарить ногами по полу в поисках деревянных башмаков, готовый немедленно бежать, куда прикажет хозяин, выполнить любое поручение.

— Пьер, любишь ли ты алхимию? — спросил Трефуль. — Как вы, мастер, — ответил мальчик.

— Любишь ли ты ее больше всего на свете, сильнее даже, чем жизнь? Согласен ли ты ради искусства отдать всего себя?

— Как вы, мастер, — повторил Пьер.

— Идем, — сказал Трефуль.

Они спустились в лабораторию.

— Пьер, — сказал Трефуль, — мне нужна твоя рука. Не пугайся, ты не умрешь, у тебя будут самые лучшие доктора, а потом самые ловкие слуги. У тебя ни в чем не будет недостатка. Ты будешь мне вместо сына, больше, чем сын, но сейчас мне нужна твоя рука. Рука живого человека.

Пьер медленными механическими движениями снял куртку и положил на стол руку. Трефуль высоко поднял тесак и с силой опустил. В самое последнее мгновение он вдруг с ужасом представил, что сейчас произойдет, и успел отвести тесак в сторону, который вонзился в стол, расколов его до половины. Пьер, жалобно и тонко вскрикнув, дернул руку, вскочил и, ударившись о дверь, выбежал вон.

Трефуль взял брошенную куртку, поднялся в комнатушку мальчика. Там было пусто.

— Пьер… — позвал Трефуль.

Он спустился вниз. Входная дверь была распахнута, на пороге валялся оброненный деревянный башмак. Трефуль постоял, глядя на улицу, поднял башмак и прикрыл дверь. Он понял, что Пьер не вернется.

Стефан Трефуль остался один. В лаборатории поселилось запустение и лишь по четвергам зажигался огонь в печах и свечи на столе. Мельхиор Ратинус рассказывал городские новости. О Пьере он ничего не слышал, а Кристина, по его словам, как и прежде, жила вдвоем с матерью. Молодой человек, домогавшийся любви Кристины, не преуспел в своем намерении и, впав в отчаяние, хотел даже жениться на ней, но неожиданно получил отказ и, оскорбленный, уехал куда-то.

Трефуль, кивая, слушал речь друга, а оставшись наедине с собой, сидел, безответно о чем-то думал или дремал.

Однажды, в конце лета он, как обычно, забылся, сидя в своем кресле. Проснулся от какого-то шума и сначала не мог сообразить, где он и что с ним. Он с трудом узнал потонувшую во мраке лабораторию, а затем понял, что в кресле напротив, где обычно устраивался Ратинус, кто-то сидит.

— Кто здесь? — спросил Трефуль,

— Это я, мастер, — ответила Кристина. — Простите, что я нарушила ваш запрет и пришла сюда, но у меня очень важное дело.

Стефан зажег свечу, поставил ее на край разрубленного стола, подальше от себя.

— Учитель, — сказала Кристина, — я должна признаться… Я не кинула бы алхимии, выйдя замуж, я отказала ему совсем по другой причине… но он не верит, что я хожу сюда только ради вас, он подстерег меня на улице, обругал, а потом взял нож и ударил…

— Ты ранена?! — Трефуль подскочил. — Куда? Я сейчас перевяжу…

— Не надо. Гиппократ учит, что если рана нанесена в живот и из нее изливается мало крови, то такая рана смертельна. Я хорошо запомнила ваши уроки, мастер.

— Перестань! — закричал Трефуль. — Ты не умрешь! Я приведу сюда весь медицинский факультет…

— Учитель, — прошептала Кристина, — дайте мне сказать. Вы должны кончить ваше делание. Я вернулась для этого Когда я начну умирать, вы возьмете все, что вам надо, и проведете синтез. У вас получится, я знаю… И еще… Я хотела сказать, что люди должны появляться на свет обычным путем, пусть даже не совершенными и не всезнающими. Так лучше… Не моя вина, что вы думаете по-другому…

Голова Кристины поникла, пальцы рук сжались в кулаки, потом медленно распрямились. Стефан Трефуль, замерев, смотрел на тело своей ученицы. И вдруг вскочил.

Кристина, умирая, добралась от своего дома сюда, чтобы он мог закончить этот проклятый опыт! А он сидит и смотрит, как тепло уходит из ее тела, и ничего не делает!

Одну за другой Трефуль подпалил двенадцать свечей в высоком шандале и бросился к ящику с инструментами…

День и ночь в запертой лаборатории звенели, падая в фаянсовые чаши, капли, свистел пар, и дребезжало стекло. Стефан Трефуль, состарившийся и полубезумный, колдовал вокруг большого аламбика, который теперь воистину был яйцом философов. На теплую стенку яйца он смотрел с ненавистью, но никогда не забывал питать его процеженными экстрактами, тончайшей живой материей, взятой от новорожденных ягнят или печени теленка.

Одна ненависть двигала Трефулем. Он обязательно должен довести до конца свой труд. И когда огненный и безупречный человек появится на свет, Стефан задаст ему всего один вопрос: «Правда ли, что тебе известно все в прошлом, настоящем и будущем?» — и, услышав гордое «Да», добавит: «Значит, ты знаешь, что сделаю я с тобой сейчас…».

Сорок недель огонь пожирал сухой березовый уголь, искрились растворы, просачиваясь сквозь плотный шелк, гремел агатовый пест, дробивший части животных, и надсадно жужжала карусель. Яйцо философов, в котором неуклонно созревал микрокосм, дышало теплом.

И срок пришел.

Яйцо раскололось, впустив внутрь свет и воздух. Стефан стоял в двух шагах, сжимая в кулаке тонкий стилет, и ждал, когда из глубины поднимется ему навстречу дивное существо, отнявшее у него все, что только можно отнять у человека. Но никто не поднимался, зато неожиданно в полной тишине раздался громкий детский крик. Стефан подался вперед. На дне яйца лежал младенец, новорожденная девочка. Говорят, что во время первого крика у новорожденного то лицо, какое вновь будет годы спустя у взрослого человека. Трефуль узнал Кристину.

Он выронил стилет, схватил живой вопящий комочек, покрасневший от холодного воздуха, мгновенно утративший сходство с Кристиной, прижал к груди, не зная, куда девать его в успевшей почернеть и пропахнуть крепкими кислотами лаборатории.

В четверг вечером, как всегда в это время, пришел Мельхиор Ратинус. Молча оглядел помещение, вновь изменившееся до неузнаваемости, с тяжким вздохом опустился в кресло, двумя руками придвинул кружку с горячим вином, попробовал и привычным движением добавил кусочек сахара. И только потом неторопливо начал разговор:

— В городе говорят, что ты завершил свой труд. Честное слово, разум отказывается верить в подобные вещи.

— Разум отказывается верить в огромное множество куда более простых вещей, — откликнулся Стефан, — и тем не менее они существуют.

— Значит, делание закончилось удачно… — протянул Ратинус. Он опасливо глянул в сторону занавески, прикрывающей часть комнаты, и шепотом спросил:

— Это там?

— Да.

— А что делает?

— Спит.

— Вот уж не думал, что подобное существо нуждается в сне. Но оно, во всяком случае, открыло тебе сокровенные тайны мироздания?

— Я узнал вчера величайшую тайну сущего, — твердо сказал Трефуль.

— Какую же, позволь спросить? — оживился Мельхиор.

— Это трудно объяснить…

— Да, конечно, — Ратинус закивал головой. — Признаюсь, что я и сам никому не стал бы передавать драгоценные откровения гомункулуса.

— Мельхиор Ратинус! — произнес Стефан. — Предупреждаю, что если ты еще раз назовешь ее этим мерзким словом, то я тебя ударю!

Ратинус замер с открытым ртом. Наконец он справился с изумлением, хотел что-то спросить, но Стефан, предостерегающе подняв руку, заставил его молчать. Неведомо каким чувством Стефан Трефуль угадал, что девочка, лежащая в люльке за занавеской, открыла глаза. Чуть слышно бормоча какие-то успокаивающие слова, наивные и нелепые в устах пожилого профессора, Стефан двинулся к колыбели, и лишь через секунду оттуда послышался плач.

Ребенок звал маму.

Андрей СТОЛЯРОВ. ДВЕРЬ С ТОЙ СТОРОНЫ.

Фантастический рассказ.

Художник Владимир НЕВОЛИН.

Искатель. 1987. Выпуск №6

1.

Поиск реципиента. Глубокий зондаж. Стабилизация канала связи. Фокус акцепции. Передача сигнала.

Когда выступает Серафима, можно отдыхать. Мазин так и сделал. Толкнул переднего — подвинься. Нырнул за его спину, положил щеку на ладонь.

Было хорошо. Спокойно. Серафима, забыв о времени, журчала на одной ноте. Кивала гладкой седой головой. Безобидная старушенция. Выступает на каждом собрании и с серьезным лицом уверяет всех, что опаздывать на работу нельзя.

В комнате, куда набились со своими стульями, сидели очень тесно. В некотором обалдении. Звенела муха в верхних рамах, и от звона было скучно. В передних рядах таращили глаза, сглатывали зевоту.

Мазин получил отличное место — между двумя кульманами, у открытого окна. Поднятые доски заслоняли надежно. В окно летел пух. Это был первый этаж. На другой стороне, за деревьями, уныло переплетались огороженные решеткой, засыпанные коричневым шлаком железнодорожные пути. Каждые пять минут со стоном проносилась электричка.

Серафима вытирала губы платком, поправляла эмалевую брошь, стянувшую платье. Чувствовалось, что это надолго. Мазину передали записку: «Не храпи, мешаешь думать!» Ольга, видимая в проходе, показала, как он спит, — сложив руки и высунув язык.

Обернулся Егоров, спросил:

— Видел еще что-нибудь?

— Нет, — соврал Мазин.

— Я пришел к выводу, что Они транслируют некую обойму информации, — не двигая губами, сказал Егоров. — Последовательно знакомят с некоторыми аспектами их жизни.

— Эпизоды повторяются, — лениво сказал Мазин, так же не двигая губами.

— Повторяются? Да? Я этого не продумал. Вероятно, Они дублируют наиболее важные сообщения.

— Я четыре раза видел «Поле с урнами». В ушах стоит это чавканье.

— «Поле»? — Егоров был озадачен. — Ну… нам пока трудно судить, что Они хотят сказать этим… А на кого был похож зверь?

— На крокодила. Только с крыльями.

— Алексей, — строго сказал Егоров, — ты обязан подробно записывать каждую передачу.

— Бред!

На них оглянулись. Мазин сделал такое лицо, будто ничего не говорил. Не хватало только, чтобы Серафима приняла восклицание на свой счет.

— А может быть, твой крокодил — это и есть Они? — не оборачиваясь, в ладонь прошипел Егоров.

— Отстань, — сказал ему Мазин.

Откуда-то из-за разбегающихся путей поползли многоярусные тучи с черной изнанкой. Закрыли небо. Сразу потемнело. Кто-то зажег худосочный электрический свет. В комнате зашевелились. Серафима журчала. На лицах было покорное отчаяние.

Налетел ветер, Потащил скомканную газету. Столб листьев и соломинок, закрутившись над люком, поднялся выше окна. Как прибой, зашумели полновесные тополя.

Две школьницы в хрупких бантах, в праздничных белых фартуках с опаской посмотрели на небо и припустили через улицу, держа портфели на голове.

Упали первые крупные капли — щелчками. Заколотили сырые точки в пыльный асфальт. Чесануло дробью — хлынуло, загрохотало, охапками сбивая с деревьев широкие зеленые листья.

Мазин, высунувшись, потянул рамы на себя. В лицо ударило водой. Синяя ветвистая молния располосовала небо. И почти тут же донеслось грохотание, будто на окраине города что-то обвалилось.

Поднявшиеся садились, кряхтя, будто на гвозди. Кто-то чихнул, кто-то кашлянул. Мазин смотрел поверх голов. Потолок был нечистый, в трещинах. Мел осыпался. Лампа в скучном пластмассовом абажуре надрывалась — одна на всю комнату. За окном была темь, полная дождя. Шипело в водосточных трубах. По пузырящейся мостовой бежали мокрые люди.

Рядом с лампой появилась крохотная белая искра. Горела отчетливо. Мазин сморгнул. Искра оставалась. Словно в потолке была дырочка и сверху в нее направили прожектор.

Он закрыл глаза. Искра светила под веками. Как маяк. Мазин понял, что это.

— Ты совсем заснул, — прошептали сзади.

— Знак, — сказал Мазин, не открывая глаз.

— Что?

— Знак. Звезда на потолке. Слева от лампы.

— Ничего там нет, — сказал Егоров.

Мазин поднял веки. Искра горела — тихая, пронзительная. Вокруг нее, как при большом напряжении глаз, расползалась серая дрожащая дымка, заслоняя собою лица, ряды, кульманы и шлепающую губами Серафиму.

2.

Устойчивый Контакт. Синхронизация изображений. Передача первичного понятийного ряда.

Сначала это были невнятные, как бы моментальные зарисовки, словно киноленту разрезали на мелкие куски, а потом склеили как попало. Кадры прыгали и наслаивались. Иногда картина была заштрихована вертикальными царапинами или пульсировала, расплываясь в нерезком тумане.

Первый связный сон был таким.

Болото. Коричневая вода подернута радужной бензиновой пленкой. Из нее высовываются гнилые кочки в черной траве. Обгорелыми спичками, вразнобой, торчат редкие чахлые сосенки. Мазин бредет, выдирая ноги из чавкающей жижи. Идти трудно. Засасывает. В глубине, под пружинящим дерном, зыбкая и бездонная пустота. Жарко. Воздух едок и густ. Соленый пот щиплет глаза. Автомат с массивными магнитными кольцами на коротком дуле оттягивает плечо. Пахнет машинным маслом, соляркой. Вместо неба над головой висит тяжелый мазутный дым. Плавает в нем бледный круг солнца. Мазин хватается за стволы бородавчатых сосенок, отдергивает руку — стволы железные и горячие, словно трубы парового отопления. Иглы на них металлические, с вороным отливом. Он трогает пружинистую кочку — трава тоже железная, горячая. Под ржавыми скрежещущими листьями брусники гроздьями висят никелированные ягоды. От коричневой воды поднимается пар. С чмоканьем лопаются громадные пузыри, разбрызгивая жирную нефть. На высокой кочке, поджав одну ногу, стоит тощая цапля, покрытая медными тусклыми перьями. На лысой голове ее — проволочная щетина. Цапля вытаскивает ногу из гремящих перьев, чешет голову — будто ножовкой пилят железо. Распахивает красный, в белых пленках глаз. Это очень опасно. Смертельно опасно. Сердце сдавливают твердыми пальцами. Мазин выводит автомат из-за спины, остановившись, сразу уходит по колено в вонючую воду. Цапля приоткрывает длинный клюв и шипит, как змея. Зубы в клюве шевелятся. Стремительно выкатывается тонкий раздвоенный на конце язык Мазин стреляет дважды. Лиловая вспышка. Клочья мазута. Коричневый пар со свистом уносится вверх. На том месте, где стояла цапля, ровная твердая площадка. Будто на болото положили асфальтовый лепесток. Края площадки похрустывают, остывая. На них, выцарапывая искры, карабкается цапля. Перья ее вишневые от термического удара. Цапля стряхивает брызги горящей нефти и, взъерошенная, шипящая, растопырив облезлые крылья, бежит к Мазину, разевая клюв. Злобой горят рубиновые глаза. Мазин стреляет еще дважды.

Но чаще возникала другая картина.

Бескрайняя равнина, поросшая короткой шелковистой пепельной травой. В траве ровными рядами, как ульи, стоят невысокие серые ящики с плоскими крышками. Мазин назвал их урнами. Урны тянутся до самого горизонта. Это напоминает кладбище. Вереницы аккуратных надгробий. Сумерки. Небо темно-синее, но видно хорошо — воздух прозрачен и тих. От ящика к ящику неуклюже ползет животное, похожее на крокодила: длинная бугристая морда с выступающими глазами, зеленая чешуя, гребенчатый стучащий в землю хвост. Желтое брюхо между кривых лап волочится по земле. На спине у крокодила перепончатые крылья алого цвета. Он с треском, как голубь, бьет ими. Он какой-то ненатуральный: глаза у него голубые. Крокодил подползает к урне, шаркая мордой, не сразу откидывает крышку. Волна кисловатого запаха обдает Мазина. Внутри находится оранжевая студенистая масса, напоминающая слипшуюся икру. Крокодил выковыривает эту массу. Она, как тесто, шлепается в траву. Уминает лапами — икринки лопаются, шурша, словно пузыри в лимонаде. Он отрывает кусок, жует, жмуря от сладости фарфоровые глаза, чавкает громко, на всю равнину: слюна длинными каплями падает с челюстей. Кисловатый запах усиливается. В нем есть что-то притягательное. Бесконечные ряды урн светятся в темноте деревянными щеками. Покончив с одной, крокодил захлопывает крышку и, продолжая жевать, ползет к следующей. Так — час за часом, всю ночь — темное выстывшее небо, уходящая за горизонт равнина, пепельная трава, неторопливое движение чешуйчатого тела, смачное чавканье, трескотня алых перепончатых крыльев.

Иногда Мазин летал среди блестящих алюминиевых облаков, которые на его глазах набухали и проливались, но не дождем, а серебряными монетами, или брел по улицам пустого, очень светлого города: мостовая была стеклянная, стоэтажные дома были стеклянные, каждая улица выводила на площадь, и на каждой площади стояла стеклянная же, налитая светом ветряная мельница — вращалась, позвякивая привязанными колокольчиками, и солнце вспыхивало на прозрачных лопастях.

После таких снов Мазин просыпался в поту. Пугала реальность увиденного. Он еще несколько секунд чувствовал на плече тяжесть автомата, втягивал ноздрями едкую вонь кипящего мазута или слышал унылое мокрое шуршание раздавленной толстыми лапами икры.

Сны были не его. Чужие. Он не мог их видеть. И все-таки он видел их каждую ночь.

3.

Устойчивый Контакт. Передача первичного понятийного ряда. Расширение зоны Контакта за счет новых реципиентов.

ГОВОРИТ СЕРАФИМА. Не любят. Чувствую, знаю, улавливаю в неприязненных голосах. Не любят. Шеф, возвращая отчет, косится в сторону. Надо переделывать. Согласно последней рубрикации Вы не вполне учли. Ему стыдно. Он краснеет и злится на самого себя. Потому что ничего переделывать не надо. Согласно рубрикации. Все давно учтено. Не любят. Звонит Караслава: «Больше не приходи ко мне, никогда тебе не прощу». Что, почему, зачем? — бесполезно выяснять, короткие гудки в трубке. Не любят. Бородатые институтские мальчики хихикают: Серафима совсем рехнулась, стоит посередине коридора и насвистывает гвардейские марши. Это не свист, это плач. Откуда наползает чужая мрачная тень? Не любят. Мать шевелит из угла синими губами давно и безнадежно больной женщины. Как пощечина. Нельзя подать стакан воды — не возьмет. Будет мучиться, а не возьмет. Придет дочь с работы — тогда. Дочь. Вздернутые брови, изумленные глаза, нарочито бестолковые жесты Полное и абсолютное отчуждение. Будто впервые видит. Не могла умыть старуху. А старуха не хочет. Вся дрожит, если подойдешь к ней Взгляд, мутный от страха Отравили! Запрешься у себя в комнате и сидишь, слушая, как вытекает время из будильника Словно пленка легла на мир. Никогда такого не было Не любят Накапливалось незаметно, по крупице, день за днем, бесшумно, как седеют волосы однажды посмотришь в зеркало, а голова уже белая. Или это возраст? Причуды старения? Молчит телефон. Кривятся знакомые. В автобусе отодвигаются, словно вся перепачкана мазутом. Одиночество. Другое измерение. Будто уже не человек. Иногда — тонкие далекие невнятные голоса. Странным холодом веет от них. Что-то объясняют, а не разобрать. Что-то очень важное, единственное, мучительно знакомое. Галлюцинации? Бьешься, как муха в невидимой паутине, и только хуже проваливаешься. А посередине липких тенет притаился — бледный, невыспавшийся, помятый, равнодушный, непричесанный, с оттопыренными ушами. Он сутулится за своим столом и чертит, выставив худые локти, — даже не обернется, ни звука не издаст, но хрупкие настороженные нити протянулись именно от него и с каждым днем все крепче. Ерунда какая-то. Мистика. А вот не ерунда. Так, наверное, дикие племена ощущали приближение из недр лесов чудовищного бога с песьей головой и человеческим телом. Леденеют суставы на пальцах. Перехватывает горло. Чужая гипнотизирующая воля проникает в сознание. И начинаешь смотреть как бы со стороны, издалека и другими глазами. Мать — капризная умирающая женщина, дочь — глупая и злая курица, думающая только о себе, муж ее — самодовольный болван, шеф — идиот, а мальчики с козлиными бородками — ранние циники, карьеристы, собиратели дешевых сплетен, у которых ничего нет за душой. Даже страшно становится, ведь не так же на самом деле, ведь абсурдно и не может быть, ведь неправда все это…

ГОВОРИТ ЕГОРОВ. Во-первых, Академия наук. Там есть Паша Молчакин — обратиться к нему, он подскажет. Нужны специалисты. Нужны математики, нужны лингвисты, нужны этологи, которые смогут грамотно расшифровать сообщение. Наверняка уже существует комиссия по контакту. Хватит самодеятельности. Можно упустить единственный шанс и безнадежно погубить всякую возможность понимания. Это не для дилетантов… Во-вторых. Он никуда не пойдет. Он просто боится. У него нет сердцевины, внутреннего волевого стержня, который заставляет ломить наперекор всему и наперекор всему побеждать. Он, как петух, отыскавший жемчужину. Случайность. Удар молнии. Дуракам везет. Только потому, что среди миллиардов нервных волокон в мозгу именно у него несколько штук сцеплены чуть-чуть иначе. Только потому, что нет внутреннего сопротивления. Только потому, что он никто — мягкая глина, пустышка, чистая доска, на которой можно писать все, что угодно. Сочетание маловероятных факторов. Только поэтому. Даже нельзя взять его за руку и отвести силой. Здрасьте, вот это чучело, которое мямлит и запинается, видит необычные сны. Ну и видьте себе на здоровье. Кто вам запрещает и при чем тут Академия наук? Нет никаких доказательств… И, в-третьих, главное. Будто чужой человек поселился под кожей. Будто слабый и почти неощутимый, но уже тянет к себе, настойчиво убеждает, нашептывает. Это не диалог. Диалог допустим лишь при абсолютном равноправии сторон Хотя бы опорные элементы культуры должны быть едины, без этого невозможно доверие. Если же идет тайное просачивание на Землю, целенаправленная диффузия культуры, то ни о каком доверии не может быть и речи Это не диалог. Это нечто иное. Лучше уж вообще отказаться от контакта. Вплоть до крайних мер. Может быть, устранить саму материальную основу межзвездной связи: те несколько нейронов, которые сцеплены чуть-чуть иначе. Ужасно будет, если придется сделать это. Но чаши весов ощутимо неоднозначны: на одной стороне — он, а на другой — все остальное человечество.

ГОВОРИТ ОЛЬГА. У Геры, кажется, кто-то есть. Точно, разумеется, ничего неизвестно, не настолько он глуп, чтобы болтать, но определенно кто-то есть: он не боится поссориться. И. вот эта невысказанная, но отчетливо угадываемая готовность расстаться — лучше всех доказательств. Значит, здесь что же? Значит, здесь все. Пустой номер. Не бегать же за ним как кошка. Дает обратный эффект. Уже есть опыт. Боже мой, сколько опыта! Лучше всего видеться как можно реже. Но не ссориться. Ни в коем случае не ссориться. Нет ничего противнее скандальных баб. И не оставлять на ночь. Только в исключительных случаях Пусть добивается. Ценишь ведь только то, чего добиваешься. Но если Гера действительно отпадает, тогда это серьезно. Тогда вокруг холод и пустота. Тогда отпадает вся милая семейка: и Надин, и Валька, и Сержик, и придурковатый Аверьян. Потому что это его компания. Если они почувствуют, то больше — никаких приглашений, никаких сборищ, никаких лодок, никаких загородных увеселений. Через год они будут вспоминать, что была такая Олечка, которая без ума от нашего Геры. И будут заговорщически подмигивать. А Гера будет делать непроницаемое лицо и косить глаза на очередную подругу. Вот что противно: будут искренне думать, что — без ума. А тут просто страх, двадцать восемь лет, подруги, как назло, замужем, и никого нет рядом. Ведь нет же никого. Свободные одни придурки. А как не хочется придурка. Боже мой, как не хочется — до смертной тоски. Люди, где вы? Если Гера отпадает, тогда остается только он. Он, он и он. В единственном числе. Тянется уже три года, вяло и без перемен. Тоже придурок. Но — свой, ласковый, домашний придурок. Как ручной хомяк. Когда разрешаешь ему остаться — не часто, — то он на седьмом небе от радости. Прямо слюни пускает. Он, конечно, будет носить на руках и сдувать пылинки. Он ведь придурок. Будто из творога сделанный. Сны какие-то дурацкие видит. А вдруг он со сдвигом? Эти тихие — с ними не угадаешь. Можно серьезно вляпаться. Вообще странная ситуация: не люблю, не нравится, даже легкое отвращение к нему, а все равно притягивает. Какая-то душевная черная сила. Особенно последние дни. Почему-то все время должна его видеть. Непонятно почему. Должна, и все. Если не увижу, хотя бы случайно, потом хожу, как больная. При том, что абсолютно не хочу. Неприятнейшее ощущение. Словно не сама решаешь, как жить, а кто-то за тебя. Словно гипноз. Словно висишь на пальцах у кукольника и прозрачные нити, уходящие вверх, властно дергают тело, заставляя двигаться в нужном направлении. Ужасно неприятно, Идешь, как во сне, и колдовское облако окутывает голову.

4.

Расширение зоны Контакта. Неустойчивый Контакт с основным реципиентом. Смена донорской группы.

Навалилась летняя жара. Ртуть ушла за тридцать. Тени не было. Асфальт размяк. Кирпичные стены испускали обжигающие волны. Трескалось стекло. Город словно прожаривался на каменной сковородке. Небо стало фиолетовым. Изнемогающие тополя выбрасывали охапки белого призрачного пуха, он лежал на карнизах, плыл по воде, невесомыми шарами парил над раскаленной мостовой.

Мазин боялся, что сойдет с ума. Голова болела и распухала. Он не читал мысли, это было невозможно, но он каким-то образом мгновенно понимал, чего хочет каждый, и это понимание облекалось в форму непрерывного монолога, звучащего прямо в мозгу. Избавиться от него было нельзя. Точно кто-то невидимый мерно, безостановочно, не сбиваясь ни на секунду, страницу за страницей читал ему чужие души, и некуда было укрыться от тихого проникающего голоса.

Мир рушился. Не было ни одного человека. Ветер с песком ударил в лицо. Он не мог видеть скрупулезно-аккуратную Серафиму: под редкой сединой, под белой натянутой кожей старческого черепа туманной мерклостью расплывалось отчаяние. Подходила Ольга. Вспыхивали серые глаза. Кончик языка краснел между сахарными зубами. Мазин отворачивался, стискивал пальцами виски. Голос в мозгу звучал непрерывно. Строгий и внимательный взгляд Егорова преследовал его. Требовательные зрачки напоминали о долге черед человечеством.

Сидеть на работе было невыносимо. Мазин уходил с утра, ему было наплевать, что подумают, часами шатался по горячим улицам, наматывая пыльные километры, глотал сухой, обдирающий горло мутный воздух, чтобы невероятным зноем и духотой оглушить лихорадочный мозг.

Ему некуда было идти. Не с кем говорить. Пух затопил город. Подошвы прилипали. Деревья в агонии трубочками свернули вялые листья. Пахло бензином. Раздутые автобусы выбрасывали синие клубы.

Искра продолжала гореть. Мазин видел ее все время. Даже рядом с блистающим солнцем. Даже под зажмуренными веками. Даже затылком. Он мог ночью сквозь всю толщу Земли сказать, где она. В библиотеке он достал атлас звездного неба и, пользуясь еще школьными знаниями по астрономии, попытался определить ее. Кажется, это был Денеб, альфа Лебедя: светимость в пятьдесят одну тысячу раз больше, чем у Солнца, расстояние от Солнца — пятьсот парсеков.

Он больше не сомневался. Это был не бред. Сны приходили каждую ночь, яркие и пугающие. Он не понимал их. В человеческом мире не было подходящего аналога. Сознание, как калейдоскоп, лепило случайную картину. Она могла не соответствовать. Его звали. Его спрашивали на неизвестном языке. От него ждали ответа. Он не знал — какого? Тонкая ниточка протянулась к Земле из громадной пустоты. Конец ее был в руках Мазина. Мгновенное понимание других, которое заставляло его избегать людей, тяже было знаком.

От него требовали. И требование это с каждым днем становилось все настойчивее.

Ему было страшно. В черной и тихой глубине пространства в невообразимой дали его, только для него одного, непонятно зачем горела чужая звезда.

Мазин поднимал к ней лицо и, щурясь в жидком солнце, сухими губами говорил:

— Не хочу…

Голос был слабый и неуверенный…

5.

Неустойчивый Контакт. Усиление сигнала. Развертка элементарной семантики.

Это был железнодорожный тупик. Точнее, не тупик — просто поросшие травой рельсы упирались здесь в земляной бугор. Трава пробивалась сквозь песок, засосавший черные шпалы. Она была светло-серого цвета, в белых прожилках. Цвета пепла.

Мазин оглянулся.

Справа к рельсам тянулся старый накренившийся забор с выломанными досками, за ним находился пустырь, слева, через несколько блестящих действующих путей, желтело продолговатое здание паровозного депо. Оттуда неслись тревожные гудки и лязг сдвинувшихся колес.

Он наклонился. Трава была шелковистая и такая холодная, словно изо льда. На шпалах пузырями выступала смола. Песок был в угольной крошке. Мазин сглотнул, чувствуя во рту вкус шлака. Он ожидал чего-то подобного. С ходу зачастило сердце. Сзади возник и мгновенно вырос до неба громыхающий железный стук. Оглушительно свистя, между ним и депо пронеслась электричка. Окна ее слились в одну огненную черту.

Трава охватывала бугор, куда упирались рельсы. На деревянных ногах Мазин прошел за него и остановился. Вытащил из сбившегося кармана мятый платок. Вытер лоб. Платок сразу стал мокрым За бугром вся земля поросла пепельной травой. Рельсы сияли в ней стальными ручьями. А между ними вереницами, на одинаковом расстоянии друг от друга стояли приземистые деревянные урны с плоскими крышками. Будто ульи. Или надгробия. Это было похоже на кладбище. Мазин уронил платок. Трава сразу же пронзила его серыми остриями, зашевелилась, растягивая, обрывки ткани секунду белели и растаяли. Лишь стебли на этом месте стали гуще, пучком.

Мазин кашлянул Будто подавился. Хотелось бежать отсюда сломя голову кричать и размахивать руками. С грохотом, в каком-то метре от него, пролетела еще одна электричка. Стук ударил в уши. Пахнуло горячим ветром. Шелковая трава пошла волнами, и в ней, в ледяных корнях ее, родился густой и низкий звук. Словно тронули басовую струну.

От желтого здания депо к Мазилу прыгал по шпалам человек, суматошно вскидывая руки, Мазин в тоске пнул землю, поросшую чужой травой. Земля была как камень. Басовая струна угасала.

Человек добежал и схватил его за рукав.

— Тебе что?.. Тебе жить надоело?.. А вот оштрафую… Покажи документы!

От бега и от жары лицо у него было словно вареное. Он задыхался.

— Нет у меня документов, — сказал Мазин. — Не кричите, Я сейчас уйду.

Наверное, вид у него был странный, потому что человек недоуменно мигнул.

— Или что-нибудь случилось?

Он был в форме. На лацканах пиджака, на зеленых выпушках перекрещивались шпалы.

— Вон, — только и выдавил Мазин, показывая на ровные ряды урн.

— Ну что — вон? Ну — ТТР, — сказал железнодорожник. Сдвинул выгоревшие брови на красном лице. — Откуда здесь ТТР?..

Присел. Со всех сторон оглядел ближайшую урну, постучал по стенкам. Звук был деревянный Обернулся к Мазину.

— Это что же, а?.. Это откуда они взялись?.. Я же утром тут проходил. Ты что-нибудь понимаешь, парень?

— Вторжение, — мертвыми губами сказал Мазин, до боли расширяя глаза.

Вколачивая рельсы в землю, опять пронеслась электричка. Закрутило горячий воздух. Из травы выплыл низкий поющий бас.

— Гудит что-то, — сказал железнодорожник. Снял фуражку с зеленым околышем. Открылась багровая лысина в свалявшемся детском пухе.

Мазин смотрел на нее как зачарованный. Вдруг показалось, что он тоже оттуда, этот человек.

— Поглядывай, поглядывай, парень, — строго сказал ему железнодорожник. — Попадешь под колеса — мне голову оборвут.

Фуражку, лежащую рядом с ним, пронзили пепельные травинки. Материя беззвучно расползлась. Околышек лопнул. Мгновение — и одна лишь кокарда блестела в траве.

Железнодорожник подсовывал лицо под крышку урны: «Тэк-с. А вот — тэк-с…» Напрягся. Морщинистая шея налилась кровью. Ноги поехали по траве. Крышка поднялась с ужасным скрипом.

— Не делайте этого! — хотелось крикнуть Мазину.

Он не мог.

Железнодорожник заглянул внутрь и отпрянул. Из урны, как тесто, выперла оранжевая влажная масса. Все было словно во сне. Масса походила на слипшуюся икру. Мазин сделал шаг назад — бежать. Волна кисловатого притягательного запаха обдала его. Железнодорожник затрепетал широкими ноздрями. Ему, видимо, тоже стало не по себе.

Замедляя ход, прошла электричка к городу. Требовательно прогудела. Вдали, на узких платформах, были видны люди.

— Это что такое, парень? — быстрым шепотом спросил железнодорожник.

— Пойдемьте отсюда, — попросил Мазин.

Железнодорожник потыкал указательным пальцем в оранжевую массу. Икринки лопались с тихим шелестом. Он сосредоточенно понюхал палец. Мазин зажмурился. В голове гудело. Ослепительная белая искра горела внутри нее. Денеб. Альфа Лебедя Донеслись странные каркающие звуки.

Он открыл глаза.

Стоя на четвереньках, содрогаясь всем телом, хлопая по траве растопыренными ладонями, железнодорожник выворачивал содержимое желудка.

Мазин схватил его под мышки.

— Гадость! Гадость!.. — давясь слюной, прохрипел железнодорожник.

Оранжевая масса, набухая, переваливала через край ящика. Шлепнулся один мокрый кусок, другой. Травинки вокруг них задвигались, на глазах вытягиваясь вверх.

Знакомый треск крыльев донесся из-за урн. Мазин выпустил железнодорожника. Тот мягко сел.

По проходу между рядами, стуча хвостом, полз крокодил, покрытый крупной зеленой чешуей. Волочился желтый живот. Метались по спине алые перепончатые крылья. Голубые кукольные глаза неподвижно смотрели на Мазина.

— Мать моя женщина!. — кашляя в прижатую ладонь, сказал железнодорожник.

Крокодил открыл пасть. Ребристое нёбо было черное, а язык коричневый и бархатистый.

6.

Неустойчивый Контакт. Развертка элементарной семантики. Совмещение локуса развертки и локуса реципиента.

— Идем быстрее. Неужели ты не можешь быстрее? — сказала Ольга.

— Слишком светло, я ничего не вижу, — сказал Мазин.

— Смотри изнутри.

— Это как?

— Боже мой, просто смотри изнутри.

— Я не могу.

— Ладно, я сейчас сделаю.

Она повернула его к себе. Ладони были жесткие, пластмассовые. Коснулась обоих висков — погрузила внутрь суставчатые пальцы. Что-то там умяла, исправляя. Натягивались и с тихой болью рвались какие-то нити. Свет изменился. Точно поставили фильтр. Вернулось зрение. Они шли по улице. Воздух сиял. Как над болотом, миллионами слабых искр переливался редкий солнечный туман. Мостовая поросла пепельной травой. Сплошь, низко поющим ковром. В летней тишине цепенели дворы, пустые и светлые — колодцы без воды. Зияли черным нутром распахнутые окна, Мазин заглянул в первый этаж. Дохнуло горячим мазутом. Пола в квартире не было. Была трясина! коричневая вода, подернутая радужными бензиновыми хлопьями. Шкаф, диван и четыре стула, как при наводнении, ножками окунались в нее. Жирно булькало и сипело. Выходил газ. На ржавых обжигающих кочках блестели никелированные кустики брусники. Вытягивая из топи длинные ноги, гремя медными перьями, в проеме дверей появилась цапля — звонко щелкнула клювом, зашипела, вращая красным зрачком — замигала пленками. Мазин отшатнулся.

— Ну что ты останавливаешься? — нервно сказала Ольга. — Здесь нельзя останавливаться.

Потащила его за руку.

— Почему нельзя? — спросил Мазин.

— Боже мой, да иди же ты быстрее! — Куда мы идем?

— Не бойся, все будет хорошо.

— Я не боюсь, но я хочу знать, — сказал Мазин.

Трава под ногами шелестела — леденеющая, неземная, В покинутых дворах, в белизне пустынных улиц, на выпуклых широких перекрестках бесконечными вереницами стояли урны — светились деревянными щеками.

Ольга откинула ближайшую крышку:

— Ешь!

Выперла икра.

— Я не буду, — сказал Мазин.

— Ах, не спорь, пожалуйста!.. Делай, что тебе говорят,

Она зачерпнула оранжевую массу, ела с ладони — как кошка, жмуря нетерпеливые глаза. Икра была теплая и очень сладкая. Таяла во рту. Легко закружилась голова. Мазин вдруг понял: это счастье. Как он раньше не догадывался. Настоящее счастье — вдыхать кисловатый запах, млеющим языком уминать вязкое податливое тело, чувствовать на нёбе трепетное щекотание лопающихся икринок. Он заметил, что у других урн тоже стоят люди. У каждой по человеку. Откуда только взялись. Жуют молча и сосредоточенно. Лица у них оранжевые от налипшей икры. Мерное чавканье роится в полуденном воздухе.

— Хватит, больше нельзя, — с сожалением сказала Ольга, облизав пальцы. Заторопила его: — Нас ждут.

— Хочу еще, — глухо, с набитым ртом, сказал Мазин.

— Захлебнемся в информации — пойдут сразу несколько текстов.

— Очень вкусно…

— Нет, — сказала Ольга. — Уже пора.

Посередине улицы, взявшись за руки, застыли шестеро мужчин без одежды Тела их из дымчатого стекла просвечивали: переплетались нервы и сосуды.

— Не смотри, они не любят, — опустив голову, прошипела Ольга — Что ты все время глазеешь?

— Кто это? — спросил Мазин.

— Они так думают, — ответила Ольга. — Общая нервная система. Да не смотри ты на них, ради бога…

Мужчины, будто почувствовав, медленно и синхронно повернули к ним головы — синеватый ореол мерцал над морщинистой, как грецкий орех, поверхностью каждого мозга.

— Вот видишь, — сказала Ольга. — Теперь они увяжутся. Но это не опасно — успеем…

Мужчины провожали их взглядами, пока головы двух задних не повернулись на сто восемьдесят градусов. Тогда вся группа, не расцепляясь, так же синхронно — шаг в шаг — двинулась за ними Задние ступали пятками вперед, и сквозные лица их — зубы, уши, глаза, скрепленные невидимым каркасом, — висели над полупрозрачными лопатками.

— Идут, — сказал Мазин.

— Ничего, уже недолго, — ответила Ольга. — Только не оглядывайся ты, пожалуйста… И пошли быстрее. Не давай им коснуться Ты как неживой — в самом деле…

— Я читал все твои мысли, — сказал Мазин.

— Ах, ерунда…

— Я действительно читал.

— Прибавь шагу Держись за меня, можно провалиться, тут есть такие места…

— Ты меня обманываешь…

— Ах, ничего ты не понял. Это как звонок в дверь. Один — второй — третий. Пришли гости. Тебя хотят видеть. Надо просто встать и отпереть замок.

— А кто за дверью?

— Откуда я знаю? Не останавливайся, вот бестолковый!

На перекрестке, зарывшись в траву, стоял автобус без колес. Стекла по всему борту были выбиты, бампер мятый, задняя дверца открыта.

— Уф… наконец-то, — сказала Ольга. — Забирайся.

— Зачем?

— Как все-таки с тобою трудно, — вздохнула она.

Мужчины, держась за руки, приближались: враз поднимут правые ноги, помедлят немного — опустят, поднимут левые. Прозрачные мышцы хрусталем высверкивали на солнце. Мазин поднялся по ступенькам Дверь закрылась — одной створкой. Внутри на облезших креслах сидели люди. Смотрели в окна. Как истуканы Никто не шелохнулся Лица были знакомые. Мазин увидел Серафиму — брошь под жилистым горлом, гладкие седые волосы. Она продолжала смотреть, даже не шевеля губами, строго произнесла:

— Вы всегда опаздываете, Алексей.

Два места были свободные. Ольга быстро уселась.

Егоров, облокотившийся о половинку разломанного руля, сказал:

— Давай причаливай, сейчас поедем.

— Он же без колес, — сказал Мазин.

— Ну и что?

— Разве можно без колес?

— Еще как! — сказал Егоров.

Дал длинный гудок.

Автобус закачался, как на волнах. Вниз ушли придвинувшиеся вплотную стеклянные лица мужчин. Они летели. Повернулось гигантским кругом: крыши — как ломаная черепица, сеть улиц с темными течками урн. Накренилась и утонула под блистающими облаками зеленая карта земли.

Ольга, глядя в окно, окаменела наподобие остальных,

— Послушай, я хочу тебя спросить, — в затылок ей сказал Мазин. — Эта… дверь… Она не может как-нибудь отвориться сама?

— Не отвлекайся, — сказала Ольга.

Егоров вдруг захохотал, как сумасшедший.

— Только вперед!

Рулил быстро и беспорядочно — невпопад. Автобус швыряло зигзагами. Пассажиры вросли в кресла — пылинка не шевельнулась. Синий цвет неба истончился и лопнул. В пустой черноте зажглись звезды. Громадная луна, сквозя провалами морей, выплыла откуда-то справа — рукой достанешь.

— Тебя уволили! — крикнул Егоров. — Глава седьмая. Продолжение следует1…

Серафима тоже засмеялась — дребезжащим голосом и, как парик с куклы, стащила свои седые волосы. Круглый блик вспыхнул на голой коже.

— Я родилась вчера, — доверительно сообщила она. — И теперь буду жить сто пятьдесят тысяч секунд…

7.

Спорадический Контакт. Усиление сигнала. Репликация элементарной семантики в зоне Контакта.

На кухне было душно. Горячий линолеум потел солнечной испариной. Хлюпало в раковине: чок!.. чок!.. Слабо гудел работающий холодильник.

Мазин растер лицо. Сколько он спал — минуту, две? Всего лишь прикрыл глаза. Вполне достаточно. После каждого сна где-нибудь, на Земле появлялся еще один кусочек чужого мира. Этот мир сочился на Землю, как вода из крана: чок!.. чок!. — неумолимо и безостановочно. Он вспомнил людей, согнувшихся над урнами. Блаженные и бессмысленные лица, перепачканные оранжевым. Вот, значит, как будет дальше. Теперь он знает — как. Это хорошо, что он знает.

По столу были рассыпаны кофейные зерна. Мазин разгрыз сразу два. Содрогнулся от вкуса: хотелось икры. Включил радио.

Поля пепельной травы медленно распространялись в глубь Австралии и Новой Зеландии. Япония в спешном порядке перекапывала побережья, создавая на островах сплошной кордон мертвой, пропитанной сильнейшими гербицидами земли. Одобрена общегосударственная программа глобального анализа флоры с обязательным уничтожением всех неизвестных растений. На Американском континенте проникновение началось в бассейне Амазонки и уже захватило обширные площади сельвы к востоку от Риу-Бранку. Взяты первые пробы. Применение современных методов исследования приводит к мгновенному распаду сложных органелл икры на молекулярные компоненты Появление крылатых крокодилов. Попытки отловить. Стальные тросы, наброшенные на панцирь, рвутся, как паутина, — крокодил продолжает движение от урны к урне. По предварительным подсчетам, масса каждого животного превосходит массу земного шара. Бронебойные пули отскакивают от чешуи. Напалм прогорает на ней, не оставляя следов. Наблюдаемые изменения животного и растительного мира возникли, вероятно, в результате мутаций и не представляют серьезной опасности, — заключил диктор.

— Чок!.. Чок!.. — хлюпала вода в кране.

— Не представляет серьезной опасности, — повторил Мазин.

— Чок!.. Чок!..

Он посмотрел на часы. Стрелки показывали шесть. Это могло быть и шесть утра и шесть вечера. Времени не существовало.

По радио заиграла музыка. Мазин выдернул шнур. Кухня была тесной. Стены давили. Холодильник щелкнул и замолк — будто умер. Что-то еще оставалось. Да, убедиться самому. Он встал. Твердая корка хрустнула под ногами.

Лестница была пуста. Двор был пуст. Плотная тишина до краев заполняла его. Наверное, все-таки шесть утра. Хорошо бы сейчас поспать часов восемьдесят. Чугунные веки тянуло вниз.

Он вышел на улицу. Дрожало голубое марево. Солнце сияло в плоских окнах. Метрах в пяти от подворотни начиналась трава: светло-серая, в белых прожилках — цвета пепла. Все правильно. Мазин, как автомат, ступил на нее. Сразу почувствовал лед сквозь подошвы.

— Не представляет серьезной опасности, — сказал он.

Впереди, на середине мостовой, асфальт вспучился горбом и раскололся. Деревянная урна вылезла из земли. Трава сейчас же бесшумно обступила ее широким кольцом.

— Пожалуй, пора, — сказал Мазин.

Посмотрел в небо. В синеве растворялись тонкие перистые облака. Звезда горела.

— Мы слишком разные, — подумал он. — Может быть, это и не Вторжение, но мы слишком разные. Нельзя ездить без колес. Мы никогда не поймем друг друга.

Повернул обратно. Пересек двор. На лестнице опять никого не встретил. Дверь была открыта. Он забыл про нее. Квартира дохнула жаром. Паркет в комнате скрипел. Окно распахнулось, содрав засохшую краску. У него был шестой этаж. Далеко внизу, в квадратике двора, уже появилась стеклянная мельница. Вращалась, позвякивая колокольчиками. Солнце весело вспыхивало на прозрачных лопастях.

Пора.

Он залез на подоконник. Сдвинутый поникший цветок упал на пол и разбился. Наружный карниз был грязный. В голубином помете. Очень хотелось икры. Мельница, разбрызгивающая по стенам солнечные зайчики, вдруг остановилась — как вкопанная.

— Все правильно, — подумал Мазин. — Запереть дверь. По крайней мере, это я могу сделать.

И, закрыв глаза, помогая себе руками, перевалился через карниз.

8.

Потеря всей зоны Контакта. Потеря пространственных координат. Полная элиминация семантики. Выход из зондажа. Отключение донорской группы.

Андерс БОДЕЛЬСЕН. ЗАДУМАЙ ЧИСЛО.

РОМАН[11].

Художник Валерий КУХАРУК.

Искатель. 1987. Выпуск №6

Борк ушел из банка последним. У него была привычка наводить порядок в кассовом зале, хотя этим вполне могли утром заняться уборщицы.

На одном из столов валялись испорченные небрежным заполнением формуляры — из тех, на обороте которых есть листок копировальной бумаги. Очень удобные формуляры: сразу получалась карбонная копия. И чего только не приходилось любопытному Борку читать на копиях, выброшенных клиентами…

Вот и сейчас — Борк даже не сразу сообразил, что означают слова, синей диагональю идущие по второму листу формуляра:

В МОЕМ КАРМАНЕ — РЕВОЛЬВЕР БЫСТРО И НЕ ПРИВЛЕКАЯ ВНИМАНИЯ ПЕРЕДАЙТЕ МНЕ ВСЮ НАЛИЧНОСТЬ.

Борк несколько раз внимательно перечитал эти две фразы, написанные аккуратными печатными буквами. Писавший поставил точку только после первой фразы, буква Е каждый раз заканчивалась лишним «хвостиком».

Осмотрев формуляр со всех сторон, Борк решил, что его использовали как подкладку: буквы были видны не только под копировальной бумагой, но и на верхнем листке — в виде контуров, как если бы на тонкую бумагу сильно нажимали карандашом.

Борк собрал все испорченные формуляры, побросал их в корзину для мусора и вышел на улицу.

Некоторое время постоял, глубоко вдыхая холодный воздух и оглядываясь по сторонам Банк находился в Торговом центре: кругом было много магазинов. Недалеко от Торгового центра стояло здание кинотеатра. Посреди небольшой площади двое немолодых мужчин в студенческих фуражках продавали рождественские елки.

Вечером, сидя у себя дома перед кварцевой «солнечной» лампой, он под ее негромкое шипенье представлял себе те две фразы на формуляре. Буквы неторопливо плыли перед его глазами: Е с «хвостиком», жирная точка после первой фразы… А ведь надо было оставить себе эту бумажку, подумал он, просто как сувенир, да, сувенир, надпись-то любопытная…

В постели, перед тем как уснуть, Борк опять увидел печатные буквы, сложившиеся в слова. Ему было непонятно, почему одно воспоминание о них вызывает у него приятное чувство.

Сигнальная сирена банка помещалась за маленькой решеткой на фронтоне здания, выходящего на площадь. Управляющий банка проверял ее каждое утро за несколько минут до девяти часов Всего в банке было четыре ножные педали для включения тревоги и еще рычаг в кабинете управляющего, на стене. Пробное включение всегда было коротким, и многие служащие позже не могли вспомнить, включали утром сирену или нет. А прохожие на площади даже голов не поворачивали на этот звук: или привыкли, или принимали его за автомобильный гудок.

Никто в банке никогда не слышал, как сирена звучит по-настоящему. Когда управляющий уезжал в отпуск, ее иногда забывали проверить. Это не имело значения. Всем достаточно ясно дали понять, что сиреной пользоваться не следует. Во всяком случае, до тех пор, пока грабители не уберутся подальше.

Борк уже сидел на своем месте в кассе, когда короткий механический вопль засвидетельствовал, что сирену в очередной раз испробовали и нашли исправной. Как обычно, при этом звуке он взглянул на ножную педаль, которую можно было достать, чуть подвинувшись вперед на стуле и вытянув ногу.

Управляющий банком — Корделиус — вышел из своего кабинета и помахал Борку. Они вместе пошли вниз, в подвальное помещение. Корделиусу был всего сорок один год — на четыре больше, чем Борку, но из них двоих он выглядел моложе. Да и вообще Корделиус был одним из самых молодых управляющих, и все были уверены, что он скоро переберется из этого филиала куда-нибудь поближе к столице.

У Борка были ключи от нижних сейфов, которые могли быть открыты только двумя служащими вместе. У них это стало чем-то вроде ритуала: они поворачивали свои ключи одновременно, хотя в этом не было необходимости.

— Мне кажется, — сказал Корделиус, — мы в последнее время держим слишком много наличных наверху.

— Сегодня четверг, — напомнил Борк.

— Да, но, как правило…

— Боже мой, скоро рождество. Вы сами знаете, что…

— Я знаю — и говорю об этом как об общем принципе. Сколько у нас было вчера к закрытию?

— Около ста семидесяти двух… семидесяти трех тысяч.

— Ну, это слишком много.

Борк не ответил, они опять одновременно повернули ключи и вернулись наверх.

Он автоматически выполнял свои обычные обязанности кассира, а мысли то и дело возвращались к вчерашнему листку бумаги Можно бы рассказать об этом остальным, но ведь не поверят, заявят, что он сам все придумал. «Борк, вы мечтатель!» — скажет Берг и вернется к работе. Симонсен, помедлив, присоединится к его мнению. А Мириам Левин? Борк внимательно посмотрел на нее через зал. Она говорила по телефону, прижимая трубку плечом. Месяцев шесть назад у Борка была с ней непродолжительная связь, и он знал, как она реагирует на то или иное. Нет, она тоже не поверит.

Перед ним было три ящика: в верхнем монеты, во втором бумажные деньги и третий — пустой. Рядом с креслом стоял его портфель, а в нем трубка, табак, коробка для ленча и запасной носовой платок. Когда клиентов не было, он сидел неподвижно и думал.

Вскоре после полудня из соседнего универсального магазина пришла продавщица с подносом, на котором дымились шесть бумажных стаканчиков с глинтвейном. В последнюю неделю перед рождеством магазин своих покупателей угощал стаканчиком глинтвейна. Визит в банк около полудня был традицией.

Допивая свой глинтвейн, Борк от нечего делать прислушивался к болтовне продавщицы с Бергом и Симонсеном:

— Я вижу, у вас там появился Дед Мороз? — сказал Берг.

— Да, только из главной конторы нам об этом ни слова. Ну разве не глупо? Чего проще — сообщить по телефону, что прислали Деда Мороза с большим плакатом, Кстати, вы его рассмотрели?

— Мы видели только вас, — улыбнулся Берг.

— Он такой молодой… И знаете что? Мне кажется, он боится детей. Прислали такого молодого Деда Мороза, что он мог бы быть младшим братом, а он к тому же еще и детей боится!

Под конец перерыва на ленч Борк вышел прогуляться. Совсем недалеко от банка стоял мотоцикл. Проходя мимо, Борк подумал, что для мотоцикла время года явно неподходящее. Потом, сделав несколько шагов, оглянулся: у него возникло какое-то смутное ощущение…

До Борка не сразу дошло, что же именно его поразило. У мотоцикла были шведские номерные знаки. Борк остановился, вернулся назад. Сердце у него при этом почему-то колотилось. Он заметил, что ключ торчит в замке зажигания, запомнил номер и быстро пошел прочь.

Борк обогнул угол дома и лицом к лицу столкнулся с Дедом Морозом. Тот был в обычной вязаной шапочке без меха и красной шубе, не очень толстой. Ткань почему-то напоминала армейскую шинельную… Из-под шубы виднелись обычные серые брюки, а внизу под ними — коричневые ботинки. Шуба была не застегнута, а затянута поясом, тоже красным, но другого оттенка, будто сшитым из обрезков купального халата. Полы шубы были оторочены чем-то белым с черными пятнами. Все лицо закрывала громадная нейлоновая борода, оставляя только глаза.

В правой руке Дед Мороз держал шест с плакатом:

НЕ ЗАБУДЬТЕ ПОСЕТИТЬ УНИВЕРСАЛЬНЫЙ МАГАЗИН.

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ПОДАРКИ НА ВСЕ ВКУСЫ.

Борк с трудом заставил себя идти дальше: все буквы Е на плакате были с лишним «хвостиком».

Мысли об этом не покидали его, когда он вернулся на свое место за окошечко кассы.

Борк увидел Деда Мороза сразу же, как только тот вошел в банк, и, чтобы скрыть замешательство, опустил глаза. Он разглядывал свои руки, шариковую ручку, часы на запястье. Без двадцати минут два. Резиновые печати, чернильная подушечка. Все вдруг стало очень реальным. Мысли тоже пришли в порядок, остались только три четко выраженных. Остальные ничего не знают. Все, что угодно, может случиться, и я буду решать сам. Может быть, я действительно схожу с ума.

Дед Мороз, постояв у двери, подошел к круглому столику у окна. Сел и начал писать. Дед Мороз был единственным клиентом в банке, молодой Дед Мороз с блестящими глазами и розовыми щеками. Видно было, что он замерз на улице. Служащие перекидывались безобидными шуточками по его адресу; он скорее всего слышал, но не улыбнулся. Он взял шариковую ручку, прикрепленную к столику тонкой цепочкой, чуть наклонился и начал писать на чем-то, издали похожем на расходный ордер.

Борк почувствовал, что нога его поднялась, а глаза нащупывают педаль тревоги, не выпуская в то же время из вида и Деда Мороза. Сейчас он мог чуть наклониться вперед и нажать на педаль, но не сделал этого. Он слышал, как остальные продолжают подшучивать над Дедом Морозом, зашедшим в банк, и думал, почему он тянет время, пишет эту записку прямо здесь? Почему он ее не заготовил заранее? А как сделал бы я сам?

Борк чувствовал, что на шее у него пульсирует вена, и подумал, что молодой человек, приблизившись, обязательно это увидит. Сейчас Борку казалось, что он едет с крутого холма на велосипеде, у которого отказали тормоза. Он подумал — не сказать ли что-нибудь Мириам, что-нибудь совсем простое? Но сразу понял, что делать этого не нужно. Дед Мороз медленно отодвинул стул, собираясь подняться.

Позади него открылась дверь, и вошел маленький мальчик. Он не сразу закрыл дверь, и от сквозняка несколько бумажек, кружась, попадали на пол Дед Мороз стоял, держа в левой руке листок бумаги, правая его рука была засунута в карман шубы. Взглянув на мальчика, он направился к окошечку Борка.

— Здравствуй, Дед Мороз! — крикнул мальчик.

Дед Мороз повернулся и после секундного колебания ответил на приветствие низким, удивительно глубоким голосом.

— Мамочка! — закричал мальчик в дверь, которую по-прежнему держал обеими руками, — Мамочка, Деду Морозу тоже нужно ходить в банк!

Дед Мороз сделал еще один шаг в сторону Борка. Их глаза встретились. У Деда Мороза были блестящие напряженные глаза хищника. В них сквозила неуверенность. Хищник был молодой, еще неопытный. Сквозь нейлоновую бороду у него просвечивала пульсирующая вена. Борк был уверен, что его вена сейчас выглядит так же.

Дед Мороз уже собирался подать Борку лист бумаги, который держал в левой руке, когда звук торопливых шагов мальчика заставил его остановиться.

— Дед Мороз, Дед Мороз!

Мальчик схватил Деда Мороза за полу шубы. Красивый светловолосый мальчишка. Он был в голубом пальтишке с черным вельветовым воротником, на ногах — черные, хорошо начищенные ботинки. Маленькие черные ботинки рядом с коричневыми ботинками мужчины. Сверху на левом ботинке Деда Мороза Борк увидел глубокую потертость на коже — это что-то ему напомнило.

— Дед Мороз, я хочу космический корабль.

Дед Мороз посмотрел на мальчика, и в лице его не было и тени улыбки.

— В самом деле, мальчик?

— Я получу космический корабль? — Мальчик дергал за полу шубы.

— Да, — ответил Дед Мороз. Борк слышал, как смеются остальные служащие, и знал, что его лицо так же напряжено, как и у Деда Мороза.

— Я получу космический корабль? Дед Мороз, что у тебя в кармане? У тебя в кармане космический корабль?

Дед Мороз, дернув за полу, вырвал ее у мальчика. Борк заметил, что смех в зале прекратился. В двери банка появилась женщина в короткой черной меховой шубке.

— Перси! — окликнула она мальчика.

— Мама, у Деда Мороза в кармане мой космический корабль!

— О, я не думаю, что это так, — проговорила женщина, улыбаясь.

Дед Мороз опять повернулся к Борку, и глаза их снова встретились. Как запоздалый ответ на что-то, о чем Борк думал раньше, в мозгу у него возникло слово «мотоцикл». Переключение скоростей: вниз на первую, вверх на нейтральную, потом вперед на вторую, третью, четвертую… Потертость его левого ботинка была такой же.

Тут мальчишка буквально набросился на правый оттопыренный карман Деда Мороза. Тот спрятал лист бумаги в левый карман и, вынув правую руку из кармана, отстранил мальчика. В банк вошли еще два клиента.

— Я… какой растяпа… Я забыл взять деньги, мой бумажник… я сейчас вернусь… как глупо…

Борк кивнул. Дед Мороз продолжал смотреть на него. Потом он резко повернулся и вышел из банка.

Борк быстро обслужил нескольких клиентов, он был почти в трансе. Потом, хотя к нему уже шел кто-то еще, Борк пересек зал и постучал в стеклянный кабинет Корделиуса. Он сразу понял, что Корделиус ему не верит, и почувствовал себя провинившимся школьником.

— Ну, тогда идите, если вам настолько плохо. — Было видно, что слова Борка не убедили его.

— Я принял пару таблеток, но стало только хуже.

— И часто у вас бывают эти мигрени?

— За последнее время раза два.

— Ну хорошо, мы справимся, конечно. Я сам сяду на ваше место.

Борк оперся рукой о стол Корделиуса, ноги у него так дрожали, что стоять было трудно.

— А ведь вид у вас действительно неважный.

Они быстро подсчитали наличные, и Борк направился в проход к стеклянной двери, выходящей на площадь. Молодой человек, одетый Дедом Морозом, шел прямо на него.

Борк быстро повернулся и стал изучать щит с именами врачей, адвоката и дамского парикмахера, находившихся на первом этаже здания. Он слышал, как молодой человек поднимался по лестнице. На щите были также надписи:

ГАРДЕРОБ, ТУАЛЕТ.

Борк вышел на площадь, уже припорошенную недавно начавшимся снегом. Мотоцикл стоял на прежнем месте с ключом в замке зажигания.

Борк вспомнил, что, когда Дед Мороз шел навстречу ему, он нес свой плакат и колокольчик. Борк был достаточно знаком с тем зданием и знал, что запасного выхода там нет. Минут через пять он увидел, что молодой человек, светловолосый, как сам Борк, и примерно такого же роста, вышел оттуда, куда вошел Дед Мороз Он нес перекинутый через плечо мешок Коричневые ботинки были те же самые Отворачиваясь, Борк все же успел рассмотреть потертость на левом ботинке. За его спиной взревел мотоцикл.

Он повернулся и увидел, что мотоцикл направляется к выезду с площади. Борк побежал за ним. Маленькая транспортная пробка ненадолго задержала мотоциклиста, и он почти догнал его, но потом путь освободился, и мотоцикл с ревом унесся по шоссе.

Борку повезло: он увидел, что мотоцикл свернул на аллею, ведущую к тупику, где был кемпинг Борк знал это место. От быстрого бега он задыхался, пришлось перейти на быструю ходьбу.

Борк миновал автовокзал и дошел до старенького указателя. Он подумал, раз эта аллея тупиковая, то мотоциклисту придется повернуть назад Он остановился передохнуть, опираясь на столб указателя, и заметил, что снег стал влажным.

Прошло несколько минут, мимо протащился автобус, остановился чуть дальше Из автобуса вышли несколько человек. Борк смотрел на следы, оставленные мотоциклом на асфальте, пока их не покрыл снег. Почему молодой человек выбрал тупик? Проверить, не следят ли за ним?

Борк попытался припомнить получше внешность молодого человека, когда тот был без костюма Деда Мороза. Он был довольно высокий, светловолосый, стройный, молодой. Худое лицо, хищный профиль.

А заплечный мешок — был ли он достаточно вместительным, чтобы в нем оказались костюм и шапка? Куда делся колокольчик? Остался ли плакат наверху, в гардеробе? Почему тупик? Заметил ли кто-нибудь в банке связь между внезапным уходом Деда Мороза и мигренью Борка? Борк смотрел туда, где исчез мотоцикл Он чувствовал, что у него начинается простуда.

Посмотрев на часы, он увидел, что простоял довольно долго. Встряхнувшись, пошел вперед по довольно уже толстому ковру снега. Вдруг впереди вспыхнул свет фар. Он отпрянул в сторону и спрятался за кустами. Машина подошла ближе, и он стал вглядываться в то место, где должен был находиться номерной знак.

Только когда машина проскочила мимо, он понял, что это красный «сааб». Задний номерной знак был полностью заляпан грязью — похоже, его специально намазали толстым слоем. Он не рассмотрел водителя через заднее окно, но ему показалось, что рядом с ним был кто-то еще. Все произошло так быстро, что он был уверен только в двух вещах: марке машины и ее цвете.

Несколько минут Борк стоял в нерешительности, потом пошел по следам колес в глубь рощицы. Довольно быстро он нашел место, где стояла машина: на земле остался резко очерченный прямоугольник, покрытый только тонким, свежим слоем снега. В четырех местах он увидел глубокие вмятины во влажной земле — значит, машина простояла здесь довольно долго, — и следы ботинок. В том направлении, куда они вели, виднелась среди деревьев хижина лесника Даже издали можно было разглядеть под навесом очертания мотоцикла.

Он подошел поближе. Мотоцикл был тем же самым, только ключа в замке зажигания не хватало. Борк записал на клочке бумаги номер шасси.

Глубоко задумавшись, он медленно пошел обратно к шоссе.

Дома он несколько раз тянулся к телефону, но отдергивал руку. Потом все же позвонил:

— Мириам? Я не помешал?

— Ну… немного.

— У тебя гости?

— Да.

В трубку было слышно музыку.

— Ну, у меня ничего особенного, Пока.

Немного позже зазвонил телефон. Это была Мириам.

— Ты чего звонил? Сейчас мы можем поговорить.

— Да нет, ничего.

Положив трубку, он сидел неподвижно, глядя в пустоту. Между этими двумя звонками Борк принял решение, которое следовало держать при себе.

Ключи опять повернулись одновременно.

— Вчера мне пришлось отпустить программиста, — сказал Корделиус. — Просто времени не хватило, чтобы подвести итог и хоть что-нибудь сдать. Так что накопилась огромная куча. Пообещайте сдать хотя бы часть вечером, Борк, — и желательно побольше.

Когда Борк сел на свое место за кассой, он открыл портфель и достал большую коробку для ленча. Сегодня она была пустой. Он выдвинул третий, нижний ящик стола и положил туда коробку. Затем занялся наличными деньгами. Купюры помельче Борк сунул во второй ящик, а пятисоткроновые сложил в стопку на крышке стола, потом взял из этой стопки несколько бумажек и тоже поместил во второй ящик. Остальные уложил в коробку для ленча, а саму коробку засунул в третий ящик. Коробка лежала так, что сразу было видно, что это такое — на ней была стандартная надпись:

«ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!».

— Сегодня тебе лучше?

Это была Мириам. Белая блузка, черная юбка, никакой косметики, отчего ее идеальные белые зубы казались еще ярче, когда она улыбалась.

— Так что тебе все-таки было нужно? — спросила она.

— Просто поболтать. Я не хотел мешать тебе.

— Мигрень прошла?

— Да.

Когда Мириам вернулась к себе, Борк вытащил из портфеля мягкий пакет с сандвичами и положил рядом с телефонным справочником. Корделиус проверил сирену. Дед Мороз еще не появился на своем месте около универсального магазина, мотоцикла тоже не было.

Несколько раз за утро он добавлял по нескольку 500-кроновых бумажек к тем, что уже лежали в коробке для ленча. Их даже пришлось примять, чтобы не вылезали. Никто не смотрел в его сторону, когда он это делал,

Перерыв на ленч. Борк сказал Корделиусу, что с радостью останется па своем месте, чтобы хоть как-то компенсировать вчерашнее отсутствие. Он развернул свой мягкий пакет с сандвичами и съел их в те минуты, когда не было клиентов. Деда Мороза тоже не было.

Борк записал время и адрес в своем карманном календарике.

День казался бесконечным. Когда банк закрылся, Борк вывалил содержимое своей коробки для ленча во второй ящик стола. Мысль о приближающемся уик-энде страшила его: планов у него никаких не было.

Он прогулялся до кемпинга в роще и нашел мотоцикл на прежнем месте. Потом пошел дальше и убедился, что по тропе среди деревьев можно проехать на машине до следующей автобусной остановки.

В субботу он сходил к банку. Деда Мороза не было. В воскресенье навестил отца в доме для престарелых, но пробыл там недолго. Весь уик-энд он ощущал себя совсем одиноким, по ночам снились кошмары.

Но утром в понедельник, придя на работу, он, как ни странно, почувствовал себя отдохнувшим. Вместе с Корделиусом они опустошили ночные сейфы. За субботу и воскресенье денег накопилось втрое больше обычного: владельцы магазинов сдавали предпраздничную выручку.

Как и в пятницу, Борк спрятал 500-кроновые банкноты в свою коробку для ленча, оставив тоненькую пачку для текущих расчетов. Время шло, а место перед магазином оставалось пустым. Все кончено, подумал Борк, все напрасно. Он подошел к двери, выглянул наружу. Недалеко от банка снова стоял мотоцикл со шведскими номерами.

Когда Борк возвращался на свое место, вена у него на шее бешено пульсировала.

Чуть позже Дед Мороз вошел в банк, но теперь он не был Дедом Морозом.

Борк узнал его сразу же, как только он появился в двери, хотя несхожего было много.

Сейчас его внешность была совсем невыразительной. Плащ с поднятым воротником, фетровая шляпа, надвинутая на лоб. Зеленоватые очки. Те же коричневые ботинки, что и раньше, и все с той же потертостью у левого.

Времени было половина двенадцатого, и у окошечка Борка стояли два клиента. Вошедший направился прямо к нему и занял место в конце очереди.

Удивляясь собственному хладнокровию, Борк прервал операцию — он обменивал кроны на песеты, — открыл третий ящик и переложил свою голубую коробку для ленча в портфель, который все это время был около его ног. Третий клиент стоял в очереди, опустив голову, и поля фетровой шляпы закрывали Борка от его глаз. Борк подумал, что для банковского грабителя вид у него удивительно жалкий.

Он не мог бы сказать, сколько времени у него ушло на последующие две операции. Смутно, боковым зрением он видел остальных кассиров, которые, казалось, примерзли к своим местам. Новые клиенты в банк не заходили. Человек в плаще подошел к окошечку Борка, по-прежнему не поднимая глаз. Как и предвидел Борк, он вытащил левую руку из кармана плаща и положил на стойку лист бумаги. Это был расходный ордер банка, но надпись была сделана на обратной, чистой стороне.

Борк, взяв лист двумя пальцами, прочитал уже знакомые ему слова, написанные печатными буквами:

В МОЕМ КАРМАНЕ — РЕВОЛЬВЕР. БЫСТРО И НЕ ПРИВЛЕКАЯ ВНИМАНИЯ ПЕРЕДАЙТЕ МНЕ ВСЮ НАЛИЧНОСТЬ.

Те же лишние «хвостики» у Е. После первой фразы точка, в конце нет.

Правый карман плаща выдавался вперед. Человек стоял футах в трех от Борка.

Борк достал из второго ящика пачку 10-кроновых бумажек Грабитель отвел эту пачку в сторону и отрицательно покачал головой. Тогда Борк протянул пачку 100-кроновых банкнот. Рука грабителя быстро схватила ее, потом с такой же жадностью потянулась за следующими пачками.

Все выглядело, в общем, очень просто. Грабитель, чуть повернувшись, закрывал своим телом пачки денег, которые опускал в глубокий левый карман старомодного плаща.

Покончив со 100-кроновыми банкнотами, Борк принялся за тоненькую пачечку 500-кроновых. Этих было совсем немного — только те, которые он не переложил в свою коробку для ленча. Передавая последние, он жестом показал, что больше нет. Правый карман плаща повелительно дернулся. Борк покачал головой, ему показалось, что Мириам смотрит в его сторону.

— Давай все, — произнес неестественно глубокий голос, который Борк уже слышал.

— Больше нет. Посмотрите сами. — Борк опять покачал головой. Он прислушивался к собственному голосу, удивляясь, что он тоже стал ниже.

— Недотепа. В следующем ящике.

Теперь Мириам явно смотрела в их сторону. Борк чувствовал каждый удар своего сердца. Он выдвинул третий ящик. Человек в плаще наклонился вперед, пытаясь посмотреть вниз через разделявшее их толстое стекло. Мириам поднялась на ноги.

— Верхний.

Борк вытащил верхний ящик, в котором были монеты. Грабитель опять дернул правым карманом плаща.

— Выкладывай все остальное, черт возьми, — потребовал он без всякой убежденности в голосе. Борк не ответил.

Через несколько мгновений он поднял глаза и увидел в глазах грабителя рвущийся наружу страх. Борку показалось, что на какое-то время он и этот человек стали единым целым.

Мириам сделала шаг в их сторону, и Борк знал, что в его глазах отразилось это движение за спиной человека в плаще. Он знал также, что этот человек видит в его глазах страх. Но чем вызван этот страх, грабитель не догадывался. Борк по-прежнему опережал его.

Человек в плаще отвернулся. Правая рука оставалась в кармане. Он не взглянул на Мириам, которая сделала еще один шаг и пыталась встретиться с Борком взглядом, а пошел прямо к двери.

На стойке перед Борном лежали пачки 10-кроновых банкнот и лист бумаги, который подал ему грабитель. Дверь банка открыла какая-то женщина — она сразу отступила в сторону, выпуская человека в плаще.

Борк видел, как плащ промелькнул в окне банка. Он уже нащупывал ногой педаль тревоги. Сколько еще он может протянуть? Мириам, замерев, наблюдала за ним. Как только заработал мотор мотоцикла, Борк нажал на педаль. Вой сирены накатился на него лавиной, и Борк закрыл уши руками.

— Не забудьте свой портфель. — Старший из двух детективов успокаивающе похлопал Борка по плечу.

Люди с телевидения уже сматывали электрокабели. Толпа у банка продолжала расти.

Борк поднял портфель. Держа его в руке, он собирался пройти мимо Корделиуса, но тот его остановил. Казалось, Корделиус разом потерял весь свой авторитет, и вид у него был непривычно мятый, совсем не начальственный.

— Мы еще не закончили на этом, Борк. Я напоминал вам неоднократно, и даже сегодня утром говорил вам, что…

Но рядом с ними оказалась работающая телекамера, и Корделиус не закончил фразу. К банку подъехала еще одна полицейская машина с «мигалкой» на крыше, а из задних дверей выпустили несколько собак-ищеек.

Мириам тронула Борка за свободную левую руку. Вместе они пошли за двумя детективами к машине.

У выхода их встретили вспышки фотокамер. В одной руке Борк держал портфель, в другой — руку Мириам. Лай полицейских собак. Запах кожзаменителя в машине. Духи Мириам.

Они поехали в сторону Копенгагена, не включив «мигалку». Детектив постарше повернулся к Мириам, сидевшей на заднем сиденье:

— Почему вы заподозрили, что там что-то не в порядке, фрекен Левин?

— Ну, все было такое… неправильное. И слишком долго они оба молчали, во всяком случае, я ничего не слышала. А к тому же эта шляпа, плащ и очки… Мне кажется, у меня появилось какое-то предчувствие, как только он вошел.

— Вы смогли бы его узнать?

— Я видела его главным образом сзади…

— А вы?

— Я постараюсь.

— Могло быть, что он уже приходил в ваш банк?

— Боюсь, — покачал головой Борк, — что я слишком нервничал, чтобы толком его разглядеть. Мне ужасно жаль.

— Ну, ну, — сказал детектив и отвернулся.

Мириам сжала руку Борка.

— Пожалуй, не слишком-то храбро я себя вел, — сказал он.

— Ты сделал единственно разумную вещь.

В архиве Управления полиции им дали множество покрытых пластиком карточек. К каждой карточке были приклеены три фотографии: две в профиль, одна в анфас. Борк на двадцать девятой фотографии увидел человека в плаще. Здесь щеки не были розовыми, конечно, и от этого лицо казалось еще более хищным.

Борк не предвидел такую возможность — увидеть фотографию грабителя в полицейском архиве — и сейчас подивился своей выдержке: он отложил эту фотографию в сторону, повертев ее в руках столько же, сколько остальные. Потом лицо грабителя рассматривала Мириам, а ему дали другую карточку. Мириам никак не отреагировала.

Вскоре после пятидесятой фотографии они сдались. Старший детектив пошел позвонить по телефону и вернулся с убитым видом.

— Собаки потеряли след, — сообщил он. — Вы знаете лесок в районе кемпинга? Он бросил там свой мотоцикл и уехал на машине. Возможно, кто-то его ждал, но это только предположение. Судя по всему, мы имеем дело с профессионалом. За это говорит и тот факт, что он выбрал понедельник.

Показания уже были отпечатаны, и Борк с Мириам прочитали их. Борк смотрел, как его рука выводит подпись на пунктирной линии. Подпись выглядела как всегда.

— Не забудьте портфель, — сказал старший из детективов, когда все четверо поднялись.

На заднем сиденье машины Мириам взяла его под руку.

— Ну, как герой чувствует себя сейчас?

— Герой!

— А кто сохранил трезвую голову и избежал стрельбы?

— Герой сейчас думает, как ему смотреть в глаза некоему управляющему банком.

— Ханс это переживет.

— Ханс?

— Корделиус. Ханс Корделиус.

— Так вы с ним просто по имени?

Она отвернулась.

— Да. Ты не знал?

На повороте машину немного занесло, и Борку показалось, что он чувствует сквозь кожу портфеля коробку для ленча.

— Флемминг, — прошептала Мириам, — тебе было интересно или только страшно?

— И то и другое понемногу.

— Ну что ж, — она испытующе, как ему показалось, взглянула на него, — во всяком случае, все уже позади. И нас покажут по телевизору.

Машина остановилась у банка, уже темного и пустого.

— Хочешь, заедем ко мне, выпьем по рюмке, — предложил он.

Она покачала головой. С портфелем в руке Борк подошел к своей машине. Мириам, проезжая мимо в своей малолитражке, посигналила ему.

Дома Борк открыл на кухонном столе портфель, потом коробку для ленча. Прижатые крышкой стопки 500-кроновых банкнот сразу распрямились и взбухли, как тесто, он надавил на них пальцами.

Присутствие чужих денег в его квартирке как будто сделало ее еще меньше, да и сам Борк почувствовал себя маленьким, ноги опять стали дрожать, как раньше в банке, Пытаясь унять дрожь, он приготовил ужин, поел.

Позже, сидя у телевизора, он увидел свое лицо: спокойный человек, осторожно выбиравший слова. Потом крупным планом показали записку грабителя. И опять его лицо. Борк удивлялся, как это он мог сохранить хладнокровие. На экране он говорил:

«…когда я прочитал его записку, то сразу стал выгребать деньги из выдвижных ящиков стола. Я понял, что угроза серьезная, и у него действительно револьвер в кармане. Сначала я пытался отдать ему только стокроновые банкноты, которые держу во втором ящике. Но он приказал открыть и следующий ящик, в который я складываю пятисоткроновые банкноты, и я не посмел отказаться. Из соображений безопасности я не включал сирену, пока он не покинул банк».

Здесь пленку, очевидно, обрезали: появилась Мириам. Она дала только общее описание грабителя, не смогла назвать ни цвет волос, ни цвет глаз, а возраст определила между тридцатью и сорока; по мнению Борка, она ошиблась лет на десять.

Потом показали Корделиуса за его столом в стеклянном кабинете. Вид у него был растерянный. Комментатор, который брал интервью, спросил, сколько они обычно держат наличными.

«Это в большинстве случаев оставляется на усмотрение кассира. Но я должен сказать, что был потрясен, узнав, что наличных денег у нас оказалось около двухсот тысяч крон. Это вопрос, к которому я намерен еще… э… вернуться. Я управляющий, и вся ответственность лежит на мне, и я не собираюсь уклоняться от нее. Но… самые крупные суммы у нас действительно бывают по понедельникам. И тем не менее я считаю это серьезным нарушением наших правил».

На экране появился мотоцикл со шведскими номерными знаками. Голос диктора:

«Во второй половине дня полиция нашла мотоцикл грабителя в роще, расположенной в нескольких километрах от банка. Здесь грабитель пересел в машину. Уже установлено, что мотоцикл краденый. Полиция просит всех, кто…».

Борку стало зябко, он обхватил плечи руками.

А диктор тем временем говорил:

«Насколько удалось установить, грабитель унес сто восемьдесят восемь тысяч крон в банкнотах по 100 и 500 крон, номера которых не были переписаны. Преступление расследует большая группа специалистов. Надеемся, что расследование не затянется. Сегодня в Управлении полиции кассиру банка Флеммингу Борку и служащей банка Мириам Левин были показаны фотографии преступников, осужденных в прошлом за ограбления банков, а полиция исследует с помощью собак обширную зону вокруг места, где был оставлен мотоцикл. Однако пока на след грабителя напасть не удалось».

Борк постоял у окна, глядя на редкие машины, подъезжавшие со стороны пруда. Потом взял портфель, спустился вниз и сел в свою машину.

Ехал он на север, иногда поглядывая в зеркало заднего обзора. Никто его не преследовал. Когда дорога углубилась в лес, он остановился и вышел из машины.

Было очень холодно. Он выключил фары. Глаза привыкли к темноте. Кроме шороха ветра, не было слышно никаких звуков. Он сделал несколько шагов в лес и попробовал мыском ботинка мерзлую землю.

На шоссе появилась машина. Ему показалось, что она останавливается, но машина вновь набрала скорость и проехала мимо, Земля была слишком твердой, а движение — слишком оживленным. К тому же ему в голову пришла новая идея.

Он сел в машину и поехал обратно. Идея была неожиданной и, как он решил, очень удачной. Он оставил машину у Торгового центра, остальную часть пути проделал с портфелем в руке, вошел в банк через заднюю дверь — ключ у него всегда был с собой — и взял фонарь в чулане, где хранились запасные электропробки.

Ключи от свободных сейфов лежали в столе у Мириам. Он выписал квитанцию на имя Ф.Хьюлманда и отыскал пустой сейф, соответствующий номеру на ключе — 129. Затем, воспользовавшись этим ключом и главным ключом банка от всех сейфов, запер свою коробку для ленча. Она едва влезла в узкое пространство между стенками. До папки с квитанциями ему сейчас не добраться, так что эту часть операции пришлось отложить. Карманный фонарик он вернул на место и вскоре уже сидел в своей машине. Никто за ним не следил.

Дома он опустил ключ от сейфа в бутылочку с остатками концентрированного смородинового сока на донышке, которая стояла в буфете. Квитанцию спрятал в книгу «Банк и биржа» между страницами 128 и 129. В квартире, на лестнице и в других квартирах было совершенно тихо.

— Руки вверх! Это ограбление!

На слове «ограбление» Симонсен не выдержал и захихикал. Но палец продолжал упираться в спину Борку, как дуло пистолета. На заднем плане ухмылялся Берг.

— Ну, сколько наличными мы будем держать сегодня? — спросил Симонсен, заливаясь смехом. — А? Четверть миллиона кроночек?

Появился Корделиус и сразу подошел к Борку.

— Борк, между нами должна быть полная ясность. Сегодня я пошлю отчет в правление. Вы можете вначале прочитать его и приложить свое объяснение, если оно у вас есть. Позвольте подготовить вас к тому факту, что мое объяснение будет нелестным для вас. Вы действовали вопреки всем моим указаниям уменьшить сумму хранящихся у вас наличных. Ну, идемте вниз?

Их ключи повернулись одновременно. Они взяли наверх очень скромный запас наличных. Банк открылся — и через минуту был полон людей.

Нетрудно было догадаться, почему они все пришли, многие выписывали чеки на небольшие суммы и долго глазели на Борка, в котором узнали Кассира, Которого Показывали По Телевизору. Другие не прошли дальше круглого стола, где заполняли что-то, а потом долго хлопали себя по карманам, ища какой-то совершенно необходимый и якобы забытый документ. Некоторые даже не заходили в банк, а ходили вперед-назад у, входа, бросая любопытные взгляды.

С самого открытия к Борку образовалась очередь. Кое-кто из постоянных клиентов, подходя, комментировал событие: «Ну, слава богу, вы еще здесь», «Поздравляю с телевизионным дебютом!» или «Ну, я бы точно так же поступил, черт возьми».

Борк поглядывал на картотеку за спиной Мириам, куда рано или поздно придется поместить индексную карту, пока никто не заметил, что один из ключей исчез. А что было бы, если б он просто зарегистрировал сейф под своим именем? Нет, он поступил правильно. Никто не станет проверять все сейфы. Обнаружат ли, что Хьюлманд не живет по адресу, который он указал? Он улыбнулся про себя и встретил недоуменный взгляд Мириам. Она не ответила на его улыбку.

Неприятное чувство — будто он не закрыл за собой какую-то дверь — преследовало Борка. Несколько раз он выглядывал в окно, словно ожидая вновь увидеть перед банком Деда Мороза. Самым главным было, конечно, положить на место индексную карточку. Очередь к нему все удлинялась, и наконец он покинул свое место: его опять посетило вдохновение.

Он подошел к Корделиусу:

— Они все идут сюда смотреть на меня. Мне хотелось бы как-то скрыться на время.

— А кому бы не хотелось?

— Можно мне поменяться местами с Мир… фрекен Левин?

Корделиус после долгого размышления согласился, и Борк сел за стол Мириам. Однако поток клиентов постоянно увеличивался, и Борку уже казалось, что он ничего не сумеет сделать незамеченным.

В одиннадцать Симонсен принес свежие газеты. В утренних Борк увидел заголовок.

«ПО-ПРЕЖНЕМУ НИКАКИХ УЛИК».

Теперь он заметил на первой странице газеты у Симонсена под мышкой слово НАЙДЕНА. Сердце у него заколотилось.

Симонсен развернул газету. Над фотографией светлого «вольво» были слова:

«НАЙДЕНА МАШИНА ГРАБИТЕЛЯ».

Ну вот, машину нашли. И это не красный «сааб», подумал Борк. «Вольво» был украден в пригороде с другой стороны Копенгагена.

Борк поднялся, подошел к Мириам.

— Мне нужен ключ, — сказал он. Как только он поменялся с Мириам, то сразу же заметил, что на обычном месте ключа нет.

— От чего?

— От индексных карточек.

Прежде чем она смогла что-то сказать, появился один из вчерашних детективов. Мириам и Борку показали в одном из внутренних помещений банка еще целую серию фотографий. Борк некоторые рассматривал подолгу, как будто колебался. Глядя на лицо совершенно незнакомого ему человека, он думал о своем. Молодой человек, разумеется, тоже видел газеты с фотографией машины и, конечно же, прочитал о том, какая сумма была похищена из банка. Что он сейчас думает? Впервые Борк почувствовал себя способным полностью сосредоточиться на этом человеке, представить, что он думает и чувствует. Ведь они чем-то похожи друг на друга… Ощущение оставленной за собою незакрытой двери усилилось. Запер ли он дверь своей квартиры, уходя утром? Окна?

Детектив задал ему какой-то вопрос, но он его не понял.

— Прошу прощения…

— Я просто спросил, не вспомнилось ли вам что-либо важное вечером.

— Нет, ничего.

Мириам тоже покачала головой. У Борка сложилось впечатление, что на протяжении всего разговора она смотрела больше на него, чем на детектива.

Потом они вернулись на свои места. Только когда у нее начался перерыв на ленч и ее заменил Корделиус, Борк смог опять заговорить с Мириам.

— Ах да, — сказал он, — мне же нужен ключ.

— Который?

Он сделал глубокий вдох:

— Да от индексных карточек.

Она подала ему свое кольцо с ключами и больше вопросов не задавала. Оказалось, что среди карточек уже есть одна на имя Хьюлманда. Он поместил рядом свою. Теперь никто не сможет открыть его сейф без контроля банка и не показав копию индексной карточки.

Воздух позванивал от холода, когда он вышел из банка Чтобы согреться, Борк шел быстрым шагом. Похоже, никто за ним не следил. Он остановился у магазина, торгующего машинами «вольво», и долго рассматривал новую модель, выставленную на вращающейся платформе.

Когда он пошел дальше, ему показалось, что сзади слышатся шаги Человек примерно его роста остановился у витрины и смотрел на вращающуюся машину с того же места, где он только что стоял. Борк прошел до угла, там обернулся. У витрины никого не было. Борк медленно вернулся назад, но человека нигде не было видно Хотя, конечно, с этого места он мог свернуть в любой переулок или войти в одно из зданий.

До самого дома Борк поминутно оглядывался. Людей на улице было много, но никто за ним не шел.

Но дома, когда он уже собирался лечь спать — было довольно поздно — зазвонил телефон. Это Мириам, подумал он, и ему не захотелось поднимать трубку. Но телефон продолжал звонить, и он сдался.

— Алло.

На другом конце провода он явственно слышал чье-то дыхание.

— Алло, — повторил он громче.

Трубку положили.

— Погодите, дальше еще интереснее!

До открытия банка оставалось еще несколько минут, и Берг читал вслух газету.

«Когда кассир, и не думая передавать ему наличные, попытался привлечь внимание коллег, фальшивый Дед Мороз сдался и, отступая назад, вытащил револьвер из кармана своей красной шубы. Перед тем как выбежать из банка, он сбросил шубу и вязаную шапку. Фальшивая белая борода на нем оставалась. Несмотря на это, никто на улице, похоже, не обратил внимания на его необычный вид. Служащие банка считают, что неудачливого грабителя, судя по всему, на улице ожидал автомобиль. Описание этого человека удалось получить лишь очень неопределенное. Видевшие его клиенты и служащие сошлись только на том, что вид у него был отчаянный и смятенный. Полиция считает, что вряд ли есть связь между этим дилетантом и хладнокровным грабителем, который несколько дней назад унес около двухсот тысяч крон из такого же маленького пригородного банка. По описанию, фальшивому Деду Морозу лет двадцать пять, он среднего роста, глаза голубые или серые».

— Наш Дед Мороз был гораздо милее, правда? — заметил Берг. — У него не было пушки в кармане, а, Борк?

Борк повернулся к нему, откашливаясь.

— Нет, — ответил он. — У нашего Деда Мороза не было пушки в кармане.

Борк встретился взглядом с Мириам. Ему показалось, что она уже некоторое время внимательно наблюдает за ним.

— Наш Дед Мороз, — добавил он неизвестно зачем, — был милый, приятный человек.

Вскоре после начала работы к кассе подошла Мириам.

— Ну, как дела?

— Неплохо, — улыбнулся Борк. — Мириам… это ты вчера звонила?

— Звонила? Когда?

— Вчера вечером, довольно поздно.

— Нет, а что — кто-то звонил?

— Да, но я не успел поднять трубку. Я подумал, что это, наверное, ты.

Борк ушел из банка не сразу. Долго стоял у выхода, рассматривая площадь, но никто как будто за ним не следил. Симонсен, выходя, бросил ему:

— Руки вверх, я Дед Мороз, — но Борк не улыбнулся. Последней была Мириам.

— Ждешь кого-нибудь? — спросила она.

Он покачал головой.

— Тогда можешь прогуляться со мной. Я без машины.

— Я тебя подвезу… и еще можем заехать ко мне, выпить по рюмке хереса.

— Очень мило.

Как только Борк открыл дверь своей квартиры, у него появилось ощущение близкой опасности. Что-то было не так — появился какой-то незнакомый запах в маленькой прихожей. И в комнате тоже, хотя на первый взгляд все было как прежде: но полке книга «Банк и биржа», в кухне, откуда он принес херес, бутылочка со смородиновым соком, которую он тряс до тех пор, пока не услышал звяканье ключа.

Он поставил пластинку и задернул шторы. При этом отметил, что все запоры были целы.

Когда пластинка доиграла, Мириам заявила:

— Ну, теперь можешь отвезти меня домой.

У него по-прежнему было чувство, что в квартире что-то не так. Когда они спустились вниз, он осмотрелся по сторонам, но никого не было вблизи машины, и никто не шел за ними — он убедился в этом, взглянув в зеркало заднего вида.

Мириам задумчиво проговорила:

— А ведь у тебя что-то на уме, Борк. И не спорь, я чувствую.

Когда он вернулся домой, его рюмка, которую он оставил на полу, стояла чуть ближе прежнего к тумбочке, где он держал пластинки. И уже в прихожей у него появилось ощущение какой-то перемены Может быть, запах?.. Он осмотрел рюмку; ему казалось, что он оставил в ней пару капель, но сейчас их не было. Ощупав пол, он обнаружил липкое пятно чуть дальше от тумбочки с пластинками, чем рюмка стояла теперь. Он вскочил, сердце испуганно забилось.

Взгляд скользнул по комнате. Борк опустился на колени, заглянул под диван. Подошел к окну, опять исследовал запоры. Отдернул шторы, посмотрел вниз. Вернулся к пятнышку на полу, потрогал кончиками пальцев. Может быть, это что-нибудь другое?.. Теперь уже почти незаметно. Ведь никто… но тут ему в голову пришла еще одна мысль.

Почти бегом он пересек комнату и крошечную прихожую и оказался на лестничной площадке — едва не поскользнувшись на коврике у своей двери. Сломав ноготь от нетерпения, открыл стенную нишу с электрическим счетчиком. Ключа, которым пользовалась приходящая уборщица, не было. Он подошел к телефону, набрал номер.

— Это я, Борк. Фру Мадсен, вы не унесли с собой ключ, когда последний раз были здесь?

— Я… что…?

— Вы забрали ключ с собой или положили его обратно в нишу счетчика?

— Я всегда кладу его в нишу.

— И в этот раз тоже?

— Он пропал?

— Да, он исчез. Вы уверены, что не…

— Совершенно уверена. Как же я теперь войду…

— Совершенно, абсолютно уверены? Может быть, посмотрите.

Но у нее не было никаких сомнений. Она сделала все точно так же, как всегда. Положив наконец трубку, он некоторое время стоял неподвижно, глядя в сторону входной двери. Телефон зазвонил снова. Борк снял трубку и поднес к уху.

— Это я, — произнес голос на другом конце линии. — Просто я.

— Кто говорит?

Борк понизил голос, как будто боялся, что его услышат соседи.

— Задумай число.

— Кто говорит?

— Задумай, например, число: сто восемьдесят восемь тысяч. Запомнил? Хорошо. Теперь вычти десять тысяч. Сколько остается?

Борк положил трубку. Телефон зазвонил опять. На четвертом звонке Борк поднял трубку.

— Остается сто семьдесят восемь тысяч.

— Вы ошиблись номером.

— Это мы скоро узнаем. Возьмем три факта. Первый — тебя зовут Борк. Второе — ключ от твоей квартиры у меня в кармане.

Молчание. Борк слышал, как тот человек дышит.

— А третий? — не выдержал он.

— Ого, мы заинтересовались? Значит, я все же не ошибся номером? Третий: у меня в кармане есть что-то, что тебя заинтересует, приятель.

— Но кто вы? Я не понимаю, о чем вы говорите. Наверное, вы спутали меня с другим Борком.

— О, я понимаю, мы боимся, да? Ну, я тебя не виню. Ты боишься старого фокуса с магнитофоном. Слушай, мы ведь с тобой официально не знакомы, и о настоящем знакомстве сейчас не может быть и речи Самое прекрасное то, что я знаю, кто ты, а ты… Слушай. Давай все-таки познакомимся. Ты сейчас стоишь у письменного стола, потому что еще не успел переставить телефон к кровати, где у тебя для него есть еще одна розетка — правильно, да? Отодвинь прямо сейчас штору, которую не так давно ты поспешно задернул. Алло, ты слушаешь?

— Кто это говорит?

— О господи, только не начинай сначала. Отодвинь шторы, посмотрим друг на друга.

— Если вы хотите мне что-нибудь сказать, говорите. Через тридцать секунд я положу трубку.

— Если ты положишь трубку, то, боюсь, я могу потерять голову, приятель. И я думаю, у тебя хватит воображения, чтобы представить, что я могу сделать в этом случае Нельзя ведь сказать, что у тебя вовсе нет воображения, а? Я хочу сказать — как это тебе удалось? Ну, ты хитрый… Я заглянул во все три ящика твоего стола, правильно? Снимаю перед тобой шляпу. Но мы с тобой не совсем еще распрощались, понимаешь? Тридцать секунд, ты сказал? Ты еще слушаешь? Хорошо, тогда отдерни штору.

У Борка окно гостиной выходило на улицу. Недалеко, на углу булочной, стояла телефонная кабина. Борк неуверенным движением отодвинул штору. Когда его глаза привыкли к тусклому освещению на улице, он увидел фигуру в кабине.

— Ну вот, это я. Мы говорили о магнитофоне. Посмотри сюда. Я открою дверь и положу свое пальто снаружи. Сейчас холодно, но я все же сниму пиджак и тоже оставлю снаружи. Так. Телефонные справочники? Я положу их на пол. Теперь я держу трубку в вытянутой руке. Убедился, что я тебя не записываю?

Борк напряг зрение, пытаясь разглядеть этого человека и все его движения. Действительно ли он остался в рубашке, видно не было.

— Кто вы и что вам нужно? — нерешительно спросил Борк.

— У меня есть что-то в левой руке — догадываешься, что?

Наступила пауза, в течение которой они прислушивались к дыханию друг друга.

— И еще. У меня маловато мелочи для автомата, так что не бросай трубку. А то ты вынудишь меня прийти к тебе с визитом. Понятно? Хорошо, а теперь поговорим о деле. Деньги у тебя. Ты все это провернул очень хитро, я когда-нибудь захочу услышать всю эту историю. Но сейчас-то речь о том, как нам с тобой эти деньги разделить. Алло?

Борк сделал глубокий вдох.

— Я не знаю, кто вы, но могу понять, что у вас что-то с головой не в порядке. Сейчас я позвоню в полицию и…

— И что ты скажешь полиции? Что респектабельному кассиру угрожает опасный грабитель банков? После успешного ограбления? Знаешь, с твоей историей что-то не все в порядке. И еще вот что: эта штука, которою я держу в левой руке, — знаешь, что я сейчас с ней сделаю, просто для забавы?

Борк пригнулся еще до того, как он закончил фразу. Голос в трубке сорвался на истерический визг:

— Поднимись немедленно! Думаешь, я сумасшедший, чтобы стрелять? Поднимись, иначе я приду к тебе. Я позвонил только аз вежливости. Если ты не поднимешься, тогда…

Борк занял прежнее положение.

— Хорошо. Кстати, можешь переставить телефон — положи оба телефонных справочника на подоконник, а сверху поставь аппарат. И сделай это сейчас же. Понимаешь, рано или поздно мы кончим разговаривать, а я всегда считал, что лучше, если можно видеть, где телефоны друг друга. Чтобы все было ясно.

— Я мог бы сообщить, что вы мне угрожаете.

— Ты можешь сделать это, приятель. Но не сделаешь. И о ком ты сообщишь? Ты же понятия не имеешь, кто я. Ты можешь объяснить полиции, почему тебе кто-то угрожает? Разумное объяснение есть только одно, а тебе меньше всего нужно, чтобы оно хоть на секунду пришло в голову детективам, правильно? Именно поэтому ты и трубку еще не положил.

Борк бросил трубку. Телефон сразу же зазвонил. Борк быстро задернул штору, присел и стал выглядывать в щелку между нижним краем шторы и подоконником. Он увидел, как тот человек вышел из кабины, держа телефонную трубку на длинном шнуре, и поднял с мостовой сначала пиджак, потом пальто. Борк опустил свой телефонный аппарат на пол и снял трубку.

— Самый последний раз. Отдерни штору и подойди с телефоном к окну, и не тяни! Я знаю, у тебя есть шанс добежать до машины и скрыться. Но даже если ты сбежишь в этот раз, я тебя потом найду, ты это знаешь не хуже меня. Конечно, ты можешь купить цепочку на дверь и новый замок — ну и что? Отделаться от меня ты не сумеешь, в полицию обращаться тебе нельзя. Сейчас я досчитаю до… скажем, до десяти и приду.

Борк отодвинул штору и поднялся с телефоном, который опять поместил поверх телефонных справочников, Его собеседник вернулся в кабину.

— Мне, — сказал он, — вовсе ни к чему натравливать на тебя детективов, так ведь? Что там в пословице говорится — в единстве сила? Будем заодно. Слушай, то была моя последняя монетка, так что думай побыстрее. Задумай число, Флемминг Борк, двадцать пять процентов. Подумай о сорока пяти тысячах крон для себя.

— Я никак не могу понять, о чем вы говорите. Мне неизвестно, кто вы. Единственное, что я знаю, — это то, что вы грозитесь застрелить меня.

На этот раз человек на другом конце линии надолго умолк.

— Конечно, — сказал он наконец, — всегда можно пойти и разменять побольше монеток для автомата.

Он опять замолчал, дыхание его стало напряженным. Борку показалось, что уверенность этого человека в себе поколеблена.

— Ну хорошо. Пятьдесят процентов.

Борку вся эта ситуация напомнила ту, когда два школьника препираются из-за новой игрушки. Мысленно он сравнил человека в телефонной будке с одним из тех немногих на школьном дворе, кого он когда-то мог задирать безнаказанно, и сказал:

— Оттуда, где вы стоите, вы не могли бы меня застрелить, даже если бы у вас был револьвер в руке. Вы не умеете целиться и не умеете стрелять. Вы сумасшедший. Я сообщу о вас в полицию, а сейчас я кладу трубку…

Он быстро пригнулся, ожидая услышать выстрел, и нащупал край шторы, чтобы задернуть ее. Трубку он не положил.

— Ты дурак. Мы могли бы прекрасно все поделить. О господи, мы же сделали это вместе, разве не так? Зачем тебе нужно все портить? Ладно, мы оба были достаточно хитры, так что и разделить надо поровну. Риск у нас был одинаковый, чего же сейчас рядиться? Это нечестно. Я не могу допустить, чтобы все досталось тебе. Постарайся это понять. Поднимись. Я не буду стрелять. Честное слово. Неужели тебе мало половины’1 Мы бы прекрасно повеселились, каждый на свою половину, стали бы друзьями… Ну, как хочешь.

Он положил трубку. Борк задвинул штору и смотрел в щелку. Человек выходил из кабины, перебросив пальто и пиджак через руку — человек примерно его роста в вязаной шапке.

Борк, пригнувшись, побежал за стулом, о котором он думал в течение всего этого разговора. Стул оказался слишком мал. Тогда он притащил стул из кухни — вместе их почти хватало для того, чтобы заполнить пространство между входной дверью и дверью ванной. Потом он сбегал за ночным столиком, стоявшим у кровати, впопыхах уронив на него книги и будильник, Столик Борк вбил меж двух стульев.

Он выключил свет в квартире и стал прислушиваться. Через какое-то время он услышал, как хлопнула дверь в подъезде. Шаги поднимались по лестнице, но миновали его квартиру. Прошло еще время. Борк подкрался к окну, выглянул.

Еще позже он услышал дверной звонок. В «глазок» он увидел незнакомого мужчину, приземистого, смуглого, средних лет. Борк не открыл, и тот позвонил в квартиру напротив. Через плечо у него висела сумка с религиозными трактатами, которые он пытался продать жене соседа.

Около полуночи Борк, не раздеваясь, лег на диван. Чтобы не уснуть, он включил маленький транзисторный приемник.

Утренняя газета, просунутая в щель и упавшая на пол, разбудила Борка в его забаррикадированной квартире. Он осторожно, не включая свет, раздвинул шторы. Потом перебрался через баррикаду и, по-прежнему не зажигая свет, приготовил кофе на кухне.

Утром Борк на все смотрел более оптимистично. Этот человек оставил попытки проникнуть в его квартиру. Паниковать не нужно, он в любом случае что-нибудь придумает. Кофе Борк пил в темноте.

В восемь часов он позвонил по очереди трем слесарям, каждого, судя по всему, застав еще в постели. Все трое ответили: «…только не до рождества».

Борк осторожно разобрал свою баррикаду и прочитал газету. На одной из внутренних страниц был заголовок.

«НИКАКИХ НОВЫХ УЛИК В ДЕЛЕ О ДВУХ ОГРАБЛЕНИЯХ БАНКА».

Перед тем как выйти из квартиры, он внимательно осмотрелся, нет ли чего-нибудь такого, что имеет смысл сохранить, взяв с собой. Но решил оставить все как есть.

Дело, из-за которого он вышел, заняло всего пять минут. Он вернулся и сразу заперся. Никто не шел за ним по улице, и никто как будто не побывал в квартире за время его отсутствия. Одако вскоре Борк обнаружил, что дверную цепочку, купленную в скобяной лавке, он не сможет навесить с помощью rex инструментов, которые есть дома. Уверенность в себе, которую Борк почувствовал, проснувшись, начала таять. Он позвонил в скобяную лавку и ответ был таким, какого он и ожидал: «…во всяком случае, не до рождества». А скоро нужно было идти в банк.

Борк подумал, не позвонить ли в банк и сказать, что он не может прийти, но сообразил, что ведь этот человек уже был в его квартире и ничего не нашел. Оглядевшись в последний раз по сторонам, Борк пешком пошел в банк; у него не было ощущения, что за ним кто-то следит.

Только он сел в свою кассу, как Берг объявил:

— А вам письмишко.

Борк забрал у него конверт и пошел обратно на свое место, стараясь не привлекать внимания. Он сразу узнал печатные буквы на конверте.

Клиентов было слишком много — некоторые из них, судя по любопытным взглядам, которые они бросали на Борка, пришли только из-за него. Лишь около одиннадцати наступило затишье, и Борк смог вскрыть конверт. На нем не было никаких штампов. В конверте лежал листок бумаги со словами «ЗАДУМАЙ ЧИСЛО». Больше ничего. Он быстро сунул записку в карман и огляделся. Никто на него не смотрел. Он вытащил записку, разгладил. И только тут заметил надпись на обороте, очень мелкими буквами: «Как насчет встретиться и найти решение?».

— Кто-то хотел с тобой поговорить, — сообщила Мириам, когда Борк вернулся после перерыва на ленч. — Похоже, он был в шутливом настроении.

Не спросив, что она имеет в виду, Борк сел на свое место.

Зазвонил телефон, голос был, несомненно, тот самый.

— Это я.

Мириам наблюдала за ним, улыбаясь.

— Почтальон что-то тебе принес, неправда ли?

— Никаких затруднений не будет.

— Ага. Значит, мы не совсем одни? Или мы все еще боимся магнитофона? Может быть, мы смотрели в последнее время слишком много детективных фильмов? Хорошо, я хотел только сказать, что нам нужно бы встретиться и откровенно поговорить. Лицом к лицу. Так не может продолжаться, правильно?

— Просто положите в конверт, заполнив обычный приходный ордер. Чек перечеркните.

— Ну вот, опять. У тебя талант импровизатора. Я до сих пор восхищаюсь хладнокровием, которое ты проявил тогда в банке. Сначала спрятал от меня деньги, потом воспользовался всеобщим смятением и ушел чистым — никто ничего не заметил. И, наконец, по телевизору выступил, сумел притвориться честным человеком. Мне это понравилось. Ну, я не для того позвонил, чтобы тебе комплименты сыпать. Надо встретиться.

— Конечно, сэр. У нас это принято. До свидания, сэр.

Телефон опять зазвонил — чуть ли не до того, как Борк положил трубку.

— О господи, да ты ненормальный. Неужели ты думаешь, что я теперь отстану?

— Нет, это банк. Вы неправильно набрали номер.

После работы все попрощались за руку, пожелали друг другу счастливого рождества. Борку вдруг показалось, что он уже вне этого круга банковских служащих — Корделиус, Берг, Симонсен, Мириам — потому что знает о себе нечто такое, чего не знают о нем другие.

По пути домой Борк выбросил письмо в канаву.

Вещи в его квартире были все перевернуты. На кухне — сброшенные с полки кастрюли и сковородки, ящики письменного стола выдвинуты и опрокинуты, даже подушки остались без наволочек, рубашки и белье валялись на полу… У Борка в буквальном смысле потемнело в глазах, и он стал тереть их носовым платком.

Было видно, что кто-то шарил за книгами на полке. Задвинув шторы, Борк взял книгу «Банк и биржа». Квитанция была на месте. Он подошел к кухонному шкафу, достал бутылочку со смородиновым соком, потряс, и услышал звяканье ключа. Зазвонил телефон.

— Ну ладно, ты их спрятал не дома. На этот раз я убедился. Извини, что я не навел порядок. Понимаешь, голову потерял. Так мы встретимся?

Борк осторожно выглянул в окно и увидел человека в телефонной кабине.

— Хорошо, тогда я поднимусь. Можешь звонить в полицию, только заготовь для них объяснение. Лично я до сих пор не вижу логичной причины, по которой мне бы пришло в голову навестить тебя.

Борк положил трубку. Он видел, как тот человек выходит из телефонной кабины. Через несколько минут, когда он уже соорудил в прихожей баррикаду из мебели, раздался дверной звонок.

Сердце его колотилось, когда он смотрел в «глазок»: темные очки, шляпа, надвинутая на лоб… Позвонив несколько раз, человек сунул ключ в замочную скважину и попытался распахнуть дверь. Баррикада скрипела, но держалась. Потом внизу хлопнула входная дверь, и он сдался, даже ключ из скважины вытащил. Потом приоткрылась щель для писем:

— Ты знаешь кафетерий чуть дальше по главной улице, да? Хорошо, сейчас я пойду туда. Через несколько минут ты увидишь, как я прохожу мимо телефона и убедишься, что я нигде тебя не подстерегаю. В кафетерии полно народу, так что можешь ничего не бояться. Заодно убедишься, что я не прячу магнитофон, если тебя это беспокоит. Итак, в кафетерии через десять минут?

Борк услышал, как по лестнице спускаются шаги. Через некоторое время увидел в окно, как человек прошел мимо кабины телефона. Борк надел пальто. Чувство уверенности в себе вернулось. Теперь он знал, что противник, что бы он там ни говорил, отступает. Он вышел из дома и неторопливо направился к кафетерию.

Вместо того чтобы войти сразу, Борк, ускорив шаг, прошел мимо по противоположной стороне улицы, быстро скосив глаза в сторону кафетерия. Тот человек ошибался, в кафетерии было почти пусто; сам он сидел у стены. Несколько молодых людей стояли у стойки. Открылась дверь, из музыкального автомата донеслось несколько тактов «Белого рождества». На землю у ног Борка упало несколько крупных снежинок. Он спрятался за грузовиком с прицепом.

Подождав немного, Борк высунул голову. Человек сидел на прежнем месте. Снег усилился. Борк оглядел пустую улицу, потом залез на грузовик. Отсюда можно было следить без особого риска.

Минут через пять человек поднялся и подошел к двери, постоял там, глядя на снег. В свете уличного фонаря Борк увидел его лицо так же отчетливо, как в тот день, когда этот человек, избавившись от маскарадного костюма Деда Мороза, садился на мотоцикл и позже, когда Борк рассматривал фотографии в полицейском архиве. На мгновение он снял темные очки, вглядываясь в снежную пелену, потом вернулся на свое место, выпил стакан чего-то там и закурил.

Минут через пять он опять подошел к двери. На мостовой уже образовался тонкий слой снега. Он вернулся к стойке, заплатил, поднял воротник, низко надвинул шляпу на лоб и вышел на улицу. Снег повалил еще сильнее.

Борк был настолько уверен в том, куда направится этот человек, что не спешил идти за ним. На снегу оставались следы ботинок — «елочка», очень простая. За этими «елочками» он и шел.

Недалеко от собственного дома Борк остановился. Уходя, он как обычно выключил все лампочки, но сейчас в кухне горел свет. Вспыхнувший было гнев Борка быстро угас: он удивлялся собственной хитрости, которую раньше у себя даже не замечал.

Что именно происходит сейчас в его квартире, Борк и не пытался представить. Он протиснулся между стоявшими машинами и сунул ключ в замок зажигания своей машины. Крошечную лампочку, которая включалась при открывании дверцы, он без труда вывернул.

Сидеть здесь он не решился и спрятался за одной из других машин.

Человек подошел к окну, выглянул — Борку он был хорошо виден. Прошло десять минут, потом пятнадцать. Наконец свет в кухне погас. Борк присел еще ниже за капотом машины. Человек вышел, внимательно огляделся по сторонам и пошел по улице.

Через некоторое время Борк поехал за ним, не включая фар. Хорошо видные на снегу отпечатки ботинок вели к главной улице. Борк, замедлив скорость до черепашьего шага, включил подфарники: он понял, что неосвещенная машина скорее вызовет подозрение. Его утешало то, что сейчас на дорогах много «кортин».

Он не ошибся: его противник приехал на машине. Когда Борк приближался к главной улице, навстречу проехала красная «англиа», он сразу узнал ее по характерному силуэту — у заднего окна скос не в ту сторону. А силуэт человека за рулем ни с каким другим нельзя было спутать. Он подумал: «англиа» напрокат не берут. Поворачивая за этой машиной, Борк увидел, что снег полностью залепил номерной знак Он не увеличивал скорость, пока «англиа» не скрылась за поворотом.

Когда Борк сам доехал до поворота, «англиа» была довольно далеко. Позже он даже чуть зазевался и слишком нагнал «англиа» — пришлось проехать вперед. Он быстро развернулся, и преследование возобновилось, но теперь между ними были две машины.

Вскоре «англиа» затормозила и свернула, а Борк, обгонявший в то мгновение другую машину, опять был вынужден проехать вперед. Он успел заметить табличку «Сквозного проезда нет» под названием улицы, на которую свернула красная «англиа».

Борк проехал немного вперед и тоже свернул в тупиковую улочку. Поставив машину между двумя фонарями, посмотрел в зеркало заднего вида: сзади была темнота. Он вышел.

Это был район летних бунгало. Неосвещенные домики стояла в голых садиках. Борк вышел на дорогу, с которой свернул, но заколебался: ему пришла в голову мысль, что противник специально завез его сюда, чтобы устроить засаду. Он чуть было не бросился обратно к своей машине, но сдержал себя. Осторожным шагом он дошел до тупика, в который свернула «англиа». Там она и стояла, пустая, с выключенными огнями Ее освещал уличный фонарь.

Борк опять задумался — подходить или не подходить к машине, очертания которой были уже смазаны налипшим снегом. Если бы он был тем человеком, разве не в такое же место заманил бы своего противника? И мог ли тот человек не заметить, что его преследуют? С другой стороны, подумал Борк, он постоянно опережал своего противника, и тот, не зная, что Борку известно о нем, должен был чувствовать себя в безопасности. И он решительно пошел вперед.

Человек мог поджидать его в машине, но Борк издали увидел ведущие от машины следы. Калитка стояла приоткрытой, в бунгало, маленьком, из бревен, с деревянными ставнями, горели два окна.

Хьертеграсвей, 9. Борк мог бы подойти к этому домику, но не решился, да и время терять было нельзя. Он поспешил назад, к главной дороге, и скоро увидел телефон.

В телефонной кабине он нашел нужный номер, набрал и, зажав нос пальцами, проговорил в трубку:

— Это друг Деда Мороза. Я хочу сказать, где вы могли бы найти парня, который оделся Дедом Морозом и пытался обчистить банк — помните?

— Одну минуту, сейчас соединим.

Он услышал несколько щелчков — вероятно, подключали магнитофон. Он постарался еще сильнее изменить голос, изо всей силы сжимая нос.

— Алло?

— Я бывший друг человека, который вырядился Дедом Морозом и пошел грабить банк, а потом перетрусил. Сейчас можете его взять — он, кстати, ваш старый знакомый.

— Кто говорит?

— Формальностей не нужно, лучше захватите собаку, которая нюхала шубу Деда Мороза, оставленную им в банке. Только осторожнее, потому что у него есть револьвер, который он, насколько я знаю, носит без разрешения. Только не забудьте собаку. Пустите ее у его машины — если это его машина Красная «англиа», ка сорок один — девятьсот одиннадцать. Она стоит у Хьертеграсвей, девять. Этот человек в бунгало, поспешите, а то упустите.

— Вы не могли бы назвать себя?

— Ну, это сложно. И не надо зря тратить время, я звоню из автомата. Хьертеграсвей, девять, красная «англиа», собак пустите там и захватите костюм Деда Мороза. Фотография этого человека есть в вашем архиве И при нем пушка. Пока.

Борк положил трубку и наконец отпустил нос, который сильно болел. От слова «пушка» ему было неловко. Ему казалось, что он мог выдать себя одним этим словом, он сразу почувствовал, что оно звучит неуместно, как только произнес его.

Он подошел к машине, сел в нее. Подумал, что хорошо бы ему быть здесь, когда приедет полиция, но потом решил, что безопаснее уехать. Он вспомнил о своей разоренной квартире: ее нужно поскорее привести в порядок, потому что неизвестно, когда к нему могут прийти полицейские, а объяснения разгрому в квартире у него нет.

Он успел все расставить по местам еще до последнего выпуска новостей по телевизору. Никто ему не звонил, и никто не приходил. За его окном продолжал идти снег. Он опять забаррикадировал дверь — на всякий случай. Но дверной звонок не зазвонил ни разу, и никто не пытался отпереть замок ключом.

Один из уже знакомых ему двух детективов — он так и не запомнил их имена — встретил их в коридоре.

— Извините, что беспокою вас в такое время — всего два дня до рождества. Войдите сюда на минуту.

Мириам держала Борка под руку и отпустила, только убедившись, что вместе они в дверь пройти не могут.

— Садитесь. Так вот, сейчас вы увидите пятерых мужчин, стоящих в ряд. Сигарету? Один из них — это человек, о котором, я уверен, вы уже читали в утренних газетах. Он наш старый знакомый, задерживался по мелочам. Вопрос о том, сможете ли вы узнать его. Мы одели всех одинаково: темные очки, фетровая шляпа и плащ.

Пройдя по длинному коридору, они вошли в дверь с табличкой: «Не входить, когда горит крясная лампа». Красная лампа горела.

У стены, щурясь от сильного резкого света, стояли пятеро мужчин Борк узнал второго сразу же, как вошел. Мириам переступила порог впереди него и остановилась — ей, очевидно, для спокойствия нужно было держать его под руку. Детектив шел шага на два позади них.

Взгляд Борка остановился на первом человеке в ряду. Он не видел глаз Мириам, но чувствовал, что она уже смотрит па второго. После долгого изучения первого, как будто тот ему кого-то напоминал, хотя у этого человека был слишком кривой нос и слишком узкий рот, он скорее всего был переодетым полицейским. — Борк перевел взгляд на Мириам, чтобы отсрочить самый трудный момент.

Но она уже изучила последнего в ряду и сейчас стояла, растерянно глядя в пол. Борк посмотрел второму прямо в глаза.

Он не мог догадаться, что чувствует этот человек. Страх? Ненависть? Удивление? Черты его лица ничего не выражали. Борк отметил, что этот человек спокоен, и решил не спешить. Он даже уделил ему больше времени, чем первому, а затем перешел к третьему, у которого темные очки, слишком большие для него, сползли на нос.

Пройдя до конца ряда, Борк вернулся и начал сначала. Мириам следовала за ним. Они вместе остановились у второго. Выражение лица этого человека не изменилось, Борк по-прежнему ничего не мог на нем прочесть. У них не было возможности обменяться последним, окончательным сообщением.

А как выглядит он сам, Борк? Он почувствовал, что скоро не выдержит и выдаст себя, и двинулся дальше вдоль ряда. Потом повернулся к детективу и сказал очень твердо и отчетливо:

— Никто из них.

— А дама?..

— Не знаю… я — то видела его только сзади.

— Не угодно ли пройти в мой кабинет?

Они пошли за ним. Проходя мимо второго, он, как ему показалось, наконец смог понять, какое чувство владеет его противником, — это была ярость. Он не ответил на его взгляд, вовремя сообразив, что остальные четверо скорее всего офицеры полиции, которые изучали его и Мириам так же внимательно, как они их.

— Значит, никто? — повторил детектив, когда они вернулись в его кабинет, где теперь была еще и машинистка.

— Никто. Во всяком случае, насколько мне кажется. Хотя пятый немного похож.

— Пятый и второй, — сказала Мириам.

— Пятый и второй похожи друг на друга. Но это не второй, я совершенно уверен. Глаза не те и лоб. Нет, он здесь ни при чем, если моя наблюдательность хоть чего-нибудь стоит. Странно то…

Борк остановился. Озарение пришло к нему внезапно, на половине фразы. И он бросился вперед, подумав, что ведь раньше-то все его импровизации были удачными,

— …Странно то, что хотя я совершенно уверен, что второй не имеет отношения к нашему делу, меня не покидает ощущение, что где-то… когда-то… так или иначе я его видел…

Детектив долго смотрел на Борка, ничего не говоря. Мириам переводила взгляд с одного на другого.

— Ну что ж, господин Борк, вы очень наблюдательны. Вы видели этого человека. Мы показывали вам его фотографию, когда вы были здесь в последний раз. Номер два — тот самый человек. Поймите меня правильно, я имею в виду Деда Мороза, который запаниковал и выбросил свою одежду. Свою шубу. Он наш старый знакомый, мы держим его фотографию в альбоме Там вы его и видели. Прекрасная память, господин Борк!

Мириам внимательно смотрела на него, он постарался выглядеть как можно более скромным.

— А вы уверены, что это не ваш человек? Тот, что унес деньги?

— Был ли я уверен, когда видел фотографию? Сейчас уже не помню…

— Вы были.

— Ну, я и сейчас уверен, это точно.

— Ну что ж, теперь нам придется считать, что ограбление и попытка ограбления были совершены разными людьми…

— А как вы взяли этого человека? — спросила Мириам, наконец отводя от Борка испытующий взгляд.

— Анонимный звонок. Говорили измененным голосом из телефонной будки. Хорошо то, что у преступников бывают враги. Если бы они лучше держались друг за друга, мы бы ловили их гораздо реже, чем сейчас. Господин Борк, может быть, на всякий случай привести этого человека сюда?

— Ради меня не нужно.

— Но ради нас.

Детектив и Мириам улыбнулись. Борк вдруг почувствовал, что еще раз пройти через это не сможет.

— Ради вас тоже не нужно. Я абсолютно уверен. Это был не он.

— Я должен признать, что у него есть алиби. Не очень надежное, но все же…

Мириам спросила:

— А мотоцикл — собаки не учуяли его запах?

— К сожалению, запах не держится вечно.

Детектив опять повернулся к Борку:

— Вы уверены?

— Но деньги? — настаивала Мириам.

— Ну, времени у него было достаточно, чтобы избавиться от них — я имею в виду того человека, кем бы он ни был. И даже если их взял тот, о котором мы сейчас говорим, то и он бы успел это сделать.

Борк выдержал взгляд детектива, который смотрел на него довольно пристально.

— Если это был пятый, — начал Борк, — если это был пятый, то я, но я не мог настолько ошибиться. Так что ответ — да, я вполне уверен,

Дверь захлопнулась за ними. Он почувствовал, что это та самая дверь, которую он уже несколько дней не мог представить закрытой.

— Выпьем по рюмке?

— Только очень быстро. Я не купила еще и половины рождественских подарков,

Отпирая свою квартиру, он вспомнил о ключе, который остался у того человека, и воображаемая дверь вновь скрипнула за его спиной. Но ключ-то был совсем обычный, да и кому придет в голову связь с ним, Борком?.. Сколько лет пройдет, прежде чем его противнику опять потребуется этот ключ? Да и разве у заключенных не забирают все личные вещи? Наконец он может сменить замок — из осторожности.

— Можно мне воспользоваться твоим телефоном? — спросила Мириам, когда он наливал в рюмки.

Он заметил, что у него дрожат руки: рюмку приходилось прижимать к горлышку бутылки, чтобы не пролилось.

Мириам, поговорив по телефону, села за стол. Сделав глоток, она задумчиво проговорила:

— Трудно поверить — мы стали такими хорошими друзьями сейчас, когда между нами совершенно ничего нет. Да, знаешь, что? На минуту мне показалось, что это был второй. Правый — тот, который оделся Дедом Морозом. Я подумала, что он и приходил к нам в банк.

— Наверное, это просто оттого, что у него типичная внешность преступника.

— Наверно.

Она поднялась, обняла его за шею и поцеловала в щеку. В нос Борку ударил знакомый запах. Он крепко прижал ее к себе. Высвободившись, она пробормотала:

— Ну, счастливого рождества, Флемминг, — и ушла.

Борк остался один в квартире. Он выпил не торопясь бутылку пива, постоял у окна. Потом вышел на улицу и купил вечерние газеты. Фотография того человека была на первых страницах всех газет. Заголовок гласил:

«Вильгельм Христиан Соргенфрей, студент, отрицает свою причастность к ограблению банка».

Вернувшись к себе, он прочитал одну за другой все газеты, но новой для себя информации не нашел.

После рождества прошло совсем немного времени, Борк сидел в церкви на заупокойной по его отцу. Народу было немного, в основном родственники, да и те не очень близкие.

Когда служба кончилась, кое-кто из родственников поинтересовался его планами на вечер. Борку хотелось побыть с кем-нибудь, но не с этими людьми — он даже имена-то не все помнил, — которые будут изводить его старыми семейными анекдотами о людях, которые не просто умерли, но умерли давно. И он сказал, что до вечера будет занят формальностями, связанными с похоронами.

Постепенно его внимание привлекла молодая женщина в черной, которая появилась позже всех и не разговаривала ни с кем из остальных. Когда по окончании службы все поднялись, она осталась сидеть. Теперь она встала и медленно подошла к Борку. Протянула ему маленькую крепкую ручку в перчатке.

— Я не уверена, что вы меня узнаете.

Если не считать органиста, они были в церкви одни, Снаружи доносились звуки отъезжавших машин. Борк покачал головой.

— Меня зовут Етта Мерильд. Я работала в доме для престарелых. Последнюю зиму я присматривала за вашим отцом и ужасно к нему привязалась. Он был такой милый человек. Мы много говорили о вас.

Голова девушки была покрыта тонким черным шарфом. Он внимательно разглядывал ее: лицо белое, короткий нос, узкий рот, подчеркнутый бледной помадой, чистые зеленовато-коричневые глаза, над каждым глазом аккуратно прорисованная черная дуга. Когда девушка подошла, Борк обратил внимание на неожиданно сильный, тяжелый запах духов. И еще ему показалось, что ей холодно, несмотря на накидку с меховым воротником.

— Мы встречались только в дверях, — продолжала она, — раз или два. Я ведь работаю обычно в ночную смену Надеюсь, вы не сочтете бестактным с моей стороны, что я пришла сюда — Мы с вашим отцом много разговаривали. У него была бессонница.

— Это очень любезно с вашей стороны, что вы пришли. Пожалуй, теперь я вас припоминаю.

Вместе они прошли несколько шагов до двери.

— Что будет теперь? — спросила она.

— Ничего. Вечером гроб отвезут в крематорий, а через день или два пепел похоронят на местном кладбище. Единственная официальная служба — это та, которая была здесь только что.

— Пожалуй, хорошо, что конец наступил так быстро, что он не мучился. Вряд ли ваш отец понимал, как сильно он болен.

— О да, конечно. Вы работаете в доме для престарелых постоянно?

— Нет, я просто подрабатываю. Я учусь.

— На кого учитесь?

— На врача. Поэтому я и люблю ночную смену. Есть время позаниматься.

Они вышли на улицу, на свежий, морозный воздух.

Девушка вдруг остановилась, как будто было еще что-то, о чем им следовало поговорить. От холода щеки ее сразу порозовели, на висках появилась сеточка синих вен.

Борку вдруг захотелось, чтобы эта девушка, стоящая на ветру у церкви, осталась с ним; если она уйдет, ему будет еще более одиноко.

Искатель. 1987. Выпуск №6

— Хотите посмотреть на то место, где похоронят его пепел?

— Об этом я и хотела спросить, если только…

— Сюда.

Дорогу он нашел не сразу, Участок был запущенным, на нем выделялся прямоугольник — очевидно, до недавнего времени здесь стоял другой надгробный камень. Борку хотелось спросить, что же именно говорил о нем отец, но он никак не мог сформулировать вопрос. Некоторое время они молча стояли у места захоронения.

— Когда-нибудь я принесу сюда цветы, — сказала она.

— Но вы не можете… — Он заколебался. — Вы не можете приносить цветы на все…

— Ваш отец — это особый случай. Не знаю, как это выразить, — он был таким скромным…

Она посмотрела на него с полуулыбкой. Голос у нее был сухим и невыразительным.

Через некоторое время он едва уловимым движением тела показал, что нет необходимости стоять здесь без дела. Она шла за ним чуть сзади. Он остановился, ему не хотелось оставлять ее одну в этом унылом месте.

— У вас есть машина?

Она покачала головой.

— Сделайте мне одолжение, позвольте подвезти вас. Не хочется быть одному.

Ему все еще не хотелось расставаться с ней, когда он вез ее к станции, которую она назвала.

— Расскажите мне еще что-нибудь о моем отце.

— Вряд ли я смогу добавить что-то к тому, что уже сказала. Мне он очень нравился, и я думаю… Я думаю, он был счастлив, имея возможность хоть с кем-то поговорить, Он хотел знать все обо мне.

— В самом деле?

— Казалось, ему все интересно.

Борк подумал, не пригласить ли ее на рюмку вина или чашку кофе. Впереди уже показалась станция пригородной электрички, и он снизил скорость.

— Иногда, — сказала она, когда машина остановилась, — мне казалось, что ему легче говорить со мной, чем с кем-либо иным. Знаете…

— Да?

— Он очень любил вас.

— Ну…

— Весной я приеду сюда и положу цветы на его могилу. Спасибо, что подвезли.

Мириам вытащила из сумки маленькую бутылку портвейна в оберточной бумаге.

— Все собрались? Йорген? Рюмки несешь?

Из задней комнаты вышел Берг с пятью маленькими рюмками.

— Что происходит? — спросил Корделиус, появляясь в дверях своего стеклянного кабинета; до открытия банка оставалось двадцать минут.

— Берг и я хотим кое-что сообщить.

— Мы собираемся пожениться, — заявил Берг.

— А мы ничего особенного не замечали. — сказал кто-то.

Были произнесены соответствующие поздравления, выпит слишком сладкий портвейн; Симонсен решил, что пора поцеловать невесту, и ему предложили щеку. Мириам и Борку щеку подставила.

— Мне думается, это ведь не единственное, что нам надо отпраздновать, сказал Берг.

— Что вы имеете в виду? — Корделиус немедленно учуял намек на себя.

— Что если один из нас подал заявление на свободное место в Копенгагене и у него есть шансы на перевод? Управляющий, например?

— Еще нет ничего определенного. Я подал заявление на всякий случай. Я бы сказал вам об этом, но… официально еще ничего нет, и я…

— Но между нами?

Корделиус улыбнулся.

— Тогда нужно выпить двойной тост, — сказал Берг. — И не говорите, что в нашем маленьком банке никогда ничего не происходит.

Мириам налила в рюмки.

— Кстати, это мне кое-что напомнило, — сказал Берг, вытаскивая из портфеля утреннюю газету. — Тот фальшивый Дед Мороз получил три года. Теперь надо, чтобы нашли и нашего грабителя.

— И сто восемьдесят восемь тысяч крон.

«Обвиняемый во всем сознался, и приговор был вынесен быстро. До последней минуты полиция пыталась найти связь между фальшивым „Дедом Морозом“ и рядом нераскрытых преступлений, включая совершенное всего несколько дней назад, когда неизвестный преступник унес около ста девяноста тысяч крон. Подозрения были отчасти вызваны тем фактом, что обвиняемый, Вильгельм Христиан Соргенфрей, несмотря на свою относительную молодость, уже хорошо известен полиции. Более того, его алиби на те дни, в которые были совершены некоторые преступления (включая вышеупомянутое, когда было взято сто девяносто тысяч крон), оказались сомнительными. Обвинение было снято за недостатком улик. Полиция не смогла найти свидетелей, способных доказать его причастность к этому грабежу, и преступление, следовательно, остается нераскрытым, а деньги — не найденными.

Одной из причин, по которым полиция так долго старалась найти связь между фальшивым „Дедом Морозом“ и другими ограблениями банков, является то, что…» — ну, можете прочитать сами.

— Нет, давайте послушаем, — сказала Мириам. — Мы ведь все-таки…

— «…во время ареста у него оказалось только около восьми тысяч крон наличными, происхождение которых он полиции объяснить не смог „Дед Мороз“, посоветовавшись со своим адвокатом, решил на апелляцию не подавать». Это все. — У меня есть своя версия, — продолжал Берг. — Наш Борк договорился с кем-то из своих приятелей инсценировать ограбление, а «выручку» они потом поделили.

Корделиус улыбнулся:

— Тогда это скоро станет заметно по увеличению его расходов. Надо присматривать за Борком. А я знаю только, что это дело чуть не стоило мне…

Он замолчал, и вид у него при этом был глупый.

— Поздравляю, — сказал Берг после долгой паузы. — Значит, это факт.

— Только никому не говорите. Переход еще не оформлен.

— Давайте-ка посмотрим, сказал Берг. — Стал ли Борк более расточительным? Новая машина? Новый дом? Дорогая любовница?

— Лучше скажите, когда вы собираетесь пожениться, — услышал Борк свои слова.

— Как можно скорее, Откровенно говоря, в секрете мы это не сможем продержать.

Мириам похлопала себя по животу. Борк перевел взгляд на Корделиуса, который не прислушивался к разговору и улыбался каким-то своим мыслям. Борк посмотрел на Берга. Тот, объявив о своей помолвке, как будто помолодел. А Симонсен, напротив, казался почему-то старше обычного. Борк еще острее, чем прежде, почувствовал, что он навсегда вышел из их круга. Он сел за свою кассу и начал аккуратно раскладывать резиновые печати, надеясь, что всеобщее внимание больше не будет обращено на него.

Вскоре после открытия в банк вошли дети — двое мальчиков в ковбойских костюмах и девочка в длинном желтом платье и золотистой шапочке феи.

— Будьте любезны обратиться прямо к кассиру, — крикнул Берг, как только они появились.

Борк дал каждому по кроне, и дети спели песенку.

— Сколько вы им дали? — спросил Берг, когда дети ушли. — Все, что у вас было, или только банкноты по 50 крон?

Борк шел домой с обычной неторопливостью, У него теперь появилась привычка останавливаться у витрины автомобильного магазина и смотреть, не следит ли за ним кто-нибудь. Он делал это так же, как иногда смотрел на часы, не осознавая, сколько времени.

В его прихожей пахло чистотой: уборщица уже приходила. На кухонном столе лежала записочка от нее, в этом не было ничего необычного, ей и раньше случалось так делать. Он поставил воду для кофе, прежде чем прочитать записку. Как обычно, почерк был очень аккуратный.

Смысл прочитанного не сразу дошел до него. Он перечитал короткую записку, при этом у него было ощущение, будто он спускается в слишком быстром лифте.

«Дорогой господин Борк!

Спасибо за деньги, которые вы оставили. Сегодня я ушла раньше, потому что у меня внук лежит с гриппом, но завтра задержусь подольше. Я взяла на себя смелость убрать кухонные шкафы, в них накопилось много бутылок, они зря занимали место.

Искренне Ваша В. Мадсен».

Кофейник как раз засвистел, когда он открыл дверцу шкафа. Все бутылки исчезли. Он обшарил самые дальние углы, но той бутылочки не было. Не обращая внимания на пронзительно свистевший кофейник, он бегом спустился вниз и увидел совершенно пустой бак для мусора. Вернувшись на кухню, снял с горячей конфорки кофейник. Лифт, в который он попал не по своей воле, продолжал падать, и остановить его было невозможно.

Уборщица была дома и ответила на звонок сама.

— Если я ее выбросила, господин Борк, то, наверно, потому, что она была пустая — или же я подумала, что она слишком маленькая и нет смысла ее хранить. Надеюсь, я не сделала ничего плохого?

— Вы ее сбросили в мусоропровод?

— О нет, было так много, что я все снесла вниз.

— И положили в мусорный бак?

— Да, в бак для мусора. Там все это и лежит, я думаю, если бак еще не опорожнили.

Было пять часов. Номер предприятия, который он нашел в телефонном справочнике — «Вывоз мусора» — не ответил. Он положил квитанцию на имя Ф.Хьюлманда на стол и включил свет.

Мысль о дурацкой коробке для ленча вытеснила все остальное. Падение в бездонную шахту лифта не прекращалось, Должно быть какое-то простое решение, думал он. Но какое?

Контракт на аренду сейфа для хранения, заполненный им самим, лежал на столике у кровати. Он думал, что, проспав ночь, сможет увидеть все в новом свете и найти какое-нибудь решение. Но поздно ночью, так и не уснув, он включил свет и стал изучать документы.

«Контракт на аренду сейфа — сейф № 129»

Это было написано в самом верху листа. Ниже располагались четыре квадратных поля. На то, на котором было написано «Отделение», он наклеил марку своего банка. В поле с надписью «Имя держателя сейфа» он вписал «Хьюлманд» и вымышленный адрес — адрес отпечатал на машинке Мириам. «Ежегодная плата»: он указал семнадцать с половиной крон — такую сумму он видел на других контрактах. Поле «Дебет» оставил пустым. Наконец, была графа «Имя доверенного лица Держателя сейфа». Это место он тоже оставил пустым — как на других виденных им контрактах.

Пробежал глазами печатный текст, который знал уже почти наизусть:

«Я, нижеподписавшийся, согласен взять в аренду… аренда может быть прекращена Держателем в любое время при условии, что за 3 месяца будет представлено письменное уведомление. Сейф снабжен двумя ключами, один из которых остается в банке, другой будет храниться у Держателя. Сейф может быть отперт только банком и Держателем вместе; для того чтобы запереть сейф, достаточно ключа Держателя».

Каждый раз, когда он читал последние две фразы, ему казалось, что нужно перечитать их еще, чтобы понять смысл. Он уже не помнил точно, о чем думал в тот вечер, когда положил деньги в сейф, но мог восстановить тогдашние логические выкладки: сев на место Мириам и получив доступ к банковским экземплярам ключей, он без труда откроет свой сейф — пока у него есть ключ Держателя. С другой стороны…

«Если Держатель потеряет свой ключ, об этом необходимо немедленно сообщить в банк, который никак не отвечает за последствия в случае, если это не будет сделано. За счет Держателя замок будет сменен, и выданы новые ключи».

Он зажег сигарету, размышляя. «Замок будет сменен…» — может ли это означать что-либо, кроме того, что будет вызван слесарь? Оставался еще один абзац, который, казалось, обещал какое-то решение, но он никак не мог сообразить, какое:

«Если Держатель уполномочит третье лицо на допуск к сейфу, банк может считать эти полномочия действительными, пока…».

Это ничем не помогало. По-прежнему был нужен ключ, но кого может он уполномочить забрать из сейфа № 129 голубую коробку для ленча? Он осознал, что собственная хитрость завела его слишком далеко. Честно говоря, он теперь не видел никакой возможности добраться до денег. Даже если банк переведут в другое место или за ветхостью разрушат здание, неиспользованные сейфы отправят в главную контору и будут держать там вечно…

«За счет Держателя замок будет сменен и выданы новые ключи».

Он затушил сигарету, выключил лампу. Вскоре глаза привыкли к темноте. А когда он заснул, то вдруг увидел, что сидит за столом Мириам и кто-то подходит к нему. Вместе они вызывают слесаря, и тот открывает сейф. Потом этот человек уходит, а он, Борк, остается с коробкой для ленча в руке. Вот и все, но кто же этот человек, который поможет ему. Мириам? Нет, Мириам должна быть на его месте, в кассе, чтобы картина была полной. Тогда кто же этот человек’ Его отец? Нет, он мертв. Значит, кто-то другой, но кто? Сжимая коробку для ленча в руке, он выбежал за этим человеком на площадь, чтобы сказать спасибо. Но почему же играет органная музыка — как в церкви, когда умер его отец? Где он видел это лицо раньше?

Когда Мириам пришла сменить его на время ленча, он сказал:

— Приходил человек, очень взволнованный, он потерял ключ от сейфа. Что мы делаем в таких случаях?

— Да просто пошли его ко мне. Он уже ушел?

— Сбежал — мне кажется, ему было очень стыдно, и он снова пошел искать ключ.

— Флемминг, Йорген и я хотели бы видеть тебя на своей свадьбе. Мы особо не готовились, все получилось довольно неожиданно — по старой классической причине, как ты понимаешь. Я говорю тебе шепотом, потому что Корделиуса мы приглашать не хотим.

— Я с удовольствием.

— Будет что то вроде приема во второй половине дня. Все устроят родители Йоргена. Вероятно…

— Ну, конечно, я с радостью.

— Я сообщу день — мы разошлем открытки.

— Скажи, Мириам, а что мы все-таки делаем в таких случаях?

— В каких?

— Ну, когда кто-то потерял ключ от сейфа.

— Да пошли ты его ко мне, если он снова появится.

— Но что мы делаем?

Она засмеялась.

— Почему ты вдруг заинтересовался этим?

— Чисто профессиональное любопытство.

С минуту она молча смотрела на него и улыбалась.

— Ну, прежде всего мы выясняем, тот ли это человек, за кого он себя выдает. А то иногда бывшие супруги пытаются добраться до чужих уже денег. Ну вот, а потом мы зовем слесаря, и он за пару минут ставит новый замок. Кстати, с января мы начали давать держателям сейфов два ключа. Лично я не думаю, что это поможет — наоборот. Теперь у них валяются где попало два ключа, и шансов потерять их в два раза больше. Устраивает тебя такая информация?

— Не совсем. Я не мог не подумать, что если ты и слесарь, так сказать, «вступите в преступный сговор», то вместе вы сможете опустошить все сейфы. Правильно?

— Правильно. И, конечно, мы без труда могли бы отвлечь внимание всех вас, пока занимались бы этим. Я уверена, что тот факт, что сто восемьдесят держателей — а именно столько у нас сейфов — не явились наблюдать за нашими действиями, нисколько вас не взволновал бы. Слушай, а ты вообще не заметил, что у тебя в последнее время появились странности?

— Я знаю. Сядь на мое место, а я буду есть сандвичи и придумывать еще более простой путь быстро разбогатеть.

Она улыбнулась и села.

— Если придумаешь что-нибудь действительно хорошее, скажи мне, Флемминг, хорошо? Знаешь, месяца через два я уже не смогу сидеть здесь. Эта касса, по-моему, не рассчитана на беременных женщин.

Но съесть свои сандвичи он так и не смог: мешали мысли. Отпуская Мириам, он сказал:

— А все-таки, к какому слесарю мы обращаемся? Я по-прежнему верю в свой план.

— Что?

— Да насчет опустошения всех сейфов. Какой слесарь к нам приходит?

— О, в местном телефонном справочнике он один. Но на твоем месте я бы воспользовалась динамитом.

Оба засмеялись — она перестала смеяться раньше, чем он.

— Так ты придешь на свадьбу? Я говорила, что это будет в следующую субботу?

— Не говорила.

— Можешь и свою девушку захватить.

Она вернулась за свой стол у стены. Возобновилась обычная банковская рутина, и Борк мог думать лишь о том, о чем думал уже не раз; это хождение по кругу измотало его настолько, что идея Мириам о динамите уже не казалась ему дикой.

В пятницу он начал снова.

— Мне не нравится этот вариант с динамитом, — сказал он. — Конечно, он вызовет всеобщее смятение — это положительный момент — зато и привлечет всеобщее внимание.

— Ты опять?

Он видел, что повторение старой шутки ее раздражает.

— С другой стороны, если бы я подошел к тебе и сказал: «Сейф номер такой-то мой», а ты потом вызвала бы слесаря…

— Но у тебя ведь нет контракта на аренду сейфа, так?

— Ты могла бы выписать его на мое имя.

— Могла бы. Это верно. Но когда придет законный владелец и обнаружит, что его ключ не подходит — а? И что его сейф пуст? Флемминг, согласись, у тебя мышление дилетанта. Может, лучше будешь играть в лотерею?

Борк молча опустил голову.

В субботу после обеда он пошел прогуляться по берегу — в том местечке северного побережья, где пару раз купался прошлым летом. Раньше прогулка по берегу всегда наводила его на какие-то новые мысли. Но в этот раз ничего хорошего в голову не приходило. Вероятно, он смог бы занять место Мириам, изменить контракт на сейф и сохранить копию. Но вызвать слесаря и объяснить, что он потерял ключ от собственного сейфа? Уж это они вряд ли проглотят. А когда сейф откроется и он при всех вытащит свою голубую коробку для ленча? Безнадежно, безнадежно. Впервые он отчетливо понял, что потерял деньги.

Он вернулся к гостинице, рядом с которой оставил машину. Вошел в зал ресторанчика, заказал чай с гренками. Кроме него, в зале был только один гость — женщина в длинном замшевом пальто, которая сидела спиной к нему и смотрела детскую программу по телевизору. Ее спина показалась Борку знакомой. А когда она повернулась, он узнал в ней ту девушку, которую видел на похоронах своего отца.

Она еще не успела заметить его, и Борк подумал, не сбежать ли незамеченным. Конечно, он помнил тот разговор на кладбище и во время короткой поездки в машине. Но сейчас, когда у него возникла проблема, с которой нельзя было поделиться ни с кем, мысль о том, что придется проявлять вежливость, выслушивать вопросы, отвечать на них и самому что-то спрашивать, казалась ему невыносимой.

Девушке принесли сигареты, Борк остановил официантку и попросил счет. Расплачиваясь, он говорил как можно тише, чтобы не быть узнанным по голосу. Девушку в замшевом пальто ничуть не интересовало происходившее у нее за спиной, глаза ее были по-прежнему устремлены на экран телевизора. Но когда Борк выходил, он услышал, как она окликнула официантку.

Подойдя к своей машине на стоянке, Борк обнаружил, что одно из передних колес спущено.

Работая домкратом, он услышал, как хлопнула дверь гостиницы.

— Я чем-нибудь могу помочь?

Не поднимаясь с колен, он повернулся.

— Боже мой, это вы!

У нее была большая парусиновая сумка через плечо, которая совсем не подходила к пальто. Она протянула ему свою прохладную крепкую ручку. Потом, хотя Борк ни о чем ее не просил, притащила запасное колесо из багажника — сам он продолжал возиться с домкратом.

— Вы забыли накачать запаску — воздуха там почти нет.

— Ничего, до ремонтной станции дотяну. Где тут поблизости станция, вы не знаете?

— Этот район я прекрасно знаю.

— Вы пешком?

— На автобусе.

— Сейчас возвращаетесь в Копенгаген?

— Гм.

Получалось, что так или иначе выбора нет, придется взять ее с собой. Ну что ж, час или полтора он не будет думать о своей коробке для ленча.

Новое, плохо накачанное переднее колесо затрудняло управление машиной. Они проехали несколько поселков, где станции техобслуживания уже закрылись на ночь. Он сбросил скорость, чтобы не повредить покрышку или обод. Изучив приборную панель, она включила обогрев машины, хотя он ей ничего не говорил. Наконец они нашли бензозаправочную станцию и вызвали техника. Пока накачивали колесо и заполняли бак, Борк гулял вокруг машины. Ожидая его, девушка прочитала маленькую карточку, прикрепленную к рулевому колесу.

— Вы знаете, что масло нужно было сменить еще пятьсот километров назад?

Сменили масло, и они поехали дальше. Она внимательно наблюдала за ним; Борк, стремясь скорее остаться наедине со своими мыслями о недоступной коробке для ленча, вел машину очень быстро.

— Я заметила вас еще в гостинице, — сказала девушка. — Но у вас был такой вид, будто вы хотите побыть одни. Может быть, и сейчас тоже?

— Нет, нет.

— Я решила, что вы, наверное, думаете об отце. Я и сама испытала такое, когда умер близкий мне человек. Некоторое время хочется думать только о нем., Туда вы поехали, чтобы прогуляться?

— Ну да, вдоль берега.

— Вы тоже, как я, чувствуете после долгой прогулки, что вам необходимо общество? Много людей и музыка? Я всегда уезжаю куда-нибудь подальше гулять в конце недели, чтобы потом тянуло на люди.

Он быстро вел машину и лишь изредка поглядывал в ее сторону. Ему казалось, что сейчас она не такая, какой была в день похорон. Но новый голос и сухой приятный запах духов остались прежними. Ему было трудно представить ее одну на прогулке в безлюдном месте.

— Что вы делаете, когда вам хочется на люди? — спросил он.

Она несколько мгновений колебалась, прежде чем ответить.

— Иду на люди. — Видимо, она сама услышала, что прозвучало это не очень приветливо, потому что добавила: — Куда-нибудь в ресторан. В надежде встретить знакомого.

Он подумал о длинном вечере впереди.

— Если мы оба пойдем в один ресторан, то наверняка встретим хотя бы одного знакомого человека.

Она кивнула. Потом рассмеялась.

— Это было приглашением?

— Конечно, — ответил он. — Конечно, это было приглашением.

Две рюмки кларета, выпитые за то время, пока они ждали заказанные блюда, несколько изменили девушку. Поза ее в кресле напротив, напоминавшая ему машинистку на рабочем месте, стала постепенно более непринужденной. Она чуть наклонилась вперед, к нему, и понизила голос, так, что расслышать ее оказалось ничуть не легче А голос был по-прежнему бесцветным, как будто она только повторяла чужие слоза.

— Я знаю что-то о вас.

Он замер.

— В самом деле?

— Я видела вас по телевизору.

— А…

— И ваш отец мне рассказывал. Он вами очень гордился.

— Гордился чем?

Она не ответила. До еды они успели выпить всю бутылку, и Борк заказал еще одну Она пыталась закрыть свою рюмку ладонью, но он настоял.

Борк был рад, что сейчас не один. Мучившие его мысли отошли на задний план, и он подумал, что любую проблему можно так или иначе решить, время все подскажет.

— Что вы чувствовали?

— Прошу прощения?..

— Когда он стоял там и целился в вас из пистолета?

— Ну, он не то чтобы целился… Пистолет был в кармане — если вообще был.

— Мне кое-что пришло в голову… если не растеряться — вы ведь могли отдать ему что-нибудь, а остальное положить в свой карман, так ведь?

— К сожалению, он мог заглянуть во все три ящика стола. А он знал, что их три К тому же в банке принято…

— По телевизору вы смотрелись прекрасно Вы мне сразу поправились.

Разговор принял какое-то странное направление. Борк не понижал, почему он взволнован меньше, чем мог бы быть.

— Извините, я болтаю такую ерунду Я все время забываю, что для вас все это было очень серьезно. Длл меня-то это всего лишь развлечение… Послушайте, а кормят здесь неплохо.

Борку было интересно наблюдать за тем, как она ведет себя за столом. Она подносила к губам рюмку всегда одним и тем же местом, и так аккуратно пила, что на краешке не оставалось следов губной помады. Прежде чем заговорить, клала на стол нож и вилку и столь же аккуратно промокала губы салфеткой. К кофе он заказал бренди и попытался представить, чем же кончится этот вечер.

— Мы могли бы как-нибудь прогуляться вместе, — сказала она перед тем, как они покинули ресторан.

Он пригласил ее выпить по рюмке у него дома, и после некоторого колебания она согласилась. Пока он доставал лед из холодильника на кухне, она бродила по комнате. Когда он вернулся, она стояла у окна и смотрела вниз, на пустую телефонную кабину.

— Послушаем музыку?

Борк попытался представить на ее месте Мириам. Потом подумал: еще несколько рюмок, и я расскажу ей всю историю. Да, он мог ей рассказать, хотя она была совершенно чужим человеком. И что же она сделает? Что тогда произойдет? Как будто читая его мысли, она сказала:

— Что, по-вашему, он делает со всеми этими деньгами?

— Вероятно, запрятал подальше и ждет…

— Чего?

— Чтобы это все забылось.

— А что бы сделали вы? С такой кучей денег?

— Понятия не имею. У меня вообще очень бедное воображение. Не надо забывать и о том, что человек с моим окладом не может вдруг начать много тратить.

— Да, вероятно, это так.

Она смотрела на него очень внимательно и казалась совершенно трезвой.

— Лично я, — заявила она, — без труда нашла бы, как истратить деньги,

Больше она не дала налить себе в рюмку, и разговор как-то сам собой угас. Он отвез ее до автобусной остановки — хотел доставить домой, но она наотрез отказалась. Когда они ждали автобуса, он сказал:

— У меня даже нет вашего адреса — на тот случай, если мы действительно решим поехать вместе на прогулку.

— Меня проще найти на работе… Я… я сменила работу. Сейчас я устроилась в отель.

— В самом деле?

— Да, хватит с меня домов для престарелых.

Она дала ему номер телефона. Автобус еще не подошел.

— Признаюсь: вы назвали мне свое имя, но я его забыл.

— Меррильд. Етта Меррильд.

Из рощицы выехал автобус. Борк сделал глубокий вдох.

— Теперь я задам вам необычный вопрос. Вы не хотели бы пойти на свадьбу?

— Что такое — неужели вы делаете предложение?

— Нет, нет. Это…

— Если это так, мы должны хотя бы перейти на «ты».

Он быстро рассказал ей о свадьбе Мириам — не согласится ли она пойти вместе с ним?

— Было бы слишком грустно идти на свадьбу одному, вы согласны? — сказал он, чтобы заполнить паузу.

Она кивнула.

— Я люблю свадьбы… Даже свадьбы посторонних людей. Да, я хочу пойти с вами.

— Тогда я вам позвоню.

Он сидел в машине, пока автобус не скрылся из виду. Подавленность, отпустившая его на то время, пока он был с девушкой, вновь охватила его. «Мне нужен кто-нибудь, — думал он. — Может быть, именно она?».

Этот вопрос показался ему более сложным утром в понедельник.

— Похоже, покрышку вам разрезали ножом, — сказал механик в гараже.

Женщина, управлявшая домом для престарелых, никогда не слышала имени Етты Меррильд. Борк положил трубку телефона и уставился на дверь банка, которая была еще заперта. Он никогда не верил в случайные встречи.

Мириам и Берг танцевали свадебный вальс — Симонсен играл на пианино. Борк был очень удивлен, он не знал, что Симонсен музицирует. Что же дальше? Вот Мириам танцует с Бергом, а он понятия не имеет, что их связывает. Вот Симонсен совсем неплохо играет свадебный вальс. Вот он сам хлопает в ладоши в такт музыке, а рядом с ним незнакомая, да, фактически совсем незнакомая девушка.

— Вам скучно? — прошептал Борк Етте. Она покачала головой.

— Мне не бывает скучно на свадьбах.

Их подарок новобрачным стоял на углу стола: медная машина, которая не только варила кофе, но и сохраняла его теплым. К ним подошла Мириам — поблагодарить.

— Флемминг, ну что за прекрасная идея!

— Это от нас обоих.

— Идея принадлежит Флеммингу, — сказала Етта.

— Вы знакомы?

Борк представил их друг другу. Они молча обменялись внимательными взглядами.

— Я и вас видела по телевизору, — сказала Етта своим сухим голосом.

— По теле…?

— Етта видела нас с тобой вместе — не сомневаюсь, что ты помнишь этот случай.

— О!

— Только пусть никто не подумает, что мы занимаемся этим каждый вечер.

— Очень красивый подарок. Кто-то из вас, видимо, догадался, что я пью много кофе. Да и Йорген, в общем, тоже.

— Вы знали друг друга… хорошо? — спросила Етта, когда Мириам отошла. Борк кивнул. — Это всегда чувствуется, правда? — сказала она. Борк опять кивнул.

Он принес ей несколько рюмок хереса, и у нее появились те же признаки опьянения, что и в прежнюю встречу. Сейчас он этому не верил.

— Спасибо за чайник, — сказал подошедший Берг.

— Кофейную машину.

— Кофейную машину, я и хотел так сказать.

— Вы уезжаете куда-нибудь? — спросила Етта.

— Мы едем на Мадейру на десять дней.

— Как же банк обойдется без вас — без вас обоих?

— А мы берем ассистента. Наш добрый старый Борк сядет на место Мириам. Управляющий, которого мы не пригласили сегодня, примет наличную кассу. А этот ассистент будет выполнять мою работу,

Борк вышел на несколько минут, а когда вернулся, Симонсен играл Шопена. Етта, стоявшая в группе людей у пианино, повернулась к Борку. На ней было короткое узкое платье из золотистого материала, на фоне которого лицо казалось еще бледнее. Борк положил ей руку на плечо, и она легонько прижалась к нему. Они стояли, слушая музыку.

На улице был туман. Он крепче прижал к себе девушку, вдохнул запах ее духов.

— Свадьбы сбивают меня с ног, — прошептала она.

Ехали они медленно — из-за тумана.

— Нет смысла просто разойтись по домам, правильно?

Она кивнула.

— Заедем ко мне, выпьем по рюмке?..

Она сидела на диване, напевая про себя свадебный вальс. Пробка от шампанского ударила в оконную раму. Отхлебнув из бокала, Етта скинула туфли, забралась с ногами на диван и позволила Борку привлечь к себе. Потом он поцеловал ее, и она чуть повернулась, устраиваясь поудобнее.

— А ты когда-нибудь думал о том, чтобы жениться? — промурлыкала она.

Он кивнул.

— Ты выйдешь за меня? — прошептал он. Она улыбнулась.

— Сначала, наверное, мне нужно получше узнать тебя, не так ли?

Пока он задергивал шторы, Етта смочила пальцы шампанским и загасила свечи. Несколько минут по комнате плавал рождественский запах…

Потом… Потом, когда было уже довольно поздно, Борк, босиком, отыскал свечу, поставил на столик у кровати и зажег своей зажигалкой. Принес также сигареты и пепельницу. Сел на край кровати и некоторое время молча смотрел, как она курит. Когда он наконец заговорил, голос его был удивительно спокойным и ровным:

— А теперь я очень хотел бы знать, кто ты такая и какого черта тебе от меня нужно.

Если она и обдумывала сейчас сложившееся положение, то по ней это никак не было заметно. Он решил, что она должна хотя бы прикрыться простыней, прежде чем попытаться ответить ему, но она лежала неподвижно. Она спокойно смотрела ему в глаза и курила; через некоторое время он даже стал сомневаться в том, что она слышала его слова.

— Адрес и телефон, которые ты мне дала, правильные. Твое настоящее имя я узнать не смог. Но я знаю, что ты никогда не работала в том доме для престарелых.

— Хорошо. Я никогда не работала в том доме для престарелых.

— Значит, тебе нечего было делать на похоронах моего отца.

— Значит, мне нечего было делать на похоронах твоего отца.

— Но тогда получается, что и следующая наша встреча не была случайной. Следовательно, тебе что-то от меня нужно.

— Хорошо сказано, — заметила она, и ее бесцветный голос, который так не шел ко всему, что она говорила раньше, сейчас казался вполне уместным. От ее недавнего опьянения не осталось и следа. — Теперь мне было бы очень интересно услышать от тебя, — сказала она, — как ты думаешь, почему я хотела познакомиться с тобой?

— Понятия не имею.

— Если мы будем разговаривать в таком тоне, нам потребуется целая ночь. А нам с тобой нужно многое рассказать друг другу.

— Вот как? Я спросил первый, так что начинай.

— Хорошо. Однажды я увидела тебя в банке. Я сразу влюбилась в тебя и узнала твое имя. Через несколько дней после этого я увидела в газете сообщение о смерти твоего отца и решила, что на его похоронах мне будет проще всего с тобой познакомиться.

— Не очень правдоподобная история.

— Предложи что-нибудь получше.

Он повысил голос, но сам слышал, как неубедительно это звучит.

— У меня нет истории получше, черт возьми. Я хочу знать, что тебе нужно. Я успел немного влюбиться в тебя, а потом обнаружил, что…

— О, перестань. Ты в меня ничуть не влюбился Ты прекрасно знаешь, из-за чего я здесь. Узнав, что я лгала тебе, ты приглашаешь меня на свадьбу, а потом ложишься со мной в постель. Если все так просто, как ты утверждаешь, то ты сначала спросил бы, почему я лгу. Сейчас ты пытаешься меня запугать. Но уже тот факт, что ты лег со мной в постель, показывает, что тебе что-то нужно — тебе. Иначе ты бы меня просто бросил, это было бы совсем нетрудно.

— Тебе не приходит в голову, что я прос…

— Только о любви больше не нужно.

Он понял, что она права: это было пустой тратой времени.

— Тогда попробуй догадаться, — предложил он наконец. — Скажи мне, какие причины, кроме увлечения тобою, могли быть у меня для того…

Она улыбнулась.

— Теперь мы, кажется, понимаем друг друга. Приготовь кофе, а потом мы поговорим с тобой, как разумные люди.

Он вышел и поставил на плиту воду, понимая, что она’ скорее всего попросила об этом лишь для того, чтобы иметь время подумать. События развивались совсем не так, как он предполагал, но он утешал себя тем, что они развиваются и не так, как рассчитывала она. Самые худшие его подозрения не подтвердились, но и не исчезли полностью. Он уже не верил, что она как-то связана с полицией.

Она напевала что-то в ванной — кажется, это опять был свадебный вальс. Вода закипела.

Когда они сели пить кофе, она сказала:

— У тебя было время заметить, что я еще ничего плохого не сделала.

— О чем это ты?

— Ну, ты ведь мог подумать, что я из полиции. Послушай, ведь он звонил тебе, и ты стоял здесь, а он там, внизу, в телефонной будке. Полиция этого не знает. Он ждал тебя в кафетерии, а ты не пришел.

Он ничего не ответил, и она продолжила:

— Мы оба знаем, что его осудили за другое ограбление — то самое, когда он потерял голову и сбежал, не взяв деньги. Тебе показали его в полиции, а ты промолчал, несмотря на то, что, конечно…

Здесь она, видимо, решила, что сказала слишком много.

— Я знаю этот прием: ты будешь молчать, чтобы я все выложила.

— Ну что ты.

— Я думаю, ты его не узнал сознательно. И сделал так, что его взяли за другое ограбление. Ты выследил его, а потом сообщил в полицию. Этому есть только одно объяснение — ты не хотел делиться с ним деньгами. И…

Она сделала несколько глотков кофе, прежде чем заговорить вновь:

— Вот почему ты и сейчас не идешь в полицию. Ты знаешь, что ему удвоят срок заключения, если ты навесишь на него еще и ограбление в твоем банке. Но неужели ты был уверен, что он не пустит кого-то по твоему следу?

— О чем мы говорим?

— Мы говорим о том факте, что ты меня еще не выгнал. Ты боишься меня, потому что знаешь: я — то срок не получу, даже если упрячу вас обоих в тюрьму. Ты боишься меня потому, что видишь: я умею думать. Мы оба думаем совершенно одинаково, потому что думаем логично. Я знаю, что деньги у тебя. Ты знаешь, что я это знаю. А еще ты понимаешь, что если я ничего не получу, то вполне могу рассказать все полиции.

Борк с тоской подумал: «Еще один хищник…».

А вслух сказал:

— Я в этом сомневаюсь. Деньги будут навсегда для тебя потеряны. К тому же меня могут обвинить в сокрытии информации. Что же касается меня — ну что ж, я могу заговорить о шантаже.

— Наконец-то.

Они посмотрели друг на друга. Она засмеялась, и он засмеялся вместе с ней.

— Шантаж? Может, назовем это просто дележом денег?

— Но ты бы предпочла найти их сама, правильно?

— Я рассматривала обе возможности. Он предупредил меня, что ты не теряешься в сложных ситуациях. Кстати, как ты сумел убрать деньги так быстро? Он сказал, что ящики были пусты, все три Нам просто любопытно.

Вместо ответа он положил ей руки на плечи.

— Что именно означает это «нам»?

Она молча смотрела на него.

— Он получил три года. Скажем, отсидит два, если будет себя хорошо вести. Когда ты его видела последний раз?

— Вчера.

— Десять минут?

— Полчаса.

— Как же все-таки понимать твое «мы»?

Она опять не ответила.

— Сейчас я мог бы тебя выгнать. В полицию ты не пойдешь. Зачем тебе идти?

— Я могла бы следить за тобой. Рано или поздно ты выкопаешь деньги и начнешь тратить. К тому же нельзя исключать и такое старомодное понятие, как «месть».

— Для этого ты слишком логично мыслишь.

— Хорошо, — сказала она, улыбаясь. — Начнем сначала. Почему ты меня не выгоняешь?

— Не так давно мы неплохо проводили время вместе.

— На моем месте могла быть другая. Предложи что-нибудь получше.

— Предложи сама.

— Тебе не понравится, если я буду постоянно за тобой следить. Что-нибудь еще?

— Что же означает твое «мы»? Вы были обручены?

— Обручены!

— Ну…

Он уже собирался отпустить ее плечи, когда заметил, что она придвинулась к нему.

— Не так уж много, — прошептала она, опуская глаза,

— Что — не так уж много?

— «Мы» означает не очень много.

— Два года — это долго?

Она кивнула.

— А нам ведь и в самом деле было хорошо вместе, — сказал он.

— Да. — Она подняла глаза и улыбнулась. — И знаешь… — Она заколебалась. — Знаешь, его я тоже не то чтобы любила. Я хочу сказать, что иногда бывает хорошо с человеком, и лучше, если он просто нравится — так легче, вот и все. Если люди нравятся друг другу и, — она опять улыбнулась, — у них есть что-то общее.

— Например, деньги? — теперь и Борк улыбнулся.

— Ну да.

— Но ты знаешь, — продолжал Борк, — что деньги-то у меня.

— Это верно. Вот я и говорю себе: он хочет, чтобы я сделала для него то, что он сам сделать не может. И через минуту я захочу, чтобы ты сказал, что именно нужно сделать, но сначала ты должен рассказать, как устроил этот фокус с деньгами.

Он привлек ее к себе и начал шептать на ухо:

— Однажды Дед Мороз решил ограбить банк. В первый раз ему помешали в тот момент, когда он уже написал что-то на листке бумаги, который должен был увидеть только кассир банка. Этот листок он забрал, но не заметил, что у бланка, который он подложил под этот листок, чтобы удобнее было писать, на обороте была копировальная бумага. Получилась прекрасная копия. По совпадению именно кассир наводил порядок в тот вечер на столе, где писал Дед Мороз.

Она засмеялась.

— Потом этот кассир очень внимательно наблюдал за всем, что происходит в банке и поблизости. Он заметил мотоцикл со шведскими номерными знаками, заметил и человека, одетого Дедом Морозом. И чем больше он за ним наблюдал, тем больше убеждался, что Дед Мороз был ненастоящий. А однажды он попробовал выследить мотоциклиста, и по пути к кемпингу ему встретилась машина, в которой сидели двое. И знаешь, о чем думал этот кассир последние два дня? О том, что вторым человеком, вероятно, была красивая молодая девушка. И еще он думал, что это, наверное, подсудное дело — ездить в машинах с фальшивыми Дедами Морозами, которые грабят банки. Наконец ему показалось, что это скорее всего та самая девушка, которая вела машину Деда Мороза, когда он попытался совершить еще одно ограбление, в другом банке, где он на самом деле был Дедом Морозом с пистолетом. Кассир очень много думал об этом.

Он чувствовал, как ее тело сотрясается от смеха.

— Вот кассир и подумал, — прошептала она, — что неплохо было бы отложить побольше денежек из стола куда-нибудь в надежное место — на тот случай, если Дед Мороз придет опять. И он отложил. И Дед Мороз пришел, но на этот раз он был в темных очках и фетровой шляпе, а кассир отдал ему всего десять тысяч.

— Все верно.

— А сейчас подружка Деда Мороза и умный кассир сидят рядом. И подружка Деда Мороза думает, где же эти деньги сейчас. Ей даже кажется, что есть что-то такое, в чем она должна помочь кассиру — раз уж он ее до сих пор не выгнал.

Он мягко отстранил ее от себя.

— Одевайся. Я пока приготовлю еще кофе. Разговор у нас будет долгий.

Она вошла в банк ровно в одиннадцать часов и направилась к нему — он сидел за столом Мириам. Ее глаза были скрыты темными очками.

— Расслабься, некоторое время нам нужно будет просто разговаривать.

— Я уже расслабилась.

— Хорошо. Пока ничего не вынимай. Для начала ты просто стоишь и объясняешь мне, что случилось. И берегись Симонсена, он тебя уже видел раньше. Повернись к нему спиной.

— Ладно. Уважаемый господин Борк, вы и представить не можете, какая глупая штука произошла со мной. Кто-нибудь смотрит?

— Корделиус занят. Он был занят с самого открытия. Как я уже говорил, четверг — ужасный день.

— Хорошо спланировано, Флемминг. Ну, мы скоро кончим говорить?

— Еще немного. Он обязательно должен будет подойти и посмотреть, когда наше дело будет в самом разгаре. В конце концов, такое не каждый день бывает. Но он слишком занят, чтобы остаться и наблюдать. Я очень надеюсь на это.

— Нервничаешь?

— Да.

— А как остальные?

— Это их не касается. Хотя они могут подойти просто из любопытства.

— Могу я теперь достать свой контракт на сейф?

— Доставай.

Она вытащила из сумочки новый контракт на аренду сейфа, который вместе с банковской копией подписала пару вечеров назад дома у Борка. Она назвалась своим настоящим именем, Алиса Бадрам, указала профессию — туристический гид — и правильный адрес, который был и на ее водительских правах, и в других документах. Годовая арендная плата — 17,5 кроны, была внесена. Борк теребил и переворачивал лист бумаги, как будто никогда его раньше не видел.

— Вы совершенно уверены? — спросил он погромче, хотя никто не проявлял интереса к их разговору.

— Я смотрела везде. И мой жених помогал. Ключи просто исчезли.

— Вы понимаете, что не так уж дешево стоит вскрыть ваш сейф и поменять замок?

— Поменять замок?

— Да, нам придется поставить новый.

— Какая же я глупая! Мне ужасно стыдно.

Остальные стали поглядывать в их сторону. Он видел, что она вот-вот улыбнется. Она-то могла себе это позволить, потому что стояла спиной к служащим банка, но что если и он не удержится?

— Перестань улыбаться, — прошипел он.

— Извини.

— А вы не хотите поискать еще раз, прежде чем мы вызовем слесаря?

— Слесаря? Но…

— Неужели вы думаете, что мы станем менять замки сами?.. А вы уверены, что потеряли оба ключа? Вам ведь выдали два.

— Они у меня были на колечке. И все колечко исчезло.

— Хорошо. Как я понимаю, вы готовы понести необходимые расходы? Я должен сказать об этом управляющему.

Борк подошел к Корделиусу:

— У меня там молодая дама, которая потеряла оба ключа от сейфа.

— Я слышал. Контракт при ней?

— Да.

— И у нее есть при себе документы? И контракт выписан не на имя ее мужа? А то всякое бывает…

— Контракт на ее имя, подпись совпадает. Фотография на водительских правах тоже совпадает,

Корделиус вздохнул. Уже было официально объявлено о его переводе, и он теперь старался не слишком вникать в дела.

— Хорошо, вызывайте слесаря. В местном телефонном справочнике он один. И пусть она в письменном виде подтвердит согласие оплатить расходы.

Борк позвонил слесарю, и тот сказал, что придет через час. Алиса — Борк приучал себя к этому имени — на это время ушла из банка.

Он поглядывал в сторону сейфов. Где находится № 159, он знал прекрасно, хотя номера ему не были видны. В портфеле у него лежала новая голубая коробка для ленча, почти копия первой — на тот случай, если кто-нибудь скажет, что в сейфе хранится его коробка.

Алиса вернулась за несколько минут до прихода слесаря.

— Вдруг кто-нибудь попросит меня открыть ее? Как ты мог запереть там эту дурацкую коробку?

— Я уже говорил тебе, что делать. Скажешь, что это любовные письма, и покраснеешь. Они не имеют права ничего сделать — разве что улыбнутся и скажут, что это немного странно.

— А если я уроню коробку на пол и все эти бумажки разлетятся?

— Не уронишь. А если это и случится, все равно никто не имеет права ничего у тебя спросить. Возьми себя в руки, он идет.

Наконец появился слесарь. Увидев его, Корделиус поднялся и направился к ним.

— Я должен врезать новый замок в сейф, — сказал слесарь.

— Сюда.

Корделиус кивнул слесарю и Алисе. Попросил Борка показать ему все документы и просмотрел их.

— Вы понимаете, — сказал он Алисе, — что нам придется вскрыть сейф и сменить замок за ваш счет?

— Мне ужасно стыдно.

— Мы выдаем два ключа как раз для того, чтобы их держали отдельно, в этом вся суть. Вы арендуете сейф… — он прочитал в соответствующем месте, — …всего пять дней?

— Мне ужасно стыдно.

— Простите, что вы держите в своем сейфе?

— Личные бумаги.

— Никаких ценностей?

— Молодая дама сказала, что хранит в сейфе письма, — вставил Борк.

— Понятно.

К кассе подошли клиенты, и Корделиус вернулся туда. Слесарь действовал быстро и умело. Через несколько минут маленькая металлическая дверь сейфа распахнулась. Когда дверца открылась, Симонсен и новая ассистентка одновременно посмотрели в их направлении; у Корделиуса был сейчас только один клиент.

Алиса шагнула вперед. Слесарь обернулся и смотрел на нее с изумлением. Алиса протянула руку, рука исчезла в сейфе. Борку почудилось, что она сейчас извлечет оттуда совсем не то — яблоко, револьвер, сигару — или вообще ничего не извлечет. Он предупреждал ее, что прежде чем совать туда руку, необходимо сделать паузу. Алиса уже нарушила его инструкции. Рука ее оставалась внутри так долго, что ему показалось, будто она ищет что-то и не может найти; слесарь продолжал наблюдать за ней Но вот рука появилась на свет, держа голу-бую коробку для ленча.

Крышка коробки была прикреплена с одного края. Если пальцы Алисы слишком сильно надавят на него, крышка поднимется, и коробка выпадет из рук, Но Алиса подхватила коробку и второй рукой.

Симонсен и ассистентка молча разглядывали коробку для ленча. Клиент отошел от окошечка Корделиуса, и Корделиус поднялся. Слесарь все так же смотрел на руки Алисы. Алиса шагнула к Борку, Борк шагнул к Алисе.

Последовало несколько замечаний, которые Борк не смог бы расположить в логической последовательности.

— Открыли?

— Теперь остается поставить новый замок.

— Всего лишь несколько писем.

— Там все в порядке?

— Да, новый замок.

Корделиус прошел мимо Борка и уставился на коробку для ленча.

— Вы бы проверили, все ли на месте, — посоветовал он.

— Да это любовные письма, — ответила она. — Сколько я вам должна?

— Все же вы проверьте на всякий случай. Послушайте, это… коробка для ленча? Борк? Это не ваша коробка для ленча?

Борк покачал головой. Он был готов вынуть из портфеля новую коробку, если Корделиус спросит еще раз. Корделиус переводил взгляд с коробки на Алису и обратно.

— Извините, у нашего кассира точно такая же коробка. Будьте любезны уладить дела с господином Борком. И в будущем относитесь к своим ключам с большим вниманием. — И Корделиус ушел.

— Пожалуйста, присядьте, — услышал Борк свои слова. — Я полагаю, у вас есть счет, с которого мы сможем просто снять деньги — сумму, которую укажет слесарь?

Теперь они находились по разные стороны его стола, она сидела спиной к Симонсену. Вместо того, чтобы назвать номер своего счета, Алиса открыла сумочку.

— Номер вашего счета, — настаивал он.

Алиса положила сумочку на стол перед собою и опять обеими руками схватила коробку для ленча. Он тоже положил на нее руку. Алиса подняла глаза.

Он не мог бы сказать, сколько времени их руки боролись за коробку. Он чувствовал, что она тянет ее к себе, и старался придержать крышку, чтобы она не открылась, если Алисе все же удастся отнять коробку.

Борк не знал, видит ли кто-нибудь их борьбу за коробку. Все происходило в полной тишине. Он вдруг представил, как сейчас все банкноты разлетятся по полу. Ей удалось подтянуть коробку чуть ближе к раскрытой сумочке, тогда он наклонился вперед, закрывая происходящее от остальных, и схватился за коробку второй рукой. Она вдруг перестала тянуть и посмотрела на него с улыбкой.

— Ты мне не доверяешь? — прошептала она.

— Мы ведь договорились…

— Хорошо, мы договорились. Я доверяю тебе.

— Мне нужен только номер вашего счета, — громко проговорил он.

Оба медленно отпустили коробку, и она осталась на углу стола,

— Восемь — ноль — один — один — семь — восемь, — сказала она.

Никто не вмешался. Никто не видел руки на коробке. Слесарь устанавливал новый замок. Банк постепенно наполнялся клиентами.

— Ну вот, — объявил слесарь, вытирая руки носовым платком.

Она поднялась, положила коробку на место в сейф. Слесарь передал Борку новые ключи. Борк вручил их Алисе. Она заперла сейф.

— Я-то тебе доверяю, — прошептала она, когда оба опять сели за стол, где он приложил резиновую печать банка к новому контракту. Она заперла сейф своим ключом, и открыть его можно было только этим же ключом вместе с ключом банка.

Служащую приняли совсем недавно. Она работала первый день и еще не успела освоиться, как произошло то, к чему ее никто не готовил.

У входа в зал клиенты получали талончики с номерами, а потом ждали, когда выкрикнут их номер. Только после этого они подходили к ней.

Первого клиента она обслужила без осложнений. Получила с него деньги и без ошибок выписала все необходимые документы, которые выдает туристическое бюро. Но уже следующий привел ее в замешательство. У него был талончик, но на нем она увидела номер, который еще не объявляли. Клиент наклонился к ней через стол и сказал.

— Вы не могли бы выполнить мою просьбу? Я видел, как вы сейчас оформляла поездку. Так не могли бы вы сделать мне небольшое одолжение — сказать, куда собирается ехать этот господин?

Первый клиент уже успел выйти.

— Могу я увидеть ваш номер? — спросила она.

— Мой еще не выкликали. Я никуда не собираюсь ехать. Просто я хотел, чтобы вы оказали мне маленькую любезность: сказали, куда и когда едет этот господин.

Ее не инструктировали, как вести себя в подобных случаях. Но она сразу сообразила, что не может просто так сообщить ему эту информацию. Ей смутно вспомнилось что-то о профессиональной тайне. Она покачала головой, не забыв при этом улыбнуться, как ее учили.

Мужчина положил на разделявший их письменный стол бумажку в 100 крон. Она недоуменно смотрела на деньги. Ей даже подумалось, что администрация устроила ей проверку. Она отрицательно покачала головой.

Тогда мужчина с бледно-голубыми глазами, светлыми волоса мл, в белом плаще, казавшемся совершенно новым, перевернул копию контракта, который она только что оформила, и стал его читать. Он не спешил, а она не знала, что делать. Потом он кивнул, как будто его предположение подтвердилось, и сказал:

— Спасибо, это все.

Он положил стокроновую банкноту обратно в бумажник и вышел из агентства.

А она повернула контракт опять исписанной стороной вниз и сидела, думая, что же делать, и тут еще один мужчина, тоже не дождавшись, когда назовут его номер, подошел к ее столу, оперся на край и наклонился к ней. Будто во сне, она услышала:

— Вы не могли бы сообщить мне кое-что? Что было нужно человеку, который только что стоял здесь?

Он был примерно такого же роста, как и первый, но темноволосый, а его голубой плащ выглядел очень потрепанным. Увидев, что она колеблется, он показал ей полицейский значок.

— Мне не разрешается.

— Могу я в таком случае поговорить с кем-нибудь из вашего начальства?

В задней комнате она рассказала все, что знала. Первый мужчина записался на отпускную поездку — она показала полицейскому копию контракта. Имя клиента оказалось знакомым старшей служащей, и она сказала, что он уже раза два ездил по этому маршруту.

Полицейский заставил их сделать для него фотокопию подписанного контракта.

— Окажите мне одолжение, — попросил он. — Позвоните, если кто-нибудь из них еще появится И бога ради, не длите и заподозрить, что кто-то был здесь и интересовался ими — как одним, так и другим. Для нас лучше, если они оба уедут.

Когда он вернулся к себе, в его кабинете сидели двое коллег.

— Ну?

— Все совпадает.

— Другими словами, наш коллега Грау идет по следу. Рассказывай, нам интересно.

— Так вот, утром он встал рано, и я сразу понял, что скоро мое упрямство принесет плоды. Машина, которую он нанял, явно предназначалась для какой-то определенной цели. Как вы думаете, куда он поехал?

— В темный лес Там он вытащил из багажника лопату и стал копать как одержимый. Вскоре ты услышал, что лопата ударилась обо что-то твердое, и подполз ближе…

— Вот. — Человек в голубом плаще прервал коллегу, положив на стол фотокопию контракта. — Вот, — повторил он, — прочитайте сами.

Те двое прочитали.

— Очень интересно. Контракт с туристическим бюро на турне с гидом в Тунис. Отъезд в пятницу. Но какое отношение имеет… Послушай, он даже именем своим не пользуется, этот Соргенфрей. Оно ведь вымышленное, да?

— Ерунда, это не он. Прочитай имя еще раз.

— Оно миг ничего не говорит. Если это не он, то какого черта…

— Борк. Ну, напрягись.

— Борк?

— Флемминг Борк. Сделай усилие, вспомни. Какая связь есть между Флеммингом Борком и Вильгельмом Христианом Соргечфреем? Связь между ними заключается в том…

— Дай нам догадаться.

— Валяйте.

— Это был кассир. Кассир в банке, где пропала куча денег. Кассир, который был на сто десять процентов уверен, что…

— …что Соргенфрей не был тем человеком, что ограбил его банк. Соргенфрей выехал из города на взятой напрокат машине. Да, все так и было — я думал, что он едет в лес копать. С самого начала я был уверен в том, что он есть тот самый человек. И что нам нужно только подождать, пока он выйдет из тюрьмы, и проследить за ним. Представьте мое изумление, когда я увидел, что ни в какой лес Соргенфрей не едет. Более того, когда я понял, что…

— Наш коллега Грау чует повышение. Он работал на свой страх и риск, никому ничего не рассказывая, Скоро один высокопоставленный офицер полиции пожалеет, что не хотел дать ему возможность официально работать над делом, которое считалось закрытым. Ну, продолжай, продолжай.

— Борк не сменил адреса. Но Соргенфрей не поднялся и не позвонил в дверь. Он сидел в машине и ждал, когда Борк спустится. Так что я оказался не вторым, а третьим человеком в очереди. Тот, за кем следил я, сам за кем-то следил.

Все трое молча переглянулись. Потом почти одновременно начали смеяться.

— Знаете, кем бы я не хотел оказаться сейчас?

Двое засмеялись еще громче, и только человек в плаще внезапно остановился.

— Ты хочешь сказать, что Борк и Соргенфрей обделали это дельце вместе?

— Ничего я не хочу сказать.

— Борк все еще в том же банке?

— Скоро узнаем. Квартира прежняя, и машина не кажется новой. А ведь прошло уже чуть не три года. Он мог бы и начать тратить денежки…

Грау посмотрел в контракт на отпускное путешествие:

— Отъезд в пятницу, Возвращение 14 октября. Три недели. Отель «Риад».

— Сейчас наш Грау скажет, что у него с самого начала было какое-то подозрение…

Зазвонил телефон. Грау поднял трубку.

— Да, слушаю…

Он многозначительно кивнул остальным, быстро вытащил шариковую ручку и стал делать пометки в блокноте. Разговор был коротким и закончился словами Грау:

— Весьма вам признателен, мы еще свяжемся с вами. — Он положил трубку и посмотрел на коллег.

— Погоди, мы сами догадаемся.

— Это будет нетрудно.

— Звонили из туристического агентства?

— Да.

— Соргенфрей, он же Дед Мороз и банковский грабитель, решил поехать в отпуск? Набрал необходимую сумму наличными и вернулся в туристическое бюро, чтобы подписать контракт?

Грау кивнул и посмотрел на оконное стекло, где появились первые капли дождя.

— Интересно, — сказал он, — какая погода в Тунисе?

Грау сидел у стойки буфета и пил кофе, когда появились те двое, сначала Борк, потом Соргенфрей. Свой багаж Соргенфрей понес взвешивать только после того, как Борк поднялся по лестнице.

Утро было безоблачное. Грау допил кофе, закурил сигару и неторопливо пересек зал, В отличие от Соргенфрея у него не было необходимости изменять свою внешность: ни тот, ни другой никогда раньше его не видели. Соргенфрей был в темных очках — ну конечно, подумал Грау, иначе и быть не могло — и в мягкой соломенной шляпе с необычными, низко опущенными спереди полями. И бакенбарды, отпущенные в тюрьме, должны были делать его неузнаваемым для Борка. Полицейский поймал себя на том, что хочет, по-настоящему хочет, чтобы Соргенфрей проявил осторожность и продержался до конца, когда он, Грау, получит все улики и сможет доказать то, о чем догадался с его помощью.

В самолете Грау сел у самой двери, чтобы выйти одним из первых, а Соргенфрей оказался прямо перед ним: очевидно, из тех же соображений.

Автобус туристического агентства уже ждал в тунисском аэропорту. Когда он тронулся и заработал кондиционер, гид поднес к губам микрофон и начал рассказывать о Тунисе.

Грау чувствовал себя усталым. Он сидел в заднем ряду автобуса, и ему были видны те двое. Соргенфрей фотографировал через зеленоватое стекло — верблюды, семья бедуинов с двумя верблюдами… Дорога была совершенно прямой и вела в глубь страны, через оливковые рощи, вдоль изгородей из кактусов или ряды эвкалиптов.

Затем вместо оливковых деревьев появились дома, отели, и вот уже автобус выехал на бульвар, обсаженный пальмами. Вдруг Борк, когда они остановились перед светофором, встал и пошел к двери. Дверь открылась. Соргенфрей тоже вскочил и стал стаскивать свой чемодан с сетчатой полки. Но вот автобус поехал дальше. Грау еще успел увидеть, как Борк скрылся за пальмами.

Соргенфрей наконец достал свой чемодан и быстро пошел к выходу. Грау чуть не упал, встав с места, потому что водитель в это мгновение опять нажал на тормоз. Соргенфрей вышел. Грау двинулся по проходу быстрым шагом и крикнул гиду:

— Я тоже здесь выхожу!

Автобус остановился чуть дальше, дверь распахнулась, и в лицо Грау ударила волна горячего воздуха. Он оказался на тротуаре, в руках у него было по чемодану. Грау побежал назад, но никого из тех, кто его интересовал, уже не было видно.

Потом он долго ждал их в вестибюле отеля «Риад» — без всякой надежды. Он знал, что они не придут. Смеркалось, но жара не утихала. Наконец Грау поднялся и пошел искать управление полиции.

Вильгельм Христиан Соргенфрей сидел на заднем сиденье такси, сильно подавшись вперед. Чуть наклоняя голову, он мог видеть другое такси, которое только что выехало из ряда машин. Он сказал своему водителю по-французски:

— Поезжайте за тем такси.

Водитель повиновался, даже не повернув головы, как будто ему каждый день приходилось преследовать кого-нибудь.

— И, пожалуйста, сохраняйте некоторое расстояние. — Французский язык Соргенфрей знал неплохо.

На авеню Бургибы они миновали отель «Риал», где Соргенфрей должен был поселиться; водитель внимательно следил, чтобы расстояние между машинами не сокращалось. Соргенфрей почувствовал, что его покинуло ощущение, будто кто-то смотрит ему в затылок. Оно преследовало его с самого выхода из тюрьмы, но каждый раз, когда он оборачивался, сзади никого не было. Да и кто мог его преследовать? Это он преследователь…

Соргенфрей открыл чемодан, лежавший у него на коленях, и достал большую коробку голландских сигар. Крышка чемодана закрывала его от водителя. Он вынул из кармана пиджака кожаную «сбрую» и аккуратно закрепил на плече и ниже, под локтем. Затем открыл сигарную коробку и вытащил из нее тяжелую кожаную кобуру, не торопясь повесил ее под мышкой. Кобура открывалась быстро, одним движением.

Город давно остался позади, дорога свернула к воде. Кругом не было ни машин, ни людей. Пустынный плоский ландшафт. Впереди блеснули красные задние огни машины.

— Помедленнее, пожалуйста. Нужно…

Водитель сразу понял, что расстояние необходимо увеличить, и притормозил. Дорога начала быстро сужаться. Вскоре она стала настолько узкой, что повернуть было бы невозможно — тут он заметил, что его машина слишком приблизилась к преследуемой машине. Но она вдруг свернула куда-то и пропала из виду. Соргенфрей постучал водителя по плечу.

— Остановите на несколько минут.

Водитель обернулся и пробурчал, что скоро дорога кончается и дальше на машине проехать невозможно.

Остановились они в таком месте, где едва можно было съехать с дороги на узенькую обочину. Когда Соргенфрей вытащил бумажник, впереди показалась машина. Это возвращалось первое такси. Соргенфрей быстро открыл дверцу и высунулся наружу. Такси, проезжая, просигналило — приветствие шофера шоферу. Соргенфрей хорошо видел, что на заднем сиденье никого нет.

Он расплатился с водителем и медленно пошел вперед по дороге, которая почти сразу же превратилась в тропинку.

Вдруг он резко остановился, так как услышал звук, который мог быть произведен только захлопнувшейся дверью. В той стороне, откуда донесся звук, Соргенфрей разглядел слабое свечение. Он бесшумно сделал несколько шагов и увидел очертания белого дома, одно из окон которого было освещено, за домом и парой невысоких дюн было море.

Он остановился под пальмой и огляделся: других домов не было. Чуть дальше стояла еще одна пальма; он поставил чемодан на землю и на цыпочках подкрался к ней. Прячась, вытащил револьвер, снял его с предохранителя и засунул обратно в кобуру.

Подобраться ближе к дому, не выходя из укрытия, было невозможно. Оттуда доносились звуки: как будто слова, шаги, закрылась дверь внутри дома… загорелось еще несколько окон. За шторой кто-то двигался.

Больше ждать он уже не мог и пошел прямо к дому, готовясь упасть на землю, как только откроется дверь. Теперь было слышно, что разговаривают двое — мужчина и женщина. Низко пригибаясь, Соргенфрей поднялся на дюну и увидел у дома маленький дворик. И тут же на этот дворик упал прямоугольник яркого света: дверь дома открылась, и вышли двое.

Это были мужчина и женщина, оба в купальных халатах. Они прошли светлый прямоугольник и скрылись в дюнах. Соргенфрей пошел вниз, к дому, где горел свет. От дома ему еще были смутно видны две фигуры, направляющиеся к морю. Он побелил в ту же сторону и бросился на песок за дюной. Песок был тонкий, как мука, и еще теплый. Он ползком взобрался на дюну, откуда можно было смотреть на берег.

Мужчина и женщина стояли всего в нескольких ярдах от него. Они сняли халаты, свернули их и положили на песок. Потом, взявшись за руки, пошли к воде. Через несколько мгновений обе фигуры скрылись в воде, только головы виднелись на поверхности. Соргенфрей подполз к халатам. Один из них обдал Соргенфрея запахом, от которого у него перехватило дыхание. Он подумал, не унести ли халаты, но отказался от этой идеи.

Тогда он прицелился из револьвера в мячики, подпрыгивающие на волнах, и прошептал: «Бах! Бах!» — ненадолго почувствовав себя совершенно спокойным и счастливым, как ребенок, который придумал новую игру. Но так же быстро настроение у него переменилось, и он спрятал револьвер в кобуру.

Он переполз дюну в обратном направлении и, поднявшись на ноги, направился к дому. Прежде чем войти в открытый дворик, Соргенфрей обошел вокруг дома, заглядывая во все окна, чтобы удостовериться, что внутри действительно никого нет. Потом пересек двор и вошел в комнату, где горел свет. На полу стояли два чемодана, которые он уже видел в аэропорту Каструп и позже, когда Борк вдруг встал и пошел по проходу автобуса. Открыт был только один из них.

Вильгельм Христиан Соргенфрей сел в плетеное кресло, которое не было видно из двери, и положил на колени револьвер со снятым предохранителем.

Когда они вышли из воды на берег, Алиса повернулась к нему:

— Расслабился?

— Я чувствую себя другим человеком.

— В самом деле? — Она засмеялась.

— А ты?

— Ну, я всегда одинаковая.

— Хорошо провела время?

— Да.

Помолчав, она спросила:

— О нем есть какие-нибудь новости?

Борк молчал, не зная, как ответить.

— Но ты хотя бы пытался что-нибудь выяснить?

— В этот раз нет. Я ведь даже не знаю, по какому номеру звонить. Да и что я мог спросить? Не выпускают ли такого-то раньше времени? А там сразу поинтересуются, кто звонит. К тому же ему целый год еще остался.

— Идиот, — сказала она, но прозвучало это почти нежно.

— Я сделаю что-нибудь, когда вернусь домой. Хотя не имею ни малейшего представления, с чего начинать.

— Узнай. Существует такая вещь, как «примерное поведение». Ну, возвращаемся?

Они надели халаты и медленно пошли через дюны. Над головой Большая Медведица светилась точно так же, как в холодную осеннюю ночь в Дании. Только здесь ночь была теплая…

Бедного Грау совсем замучили москиты. Когда он, устав, переставал отмахиваться руками, рой насекомых садился на них и начинал кусать.

Тунисский полицейский, смуглый человек, сидевший по другую сторону письменного стола, сказал:

— Она единственная датчанка, которая живет здесь постоянно. Вот ее адрес.

Грау долго изучал карточку.

— Где это?

— Ну, это не очень далеко, но найти трудно. Лучше возьмите напрокат машину. Для такси время сейчас слишком позднее. Кстати, мы можем перейти на английский, если вам так удобнее.

— Надо было сказать раньше, — проворчал Грау.

Алиса замерла на пороге. Дверь, которую они закрыли, уходя, теперь была приотворена, У Борка по спине прополз холодок. Он прошел мимо нее и остановился.

Человека в плетеном кресле он узнал сразу,

— Алиса, — начал он, — ты не…

Не глядя на него, она прошептала:

— Ты дурак.

Человек в плетеном кресле засмеялся.

— Ну наконец-то мы опять все вместе.

Алиса завязала пояс своего халата. Глядя в пол, она сказала, словно разговаривала сама с собой:

— От дилетантов никогда не убережешься.

— О, я не назвал бы его дилетантом, — заметил Соргенфрей. Он смотрел прямо на Алису.

Борк в это время взвешивал свои шансы. Он мог броситься вперед и, падая, схватить револьвер. Или повернуться и спокойно выйти в дверь, в которую только что вошел. Он не сделал ни того, ни другого.

— Садитесь, — произнес Соргенфрей, делая круговое движение дулом револьвера, словно показывая, что они останутся под прицелом, если даже пойдут за стульями.

Алиса все еще смотрела в пол. Потом подняла глаза на Соргенфрея.

— Хочешь выпить с дороги? Мы только что искупались.

— Ну, налей чего-нибудь, а мы с Борком подождем здесь.

На кухне есть нож, но приносить его сюда не нужно. Присядь, пока ждем, приятель.

Борк сел, плотнее запахнув халат.

— Хорошее местечко вы себе нашли, — проговорил Соргенфрей миролюбиво. — Телефона нет, соседи не докучают. Мы втроем очень мило и мирно поболтаем. А уж поговорить нам есть о чем! Этот дом принадлежит вам?

— Да, — ответил Борк. Алиса из кухни крикнула:

— Нет!

Они молча слушали, как она колет лед для напитков.

— Давай-ка вспомним, — сказал Соргенфрей, — когда мы с тобой виделись в последний раз? Через окно — ты то пригибался, то поднимался, как будто гимнастикой занимался. Ты однажды разглядывал меня в дверной глазок, но я не мог ответить тебе тем же. Потом ты видел меня — сейчас я просто думаю вслух — в окно кафетерия, когда я ждал тебя, а ты не пришел. Так что фактически я тебя по-настоящему видел только в банке. И, конечно, по телевизору. А потом в тот день, когда ты должен был опознать меня, но тебе не захотелось, да? Однако я не очень уверен, что должен тебя поблагодарить.

Борк услышал, что Алиса ногой открывает дверь. Он подумал — может быть, она соображает быстрее него? И что же она успела придумать? Подсыпать что-нибудь Соргенфрею в рюмку? У ее халата есть карман — могла ли она что-нибудь туда засунуть? Или она уже успела перейти на другую сторону?

— Не могли бы мы спокойно обсудить все это? — предложил он.

— Нет, — ответил Соргенфрей, переставая улыбаться. — Мы могли бы поговорить спокойно раньше, но это было уже довольно давно. Если быть точным, два с половиной года назад. Расскажи, чем вы занимались все это время, а я расскажу, чем приходилось заполнять свое время мне.

На маленьком пластмассовом подносе, который Алиса внесла в комнату, было три наполненных бокала.

— Просто поставь на стол, — сказал Соргенфрей, когда она направилась к нему. Как и Борк, он не спускал глаз с кармана ее халата. — Остановись на секунду. Карман твоего халата, тебя не затруднит его опустошить? Знаешь, это на всякий случай — вдруг он полон ужасных кухонных ножей и прочей гадости.

Алиса сунула руку в карман и, улыбаясь, вывернула его наизнанку.

— Хорошо, — кивнул Соргенфрей. — А напитки уже приготовлены. Какой бокал предназначался мне?

— Ты псих, — заявила Алиса.

— Просто немного нервный. Ладно, давай сюда бокал.

Он протянул левую руку, и Алиса подала ему один из трех бокалов.

— А теперь дай другой.

Она улыбнулась, взяла бокал и протянула второй, говоря при этом Борку:

— Все это потому, что он насмотрелся кинофильмов. Почему ты думаешь, — продолжала она, обращаясь уже к Соргенфрею, — что у меня в кухне есть что-то такое…

— Ладно, ладно, успокойся. Выпьем.

Алиса хихикнула, Соргенфрей, глядя на нее, рассмеялся, и Борк на мгновение почувствовал себя посторонним.

— Зачем ты приехал? — спросила Алиса, посерьезнев.

— Отдохнуть. Погреться под средиземноморским солнцем. Встретить старых знакомых. Поговорить с ними по душам.

— Тебя выпустили?

— Конечно, нет. Я взорвал стену динамитом. Дома об этом во всех газетах пишут.

— Может быть, уберешь наконец револьвер?

— Ни в коем случае.

Алиса искоса бросила быстрый взгляд на Борка, как будто хотела сообщить ему что-то важное, дать ему понять… Борк сделал маленький глоток из бокала и подумал — не тог ли это, что предназначался вначале Соргенфрею.

— Красивый дом, — заметил Соргенфрей, оглядываясь по сторонам. — Мебели, пожалуй, маловато. Однако — холодильник в кухне, электричество, водопровод, просторные комнаты. Да еще прямо у моря. Идеально для двоих. Интересно, сколько этот дом стоит?

— Нисколько — мы сняли его на время, — сказала Алиса.

— В этом случае деньги вы где-то храните. Ну, мы это выясним, впереди вся ночь.

— Деньги уже истрачены.

— Ерунда. Если б вы истратили деньги, то не держались бы вместе.

— Может быть, мы втроем…

Борк и сам не знал, как собирался закончить эту фразу. После того как он отпил из бокала, во рту остался горький привкус, которого, как ему казалось, не должно было быть.

— Ну уж нет! — очень громко сказал Соргенфрей. — В этот раз я не собираюсь делиться. Сейчас я хочу, чтобы мне отдали все — все, что осталось. И если я не получу этого, то у меня может испортиться настроение. У меня вообще очень плохое настроение. Как у медведя с жуткой мигренью. Мое настроение ухудшалось каждый день последние два с половиной года. Вот почему эта штука заряжена. А сейчас я это докажу, чтобы не было никаких недоразумений.

Борк подумал, что Соргенфрей целится в него, но больше он ничего не успел подумать: бокал, который он поставил на пол, разбился, и осколки стекла и жидкость попали ему в ногу. Звук выстрела был тише, чем звон разбивающегося стекла. Никто не шелохнулся, и никто ничего не сказал в первое мгновение после выстрела.

— Главное, — усмехнулся Соргенфрей, — это тренировка. А сейчас мы займемся подсчетами. Будем считать назад со ста семидесяти восьми тысяч.

Борк попробовал представить, что вот сейчас он умрет. И вдруг ему очень захотелось жить — даже не просто жить, а чтобы в его жизни ничего не случалось. Пусть будет нудная работа в банке — ничего, он к ней давно привык. Ему очень захотелось вернуть все назад — к тому времени, когда он еще не увидел Соргенфрея. Но он понимал, слишком хорошо понимал, что пути назад нет… Он смотрел на Соргенфрея, все так же сжимавшего револьвер в руке, и ничего не делал. Шли мгновения, а он не предпринимал никаких попыток завладеть оружием. Алиса принесла из кухни бутылки и еще один бокал на подносике. Соргенфрей расстегнул воротник рубашки левой рукой.

— Передай мне бутылку, — сказал он Алисе, не глядя на нее. Левой же рукой он налил себе очень слабый джин с тоником.

Алиса наполнила бокал Борка и свой.

— Чего ты от нас хочешь? — спросила она. — Деньги мы истратили. Конечно, мы можем продать дом и выручку поделить, но…

— Ничего мы поделить не можем. Давно прошло то время, когда я предлагал что-то поделить. Сейчас мне нужны две вещи: получить деньги, которые еще остались, и напугать вас обоих до смерти. Интересно, здесь каждую ночь так жарко?

Чтобы закатать левый рукав, ему пришлось воспользоваться правой рукой. Борк, видимо, незаметно для себя подался вперед, ибо почувствовал на плече руку Алисы.

— Это же простая логика, — сказал Соргенфрей, поигрывая револьвером. — Единственное, что удерживало вас вместе, это деньги. Вы оба умеете считать. Вы придумали, как сделать, чтобы денег вам хватило хотя бы до тех пор, когда…

— …тебя отпустят. Мы планировали все спустить к тому времени, когда ты выйдешь. И только твое «примерное поведение» мы не учли. Вот почему дома есть еще немного денег.

— Ты лжешь, — тихо проговорил Соргенфрей.

Свет привлек множество москитов, и Соргенфрей беспрестанно почесывал шею и руки. Он позволил Алисе закрыть дверь и задернуть шторы. По пути назад к своему стулу она приостановилась и взяла что-то со стола.

— Одну минуту! Что там у тебя?

— Сигаретная бумага и табак. Мы тут сами сворачиваем, Дым отгоняет москитов.

Алиса села и стала свертывать сигарету. Борк смотрел на нее, не понимая, как она может сохранять спокойствие.

— Дай мне свою сигарету! — сказал Соргенфрей. Нервы у него явно начинали сдавать. Алиса бросила ему сигарету.

— Добрый старый Флемминг Борк, — начал Соргенфрей. — Где же сейчас твой талант к импровизациям? Как хорошо, что рядом с тобой есть дама, которая удерживает тебя от глупостей. А сейчас мы будем говорить о деньгах.

Борк откинулся на спинку кресла. По голосу Соргенфрея ему показалось, что тот уже не думает, что имеет смысл говорить о деньгах. Он должен понимать, размышлял Борк, что он фактически может только напугать их — и все.

Алиса свернула еще одну сигарету и зажгла ее. Борк повернулся к ней, собираясь попросить и себе сигарету, но она покачала головой — как-то странно покачала, он не понял, в чем дело.

— Единственное, что я могу сказать о местном табаке, — проговорил Соргенфрей, делая очередную затяжку и выпуская клубы дыма, — это то, что москиты его уважают.

И вдруг Борк понял, в чем дело: Алиса подмешала что-то в табак.

— Я думаю вслух, — продолжал Соргенфрей. — Вы купили этот дом. Я не вижу никакой другой причины, по которой вы могли выбрать такую дыру, как Тунис. Причина в том, что вам нужно было где-то похоронить деньги. Скрыть деньги, появлению которых нельзя придумать законную причину. Если бы вы хотели их просто истратить, то выбрали бы другое место, — повеселее и где меньше москитов. Значит, деньги здесь!

— Деньги истрачены, — спокойно сказала Алиса. — Завтра можешь обыскать все. А если ты сделаешь какую-нибудь глупость, то посадят всех троих. Помни, что не только ты можешь засадить в тюрьму нас. Ты и сам туда попадешь. Пока тебя судили только за одно ограбление…

Соргенфрей ухмыльнулся. С ним явно что-то происходило,

— Не двигайся. Вон там москит, он хочет тебя укусить.

Он поднял револьвер, прицелился и выстрелил поверх ее головы. Пуля с сухим звуком пробила стекло. Алиса бросилась вперед, закрыв лицо скрещенными руками. Соргенфрей дико расхохотался.

— Кажется, я в него попал, — заявил он и выдохнул новый клуб дыма. Потом загасил сигарету о подлокотник кресла и замер, уставившись в одну точку.

— Дай мне еще сигарету, — через некоторое время произнес Соргенфрей.

Алиса бросила ему свою сигарету, он попытался ее поймать обеими руками и выронил револьвер. Борк рванулся вперед и опередил его. Взяв револьвер в правую руку, он направил дуло в сторону Соргенфрея.

— Ладно, я уйду, — пробормотал тот. — Но теперь вы от меня никогда не избавитесь. Я разделаюсь с вами обоими.

Он поднялся на ноги.

— Теперь я убью вас.

Он сделал два шага назад, чуть не упал, повернулся и медленно пошел к выходу.

— За ним, — прошептала Алиса.

— Стрелять из этого сейчас можно?

— Скорее! Ну, скорее! Или дай револьвер мне. Я не боюсь.

Борк заколебался.

— Но что ты с ним собираешься делать? Может, пусть просто уйдет? Мы ведь его напугали, не так ли?

— Ради бога, отдай мне револьвер или иди за ним сам, только не трать время на споры. Я знаю его, мы его нисколько не напугали. Он вернется и в следующий раз действительно убьет нас. Убьет. Скорее за ним, пока он не нашел другого оружия.

Борк продолжал колебаться, и Алиса попыталась отнять у него револьвер.

— Хорошо, я это сделаю, — сказал Борк. — Но я не уверен, что это правильно.

— Не говори, действуй, — прошептала Алиса.

Держа револьвер в вытянутой руке, Борк пошел к двери. Соргенфрея уже нигде не было видно.

— Неужели ты не мог идти быстрее? — прошептала за его спиной Алиса. — Он серьезно говорил. Флемминг, ты понимаешь? Он говорил серьезно.

— Что — серьезно?

— Что он убьет нас. Ты не понял? Теперь он нас убьет,

Алиса стояла посреди комнаты. Борк, сидя в плетеном кресле, наблюдал, как она пытается запихнуть свой транзисторный радиоприемник в самый большой из чемоданов.

— Ты знала, что он приедет?

— Конечно, знала. Я послала ему телеграмму и фотографию нашего дома. «Вот где мы живем, приезжай и поломай всю нашу жизнь! Не забудь захватить револьвер!» А как ты догадался? Конечно, это прекрасно согласуется с тем, что я собираю сейчас вещи, а?

Револьвер лежал на столике рядом с Борком. Борк поднял его, опять положил на место.

— Но куда ты едешь?

— В Каир, я тебе уже говорила. Или ты думаешь, что я о чем-то договорилась с ним?

Борк покачал головой, хотя подумал именно это.

— А кто забыл узнать, выпустили ли его из тюрьмы? Кто за весь день ни разу не оглянулся?

Алисе удалось запереть самый большой чемодан. Крышка пучилась, но все три замка защелкнулись.

— Ты собираешься идти пешком? — поинтересовался Борк.

— В деревне есть грузовик. Там встают рано, часа через два уже поднимутся. Если повезет, до этих пор к нам никто не придет. Здесь оружие нетрудно достать — если не ружье, то хотя бы нож… Он придет, можешь не сомневаться, я его знаю: он придет. В этот раз он убьет нас. Наверно, ты уже понял, что он сумасшедший? Еще больше, чем мы с тобой вместе.

Алиса села на чемодан.

— Не забывай, — сказала она, — что я никаких преступлений не совершила.

— Мне это нравится. Ты…

— А исчезну я только на время. Если, несмотря ни на что, вы с ним как-то договоритесь, я снова появлюсь.

Борк безуспешно пытался уследить за ходом ее мыслей. Он чувствовал, что стоит ему поспать хотя бы пару часов, и в голове прояснится. Потом он подумал, что ему лучше выпить. Он глотнул немного джина с тоником — но, конечно, стало еще хуже.

Алиса принесла плащ и стала укладывать его в дорожную сумку. Борк взял револьвер, прицелился ей в сердце и сказал:

— Ты останешься здесь.

— Ты все равно не попадешь. Да и на меня тебе, в общем, плевать. Так что не пытайся себя обмануть.

— Мы уедем вместе, — сказал Борк. Он продолжал целиться ей в сердце.

— Мы уедем по одному. И больше не пей.

Похоже, впервые ей было страшно. Возможно, потому, что она никогда не видела его пьяным и не знала, как на него действует алкоголь. Левой рукой он налил себе джина, продолжая — как ему казалось — целиться ей в сердце.

— Сядь, — сказал он.

Она села на чемодан, глядя на Борка.

— Я и не знала, что ты такой глупый. Мы что, будем сидеть здесь и ждать, пока ты напьешься, а он отыщет какое-нибудь оружие и вернется? Ты понимаешь, что он умеет стрелять? В отличие от тебя А что, по-твоему, он сделал с багажом? Вдруг он привез два револьвера?

Борк сделал большой глоток, чтобы напугать ее. То, что она сказала, было правдой: в каком-то смысле ему было на нее плевать. Но ему хотелось показать, что он самый умный из всех троих.

Он допил все, что оставалось в бокале, и сразу понял, что, просчитался. Через минуту он уже не сможет мыслить и действовать последовательно Его сморит сон, и Алиса отберет револьвер. Она унесет его, а он останется здесь совершенно беззащитный, и тут как раз явится Соргенфрей. А скоро Алиса поймет по его лицу, в каком он состоянии…

— Ты не умеешь стрелять, — решительно сказала Алиса и поднялась. ’Она собиралась сказать еще что-то, но остановилась.

— Сядь на место, — проговорил Борк, он чувствовал, что язык у него заплетается.

— Помолчи немного. Ты что, не слышишь ничего? Это был какой-то трюк, но он все же прислушался.

— Не пытайся…

— Заткнись.

Он опять прислушался и теперь услышал. Кто-то сделал пару шагов, и рядом с домом треснула ветка. Он быстро повернулся, и ему показалось, что снаружи кто-то движется. Потом он повернулся еще раз, потому что Алиса сделала большой шаг к нему.

— Это он, — сказала она. — Избавься от него.

Борк поднялся. Шагов больше не было слышно. Тем не менее он подошел к двери на закрытую веранду и распахнул ставню — вначале бросив быстрый взгляд назад, желая убедиться, что Алиса не идет за ним.

Ветер на улице утих, и Борк сразу услышал плеск волн у берега. Слышны были и шаги — совсем рядом, в кустах. Од прицелился из револьвера в том направлении, откуда доносились шаги.

Глаза его привыкли к темноте Он медленно вышел во двор. Алиса остановилась в двери, и он чувствовал, что она так же испугана.

Кто-то поднялся с земли, держа что-то в руках. Борку очень не хотелось умирать, и его указательный палец непроизвольно согнулся, а спусковой крючок сразу поддался этому несильному давлению, и болезненный удар прошел по руке Борка от кисти до плеча. Расплывчатая фигура перед ним согнулась и упала. И лишь после этого — во всяком случае, так показалось Борку — послышался звук выстрела.

Алиса первая подбежала к упавшему. Он лежал без движения, и лицо его оказалось в песке. Рука была вытянута, и рядом с ней валялся блестящий металлический предмет.

Алиса нагнулась и подняла его. Борк уже собирался направить на нее револьвер, думая, что она сейчас прицелится в него, но увидел, что это вовсе не оружие. Предмет был продолговатым, чуть больше спичечного коробка, но немного уже.

Алиса перевернула тело. До Борка постепенно дошло, что этот блестящий предмет — миниатюрная фотокамера. Борк перевел взгляд с камеры на лицо человека.

Это был не Соргенфрей.

Машину они нашли в том месте, где кончалась дорога. Алиса вставила в замок дверцы ключ, который она нашла в кармане убитого, и он подошел.

— Наверное, взял напрокат, — прокомментировала девушка, садясь за руль. Когда она открыла отделение для перчаток, там включилась маленькая лампочка, и Борк увидел бумажник и датский паспорт.

Борка покачивало, и он оперся на машину. Алиса открыла паспорт на первой странице.

— Грау. Карл Олуф. Ты знаешь его?

— Нет. Смотри дальше, может быть…

— Полиция. Я же тебе говорила. Становилось светлее. Алиса вышла из машины.

— Я не вижу другого выхода, — сказала она.

— Но я не могу сделать это один… — Голос Борка пресекся посреди фразы. Алиса долго смотрела на него.

— Хорошо, — сказала она наконец. — Я тебе помогу. Но потом мы расстанемся.

Они пошли обратно к дому. Мертвый полицейский лежал на том же месте, где они его оставили. Они неловко подняли его. В теле оставалась пуля, но вынуть ее они не могли. Небо стало серым, звезды исчезли, и у Борка появилось ощущение, что за ним наблюдают. Это ощущение было сильнее, чем раньше, но, оглянувшись, он никого не увидел.

— На переднее сиденье, — сказала Алиса, когда они приблизились к машине. — Скоро он одеревенеет.

Когда они посадили мертвого в машину, Борк стал изучать его паспорт. Дата прибытия была та же, что и у него. Борк захохотал. Они все трое были на одном самолете. Значит, кто-то смог незаметно проследить за Соргенфреем. Означает ли это, что его с самого начала подозревали в обоих грабежах? И по его следу шли с той минуты, когда он вышел из тюрьмы? Борк продолжал смеяться, потому что Соргенфрей, считавший себя умнее Борка, сам оказался в дураках.

Алиса принесла свои чемоданы, бросила их в багажник, потом достала откуда-то канистру бензина.

— Она понадобится нам, — сказала Алиса и села на заднее сиденье, держа канистру в руках.

Борк вел машину. Они ехали по узкой дороге, серпантином уходившей вверх. Когда уже достаточно поднялись на холм, Алиса остановила его. В зеркале заднего обзора блеснуло красное утреннее солнце. Они вышли из машины. Машина стояла у крутого склона, переходившего в обрыв, на дне которого лежали валуны — в сезон дождей там протекала река. Алиса вытащила свои чемоданы и открыла канистру с бензином. Потом достала из сумки две маленькие бутылочки из-под виски и одну положила в карман пиджака мертвеца, а вторую бросила на заднее сиденье. Затем она облила труп и сиденья бензином. Борк высвободил ручной тормоз, и они вместе покатили машину к обрыву. До того, как она свалилась вниз, Алиса и Борк успели бросить в открытые окна зажженные сигареты.

До того, как машина достигла дна, из нее повалил густой дым.

Алиса подняла свои чемоданы. Борк хотел помочь ей, но она отказалась. Они пошли вперед, не оглядываясь. Дорога спускалась очень круто, чемоданы тянули Алису вниз, пот тек у нее по лицу, косметика расплылась… И тем не менее она снова отказалась от помощи Борка. Когда они дошли до развилки, она остановилась.

— Мы еще встретимся, — сказал Борк. — Где?

— Мы встретимся, если ты выпутаешься из этого положения. Я не думаю, что мы встретимся.

— У тебя кровь на одежде.

— Я надену плащ. В городе у меня есть подруга, я смогу переодеться. В твоих интересах не впутывать меня. Не забывай, что я знаю всю эту историю и видела, как ты стрелял. Если ты выпутаешься, я пошлю тебе открытку. Если нет… но я не думаю, что ты выпутаешься. И еще вот что… — Она вытащила плащ. — И еще вот что… Если ты хочешь навести порядок в доме, то поспеши. Он вернется. Я его знаю.

— Единственное, чего я хочу, это уснуть.

— Не спи. И держи револьвер наготове.

— Револьвер? Я оставил его в машине.

Она смотрела на него так, будто взвешивала, что сказать ему.

— Дилетант, — сказала она, и это было последним словом, которое он от нее услышал. Тяжело нагруженная, чуть горбясь, она пошла прочь, а у Борка даже не было сил побежать за ней Фигурка ее становилась все меньше и наконец скрылась за поворотом.

Вернувшись к дому, он попытался забросать песком пятно крови, потом вошел в дом. А там, конечно, был Соргенфрей, он сидел в том же самом кресле.

Теперь все происходящее стало кошмарным сном, потому что Соргенфрей держал в правой руке что-то, показавшееся ему сначала револьвером. Однако потом он понял, что это та же блестящая штука, которую держал в руке и потом выронил мертвый полицейский. Это была маленькая фотокамера.

Соргенфрей сидел в кресле с очень спокойным видом, он вовсе не походил на человека, который сказал: «Теперь я просто убью вас».

— Мне кажется, последний патрон в револьвере ты истратил не на того, — сказал Соргенфрей.

Борк не сразу понял, что он имеет в виду.

— Револьвер пропал, — уныло произнес он.

— Алиса?

— Ушла.

— Так. Угадай, что тут у меня,

Соргенфрей помахал фотоаппаратом. Борк, уже едва державшийся на ногах, сказал:

— Камера.

— А угадай, что в ней.

Борк обеими руками оперся о спинку плетеного кресла.

— Фотографии. Чертовски забавные фотографии. Там можно увидеть трех человек. Один из них очень похож на мертвого. Двое других поднимают его и несут. Так что не сомневайся, фотографии интересные.

Борк молчал.

— Боже, как здесь неприбрано! Кровищи везде! Могу я высказать предположение? Тот человек был из датской уголовной полиции, Ну что ж, мы все делаем ошибки — так или иначе. А теперь я начинаю думать, что с тем человеком произошла небольшая автокатастрофа. Может быть, его машина загорелась? Ну конечно, мы все трое думаем примерно одинаково.

Соргенфрей поднялся.

— Приятель, тебе бы поспать. Я просто подумал, что надо тебя ввести в курс событий, чтобы ты не делал больше ошибок. Чем больше человек знает, тем меньше он совершает глупостей, ты согласен? Ну так вот, я уже не собираюсь тебя убивать. Кто знает, может быть, ты еще станешь для меня источником доходов. Знаешь, что я сделал? Просто ходил в дюнах, ждал, когда прояснится голова. Потом я услышал выстрел, случайно стал свидетелем маленькой мелодраматической сценки, которую просто нельзя было не сфотографировать. Тут уж у меня голова мгновенно прояснилась.

Соргенфрей поднялся и пошел к двери — ни разу при этом не поворачиваясь к Борку спиной.

— Слушай, я не думаю, что ты выпутаешься. Надо было нам с самого начала держаться вместе. Напрасно ты не согласился, когда я предлагал поделиться пополам. Помнишь, тогда, по телефону? Черт возьми, мы же тогда были одинаково хитры, и я в самом деле собирался поделиться. И не надо было бы впутывать эту маленькую шлюшку Ну а теперь поздно. Теперь, как говорят, каждый за себя.

Он вышел наружу, и солнце осветило щетину на его лице. Борк апатично последовал за ним. Он подумал о том, что в кухне есть нож, но Соргенфрей мог просто убежать от него, к тому же он сейчас и не видел смысла убивать кого бы то ни было.

Они прошли по дюнам, почти рядом, как будто Соргенфрей полностью осознал, насколько Борк безопасен сейчас. На берегу Соргенфрей повернулся.

— Ну, мы друг друга поняли. Если сможешь выбраться из ямы, которую сам себе выкопал, что же, мы еще встретимся. Посмотрим вместе красивые фотографии. И ты отдашь мне все, что у тебя осталось от этой операции. А негативы я не продам — никогда.

Соргенфрей вдруг протянул руку.

— Ну, приятель, желаю удачи!

Борк механически пожал ее Соргенфрей смотрел на него серьезно. Потом повернулся и пошел прочь.

Борк остался стоять, глядя ему вслед. Солнце уже поднялось в небе, становилось жарко.

Перевел с датского Лев ДЫМОВ.

Искатель. 1987. Выпуск №6

Примечания.

1.

Паспорт ООН выдается сотрудникам международных организаций.

2.

ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения.

3.

Буш — кустарниковая саванна.

4.

Шистосомоз — тропическое заболевание.

5.

Онхоцеркоз — речная слепота (тропическое заболевание).

6.

Дрессер — санитарный инструктор.

7.

Примахиноустойчивая форма — не поддающаяся лечению обычными средствами.

8.

Нейбергер — профессор Калифорнийского университета (США).

9.

Шарль Николь — видный французский микробиолог.

10.

Фансидар — средство для лечения малярии.

11.

© Перевод с датского: «Искатель».

Anders Bodelsen «Tank på et tal», Kobenhavn Fremad, 1968.