Исследование сознания (Изучение сознания).

В этой книге, адресованной людям, изучающим проблему эволюции сознания, излагаются гипотезы и предположения, которые могут оказаться полезными для них. Она не претендует на полноту изложения, а скорее является вкладом в психологию. Для полного изложения обширной науки, рассматривающей вопрос развертывания сознания, необходимо гораздо больше материала, чем имеется в моем распоряжении. Необходимый материал постепенно накапливается в руках старательных и усердных ученых, но пока еще не было предпринято никаких усилий для систематизации и приведения его в порядок. В этой небольшой работе я систематизировала лишь небольшую часть этого материала в надежде, что сейчас это сможет оказаться полезным для некоторых тружеников в обширной области Эволюции Сознания, и сможет послужить в будущем кирпичиком цельного строения. Потребуется великий архитектор для планирования этого храма знаний и искусный каменщик для руководства его строительством; на данный момент достаточно выполнить работу подмастерья и подготовить строительные материалы для более искусных мастеров.

Анни Безант.

Развитие сознания у созданий, пространством эволюции которых является солнечная система, является сложным процессом: в настоящее время никто из нас не может надеяться на большее, чем понимание малой его части, но его можно изучать таким образом, при котором будут заполнены некоторые пробелы в нашем мышлении, и который может дать нам достаточно четкую схему для направления нашей будущей работы.

Однако мы не можем удовлетворительно вычертить эту схему, не рассмотрев сначала нашу солнечную систему как целое, и не попытавшись получить некоторое представление, каким бы смутным оно не показалось, о "началах" в такой системе.

1. Источники.

Мы знаем, что материя в солнечной системе существует в семи больших модификациях, или планах; на трех из них, физическом, эмоциональном (астральном) и ментальном — часто упоминаемых как "три мира", хорошо известных Три-локи, или Три-бхувана индусской космогонии — проходит нормальная эволюция человека. На следующих двух планах, духовных — планах мудрости и силы, буддхическом и атмическом — проходит особая эволюция Посвященного после первого из великих посвящений. Эти пять планов составляют сферу эволюции сознания до слияния человека с божественным. Два плана, следующие за этими пятью, представляют всеокружающую и всеохватывающую сферу божественной деятельности, из которой излучаются божественные энергии, оживляющие и поддерживающие всю систему. В настоящее время о них нам абсолютно ничего не известно, а то немногое известное о них, вероятно, несет в себе столько информации, сколько наши ограниченные способности в состоянии воспринять. Нас учат, что это планы божественного Сознания, в которых проявляется Логос или божественная Троица Логосов, и откуда Он светит как Создатель, Хранитель и Разрушитель, разворачивая вселенную, поддерживая ее во время существования и вбирая ее в Себя по ее завершении. Нам даны названия этих двух планов нижний — это Апупадака, на котором "пока еще не создано никакой формы";[1] высшим является Ади — "первый", фундамент вселенной, основа и источник ее жизни. Таким образом, существует семь планов вселенной, солнечной системы, которые, как видно из этого короткого описания, можно рассматривать как образующие три группы:

I. Сфера проявления исключительно Логоса;

II. Сфера сверхъестественного человеческого развития, эволюции Посвященных;

III. Сфера элементальной, минеральной, растительной, животной и нормальной человеческой эволюции.

Мы можем свести эти данные в следующую таблицу:

Сфера проявления исключительно Логоса:

I. Ади.

II. Анупадака.

Сфера сверхъестественной человеческой эволюции:

III. Атмический.

IV. Буддхический.

Сфера элементальной, минеральной, растительной, животной и нормальной человеческой эволюции:

V. Ментальный.

VI. Эмоциональный.

VII. Физический.

Два высших плана можно представить существовавшими до образования солнечной системы, и мы можем представить себе высочайший, Ади, как состоящий из материи пространства — символизируемой точками — выбранный Логосом для формирования материальной основы системы, которую Он собирается создать. Как рабочий выбирает материал, которому он собирается придать форму, так и Логос отбирает материал и место для своей вселенной. Подобным же образом мы можем представить и Анупадаку — символизируемую линиями — как состоящую из этой же самой материи, модифицированной его собственной жизнью, используя показательную метафору, можно сказать окрашенную его всеодухотворяющим Сознанием, и поэтому некоторым образом отличающуюся от соответствующего плана в другой солнечной системе. Нам говорят, что важнейшие факты этой подготовительной работы можно представить в символах; из них нам дается два ряда, один из которых отображает тройственное проявление Сознания Логоса, а другой — тройственное изменение в материи, соответствующее тройственной Жизни — жизненные и форменные аспекты трех Логосов. Мы можем считать их одновременными событиями:

Исследование сознания (Изучение сознания)

Здесь в графе "Жизнь" мы имеем в центре круга изначальную Точку, Логос, как Единое внутри самоналоженной на Себя сферы тончайшей материи, в которую Он заключил Себя с целью проявления, сияния из Тьмы. Сразу же возникает вопрос: почему три Логоса? Хотя здесь мы касаемся глубочайшего вопроса метафизики, даже для неадекватного изложения которого потребовался бы целый том, мы должны дать краткий ответ. Анализируя все существующее, мы приходим к обобщению: "все делится на "Я" и "Не-Я", "Сам" или "Не Сам". Каждая отдельно взятая вещь подводится под одно из этих определений: "Я" или "Не-Я". Нет ничего, что нельзя было бы подвести под одно из них. "Я" — это Жизнь, Сознание; "Не-Я" — это Материя, Форма. Следовательно, здесь мы имеем двойственность. Но Пара — это не две отдельные вещи, изолированные и несвязанные; между ними существует непрерывное взаимоотношение, постоянное сближение и расхождение, отождествление и отрицание, эта взаимосвязь проявляется как постоянно изменяющаяся вселенная. Таким образом, мы имеем Тройственность, а не Двойственность — "Я". "Не-Я" и Взаимоотношение между ними. В этом суммируются все вещи и все взаимоотношения, фактические и возможные, и отсюда Тройка, не более и не менее, является основой всех вселенных в общем и каждой отдельной вселенной в частности.[2] Это фундаментальное положение накладывает на Логос тройственность проявления в солнечной системе, и поэтому Единое, Точка, расходящаяся в трех направлениях к окружности Круга Материи и возвращающаяся к Себе, проявляет различные аспекты в каждом месте контакта с Кругом — три фундаментальных выражения Сознания Волю Мудрость и Деятельность — божественную Триаду, или Троицу.[3]

Вселенское "Я", Пратьяг-атма, "Внутреннее Я", размышляя о "Не-Я", идентифицирует Себя с ним, и таким образом разделяет с ним его Существование. Это божественная деятельность, Сат, Бытие, придаваемое Несуществующему. Вселенский Разум, Самореализующееся "Я" является Мудростью, Чит, принципом сохранения "Я", отзывающее Себя от "Не-Я" в свою собственную чистую сущность, является Блаженством, Ананда, свободным от формы. Каждый Логос вселенной повторяет это всеобщее Самосознание в своей активности. Он проявляется творящим Разумом, Крия — соответствующим вселенскому Сат — Брахмой индусов, Святым Духом христиан, Хокма каббалистов. В своей Мудрости Он является сохраняющейся Причиной, Джняна — соответствующей вселенскому Чит — Вишну индусов, Сыном христиан, Бина каббалистов. В своем Блаженстве Он является Растворителем форм, Волей, Иччха — соответствующим вселенской Ананде — Шивой индусов, Отцом христиан, Кетер каббалистов. Таким образом, проявляясь в каждой вселенной, три Логоса, три Создания, которые творят, сохраняют и разрушают свою вселенную, каждый проявляется, в основном, в своей функции во вселенной, в одном руководящем Аспекте, в отношении которого два других являются второстепенными, хотя, конечно, неизменно присутствующими. Отсюда о каждом проявляющемся Боге говорится как о Троице. Соединение этих трех Аспектов, или фаз проявления, в их внешних точках контакта с кругом дает основной треугольник контакта с материей, который с тремя треугольниками, образованными линиями, прочерченными Точкой, дает таким же образом божественную Четверку (Тетрактис), иногда называемую космической Четверкой (Кватернер), три божественных Аспекта, соприкасающихся с Материей, готовых к творению. В своей общности они составляют Сверхдушу[4] будущего космоса.

В Форме мы можем получить ответы на действие этих Аспектов со стороны Материи Они, конечно же, не обусловлены Логосом системы, а являются соответствиями во вселенской Материи Аспектам вселенского "Я". Аспект Блаженства, или Воли, придает Материи свойство Инерции — Тамас, силу сопротивления, стабильность, покой. Аспект Активности дает Материи способность отвечать на действие — Раджас, подвижность. Аспект Мудрости дает ей Ритм — Саттва, вибрацию, гармонию. Именно при помощи таким образом подготовленной Материи Аспекты Сознания Логоса могут проявить себя как Создания.

Логос — пока еще не первый, поскольку еще нет второго — виден как Точка, излучающая сферу Материи, собравшуюся вокруг Него как пространство будущей вселенной, сверкающее великолепием, как истинная Гора Света, согласно Ману, но Света видимого только на духовных планах. Об этой великой сфере говорится как о первичной Субстанции: это Самообусловленный Логос, ни в одной точке не отделимый от Материи, которую Он предназначил для своей вселенной, до тех пор пока Он немного не отделяет Себя от нее во втором проявлении: это сфера Самообусловливающейся Воли, приводящая к созидательной Активности: "Я есть Это", когда "Это", Не-Я, будет познано". Символически говоря, Точка — для того, чтобы указать на Форму в отношении ее внешнего вида — колеблется между центром и окружностью и таким образом вычерчивает линию, разделяющую Дух и Материю,[5] делая возможным познание, и таким образом порождает Форму для второго Аспекта, Создания, которое мы называем вторым Логосом, символической Линией или Диаметром Круга. В мистическом высказывании об этом говорится: "Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя"[6]; это отношение Отца и Сына в рамках единства Божественного Существования, Первого и Второго Логоса, относится, конечно, ко Дню Откровения, периоду жизни вселенной. Именно это порождение Сына, это появление Второго Логоса, Мудрости, отмечается в мире Формы дифференциацией, разделением Духа и Материи, двумя полюсами, между которыми сплетена ткань вселенной: разделение, так сказать, нейтрального пассивного электричества — которое может символизировать Первый Логос — в двойственную форму положительного и отрицательного, символизирующую Второй — таким образом делает неявное явным. Это разделение в Первом Логосе ярко отображено для нас в подготовке к клеточному делению, которое мы можем изучать на физическом плане, наблюдая процессы, ведущие к появлению разделяющей стенки, в результате чего из одной клетки получается две. Весь процесс является лишь отражением событий в величайшей материи на высших планах, и мы часто можем найти поддержку нашему запинающемуся воображению в своих исследованиях физического развития. "Как вверху, так и внизу". Физическое является отражением духовного.

Затем Точка с вращающейся с ней линией колеблется под прямым углом к предшествующему колебанию, и образуется Крест, все еще находящийся в Круге, Крест, который таким образом "Исходит от Отца и Сына", символ Третьего Логоса, Созидательного Разума, божественной Активности, теперь готовой проявиться в качестве Создателя. Затем Он проявляет Себя как Активный Крест, или Свастика, первый из Логосов, который проявляется за пределами двух высших планов, на третьей стадии божественного развертывания.

Исследование сознания (Изучение сознания)

2. Возникновение монад.

Но перед рассмотрением созидательной Активности Третьего Логоса мы должны обратить внимание на возникновение Монад, или Единиц Сознания, для эволюции которых в материи должно быть подготовлено поле вселенной. Более подробно мы рассмотрим этот вопрос в Главе II. Мириады таких Единиц, которые должны развиваться в этой будущей вселенной, зарождаются в рамках божественной Жизни, как зародышевые клетки в организме, до формирования поля для их эволюции. Об этом порождении написано: "Оно подумало: "Да стану я многоликим, да вырасту я!"[7]; и по действию Воли в Едином возникает множество. Воля имеет два аспекта — притяжения и отталкивания, вдоха и выдоха; и, когда пробуждается энергия аспекта отталкивания, происходит разделение, разъединение.

Это умножение в рамках Единого под действием Воли отмечает место происхождения — Первый Логос, неделимый Господь, Вечный Отец. Это искры Высочайшего Огня, "божественные Фрагменты"[8], обычно называемые Монадами. Монада является фрагментом божественной Жизни, отделенным как индивидуальная сущность тончайшей пленкой материи, такой тонкой, что хотя она и дает форму каждому, но не создает препятствия для свободного взаимодействия таким образом заключенной в оболочку жизни с окружающими ее подобными жизнями. Таким образом, жизнь Монад исходит от Первого Логоса и поэтому имеет тройной аспект. Сознание, существующее как Воля, Мудрость и Активность, эта жизнь приобретает форму на плане божественного Откровения, втором, или Анупадака, в виде Сыновей Отца, как и Второй Логос, но Сыновей младших, не имеющих божественных сил, способных действовать в материи более плотной, чем на их собственных планах; в то время как Он, с многовековой эволюцией готов применить свои божественные силы, "Первородный между многими братиями".[9] Надлежащим образом они пребывают на плане Анупадака, имея жизненные корни в Ади, но пока еще без средств самовыражения, ожидая дня "откровения сынов Божих"[10]. Там они пребывают до тех пор, пока Третий Логос не начинает внешнюю работу проявления, сотворение формы объективной вселенной. Он собирается вложить свою жизнь в материю, чтобы подготовить из нее материалы, пригодные для построения оболочек, необходимых для эволюции Монад. Но Он не сольется со своей работой, ибо какой бы большой она нам ни казалась, для Него она является лишь малой частицей "Установив этот целокупный мир с частью себя, я пребываю в прежнем состоянии"[11]. Эта удивительная Индивидуальность не утеряна, для жизни космоса достаточно лишь ее частицы. Логос, Сверхдуша, остается Богом своей вселенной.

Часть I.

Глава I. Подготовка поля.

1. Образование атома.

Третий Логос, Вселенский Разум, начинает свою божественную активность, вытягивая материю из бесконечного пространства для построения нашей солнечной системы. Эта материя существует в пространстве в формах для нас непознаваемых, но, по-видимому, уже сформированных для нужд более обширных систем. Ибо Е. П. Блаватская говорит, что атомические подпланы наших планов составляют первый, или низший, космический план. Если представить, что атомы этого космического плана символизируются музыкальной нотой, то наши атомы, образованные Третьим Логосом, могут, наверное, символизироваться обертонами такой ноты. Очевидно, что они находятся в близкой связи с "атомами пространства", соответствуют им, но в их теперешней форме им не идентичны. Но семь типов материи, которые стали нашими "атомами", отражают материю, взятую из пространства для построения солнечной системы, и в конечном итоге могут снова вернуться к ней. Е. П. Блаватская имеет в виду повторяющееся семикратное деление на атомы все меньшей и меньшей степени, когда пишет: "Один Космический Атом становится семью атомами на плане материи, и каждый из них превращается в энергетический центр. Этот же атом становится семью лучами на плане духа… разделенными до окончания кальпы и все же близко связанными".[12]

За пределами вселенной эта материя находится в специфическом состоянии, три свойства материи: инерция, подвижность и ритм[13] — сбалансированы друг с другом и находятся в состоянии равновесия. Их можно рассматривать как существующие в замкнутом круге, бездействующие. Фактически, в некоторых древних книгах материя в своей целостности описывается в этом состоянии как инерция. Ее также можно назвать девственной; это небесная Дева Мария, океан девственной материи, которая должна стать Матерью благодаря действию Третьего Логоса. Началом созидательной Активности является разрыв этого замкнутого круга, перевод его свойств из устойчивого равновесия в неустойчивое. Жизнь — это движение, и жизнь Солнечного Логоса — его дыхание, как ее поэтически называют — касаясь этой находящейся в состоянии покоя материи, переводит ее свойства в неустойчивое равновесие, то есть в постоянное движение по отношению друг к другу. Во время существования вселенной материя постоянно находится в состоянии непрерывного внутреннего движения. Е. П. Блаватская пишет: Фохат становится крепче и разбрасывает семерых Братьев. электризует к жизни и разделяет изначальную субстанцию или предродовую материю на атомы"[14].

Образование атома состоит из трех стадий. Во-первых, установление границы, в пределах которой будет вибрировать вдыхающая душу жизнь — Жизнь Логоса в атоме: это определение и закрепление длины волны колебания технически называется "божественной мерой"[15]; это дает атомам плана их характерную специфичность. Во-вторых, Логос в соответствии с божественной мерой размечает линии, определяющие очертания атома, основные оси роста и их угловые отношения, что определяет форму как таковую, соответствующего космического атома[16]. Их ближайшей аналогией являются оси кристаллов. В-третьих, степенью колебания и угловым отношением между осями роста определяются размер и форма поверхности, которую мы можем называть поверхностью или стенкой атома Таким образом, в каждом атоме мы имеем меру жизни, вдыхающей в него дух, его оси роста, и окружающую его поверхность или стенку.

Третий Логос создает пять различных видов таких атомов, пять различных "мерок", подразумевающих пять различных колебаний, и каждый вид образует основной материал плана, однако каждый план, независимо от того, какими бы различными ни были объекты на нем, имеет свой фундаментальный тип атома, к которому в конечном итоге может быть сведен любой из его объектов.

2. Материя духа.

Термин материя духа, вероятно, лучше будет оценен, если мы на некоторое время остановимся на способе образования атомов последовательно идущих планов. Для каждой системы материя пространства вокруг нее является ее Источником Материи, Мулапракрити, как образно называют ее индусы. Материя каждой системы имеет своим источником или основой окружающую ее материю, и ее собственная специфическая материя зарождается и развивается из нее. Логос, Сверхдуша системы, собирая вокруг себя из пространства необходимую материю, вдыхает в нее душу своей собственной жизни, и эта жизнь в рамках этой тонкой материи, эта Мулапракрити, является Атманом, Я, душой каждой частички. Фохат, энергия Логоса, говорит Е.П.Б., "прорывает в пространстве дыры" и никакое другое описание не может быть лучше или вернее. Эта кружащаяся энергия образует бесчисленные водовороты, форма которых определена божественной энергией и осями роста, и каждый из них заключен в материю пространства, — Атман в оболочке Мулапракрити, душа в оболочке материи, "атомы" ади, высшего плана, первого. Некоторые из них остаются в качестве "атомов"; другие соединяются и образуют "молекулы"; "молекулы" образуют еще более сложные комбинации; и так далее до тех пор, пока не образуется шесть подпланов ниже атомического. (Это по аналогии с тем, что можно наблюдать ниже, так как эти высшие планы являются непознаваемыми.) Теперь наступает черед образования атомов второго плана. Их размер и оси роста определяются Третьим Логосом так, как описано выше, некоторые из атомов ади, или первого плана, собирают вокруг себя оболочку из комбинаций своего собственного низшего подплана; Душа плюс ее первоначальная оболочка из космической материи (Мулапракрити), или атом первого плана, является душой второго плана и наполняет новую оболочку, образованную из своих комбинаций низшей степени. Эти оболочки, в которые таким образом вдохновлена душа, являются атомами анупадаки, или второго плана. Такой, все более усложняющейся агрегацией, образуются остальные шесть подпланов. Некоторые из атомов анупадака, подобным же образом окружаясь комбинациями из своего самого нижнего подплана, становятся атмическими атомами. Душа теперь оказывается окруженной двумя оболочками за атомной стенкой из агрегации самого низшего подплана анупадака, при этом первоначальная Душа, или Жизнь, с ее двумя оболочками называется душой атмического плана, а стенка атома считается материей. Этот атом, снова покрытый агрегациями самого нижнего атмического подплана, становится атомом буддхического плана, так что Душа на буддхическом плане имеет три окружающие ее пленки в атомной оболочке из простейших атмических агрегаций. На ментальном плане Душа имеет состоящую из четырех слоев оболочку за атомной стенкой. На астральном — из пяти и на физическом — из шести, плюс дополнительно в каждом случае атомную стенку. Но Душа плюс все свои оболочки, за исключением внешней, всегда считается Душой, а внешняя оболочка лишь формой или телом. Именно это окутывание Души делает возможной эволюцию, и каким бы сложным не казалось описание, принцип прост и может быть легко понят. Тогда действительно мы можем говорить о повсеместной "материи души".

3. Подпланы.

Первичные атомы физического плана не являются "атомами" современного химика; первичные атомы агрегированы в последовательные типичные группы, образующие "состояние материи", и химический атом может быть в пятом, шестом или седьмом из этих состояний, газом, жидкостью или твердым телом. Нам знакомы газообразное, жидкое или твёрдое состояние материи, или, как их часто называют, газообразный, жидкий и твердый подпланы; над газообразным имеются четыре менее известных состояния — три эфирных состояния материи или подплана и собственно атомический подпланы. Эти истинные атомы агрегированы в группы, функционирующие как элементы, и которые называются молекулами, атомы в молекулах держатся вместе при помощи магнитного притяжения, а молекулы на каждом подплане располагаются по отношению друг к другу геометрически идентично осям роста атома соответствующего плана. Путем этих последовательных агрегаций атомов в молекулы и более простых молекул в более сложные образуются подпланы каждого плана согласно установке Активности Третьего Логоса, до тех пор, пока не будет завершено эволюционное поле, состоящее из пяти планов с семью подпланами в каждом — первый и второй план в это поле не входят. Но не следует полагать, что эти семь подпланов, образованные Третьим Логосом, являются идентичными ныне существующим. Если взять в качестве примера физический план, то они имеют приблизительно такое же отношение к существующим подпланам, как и называемый химиками протоводород к тем химическим элементам, которые из него построены. Данные условия не были обусловлены лишь работой Третьего Логоса, где преобладает Активность; для дальнейших интеграций потребовались более сильные энергии притяжения или сцепления Второго Логоса, который является Мудростью, а следовательно Любовью.

Важно помнить, что планы являются взаимопроникающими, и что соответствующие подпланы прямо связаны друг с другом и, в действительности, не отделены один от другого лежащими между ними слоями более плотной материи. Таким образом, мы должны думать об атомических подпланах не как об отделенных один от другого шестью подпланами как правило увеличивающейся плотности, а как о находящихся в непосредственной связи между собой. Мы можем видеть это из нижеследующей диаграммы:

Исследование сознания (Изучение сознания)

Необходимо понять, что это диаграмма, а не картина, т. е она представляет отношения, а не реальные факты — отношения, имеющиеся между планами, вследствие их переплетения, а не сорок девять отдельных кирпичиков, выстроенных по семь в ряд, один поверх другого.

Это отношение одно из самых важных, так как оно подразумевает, что жизнь может переходить с одного плана на другой коротким путем через связанные между собой атомические подпланы, а не обязательно обойти через шесть молекулярных подпланов, прежде чем сможет достичь следующего атомического подплана, чтобы продолжить свой спуск. Действительно, вскоре мы увидим, что жизненные потоки от Монад на самом деле следуют по этой атомической дороге в своем нисхождении до физического плана. Если мы возьмем физический атом и рассмотрим его как целое, то увидим вихрь жизни, жизни Третьего Логоса, вращающийся с немыслимой скоростью. Притяжением между такими вращающимися вихрями строятся молекулы и образуются планы со своими подпланами. У поверхности, ограничивающей этот кружащийся вихрь, находятся спириллы, вращающиеся потоки, направленные под прямым углом к внутреннему и внешнему потокам. Эти вращающиеся потоки созданы жизнью Монад, а не жизнью Третьего Логоса и на этой рассматриваемой нами ранней стадии отсутствуют: они последовательно развиваются до полной активности в ходе эволюции, как правило по одному в каждом цикле (круге), их зачатки доводятся до завершения к четвертому кругу действием Второго Логоса, но жизненный поток Монад циркулирует лишь в четырех из них, в остальных трех они едва различимы. Атомы высших планов организованы аналогично центральному вихрю Логоса с окружающими его потоками, но все детали в настоящее время нам неизвестны. Многие техники йоги направлены на достижение более быстрой эволюции атомов ускорением воздействия на них этой вносящей жизнь работы спирилл Монад. Когда жизненные потоки Монад добавляются к вихрю Логоса, то жизнь по своему качеству становится все выше и выше. Мы можем сравнить центральный вихрь с основным тоном, а вращающиеся окружающие его потоки — с обертонами, добавление каждого обертона означает увеличение глубины тона. Таким образом, к состоящей из семи частей жизни постоянно прибавляются новые силы и новые красоты.

4. Пять планов.

Различные реакции, которые впоследствии будет проявлять материя планов на импульс сознания, зависят от действия Третьего Логоса, от "меры" которой он ограничивает атом. Как мы видели, атом каждого плана имеет свою собственную меру, и это ограничивает силу его ответа, его колебательное движение и придает каждому специфический характер. Также как глаз способен отвечать на колебания эфира в определенном диапазоне, так и каждый тип атома по своему строению способен реагировать на определенные колебания. Один план называется планом, образованным из "материала ума", потому что его атомы, благодаря своей "мере", в большей степени реагируют на определенный диапазон колебаний Аспекта Логоса, модифицированного Созидательной Активностью.[17] Другой называется планом "материала желания", потому что его атомы, согласно своей "мере", в большей степени реагируют на определенный диапазон колебаний Аспекта Воли[18] Логоса. Таким образом, каждый тип атома имеет специфическую силу реакции, определяемую его собственной мерой колебания. В каждом атоме имеется бесчисленное количество возможностей реакции на три аспекта сознания, и эти возможности в ходе эволюции будут проявляться в атоме как силы. Но способность материи реагировать и характер реакции определяются первоначальным воздействием на нее тройственного "Я" и мерой, налагаемой на атомы Третьим Логосом; из своего бесконечного запаса множества колебательных сил он дает определенную часть материи конкретной системы на конкретном цикле эволюции. Это свойство закрепляется за материей Третьим Логосом, и постоянно в ней поддерживается его жизнью, заключенной в атоме Так образовано состоящее из пяти частей поле эволюции, в котором предстоит развиться сознанию.

Об этом действии Третьего Логоса обычно говорят как о Первой Волне Жизни.

Глава II. Сознание.

1. Значение слова.

Теперь давайте рассмотрим, что мы понимаем под сознанием, и выясним — не приведут ли наши рассуждения к давно желанному "мостику", который современная мысль отчаивается найти, и который перекроет якобы вечную "пропасть" между сознанием и материей.

Начнем с определения терминов: сознание и жизнь тождественны — это два названия одной вещи, рассматриваемой как изнутри, так и снаружи. Без сознания нет жизни; без жизни нет сознания. Если мы мысленно их разделим и проанализируем результат, то найдем повернутое внутрь сознание, называемое жизнью, и жизнь, повернутую наружу, называемую сознанием. Когда наше внимание сосредоточено на единстве, мы говорим жизнь, когда оно сосредоточено на множественности, мы говорим сознание: и мы забываем, что множественность обусловлена и является сущностью материи, отражающей поверхностью, на которой Единое становится Множеством. Когда говорится, что жизнь является "Более или менее сознательной", то подразумевается не абстрактная жизнь, а "живое существо", в большей или меньшей степени осознающее свое окружение. Большая или меньшая осознанность зависит от толщины и плотности окружающего покрова, который делает существо живым, и отделяет его от собратьев. Если вы мысленно уничтожите этот покров, то мысленно уничтожите жизнь и окажитесь в Том, к чему приходят все противоположности — во Всем.

Это приводит нас к следующему положению: существование сознания подразумевает разделение фундаментального, лежащего в основе всего, Единства на два аспекта. Это в равной степени относится и к современному определению сознания — "осознанности" Вы не можете иметь осознанность в пустоте; осознанность подразумевает наличие чего-то, что она осознает — по меньшей мере, двойственность. Иначе она не сможет существовать. Эта двойственность подразумевается в высшей абстракции сознания или осознанности; сознание прекращается, если исчезает чувство ограничения, его существование зависит от ограничения. Осознанность — это в первую очередь осознанность ограничения, и лишь во вторую — осознанность других. Осознанность других приходит с тем, что мы называем Самосознанием или Самоосознанностью. Эти абстрактные Два-в-Одном, сознание — ограничение, душа-материя, жизнь-форма неразделимы, они вместе появляются и исчезают, существуют лишь по отношению друг к другу; исходят лишь в неизменно неразличимое Единство, в предельный синтез.

"Как наверху, так и внизу". И снова пусть "низ" поможет нам; давайте взглянем на сознание, рассматриваемое со стороны формы, как мы видим его во вселенной сознательных вещей. Электричество проявляется лишь как отрицательное и положительное: когда одно нейтрализует другое, электричество исчезает. Нейтральное, непроявляющееся электричество существует во всем; оно может появиться из любой вещи, но только не как исключительно положительное или отрицательное; всегда как уравновешивающие количества того и другого, одно против другого, и всегда стремящиеся снова вернуться в видимое ничто, которое таковым не является, а является в равной степени источником их обоих.

Но если это так, то что же стало с "пропастью"? Зачем нужен "мост"? Сознание и материя воздействуют друг на друга, потому что являются двумя составными частями единого целого, оба они появляются, когда отделяются друг от друга, и оба исчезают при объединении; и когда они друг от друга отделяются, между ними всегда остается связь.[19] Нет такой вещи как единица сознания, которая не состоит из этой неразделимой двойственности, двух магнитных полюсов, находящихся в постоянной связи друг с другом. Мы думаем о чем-то отдельном, что называем сознанием, и спрашиваем, как оно действует на что-то другое отдельное, что мы называем материей. Но таких двух отдельных "что-то" не существует, есть лишь два разошедшихся, но неразделимых аспекта Того, что без них обоих не является неразличимым, что не может проявиться лишь в одном из них, и в равной степени находится в обоих. Нет фасада без тыла, нет верха без низа, нет внутренней части без внешней, нет души без; материи. Они воздействуют друг на друга, потому что являются неотделимыми частями единства, проявляясь в пространстве и времени как двойственность. "Пропасть" появляется, когда мы полагаем, что "душа" полностью нематериальна, а "тело" — полностью материально, т. е. представляем две вещи, ни одна из которых не существует сама по себе. Нет души, которая не была бы окружна материей, и нет материи, которая не была бы наделена душой. Высшее обособленное "Я" имеет свою пленку материи, и хотя такое "Я" называется "душой", так как аспект сознания в нем является преобладающим, тем не менее верно и то, что оно имеет свою колеблющуюся материальную оболочку, и что от этой оболочки исходят все импульсы, которые воздействуют на все другие последовательно возрастающие по плотности материальные оболочки. Сказать так означает не материализовать сознание, а лишь признать тот факт, что две первичные противоположности, сознание и материя, являются тесно связанными и не могут присутствовать раздельно, даже в высшем Сознании. Материя является ограничением, и без ограничения нет сознания. Поэтому вышеуказанное не предполагает материализацию сознания, а представляет его как концепцию, резко противостоящую материи, но признает тот факт, что в единстве одно без другого не существует! Самая плотная материя, физическая, имеет в своей сердцевине сознание: газ, камень, металл являются живыми, сознательными, осознающими. Так, при определенной температуре кислород начинает осознавать водород и устремляется в соединение с ним.

Теперь давайте посмотрим на сознание изнутри и постараемся понять значение фразы: "Материя является ограничением". Сознание является единой реальностью в самом полном смысле этой часто употребляемой фразы: из этого следует, что любая реальность, где бы она ни была обнаружена, проистекает из сознания. Отсюда все, что предлагается, существует. Такое сознание, в котором существует все, буквально все, как "возможное", так и "действительное" — действительное — это то, что обособленное сознание считает существующим в пространстве и времени, а возможное — это все, что таковым не считается ни в какой период времени и ни в какой точке пространства — мы называем Абсолютным Сознанием. Оно является Всем, Вечным, Бесконечным, Неизменным. Сознание, которое представляет себе пространство и время и все формы, существующие в них в последовательности и местоположения, является Вселенским Сознанием, Единым, которое называется индусами Сагуна Брахман — Вечным с атрибутами — Пратьяг-атма — внутренним Я; христианами — Бог; персами — Ормузд, мусульманами — Аллах. Сознание, имеющее дело с определенным временем, каким бы продолжительным или коротким ни был его промежуток; с определенным пространством, каким бы обширным или ограниченным оно ни было, является индивидуальным, сознанием конкретного Создания, Бога многих, нескольких или одной вселенной или любой, так называемой, части вселенной, его части, и поэтому для него являющейся вселенной — эти термины варьируют в отношении протяженности силы сознания: столько вселенской мысли, сколько обособленное сознание может полностью охватить (т. е. та часть, на которую он может наложить свою собственную реальность, может представить себе существующей подобно ему) является его вселенной. Каждой вселенной Создание, которое является ее Богом, дает долю своей собственной неотъемлемой Реальности: но само всегда является ограничиваемым и контролируемым мыслью вышестоящего над ним — Богом вселенной, в которой он существует как форма. Таким образом, мы, люди, существующие в солнечной системе, окружены бесчисленными формами, которые являются мыслеформами Бога нашей системы, нашего Ишвары, или Владыки: "божественная мера" и "оси роста", задуманные Третьим Логосом, управляют формами наших атомов, и внешняя поверхность, задуманная Им как сопротивляющаяся граница атома, оказывает сопротивление всем сходным атомам. Таким образом, мы получили нашу материю и не можем изменить ее, кроме как используя методы, также созданные его мыслью: атомы и все, что из них состоит, могут продолжать существовать лишь до тех пор, пока продолжает существовать его мысль, так как они не имеют никакой Реальности, кроме той, которую дала его мысль. До тех пор, пока Он сохраняет их как свое тело, провозглашая: "Я есть это: эти атомы есть Мое тело: они разделяют Мою жизнь", до тех пор они будут являться реальными для всех созданий в этой солнечной системе, сознание которых таким же образом от Него зависимо. И когда по завершении Дня Откровения Он провозгласит: "Я не есть это, эти атомы не являются Моим телом; они больше не разделяют Мою жизнь", тогда они исчезнут, как тот вымысел, которым они являются, и останется лишь то, что является мыслеформой Монарха более обширной системы.

Таким образом, как Души, мы по своему существу являемся неотъемлемо божественными, со всем великолепием и свободой, подразумеваемым этим словом. Но мы облачены в материю, которая нашей не является, но является мыслеформами Владыки нашей системы — которые, опять же, управляются Владыками более обширных систем, куда входит и наша — и мы лишь постепенно учимся овладевать и использовать ее. Когда мы осознаем наше единство с нашим Владыкой, тогда материя больше не будет иметь над нами власть, и мы увидим ее как ту реальность, которой она является, зависящую от его воли, которую мы тогда будем воспринимать также, как и нашу. Тогда мы сможем "играть" с ней так, как не могли этого делать, пока она ослепляла нас своей заимствованной Реальностью.

Глядя таким образом на сознание изнутри, мы видим даже яснее, чем когда смотрели на него из мира форм, что никакой "пропасти" нет, и нет необходимости для "моста". Сознание изменяется, и каждое изменение проявляется в колебаниях окружающей его материи, потому что Логос задумал колебания материи как неизбежно сопутствующее условие изменения сознания; и так как материя является лишь результирующей сознания, и его отличительные свойства накладываются на нее активной мыслью, то любое изменение в Сознании Логоса будет вести к изменению отличительных свойств материи системы; и любое исходящее от него изменение в сознании будет сказываться на материи в виде изменения: это изменение в материи является колебанием, ритмическим движением в установленных Им границах подвижности масс материи в этом отношении. "Изменение сознания и колебание материи, ограничивающее его", являются "парой", предписанной мыслью Логоса всем воплощенным в материю сознаниям в его вселенной. То, что такое постоянное отношение существует, видно по тому факту, что колебание материальной оболочки, сопутствующее изменению одухотворяющего ее сознания, и вызывающее сходное колебание оболочки, одухотворенной другим сознанием, сопровождается изменением в этом втором сознании, сходном с изменением в первом.

В материи намного тоньше физической — такой, как материал разума — созидательная сила сознания видна более отчетливо, чем в плотной материи физического плана. Материя становится плотнее или разреженнее, меняет свои комбинации и формы в соответствии с активными мыслями сознания, заключенного в ней. Пока фундаментальные атомы — обусловленные мыслью Логоса — остаются неизменными, они могут произвольно комбинироваться или разъединяться. Такое положение вещей открывает разум метафизической концепции материи и позволяет ему сразу же осознать заимствованную реальность и небытие материи.

Может оказаться полезным небольшое предостережение в отношении таких часто повторяющихся фраз, как: "Сознание в теле", "Сознание, одухотворяющее тело" и тому подобное. Изучающий в какой-то мере склонен представлять сознание как разреженный газ, заключенный в материальное вместилище типа бутылки. Если он внимательно подумает, то поймет, что прочная поверхность тела является лишь мыслеформой Логоса, и она существует потому, что существует мысль. Сознание находится в виде сознательных объектов, поскольку Логос представляет себе такие разделения, такие ограничивающие стенки, накладывает такие мысленные ограничения. И эти мысли Логоса обусловлены его единством со Вселенским Я и являются лишь повторением в области конкретной вселенной Воли к умножению.

Тщательное сохранение в уме вышеприведенных разграничений между Абсолютным Сознанием, Вселенским Сознанием и Индивидуальным Сознанием предотвратит часто слышимый вопрос: "Почему вообще существуют какие-то вселенные? Почему Все-Сознание ограничивает себя? Почему Совершенное становится несовершенным, Всесильное становится бессильным, Бог становится минералом, зверем, человеком?" На вопрос, заданный в такой форме, ответить нельзя, потому что он базируется на ложных предпосылках. Совершенное есть Все, Всеобщность, Сумма Бытия. Как сказано выше, в его бесконечности содержится все, любая возможность, также как и действительность существования. Все, что было, есть, будет и может быть, всегда Существует в этой Полноте, в этом Вечном. Лишь Оно Само знает Себя в своем бесконечном невообразимом богатстве Бытия. Потому что оно содержит все пары противоположностей, и каждая пара, заявляя о себе, с точки зрения здравого рассудка, уничтожает себя и исчезает. Оно кажется Пустотой. Но бесконечные вселенные, возникающие в Нем, провозглашают его Заполненным. Это Совершенное никогда не становится несовершенным; оно становится ничем; Оно есть все — Дух и Материя, Сила и Слабость, Знание и Неведение, Мир и Борьба, Блаженство и Боль, Сила и Бессилие; бесчисленные проявления противоположностей сливаются друг с другом и исчезают в неразличимости. Все включает в себя проявление и неразличимость, систолу и диастолу Сердца, которое является Верховным Существом. Одно требует объяснения не более, чем другое: одно не может быть без другого. Проблема возникает потому, что люди берут по одному элементу из неразделимых пар противоположностей — Душу, Силу, Знание, Мир, Блаженство, Могущество — и затем спрашивают: "Почему нам должны доставаться их противоположности?" Но на самом деле это не так. Ни одно свойство не может существовать без своей противоположности; проявиться может только пара; каждый фасад имеет тыл, душа и материя возникают вместе; нет такого, чтобы существовала душа, а затем каким-то чудесным образом создала материю, чтобы ограничить и ослепить себя, душа и материя возникают вместе в Вечной Одновременности как способ его Бытия, форма Самовыражения Всего, Пратьяг-атма и Мулапрактири, выражающие во времени и пространстве Вневременное и Внепространственное.

2. Монады.

Мы увидели, что благодаря действию Третьего Логоса обеспечивается поле для развития Единиц Сознания, состоящее из пяти частей, и что Единица Сознания является фрагментом, частью Вселенского Сознания, отделенного мыслью в индивидуальное создание, облаченное материей, Единицей субстанции Первого Логоса, отсылаемой на второй план как отдельное Создание. Такие Единицы имеют специальное название — Монады. Это Сыны, пребывающие с самого начала бесконечного века творения в Груди Отца, который пока еще "не стал Вождем спасения их чрез страдания"[20]; каждая из них воистину является "равной Отцу в отношении его Божественности, но ниже Отца в отношении его зрелости"[21], и каждая из них должна войти в материю, для того, чтобы сделать все вещи покорными Ему[22]; Она должна быть "посеяна в унижении", чтобы "восстать во славе"[23]; из статического Логоса, охватывающего все потенциальные возможности, она должна стать Логосом динамическим, разворачивающим все божественные силы; всеведущим, вездесущим на своем втором плане, но бессознательным, "лишенным чувств", на всех остальных[24]; она должна закрыть свою славу пеленой материи, которая ослепляет ее, для того, чтобы стать всеведущей и вездесущей на всех планах, способной отвечать на все божественные колебания во вселенной, а не только на таковые высших планов.

Смысл этого невыразительного описания великой истины будет более понятен, если рассмотреть факты, касающиеся зародышевой жизни и рождения. Когда Эго перевоплощается, оно размышляет о своей человеческой матери, в которой строится его будущее тело, форма, в которую оно будет однажды воплощено. Это тело постепенно строится из вещества матери, и Эго может сделать немного в отношении придания ему формы: тело является зародышем, не знающим своего будущего, лишь смутно осознающим течение материальной жизни, находящимся под впечатлением материнских надежд и страхов, мыслей и желаний; ничто со стороны Эго на него не воздействует, за исключением слабого влияния, идущего через постоянный физический атом, и оно не может воспринимать и отвечать на далеко простирающиеся мысли и возвышающие эмоции Эго, выраженные им в каузальном теле. Этот зародыш должен развиться, постепенно принять человеческую форму, должен войти в независимую жизнь, обособленную от таковой своей матери, должен пройти через семь лет — по человеческому летоисчислению — такой независимой жизни, и тогда Эго сможет полностью одухотворить его. Но в течение столь медленной эволюции, с его младенческой беспомощностью, детскими глупостями, удовольствиями и болью, Эго, к которому тело относится, ведет свою собственную, все более широкую и богатую жизнь и постепенно все ближе и ближе входит в соприкосновение с этим телом, лишь в котором оно может функционировать в физическом мире, и это соприкосновение проявляется как рост сознания мозга.

Состояние Монады по отношению к эволюции ее сознания во вселенной напоминает таковое Эго в отношении его нового физического тела. Ее собственный мир является таковым второго плана, анупадака, и здесь она полностью осознает всеохватывающее Самосознание своего мира; но поначалу она не осознает существование "других", не таких как она, "Я", среди которых она находится. Давайте попробуем проследить стадии, через которые она проходит. Поначалу она искра в пламени: "Я ощущаю одно пламя, о Гурудэва; Я вижу бесчисленные необособленные искры, сияющие в нем".[25] Пламя — это Первый Логос, необособленные искры — Монады. Его воля открыться является также и их волей, потому что они являются зародышевыми клетками в его теле, которые вскоре обретут свою отдельную жизнь в его будущей вселенной. Движимые этой Волей искры претерпевают изменение, которое называется "порождение Сына", переходят во Второй Логос и живут в Нем. Затем, благодаря "действию" Третьего, они получают от Него "духовную индивидуальность", о чем Е.П. Блаватская говорит как о пробуждающейся индивидуальности. Но ощущение "других", необходимого для осознания и реагирования как "Я", еще нет. Три аспекта сознания, которые они разделяют с жизнью Логоса, все еще являются, образно говоря, "повернутыми внутрь", взаимодействующими друг с другом, спящими, не сознающими существования "внешнего мира", разделяющими существование Самосознания. Великие Создания, называющиеся Созидательные Порядки,[26] пробуждают их к "внешней" жизни: Воля, Мудрость и Активность пробуждаются к осознанию "внешнего"; слабое ощущение "других" возникает настолько, насколько "другие" могут существовать в мире, где все "формы" перемешиваются и взаимопроникают друг в друга и каждая становится "индивидуальным Дхьян Чоханом, отличным от других".[27] На первой стадии, упомянутой выше, когда Монады находятся, в самом полном смысле слова[28], неразделенными, как "зародышевые клетки в его теле", Воля, Мудрость и Активность находятся в них в скрытом, а не в явном состоянии. Его Воля к откровению является также их волей, но у них она бессознательна; Он, Самосознающий Себя, знает свою цель и свой путь: они, пока еще не самосознающие себя, содержат в себе (как в частицах его тела) движущую энергию его Воли, которая вскоре станет их собственной индивидуальной Волей к Жизни, и которая побуждает их к состоянию, в котором возможна отдельная Самопознающая жизнь, вместо Все-Самосознающей. Это ведет их ко второй стадии жизни Второго Логоса и к Третьему Логосу. Затем, сравнительно обособленно, пробуждение Созидательными Порядками приносит с собой смутные ощущения "других" и "я", а вместе с этим трепет страстного желания более четко определенного ощущения "я" и "другие"; и это является "индивидуальной Волей к Жизни", которая ведет их вперед в более плотные миры, лишь в которых становится возможным такое четкое разграничение.

Важно понимать, что эволюция индивидуального "Я" является Самоизбранной активностью. Мы существуем потому, что Пожелали Жить; "больше ничто к этому не вынуждает". Этот аспект сознания (Воля) более подробно рассматривается в последующих главах этой книги, здесь мы должны лишь подчеркнуть тот факт, что Монады в своем вхождении на низшие планы материи, в поле проявления, в пятиразрядную вселенную, являются Самомотивирующимися и Самодвижимыми. Для своих оболочек они остаются как Эго для своего физического тела. В то время как их лучезарная божественная жизнь проходит в высших сферах, они размышляют над своими низшими оболочками, и становясь все более пластичными, все сильнее и сильнее в них проявляются. Е.П. Блаватская говорит об этом как о "развитии Монад по нисходящей в материю"[29].

Повсюду в природе мы наблюдаем такое же стремление к более полному проявлению жизни, эту постоянную Волю к Жизни. Семя, посеянное в землю, продвигает точку роста вверх, к свету. Почка, закованная в облачающую ее чашечку, вырывается из своей тюрьмы и распускается в солнечном свете. Цыпленок внутри яйца разбивает скорлупу, в которую заключен, надвое. Повсюду жизнь ищет выражение, силы стремятся проявить себя. Взгляните на художника, скульптора, поэта с бьющимся в них творческим гением; созидание приносит тончайшее удовольствие, острейший вкус исключительного наслаждения. В этом состоит еще один пример вездесущей природы жизни, как в Логосе, в гении, так и в мимолетном однодневном создании: вся радость блаженства жизни и ощущения оказываются наиболее яркими, когда умножаются созиданием. Ощущение выражающей себя жизни, разворачивающейся, распространяющейся, набирающей силу, является одновременно результатом Воли и Жизни и ее осуществлением в Блаженстве жития.

Некоторые из Монад, желающие пройти через тяжкие испытания пятиразрядной вселенной, для того, чтобы овладеть материей и в свою очередь создать вселенную в ней, вступают в нее, чтобы стать развивающимися Богом внутри нее, Древом Жизни, еще одним источником Всевышнего. Придание формы вселенной — это День Выхода; жизнь — это становление; жизнь познает себя в перемене. Те, кто не овладел материей, кто не стал творцом, останутся в своем статическом блаженстве, исключенными из пятиразрядной вселенной, не сознающими того, что в ней происходит. Ибо следует помнить, что все семь планов являются взаимопроникающими, и что Сознание на любом плане означает силу ответа на колебания этого конкретного плана. Точно также, как человек может быть сознательным на физическом плане (так как его физическое тело устроено таким образом, чтобы принимать и передавать ему свои колебания), но абсолютно не осознавать высших планов (хотя их колебания оказывают свое воздействие на него), так как он еще недостаточно организовал свои высшие тела, чтобы они могли принимать и передавать ему свои колебания; так и Монада, Единица Сознания, способная быть сознательной на втором плане, является полностью бессознательной на нижних пяти.

Она будет развивать свое сознание, беря с каждого плана определенную часть его материи, окружая себя этой материей и выстраивая из нее оболочку, благодаря которой она сможет вступить в контакт с этим планом, постепенно выстраивая из этой оболочки материи тело, способное функционировать как выражение себя на своем собственном плане, получать и передавать ему колебания этого плана и получать и передавать свои колебания этому уровню. Окружая себя материей каждого последующего плана, она отрезает часть своего сознания, ту часть, которая является слишком утонченной, чтобы принимать или вызывать соответствующие колебания материи. Она имеет в себе семь типичных колебательных степеней — каждая из которых способна производить неограниченное число подколебаний своего собственного типа — и они друг за другом перекрываются, в то время как она облачает себя в оболочку за оболочкой более грубой материи. Степени сознания выражения себя определенным характерным образом (термин степень имеет здесь математическое значение: сознание в "третьей степени", сознание в "четвертой степени" и т. д.) проявляются в материи в том, что мы называем измерениями. Физическая степень сознания имеет свое выражение в "трехмерной материи", в то время как астральная, ментальная и другие степени сознания требуют для своего выражения других измерений материи.

Рассуждая таким образом о Монадах, мы можем почувствовать, что имеем дело с чем-то очень далеким. Однако есть Монада, которая очень близка нам — наше Я, сама основа нашего существа, самый глубинный источник нашей жизни, единственная Реальность. Наше Я лежит скрытым и невидимым, окутанное темнотой и безмолвием, но наше сознание является ограниченным проявлением этого Я, Богом, проявившемся в космосе наших тел, которые являются его облачениями. Как неявное частично проявляется в Логосе в качестве Божественного Сознания, а во вселенной — в качестве Тела Логоса,[30] так и наше неявное Я частично проявляется в нашем сознании в качестве Логоса нашей индивидуальной системы и в нашем теле в качестве космоса, облачающего сознание. Как наверху, так и внизу.

И это скрытое Я, называемое Монадой, является истинно Единым. Именно это придает тонкое чувство единства, постоянно существующее в нас среди всех перемен: в этом заключается источник ощущения тождественности, потому что это вечное в нас. Три исходящие от Монады луча — о которых мы вскоре поговорим — являются тремя ее аспектами, или способами существования, или ипостасями, воспроизводящими Логосы Вселенной, Воля, Мудрость и Активность, которые являются тремя существенными выражениями воплощенного сознания, подобными Атма-Буддхи-Манас.

Это сознание постоянно функционирует на различных планах как единое целое, но на каждом проявляет свою тройственность. Когда мы изучаем, как функционирует сознание на ментальном плане, мы видим Волю, выступающую в качестве Выбора, Мудрость как различение, Активность как познание. На астральном плане мы видим Волю, выступающую как желание, Мудрость как любовь, Активность как ощущение. На физическом плане в качестве инструментов Воли выступают моторные органы (кармендрии), Мудрости — полушария головного мозга, Активности — органы чувств (джнянендрии).[31]

Полное проявление этих трех аспектов в их высочайшей форме проходит в человеке в таком же порядке, как и проявление тройственного Логоса во вселенной. Третий аспект, Активность, раскрывающийся как созидающий ум, как собиратель знаний, первым совершенствует свои оболочки и полностью проявляет свои энергии. Второй аспект. Мудрость, раскрывающийся как Чистый и Сострадательный Рассудок, рассветает в человеке вторым, как Кришна, Будда, Иисус. Третий аспект, Воля, проявляется последним как божественная Сила Я, которая в своей непоколебимой полноте является Блаженством Спокойствием.

Глава III. Заселение поля.

1. Появление монад.

После того, когда пятиразрядное поле подготовлено, когда завершено первичное построение пяти планов, каждого со своими семью подпланами, начинается активность Второго Логоса — Строителя и Хранителя форм. О его деятельности говорят как о Второй Волне Жизни, излиянии Мудрости и Любви — Мудрости как направляющей силы, необходимой для организации и эволюции форм; и Любви как притягивающей силы, необходимой для удержания их вместе в качестве стабильных, хотя и сложных, целых. Когда этот великий поток жизни Логоса вливается в пятиразрядное поле проявления, он приводит в действие Монады, Единицы Сознания, готовые к началу эволюции и облачению в материю.

Однако выражение, что Монады появляются, не совсем точно. Вернее будет сказать, что они начинают сиять, рассеивать свои лучи жизни. Ибо они вечно остаются "в груди Отца", в то время как их лучи потоком вливаются в океан материи и отбирают материалы, необходимые для проявления их энергий во вселенной. Материя должна быть отобрана, сделана пластичной и приведена в форму подходящих оболочек.

Е.П. Блаватская описала их сияние в виде графической аллегории, используя символизм более выразительный, чем буквальное значение слов: "Первичный треугольник, который — как только отразится в "Небесном Человеке", высшем из семи нижних — исчезает, возвращаясь в "Темноту и Безмолвие"; и Монада (Атма) астрального образцового человека также представлена треугольником, так как она должна стать тройственной в сознательных дэвических интерлюдиях"[32]. Первичный треугольник, или трехликая Монада Воли, Мудрости и Активности", отражает себя" в "Небесном Человеке" как Атма-Буддхи-Манас, а затем "возвращается в Темноту и Безмолвие". Атма — о которой часто говорят как о Монаде низшего или астрального человека — должна стать тройственной, трехмерной единицей, ассимилируя Буддхи и Манас. Слово "отражение" нуждается в пояснении. Говоря в общем, термин отражение употребляется, когда сила, проявившаяся на высшем плане, сказывается вновь ни низшем плане, и в этом проявлении обусловливается более грубым видом материи, поэтому часть эффективной энергии этой силы теряется, и она проявляется в более слабой форме. В данном случае это означает, что поток жизни Монад изливается вперед, беря в качестве вместилища для своего размещения по атому каждого из трех высших планов пятиразрядного поля — третьего, четвертого и пятого — и таким образом образует "Небесного Человека", "Живого Бессмертного Правителя", Пилигрима, который должен развиться, для эволюции которого была создана эта система.

"Как могучие колебания солнца ввергают материю в колебания, которые мы называем его лучами (выражающими его тепло, электричество и другие энергии), так и Монада заставляет атомическую материю атмического, буддхического и манасического планов — окружающих ее, как эфир пространства окружает Солнце — вибрировать и таким образом создает себе тройственный Луч, подобный ее собственной тройной сущности. В этом ей способствуют Дэвы из предшествующей вселенной, которые уже прошли через подобные обстоятельства; они направляют колебательную волну от аспекта Воли к атмическому атому, и атмический атом, колеблющийся соответственно аспекту Воли, называется Атма; они направляют колебательную волну от аспекта Мудрости к буддхическому атому, и буддхический атом, колеблющийся согласно аспекту Мудрости, называется Буддхи; они направляют колебательную волну от аспекта Активности к манасическому атому, и этот атом, колеблющийся согласно Аспекту Активности, называется Манас. Таким образом, образуется Атма-Буддхи-Манас, Монада в мире проявления, Луч Монады за пределами пятиразрядной вселенной. В этом заключается таинство Наблюдателя, Зрителя, бездействующего Атмана, который вечно обитает на своем плане в своей тройственной сущности и живет в мире людей своим Лучом, который вдыхает жизнь в его тени, скоротечные жизни на земле… Тени выполняют свою работу на низших планах и движутся Монадой посредством ее Отображения или Луча поначалу так слабо, что ее влияние почти неразличимо, но со все увеличивающейся силой впоследствии".[33]

Атма-Буддхи-Манас является Небесным Человеком, Духовным человеком, он является выражением Монады, отраженным аспектом Воли которого является Атма, Мудрости — Буддхи, а Активности — Манас. Поэтому мы можем считать человеческую Атму как аспект Воли Монады, одухотворяющей атом акаши; человеческую Буддхи как аспект Мудрости Монады, одухотворяющей воздушный (божественного огня) атом; и человеческий Манас как аспект активности Монады, одухотворяющей огненный атом. Таким образом, в Атме-Буддхи-Манасе, духовной Триаде или Небесном человеке, имеется три аспекта или энергии Монады, воплощенные в атомическую материю, и это является в человеке "Душой", Дживатмой или Жизненным Я, обособленным Я.[34] Это зародышевая душа, и в своем третьем аспекте — "детское Эго". По своей природе оно тождественно Монаде, является Монадой, но в отношении силы и активности ослаблено окружающими оболочками материи. Это ослабление силы не должно вводить нас в заблуждение относительно тождественности природы. Мы должны постоянно помнить, что человеческое сознание является единым целым, и несмотря на то, что его проявления варьируют, эти вариации обусловлены лишь преобладанием того или иного из его аспектов и сравнительной плотностью материи, в которой этот аспект функционирует. Его проявления, обусловленные таким образом, варьируют, но оно постоянно является единым целым.

Та часть сознания Монады, которая может выразить себя в пятиразрядной вселенной, поначалу входит в высшую материю этой вселенной, воплощаясь в атом каждого из трех высших планов; выделившись таким образом и отобрав эти атомы для собственного использования, Монада начала свою работу; в своей тонкой сущности она пока еще не может спуститься ниже плана анупадака, и поэтому говорится, что она находится неразличимой в "Темноте и Безмолвии"; но она живет в этих отобранных атомах и посредством их функционирует. Они образуют форму ее жизни на планах, ближайших к ее собственному. Мы можем представить это функционирование следующим образом:

Исследование сознания (Изучение сознания)

Эта духовная Триада, как ее часто называют, Атма-Буддхи-Манас, Дживатма, описывается как семя, зародыш божественной жизни, содержащий потенциальные возможности своего небесного Отца, своей Монады, которые должны развернуться в ходе эволюции. Это "зрелость" божественного Сына Первого Логоса, одухотворенного "Божественностью", Монадой — поистине таинство, но таинство, которое повторяется во многих окружающих нас формах.

И теперь природа, которая была свободной в тонкой материи собственного плана, становится связанной более плотной материей и силы ее сознания пока еще не могут функционировать за этой ослепляющей пеленой. Здесь Монада является всего лишь зародышем, эмбрионом, бессильным, бесчувственным, беспомощным, в то время как на своем собственном плане она является сильной, сознательной во всем, что касается ее внутренней жизни; одна является Монадой в Вечности, другая — Монадой в пространстве и времени; Монада временная и пространственная должна стать продолжением Монады вечной. Эта жизнь, находящаяся в данное время в зародыше, разовьется в сложное существо, выражение Монады на каждом плане вселенной. Внутренне всемогущая на своем тонком плане, будучи окруженной более плотной материей, она поначалу оказывается бессильной, стесненной, беспомощной, неспособной принимать или передавать через нее колебания. Но постепенно она овладеет изначально порабощающей ее материей; медленно и уверено она сформирует ее для своего самовыражения; за ней постоянно присматривает и помогает всеподдерживающий и сохраняющий Второй Логос до тех пор, пока она не сможет жить здесь полной жизнью. подобной той, которой живет наверху, и не станет в свою очередь созидающим Логосом и не породит из себя вселенную. Согласно Мудрости, способность создания вселенной достигается лишь включением в себя всего того, что будет позже порождено. Логос не творит из ничего, а развивает все из Себя; и из приобретенного опыта мы накапливаем материалы, из которых в будущем сможем выстроить систему.

Эта духовная Триада, эта Дживатма, которая является Монадой в пятиразрядной вселенной, сама по себе не может сразу же начать какую-либо самостоятельную, направляемую ею деятельность. Она пока еще не может собрать вокруг себя никаких агрегаций материи, а только пребывает в своем атомическом одеянии. Жизнь Второго Логоса является для нее тем же, чем и материнское лоно для зародыша, и именно здесь начинается построение. Мы поистине можем считать эту стадию эволюции, на протяжении которой Логос формирует, питает и развивает зарождающуюся жизнь, периодом для Небесного Человека (или в действительности Небесного Эмбриона), соответствующим периоду пренатальной жизни человеческого существа, в течение которого оно постепенно обретает свое тело, вскармливаемое жизненными потоками матери и формирующееся из ее субстанции. Также и в отношении Дживатмы, окружающей жизнь Монады, она должна ждать построения своего тела на низших планах, она не может выйти из этой пренатальной жизни и "родиться" до тех пор, пока на низших планах не будет построено тело. "Рождение" происходит с формированием каузального тела, когда Небесный Человек проявляется как младенческое Эго, истинная Индивидуальность, пребывающая в теле на физическом плане. При внимательном рассмотрении можно увидеть, насколько близка аналогия между эволюцией Пилигрима и эволюцией каждого последующего возрождения. В последнем случае Дживатма ожидает формирования физического тела, служащего ее обителью. В первом — духовные Триады, как Общность, ожидают построения системного Кватернера. Пока на самом нижнем плане не будет готова оболочка, все происходящее является скорее не эволюцией, а подготовкой к ней, часто называемой обратным развитием. Эволюция сознания должна начинаться с контактов, полученных его самой внешней оболочкой, то есть на физическом плане. Оно может осознавать внешний мир лишь по его воздействию на собственную внешнюю сторону. До этих пор оно грезит внутри самого себя, в то время как слабые внутренние трепетания, постоянно исходящие от Монады, вызывают в Дживатме легкие, направленные наружу давления, подобно ключевой воде, ищущей выход из-под земли.

2. Плетение.

Тем временем жизненная сила Второго Логоса осуществляет подготовку к пробуждению, передаче свойств материи, что можно сравнить с формированием тканей будущего тела. Вторая Волна Жизни проходит план за планом, передавая собственные свойства семиразрядной протоматерии. Как было сказано выше, волна жизни несет с собой Дживатмы до атомичкского подплана пятого плана (Огня, индивидуализировавшейся созидательной силы, разума). Здесь каждая из них уже имеет атом, манасическую или ментальную оболочку Монады, которую, как и все остальные атомы плана, Логос заполняет своей жизнью. Все эти атомы, образующие целый атомический подплан, независимо от того, прикреплены они к Дживатмам или нет, можно по праву назвать Монадической Субстанцией. Но как и в ходе эволюции, которую мы скоро рассмотрим, между прикрепленными и неприкрепленными атомами возникают различия. Термин Монадическая Субстанция обычно используется в отношении неприкрепленных атомов, в то время как прикрепленные, по причине, которая будет понята позже, называются "постоянными атомами". Мы можем определить Монадическую Субстанцию как атомическую материю, одушевленную жизнью Второго Логоса. Это его одеяние для оживления и поддержания целостности формы. Он одет в атомическую материю. Его собственная жизнь как Логоса, обособленная от жизни Атма-Буддхи-Манаса в человеке, обособленная от всех жизней на уровне — хотя Он поддерживает, наполняет и включает их всех — одета лишь атомической материей, и именно это определяется термином Монадическая Субстанция. Материя этого плана уже по природе своих атомов[35] способна отвечать колебаниями на активные мыслеперемены. Она сложена Второй Волной Жизни в комбинации, пригодные для выражения мыслей — абстрактных в более тонкой материи, и конкретных — в более грубой. Комбинации второго и третьего высших подпланов составляют Первое Элементальное Царство, а комбинации четырех низших подпланов — Второе. Материя, входящая в такие комбинации, называется Элементальной Субстанцией и может быть организована в мыслеформы. Ее не следует путать с Монадической Субстанцией: одна по своему составу атомная, а другая — молекулярная.

Затем Вторая Волна Жизни достигает шестого плана, Воды, индивидуализированного ощущения, желания. Вышеупомянутые Дэвы соединяют связанные с Дживатмой, или постоянные, атомы (единицы пятого плана) в соответствующим числом атомов шестого плана, и Второй Логос заполняет их и оставшиеся атомы своей собственной жизнью. И таким образом, как объяснялось выше, эти атомы становятся Монадической Субстанцией. Волна жизни продвигается дальше, образуя на каждом подуровне комбинации, пригодные для выражения ощущений. Эти комбинации составляют Третье Элементальное Царство Материя, которая находится в такой комбинации, называется, как и раньше, Элементальной Субстанцией, и на этом уровне она может быть организована в мыслежелания.

Таким образом, видно, что на каждом из шести не-атомических подпланах ментального плана и плана желания Элементальная Субстанция состоит из агрегаций материи, агрегаций, которые служат не формами для пребывания в них каких-либо сущностей, а материалами, из которого эти формы могут быть построены.

Затем волна жизни достигает седьмого плана, Земли, индивидуализированных активностей, действий. Как и прежде, скрепленные с Дживатмой, или постоянные, атомы шестого плана связываются с соответствующим числом атомов седьмого, и Второй Логос заполняет их и оставшиеся атомы своей собственной жизнью. Таким образом, все эти атомы становятся Монадической Субстанцией. И вновь Волна Жизни продвигается дальше, образуя на каждом подплане комбинации, пригодные для образования физических тел, будущие химические элементы, как они называются на трех нижних подпланах.

Глядя на эту работу Второй Волны Жизни в целом, мы видим, что ее направленное вниз продвижение связано с образованием первичных тканей, из которых впоследствии должны будут сформироваться разреженные и более плотные тела. В некоторых древних рукописях этот процесс был назван "плетением", каковым он буквально и является. Материалы, подготовленные Третьим Логосом, сплетаются Вторым Логосом в нити и ткани, из которых будут созданы будущие одеяния — разреженные и плотные тела. Как человек может взять отдельные нити льна, хлопка или шелка — которые сами состоят из более простых комбинаций — и соткать из них льняную, хлопчато-бумажную или шелковую ткань, а эти ткани, раскроив и сшив, превратить в свою очередь в одежду, так и Второй Логос сплетает волокна материи, далее — ткани, и затем придает им форму. Он вечный Прядильщик, в то время как Третий Логос мы можем рассматривать в качестве Вечного Химика. Последний действует в природе как в лаборатории, первый — как на фабрике одежды. Этими сравнениями, какими бы материалистическими они ни были, пренебрегать не стоит, так как они являются поддержкой, помогающей в наших немощных попытках понимания.

Это "сплетение" придает материи ее характерные свойства. Как свойства нити отличаются от свойств сырого материала, так и свойства ткани отличаются от свойств нитей. Из материи манаса, субстанции разума, Логос сплетает два вида тканей, из которых позднее будут образованы каузальные и ментальные тела. Он сплетает ткань астральной материи, субстанции желания, и из нее позднее будет образовано тело желания. То есть комбинации материи, образованные и удерживаемые вместе Второй Волной Жизни, имеют характеристики, которые будут воздействовать на монаду, когда она войдет в контакт с другими, и позволят ей самой воздействовать на других. Таким образом, она будет способна принимать все виды колебаний: ментальных, сенсорных и т. д. Характеристики зависят от природы агрегаций. Существует семь основных типов, обусловленных природой атома, а в них входит бесчисленное количество подтипов. Все это относится к созданию материалов механизма сознания, которые будут обусловлены этими структурами, окрасками и плотностями тканей.

Это направленное вниз продвижение Волны Жизни через пятый, шестой и седьмой планы, пока не будет достигнута самая плотная материя, и волна в этой точке не повернет, чтобы начать свой подъем, мы должны рассматривать как работу по образованию комбинаций, проявляющих свойства, из-за чего мы иногда говорим о ней как о придании свойств. В процессе направленного вверх продвижения мы увидим, что тела образованы из материи, изготовленной именно таким образом. Но прежде чем перейти к изучению процесса придания им формы, мы должны рассмотреть семикратное разделение волны жизни в ее спуске, и возникновение "Сияющих", "Дэвов", "Ангелов", "Элементалов", которые также относятся к продвижению вниз. Они являются "Младшими Богами", о которых говорит Платон, и от них человек получает свои тленные тела.

3. Семь потоков.

Очень часто задается вопрос: "Почему теософы постоянно обыгрывают число семь?" Мы говорим о нем, как о "числе — корне нашей системы", и существует очевидная причина, по которой это число должно играть активную роль в группировании вещей — это ранее упомянутые и описанные тройственности, с которыми мы имеем дело. Триада своими внутренними отношениями образует семерку, так как три фактора могут сгруппироваться не более, чем семью путями. Мы говорили о том, что материя, находящаяся за пределами вселенной, имеет три существующие в состоянии равновесия свойства — инерцию, подвижность и ритм. Когда жизнь Логоса вызывает движение, мы сразу же получаем возможность возникновения семи групп, так как в любом отдельном атоме или группе атомов, то или иное из этих свойств может быть активировано в большей степени, чем другие, и следовательно, это свойство будет доминировать. Таким образом, мы можем получить три группы. В одной будет преобладать инерция, в другой — подвижность, а в третей — ритм. Каждая из них опять подразделяется в соответствии с преобладанием в ней одного или другого из оставшихся двух свойств. Мы получаем две группы с господством в них инерции и преобладанием в одной из них подвижности над ритмом, а в другой — преобладание ритма над подвижностью. Аналогично и в отношении групп с господством подвижности и ритма. Отсюда возникают хорошо известные типы, классифицируемые согласно преобладающим свойствам, обычно обозначаемые санскритскими названиями — саттва, раджас, тамас — ритмичность, подвижность и инерция; и мы имеем соответствующую пищу, животных, людей и т. д. Всего получаем семь групп: шесть комбинаций из тройки и седьмая, в которой три свойства активны в равной мере. (Этот ряд типов предназначен только для того, чтобы отметить в каждой триаде относительные энергии свойств.).

Исследование сознания (Изучение сознания)

Жизнь Логоса, которая вольется в эту материю, проявляется в семи потоках, или лучах.

Они также возникают из трех Аспектов Сознания, присутствующих в Нем, как и во всем сознании, так как все они являются проявлениями Вселенского Я. Это Блаженство, или Иччха, Воля; Познание, или Джнянам, Мудрость; Бытие, или Крия, Деятельность. Таким образом, мы имеем семь потоков или лучей жизни Логоса:

Исследование сознания (Изучение сознания)

Все вещи можно рассматривать как относящиеся к эти семи группам, семи потокам жизни Логоса, составляющим Вторую Волну Жизни, которую мы можем рассматривать как проходящую сквозь планы, нисходящую через них: так, если мы нарисуем планы горизонтально, то волна жизни будет проходить через них вертикально вниз. Более того, в каждом потоке будет семь первичных подразделений соответственно типу задействованной материи, а в них — вторичные подразделения, соответственно пропорциям свойств в каждом типе и так далее в бесчисленных вариациях. У нас нет необходимости вникать в это. Достаточно отметить семь типов материи и семь видов сознания. Семь потоков жизни Логоса проявляются как семь видов сознания, и в каждом из этих семи видов находятся комбинации материи. В каждом из трех Элементальных Царств и на физическом плане различимы семь различных типов. Е. П. Блаватская в "Тайной доктрине", говоря о человеке, цитирует строки из Книги Дзиан "Семеро из Них [Создателей] каждый на Своем Месте", образующих семь типов людей, которые подразделялись дальше "Родилось семь раз по семь теней будущих людей".[36] В этом заключается основа различных темпераментов людей.

4. Сияющие.

Теперь рассмотрим другой результат продвижения волны жизни вниз. Мы видели, что она придает свойства агрегациям материи на пятом и шестом планах, что в Первом Элементальном Царстве готовы материалы для облачения абстрактных мыслей, что во Втором — для облачения конкретных мыслей, в Третьем — для облачения желаний. Но в дополнение к приданию свойств агрегациям материи Второй Логос во время своего нисхождения порождает уже развившиеся создания на разных стадиях совершенствования, которые являются нормальными и типичными обитателями этих трех Царств. Эти создания привносятся Логосом из предшествующей эволюции и выпускаются из сокровищницы его жизни для заселения плана, соответствующего их развитию, для сотрудничества с ним, а позднее с человеком, в выполнении его схемы эволюции. В различных религиях они имеют различные имена, но все религии признают факт их существования и работы. На санскрите они называются Дэвы — Сияющие. Это название является наиболее общим и описывает самую заметную черту их внешнего вида — яркое сияние[37]. Иудейская, христианская и магометанская религии называют их Архангелами и Ангелами. Теософы — чтобы избежать сектанских дополнительных оттенков значения — называют их по месту обитания — "Элементалами". Это название имеет еще одно преимущество, заключающееся в том, что оно напоминает об их связи с пятью "Элементами" древнего мира: Эфиром, Воздухом, Огнем, Водой и Землей Подобные создания высшего типа существуют на атмическом и буддхическом планах. Существуют также Элементалы Огня и Воды на ментальном плане и плане желаний, и эфирные — на физическом. Тела этих созданий образованы из элементальных субстанций того царства, к которому они относятся, тела сверкающие множеством оттенков, изменяющие форму по воле обитающего в них создания. Их целый сонм, постоянно и активно работающий над элементальной субстанцией, над улучшением ее качества, они отбирают ее для формирования своих собственных тел, отбрасывают ее прочь и выбирают другие ее части для увеличения своей чувствительности. Они постоянно заняты созданием форм: помогают человеческим Эго в построении их новых тел при перевоплощении, подбирая материалы нужного типа и оказывая помощь в их организации. Чем меньше развито Эго, тем больше направляющая работа Дэва. С животными они проделывают почти всю работу, и практически всю с растениями и минералами. Они являются активными посредниками Логоса в его работе, доводя до завершения все детали его плана мира и помогая бесчисленным развивающимся жизням в поисках материалов, необходимых для их облачения. Все античные культуры знали об этой работе, в том числе Китай, Египет, Индия, Персия, Греция, Рим. Верования в высших из них можно найти во всех религиях, а память о тех, что относятся к плану желания и эфирному физическому плану сохранилась в фольклоре — в рассказах о "духах природы", "феях", "гномах", "троллях" и множестве других, в преданиях о тех временах, когда люди были менее озабочены материальными вопросами и были более чувствительны к воздействию, которому они подвергались со стороны более утонченных миров. Такое сосредоточение на материальных интересах, необходимое для эволюции, скрыло деяние элементалов от бодрствующего человеческого сознания; но это, конечно, не прервало их работу, хотя часто делает ее менее эффективной на физическом плане.

Однако на рассматриваемой нами стадии вся эта работа, за исключением направленной на улучшение элементальной субстанции, лежит далеко в будущем, но Сияющие старательно потрудились над ней.

Таким образом, появлению физических форм в таком виде, как мы их понимаем, предшествовала огромная подготовительная работа, огромная работа в отношении Формы вещей перед воплощением в них сознания, которую никто, кроме Логоса и его Сияющих, проделать не может. То, что должно стать человеческим сознанием, в этот момент является лишь семенем, посеянным на высших планах, неосознающим ничего окружающего. Побуждаемое теплом жизни Логоса оно выпускает вниз крошечный корешок, который пробивает себе дорогу на низшие планы слепо, бессознательно, и который составляет следующую часть нашего исследования.

Глава IV. Постоянный атом.

1. Присоединение атомов.

Давайте рассмотрим духовную Триаду, трехатомную Атма-Буддхи-Манас, Дживатму, семя Сознания, внутри которого тепло потока жизни Логоса, омывающего его, вызывает слабый трепет ответной жизни. Это внутренние трепетания, предшествующие внешней активности. После длительной подготовки появляется золотая нить жизни, подобно крошечную корешку отходя от трехатомной молекулы, облачающей сознание в буддхическую материю. Такие бесчисленные нити появляются от бесчисленных Дживатм. Поначалу слабо колеблясь в семи великих потоках жизни, они впоследствии закрепляются — если это можно так назвать — присоединением к одной молекуле или единице на четвертом ментальном подплане. Это присоединение — как и предыдущее к трем высшим атомам и как последующие к астральным и физическим атомам — обусловлено действием Сияющих. Вокруг этой соединившейся единицы собираются временные агрегации элементальной субстанции Второго Царства, непрерывно рассеиваясь и вновь собираясь, всегда с соединившейся единицей в центре. Этот стабильный центр, служащий для бесконечной последовательности изменяющихся сложных форм, постепенно пробуждается их колебаниями к слабым ответам, которые, в свою очередь, посылают слабые колебания вверх, к семени Сознания и вызывают в нем неуверенные внутренние движения. Нельзя сказать, что каждый центр всегда имеет вокруг себя собственную форму; ибо одна агрегация элементальной субстанции может иметь внутри несколько или множество таких центров, или только один, или ни одного. Так, с немыслимой медлительностью эти соединившиеся единицы становятся обладателями определенных свойств, то есть приобретают способность колебаться определенным образом, связанным с мышлением и волей, после чего появляется возможность рождения мысли. Сияющие Второго Элементального Царства также работают над ними, направляя колебания, на которые те постепенно начинают отвечать, и окружая их элементальной субстанцией, отделяемой от собственных тел.[38] Более того, каждая из семи типичных групп отделяется одна от другой тонкой стенкой Монадической Субстанции (атомической материей, одухотворенной жизнью Второго Логоса), началом стенки будущей групповой Души.

Этот процесс повторяется, когда образуется Третье Элементальное Царство. Теперь крошечная нить, окруженная буддхической субстанцией, с прикрепленной к ней ментальной единицей, пробивается наружу на план желания и прикрепляется к одному астральному атому, прибавляя его к себе в качестве своего стабильного центра на этом плане. Теперь вокруг собираются временные агрегации элементальной субстанции Третьего Царства, как и прежде собираясь и рассеиваясь. Сходные результаты следуют за бесчисленной последовательностью форм, окружающих этот стабильный центр и пробуждающих его к подобным же слабым ответам, которые, в свою очередь, посылают слабые колебания вверх, к семени Сознания, снова вызывая в нем неясные внутренние движения. Таким образом, эти прикрепленные атомы медленно приобретают конкретные свойства, то есть овладевают способностью колебаться определенным образом, связанным с ощущением и волей, что далее делает возможным ощущение. Здесь вновь помогают Сияющие Третьего Элементального Царства, используя свои более высокоразвитые способности к колебанию, чтобы стимулировать возникновение в этих неразвитых атомах способности отвечать, и, как и прежде, отдавая им свою собственную субстанцию. Разделяющая каждую из семи групп стенка приобретает второй слой, образованный Монадической Субстанцией плана желания, таким образом приближаясь к стенке будущей групповой Души.

Процесс повторяется, когда великая волна продвигается дальше, на физический план. Крошечная нить, окруженная буддхической субстанцией, с прикрепленными ментальной единицей и единицей желания, снова пробивается наружу и присоединяется к физическому атому, прибавляя его к себе в качестве стабильного центра на физическом плане. Вокруг него собираются эфирные молекулы, но более тяжелая физическая материя является более сильно сцепленной, чем разряженная материя высших планов, и поэтому наблюдается более длительный период жизни. Затем — когда образуются эфирные типы протометаллов, а позднее протометаллы, металлы, неметаллические элементы и минералы — Сияющие Эфирного Физического Царства погружают эти атомы в их оболочки из эфира одного из семи эфирных типов, к которому они соответственно относятся, и они начинают свою длительную физическую эволюцию. Прежде, чем мы сможем проследить дальнейшее, нам нужно рассмотреть групповые Души, которые на атомическом подплане получают свой третий, окружающий их слой. Неплохо было бы немного остановиться на природе и функции этих постоянных атомов, тройных единицах или триадах, которые на нижних планах являются как бы отражением духовных Триад высших планов, и каждая из которых прикреплена к духовной Триаде, своей Дживатме. Каждая триада состоит из физического атома, астрального атома и ментальной единицы, постоянно прикрепленных нитью буддхической материи к духовной Триаде Эту нить иногда называют Сутратма. Нить Я, потому что постоянные частички нанизаны на нее "как бусинки на нити"[39], и так далее Она обозначает скорее функцию, чем особое создание или класс созданий.

Мы вновь можем обратиться к диаграмме, показывающей это отношение.

Исследование сознания (Изучение сознания)

2. Ткань жизни.

Как было сказано, связь с духовной Триадой осуществляются через буддхическую материю, на диаграмме это показано прерывистой линией, которая, опускаясь от линии на буддхическом плане, а не от манасического атома, соединяет между собой атомы. Чудесная ткань жизни, поддерживающая и оживляющая наши тела, сплетена именно из буддхической материи. Если посмотреть на тела буддхическим зрением, то они исчезнут, и на их месте будет видна мерцающая золотая паутина невообразимого изящества и утонченной красоты, рисунок всех их частей в сетке с крошечными ячейками. Она образована буддхической материей, и внутри этих ячеек строятся более грубые атомы. Более внимательное рассмотрение показывает, что вся сеть образована одной единственной нитью, которая является продолжением Сутратмы. Во время пренатальной жизни ребенка эта нить вырастает из постоянного физического атома и разветвляется. Процесс продолжается до тех пор, пока физическое тело не вырастет полностью. Во время физической жизни прана, дыхание жизни, постоянно проходит вдоль нее, следуя по всем ответвлениям и ячейкам. После смерти она втягивается и частички тела рассеиваются. Можно увидеть, как она медленно отделяется от более плотной физической материи, вслед за ней уходит жизненное дыхание, сливаясь в сердце, вокруг постоянного атома. Когда она отходит, оставленные части тела становятся холодными — ее отсутствие обуславливает "смертельные холод". Золотисто-фиолетовое пламя дыхания жизни видно сияющим вокруг нее в сердце. И пламя, и золотистая паутина жизни, и постоянный атом поднимаются вдоль вторичного Сушумна-нади[40] к голове, в третий желудочек мозга. Глаза стекленеют, когда паутина жизни уходит; она вся собирается вокруг постоянного атома в третьем желудочке. Затем медленно поднимается к точке соединения париетального и затылочного швов и оставляет физическое тело мертвым. Таким образом, она окружает постоянный атом, подобно золотистой оболочке — напоминая плотно сплетенный кокон шелкопряда — и остается в таком виде до тех пор, пока построение нового физического тела не потребует ее разворачивания. Такой же процесс происходит с астральной и ментальной частичками. Поэтому, когда тела разлагаются, низшую триаду можно видеть как ярко искрящееся ядро внутри каузального тела. Это явление было замечено задолго до того, как более тщательное наблюдение раскрыли его значение.

3. Выбор постоянных атомов.

Давайте вернемся к первоначальному захвату Монадой постоянных атомов трех высших планов, и попытаемся что-то понять об их использовании, о цели их приобретения; те же принципы относятся и к постоянным атомам каждого плана.

Во-первых, следует помнить, что материя каждого плана представлена семью основными типами, которые различаются преобладанием одного из трех великих свойств материи: инерции, подвижности и ритма. Поэтому постоянные атомы могут быть выбраны из любого этого типа, но, похоже, что одна Монада выбирает всегда тот же тип. Далее. похоже, что в то время, как фактическое присоединение постоянных атомов к нити жизни на трех высших планах является работой упомянутых выше Иерархий, то выбором атома для присоединения руководит сама Монада. Она сама принадлежит к той или иной из семи групп Жизни, о которых уже говорилось. Во главе каждой из этих групп стоит Планетарный Логос, который все "окрашивает", и Монады группируются по этим цветам, каждая "будучи окрашенной своей Звездой-Отцом".[41] Это первая значительная определяющая характеристика каждого из нас, наш фундаментальный "цвет", или "основной музыкальный тон", или "темперамент". Монада может выбрать свой новый путь для укрепления и усиления этой особой характеристики. В этом случае Иерархии присоединяют к ее нити жизни атомы, относящиеся к группе материи, соответствующей ее группе жизни. В результате этого выбора вторичный "цвет", "основной тон" или "темперамент" подчеркнет и усилит первый, и в дальнейшей эволюции силы и слабости этого удвоенного темперамента проявятся в большей степени. Или Монада может выбрать использование своего нового пути для развертывания другого аспекта своей природы. Тогда Иерархии присоединяют к ее нити жизни атомы, относящиеся к группе материи, соответствующей другой жизненной группе, той, где аспект, который она желает развить, является преобладающим. Результатом этого выбора окажется то, что вторичный "цвет", или "основной мотив", или "темперамент" будет модифицировать первый, с соответствующими результатами в последующей эволюции. Этот выбор, очевидно, встречается чаще всего и ведет к большому усложнению характера, особенно на конечных стадиях человеческой эволюции, когда влияние Монад ощущается более сильно.

Как говорилось выше, похоже, что все постоянные атомы берутся из одной группы материи, так что атомы низших триад соответствуют атомам высших. Но на низших планах их влияние на определенные типы материалов, используемых для тел, генерирующими центрами которых они являются — вопрос, на который мы сейчас должны обратить наше внимание, — сильно ограничено и ему мешают другие причины. На высших планах обретенные тела являются относительно постоянным и определенно воспроизводят основной мотив их постоянных атомов, каким бы обогащенным обертонами всеувеличивающейся утонченности гармонии этот мотив ни был. Но на низших планах, в то время как основной мотив постоянных атомов будет все тем же, в определение выбора материалов для тел вступают, как мы сейчас увидим, другие причины.

4. Использование постоянных атомов.

Использование постоянных атомов заключается в сохранении в себе в качестве колебательных сил результатов всего пройденного ими опыта. Вероятно, в качестве иллюстрации лучше всего взять физический атом, так как легче объяснять на его примере, чем на атомах высших планов.

Физическое воздействие любого вида вызывает в физическом теле колебания, соответствующие своим собственным. В зависимости от природы и силы воздействия они могут быть общими или локальными. Но в любом случае, независимо от этого, колебания достигнут постоянного физического атома, передаваемые паутиной жизни, а в случае сильных воздействий — также и простым сотрясением. Это колебание, навязанное атому снаружи, становится колебательной силой атома — внутренней склонностью к повторению такого колебания. В течение всей жизни тела оно подвергается бесчисленным воздействиям, и все они оставляют свою отметку на постоянном атоме: все они представляют ему новую возможность колебания. Все результаты физических переживаний откладываются в этом постоянном атоме как способности колебания. Таким образом, в конце физической жизни этот постоянный атом накапливает бесчисленные колебательные возможности; то есть обучается отвечать бесчисленным количеством образов на внешний мир, воспроизводить в себе колебания, навязанные ему окружающими объектами. После смерти физическое тело разрушается. Его частицы рассеиваются, унося с собой пережитой опыт — как фактически и все части наших тел в своем непрерывном отмирании в одном теле и возрождении в другом. Но физический постоянный атом остается. Это единственный атом, который прошел через все переживания постоянно изменяющегося конгломерата, называемый нами своим телом, и который приобрел весь опыт этих переживаний. Завернутый в свой золотистый кокон он спит в течение тех долгих лет, пока Дживатма, которой он принадлежит, проходит через другие переживания в других мирах. Но на него они влияния не оказывают, потому что он не в состоянии на них ответить. И в течение долгой ночи он спит спокойным сном.[42]

Когда приходит время перевоплощения и присутствие постоянного атома делает возможным оплодотворение яйцеклетки, из которой должно будет вырасти новое тело,[43] звучит его основной мотив, который является одной из сил, направляющих эфирного строителя (элементала, ответственного за строительство физического тела) в выборе подходящих материалов, так как он не может использовать ни один из них, если он в определенной степени не настроен на постоянный атом. Но это лишь одна из сил. Карма прошлых жизней, ментальной, эмоциональной, требует материалов, пригодных для наиболее разнообразных выражений: из этой кармы Боги Кармы выбирают подходящую, то есть ту, что можно выразить посредством тела из конкретной группы материалов. Эта подходящая масса кармы определяет группу материалов, переселяя при этом постоянный атом. И из этой группы материалов элементалом выбираются такие, что могут колебаться в гармонии с постоянным атомом или в диссонансе, не разрушительном по своей силе. Поэтому, как было сказано, постоянный атом является лишь одной из сил, которые определяют третий "цвет" или "основной мотив" или "темперамент", характеризующие каждого из нас. Согласно этому темпераменту будет определяться время рождения тела. Оно должно родиться в то время, когда физические планетарные влияния являются подходящими для его третьего темперамента, и поэтому оно рождается "под" своей астрологической "звездой". Нет необходимости говорить о том, что не Звезда оказывает влияние на темперамент, а темперамент определяет время рождения под звездой. Но здесь заключается объяснение соответствий между Звездами — так сказать Звездными Ангелами — и характерами, и пригодность для познавательных целей умело и тщательно составленного гороскопа в качестве ориентира к индивидуальному темпераменту ребенка.

Тот факт, что такие сложные следствия, способные оставлять отпечаток своих особенностей на окружающей материи, могут заключаться в таком крошечном пространстве как атом, действительно может показаться немыслимым. Однако это так. И следует отметить, что в обычной науке встречаются подобные идеи, так как предполагается, что мельчайшие биоформы в зародышевой клетке Вейсмана передают потомку характерные особенности его линии предков. В то время как клетка передает телу физические особенности предков, атом передает ему черты, приобретенные развивающимся человеком в процессе его собственной эволюции. Очень хорошо выразила это Е.П.Блаватская: "Немецкий философ-эмбриолог — перешагнув через головы Гиппократа и Аристотеля обратно к учениям древних ариев — показывает одну крошечную клетку из миллионов других, работающую над формированием организма, в одиночку, без чьей-либо помощи определяющую, посредством постоянного деления и умножения, точный образ будущего человека или животного, с их физическими, умственными и психологическими свойствами… Обеспеченная физической плазмой, упоминавшейся выше, "зародышевая клетка" человека со всеми ее материальными возможностями, и, так сказать, "Духовной плазмой" или жидкостью, содержащей пять низших основ шестипринципного Дхьяни — вот в чем заключается тайна, если вы достаточно духовно развиты, чтобы понять ее."[44]

Поверхностное знакомство с вопросом физической наследственности в свете учения Вейсмана будет достаточным, чтобы убедить читателя в возможностях такого тела как постоянный атом. Человек воспроизводит в себе черты давно исчезнувшего предка, проявляет физические особенности, характеризовавшие предка несколько веков назад. Мы можем проследить форму носа Стюарта по многочисленной серии портретов, и таких аналогий можно найти бесчисленное множество. Почему же тогда должно быть что-то необычное в представлении о том, что атом собирает в себе не биоформы, как зародышевая клетка, а склонности к повтору бесчисленных, уже испытанных вибраций? Никакой пространственной проблемы здесь не возникает, как и в случае струны, из которой можно извлечь множество нот, воздействуя на нее в различных точках: каждая нота содержит множество обертонов. Мы должны считать крошечное пространство атома не как переполненное бесчисленными колеблющимися телами, а как ограниченное количество тел, каждое из которых способно дать начало многочисленным колебаниям.

В действительности, однако, даже пространственная проблема является иллюзорной, потому что у малого, как и у великого, границ нет. Современная наука сейчас видит в атоме систему вращающихся миров, каждый на своей собственной орбите, и все это напоминает солнечную систему. Мастера иллюзии, пространство и его брат время, не могут этим нас поразить. Нет предела возможностям подразделения мысли, а значит и мыслевыражений, которые мы называем материей.

Обычное число спирилл, задействованных в постоянных атомах в этом круге, равно четырем, как и в простых, неприкрепленных атомах материи на этой стадии эволюции. Но давайте возьмем постоянный атом тела очень высоко развитого человека, намного опередившего своих собратьев. В этом случае мы можем увидеть, что в постоянном атоме задействовано пять спирилл, и можем задуматься над значением этого факта для всех материалов его тела. В пренатальной жизни наличие пятиспирильного постоянного атома заставило бы строящего элементала выбирать среди материалов любые подобные атомы, имеющиеся в наличии. По большей части он будет вынужден использовать любые, какие только сможет найти, атомы, бывшие во временной сцепке с любым телом, центром которого был пятиспирильный атом. Его присутствие будет иметь тенденцию вызывать в них соответствующую активность, в особенности (а, возможно, только) если они являлись частью мозга или нервов высокоразвитого владельца тела. Пятая спирилла станет в них более или менее активной, и, хотя она снова вернется в пассивное состояние после оставления такого тела, ее временная активность предрасположит его к более быстрому реагированию на поток монадической жизни в будущем. Такие атомы, насколько это возможно, будут отобраны элементалом для его работы. По возможности, он также позаимствует любые подобные атомы из отцовского или материнского тел, если они были высокого порядка, и встроит их в своего подопечного. После рождения и в течение жизни такое тело будет притягивать к себе любые подобные атомы, которые войдут в зону его магнетического поля. Такое тело в исключительной степени выиграет от близости высокоразвитых личностей. Присваивая любые пятиспирильные атомы, присутствующие в ливне частичек, отбрасываемых от их тел, оно извлечет выгоду от их соседства как в физическом, так и в умственном и моральном отношении.

Постоянный астральный атом имеет такое же отношение к астральному телу, как и физический постоянный атом к физическому. После смерти, в камалоке — чистилище — золотистая паутина жизни уходит из астрального тела, оставляя его разлагаться, подобно тому, как это проделала физическая паутина, и обволакивает астральный постоянный атом для его долгого сна. Подобное отношение имеется и между ментальным телом и постоянной ментальной частицей во время физической, астральной и ментальной жизни. Во время ранних стадий человеческой эволюции небольшие улучшения в ментальную постоянную единицу привносят недолгие дэвачанические жизни, не только из-за их краткости, но и потому, что слабые мыслеформы, образованные неразвитым рассудком, очень слабо воздействуют на постоянную единицу. Но когда сила мысли развита более высоко, дэвачаническая жизнь является периодом значительного усовершенствования, накапливаются бесчисленные колебательные энергии, раскрывающие свою ценность, когда приходит время для построения нового ментального тела для следующего цикла перевоплощения. По завершении ментальной жизни золотистая паутина у девакхана уходит из ментального тела, также оставляя его для разрушения, а сама обволакивает метальную частицу. В качестве представительства трех низших тел остается лишь низшая триада постоянных атомов. Они находятся, как уже говорилось выше, в виде сияющей, ядерноподобной частицы, внутри каузального тела, Они являются всем тем, что остается Эго от его тел из низших миров по завершении этого цикла, в котором они были его средством связи с низшими планами на протяжении жизни этих тел.

Когда приходит время возрождения, ментальную единицу пробуждает трепет жизни Эго. Паутина жизни начинает разворачиваться снова, и колеблющаяся единица действует как магнит, притягивая к себе материалы с вибрирующими способностями, сходными или созвучными с ее собственными. Сияющие Второго Элементального Царства доставляют такие материалы в зону своей досягаемости. На ранних стадиях эволюции они придают материи форму свободного облака вокруг постоянной единицы, но в продвижением эволюции вперед значение Эго в придании формы все больше увеличивается. Когда ментальное тело частично сформировано, трепет жизни пробуждает астральный атом, и процесс повторяется. И, наконец, прикосновение жизни достигает физического атома, и он ведет себя так, как было описано выше, в гл. III. п. 4.

Иногда спрашивают: "Как могут эти постоянные атомы сохраняться в каузальном теле, не теряя своей физической, астральной и ментальной природы, если каузальное тело находится на высшем плане, где физического как такового не может быть?" Но задающий такой вопрос на мгновение забывает, что все планы являются взаимопроникающими, и что для каузального тела окружить триаду нижних планов не сложнее, чем охватить сотни миллионов атомов, образующих ментальные, астральные и физические тела, принадлежащие ему на протяжении их жизни на земле. Триада составляет крошечную частичку внутри каузального тела. Каждая составляющая ее часть относится к своему собственному плану, но так как повсюду имеются точки пересечения планов, то в необходимом непосредственном соседстве не возникает никаких затруднений. Мы все находимся на всех планах во все времена.

5. Действие монад на постоянные атомы.

Здесь мы можем задать вопрос: "Есть ли что-нибудь, что можно было бы назвать собственно действием Монады — действием Монады с плана анупадака — на постоянный атом?" Прямого воздействия нет никакого, и не может быть до тех пор, пока зародышевая духовная Триада не достигнет высокой степени эволюции. Непрямое же воздействие, то есть воздействие на духовную Триаду, которая в свою очередь действует на низшую, существует постоянно. Но во всех практических отношениях мы можем рассматривать это как действие Духовной Триады, которая, как мы видели, является Монадой, облаченной в материю, плотнее таковой ее родного плана.

Духовная Триада берет большую часть своей энергии и всю направляющую силу этой энергии от Второго Логоса, купающегося в потоке Жизни. То, что может быть названо его собственной специальной активностью, не касается всей этой активности по приданию формы и построению Второй Волны Жизни, а совместно с Третьим Логосом направлено на эволюцию самого атома. Эта энергия от духовной Триады ограничивается атомическими подпланами, и пока не появляется четвертый круг, тратится главным образом на постоянные атомы. Вначале она направлена на придание формы, а затем на активацию спирилл, образующих стенку атома. Вихрь, каковым есть атом, является жизнью Третьего Логоса; но на внешней поверхности этого вихря во время спуска Второго Логоса постепенно формируется стенка из спирилл, не оживленная Им, а лишь слабо начертанная на поверхности этого вращающегося вихря жизни. Они остаются — настолько, насколько это касается Второго Логоса — в виде пленчатых незадействованных каналов до тех пор, пока спускающаяся вниз жизнь Монады не наполнит первый из этих каналов, одухотворяя его и превращая в действующую часть атома. Это продолжается в последующих кругах, и к тому времени как мы достигаем четвертого круга, мы имеем четыре отчетливых потока жизни от каждой из Монад, циркулирующих по четырем наборам спирилл в ее собственных постоянных атомах. Когда Монада действует в постоянном атоме и выдвигает его как ядро тела, она начинает аналогично действовать и в атомах, которые собраны вокруг постоянного атома, и в свою очередь оживляет их спириллы; но это временное оживление, а не непрекращающееся, как в случае постоянного атома. Так она приводит в действие эти слабые призрачные пленки, образованные Второй Волной Жизни, и когда жизнь тела прекращается, таким образом стимулированные атомы возвращаются в огромную массу атомической материи улучшенными и подвергшимися действию жизни, которая во время их связи с постоянным атомом оживляла и их. Развившиеся каналы при своем вхождении в другое тело уже способны более легко принять другой такой поток жизни и войти в связь с постоянным атомом, принадлежащим какой-нибудь другой Монаде. Следовательно, эта работа продолжается непрерывно на физическом и астральном планах и в частицах ментальной материи на ментальном плане, улучшая материалы, посредством которых постоянно или временно связаны Монады; и эта эволюция атомов проходит под воздействием Монад постоянно. Постоянные атомы развиваются более быстро вследствие непрерывности их связи с Монадой. Другие же атомы пользуются повторяющимися временными соединениями с постоянными атомами.

В течение первого круга земной Цепи первый ряд спирилл атомов физического плана таким образом оживляется жизнью Монады, протекающей через духовную Триаду Это ряд спирилл, используемых потоками праны, или дыхания жизни, воздействующих на плотную часть физического тела. Точно также во втором круге становится активным второй ряд спирилл, и в них проходят потоки праны, связанные с эфирным прототипом. На протяжении этих двух кругов ни в одной из форм нельзя обнаружить ничего, что можно было бы назвать ощущением удовольствия или боли. Во время третьего круга активируется третий ряд спирилл, и здесь впервые появляется то, что называется чувствительностью, так как через эти спириллы на физическое тело может воздействовать камическая энергия, или энергия желания. В них может протекать химическая прана и таким образом осуществлять прямой контакт физического с астральным. Во время четвертого круга оживляется четвертый ряд спирилл, и в них протекает кама-манасическая прана и делает их пригодными для использования в построении мозга, который должен будет служить инструментом мысли.

Когда человек проходит нормальную и вступает в отклоняющуюся от нормы человеческую эволюцию, включающую в себя подготовку и вступление на Путь, лежащий за рамками нормальной эволюции, тогда перед ним в отношении его постоянных атомов встает задача чрезвычайной сложности. Он должен оживить больше рядов спирилл, чем активизировано у человечества его времени. Как у человека четвертого круга, в его распоряжении уже есть четыре ряда. Он начинает оживлять пятый, и так, чтобы добиться проявления атома пятого круга, все еще находясь в теле четвертого круга. Именно об этом упоминается в некоторых ранних теософических книгах, где говорится о людях пятого и шестого круга как о появляющихся в нынешнем человечестве. Те, кто так характеризуются, развили пятый и шестой ряды спирилл в своих постоянных атомах и таким образом обрели лучший инструмент для использования своего высокоразвитого сознания. Такое изменение вызывается определенными упражнениями йоги, при выполнении которых требуется значительные предосторожности, иначе может быть поврежден мозг, в котором проводится эта работа, и дальнейшее продвижение по этому конкретному пути на протяжении данного перевоплощения будет остановлено.

Глава V. Групповые души.

1. Значение термина.

Говоря в целом, групповая Душа — это собрание постоянных триад в тройной оболочке монадической субстанции. Эта формулировка верна в отношении всех групповых Душ, функционирующих на физическом плане, но не дает никакого представления о чрезвычайной сложности этой темы, ибо они постоянно делятся и подразделяются, и в процессе эволюции состав каждого подразделения уменьшается в количестве до тех пор, пока в конце концов "групповая Душа" не станет охватывать только одну триаду, для которой она в процессе многих рождений может продолжать исполнять свои защитные и питающие функции групповой Души, хотя технически таковой уже не являясь, так как "Группа" распалась на составные части.

На физическом плане до появления каких-либо форм можно видеть семь групповых Душ. Сначала они появляются как неясные, туманные формы, по одной в каждом потоке Второй Волны Жизни на ментальном плане, становятся более четко очерченными на астральном плане и в еще большей степени — на физическом. Они плавают в великом океане материи, подобно надувным шарам в море. При внимательном рассмотрении мы видим три отдельных слоя материи, образующих оболочку, вмещающую бесчисленные триады. До того, как произойдёт какая-либо минерализация, вокруг них, конечно же, никакой золотистой паутины жизни не видно; а видны лишь сияющие золотистые нити, соединяющие их с родительскими Дживатмами, сверкающие тем странным блеском, что характерен для их родного плана. Сердцевина этих трех слоев состоит из физической монадической субстанции: то есть этот слой составляют атомы физического плана, одухотворенные жизнью Второго Логоса. На первый взгляд эти внутренние слои кажутся идентичными у всех семи групповых Душ, но при более внимательном взгляде видно, что каждый слой образован из атомов одной из семи вышеописанных групп материи. Таким образом, каждая групповая Душа отличается по материальному строению от остальных, и содержащиеся в каждой из них триады относятся к той же самой группе материи. Второй слой оболочки групповой Души состоит из астральной монадической субстанции, относящейся к той же группе материи, что и первая; а третий — из единиц четвертого подплана ментальной материи того же типа. Эта тройная оболочка защищает и питает содержащиеся в ней триады, настоящие эмбрионы, пока еще не способные к обособленной независимой активности.

Вскоре семь групповых Душ умножаются. Их деление идет постоянно, с увеличением количества отчетливых подтипов появляются непосредственные предшественники химических элементов, за которыми следуют сами элементы и минералы, образованные из них. К разделению групповых Душ — не считая специализации их содержимого, постоянных триад — могут вести пространственные законы.

Так, золотая жила в Австралии может вести к минерализации многих таких триад внутри одной оболочки, в то время как возникновение другой жилы в отдаленном от этого месте, скажем в Скалистых Горах, может привести к разделению этой оболочки и переносу части содержимого в Америку в их собственной оболочке. Но более значимые причины, вызывающие такие подразделения, будут объясняться в ходе нашей работы. Групповая Душа и ее содержимое делятся как обычная клетка — из одной становится две, из двух — четыре и так далее. Все триады должны пройти через минеральное царство, место, в котором материя достигает самой грубой формы: место, где великая волна достигает границы своего спуска и поворачивает, чтобы начать восхождение. Именно здесь должно пробудиться физическое сознание. Жизнь теперь определенно должна повернуться вовне и осознать контакт с другими жизнями во внешнем мире.

Эволюция каждого существа на этих ранних стадиях главным образом зависит от опекающего их Логоса, частично от содействующего руководства Сияющих и частично от их собственных слепых побуждений выйти за пределы окружающей их формы. Я сравнила эволюцию, проходящую в животном, растительном и минеральном царствах с пренатальном периодом, и это сходство является точным. Как ребенок питается жизненными потоками матери, так и защитная оболочка групповой Души питает жизни, находящиеся внутри нее, приобретая и распределяя накопленный опыт. Циркулирующая жизнь является жизнью родителя. Молодые растения, животные и человеческие существа пока еще не готовы к самостоятельной жизни и должны получать питание от родителя. И поэтому эти зарождающиеся жизни минерального царства вскармливаются групповыми Душами, оболочками Монадической субстанции, вибрирующими жизнью Логоса. Довольно удачным примером этой стадии может служить плодник растения, в котором постепенно появляются семезачатки, становясь все более и более независимыми.

Для большей ясности, прежде чем вдаваться в детали, мы можем посмотреть на те изменения, которым подвергается групповая Душа в ходе развития ее содержимого. На протяжении минеральной эволюции обиталище групповой Души, можно сказать, состоит из самой плотной оболочки, физической. Ее наиболее активные действия проходят на физическом плане. Когда ее содержимое переходит дальше, к растительному царству и продвигается через него, физическая оболочка медленно исчезает — словно поглощаясь содержимым для укрепления его собственных эфирных тел — и ее активность переносится на астральный план для подпитки астральных тел содержащихся в ней триад. В ходе дальнейшего развития и переходе к животному царству аналогично поглощается и астральная оболочка, и активность групповой души переносится на ментальный план, где она питает зачаточные ментальные тела и постепенно придает им определенную форму. Когда групповая Душа вмещает только одну единственную триаду и вскармливает ее до готовности к принятию третьего излияния, то, что от нее остается, расщепляется на материю третьего подплана и становится составной частью каузального тела, образованного — если использовать красочное сравнение с водой — бьющей снизу струей, встречающейся с ниспадающими потоками. Тогда перевоплощающееся Эго вступает в свое независимое проявление. Оберегаемая пренатальная жизнь окончена.

2. Деление групповых душ.

Именно на физическом плане сознание должно впервые развиться в Самосознание, должно начать осознавать воздействующий на него окружающий мир и должно научиться относить эти воздействия к внешнему миру и воспринимать как свои собственные те перемены, что происходят в нем в результате этих воздействий. Посредством длительного опыта оно научится отождествлять с собой ощущения удовольствия или боли, которое следует за воздействием, и воспринимать как что-то отличное от себя то, что соприкасается с его внешней поверхностью. Таким образом, оно сделает свое первое грубое разграничение между "Я" и "Не-Я". С накоплением опыта "Я" будет постоянно уходить внутрь, и покровы материи один за другим будут переводиться наружу как относящиеся к "Не-Я" Такое фундаментальное различие между субъектом и объектом будет оставаться всегда, хотя оттенки его значения меняются. "Я" — это волеизъявляющее, мыслящее, действующее сознание; в то время как "Не-Я" — это все то, что оно желает, о чем размышляет, и в отношении чего действует. Позже нам необходимо будет рассмотреть. каким образом сознание становится самосознанием, но в данный момент нас интересует только его выражение в формах и роль, выполняемая формами.

Это сознание пробуждается на физическом плане и его выражением является постоянный атом. В нем оно находится в состоянии сна; "спит в минеральном", и здесь должно произойти частичное пробуждение до легкой дремоты, так, чтобы оно могло подняться из своего глубокого, лишенного сновидения сна и стать достаточно активным для перехода к следующей стадии: "Оно видит сны в растительном".

Теперь Второй Логос, действуя в оболочке групповых Душ, активизирует постоянные физические атомы и через посредничество Сияющих помещает их в различные условия, имеющиеся в минеральном царстве, где каждый из них присоединяет к себе множество минеральных частиц. Мы видим здесь большое разнообразие возможных воздействий, ведущих к многообразию опыта, и поэтому — к линиям раскола групповой Души. Одни будут заброшены высоко в воздух, чтобы выпасть потоками бурлящей лавы: другие — подвергнутся действию арктического холода, третьи — тропической жары; некоторые будут раздавлены и облачены в расплавленный металл в недрах земли; некоторые будут в песке, грубо перекатываемом стремительными волнами. Бесконечное множество внешних влияний будут трясти и ударять, сжигать и замораживать. Глубоко дремлющее сознание будет реагировать слабыми ответными колебаниями. Когда какой-либо постоянный атом достигнет определенного плана силы ответа, или когда минеральная форма, то есть частицы, к которым присоединился постоянный атом, рассеивается, групповая Душа извлекает этот атом из его обшивки. Весь опыт, приобретенный атомом — а это означает колебания, которые он вынужден был производить — остается в виде способности колебаться определенным образом, или "колебательной способности". Таков результат его жизни в этой форме. Постоянный атом, потеряв свое воплощение и оставшись на некоторое время, так сказать, обнаженным в своей групповой Душе, продолжает повторять эти колебания, проходя внутри себя через весь свой жизненный опыт. При этом он вызывает пульсации, пробегающие по всей оболочке групповой Души, передающиеся другим постоянным атомам; так каждый из них воздействует и помогает остальным, оставаясь вместе с тем самим собой. Постоянные атомы, имеющие подобный по характеру опыт, будут более сильно воздействовать друг на друга, чем те, опыт которых отличается. В связи с этим в групповой Душе будет проходить некоторое отделение, и вскоре внутрь от оболочки вырастет пленчатая разделяющая стенка и разделит отделившиеся группы друг от друга. Количество групповых душ будет постоянно увеличиваться. Их содержимое будет проявлять все увеличивающееся разграничение сознания, в то время как фундаментальные характеристики останутся общими.

Ответы сознания на внешние раздражители в минеральном царстве оказываются намного сильнее, чем многие себе представляют, некоторые их них имеют природу, которая показывает, что рассвет сознания происходит также и в астральном постоянном атоме. Ибо химические элементы проявляют отчетливые взаимные притяжения, и химические брачные узы постоянно разрываются вмешательством пар, один из партнеров в которых имеет более сильное сродство к одному из партнеров в прежней паре, чем первоначальный супруг. Таким образом, до этого времени взаимно верные партнеры, образующие соль серебра, внезапно изменяют друг другу, если другая пара, образующая соляную кислоту, войдет в их мирный дом. И серебро устремиться к хлору, предпочитая хлор своей предшествующей супруге, и образует новую семью, хлорид серебра, предоставив покинутому водороду возможность сочетаться брошенным партнером. Где бы ни происходили такие активные взаимозамены, в результате сильных физических колебаний, вызванных резким разъединением и образованием близких связей, в астральном атоме происходит слабое шевеление, появляется неясное внутреннее трепетание. Астральное должно подняться из физического, и сознание на физическом плане намного раньше берет инициативу в эволюции. Небольшое облако астральной материи все еще собирается вокруг постоянного астрального атома посредством этих слабых трепетаний, но оно очень непрочно удерживается и выглядит довольно неорганизованным. Похоже, что на этой стадии никаких колебаний ментального атома не наблюдается.

После многовекового опыта в минеральном царстве некоторые из постоянных атомов будут готовы перейти в растительное царство, и будут распределены при посредничестве Сияющих в растительном мире. Это не говорит о том, что каждая травинка, каждое растеньице имеет внутри себя постоянный атом, развивающийся до человечества в течение существования этой системы. Как в минеральном царстве, так и здесь: растительное царство образует поле эволюции для этих постоянных атомов, и Сияющие направляют их от жилища к жилищу, чтобы они могли испытать колебания, воздействующие в растительном мире, и, как и ранее, накопить их в качестве колебательных способностей. Принципы взаимозамены и последующего отделения атомов действуют как и прежде, и групповые Души в каждом потоке эволюции становятся все более многочисленными и все более отличными по своим главным характеристикам.

При нашем уровне знаний законы, согласно которым постоянные атомы групповых Душ размещаются в царствах природы, совершенно неясны. Многие признаки указывают на то, что эволюция минерального, растительного и низшей части животного царства в большей степени относится к эволюции самой Земли, а не Дживатм, представляющих Монады, развивающихся в пределах солнечной системы, и которые приходят в надлежащее для них время на эту Землю, чтобы продолжить свою эволюцию, используя имеющиеся на ней условия. Трава и разнообразные растения, похоже, имеют такое же отношение к земле, как человеческие волосы к его телу, и не связаны с Монадами, представленными Дживатмами в нашей пятиразрядной вселенной. Жизнь в них, удерживая их вместе как формы, похоже, является таковой Второго Логоса, а жизнь в составляющих их атомах и молекулах — Третьего, заимствованная и модифицированная Планетарным Логосом нашей системы Цепей, и далее заимствованная и модифицированная Душой Земли — существом, окутанным глубоким мраком. Эти царства действительно предоставляют поле для эволюции Дживатм, но, по-видимому, существуют не только ради этой цели. Мы находим постоянные атомы, разбросанные по минеральному и растительному царствам, но не можем постичь причину, руководящую их распределением. Постоянный атом можно найти в жемчужине, рубине, алмазе, множество их разбросано по жилам руды и так далее. С другой стороны, похоже, что многие минералы не содержат их вообще. Так же обстоит дело и с недолговечными растениями. Но в растениях многолетних, таких как деревья, постоянные атомы можно найти всегда. Но опять-таки жизнь дерева кажется более близко связанной с Дэва-эволюцией, чем с эволюцией сознания, к которому постоянный атом прикреплен. Скорее всего эволюция жизни и сознания использует дерево в своих целях во благо постоянного атома. Похоже, что он живет там в большей степени как паразит, получая выгоду от более развитой жизни, в которой он купается. Остается фактом, что наши познания в этих вопросах являются пока чрезвычайно отрывочными.

В астральном постоянном атоме ощущается большая активность в ходе накопления растительного опыта физическим атомом, и он притягивает к себе астральную материю, которая располагается Сияющими более упорядоченно. В течение долгой жизни лесного дерева растущая агрегация астральной материи развивается во всех направлениях в виде астральной формы дерева, и сознание, прикрепленное к постоянному атому, до некоторой степени участвует в восприятии его окружения, воспринимая через эту астральную форму колебания, вызывающие огромное удовольствие или дискомфорт. Эти колебания являются результатом таковых, вызванных в физическом дереве солнцем и бурей, ветром и дождем, холодом и теплом. С гибелью такого дерева постоянный астральный атом возвращается в свою групповую Душу, теперь находящуюся на астральном плане с богатым запасом опыта, который делится между всеми вышеописанным образом.

Далее, когда сознание начинает с большей готовностью отвечать на астральном плане, оно шлет вниз, на физический план, легкие вибрации, которые вызывают ощущения, воспринимаемые как физические, но на самом деле они происходят от астрального. Там, где существует продолжительная обособленная жизнь, как в случае дерева, постоянная единица также начнет собирать вокруг себя небольшое облако ментальной материи: в ней постепенно оставит свой отпечаток смена времен года, который неизбежно станет легким предчувствием.[45]

Наконец, некоторые постоянные физические атомы готовы перейти в животное царство, и вновь при посредничестве Сияющих они направляются в животные формы. Видно, является правилом, что в течение поздних стадий эволюции в растительном мире каждая триада — физический и астральный атомы и ментальная единица — должны приобрести длительный опыт нахождения в одной форме, так, чтобы могли быть испытаны некоторые вибрации ментальной жизни, и триада смогла бы быть подготовленной к кочующей жизни животного. Но оказывается также, что в некоторых случаях переход в животное царство происходит на наиболее ранней стадии, и первая вибрация ментальной единицы наблюдается в некоторых оседлых формах животной жизни и в очень низко развитых животных организмах.

Похоже, что в случае низших типов животных преобладают условия, сходные с описанными для минерального и растительного царств. Микробы, амебы, гидры и т. д. и т. д., время от времени, несут в себе постоянный атом лишь в качестве посетителя, и, очевидно, никоим образом не зависят от него в отношении своей жизни и роста. И когда постоянный атом уходит, они не погибают. Они являются носителями, а не телами, образованными вокруг постоянного атома. Заслуживает внимания, что на этой стадии золотистая паутина жизни никоим образом не представляет организацию тела носителя, а действует подобно корешкам в почве, прикрепляющимся к частицам грунта и всасывающим из них питательные вещества. Постоянные атомы в животном царстве приобрели и накопили богатый опыт до того, как они будут использованы Сияющими в качестве центров, вокруг которых будут построены формы.

Нет необходимости говорить о том, что в животном царстве постоянные атомы принимают намного более разнообразные колебания, чем в низших царствах, и вследствие этого быстрее дифференцируются. С ходом этой дифференциации количество триад в групповой Душе быстро уменьшается, а следовательно, увеличение количества групповых Душ идет с увеличивающейся скоростью. С приближением периода индивидуальности каждая отдельная триада становится обладателем собственной оболочки, полученной от групповой Души, и проходит последовательные воплощения как отдельное существо, однако все еще находясь внутри защищающей и питающей окружающей оболочки из монадической субстанции.

Многие виды высших животных в состоянии одомашнивания достигли этой стадии и действительно стали отдельными перевоплощающимися существами, хотя пока еще и не имеющими каузального тела — черты того, что обычно называют индивидуализацией. Оболочка, полученная от групповой Души, служит в качестве каузального тела, но как уже было сказано, она состоит только из третьего слоя, а следовательно, образована из молекул ментальной материи четвертой степени, соответствующей самому грубому эфиру физического плана. По аналогии с человеческой пренатальной жизнью, эта стадия соответствует последним двум ее месяцам. Семимесячный ребенок может родиться и выжить, но он будет крепче, здоровее и энергичнее, если воспользуется еще двумя месяцами жизни под защитой и с питанием материнской жизни. Аналогично и для нормального развития Эго лучше не спешить с разрывом оболочки групповой Души, а впитывать через нее жизнь, укреплять ее составными частями тончайшую часть собственного ментального тела. Когда это тело достигает предела своего роста в таких защищенных условиях, оболочка распадается на меньшие молекулы подплана, стоящего выше ее, и становится частью каузального тела.

Именно знание этих фактов иногда заставляет оккультистов предостерегать людей, сильно любящих животных, не быть чрезмерными в своей привязанности и не проявлять ее неразумным образом. Рост животного может быть нездорово ускорен, и его рождение в индивидуальность может произойти раньше положенного времени. Чтобы занять надлежащее ему место в мире, человек должен искать понимания природы и поступать согласно ее законам, действительно способствовать ускорению их действия, используя свой разум, но ускорять не до такой степени, когда рост оказывается нездоровым, а его результат хрупким и "несвоевременным". Верно, что Бог Жизни ищет человеческого сотрудничества в свершении эволюции, но это сотрудничество должно следовать путями, начертанными его Мудростью.

Глава VI. Единство сознания.

1. Сознание — единое целое.

Изучая разнообразные проявления сознания, мы склонны забывать два важных факта. Во-первых, что сознание каждого человека является Единицей, какими бы обособленными и отличными друг от друга его проявления не казались. Во-вторых, что все эти Единицы сами являются частями сознания Логоса, и поэтому в сходных условиях реагируют одинаково. Не будет излишним постоянно напоминать себе, что сознание — это единое целое, что все явно обособленные сознания в действительности являются одним, как одно море может собирать свою воду из различных промоин на берегу. Эта морская вода может возвращаться различно окрашенной, пройдя через промоины, если грунт побережья состоит из почв различного цвета, но все равно это будет та же морская вода. При анализе она покажет присутствие одних и тех же характерных солей. Так и все сознания берут свое начало в океане сознания и имеют многочисленные существенные тождественности. Окутанные одним и тем же типом материи, они будут действовать аналогично и проявлять фундаментальную тождественность своей природы.

Что касается проявлений индивидуального сознания, то оно кажется не цельным, а составным, и современная психология говорит о двойственности, тройственности и множественности личности, упуская из виду фундаментальное единство среди неразберихи разнообразия. Однако наше сознание действительно является Единицей, а разнообразие обусловлено материалами, в которых оно действует.

Обычное бодрствующее сознание человека действует посредством физического мозга с определенным темпом, налагаемым им, обусловленным всеми состояниями этого мозга, со всеми его ограничениями, сдерживаемым различными выдвигаемыми им препятствиями, останавливаемым сгустком крови и заглушаемым отмиранием ткани. Каждое мгновение мозг затрудняет проявления сознания, и в то же время на физическом плане он является единственным инструментом, позволяющим ему проявиться.

Когда сознание, обращая свое внимание в сторону от внешнего физического мира, игнорирует плотную часть физического мозга и использует лишь его эфирные части, характер его проявления сразу же меняется. Творческое воображение резвится в эфирной материи и, используя ее накопленное содержимое, полученное из внешнего мира его более плотным слугой, выстраивает его, разъединяет и вновь объединяя по своему вкусу и создает низшие миры своей фантазии.

Когда оно временно отбрасывает свое эфирное облачение, полностью отворачиваясь от физического мира и сбрасывая оковы физической материи, оно странствует где захочет по астральному миру или медленно и бессознательно плывет через него, обратив все свое внимание на собственное содержимое, принимая от астрального мира множество воздействий, которые оно игнорирует или принимает в соответствии со стадией своей эволюции или настроением в данный момент. Если оно открывается внешнему наблюдателю — что может произойти в условиях транса — то выказывает силы настолько превосходящие те, что оно проявляет будучи заключенным в физическом мозге, что такой наблюдатель, судя только по физическому опыту, вполне может принять его за другое сознание.

Это оказывается еще более выраженным, когда в транс впадает астральное тело. Тогда Небесная Птица взмывает в более высокие сферы, и ее восхитительный полет настолько очаровывает наблюдателя, что он принимает ее за новое создание, отличное от того, что пресмыкалось в физическом мире. Однако в действительности оно все время остается одним и тем же. Различия заключаются в материалах, с которыми оно связано и через которые оно действует, а не в нем самом.

Что же касается второго важного момента, о котором было сказано выше, то человек пока еще недостаточно развит, чтобы должным образом оценить какое-либо свидетельство относительно единства сознания в его действиях выше физического плана, но его целостность на физическом плане доказывается.

2. Целостность физического сознания.

Среди безграничного разнообразия минерального, растительного и животного миров было упущено из виду единство физического сознания, лежащее в их основе, и были установлены широкие линии его разграничения, в действительности не существующие. Полностью отрицалась жизнь в царстве минералов, неохотно принималась в растительном. Е. П. Блаватскую высмеяли, когда она заявила, что одна Жизнь и одно Сознание одушевляет и оживляет все.

"С каждым днем тождественность между животным и физическим человеком, между растением и человеком и даже между пресмыкающимся и его гнездом, скалой и человеком оказывается все более и более видимой. Так, обнаружено, что физические и химические компоненты всех существ идентичны. Химическая наука с уверенностью может заявить, что нет никакого различия в материи, составляющей быка и человека. Но оккультная доктрина намного более определенна. Она гласит: не только химические соединения являются одними и теми же, но и одни и те же бесконечно малые жизни составляют атомы тел горы и маргаритки, человека и муравья, слона и дерева, которое защищает его от солнца. Каждая частичка — независимо от того, называем ли мы ее органической или неорганической — является Жизнью".[46]

Если это так, то со стороны таких живых минералов, растений, животный и людей можно получить свидетельство наличия в них жизни, чувствительности, ответа на раздражители. И в то же время мы свободно можем признать, что следует ожидать градацию чувствительности, что с восхождением жизни мы можем ожидать то, что ее проявления будут более полными и сложными, все же некоторые проявления чувствительности должны обнаруживаться во всем, что составляет одну жизнь. Когда писала Е.П. Блаватская, свидетельств этому не хватало, сейчас они есть. И эти свидетельства исходят от восточного ученого, необычайные способности которого сделали его таким желанным для Запада.

Профессор Джагадиш Чандра Бос, магистр гуманитарных наук, доктор наук из Калькутты, определенно доказал, что так называемая "неорганическая материя" является чувствительной к раздражителям, и что ответы на них являются тождественными у металлов, растений и животных и — насколько это возможно определить экспериментально — у человека.

Он создал прибор для измерения применяемых раздражителей, который вычерчивал на вращающемся барабане ответ тела на получаемый раздражитель в виде кривой. Затем он сравнил кривые, полученные от олова и других металлов, с таковыми от мышц и обнаружил, что графики олова и мышц идентичны, и что другие металлы дают сходные ответы лишь с разницей в периоде восстановления.

Исследование сознания (Изучение сознания)

(a) Серия электрических ответов олова на последовательные механические раздражители с интервалом в полминуты.

(b) Механические ответы мышцы.

Повторяющиеся механические удары вызывали как полное, так и частичное сокращение, и полученные результаты были сходными как в мышцах, так и в минерале.

Металлы проявляли усталость, менее всего — олово. Химические реагенты, такие как лекарственные препараты, оказывали на металлы воздействия, сходные с тем, что известны в отношении животных — возбуждающее, угнетающее и смертельное. (Под смертельным здесь понимается уничтожение способности реагировать.).

Исследование сознания (Изучение сознания)

Результаты аналогичные.

(a) неполное и (b) полное сокращение олова,

(a') неполное и (b') полное сокращение мышцы.

Исследование сознания (Изучение сознания)

(a) нормальный ответ, (b) действие яда, (c) восстановление противоядием.

Яд может убить металл, вызывая состояние неподвижности, при котором невозможно получить ответ. Если отравленному металлу вовремя ввести противоядие, это может спасти его жизнь.

Стимулятор будет усиливать ответ. Известно, что большие и маленькие дозы лекарственных препаратов могут и убивать, и стимулировать, аналогичное воздействие было обнаружено и в отношении металлов "Как же мы можем среди таких явлений, — спрашивает профессор Бос, — проводить разделительную линию и говорить, здесь заканчивается физический процесс и начинается физиологический? Подобных границ не существует".[47]

Профессор Бос провел аналогичную серию экспериментов на растениях и получил сходные результаты. На кусочек свежесорванного стебля или листа капусты или на другое растительное тело можно воздействовать раздражителем и получить подобные кривые. Растения могут быть подвергнуты усталости, возбуждению, угнетению, отравлению. Есть что-то трогательное в наблюдении за тем, как крошечное пятнышко света, регистрирующее пульсацию растения выписывает все более слабые и слабые кривые, когда оно находится под воздействием яда, и наконец, кривая переходит в безнадежную прямую линию и останавливается. Растение умерло. Возникает ощущение, будто бы совершено убийство — так оно и есть на самом деле![48]

Эти замечательные серии экспериментов подтвердили на конкретной основе физических фактов учение оккультной науки о всеобщности жизни.

Г-н Маркус Рид провел микроскопические наблюдения, показавшие наличие сознания в растительном царстве. Он наблюдал признаки испуга при повреждении ткани. Далее он видел, что мужские и женские клетки, плавая в соке, начинают осознавать присутствие друг друга без непосредственного контакта. При этом устанавливается циркуляция, и они начинают двигаться по направлению друг к другу.[49]

Спустя более трех лет после публикации отчета об экспериментах профессора Боса появилось интересное подтверждение его наблюдений, полученное в ходе исследования г-ном Жаном Беккерелем N-лучей, о котором он доложил Парижской Академии Наук. Животные под хлороформом перестают излучать эти лучи, и они никогда не излучаются трупом. Цветы в нормальном состоянии их излучают, но под хлороформом излучение прекращается. Металлы также их излучают, а под хлороформом излучение опять же прекращается. Так, животные, цветы и металлы в равной степени излучают эти лучи и одинаково прекращают их излучать под воздействием хлороформа.[50]

3. Значение физического сознания.

Термин "физическое сознание" употребляется в двух различных понятиях, и, возможно, будет полезно остановиться на их определении. Он часто употребляется для обозначения того, что выше названо как "обычное бодрствующее сознание", то есть сознание человека, Дживатмы или, если предпочесть такой оборот, Монады, действующей через Дживатму и нижнюю триаду постоянных атомов. Этот термин также употребляется и в том смысле, в каком употребляется здесь, как сознание, действующее в физической материи, реагирующие на физические воздействия, беспристрастное к какой-либо передаче импульсов дальше, на высшие планы, или к каким-либо импульсам, посылаемым физическому телу с этих планов.

В этом более узком и конкретном смысле термин будет включать: а) любые исходящие наружу колебания от атомов и молекул, одушевленных жизнью Третьего Логоса; б) любые подобные колебания, исходящие от организованных форм, одушевленных жизнью Второго Логоса; в) любые подобные исходящие колебания жизни Монады, идущие от постоянных атомов, в которых спириллы прямо не задействованы. Когда спириллы проявляют активность, то это сказывается на "обычном бодрствующем сознании". Например при вдыхании аммиака мы имеем два следствия. Наблюдается быстрая секреция — это реакция клеток обонятельного тракта. Ощущается также "запах" — это следствие колебания, идущего вверх к чувствительным центрам астрального тела и воспринятого там сознанием. Изменение в сознании воздействует на первый ряд спирилл атомов обонятельного такта и таким образом достигает "бодрствующего сознания" — сознания, функционирующего в физическом мозге. Именно только через спириллы изменения сознания на высших планах вызывают изменения в "бодрствующем сознании".

Следует помнить, что также как солнечная система является полем эволюции для всех сознаний, развивающихся в ее пределах, так и существуют меньшие пространства внутри нее, выполняющие роль меньших полей. Человек является микрокосмосом вселенной, и его тело служит в качестве поля эволюции для мириадов сознаний, менее развитых, чем его собственное. Таким образом, все три типа активности, упомянутые выше под (а), (б), (в), присутствуют в его теле и входят в физическое сознание в нем задействованными. Активность, включающая деятельность атомных спирилл, в него не входит. Она относится к сознанию Дживатмы. Работа физического сознания не оказывает прямого воздействия на "бодрствующее сознание" высших животных или человека. Она воздействует на него в ранний период зародышевой жизни в групповой Душе, когда сознание Второго Логоса "лелеет" зарождающееся сознание, берущее от него начало. Но сейчас физическое сознание погрузилось ниже "порога сознания" и проявляется как "клеточная память", как избирательное действие желез и сосочков, и в общем в выполнении функций, необходимых для поддержания тел. Это низшая деятельность сознания, и вместе с тем как сознание все более и более активно функционирует на высшем плане, его низшая работа больше не привлекает его внимания и становится тем, что мы называем автоматическим.

Профессор Бос в своих экспериментах обращался именно к физическому сознанию, и его ответы у олова и животного, видимые по импульсам на кривых, являются одинаковыми. Но животное будет ощущать раздражители, а олово — нет. Это является результатом дополнительной работы сознания в астральной материи.

Таким образом, мы можем заявить, что действуя на физическом плане, сознание отвечает на различные виды раздражения, и ответы его одинаковы, независимо от того, идут ли они от минерального, растительного или животного мира. Сознание проявляет адекватные характеристики, оно является одним и тем же. Различия, которые, как уже говорилось, мы наблюдаем с восхождением, заключаются в усовершенствовании физического аппарата, который позволяет проявиться на физическом плане астральной и ментальной (не физической) активности сознания. Люди и животные чувствуют и размышляют лучше, чем минералы и растения, поскольку их более высокоразвитое сознание сформировало для себя на физическом плане более усовершенствованный аппарат. Но даже при этом наши тела реагируют на одинаковые раздражители также, как и низшие тела, и это чисто физическое сознание является одинаковым во всем.

В минерале астральная материя, связанная с постоянным астральным атомом, настолько малоактивна, и сознание спит так глубоко внутри, что работа астрального плана на физическом не ощущается. В высших растениях есть нечто похожее на предвестник нервной системы, но оно настолько слабо развито и организовано, что не может служить ни для чего, кроме как для простейших целей. Дополнительная активность на астральном плане совершенствует астральную оболочку растения, и ее колебания воздействуют на эфирную часть растения и таким образом на его более плотную материю. Отсюда и вышеупомянутый предвестник нервной системы, являющийся тому результатом.

Когда мы переходим к изучению животной стадии, то намного более значительная активность сознания на астральном плане вызывает более мощные колебания, которые передаются эфирному двойнику животного, и вызванными таким образом эфирными колебаниями строится нервная система. Она формируется Логосом посредством групповой Души, вместе с активной помощью Сияющих Третьего Элементального Царства, направляющих работу эфирных Духов Природы. Но импульс исходит из сознания астрального плана, функционирующего в постоянном атоме и оболочке из астральной материи, притянутой им, его активирует групповая Душа. С образованием первого, простейшего аппарата, извне могут восприниматься более тонкие воздействия, и они также способствуют эволюции. Воздействие и реакция на него следуют друг за другом и таким образом механизм постоянно совершенствует свою способность воспринимать и передавать.

На этой стадии сознание мало занимается построением на астральном плане и функционирует на нем в неорганизованной оболочке. Организация проводится на физическом плане усилиями сознания направленными на выражение самого себя. Эти усилия являются смутными, неуверено идущими. В этой работе оказывают свою помощь групповая Душа и Сияющие. Она в основе должна быть завершена перед тем, как вниз покатится Третья Волна Жизни, так как животный человек развивается со своим мозгом и нервными системами до того, как приходит этот великий поток, дающий Дживатме рабочее тело и делающий возможной высшую эволюцию человека.

Глава VII. Механизм сознания.

1. Развитие механизма.

В самом прямом смысле вся плоть человека составляет механизм сознания, выступая в виде органов, желающих, думающих и действующих. Но аппарат нервной системы можно назвать ее специальным механизмом, который всем управляет и руководит в физическом теле. Каждая клетка тела состоит из мириадов крошечных жизней,[51] каждая со своим собственным зародышевым сознанием. Каждая клетка имеет свое собственное пробуждающееся сознание, которое ее контролирует и организовывает, но и им в свою очередь управляет и руководит центральное сознание, в компетенцию которого входит все тело и нервный механизм, в котором оно функционирует для выполнения этих целей.

Этот нервный механизм является результатом астральных импульсов, и прежде чем он будет сформирован, сознание должно активизироваться на астральном плане. Импульсы, вызванные сознанием — желающим воспринимать и смутно пытающимся осуществить это желание — обусловливают колебания эфирной материи, и они благодаря самой природе материи,[52] становятся электрической, магнитной, тепловой и другими энергиями. Они являются каменщиками, работающими по побуждению руководителя строительства Сознания. Побуждение исходит от него, исполнение остается за ними. Направляющий рассудок, который сознание пока еще предоставить не может, обеспечивается жизнью Логоса в групповой Душе и Духами Природы, действующими, как уже говорилось, под руководством Сияющих Третьего Элементального Царства.

Следовательно, мы должны понимать, что нервная материя строится на физическом плане под воздействием импульсов с астрального. Непосредственно созидающие силы являются действительно физическими, но руководство ими и приведение в действие является астральным, то есть идущим от сознания, действующего на астральном плане. Жизненная энергия, прана, которая течет розовыми волнами, пульсируя вдоль эфирной материи во всех нервах, не в медуллярных оболочках, а в самой их субстанции, нисходит непосредственно с астрального плана. Она черпается из великого резервуара жизни, из Логоса, и, специализируясь на астральном плане, отсылается оттуда вниз, в нервную систему, сливаясь в ней с магнитными, электрическими и другими потоками, образующими чисто физическую прану, черпаемую из того же самого резервуара, но только через Солнце, его физическое тело.

Внимательное исследование показывает, что составных частей праны минерального царства меньше, и они менее сложны в своем расположении, чем аналогичные праны более высокого растительного царства, которые, в свою очередь, являются менее сложными по отношению к слагающим частям животной и человеческой праны. Это различие обусловлено тем, что астральная прана с таковой последних смешивается, а с праной первых — нет (по крайнем мере до какой-либо ощутимой степени). После образования каузального тела эта сложность циркулирующей в нервных системах физического тела праны немного увеличивается, и с ходом эволюции человека она оказывается еще более обогащенной. Ибо когда сознание становится активным на ментальном плане, то прана этого плана также смешивается с нижней, и так далее, с переходом активности сознания на более высокие планы.

Остановимся на слове "прана", которое я перевела как "жизненная энергия". Пран — это санскритский корень, означающий "дышать, жить, раздувать", состоящий из ан — "дышать, двигаться, жить"; отсюда мы получаем Душу, присоединенную к приставке пра — "вперед". Таким образом, пра-ан, пран означает "выдыхать"; и жизненное дыхание, или жизненная энергия является ближайшим эквивалентом этому санскритскому термину. Согласно индусскому мировоззрению существует лишь одна Жизнь, одно всеобщее Сознание. Слово Прана используется для обозначения Высшего Я, все поддерживающего Дыхания. Это наделяющая энергия единого: для нас Жизнь Логоса. Поэтому о Жизни на каждом плане можно говорить как и Пране этого плана. Она становится жизненным дыханием в каждом существе. На физическом плане — это энергия, появляющаяся во многих формах (электричество, тепло, свет, магнитное поле и т. п.), способных превращаться друг в друга, потому что в основе своей они едины. У нас нет терминов, посредством которых можно обозначить ее на других планах, но само представление довольно определенно. Приобретенная существом, она становится праной в более узком смысле слова, в котором обычно употребляется в теософической литературе, индивидуальным жизненным Дыханием. Это жизненная энергия, жизненная сила; и все другие виды энергии: химическая, электрическая и остальные, — являются лишь ее производными и незначительными частями. Оккультисту довольно странно слышать, когда ученые мужи бойко говорят о химической или электрической энергии и при этом отвергают их прародителя — жизненную энергию, как "изживший себя предрассудок". Эти частичные проявления жизненной энергии обусловлены лишь организацией материи, в которой она разливается, заглушая ту или иную из своих характеристик, а возможно и все, за исключением одной, как синее стекло перекрывает все лучи, кроме синих, а красное — все, за исключением красных.

В "Тайной Доктрине" Е. П. Блаватская говорит об отношении праны к нервной системе. Она цитирует, отчасти соглашаясь, отчасти корректируя, представление о "нервном эфире", выдвинутое доктором Б. В. Ричардсоном. Сила Солнца — это "первичный источник всей жизни на земле" (т. I, с. 577), и Солнце — "кладезь" жизненной силы, которая является нуменом электричества" (т. I, с. 579). "Нервный эфир представляет собой изначальную основу Первичной Субстанции, каковой является Жизнь. Это животная жизнеспособность, рассеянная по всей Природе и действующая в соответствии с теми условиями, которые она находит для своей активности. Это не животный продукт, но живое растение, цветок и животное являются его продуктами" (т. I, с. 586).

На физическом плане эта прана, эта жизненная сила создает все минералы и является управляющим фактором химико-физиологических изменений протоплазмы, которые ведут к дифференциации и построению различных тканей тел растений, животных и людей. Ее присутствие проявляется способностью отвечать на раздражители, но пока еще эта способность не сопровождается отчетливой чувствительностью, так как сознание недостаточно развернулось, чтобы ощущать удовольствие или боль.

Когда поток праны с астрального плана со своим отличительным свойством чувствительности смешивается с потоком праны физического плана, начинается построение нового расположения материи — нервной. Нервное расположение в основе является клеткой, детали строения которой могут быть почерпнуты из любого современного учебника по этому вопросу; развитие заключается во внутренних изменениях и отростках материи клетки. Эти отростки облачаются в медуллярную материю и приобретают вид нитей или волокон. Каждая нервная система, какой бы сложной она ни была, состоит из клеток и их отростков. Эти отростки становятся все более многочисленными; и одновременно с тем, как сознание требует для своего выражения все более и более сложную нервную систему, они образуют все увеличивающиеся соединения между клетками. Эта фундаментальная простота в основе такой сложности деталей наблюдается даже у человека, обладателя самой высокоразвитой нервной структуры. Множество миллионов нервных ганглиев[53] головного мозга и тела образуются к концу третьего месяца пренатальной жизни; их развитие заключается в их распространении и разрастании их субстанции в волокна. В последующей жизни это развитие является результатом активности мысли. Когда человек непрерывно напряженно размышляет, мыслеколебания вызывают химическую активность, и дендриты[54] отходят от клеток в разных направлениях, образуя перекрестные соединения, фактические пути, вдоль которых пульсирует прана, которая теперь уже состоит из физического, астрального и ментального компонентов, и проходят мыслеколебания.

Возвращаясь после этого отступления к человеческому царству, давайте посмотрим, как начинается от колебательных импульсов астрального плана и проходит дальше построение нервной системы. Мы находим маленькую группу клеток и крошечные отростки, соединяющие их. Они образованы действием центра, ранее появившегося в астральном теле — о котором поговорим чуть позже — агрегацией астральной материи, организованной в виде центра для принятия внешних импульсов и реагирования на них. От этого астрального центра колебания поступают в эфирное тело, вызывая слабые эфирные вихри, которые втягивают в себя частицы более плотной физической материи, образуя в итоге нервную клетку и группы клеток. Эти физические центры, принимая колебания из внешнего мира, отсылают импульсы обратно в астральные центры, усиливая их колебания. Таким образом, физические и астральные центры воздействуют и реагируют друг на друга, и каждый из них становится все более сложным и эффективным. Продвигаясь по животному царству, мы находим, что физическая нервная система постоянно совершенствуется и становится все более и более доминирующем фактором в теле, и эта первообразованная система у позвоночных превращается в симпатическую систему, контролирующую и побуждающую к действию жизненно важные органы — сердце, легкие, пищеварительный тракт. Наряду с ней медленно развивается цереброспинальная система, тесно связанная в своих низших функциях с симпатической и постепенно становящаяся все более и более доминирующей, превращаясь при этом в нормальный орган для выражения "бодрствующего сознания", что является самым важным результатом этого развития. Эта цереброспинальная система строится импульсами, берущими начало на ментальном, а не на астральном плане и лишь опосредованно связана с астралом через симпатическую систему, построенную с астрального. Позже мы увидим значение этого в астральной чувствительности животных и слаборазвитых человеческих существ, в исчезновении этой чувствительности с развитием интеллекта и ее возрождении в ходе высшей человеческой эволюции.

Постоянные атомы являются несовершенным, но единственным прямым каналом между сознанием, проявляющимся как духовная Триада, и формами, с которыми оно связано. В случае высших животных эти атомы оказываются чрезвычайно активными, и вскоре между физическими жизнями в них происходят значительные изменения. С ходом эволюции увеличивающийся приток жизни от групповой Души через постоянный атом, а также возрастающая сложность физического аппарата быстро увеличивают чувствительность животного. В жизни низших животных чувствительность сравнительно слабо развита. То же наблюдается и у рыб, несмотря на их цереброспинальную систему. Эволюция продолжается, центры чувств продолжают развиваться в астральной оболочке, и у высших животных они уже хорошо организованы, и чувства обострены. Но с остротой приходит скоротечность ощущений и, за исключением высших животных, лишь небольшой ментальный элемент вмешивается, чтобы присоединить к ощущению повышенную и более продолжительную чувствительность.

2. Астральное тело, или тело желания.

Эволюцию астрального тела следует изучать в его связи с физическим, потому что в то время, как на физическом плане оно играет роль творца, как мы видели, его собственное дальнейшее развитие, главным образом, зависит от импульсов, получаемых через тот самый организм, который оно создало. В течение долгого времени оно не имеет собственной независимой жизни на своем плане. Организация астрального тела по отношению к физическому совершенно отлична и проходит намного раньше во времени, чем его организация по отношению к астральному миру. На Востоке об астральном и ментальном носителях сознания, действующих в отношении физического, говорят как о кошах, или оболочках, и используют термин шарира, или тело, для формы, способной к независимому действию в видимом и невидимом мирах.

Астральная оболочка минерала является лишь облаком заимствованной астральной материи, в котором не видно никаких заметных признаков организации. Также и с большинством растений, но у некоторых из них, похоже, появляются некоторые признаки агрегаций и линий, которые в свете дальнейшей эволюции оказываются началом зарождающейся организации. У некоторых старых лесных деревьев в определенных точках видны отчетливые агрегации астральной материи. У животных эти агрегации становятся четко выраженными и определенными, образуя в астральной оболочке специализированные постоянные центры.

Эти агрегации в астральной оболочке являются началами центров, которые будут стоить необходимые органы физического тела; это не часто упоминаемые чакры, или колеса, которые относятся к структуре самого астрального тела и предназначаются для его функционирования на своем собственном плане в связи с ментальной оболочкой как низший тип восточного сукшма шарира, или разреженного (тонкого) тела. Астральные чакры связаны с астральными чувствами, так что человек, у которого они развиты, может видеть, слышать и т. п. на астральном плане. Они лежат в далеком будущем от того этапа эволюции, который мы сейчас рассматриваем, этапа, в который перцептивные способности сознания не имеют пока еще никакого органа даже на физическом плане.

Когда в астральной оболочке появляются эти агрегации, то импульсы сознания астрального плана, направляемые как объяснялось ранее, воздействует на эфирный двойник, образуя уже упоминавшиеся эфирные вихри, и таким образом в астральной оболочке и физическом теле появляются соответствующие центры. Так строится симпатическая система. Эта система всегда остается таким образом прямо связанной с астральными центрами, даже после развития цереброспинальной системы. Но из агрегаций передней части астральной оболочки образуются десять важных центров, которые через симпатическую систему связываются с мозгом и постепенно становятся доминирующими органами для деятельности физического, или бодрствующего сознания — то есть для той части сознания, которая обычно функционирует посредством цереброспинальной системы. Пять из десяти служат для приема специальных воздействий со стороны окружающего мира и являются центрами, посредством которых сознание реализует свои способности к восприятию. На санскрите они называются Джананендрийи, буквально "органы чувств познания", то есть органы чувств, или центры чувств, посредством которых приобретаются знания. Описанным выше образом они образуют пять различных эфирных вихрей и строят в физическом мозге пять центров, которые формируются индивидуально и остаются связанными со своими соответствующими органами чувств. Так появляются пять органов чувств: глаза, уши, язык, нос и кожа, — специализированные для приема воздействий из внешнего мира, соответствующие пяти возможностям перцепции: зрению, слуху, вкусу и осязанию. В низших мирах они являются специализированными путями, посредством которых реализуется перцептивная способность сознания, его способность принимать внешние воздействия. Они относятся к низшим мирам и более грубым формам материи, которая заточает в себе сознание и таким образом обволакивает его, не дает ему познать другие жизни. Они являются окнами в плотной материальной оболочке, которые позволяют колебаниям проникнуть внутрь и достичь заточенного сознания.

Оставшиеся пять из этих десяти астральных центров служат для передачи колебаний от сознания к внешнему миру. Они являются путями вовне, как органы чувств познания являются путями вовнутрь. Они называются Кармендрийи, буквально — чувства действия, органы, или центры чувств, вызывающие действие. Они развиваются также, как остальные, образуя эфирные вихри, формирующие моторные центры в физическом мозге, которые опять же развиваются по отдельности и остаются связанными со своими соответствующими моторными органами — руками, ногами, гортанью, органами воспроизведения и экскреции.

Теперь мы имеем организованную астральную оболочку; постоянные действия и противодействия между ней и физическим телом усовершенствуют обоих. Вместе они воздействуют на сознание, и оно им отвечает, и оба снова выигрывают от этого обоюдного взаимодействия. И как мы уже видели, эти слепые импульсы сознания направляются в своем воздействии на материю жизнью Логоса в групповой Душе и Духами Природы. Всегда именно жизнь, сознание ищут, как реализовать себя в материи, и материя отвечает на это в силу своих собственных, присущих ей свойств, активированных Третьим Логосом.

3. Соответствие в коренных расах.

Аналогичная последовательность характеризует эволюцию царств Природы и в настоящем, четвертом круге. Основные характеристики предшествующих кругов, так сказать, повторяются в Коренных Расах, равно как история эволюции, начертанная на протяжении долгих веков, повторяется во время зародышевой жизни каждого нового тела. На протяжении существования первых двух человеческих Рас температурные условия были таковыми, что делали чувствительность губительной для любого проявления жизни, поэтому эти Расы не проявляют никакой чувствительности к удовольствию и боли на физическом плане. В третьей Расе появляется чувствительность к очень сильным воздействиям, вызывающим грубые ощущения удовольствия и боли, но при этом развиты лишь некоторые органы чувств, таковые зрения, слуха, осязания и, как мы сейчас увидим, лишь до низкого плана.

В первых двух Расах видны агрегации в астральной материи оболочек, и если бы они могли соединиться с соответствующей физической материей, то в физическом сознании появились ощущения удовольствия и боли. Но необходимые соединения отсутствуют. В Первой Расе наблюдается слабое чувство слуха, во Второй — смутная реакция на удары, пробуждающиеся чувство осязания.

На этой стадии эволюции духовная Триада настолько нечувствительна к колебаниям из внешнего мира, что она начинает отвечать лишь когда принимает сильные колебания, вызванные воздействиями на физическом плане. Для нее все начинается именно здесь. Она отвечает не прямо, а опосредованно через жизнь Логоса, и лишь тогда, когда построен первичный физический аппарат, пригодный для передачи более тонких импульсов с достаточной силой, чтобы вызвать удовольствие и боль. Сильнейшие колебания с физического плана вызывают соответствующие колебания на астральном, и она начинает смутно осознавать ощущения.

Глава VIII. Первые шаги человека.

1. Третья Волна Жизни.

Достигнута середина третьей Коренной Расы. Нервный аппарат животного человека выстроен до определенной точки, в которой для своего дальнейшего усовершенствования он требует более прямого потока Мысли Духовной Триады, к которой он прикреплен. Групповая Душа как посредник, при помощи которого жизнь Второго Логоса защищала и вскармливала его зарождающихся детей, завершила свою работу для этих высокоразвитых продуктов эволюции. Теперь Логос должен сформировать основу для каузального тела, сосуд, который должен принять ниспадающий поток жизни. Завершился срок пренатальной жизни Монады, и пришло время для ее рождения в низшем мире. Материнская жизнь Логоса построила для нее тела, в которых она теперь может жить как обособленное существо в мире форм, и она вступит в непосредственное обладание своими телами и начнет свою человеческую эволюцию.

Мы видели, что Монады берут начало существования от Первого Логоса и обитают на протяжении только что нами просмотренных веков, на анупадака, втором плане. Мы также видели, что они с помощью различных действующих сил приспособили себе три постоянные атома, представляющие их как Дживатмы на третьем, четвертом и пятом планах, а также те, что образуют нижнюю триаду на пятом, шестом и седьмом. Вся связь Монады с планами, расположенными ниже ее собственного, осуществляется через Сутратму, жизненную нить, на которую нанизаны атомы. Эта нить, состоящая из материи второго плана, проходя от атмического атома к буддхическому, от буддхического к манасическому и от манасического вновь возвращаясь к атмическому, образует таким образом на высших планах "Треугольник Света". Далее мы видели, что от линии этого треугольника на буддхическом плане отходит нить, Сутратма низших планов, на которую нанизана нижняя триада.

Теперь наступает время для более полной связи, чем та, что представлена в своей первоначальной форме тонкой нитью и она, так сказать, расширяется. Это лишь грубый способ представления того факта, что Луч Монады горит и увеличивается, все больше принимая форму раструба: "Нить между Безмолвным Наблюдателем и его тенью становится более крепкой и сияющей".[55] Это ниспадающий поток жизни Монады сопровождается усилившимся течением между буддхическим и манасическим постоянными атомами, и последний, похоже, пробуждается и посылает импульсы во всех направлениях. Вокруг него собираются другие манасические атомы и молекулы, и на трех высших подпланах ментального плана становится виден кружащийся вихрь. Похожее вращательное движение видно и в неясной массе, окружающей прикрепленную ментальную единицу ниже, облаченную, как уже говорилось, в оставшийся слой групповой Души. Этот слой, захваченный вихрем сверху, разрывается им на части и распадается. Когда вихрь утихает, образуется каузальное тело, тонкая пленчатая оболочка. Этот ниспадающий поток жизни, результатом которого является образование каузального тела, называется Третьей Волной Жизни и должным образом относится к Первому Логосу, так как Монады берут свое начало от Него и представляют его триединую жизнь. Когда образуется каузальное тело, духовная Триада получает свою постоянную оболочку для дальнейшего развития; и когда Сознание окажется в состоянии свободно функционировать в этой оболочке, Триада сможет контролировать и направлять эволюцию нижней оболочки намного более активно, чем когда-либо ранее.

Однако первые попытки контроля нельзя описать как особо разумные, так же как о первых движениях тела младенца нельзя сказать, что они направлены каким-либо разумом, хотя мы знаем, что разум ему присущ. Теперь Монада, в буквальном смысле, рождается на физическом плане, но ее все еще следует рассматривать здесь как ребенка, и должен пройти огромный период времени, прежде чем ее власть над физическим телом будет отличаться от младенческой.

2. Развитие человека.

Это легко можно представить себе, если взглянуть на человека в первые дни его существования. Давно вымершие лемурийцы (если исключить тех существ, которые уже имели значительное развитое сознание и которые родились в неуклюжих телах лемурийцев, чтобы возглавлять человеческую эволюцию) были очень слабо развиты в отношении органов чувств. Органы обоняния и вкуса были неразвиты и находились лишь в стадии построения. Их чувствительность к удовольствию и боли была незначительной.

У атлантов органы чувств были намного более действенны. Они имели очень острое зрение и тонкий слух. Чувство вкуса у них было более сильным, чем у лемурийцев, но все еще не высокоразвитым. Грубую и испорченную пищу они находили совершенно приемлемой и даже приятной, имеющие сильный запах продукты питания (такие, как разлагающееся мясо) предпочитались более изысканной пище, которая считалась безвкусной. Тело было не очень чувствительно к повреждениям, и серьезные ранения не причиняли значительной боли и не сопровождались общим упадком сил — даже обширные рваные раны не выбивали пострадавшего из строя — и очень быстро заживали. Ныне живущие остатки Лемурийской Расы, а также широкораспространенные атланты, до сих пор проявляют сравнительную нечувствительность к боли и с очень незначительным ограничением дееспособности переносят разрывы тканей, которые полностью вывели бы из строя человека пятой Расы. Так, сообщается, что северо-американский индеец после того, как у него отсекли часть бедра, через двенадцать-пятнадцать часов снова продолжил сражение. Эта отличительная черта тела четвертой Расы позволяет дикарю хладнокровно переносить и оправляться от пыток, которые сломили бы человека пятой Расы, вызвав нервный шок.

Эти отличия главным образом обусловлены различием в развитии постоянного атома, ядра физического тела. В пятой Коренной Расе более обильный ниспадающий поток жизни вызывает большее внутреннее развитие постоянного атома, и с ходом этого развития поток увеличивается. С развитием эволюции наблюдается возрастающая сложность способностей к вибрации физического постоянного атома. Подобный рост наблюдается также в астральном атоме и в ментальной единице. В процессе череды рождений эти постоянные ядра помещаются на каждый план для образования вокруг себя новых ментальных, астральных и физических оболочек, более высоко развитые постоянные атомы собирают вокруг себя более высокоразвитые атомы тех планов, к которым они относятся, и таким образом строят улучшенный нервный аппарат, через который может проходить постоянно увеличивающийся поток сознания. Таким образом строится тонко организованный аппарат человека пятой Расы.

У человека пятой Расы внутренняя дифференциация нервных клеток выражена гораздо сильнее, и соединения между ними более многочисленны. Вообще говоря, сознание человека пятой Расы функционирует на астральном плане и является отвлеченным от физического тела, за исключением той его части, которая связана с цереброспинальной нервной системой. Контроль за жизненно важными органами тела остается за симпатической системой, которая за долгие века обучилась этой функции и теперь продолжает ее, руководимая импульсами от астральных центров, не входящих в вышеупомянутую десятку, при этом не требуя специального внимания со стороны сознания, занятого в это время другим, но, конечно же, им поддерживаемая. Однако, как мы вскоре увидим, вполне возможно вновь вернуть внимание сознания к этой части его механизма и возобновить над ним контроль разума. У более высокоразвитых представителей пятой Расы основные импульсы сознания идут из нижнего ментального плана, проходят через астральный к физическому и здесь стимулируют физическую нервную деятельность. Это острое, тонкое, разумное сознание, движимое более идеями, нежели ощущениями и проявляющееся более активно в ментальном и эмоциональном мозговых центрах, чем в сенсорном и моторном.

Органы чувств тела пятой Расы менее активны и остры в отношении реагирования на чисто физические воздействия, в отличие от высокоразвитого тела четвертой Расы. Глаз, ухо и тактильные органы не реагируют на колебания, которые вызвали бы ответную реакцию в органах чувств представителя четвертой Расы. Показательно также, что эти органы являются наиболее чувствительными в раннем детстве, а начиная где-то с шестого года и далее чувствительность падает. С другой стороны, одновременно с меньшей остротой реакции на чисто сенсорные раздражители, они становятся более чувствительными к ощущениям, переплетенным с эмоциями; и тонкости цвета и звука, как в природе, так и в искусстве, привлекают их более сильно. Более высокая и сложная организация центров органов чувств в головном мозге и астральном теле, похоже, обуславливает повышенную чувствительность к красоте цвета, формы и звука, но снижает реакцию на ощущения, не участвующие в эмоциях.

Тело пятой Расы также намного более чувствительно к шоку, чем тела четвертой и третьей Рас, так как оно более зависимо от сознания в своем содержании. Нервный шок ощущается значительно острее и влечет за собой намного большее изнеможение. Тяжелое увечье более не является лишь проблемой разорванной мышцы или ткани, а грозит опасным нервным шоком. Высокоорганизованная нервная система передает сообщение о бедствии в мозговые центры, и оттуда оно пересылается дальше к астральному телу, тревожа и расстраивая астральное сознание. За этим следует нарушение равновесия на ментальном плане. При этом пробуждается воображение, память побуждает предчувствие, и наплыв ментальных импульсов интенсифицирует и продлевает ощущения. Они снова стимулируют и возбуждают нервную систему, и ее чрезмерное возбуждение оказывает свое влияние на жизненно важные органы, вызывая органические нарушения, а это обусловливает угнетение жизнеспособности и медленное выздоровление.

В высокоразвитом теле пятой Расы психическое состояние в значительной степени определяет физическое; сильная тревога, психические страдания и беспокойство, вызывая нервное напряжение, легко нарушают координированность органических процессов и вызывают слабость или болезнь. Следовательно, сильная психика и спокойствие прямо способствуют физическому здоровью, и когда сознание прочно устанавливается на астральном или ментальном плане, психическое расстройство намного быстрее может вызвать нарушение здоровья, чем любые нарушения, которые испытывает физическое тело. Развитый человек пятой Расы буквально физически живет в своей нервной системе.

3. Несовместимые души и тела.

Мы должны отметить существенный факт, касающийся важного во всех отношениях вопроса связи между нервной организацией и сознанием. Когда человеческое сознание еще не развилось выше состояния позднего лемурийского или раннего атлантического, но вселяется в тело пятой Расы, оно представляет собой любопытный и интересный предмет для изучения. (У нас нет возможности детально рассматривать причины такого воплощения. Если говорить кратко, то когда более развитые Расы, завоевывая территории, заселенные слаборазвитыми племенами, прямо или косвенно их истребляют, то люди, преждевременно выселенные таким образом из своих тел, должны найти себе новые вместилища. Подходящие первобытные условия при все растущем распространении высших рас становится все более редким; и людям приходится возрождаться в самой вульгарной из имеющихся в наличии обстановке, такой как трущобы больших городов, семьи криминального типа. Они вовлекаются в господствующую нацию по кармической необходимости.) Такие люди воплощаются в тела пятой Расы из наихудшего имеющегося в наличии материала. Затем они проявляют в этих телах пятой Расы свойства, относящиеся к телам предшествующих — четвертой или третьей. И хотя они имеют внешнюю физическую нервную организацию, в их нервной материи нет внутренней дифференциации, которая приходит лишь с действием на физическую материю энергий, идущих с астрального и ментального планов. Мы наблюдаем в них отсутствие реакции на воздействие извне, если эти воздействия не сильнейшего порядка. Это отмечает низкую степень развития индивидуального сознания. Мы наблюдаем впадение этих людей в бездействие, когда отсутствуют сильные физические раздражители; повторяющееся страстное желание таких сильных раздражителей, когда физические нужды побуждают их к активности, слабое пробуждение умственной деятельности при интенсивных воздействиях на органы чувств и пустоту, когда органы чувств в бездействии; полное отсутствие реакции на мысль или высокие эмоции, не неприятие их, а просто неосознание. Возбуждение или жестокость у такого человека, как правило, вызывается внешними факторами — чем-то, возникающим перед ним физически, и что его пробуждающийся мозг ассоциирует с удовлетворением какой-нибудь страсти, о которой он помнит и хочет ощутить снова. Такой человек может быть не намерен совершать грабеж или убийство, а быть побужден к ним лишь видом хорошо одетого прохожего, вполне вероятно имеющего деньги, которые означают удовлетворение потребностей в пище, алкоголе или сексе. Сразу же появляется побудительная причина к нападению на прохожего, за которой тут же последует действие, если оно не сдерживается явной физической опасностью, например, присутствием полицейского. Идею совершения преступления обусловливает воплощенное физическое искушение. Человек, который планирует преступление заранее, более высокоразвит. Простой дикарь совершает преступление под влиянием момента, если перед ним не оказывается другого физического воплощения, воплощения силы, которой он боится. И когда преступление уже совершено, он оказывается глух ко всем взываниям к стыду или совести, он восприимчив лишь к страху.

Эти наблюдения, конечно же, не относятся к умному преступнику, а лишь к прирожденному, грубому и животному его типу, к дикарю третьей или четвертой Расы в теле пятой Расы.

С течением того, как истины Древней Мудрости все более и более окрашивают современное мировоззрение, они кроме всего прочего, неизбежно приведут к изменению обращения с преступниками. Такие преступники, о которых мы только что говорили, не будут жестоко наказываться, а будут постоянно содержаться в условиях строгой дисциплины, и настолько, насколько это осуществимо, им будет оказываться содействие в более быстром развитии, чем это было бы возможно в условиях дикой жизни. Но дальнейшее исследование этого вопроса уведет нас слишком далеко от нашей основной темы, и поэтому мы должны вернуться к работе сознания на астральном плане и к тому, как она проявляется у высших животных и у низших представителей человечества.

4. Пробуждение сознания на астральном плане.

Мы видели, что астральная организация предшествует и формирует физическую нервную систему, и теперь мы должны рассмотреть, как это сказывается на работе сознания. Следует ожидать, что сознание на астральном плане будет смутно и нечетко воспринимать воздействия на его астральную оболочку, точно также как у минералов, растений и низших животных оно осознает воздействия на свое физическое тело. Осознанность астральных воздействий намного предшествует какой-либо определенной организации в астральной оболочке, мостику между ментальным и физическим планами. Она постепенно разовьет эту оболочку в астральное тело, отдельное вместилище для сознания на астральном плане. И, как мы видели, первая организация в астральной оболочке является ответом на воздействия, получаемые через физическое тело, и в своем развитии связана с физическим телом. Эта организация не имеет прямого отношения к приему, координации и пониманию астральных воздействий, а реагирует на влияния со стороны физической нервной системы. Повсюду Сознание предшествует Самосознанию, и эволюция на астральном плане проходит одновременно с эволюцией Самосознания (о чем мы сейчас поговорим) на физическом.

Воздействия на астральную оболочку с астрального плана вызывают колебательные волны во всей астральной оболочке, и заключенное в нее сознание постепенно начинает смутно осознавать эти пульсации, не соотнося их ни с какой внешней причиной. Оно ищет более сильных физических раздражителей, и та способность к концентрации внимания, которая в нем развилась, обращена на них. Агрегации астральной материи, связанные с физическими нервными системами, разумеется также воспринимают общую пульсацию астральной оболочки; и колебания, вызываемые этой пульсацией сливаются с таковыми от физического тела, и также оказывают свое влияние на колебания, посылаемые ему сознанием через эти агрегации. Так устанавливается связь между астральными воздействиями и симпатической системой, и они играют значительную роль в эволюции. Когда сознание, функционирующее в физическом теле, начинает медленно воспринимать окружающий мир, эти астральные воздействия — постепенно относимые к пяти чувствам, как и физические — сливаются с таковыми физического плана и не отделяются от них по происхождению. Это осознание является низшим ясновидением, которое предшествует великой эволюции мозга. Пока симпатическая система будет функционировать как доминирующий аппарат сознания, до тех пор происхождение астрального и физических воздействий будет оставаться для сознания одним и тем же. Даже высшие животные — у которых хорошо развита цереброспинальная система, но у которых она пока еще, за исключением центров органов чувств, не стала основным механизмом сознания — не различают физические и астральные образы, звуки и т. п. Лошадь перепрыгивает через астральное тело так, как если бы оно было бы физическим; кот потрется о ноги астральной фигуры; собака на нее зарычит. В собаке и лошади наблюдается пробуждающееся тревожное ощущение определенного отличия, которое видно в страхе, часто проявляемом собакой при таких появлениях и в робости лошади. Нервозность лошади — несмотря на то, что она может быть приучена к опасностям поля сражения и даже выдрессирована, как в случае арабских жеребцов, подбирать и выносить своего упавшего всадника, невзирая на все тревожащее окружение — похоже, главным образом обусловлена смятением и замешательством в отношении ее окружения и неспособностью различать то, что она позднее научиться относить к "объективным реальностям", которые могут являться причиной повреждений её тела, и "иллюзии" или "галлюцинации", сквозь которые её тело может пройти невредимым. Для нее все является "реальным" и различия в нем тревожат ее. В случае исключительно смышленых лошадей эта нервозность часто более выражена, так как с развитием пробуждающегося ощущения различия самих явлений и первоначальным непониманием этого развития увеличивается и обеспокоенность.

Дикарь, в большей степени живущий своей цереброспинальной системой, различает физические и астральные явления, хотя последние являются для него такими же "реальными", как и "физические". Он связывает их с другим миром, с тем, к котором он относит все, что ведет себя не тем образом, что он считает нормальным. Он не понимает, что осознает их посредством симпатической, а не церебноспинальной системы. Он их просто воспринимает — и больше ничего. Лемурийцы и ранние атланты почти в равной степени осознавали астральное и физическое. Астральные воздействия, ввергающие в колебания все астральную оболочку и проходящие через астральные центры органов чувств к симпатическим центрам физического тела, ясно ими воспринимались. В их жизнях больше властвовали ощущения и страсти, чем интеллект; особый аппарат астральной оболочки, симпатическая система, был доминирующим механизмом сознания.

Вместе с тем, как церебноспинальная система усложняется и все прочнее занимает свою позицию в качестве главного аппарата сознания на физическом плане, внимание сознания все больше и больше фиксируется на окружающем физическом мире; и все сильнее и сильнее выделяется тот аспект его активности, который выступает в качестве конкретного разума. Симпатическая система становится подчиненной. Предоставляемым ею данным уделяется все меньше и меньше внимания. Они оказываются погруженными в поток более грубых и сильных физических раздражителей извне. Этим и обуславливается снижение астрального сознания и увеличение интеллекта, хотя почти у каждого все еще остается смутное ощущение непонимания время от времени воспринимаемых впечатлений.

На данной стадии эволюции эта низшая форма ясновидения все еще встречается у людей, но только у индивидов в очень ограниченным интеллектом. Они имеют незначительное представление в отношении его причины и обладают незначительным контролем его использования. Попытки усилить его способны вызывать нервные расстройства, трудно поддающиеся лечению; эти попытки противоречат закону эволюции, которая постоянно продвигается вперед, к более высокой цели и никогда не идет в обратном направлении. Так как закон изменить нельзя, то попытки действия, направленного против него, влекут за собой лишь расстройство и заболевание. Мы не можем вернуться в то состояние, когда симпатическая система была доминирующей, иначе, кроме как ценой своего здоровья и высшей интеллектуальной эволюции. Отсюда и серьезная опасность следования многим широко публикуемым сейчас рекомендациям по медитации над солнечным сплетением и другими симпатическими центрами.

Такие техники, некоторые дошли и до Запада, в Индии систематизированы в хатха-йоге. Возобновляется контроль над непроизвольными мышцами, так что человек может менять направление перистальтического движения, подавлять сердцебиение, произвольно вызывать рвоту и так далее. Много времени и усилий должно быть затрачено, прежде чем свершение таких подвигов становится возможным, а в конечном итоге человек лишь возвращает своей воле контроль над мышцами, который уже давно был передан его же симпатической системе. Ранее эта передача осуществлялась постепенным отвлечением внимания от этих мышц, теперь же внимание на них концентрируется вновь, и таким образом ранее достигнутое возвращается к исходной точке. Так как такие действия производят сильное впечатление на несведущих, принимающих их на свидетельство духовного величия, то они часто практикуются людьми, жаждущими власти, но неспособными ее получить более законным путем. Более того, эти действия являются самой легкой частью Хатха-Йоги, проще всего осваиваются и требуют намного меньше страданий, чем удерживание руки в вытянутом положении до тех пор, пока она не ослабеет, или лежание на гвоздях.

Когда цереброспинальная система временно оказывается в бездействии, то сознание через симпатическую систему начинает воспринимать импульсы, идущие от астральной оболочки. Этим обусловлена "ясность" в навязанном или самопроизвольно вызванном трансе, способность толкования астрального с использованием кристаллов и другие подобные приемы. Частичная или полная приостановка действия сознания в высшей оболочке заставляет его направить свое внимание на низшую.

Для предотвращения неправильного понимания здесь следует добавить, что высшее ясновидение не предшествует, а следует за ростом разума и не может появиться до тех пор, пока организация астрального тела, в отличие от астральной оболочки, не достигнет значительного плана. Когда благодаря действию интеллекта и совершенствованию физического интеллектуального аппарата это происходит, тогда постепенно развиваются вышеупомянутые истинные астральные чувства, называемые чакрами, или колесами, из-за своего вращающегося внешнего вида. Они развиваются на астральном плане как астральные чувства и органы и строятся и контролируются с ментального плана, также как центры головного мозга — с астрального. В это время сознание функционирует на ментальном плане и строит свой астральный механизм также как ранее, функционируя на астральном, оно строило свой физический механизм. Но теперь оно работает со значительно большей силой и пониманием, уже развернув к этому времени значительную часть своих способностей. Далее оно организовывает центры симпатической и цереброспинальной системы физического тела, так чтобы они выступали в качестве аппарата физического плана для донесения колебания с высших планов к сознанию мозга. Когда эти центры оживают, "прорываются" знания, т. е. они становятся доступными для использования сознанием, функционирующим в физической нервной системе. Это, как говорится, является высшим ясновидением: разумным и по своей воле контролируемым использованием способностей сознания в астральном теле.

В этом восхождении вверх вначале пробуждаются силы сознания на физическом плане, а затем соответственно его способности пробуждаются на астральном и ментальном планах. Астральная и ментальная оболочки должны быть высокоразвиты, прежде чем они смогут развиться дальше в тонкое ненасыщенное тело, независимо функционирующее на высших планах и строящее затем для себя необходимый аппарат для использования этих высших способностей в физическом мире. И даже здесь, когда аппарат готов, построенный чистой мыслью и с чистым желанием, оно должно быть оживлено на физическом плане огнем Кундалини, пробуждено и направлено сознанием, функционирующем в физическом мозге.

Глава IX. Сознание и самосознание.

1. Сознание.

В течение огромного периода времени — на протяжении поздней растительной и животной эволюции и эволюции нормального человечества по настоящее время — астральная оболочка, или оболочка желания, является, как мы видели, подчиненной по отношению к физической в той степени, насколько это касается работы сознания. Теперь мы должны проследить развертывание сознания, то, как жизнь начинает осознавать свое окружение. В то время, как нервная система, как верно сказано, создается из астрального плана, она тем не менее строится для выражения сознания на физическом плане и для его эффективной работы на нем. Именно здесь сознание впервые становится самосознанием.

Когда колебания внешнего мира воздействуют на физическую оболочку закутанного младенческого Я, Дживатмы, Луча Монады, они поначалу вызывают ответные вибрации внутри Я, ощущение не относимое Я к чему-либо наружному, хотя и вызванное раздражителями извне. Изменения снаружи пленки, окружающей облаченное в оболочки более плотной материи Я, вызывают изменения внутри этой обертки, а они, в свою очередь, вызывают действия сознания — осознание перемены, изменившейся обстановки. Это может быть притяжение, вытягивание по направлению к внешнему объекту, вызванное действием этого объекта на оболочки, достигшим обертки Я и вызывающим незначительное ее вытягивание, за которым следует вытягивание оболочек, направленное к притягивающему объекту. Это вытягивание является переменной состояния; и оно вызывает ощущение, действие сознания. Или это может быть отталкивание, отодвигание, опять же вызванное действием внешнего объекта на оболочки, достигающим обертки Я и вызывающим легкое сокращение этой обертки с последующим отступлением оболочек от отталкивающего объекта. И это оттягивание также является изменением состояния и вызывает соответствующие изменения в сознании.

Если мы рассмотрим состояния окружающих оболочек в условиях притяжения и отталкивания, то обнаружим, что они совершенно различны. Когда раздражитель внешнего мира вызывает в этих оболочках ритмические колебания — (когда материалы, из которых они состоят, выстраиваются в волнообразные правильные линии разрежения и уплотнения), то такое расположение окружающей материи позволяет осуществляться взаимообмену жизнью между двумя объектами, вступившими в контакт, и полнота такого взаимообмена зависит от степени соответствия между их разрежениями и уплотнениями. Этот взаимообмен, частичное объединение двух обособленных Жизней через разделяющие оболочки материи является "удовольствием", а продвижение Жизней по направлению друг к другу является "притяжением". Каким бы сложным ни было удовольствие, в этом заключается его сущность. Это ощущение "добавочности", выросшей и увеличившейся Жизни. Чем больше развита Жизнь, тем больше удовольствие в осознании этой добавочности, этого расширения в другую жизнь. Объединяясь таким образом, каждая из Жизней этим объединением друг с другом приобретает добавочность. Когда ритмические колебания и соответствующие разрежения и уплотнения делают такой взаимсобмен жизней возможным, верно говорится, что "гармонические колебания приятны". И напротив, когда воздействие внешнего объекта вызывает в оболочках объекта воздействия диссонансные колебания — то есть когда материалы, составляющие эти оболочки, выстраиваются беспорядочно, располагаясь в несовпадающих, пересекающихся друг с другом направлениях — содержащаяся внутри Жизнь запирается, изолируется, ее обычные исходящие лучи задерживаются и останавливаются и даже поворачиваются обратно на самих себя. Это затормаживание нормальной активности является "болью", усиливающейся вместе с энергией заточения. Результатом этого процесса заточения является "отталкивание". Чем больше развита Жизнь, тем сильнее боль от этого насильственного изменения направления нормальной активности на обратное, и чувство расстройства, сопровождающее это изменение. И отсюда опять же "негармонические колебания являются болезненными". Следует отметить, что это оказывается верным в отношении всех оболочек, хотя астральная оболочка становится специализированной как реципиент того класса ощущений, которые позже будут называться приятными и болезненными. Таким образом, в ходе эволюции общая жизненная функция постоянно специализируется, и обычно для ее выполнения используется определенный орган Так как астральное тело является оболочкой желаний, то необходимость ее особой восприимчивости к удовольствию и боли является очевидной.

Прерывая это краткое отступление о состоянии оболочек и возвращаясь к зародышу самого сознания, важно отметить, что в нем нет "осознания" внешнего мира, никакого осознания, обычно понимаемого под этим словом. Сознанию пока еще ничего не известно о внешнем и внутреннем, об объекте и субъекте; божественный зародыш только начинает осознавать. Он становится сознанием с этим изменением состояния, с этим движением своих оболочек, с этим сокращением и расширением, ибо сознание существует только в перемене и благодаря ей. Здесь, в отделившемся божественном зародыше мы наблюдаем рождение сознания: оно рождается из перемены, из движения, сознание этого отделившегося зародыша рождается там и тогда, где впервые происходит это изменение.

Эти первые слабые изменения в зародыше, являющиеся рождением сознания, вызываются простым облачением его последовательными оболочками материи на идущих один за другим планах. Никто из нас не может считать века, минующие входе того, как эти изменения становятся более определенными, а оболочки, вследствие бесчисленных внешних воздействий и таких же бесчисленных ответных внутренних вибраций, приобретают все более отчетливую форму. Состояние сознания на этой стадии может быть описано как состояние "ощущения", которое медленно становится все более определенным и принимает две фазы — удовольствие и боль — удовольствие при расширении и боль при сжатии. Следует отметить, что в этом первичном состоянии сознания три уже известных нам аспекта Воли, Мудрости и Активности не проявляются даже в самой зачаточной стадии; им предшествует "ощущение", которое относится к сознанию в целом, хотя на более поздних стадиях эволюции оно оказывается настолько близко связанным с аспектом Воли-Желания, что чуть ли не отождествляется с ним: во множественном числе, как ощущения, они действительно относятся к этому аспекту, который первый появляется с проходящей внутри сознания дифференциацией.

По мере того, как состояние удовольствия и боли становится все более определенно выраженными в сознании. они дают начало трем аспектам: с постепенным исчезновением удовольствия в сознании остается тяготение к нему, память, которая превращается в смутный поиск его, неясное стремление к исчезающему ощущению, действие — слишком неопределенное, чтобы назвать его усилием, — направленное на его удержание и продление; точно также и при затихании боли в сознании остается отвращение, память, которая становится таким же смутным стремлением избежать боль. Эти состояния дают начало: памяти о прошлом удовольствии и боли, что указывает на зарождение аспекта Мысли; стремлению снова испытать удовольствие или избежать боль, что указывает на зарождение аспекта Желания: все это побуждает к действию и указывает на зарождение аспекта Активности. Таким образом, сознание из своего первичного единства Ощущения дифференцируется на три аспекта, повторяя в миниатюре космический процесс, в котором тройственная Божественность постоянно возникает из Одной Сущности. Вновь подтверждается магическая аксиома: "Как наверху, так и внизу".

2. Самосознание.

Зародившееся желание стремится к удовольствию, но все еще не к объекту, дающему его; ибо сознание пока ограничено своей сферой и осознает только то, что внутри него, только те перемены, что происходят внутри. Оно еще не обратило свое внимание вовне, даже не осознает, что это вне существует. А тем временем это неосознанное вне постоянно воздействует на оболочки сознания и сильнее всего на физическую — оболочку, на которую легче всего воздействовать снаружи и труднее всего изнутри. Постепенно настойчивые и сильные удары извне привлекают внимание сознания: их беспорядочность, неожиданность, постоянные атаки, несвязанность с замедленными движениями сознания, необъяснимые появления и исчезновения противостоят его смутному ощущению размеренности, постоянства существования, медленным волнам перемены, поднимающимся и опускающимся в том, что пока не является для него "я"; у него появляется сознание различия, которое вырастает в ощущение чего-то, остающегося в рамках изменяющейся сумятицы, ощущение "внутри" и "снаружи" или, если говорить более точно, "снаружи" и "внутри", так как именно воздействие извне обусловливает рождение в сознании этого различия между "снаружи" и "внутри". "Снаружи" появляется раньше "внутри", хотя бы и на какую-то долю секунды, так как лишь его осознание делает возможным и неизбежным осознание "внутри". Пока нет ничего другого, мы не можем говорить о "внутри". Но когда начинается воздействие "извне" на сознание, то возникает "внутри" как его неизбежная противоположность. Это ощущение "извне" непременно возникает в точках соприкосновения сознания, остающегося в прежнем состоянии, и меняющихся воздействий; то есть в его физической оболочке, его физическом теле. В дальнейшем медленно развивается осознание "других", и с укреплением осознания этих "других" появляется также осознание "я", стоящего против них. Вместо осознания одних лишь изменений приходит осознание вещей, находящихся снаружи, а затем приходит осознание того, что изменения происходят внутри "я" и что существуют вещи вне "я". Рождается самосознание.

Этот процесс постижения объектов является сложным. Необходимо помнить, что объекты контактируют с телом различным образом, и что тело принимает некоторые из их колебаний теми своими частями, которые дифференцировались для принятия таких колебаний. Глаз, ухо, кожа, язык, нос принимают различные колебательные волны, а определенные клетки органа, подвергающегося воздействию, начинают в ответ колебаться сходным образом. Вызванные волны достигают центров органов чувств мозга, а оттуда идут к органам познания в астральной оболочке, здесь в сознании они подвергаются соответствующему изменению, как это описано в главе II, и в такой измененной форме, все еще как обособленные ощущения цвета, звука вкуса, восприятия контура и формы, они отсылаются в сознание, функционирующее в ментальной оболочке, где объединяются им в единый образ, цельное восприятие объекта. Это слияние различных потоков в один, синтез ощущений, является функцией ума. Поэтому в индусской психологии ум часто называется "шестым чувством", "чувства, из которых ум является шестым".[56]

Если мы рассмотрим пять действующих органов чувств по отношению к уму, то обнаружим наличие противоположного процесса; ум рисует определенное действие в целом и тем самым вызывает соответствующий ряд колебаний ментальной оболочки; эти колебания воспроизводятся в моторных центрах астральной оболочки; они их анализируют и раскладывают на составляющие части, это сопровождается колебаниями материи моторных центров, которые, в свою очередь, повторяются в моторных центрах мозга как отдельные волны; моторные центры отсылают эти волны по нервной системе к различным мышцам, которые должны взаимодействовать при выполнении действия. Рассматриваемый в этом двойственном отношении ум становится одиннадцатым чувством, "Десятью чувствами и еще одним".[57]

3. Реальное и нереальное.

С превращением сознания в Самосознание приходит понимание различия, которое позднее, в более развитом Самосознании, становится различием между объективным или "реальным" — в обычном, принятом на Западе смысле этого слова — и субъективным или "нереальным" и "воображаемым". Для медузы, актинии, гидры волны и течения, солнечный свет и порыв ветра, пища и песок, касающиеся поверхности тела или щупалец, не являются "реальными", они отмечаются только как изменения в сознании, каковыми в действительности они являются и для тела человеческого младенца. Я говорю отмечаются, а не осознаются, так как на низших стадиях эволюции не возможно никакое мысленное наблюдение, анализ и оценка. Эти существа еще недостаточно осознают "других", чтобы осознавать "самих себя"; они просто ощущают изменения лишь как происходящие в рамках их собственного, нечетко определенного сознания. Внешний мир становится "реальностью", когда сознание, отделяясь от него, начинает осознавать свою собственную обособленность, превращается из неопределенного "есть" в четкое "я есть".

Вместе с тем, как это осознающее себя "я" постепенно приобретает отчетливость самоотождествления и обособленности и начинает отличать изменения внутри себя от воздействия внешних объектов, оно готово сделать следующий шаг, заключающийся в связывании внутренних изменений с различными воздействиями снаружи. Затем следует развитие желания удовольствия в определенное желание объектов, дающих это удовольствие, за которым следуют мысли в отношении того, как их получить; эти мысли ведут к усилиям, направленным на следование за такими объектами, если они в поле зрения, и на их поиск, если они отсутствуют, что обуславливает медленную эволюцию внешней оболочки в тело, хорошо приспособленное к движению, преследованию и захвату. Желание отсутствующего; поиск, успех или неудача — все это усиливает в развивающемся сознании различие между его желаниями и мыслями, которые составляют его или могут составлять, и внешними объектами, которые появляются и исчезают безо всякой связи с ним и с обескураживающей безотносительностью к его ощущениям. Оно различает их как "реальные", над существованием которых оно не имеет никакого контроля, и которые воздействуют на него, не принимая во внимание никакие его симпатии или возражения. Это чувство реальности впервые развивается в физическом мире, где контакты между "другими" и "я" впервые осознаются сознанием. Самосознание начинает свою эволюцию в физическом теле и через его посредство, его самый первый центр располагается в мозге.

Обычный человек на нынешней стадии эволюции все еще отождествляет себя с этим мозговым центром Самосознания и поэтому ограничен бодрствующим сознанием, или сознанием, функционирующим в цереброспинальной системе, четко и последовательно осознавая себя как "я" только на физическом плане, то есть в бодрствующем состоянии. На этом плане он четко сознает себя, без колебаний отличает себя от внешнего мира, свои мысли от внешних проявлений; поэтому на этом и только на этом плане внешние вещи для него являются "реальными", "объективными", "вне его".

На других планах, астральном и ментальном, он пока еще просто осознает, но не самого себя: он видит изменения внутри себя, но не разделяет их на родившиеся в нем самом и вызванные воздействиями его астральной и ментальной оболочек. Для него все они являются изменениями внутри него самого. Поэтому все проявления сознания, происходящие на сверхфизических планах — планах, где Самосознание еще четко не определилось — нормальный средний человек называет "нереальными", "субъективными", "происходящими внутри него" — также как назвала бы медуза, если бы была философом, явления на физическом плане. Он считает астральные или ментальные явления плодами своего "воображения", то есть формами, созданными им самим, а не результатом воздействий на его астральную или ментальную оболочку из внешних миров, действительно менее плотных, но таких же "реальных" и "объективных", как и внешний физический мир. То есть он еще недостаточно развит, для того чтобы достичь самоосознания на этих планах и обрести способность объективизировать на них окружающие миры. Он осознает на этих планах только изменения, происходящие внутри него, изменения в сознании, и вследствие этого внешний мир является для него просто игрой желаний и мыслей. Фактически на астральном и ментальном планах он остается младенцем.

Глава X. Состояния сознания человека.

[Большое количество материалов относительно этих состояний можно найти в опубликованных лекциях автора "Theosophy and the New Psychology" (Теософия и новая психология).]

1. Подсознательное.

Мы уже отмечали, что многие виды деятельности сознания, которые ранее были намеренными, стали автоматическими и постепенно опустились за "порог сознания". Процессы жизнеобеспечения тела — такие как биение сердца, сокращение и расслабление сердца, процесс пищеварения и т. д. — ушли в ту область сознания, на которой внимание сознания уже не фиксируется. Существует множество явлений, непосредственно не связанных с поддержанием жизни тела, которые также относятся к этой туманной области. Симпатическая система является хранилищем отпечатков, оставленных давно минувшими событиями — событиями, не имеющими никакого отношения к нашей теперешней жизни, событиями, произошедшими сотни веков тому назад в наших прошлых жизнях, когда Дживатма, являющаяся нашим "я", обитала в телах первобытных дикарей и даже в телах животных. Множество беспричинных ужасов, полуночных страхов, приступов яростного гнева, порывов мстительной жестокости, наплывов необузданной мести поднимаются из глубин этого темного моря подсознательного, которое плещется внутри нас, скрывая множество обломков и горьких напоминаний из нашего прошлого. Они были переданы астральным сознанием того времени своему физическому инструменту для осуществления действия, и неизменно чувствительная фотопластинка постоянного атома ловила и фиксировала их, таким образом накапливая их жизнь за жизнью в тайниках нервной системы. Сознание оказывается застигнутым врасплох; или сильное колебание другого оказывает влияние на нас, или какое-то событие воспроизводит обстоятельства, обуславливающие соответствующие колебания — тем или иным образом дремлющие вероятности пробуждаются, и появляется давно забытая страсть, устремляясь к дневному свету. Здесь также скрываются инстинкты, которые часто одерживают верх над разумом, инстинкты, ранее представлявшие собой усилия, направленные на сохранение жизни; или результаты тех обстоятельств, при которых в те времена погибло наше тело, и которые душа зафиксировала для будущего руководства. Инстинкты любви к противоположному полу и последствия бесчисленных союзов. Инстинкты родительской и материнской любви, накопившиеся в течение множества поколений. Инстинкты самозащиты, выработанные в бесчисленных сражениях. Инстинкты использования неправомерного преимущества, являющиеся результатом многочисленных обманов и интриг. Но кроме всего прочего там скрываются и многие колебания, относящиеся к событиям, ощущениям, желаниям и мыслям нашей теперешней жизни, пережитым и забытым, но находящимся у поверхности и готовым быть вызванными в сознание. Не хватит времени перечислить содержимое этого хранилища следов древнего прошлого, старых останков, годных лишь для мусорной корзины, расположенных бок о бок с интересными моментами наших первых дней, с инструментами, все еще пригодными для наших теперешних потребностей. На двери этого хранилища обломков начертано: "Фрагменты прошлого", ибо подсознательное относится к Прошлому, бодрствующее сознание — к Настоящему, а сверхсознание — к Будущему.

Другая часть нашего подсознательного состоит из содержимого всех сознаний, использующих наши тела в качестве поля эволюции — атомов, молекул и клеток многих рангов. Некоторые странные видения и грациозные образы, выплывающие из нашего подсознательного, не имеют к нам никакого отношения, а являются неуверенными исканиями, нелепыми страхами и привлекательными фантазиями Единиц сознания, находящихся на более низких стадиях эволюции, чем наше собственное, и являющихся нашими гостями, населяющими наше тело как жилой дом.

В этой части подсознательного идут войны, ведущиеся в нашей крови одной группой созданий против другой, которые не доходят до нашего сознания, за исключением тех случаев. когда их результат проявляется как заболевание.

Таким образом, подсознательное человека состоит из отличных друг от друга элементов, и поэтому необходимо проанализировать и понять их, для того, чтобы различить его деятельность от деятельности истинного человеческого сверхсознания, которое своими неожиданными вторжениями в сознание напоминает инстинкты, но полностью отличается от них по своей природе и месту, занимаемому в эволюции, так как относится к будущему, в то время как инстинкты принадлежат прошлому. Они отличаются друг от друга точно также как и атрофированные остаточные органы, запечатлевающие историю прошлого, отличаются от зарождающихся зачаточных органов, указывающих на прогресс в будущем.

Мы также видели, что сознание, функционирующее на астральном плане, построило и продолжает достраивать нервную систему в качестве своего инструмента на физическом плане; но это также не является частью того, что называется нормальным бодрствующим сознанием на данной стадии эволюции. У среднего человека сознание, функционирующее на ментальном плане, сейчас строит и налаживает астральное тело в качестве своего будущего инструмента на астральном плане, но это опять же не является частью бодрствующего сознания. Что же тогда бодрствующее сознание человека?

2. Бодрствующее сознание.

Бодрствующее сознание — это сознание, функционирующее на ментальном и астральном планах, используя в качестве своей оболочки ментальную и астральную материю, располагаясь в физическом мозге[58] и используя мозг с его разветвленной нервной системой в качестве своего инструмента для волеизъявления, познания и действия на физическом плане. В бодрствующем сознании мозг всегда активен, всегда колеблется; он может функционировать в качестве аппарата, передающего от органов чувств внешние раздражители, или активироваться сознаниями с внутренних планов; но он постоянно активен, отвечает на воздействия как снаружи, так и изнутри. У обычного человека мозг является единственной частью, в которой сознание определенно стало Самосознанием, единственным органом, в котором он ощущает себя как "я" и утверждается как обособленная индивидуальная единица. Во всей остальной его части сознание все еще продолжает неопределенный поиск, отвечая на внешние воздействия, но не идентифицируя их, осознавая как изменения в своем собственном состоянии, но пока еще не отличая "себя" от "других". У более развитых представителей рода человеческого сознание, функционирующее на астральном и ментальном планах, очень богато и активно, но его внимание пока еще не обращено во вне, к астральному и ментальному мирам, в которых оно обитает, и его деятельность находит свое выражение в Самосознании на физическом плане, на который обращено все внешнее внимание сознания и на который направлено такое количество действия, идущего свыше, сколько оно готово принять. Время от времени мощные воздействия на астральном и ментальном планах вызывают такое сильное колебание в сознании, что волна мысли или эмоции устремляется наружу, в бодрствующее сознание и приводит его в такое неистовое движение, что его нормальная активность сметается, затопляется, и человек побуждается к действию, которое не направляются или не контролируется его Самосознанием. Мы рассмотрим этот вопрос позднее, когда будем рассматривать сверхфизическое сознание.

Таким образом, бодрствующее сознание может быть определено как часть совокупного сознания, функционирующего в мозге и нервной системе, которая определенно является самосознающим сознанием. Мы можем символически представить сознание как великий свет, льющийся из встроенного в потолок стеклянного шара, освещающего комнату внизу, в то время как сам свет заполняет пространство наверху и свободно разливает свое сияние во всех направлениях. Сознание подобно огромному световому яйцу, лишь один конец которого расположен в мозге, и этот конец является бодрствующим сознанием. Когда сознание станет Самосознанием на астральном плане, а мозг разовьется достаточно, чтобы отвечать на его колебания, астральное сознание станет частью бодрствующего сознания. Затем, когда сознание станет Самосознанием на ментальном плане, а мозг разовьется достаточно, чтобы отвечать на его колебания, бодрствующее сознание включит в себя и ментальное сознание. И так далее, до тех пор, пока все сознание на наших пяти планах не разовьется до степени бодрствующего.

Такое расширение бодрствующего сознания сопровождается развитием атомов мозга, а также развитием определенных органов мозга и связей между клетками. Для включения астрального Самосознания необходимо, чтобы гипофиз был развит сильнее своего нынешнего состояния, а четвертый ряд спирилл в атомах должен быть полностью завершен. Для включения ментального Самосознания необходима активация шишковидного тела, а пятый ряд спирилл должен быть приведен в полный рабочий порядок. Пока эти физические развития остаются незавершенными, Самосознание может развиться на астральном и ментальном планах, но оно будет оставаться сверхсознанием, и результаты его деятельности не будут выражаться через мозг и таким образом становиться частью бодрствующего сознания.

Бодрствующее сознание ограничивается и обусловливается мозгом до тех пор, пока человек обладает физическим телом, и любое повреждение мозга, любое его поражение и расстройство сразу же сказывается на проявлении работы сознания. Каким бы высокоразвитым ни было сознание человека, он ограничен своим мозгом в том, что касается проявления деятельности сознания на физическом плане, и если этот мозг неправильно развит или сформирован, его бодрствующее сознание будет бедным и ограниченным.

С потерей физического тела то, что подразумевается под бодрствующим сознанием, изменяется; и то, что здесь было сказано в отношении физических условий, переносится на астральный план. Поэтому мы можем расширить наше первоначальное определение до более общего утверждения: бодрствующее сознание является частью совокупного сознания, действующего через свою внешнюю оболочку, то есть той частью сознания, которая проявляется на самом нижнем плане, которого в данное время касается это сознание.

На ранних стадиях эволюции человека активность сознания на внутренних планах, за исключением той, что вызывается извне, невелика; но вместе с тем, как Самосознание на физическом плане становится все более выраженным, оно со все увеличивающейся скоростью обогащает содержимое сознания на внутреннем плане, сознание, работая над своим содержимым, быстро развивается до тех пор, пока его внутренние способности не начинают намного превосходить возможности своего проявления через мозг, и последний вместо поддерживающего и стимулирующего органа становится ограничением и помехой. Затем давление сознания на свой физический инструмент временами становится опасно сильным, вызывая нервное напряжение, угрожающее уравновешенности мозга, который не способен с достаточной скоростью адаптироваться к накатывающимся на него мощным волнам. Отсюда и истинность изречения: "От гениальности до безумия один шаг". Лишь высоко и тонко организованный мозг может позволить "гениальности" проявиться на физическом плане: но такой мозг также легче всего выходит из равновесия под воздействием сильных волн этой же самой "гениальности", а это и есть "безумие". Сумасшествие — неспособность мозга правильно отвечать на колебания — в действительности может быть обусловлено недостатком или задержкой развития (организации) мозга, и такое сумасшествие не связано с "гениальностью"; но очень важным и существенным фактом является то, что мозг, опережающий нормальную эволюцию, развивающий новые тонко уравновешенные комбинации для обогащения выражения сознания на физическом плане, является мозгом, отвечающим и за все остальные комбинации, который очень легко может быть выведен из строя повреждением какой-либо части его механизма, пока еще недостаточно развитой для того, чтобы противостоять такой нагрузке. К этому мы должны будем вернуться при рассмотрении сверхфизического сознания.

3. Сверхфизическое сознание.

В последнее время психологи Запада занялись изучением состояний сознания, отличных от бодрствующего; их называют по-разному: "аномальное", "подсознательное", "непоследовательное" и часто — "сознание в состоянии сна" так как сновидение является наиболее широко признанной и универсальной формой других состояний сознания. Вначале наблюдалась тенденция рассматривать эти состояния как результат нарушения нормальной работы мозга, и данная точка зрения до сих пор остается довольно широко распространенной. Но более передовые психологи отказываются от такого узкого представления и начинают изучать такие состояния в качестве определенных проявлений сознания в условиях пока еще не понятых, но необязательно ненормальных; некоторые признают "более широкое сознание", лишь часть которого может найти свое выражение в мозге на данной стадии его развития. На Востоке это состояние другого сознания уже в течение многих столетий считается высшим, по сравнению с бодрствующим состоянием, как состояние сознания, освободившееся из узких рамок физического мозга и функционирующее в менее плотной и более пластичной и благоприятной среде. Сновидение рассматривается как одна из фаз этой сверхфизической деятельности и как соприкосновение с высшими мирами. Были предприняты меры для пробуждения Самосознания в мире сновидений и произвольного освобождения облаченного в свои внешние одеяния Самосознание от физического тела, так чтобы вместо смутных и неясных ответов на воздействия из высших миров в неразвитых состояниях сна Самосознание могло установить с ними четкий и определенный контакт. Для осуществления этого, Самосознание в своих высших оболочках должно быть вначале освобождено от физического тела и активировано на астральном плане; ибо до тех пор, пока сознание не почувствует, что вышло из своего плотного тела, оно не сможет отделить в "сновидении" нефизические переживания от хаотических физических фрагментов, которые смешаны с ними в мозге. Как чистая вода, вылитая в грязное ведро, смешивается с грязью, так и астральный опыт, поступающий в мозг, полный фрагментов прошлых физических событий, становится размытым, смешанным и неразборчивым.[59] Поэтому восточная психология стремилась найти методы отделения Самосознания от его физической оболочки. Интересно отметить, что эти методы, совершенно отличающиеся от используемых на Западе, и направленные на расширение сознания, приводят тело в такое же состояние покоя, как и применяемые западными психологами методы для изучения других сознаний.

Сверхсознание включает все сознание, стоящее над бодрствующим, то есть все сознание на высших планах, которое не выражается на физическом плане как Самосознание, действующее через мозг. Поэтому оно представляет собой сложный комплекс и включает широкий ряд явлений. Как уже говорилось, сновидение является его частью, а также другие виды деятельности астрального сознания, проявляющиеся как предчувствия, предостережения, видения событий, отдаленных во времени или пространстве, смутные контакты с иными мирами, внезапное интуитивное прозрение в отношении характера событий, а также все виды деятельности высшего или низшего ментального сознания, проявляющиеся как интуитивное понимание истин, неожиданное проникновение в сущность причинных связей, умственные или моральные вдохновения, вспышки гениальности, видения высоко художественной красоты и т. д. и т. д. Для этих проникновений сверхсознания на физический план характерны неожиданность, уединенность, настоятельная авторитетность и отсутствие видимой причины. Они не связаны, или связаны только косвенно, с содержимым бодрствующего сознания и не объясняют себя перед ним, а просто навязываются ему.

Для того, чтобы добиться проявления сверхсознания на физическом плане, необходимо — на начальных стадиях — привести мозг в состояние пассивности, сделать органы чувств невосприимчивыми к физическим воздействиям и, вытеснив сознательную сущность из тела, ввести это тело в состояние, называемое трансом. Транс — это лишь искусственно или неестественным образом вызванное состояние сна; независимо от того, вызвано оно месмерическим, гипнотическим, медицинским или другим путем, результат одинаков, во всяком случае в том, что касается физического тела. Но результат на других планах будет полностью зависеть от эволюции сознания на них, и высоко развитое сознание не допускает использование гипнотических или медицинских средств — исключая, вероятно, цели обезболивания при операциях — хотя в исключительных обстоятельствах использования гипноза для достижения состояния транса допускается. Транс также может быть вызван в результате действия со стороны высших планов, как при сильном сосредоточении мысли или восторженном созерцании объекта поклонения, вызывающем экстаз. Такие способы с незапамятных времен использовались на востоке в раджа-йоге, таким же восторженным созерцанием объекта поклонения вызывается наитие Святых на Западе, такой транс неотличим от того, что вызывается способами, используемыми в Salpetriere[60] и других местах, хатха-йоги тоже достигали такого состояния транса, но только при помощи способа, сильно напоминающего последний из названных — пристально всматриваясь в черную точку на белом фоне, концентрируя взгляд на кончике носа и с помощью подобных приемов.

Когда используются иные физические подходы и тесты, сверхфизические состояния сознания загипнотизированного субъекта и йога отличаются очень сильно! Это различие хорошо описала Е.П.Блаватская: "В состоянии транса полностью меняется аура, больше уже нельзя различить семь цветов спектра. В состоянии сна также они присутствуют не все. Ибо те, что относятся к духовным элементам человека, а именно: желтый — к Буддхи, синий — к Высшему Манасу и голубой — к оболочке Ауры, будут либо едва различимы, либо вообще отсутствовать. Духовный человек во время сна свободен, и хотя его физическая память может этого и не узнать, он, облаченный в свой высший субстрат, пребывает в сферах других планов, в сферах, которые являются реальными, но на нашем уровне иллюзии называются сновидениями. Кроме того, хороший ясновидец, если у него имелась возможность наблюдать бок о бок йога в состоянии транса и загипнотизированного субъекта, получит хороший оккультный урок. Он узнает различие между самонаведенным трансом и гипнотическим состоянием, обусловленным внешним воздействием. У йога полностью исчезают "элементы" низшей четверки. Не видны ни красный, ни зеленый, ни краснофиолетовый, ни синий цвета ауры тела; едва различимы мерцание золотистого элемента Праны и фиолетовое пламя с золотыми прожилками, поднимающееся вверх от головы, в области, где расположен третий глаз, и заканчивающиеся в одной точке. Если читатель помнит, что настоящий фиолетовый, или самая крайняя граница спектра, является не смешением красного и синего, а однородным цветом с частотой колебаний в семь раз выше, чем у красного, и что золотистый оттенок представляет собой сущность трех желтых линий от оранжево-красного до желто-оранжевого и желтого, то он поймет почему; он (йог) обретает в своем собственном Аурическом Теле, ставшем теперь оболочкой Буддхи-Манаса. С другой стороны, у субъекта в искусственно вызванном гипнотическом или месмерическом трансе, являющемся результатом неосознанной черной магии, или сознательной, если она применяется высоким адептом, будет присутствовать весь ряд элементов, причем высший Манас будет парализован, Буддхи в результате этого паралича будет от него отрезан, а красно-фиолетовое Астральное Тело будет полностью подчинено низшему Манасу и Кама Рупе".[61]

Это отмечаемое ясновидящим взором различие во внешнем виде человека, находящегося в трансе, связано с имеющим огромное значение различием следствия транса. Йог, который так покидает свое тело, оставляет его в полном Самосознании, посещает высшие миры, полностью владея своими способностями, и, вернувшись в свое плотное тело, запечатлевает в развитом мозге память о своих впечатлениях. Слабо развитый человек в состоянии транса "теряет сознание"; если его Самосознание не развито на высших планах, то и его осознание на них не обращено вовне; он практически также спит там, на астральном и ментальном планах, как и на физическом, и, очнувшись от транса, ничего не знает о том, что происходило в это время ни здесь, ни где-либо еще.

Однако, если субъект будет достаточно развит, как большинство людей на данной стадии эволюции, чтобы осознавать себя на астральном плане, то другие могут почерпнуть много полезного для себя, задавая ему вопросы, пока он будет находиться в состоянии транса. Ибо в искусственно вызванном трансе, когда мозг не способен нормально реагировать на воздействия своего окружения, он становится инструментом, каким бы неадекватным он ни был, сверхфизического сознания. Изолированный от своего физического окружения, не будучи в состоянии отвечать на привычные раздражители извне, отрезанный от своих низших придатков, но сохраняющий связь с высшими, он продолжает отвечать на воздействия сверху и может делать это более эффективно, так как никакая его энергия не расходуется на физическом плане. В этом заключается суть состояния транса. При принудительном закрытии путей, по которым через органы чувств во внешний мир поступают его энергии, эти энергии остаются служить сверхфизическому сознанию. В тишине, таким образом навязанной физическому плану, могут быть услышаны голоса других планов.

В гипнотическом трансе наблюдается обострение умственных способностей: было замечено, что память охватывает намного большую сферу, ибо когда временно заглушаются более сильные пульсации отпечатков недавних событий, становятся слышимы слабые пульсации, оставленные давно минувшими событиями; в трансе вспоминаются люди, забытые в состоянии бодрствования; припоминаются языки, которые были известны в детстве, но затем забытые; всплывают в памяти незначительные происшествия. Иногда увеличивается диапазон восприятия; становится видимым происходящее на расстоянии, образы преодолевают физические барьеры, становится слышимой отдаленная речь. Время от времени мелькают фрагменты других планов, перемешанные с мыслеформами часов бодрствования. По этому вопросу имеется обширная литература, которой может воспользоваться исследователь.

Также было отмечено, что результаты глубокого транса не идентичны таковым поверхностного. С углублением транса в мозге проявляются все более высокие слои сверхфизического сознания. Хорошо известен знаменитый случай с Леони I, II и III; причем следует отметить, что Леони I ничего не было известно о Леони II и III, а Леони II было известно о Леони I, но ничего о Леони III, в то время как Леони III было известно и о Леони I и о Леони II. То есть, высшему известно низшее, в то время как низшему высшее не известно — очень важный факт.[62]

В месмерическом трансе высшие явления более доступны чем в гипнотическом. В таком трансе могут быть получены очень ясные описания явлений астрального и даже ментального планов — на которых "субъект" достаточно хорошо развит — а иногда можно узнать эпизоды из прошлых жизней. Когда мы видим, что исключение физического плана является условием для таких проявлений сверхфизического сознания, мы начинаем понимать основную причину практикуемых на Востоке методов йоги. Когда упражнения носят физический характер, как в хатха-йоге, чаще всего достигается обычный гипнотический транс, и субъект после пробуждения ничего не помнит из своих впечатлений. Метод раджа-йоги, в котором с помощью сильного сосредоточения сознание выводится из мозга, подводит практикующего его к продолжению сознания на последующих планах, и по возвращении к бодрствующему состоянию он помнит о своих сверхфизических впечатлениях. Как на Западе, так и на Востоке прерывание состояния бодрствования осуществляется с целью выявления следов сверхфизического сознания или, как бы выразился западный психолог, следов подсознательного в человеке. Однако восточный метод, со стоящими за ним тысячелетиями опыта, дает в сфере сверхсознательного несравнимо более высокие результаты, и доказывает на прочной основе повторяющихся результатов независимость сознания от его физической оболочки.

Наитие и видения святых всех времен и вероисповеданий дают нам другой пример вторжения из "подсознательного". Здесь средством достижения необходимого состояния мозга является продолжительная и сосредоточенная молитва или созерцание. Доступ к органам чувств оказывается закрытым благодаря интенсивности внутреннего сосредоточения, при этом нерегулярно и непроизвольно возникает состояние, которого намеренно стремится достичь практикующий раджа-йогу. Отсюда мы видим, что приверженцы всех религий приписывают свои видения благосклонности Божества, которому поклоняются, а не тому факту, что они вызвали у себя состояние пассивности мозга, которое даст возможность сверхфизическому сознанию оставить в этом мозге отпечаток образов и звуков из высших миров.

Профессор Вильям Джеймс в работе "Многообразие религиозного опыта" указывает на то, что некоторые, самые поразительные из таких вторжений "подсознательного", представляют собой случаи "внезапной перемены убеждений", когда неожиданная мысль, видение или голос сразу и коренным образом меняют весь ход обычной человеческой жизни. Он справедливо утверждает, что сила, достаточно мощная, чтобы оказывать такие воздействия, не может быть с легкостью отвергнута или с презрением проигнорирована ни одним серьезным ученым, изучающим человеческое сознание. Весь этот класс психических явлений требует тщательного научного изучения, которое обещает дать серьезному исследователю в качестве вознаграждения богатый урожай результатов, касающихся сверхфизического сознания.

Однако против данной точки зрения выдвигаются аргументы, что вышеуказанные факты наблюдаются в связи с нездоровыми нервными состояниями, что субъекты являются истеричными или перевозбужденными людьми, впечатления которых подлежат сомнению в связи с их состоянием. Во-первых, это не всегда так; восточные раджа-йоги являются людьми, отличающимися своим спокойствием и уравновешенностью, а некоторые из случаев перемены убеждений относятся к людям практичным и способным. Однако следует признать, что в большинстве случаев нервное состояние было нездоровым, а мозг перенапряжен, что тогда? По общему признанию, нормальный мозг дошел в своем развитии до способности отвечать на колебания физического мира и передавать их вверх, а также передавать вниз связанные с ними ментальные и астральные колебания высших оболочек. Он еще недостаточно развит для того, чтобы принимать без срывов очень сильные колебания с высших планов, и пока еще совсем не может отвечать на колебания, идущие от более тонких оболочек, вызванные внешними явлениями их собственных планов. Очень сильные эмоции радости, боли, горя и ужаса часто оказываются чрезмерной нагрузкой для нормального мозга и вызывают тяжелую головную боль, истерику и даже нервное изнеможение. Поэтому неудивительно, что очень сильное душевное возбуждение, вызывающее то, что называется переменой убеждений, часто сопровождается таким же нервным стрессом. Важным является то, что, когда нервный срыв проходит, результат — поменявшееся отношение к жизни — остается. Такое нервное расстройство обусловлено неспособностью физического мозга выдерживать быстрые сильные колебания, обрушивающиеся на него сверху; а сохраняющаяся изменившаяся позиция обусловлена постоянно оказываемым устойчивым давлением со стороны сверхфизического сознания. Когда сверхфизическое сознание недостаточно развито, чтобы оказывать такое постоянное давление, изменивший свои верования человек с затуханием нервного напряжения "сходит с указанного ему пути".

Как мы уже говорили, видения и подобные им явления могут наблюдаться в состояниях, подобных трансу. Но кроме этого, подобные явления могут происходить в случаях, когда мозг находится в состоянии напряжения — либо по какой-то временной причине, либо вследствие того факта, что его эволюция вышла за рамки нормальной. Сильные эмоции могут увеличивать нервное напряжение до такой степени, когда становится возможным реагирование на прямые астральные колебания, при этом становится видимым или слышимым происходящее на астральном плане. Результатом такого напряжения, возможно, будет нервное расстройство. Когда мозг более высоко развит, чем обычно, когда он более сложно организован и чувствителен, происходящее на астральном плане может восприниматься постоянно, и такая нагрузка вполне может оказаться несколько большей, чем та, которую способна вынести нервная система вдобавок к тому обычному напряжению, что требует современная цивилизация, что опять же обуславливает возможность того, что видениям будут сопутствовать истерия и другие формы нервного расстройства.

Но эти факты не умаляют значения таких переживаний как фактов сознания. Скорее, наоборот, они увеличивают их значение, показывая, каким образом проходит эволюция под влиянием окружающей среды на организм. Повторяющиеся воздействия со стороны внешних сил возбуждают растущий организм и очень часто временно перенапрягают его; но именно эта нагрузка и заставляет его развиваться дальше. Гребень эволюционной волны всегда должен состоять из организмов, отклоняющихся от нормы; устойчивые, нормальные, надежные, средние организмы следуют позади, они в высшей степени приемлемы, но, вероятно, не настолько интересны, как идущие впереди и, конечно, не настолько поучительны в том, что касается будущего. Действительно, силы астрального плана постоянно и энергично воздействуют на человеческий мозг, для того, чтобы он мог полнее развиться как инструмент сознания; чувствительный мозг находясь в переходном состоянии, склонен в связи с этим входить в небольшое несоответствие с миром своего прошлого. Вероятно, довольно большое число видов деятельности, на которые направлена сегодня мысль, в будущем будут выполняться автоматически и постепенно опустятся за порог бодрствующего сознания, точно также как разнообразные функции, ранее управляющиеся сознательно.

С ходом таких изменений в высшей степени тонко уравновешенных умах, в тех, которые не являются нормальными в том отношении, что, находясь на гребне эволюции, должны быть наиболее способными к реагированию, неизбежно во все большем количестве должны проявляться более тонкие колебания. Доктор Модсли пишет: "Какое право мы имеем полагать, что Природа должна делать свою работу только посредством уже завершенных умов? Она может найти несовершенный ум более подходящим инструментом для своей конкретной цели".[63] А сам профессор Джеймс замечает: "Если бы существовала такая вещь, как вдохновение из высших сфер, то вполне могло быть, что невротический характер обуславливал бы главное условие требуемой восприимчивости".[64]

Когда мы поймем, что силы более тонкие, чем физические, требуют для своего выражения более утонченного инструмента, чем мозг, организованный для восприятия физического, то перестанем волноваться или расстраиваться, обнаруживая, что сверхфизические силы часто легче всего находят свое выражение через мозг, который в большей или меньшей степени находится в несоответствии с физическим уровнем. И мы поймем, что ненормальные физические симптомы, сопровождающие их проявление, ни в коей мере не умаляют ни ценность этих энергий, ни значение той роли, которую они будут играть в будущем человечества. В то же самое время естественно должно возникнуть желание отыскать какой-либо способ, посредством которого эти силы могли бы проявить себя без риска повреждения их физического инструмента.

Такой путь был найден на Востоке в практике Раджа-Йоги, когда проявления высшего сознания добиваются при помощи интенсивного сосредоточения. Такое сосредоточение, воздействуя на клетки мозга уже описанным в отношении мысли образом, само по себе развивает мозг как инструмент для более тонких сил. Более того, оно медленно открывает ряд спирилл атома, следующий по порядку за ныне активным, и таким образом добавляет новый орган, необходимый для высшего функционирования. Это неизбежно медленный процесс, но он является единственным безопасным путем развития, и если его медлительность вызывает негодование, то чтобы умерить подобный пыл, следует сказать, что едва ли можно ожидать, что можно еще больше ускорить атомное развитие следующего круга. Однако именно эта неторопливость упражнений Раджа-Йоги делает их несколько неприемлемыми для вечно спешащего Запада, тем не менее другого пути добиться безопасного уравновшенного развития нет. Выбор лежит между ним и нездоровыми нервными расстройствами, которые сопровождают проникновение сверхфизического сознания в неподготовленный для этого орган. Мы не можем преступить законы природы, мы можем лишь попытаться понять, а затем использовать их.

Глава XI. Работа монады.

1. Построение своих оболочек.

Теперь рассмотрим работу Монады по формированию своих оболочек, представляемую — на третьем, четвертом и пятом планах — Атмой, Буддхи и Манасом, с каузальным телом, выступающим в качестве вместилища и сокровищницы опыта каждой инкарнации.

По завершении каждого периода жизни, то есть по завершении каждого дэвакхана-существования, Монада должна подготовить к новой деятельности три последовательных ядра тел, в которые она будет облачена в течение следующего периода жизни. В первую очередь она активирует ментальное ядро. Эта активация заключается в увеличении потока жизни через спириллы. Необходимо помнить, что когда постоянные единицы "засыпают", нормальный поток жизни в спириллах уменьшается, и в течение всего периода покоя этот поток слабый и медленный.[65] Когда наступает время реинкарнации, поток увеличивается, спириллы вибрируют жизнью; постоянные единицы одна за другой, действуя как магниты, собирают вокруг себя подходящую материю. Таким образом, когда ментальная единица будет активирована, сила ее вибрации значительно возрастет в соответствии с заложенными в ней своими колебательными возможностями (результат накопленного в прошлом опыта), притягивая и выстраивая вокруг себя материю с ментального плана. Как брусок железа превращается в магнит, когда по обмотке пропускают ток, и материя в пределах его магнитного поля сразу же начинает выстраиваться вокруг магнита, так же обстоит дело и с постоянной ментальной единицей. Когда жизненный поток окружает ее, она превращается в магнит, и материя в пределах поля ее сил начинает выстраиваться вокруг, образуя новое ментальное тело. Притягиваемая материя будет соответствовать сложности постоянной единицы. Эта материя не только будет грубее или тоньше, она также станет отличаться по развитию атомов, входящих в ее соединения. Притягиваемые молекулы будут состоять из атомов, колебательные энергии которых идентичны, близко совпадают или гармоничны с таковыми притягивающей единицы. Поэтому план развития материи новой ментальной оболочки человека будет соответствовать достигнутой им стадии эволюции. Так, инкарнация за инкарнацией, строится подходящее ментальное тело.

Аналогичный процесс повторяется на астральном плане при построении нового астрального тела. Астральное ядро — астральный постоянный атом — таким же образом активируется и действует.

Так человек облачается в новые ментальное и астральное тела, которые отражают стадию его эволюции и дают возможность надлежащему проявлению в своих собственных мирах тем силам и способностям, которыми он обладает.

Но когда мы подходим к формированию тела на физическом плане, появляется новый элемент. В том, что касается Монады, работа остается прежней. Она оживляет физическое ядро (физический постоянный атом), которое действует как магнит, подобно своим собратьям. Но теперь похоже, что в притяжение и расположение материи в магнитном поле вмешивается человек, к работе подключается и руководит ею элементал, на которого возложена обязанность построения эфирного двойника по модели, данной Богами Кармы. Материалы действительно могут подбираться совместно, как и подсобный рабочий может подносить кирпичи для постройки дома, но затем эти кирпичи берет каменщик, принимает или отбрасывает их и располагает согласно плану архитектора.

Возникает вопрос, в связи с чем это различие? Почему по достижении физического плана, там, где мы могли ожидать построения предшествующих процессов, контроль над строительством здания из рук владельца должен переходить к чужой силе? Ответ заключается в действии закона кармы. Степень отображения человека на высших планах оболочки соответствует его развитию, но его нет там, чтобы разрабатывать результаты своих прошлых отношений с другими. Каждый центр сознания на этих планах работает в рамках своего собственного круга, его энергии направляются к собственным оболочкам, и лишь то их количество, что в конечном итоге выражается посредством физической оболочки, непосредственно воздействует на других. Эти взаимоотношения с другими осложняют его карму на физическом плане и конкретная физическая форма, в которую он облачен в течение конкретного периода жизни, должна быть подходящей для несения этой сложной кармы. Поэтому и возникает необходимость регулирующего вмешательства Богов Кармы. Если бы он находился на той стадии эволюции, на которой вступил бы в подобные прямые взаимоотношения с другими на иных планах, то такие же ограничения в отношении его возможности формировать свои собственные оболочки появились бы на других планах. Эти ограничения должны появляться в сфере его внешней активности, какой бы она ни была.

Поэтому построение физического тела проводится большей властью, чем его собственная; он должен принимать условия, налагаемые его прошлой деятельностью, такие как раса, национальность, семья и другие обстоятельства. Ограничивающее действие кармы неизбежно влечет за собой построение оболочки, которая является лишь частичным выражением действующего сознания — частичным не только в связи с перекрытием энергии, обусловленным грубостью самого материала, но также вследствие вышеупомянутых внешних ограничений. Значительная часть его сознания, даже если и готова к выражению на физическом плане, может быть не допущена к этому, и лишь небольшая его часть сможет проявиться в качестве бодрствующего сознания.

Следующим моментом, связанным с данным построением, который нам необходимо рассмотреть, является специальная работа по организации оболочек как выражений сознания, оставляя при этом в стороне участие в общем построении мысли и желания, с которым мы хорошо знакомы. Нас здесь, скорее, интересуют детали, а не общие схемы.

Мы знаем, что в то время, как свойства придаются материи во время нисхождения Второго Логоса, выстраивание этих специализированных материалов в сравнительно постоянные формы относится к его восхождению. Когда Монада, будучи отражением Духовного Человека, принимает на себя руководящую власть над своими оболочками, в ее распоряжении оказывается форма, в которой симпатическая нервная система играет чрезвычайно важную роль, а цереброспинальная пока еще не захватила господство. Монаде придется создать ряд связующих звеньев между этой симпатической системой, получаемой ею в наследство, и центрами, которые она должна организовать в своем астральном теле, для своего будущего независимого функционирования в нем. Но прежде чем будет возможным любое независимое функционирование в какой-либо высшей оболочке, необходимо довести ее до довольно высокого плана в качестве передающей оболочки, то есть оболочки, через которую монада будет связываться со своим телом на физическом плане. Мы должны различать первоначальную работу по организации ментальных и астральных оболочек в качестве передатчиков части сознания Духовного Человека и последующую работу по развитию этих же оболочек в независимые тела, в которых Духовный Человек сможет функционировать на их собственных планах. Следовательно, необходимо решить две задачи — первая заключается в организации ментальных и астральных оболочек в качестве передатчиков сознания к физическому телу, а вторая — в организации этих оболочек в независимые тела, в которых сознание сможет функционировать без участия физического тела.

Поэтому астральные и ментальные оболочки должны быть организованы таким образом, чтобы Духовный Человек мог физически использовать мозг и нервную систему в качестве своего инструмента сознания на физическом плане. Побуждение к такому использованию приходит из физического мира вследствие воздействий на различные нервные окончания, вызывающих прохождение волн нервной энергии по волокнам к мозгу — эти волны распространяются от плотного мозга к эфирной, оттуда к астральной, а затем к ментальной оболочке, вызывая ответ сознания в каузальном теле на ментальном плане. Такое сознание, пробужденное воздействием извне, вызывает в ответ колебания, которые идут от каузального тела вниз к ментальному, от ментального — к астральному, от астрального — к эфирному, а затем — к плотному физическому телу. Эти волны вызывают в эфирном мозге электрические токи, которые воздействуют на плотную материю нервных клеток.

Все эти колебательные воздействия постепенно организуют первые зарождающиеся облака астральной и ментальной материи в оболочки, которые служат в качестве эффективных полей для этих постоянных воздействий и ответов на них. Процесс длится в течение сотен рождений, начинаясь, как мы видели, снизу, но постепенно все более и более подпадая под контроль Духовного Человека; он начинает руководить своей деятельностью, основываясь на памяти о прошлых ощущениях, и начинает любой вид деятельности, побуждаемый импульсом от этих воспоминаний, активированных желанием. С течением этого процесса все больший и больший контроль исходит изнутри и все меньше и меньше направляющей власти остается за притяжениями и отталкиваниями внешних объектов. Руководство построением оболочек в значительной степени отходит извне и сосредоточивается внутри.

В ходе того, как оболочка становится более организованной, внутри нее появляются определенные агрегации материи, вначале смутные и неясные, затем все более и более четко очерченные. Это будущие чакры, или колеса, центры органов чувств астрального тела, отличные от астральных центров органов чувств, связанных с органами чувств и центрами физического тела. Но для оживления этих медленно растущих центров ничего не делается в течение огромных периодов времени, и их связь с физическим телом часто задерживается, даже после того, как они начинают функционировать на астральном плане, ибо эта связь может быть осуществлена только с физической оболочки, где пребывает огненная сила Кундалини. Прежде, чем Кундалини сможет достичь их, с тем, чтобы они могли передавать свои наблюдения физическому телу, они должны быть соединены с симпатической нервной системой, причем местами контакта в этой системе будут выступать большие ганглионарные клетки. Когда эти связи будут налажены, по ним сможет пройти огненный ток и сведения о происходящем на астральном плане будут полностью передаваться в физический мозг. В то время, как с физической оболочкой они могут быть связаны только таким образом, их построение в качестве центров и постепенная их организация в колеса может быть начата с любой оболочки, любым индивидом с той оболочки, которая представляет особый тип темперамента относящегося к этому индивиду. Как человек относится к тому или иному типичному темпераменту, так же можно сказать и в отношении места наибольшей активности построения всех оболочек, постепенного превращения их в эффективные инструменты для выражения сознания на физическом плане. Этот центр активности может быть в физическом, астральном, низшем или высшем ментальном теле. В любом из них или даже еще в более высшем, согласно типу темперамента, этот центр будет располагаться в элементе, отличающем данный тип темперамента, и оттуда будет оказывать свое воздействие "вверх" или "вниз" формируя оболочки так, чтобы они были пригодны для выражения конкретного темперамента.

2. Развивающийся человек.

Для облегчения понимания этого процесса возьмем отдельный случай — темперамент, в котором преобладает конкретный ум. Мы проследим Духовного Человека через третью, четвертую и пятую Коренные Расы. Когда мы посмотрим на него в третьей Расе, то найдем его очень инфантильным в умственном отношении, даже несмотря на то, что ум является преобладающей чертой его типа. Жизнь, бурлящая вокруг него, которую он не может ни понять, ни подчинить себе, активно воздействует на него снаружи и оказывает мощное влияние на его астральную оболочку. Эта астральная оболочка будет сохранять впечатления соответственно темпераменту, а желания будут побуждать инфантильный ум к усилиям, направленным на их удовлетворение. Его физическая конституция отличается от таковой человека пятой Расы; симпатическая система все еще занимает главенствующее положение, а цереброспинальная подчиняется ей, но некоторые части симпатической системы теряют значительную долю своей эффективности в качестве инструментов сознания, относясь как такие инструменты к стадии, стоящей ниже человеческой. В мозге находятся два тела, которые при своем зарождении были особенно сильно связаны с симпатической нервной системой, а сейчас являются частью цереброспинальной системы — это шишковидное тело и гипофиз. Они являются примером того, как на ранней стадии развития часть тела, функционирующая определенным образом, в дальнейшем может в некоторой степени (если не совсем) утратить свое значение в выполнении этой функции, а на следующей стадии эволюции вновь стать активированной более высшим типом жизни, который придаст ей новое значение и функцию уже на более высокой стадии эволюции.

Развитие этих тел скорее относится к царству беспозвоночных, чем позвоночных, биологи говорят о "третьем глазе" как о "глазе беспозвоночных". Однако как глаз его еще можно встретить и у позвоночных. Так, недавно в Австралии была обнаружена змея со специфическим расположением полупрозрачных чешуек на верхушке головы: когда их срезали, то обнаружили под ними законченный глаз, имеющий все необходимые части, хотя и не функционирующий. Этот третий глаз являлся функционирующим у лемурийцев, что в общем до некоторой степени является характерным для низших стадий эволюции и особенно характерным для симпатической нервной системы. Когда человек продвинулся в своем развитии от Лемурийской до Атлантической расы, третий глаз перестал функционировать, вокруг него развился мозг, и третий глаз стал придатком, именуемым сегодня шишковидным телом. Как человек Лемурийской Расы, наш человек был психически духовным, его симпатическая система в значительной степени подвергалась воздействиям слабо развитого астрального тела. Как представитель Атлантической Расы, он постепенно потерял свои психо-духовные силы, симпатическая система стала второстепенной, а значение цереброспинальной усилилось.

Развитие цереброспинальной системы у представителей Атлантической расы проходит быстрее, чем у людей других темпераментов, так как у них центр активности приходится на конкретный ум и поэтому будет в первую очередь активировать и формировать его, астральное тело быстрее потеряет свой приоритет и станет передатчиком ментальных импульсов к мозгу. Поэтому перейдя в своем развитии в пятую Расу, наш человек в особенности готов воспользоваться преимуществами ее специфических особенностей; он развивает у себя крупный, пропорционально сложенный мозг, использует свое астральное тело главным образом в качестве передатчика и строит свои чакры с ментального плана.

3. Гипофиз и шишковидное тело.

Обратимся ко второму из упомянутых органов — к гипофизу. Считается, что он развился из первичного рта как прямое продолжение пищеварительного канала беспозвоночных. У позвоночных он перестал функционировать в этом качестве и превратился в рудиментарный орган, но сохранил за собой специфическую функцию, связанную с ростом тела. Он активен во время обычного периода физического роста, и чем большую проявляет активность, тем быстрее происходит рост тела. Обнаружено, что у людей большого роста этот орган особенно активен. Кроме того, иногда гипофиз снова начинает функционировать уже после того, как оформился скелет, и в этом случае он обусловливает аномальный уродливый рост различных частей тела: рук, ног, носа и т. д. — вызывая сильное обезображивание.

Когда цереброспинальная система становится преобладающей, прежние функции этих двух органов прекращаются; но эти органы кроме прошлого имеют и будущее. Прошлое было связано с симпатической нервной системой, будущее связано с цереброспинальной. С ходом эволюции и оживлением чакр в астральном теле гипофиз становится физическим органом астрального, а позднее ментального ясновидения. Если в физическом теле на способность астрального видения приходится слишком большая нагрузка, это иногда приводит к воспалению гипофиза. Это орган, посредством которого знания, полученные астральным зрением, передаются мозгу; он также служит для активации точек соприкосновения симпатической системы с астральным телом, вследствие чего устанавливается непрерывность сознания между астральным и физическим планами.

Шишковидное тело становится связанным с одной из чакр астрального тела, а посредством этого — с ментальным телом и служит в качестве физического органа для передачи мысли от одного мозга к другому. При передаче мысль может быстро проноситься от ума к уму, в качестве среды для этой функции служит ментальная материя; или она может быть послана вниз к физическому мозгу, а отсюда с помощью шишковидного тела через физический эфир шишковидному телу другого мозга, а следовательно, к другому принимающему сознанию.

В то время как центр активности располагается в доминирующем элементе человека, связь чакр с физическим телом, как уже говорилось, должна устанавливаться с физического плана. Цель этой связи заключается не в том, чтобы сделать астральную оболочку более эффективным передатчиком энергии Духовного Человека к физическому телу, а в том, чтобы обеспечить полный контакт астральной оболочки с физической. Могут существовать различные центры активности построения передающих оболочек, но для того, чтобы результат деятельности тел, функционирующих на других планах, стал доступен бодрствующему сознанию, необходимо начинать с физического. Отсюда и большое значение физической чистоты в диете и других вопросах.

Часто спрашивают: каким образом знания, полученные на высших планах, поступают в мозг, и почему они не сопровождаются воспоминаниями об обстоятельствах, при которых они были приобретены? Любой, кто регулярно практикует медитацию, знает, что мозг хранит большой объем знаний, которые не были приобретены им на физическом плане. Откуда же они взялись? Они идут с астрального или ментального планов, где были приобретены, и достигают мозга обычным, описанным выше путем; сознание впитало их непосредственно на ментальном плане, или же они пришли к нему с астрального плана, а затем оно, как обычно, посылает мыслеволны вниз. Эти знания могут быть переданы каким-либо другим существом с высшего плана, прямо связавшимся с ментальным телом. Но обстоятельства такой передачи информации не могут быть известны по одной из двух причин, либо по той и другой вместе. Большинство людей на астральном и ментальном планах не являются, технически выражаясь, "бодрствующими" то есть их умственные способности обращены внутрь, заняты мыслительными процессами и эмоциями и не вовлечены в наблюдения за внешними явлениями на этих планах. Они могут быть очень восприимчивыми, и их астральные и ментальные тела могут легко отвечать колебаниями на внешние воздействия, посредством чего приобретаются знания, но их внимание не обращено на того, кто эти знания передает. С ходом эволюции люди становятся все более и более восприимчивыми к тому, что происходит на астральном и ментальном планах, но это не означает, что они начинают осознавать свое окружение там.

Другая причина такого незнания заключается в отсутствии вышеупомянутых связующих звеньев с симпатической системой. Человек может быть "бодрствующим" на астральном плане, активно там функционировать и четко осознавать свое окружение. Но если связующие звенья между астральной и физической системами не готовы или не активированы, то в сознании наблюдается разрыв. Каким бы ярким ни было сознание на астральном плане, до тех пор, пока эти связи не будут функционировать, оно не может передать физическому мозгу и запечатлеть в нем память о событиях в астрале. Вдобавок к этим связующим звеньям должен активно функционировать гипофиз, который фокусирует астральные колебания также сильно, как увеличительное стекло лучи солнца. Ряд астральных колебаний собираются вместе и направляются на определенную точку, что облегчает дальнейшее распространение вызванных колебаний. Все это необходимо для "запоминания".

4. Пути сознания.

Возникает вопрос, всегда ли сознание следует по одному и тому же пути, чтобы достичь физической оболочки? Мы знаем, что прохождение иногда осуществляется непосредственно через атомические подпланы от плана к плану, а иногда, проходя через каждый подплан от седьмого к первому, и лишь после этого достигая атомического подплана нижестоящего плана. По какому из этих путей следует сознание? В обычном процессе мышления нормальным является ровное продвижение волны вниз через каждый последующий подплан, с ментального — через семь астральных подпланов — к физическому, эфирному и далее к плотной нервной материи. Эти волны вызывают в эфирной материи электрические токи, которые воздействуют на протоплазму серого вещества. Но когда наблюдаются специфические вспышки сознания как проблески гениальности или как в случае внезапно возникающих в уме озаряющих идей — например, таких, которые приходят ученому, когда из огромной массы фактов неожиданно рождается объединяющий и лежащий в их основе закон — в таких случаях сознание передается вниз только через атомические подпланы и таким образом достигает мозга. Эта озаряющая идея оправдывает себя простым своим появлением, подобно солнечному свету, а не завоевывает своей убедительности в процессе рассуждения. Следовательно, логический ход мысли к мозгу включает последовательное прохождение подпланов, а убедительное озарение проходит лишь через атомические подпланы.

Глава XII. Сущность памяти.

1. Большое "Я" и малые "я".

Что такое память? Как она работает? Каким образом мы вспоминаем прошлое, либо отдаленное, либо недавнее? Ибо в конце концов независимо от того, далекое это прошлое или близкое, относящееся к этой жизни или к предшествующим, способы его восстановления в памяти должны быть сходными. Нам необходима теория, охватывающая все виды памяти и в то же время позволяющая нам понять каждый конкретный случай.

Первый шаг к достижению определенной и ясной теории заключается в понимании нашего собственного построения, "Я" с его оболочками и их взаимоотношений; и мы можем здесь кратко повторить основные положения, о которых шла речь в предшествующих главах и которые непосредственно касаются проблемы памяти. Мы должны постоянно помнить тот факт, что наше сознание является целостной единицей, и что эта единица сознания функционирует, находясь внутри различных оболочек, которые придают ей ложную видимость множественности. Самая внутренняя, или самая тонкая из этих оболочек неотделима от единицы сознания: фактически именно она делает его целостной единицей. Этой единицей является Монада, расположенная на плане анупадака; но в практических целях мы можем рассматривать ее как знакомого нам внутреннего человека, Три-Атом, Атма-Буддхи-Манас, в отличие от атмической, буддхической и манасической оболочек. Эта единица сознания размещается в оболочках, относящихся к пяти планам ее активности, через эти оболочки проявляется ее деятельность; мы будем называть ее "Я", функционирующим в своих оболочках.

Следовательно, мы должны рассматривать сознательное "Я", обитающее в колеблющихся оболочках. Колебания оболочек со стороны материи соответствуют изменениям сознания со стороны "Я". Говорить о колебаниях сознания будет ошибочно, потому что колебания присущи только материальной стороне вещей, форме, и поэтому о колебании сознания мы можем говорить только образно. Итак, изменения в сознании соответствуют колебаниям в оболочках.

В том, что касается памяти, вопрос оболочек или тел, в которых функционирует сознание, или "Я", имеет первостепенное значение. Весь процесс восстановления более или менее отдаленных событий является вопросом их представления в конкретной оболочке — придания части материи оболочки сходства с ними — той, в которой сознание функционирует в данное время. В "Я" как части Вселенского "Я" — которое в наших целях мы можем рассматривать как Логос. хотя в действительности Логос является лишь частью Вселенского "Я" — присутствует все; ибо во Вселенском "Я" присутствует все, что произошло, происходит сейчас и произойдет в будущем во вселенной; все это (и еще безгранично большее) вмещает в себе Вселенское Сознание. Давайте рассмотрим только вселенную и ее Логос. Мы говорим о Нем как о вездесущем и всеведущем. Индивидуализированному "Я" как единому с Логосом по существу также присущи вездесущность и всеведение, но — мы должны поставить здесь "но" — с некоторой разницей. Разница заключается в том, что в то время как обособленному "Я" как "Я", отделенному ото всех оболочек, всеведение и вездесущность присущи в силу его единства с Единым "Я", оболочки, в которых оно обретает, пока еще не научились колебаться в ответ на изменения его сознания, когда оно обращает свое внимание к той или иной части своего содержания. Поэтому мы говорим, что все существует в нем потенциально, а не фактически, как в Логосе: все изменения, происходящие в сознании Логоса, могут быть воспроизведены в этом обособленном "Я", которое является неотделимой частью его жизни, но оболочки пока еще не готовы выступать в качестве среды для такого проявления. В связи с отделением формы, с облачением обособленного, или индивидуализированного "Я" эти возможности, присущие ему как части Вселенского "Я", являются скрытыми, а не явными, являются возможностями, а не реальностью. Как в каждом атоме, идущем на построение оболочки, существуют безграничные возможности колебания, так и в каждом обособленном "Я" имеются безграничные возможности изменения сознания.

В начале становления солнечной системы мы не находим в атоме безграничного множества различных колебаний; но мы видим, что он обладает способностью приобретения безграничного числа различных колебаний; он приобретает их в ходе своей эволюции, постоянно отвечая на колебания, воздействующие на его поверхность; к завершению существования солнечной системы огромное число ее атомов достигнут такой стадии эволюции, когда они смогут колебаться в ответ на любое затрагивающее их колебание, зародившееся в пределах системы. Можно будет сказать, что для этой системы атомы достигли своего совершенства. Это верно и в отношении обособленных, или индивидуализированных "Я". Все изменения, происходящие в сознании Логоса, которые представлены в этой вселенной и обрели в ней свои формы — все они также входят в совершенные сознания этой вселенной, и любое их этих изменений может быть воспроизведено в любом из них. Память — это возрождение, реинкарнация в материи всего того, что было во вселенной, а вследствие этого есть и будет вечно в сознании ее Логоса и в сознаниях, которые являются частями его сознания. Хотя мы рассматриваем "Я" как обособленное по отношению ко всем другим "Я", мы должны помнить, что оно является неотделимым в отношении Единого "Я", Логоса. Его жизни открыта любая часть его вселенной, и в нем мы живем и двигается, наше существо всегда открыто ему, наполнено его жизнью.

В то время, как "Я", оболочка за оболочкой, окружает себя материей, его способность приобретать знания становится с каждой последующей оболочкой все более ограниченной, но вместе с тем и более определенной. Достигнув физического плана, сознание сужается до тех впечатлений, которые могут быть получены посредством физического тела, и главным образом через те окна, которые мы называем органами чувств; это пути, по которым знания могут достичь заточенного "Я", хотя мы часто упоминаем о них как о закрывающих нам доступ к знаниям, когда говорим о способностях более тонкой оболочки. Физическое тело придает восприятию определенность и ясность, точно также, как и ширма с крошечным отверстием в ней позволяет картине внешнего мира появиться на стене, которая иначе представляла бы собой просто чистую поверхность; в действительности стена закрыта от лучей света, но именно благодаря этому перекрытию те лучи, что могут проникать через него, дают четко очерченную картину.

2. Изменения в оболочках и в сознании.

Давайте посмотрим что происходит при восприятии физической оболочкой воздействия и последующем его воспроизведении, то есть при его припоминании.

Колебание извне воздействует на какой-либо из органов чувств и передается в соответствующий центр мозга. Начинает колебаться группа клеток мозга, и это колебание оставляет клетки в несколько ином состоянии, чем то, в котором она находились до восприятия этого колебания. Ответ на колебание оставляет в этой группе клеток след, заключающийся в их способности самим колебаться; подвергнувшись однажды колебанию определенного типа, эта группа клеток на все оставшееся время своего существования как группы сохраняет способность снова колебаться точно таким же образом, не получая никаких раздражителей из внешнего мира. Каждое повторение идентичного колебания усиливает эту способность, оставляет свой собственный след, но для того, чтобы организовать самопроизвольное воспроизведение, потребуется множество повторений: с каждым повтором, обусловленным воздействием извне, клетки все ближе подходят к способности произвольно инициировать такое колебание. Но оно не останавливается на физических клетках, а передается внутрь к соответствующей клетке, или группе клеток в более тонких оболочках и в конечном итоге вызывает изменение в сознании. Это изменение, в свою очередь, воздействует на клетки, и изменение в сознании изнутри вызывает повторение колебаний. Это повторение является памятью об объекте, начавшем серию этих колебаний. Ответ клеток на колебание, идущее снаружи, ответ, обусловленный законами физической вселенной, дает клеткам способность отвечать на подобный, хотя и более слабый, импульс, идущий изнутри. При каждом движении материи в новой оболочке эта способность немного ослабевает, отсюда постепенное снижение энергии колебания. Такое ослабление уменьшается каждый раз, как клетки повторяют сходные колебания в ответ на новые воздействия извне, с каждым повторением клетки отвечают со все большей готовностью.

В этом заключается значение "извне" оно легче всего прочего пробуждает в материи способность отвечать, будучи в большей степени сродни оболочкам, чем "внутри".

Изменение, вызванное в сознании, также оставляет сознание более готовым к повторению этого изменения, чем когда оно впервые подверглось ему, и каждое такое изменение подводит сознание все ближе к способности инициировать подобное изменение. Взглянув назад, на зарождение сознания, мы видим, что заточенные "Я" подвергаются бесчисленным воздействиям, прежде чем происходит произвольно инициируемое изменение в сознании, но помня об этом факте, мы можем оставить эти ранние стадии и перейти к изучению работы сознания на более прогрессивной стадии его развития. Мы должны также помнить, что каждое воздействие, достигающее самой внутренней оболочки и порождающее изменение в сознании, сопровождается ответом, изменением в сознании, вызывающим новую серию колебаний изнутри наружу, здесь мы имеем распространение воздействия внутрь к "Я" с последующим ответом, идущим от "Я" наружу. Первое обусловлено объектом и дает рост тому, что мы называем восприятием, а второе является реакцией "Я", обусловливающей то, что мы называем памятью.

От физической оболочки через астральную и ментальную передается целый ряд чувствительных восприятий, идущих от органов зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния. Здесь они складываются в единое составное целое, музыкальный аккорд, состоящий из множества нот. Эта работа является специальной функцией ментального тела: оно принимает множество потоков и объединяет их в один, из множества отдельных перцепций оно выстраивает целостное восприятие, мысль, комплексную единицу.

3. Отпечатки памяти.

Давайте попытаемся рассмотреть этот комплекс после того, как он попал внутрь и вызвал изменение в сознании, мысль. Изменение, обусловленное им, порождает новые колебания в оболочках, воспроизводящие те, что были вызваны им по пути внутрь. В каждой последующей оболочке комплекс этих колебаний проявляется во все более слабой форме. Он уже не такой сильный, энергетичный и яркий, как те его составные части, что были переданы от физического к астральному, а от астрального к ментальному плану, в ментальном он вновь появляется в самой слабой форме — копия того, что ментальное послало внутрь, но с более слабыми колебаниями, когда "Я" получает от него ответ — либо при воздействии колебания на каждую оболочку должен возникать ответ — ответ намного слабее, чем первоначальное действие, и поэтому будет казаться менее "реальным"; он вызывает меньшее изменение в сознании, и такое уменьшение неминуемо обусловливает меньшую "реальность".

До тех пор, пока сознание недостаточно чувствительно для того, чтобы осознавать какие-либо раздражители, воздействующие на него с меньшей силой, чем физические, оно буквально находится в большем контакте с физической, чем с какой-либо иной оболочкой и не будет помнить о мыслях, а лишь о перцепциях, то есть помнить об образах внешних объектов, обусловленных колебаниями нервной материи мозга, воспроизводящихся в соответствующей астральной и ментальной материи. Фактически это образы в ментальной материи, такие же как образы на сетчатке глаза. И сознание воспринимает эти образы, можно сказать, действительно "видит" их, так как видение глаза является лишь узким обозначением его способности к перцепции. С тем, как сознание понемногу удаляется от физического, все более обращая внимание на усовершенствование своих внутренних оболочек, оно видит эти образы воспроизведенными в мозге по своему собственному ответу, направленному наружу и достигающему мозг через астральную оболочку, это и есть память об ощущениях. Ответная реакция изменения сознания рождает в мозге узнаваемый образ. Это узнавание подразумевает, что сознание в значительной степени перешло от физической оболочки к астральной и функционирует там. Именно так функционирует человеческое сознание в настоящее время, поэтому оно заполнено отпечатками памяти, которые являются воспроизведениями в физическом мозге прошлых образов, вызванных ответными реакциями сознания. У низкоразвитого типа людей эти образы являются картинами минувших событий, в которых участвовало физическое тело, воспоминания о голоде, жажде и об их утолении, о сексуальном наслаждении и т. д., те моменты, в которых физическое тело принимало активное участие. У более высоко развитого типа людей, у которых сознание в большей мере функционирует в ментальной оболочке, его внимание больше будут привлекать образы астрального тела; эти образы формируются в астральном теле колебаниями, идущими из ментального, и воспринимаются сознанием как образы, в то время как само оно все больше уходит в ментальное тело как свой непосредственный инструмент. С течением этого процесса сознание пробуждается во все большей степени, отвечая на колебания, идущие извне и вызванные астральными объектами на астральном плане; эти объекты становятся "реальными", отличными от следов памяти, образов в астральном теле, вызванных ответной реакцией сознания.

Кстати, следует отметить, что с памятью об объекте рука об руку идет образ впечатления о физическом контакте с объектом, который мы называем предвосхищением; и чем более совершенна память о событии, тем более совершенно это предвосхищение. Иногда память может даже вызывать в физическом теле реакцию, которая обычно сопутствует контакту с внешним объектом, и мы можем в предвосхищении наслаждаться удовольствиями, которые в настоящее время находятся вне досягаемости для нашего тела. Так предвосхищение вкусной пищи может вызывать слюноотделение. Мы вернемся к этому факту ближе к концу нашей книги.

4. Что такое память?

Теперь, обсудив изменения, возникающие в оболочках в результате воздействий из внешнего мира, ответ на них в виде изменений сознания, более слабые колебания, вызываемые в оболочках ответной реакцией сознания и узнавание их сознанием снова как следов памяти, давайте вернемся к сути вопроса: что такое Память? Расщепление тел в период после смерти и до реинкарнации кладет конец их автоматизму, их способности отвечать на колебания, сходные с теми, которым они уже подвергались; участвовавшие в ответе группы распадаются, и все, что остается как зачаток будущих ответов, хранится внутри постоянных атомов; насколько слабым это является по сравнению с новым автоматизмом, налагаемым на массу тел новыми внешними воздействиями, можно судить по отсутствию какой-либо памяти о прошлых жизнях в самих оболочках. Фактически все, что могут постоянные атомы — это с большей готовностью отвечать на колебания, сходные по типу с теми, которым они подвергались ранее, чем на те, что приходят к ним впервые. Память клеток или групп клеток погибает со смертью и нельзя сказать, что ее возможно восстановить как таковую. Тогда где же хранится Память?

Краткий ответ будет следующим: Память не является способностью, и не сохраняется; она не присуща сознанию как способность, и никакая память о прошедших событиях в индивидуальном сознании не сохраняется. Каждое событие является фактом настоящего во вселенной-сознании, в сознании Логоса; все, что происходит в его вселенной: прошлое настоящее и будущее — существует постоянно в его всеобъемлющем сознании, в его "Вечном Сейчас". От начала вселенной до ее конца, от ее рассвета до ее заката, все находится здесь, вездесущее, реальное. В этом океане идей СУЩЕСТВУЕТ все; мы, блуждая в этом океане, касаемся фрагментов его содержимого, и нашим ответом на это соприкосновение является наше знание; узнав, мы с большей легкостью вступаем в такое соприкосновение снова, и это повторение — когда отсутствует контакт внешней на данный момент оболочки с фрагментами, занимающими ее собственный план — является памятью. Все "воспоминания" воспроизводимы, потому что сознание Логоса вмещает возможности всех формирующих образы колебаний, и мы с тем большей легкостью можем разделять их вместе с этим сознанием, чем чаще испытывали эти колебания на себе; поэтому колебания, которые являются частью нашего опыта, повторяются нами с большей легкостью, чем те, с которыми мы сталкиваемся впервые; и здесь проявляется значение постоянных атомов; будучи возбужденными, они снова испускают ранее производившиеся ими колебания, и изо всех возможных колебаний атомов и молекул нашего тела звучат те, что отвечают ноте, издаваемой постоянными атомами. Тот факт, что на нас уже воздействовали колебания сознания в течение теперешней жизни, облегчает нам возможность взять из Вселенского сознания то, что мы уже испытали в нашем собственном. Независимо оттого, память ли это о теперешней жизни, или о жизни давно минувшей, метод ее восстановления один и тот же. Не существует никакой иной памяти, кроме вездесущего сознания Логоса, в котором мы буквально живем, двигаемся и существуем; и наша память заключается лишь в соприкосновении с теми частями его сознания, которые мы раньше разделяли.

Отсюда, согласно Пифагору, все обучение является восстановлением в памяти, так как оно заключается в добывании из сознания Логоса и перенесении в обособленное "Я" того, что в нашем неотъемлемом единстве с ним вечно является нашим. На том плане, где единство побеждает обособленность, мы разделяем с ним его сознание нашей Вселенной; на низших планах, где единство заслоняется обособленностью, мы закрыты от него нашими неразвитыми оболочками. Нам мешает недостаточность их реактивности, так как мы можем познавать планы лишь через них. Поэтому мы не можем непосредственно улучшить нашу память; мы можем лишь улучшить нашу общую восприимчивость и способность к воспроизведению, делая наши тела более чувствительными, но при этом внимательно наблюдая за тем, чтобы не выйти за предел их гибкости. Мы также можем "обращать внимание", то есть можем направлять и концентрировать наше сознание на той особой части сознания Логоса, на которую мы хотим настроиться. Поэтому нам нет необходимости мучить себя вычислениями в отношении того "сколько ангелов может разместиться на острие иглы", как мы можем сохранить в ограниченном пространстве безграничное число колебаний, испытанных нами в течение множества жизней; ибо все формообразующие колебания во вселенной существуют вечно и с ходом эволюции каждой индивидуальной единицы оказываются все более и более доступными для нее.

5. Воспоминание и забывание.

Давайте рассмотрим это на примере события из нашей прошлой жизни. Некоторые из обстоятельств "остаются в нашей памяти", другие "забываются". В действительности событие существует со всеми сопутствующими ему обстоятельствами, как "запомнившимися", так и "забытыми", только в одном состоянии — в памяти Логоса, Вселенской Памяти. Любой, кто способен коснуться этой памяти, может восстановить все события также, как и мы; события, которые мы пережили, не являются нашими, они составляют часть содержимого его сознания; и наше чувство собственности по отношению к ним обусловлено только тем фактом, что мы ранее уже отвечали на них колебанием и поэтому с большей легкостью снова отвечаем на них колебаниями, чем если бы соприкоснулись впервые.

Однако в связи с тем, что мы живем в условиях пространства и времени, которые с каждой оболочкой меняются, то мы можем соприкоснуться с ними различными оболочками в различные времена. Та часть сознания Логоса, через которую мы проходим в наших физических телах, намного более ограничена, чем та, через которую мы проходим в наших астральных и ментальных телах, а контакты через хорошо организованное тело являются намного более яркими, чем те, что осуществляются через менее организованные. Кроме того, следует помнить, что ограничение сферы контакта обусловлено только нашими оболочками; наше полное осознание какого-либо физического, астрального, ментального или духовного события ограничивается рамками оболочек, способных реагировать на него. Мы чувствуем себя существующими в условиях, окружающих самую грубую оболочку, в которой функционируем, и эти условия воздействуют на нее "снаружи"; тогда как "помним" мы те обстоятельства, с которыми сталкиваемся более тонкими оболочками, которые передают колебания более плотной оболочке, воздействуя на нее "изнутри".

Проверкой на реальность, которой мы подвергаем обстоятельства "настоящие" и "хранящиеся в памяти", является "здравый смысл". Если другие вокруг нас видят то же, что и мы видим, слышат то же, что и мы слышим, мы считаем эти обстоятельства объективными; если же происходит иначе, если они не ощущают того, что ощущаем мы, то мы считаем обстоятельства субъективными. Но этот тест на объективность является действительным только для тех, кто активен в одинаковых оболочках; если один человек функционирует в физическом теле, а другой — в физическом и астральном, то вещи, объективные для человека в астральном теле, не смогут оказать свое воздействие на человека в физическом теле, и он объявит их субъективными галлюцинациями. "Здравый смысл" подходит лишь для подобных тел: он дает сходные результаты, когда все будут в физических телах, все в астральных или все в ментальных. Ибо "здравый смысл" является всего лишь мыслеформами Логоса на каждом уровне, обусловливающими каждое воплощенное сознание и позволяющими ему отвечать определенными изменениями на определенные колебания в его оболочках. Он никоим образом не ограничивается физическим планом, но в среднем человечество на данной стадии эволюции еще недостаточно развернуло все внутреннее сознание для того, чтобы проявлять какой-либо "здравый смысл" на астральном или ментальном планах. "Здравый смысл" является красноречивым свидетельством единства наших внутренних жизней; мы видим все вещи, окружающие нас на физическом плане, одинаково, потому что наши в виду обособленные сознания в действительности все являются частью Единого Сознания, одушевляющего все формы. В общем мы все реагируем адекватно, соответственно стадии нашей эволюции, так как разделяем одно и то же сознание; и одни и те же вещи воздействуют на нас сходным образом, так как действие и противодействие между ними и нами является взаимодействием одной жизни в различных формах.

Следовательно, воссоздание чего-либо с помощью памяти обусловлено существованием всего в сознании Логоса, и Он наложил на нас ограничения пространства и времени, для того чтобы мы могли посредством упражнения научиться быстро отвечать изменениями сознания на колебания, вызываемые в наших оболочках колебаниями, идущими от других оболочек, также одушевленных сознанием; лишь таким образом мы можем постепенно научиться различать точно и ясно; вступая в соприкосновение с вещами последовательно — то есть во времени — и контактируя с ними в соответственных направлениях по отношению к самим себе и друг другу (то есть в пространстве), мы постепенно разворачиваемся до состояния, в котором сможем осознавать все вещи одновременно и каждую вещь повсеместно — то есть вне пространства и времени.

Проходя через бесчисленные события в жизни, мы обнаруживаем, что не поддерживали контакт со всем тем, через что прошли; у нашей физической оболочки очень ограниченная способность к реагированию, поэтому многие восприятия выпадают из сферы ее действия. В трансе мы можем их восстановить, при этом говорится, что они появляются из бессознательного. В действительности они остаются постоянно неизменными во Вселенском Сознании, и когда мы проходим мимо, то осознаем их, потому что очень ограниченный свет нашего сознания, закрываемый физической оболочкой, падает на них, а когда мы проходим дальше, они исчезают; но так как площадь, покрываемая этим же светом, льющимся через астральную оболочку больше, то они снова появляются, когда мы находимся в трансе — то есть в астральной оболочке, освободившись от физической; они не приходят, уходят и снова возвращаются, просто свет нашего сознания в физической оболочке уходит дальше, поэтому мы больше не видим их, а более широко распространяющий свет астральной оболочки позволяет нам снова увидеть их. как хорошо сказал Бхагаван Дас:

"Если бы посетитель, не останавливаясь, бродил бы глубокой полночью с одной маленькой лампой в руке по залам огромного музея, большой картинной галерее, то каждый из природных экспонатов, каждая изображенная сцена, статуя и портрет освещались бы этой лампой последовательно, на короткое мгновение, в то время как все остальное оставалось бы в темноте, а по истечении этого мгновения каждый из освещаемых предметов снова погрузился бы в темноту. Теперь давайте представим не одного, а бесчисленное множество таких посетителей, такое бесконечное их число, как и выставочных экспонатов в этом месте, и каждый посетитель беспрестанно снует в огромной толпе туда-сюда, каждая лампа на мгновение освещает один предмет и только для того, кто держит эту лампу. Огромное неподвижное здание является облаченным в камень представлением неизменного Абсолюта, каждый посетитель с лампой из бесчисленной толпы является одной линией сознания из псевдобесконечных линий, образующих всю целостность вселенского сознания. Каждое попадание света на каждый объект является его явностью, опытом дживы; каждое погружение в темноту является его переходом в скрытое состояние. С точки зрения самих объектов или вселенского сознания не существует ни скрытого состояния, ни яви. С точки зрения линии сознания — существуют".[66]

С тем как оболочка за оболочкой начинают полнее функционировать, освещаемое поле увеличивается, и сознание сможет обратить свое внимание на любую часть этого поля и пристально рассмотреть находящиеся там объекты. Таким образом, когда сознание может свободно функционировать на астральном плане и осознавать там свое окружение. оно может видеть многое из того, что на физическом плане является "прошлым", или "будущим", если это те вещи, на которые в "прошлом" оно научилось отвечать. Вещи, находящиеся вне сферы света, идущего через оболочку астрального тела, будут располагаться в поле света, льющегося из более тонкого астрального тела. Когда каузальное тело является оболочкой, "память прошлых жизней" является воспроизводимой, каузальное тело колеблется с большей легкостью по отношению к тем событиям, на которые оно колебалось ранее, и свет, идущий через него, охватывает намного большее поле, освещая сцены давно минувшего "прошлого" — в действительности эти сцены являются таким же настоящим, как и сцены настоящего, они просто занимают другое место во времени и пространстве. Низшие оболочки, которые ранее не откликались на эти события, не могут легко и непосредственно вступать в контакт с ними и отвечать на них; это присуще каузальному телу, относительно постоянной оболочке. Но когда это тело отвечает на них, колебания от него легко распространяются вниз и могут быть воспроизведены в ментальном, астральном и физических телах.

6. Внимание.

Выражение, использованное выше в отношении сознания, гласит, что "оно может обратить свое внимание на любую часть этого поля и пристально рассмотреть находящиеся там объекты". Это "обращение внимания" в сознании фактически соответствуют тому, что мы называем фокусированием зрения в физическом теле. Если мы проследим за действием мышц глаза, когда переводим взгляд от близко расположенного предмета к отдаленному или наоборот, то почувствуем незначительное движение, это сокращение или расслабление вызывает легкое сжатие или растяжение хрусталика глаза. Сейчас это действие автоматическое, совершенно инстинктивное, но оно стало таким только благодаря практике: младенец не может ни фокусировать свой взгляд, ни определять расстояние. Он в равной степени готов ухватиться как за свечу, стоящую в противоположном конце комнаты, так и за находящуюся рядом с ним, и лишь постепенно учиться распознавать то, что находится вне пределов его досягаемости. Усилие, направленное на четкость зрительного восприятия, ведет к фокусированию глаза и вскоре становится автоматическим. Объекты, на которых фокусируется наш глаз, расположены в поле четкого видения, а остальные видны неясно, так и сознание четко осознает то, на что обращено его внимание; остальные вещи остаются смутными, "вне фокуса".

Таким образом, человек постепенно обучается направлять свое внимание на давно минувшие, согласно нашему измерению времени, вещи. Каузальное тело вступает в соприкосновение с ним, а затем его колебания передаются низшим телам. Присутствие рядом более продвинутого в своем развитии человека поможет менее развитому, потому что когда астральное тело первого начинает колебаться соответственно давно минувшим событиям, создавая таким образом их астральную картину, астральное тело второго может с большей легкостью воспроизвести эти колебания и также "увидеть". Но даже если человек научился вступать в контакт со своим прошлым, а через него с прошлым других, связанным с его собственным, он обнаружит, что эффективное направление своего внимания на события, с которыми он не связан, оказывается более сложным; а когда он овладеет и этим, то заметит, что ему все еще тяжело вступить в контакт с событиями, которые не входят в сферу жизненного опыта его недавнего прошлого; например, если он захочет побывать на Луне и с помощью привычных для него методов отправиться в этом направлении, то обнаружит, что его осыпает град непривычных колебаний, на которые он не может инстинктивно отвечать, и будет вынужден вернуться обратно к присущей ему божественной способности отвечать на все то, что может воздействовать на его оболочку. Если он попытается отправиться еще дальше, в другую планетную систему, то обнаружит барьер, который не сможет перепрыгнуть, непреодолимое кольцо своего собственного Планетарного Логоса.

7. Единое сознание.

Мы начинаем понимать значение утверждения о том, что люди определенной стадии эволюции могут достичь лишь той или иной части космоса; они не могут соприкоснуться с сознанием Логоса за рамками ограничений, налагаемых материальными оболочками менее развитых людей. Эти оболочки, будучи состоящими из материи видоизмененной действием Планетарного Логоса той Цепи, к которой они принадлежат, не могут отвечать на колебания материи видоизмененной иначе; поэтому человек должен научиться использовать свое атмическое тело, прежде чем он сможет вступить в контакт со Вселенской Памятью, выходящей за пределы его собственной цепи.

Такова теория памяти, которую я представляю на рассмотрение изучающим теософию. Она в равной мере относится как к незначительным воспоминаниям и забываниям повседневной жизни, так и к той обширной сфере Памяти, которая упоминается в предшествующем абзаце. Ибо для Логоса не существует ничего ни малого, ни великого, и даже при самом незначительном действии нашей памяти мы настолько же соприкасаемся с вездесущностью и всеведением Логоса, как и при воссоздании событий далекого прошлого. Нет ни "далекого", ни "близкого". Все в равной мере существует во все времена и во всех пространствах. Трудность заключается в наших оболочках, а не во всеобъемлющей неизменной жизни. Все становится более и более понятным и умиротворяющим, когда мы думаем о том "Сознании", в котором нет "раньше" и нет "после", нет "прошлого" и нет "будущего". Мы начинаем ощущать, что эти понятия являются всего лишь иллюзиями, ограничениями, налагаемыми на нас нашими собственными оболочками, необходимыми до тех пор, пока наши способности не разовьются и не окажутся под нашим контролем. Мы живем неосознано в этом могущественном Сознании, в котором все существует вечно, и смутно ощущаем, что если бы мы могли жить в этой вечности осознанно, то наступил бы покой. Я не знаю ничего, что могло бы дать лучшее представление об истинных пропорциях событий жизни, чем эта идея Сознания, в котором все присутствует изначально, в котором на самом деле нет ни начала, ни конца. Мы узнаем, что нет ничего ужасного и ничего, что было бы относительно печальным. И в этом уроке заключается начало подлинного покоя, который в свое время наполнится радостью.

Часть II. Воля, желание и эмоция.

Глава I. Воля к жизни.

При кратком обсуждении Начал, которое составляет части 1 и 2 Введения к этой книге, мы видели, что Монада, берущая начало от Первого Логоса, имеет в своей сущности триединство собственного Источника, аспекты Воли, Мудрости и Активности.

Именно на изучение Воли — проявляющейся как Воля на высшем плане и как Желание на низшем — мы обратим сейчас наше внимание; а изучение Желания ведет нас к изучению Эмоции, которая неразрывно с ним связана. Мы уже видели, что находимся здесь, потому что проявили волю жить в низших мирах, что наше нахождение здесь определяет Воля. Но сущность, сила и работа Воли в значительной степени остается малопонятной, ибо на ранних стадиях эволюции она не проявляется на низших планах, кроме как в качестве Желания, и вначале она должна быть изучена как Желание, прежде чем может быть понята как Воля.

Она является аспектом Силы сознания, постоянно скрытым внутри "я", скрывающимся, так сказать, за Мудростью и Активностью, но побуждающим их к проявлению. Ее сущность настолько скрыта, что многие отождествляют ее с Активностью и лишают достоинства быть аспектом сознания. И все же Активность является действием "Я" по отношению к "Не-Я", тем, которое дает "Не-Я" его временную Реальность, тем, которое создает; а Воля постоянно скрывается внутри, побуждая к активности, притягивая и отталкивая, являясь сердцевиной души Бытия.

Воля — это сила, которая стоит за познанием и побуждает активность; Мысль — это творческая активность, но Воля — это движущая сила. Наши тела являются такими, как они есть, потому что "Я" на бесчисленные века изъявило свою Волю, заключающуюся в том, чтобы материя была бы организована в формы, посредством которых оно могло бы познавать и воздействовать на все то, что находится вне его. В древнем писании сказано: "О Магхаван, воистину это тело тленно, оно подвержено смерти. И все же оно является местом отдыха бессмертного и бестелесного Атмана… Глаза предназначены быть органами наблюдения для Существа, обитающего в глазах. Тот, кто изъявляет волю "я буду обонять" — есть Атман, пожелавший ощутить аромат. Тот, кто изъявляет волю "Я буду говорить" — есть Атман, пожелавший произнести слово. Тот, кто изъявляет волю "Я буду слышать" — есть Атман, пожелавший услышать звуки. Тот, кто изъявляет волю "Я буду думать" — есть Атман. Ум — это небесное око, созерцающее все желаемые объекты. Посредством мысленного небесного глаза Атман наслаждается всем".[67]

Это тайная движущая сила эволюции. Великая Воля действительно намечает высокую дорогу эволюции. Духовные Умы множества ступеней направляют развивающиеся существа по этой высокой дороге. Но слишком мало внимания обращалось на бесчисленные эксперименты, неудачи, успехи, незначительные ответвления, повороты и изгибы, обусловленные исканиями обособленных носителей Воли, каждой Волей к Жизни, пытающейся найти Самовыражение. Контакты с внешним миром пробуждают в каждом Атмане Волю к познанию того, что этот контакт вызывает. В медузе он знает лишь очень мало; но Воля к познанию проходит свое становление от формы к форме; постоянно совершенствующийся глаз все больше увеличивает способность Атмана к восприятию. Изучая эволюцию, мы все в большей степени начинаем осознавать отдельные воли, которые придают материи форму, но организовывают ее не с помощью ясновидения, а посредством исканий и экспериментов. Наличие такого множества носителей Воли обуславливает постоянное разветвление эволюционного дерева. В шутливом рассказе для детей профессора Клиффорда об огромных ящерах первобытных времен заложена реальная истина: "Некоторые предпочли летать и стали птицами, другие предпочли ползать и стали рептилиями". Мы часто видим попытку, потерпевшую неудачу, затем попытка предпринимается в другом направлении. Мы часто видим в высшей степени грубые приспособления бок о бок с исключительно утонченными адаптациями. Последние являются результатом деятельности Разума, знающего свою цель и постоянно ваяющего из материи соответствующие формы; другие являются следствием стараний изнутри, все еще слепых и ищущих, но непоколебимо направленных на Самовыражение. Если бы существовали только внешние проектировщики, видящие конечную цель с самого начала, то Природа представляла бы нам в своем строительстве неразрешимые загадки, настолько много мы видим неудавшихся попыток и безрезультатных замыслов. Но когда мы признаем наличие Воли к Жизни в каждой форме, стремящейся к Самовыражению, выстраивающей свои оболочки в соответствии со своими собственными целями, тогда мы сможем увидеть, как творческий план, лежащий в основе всего — план Логоса, восхитительные адаптации, которые являются свершением его плана — работу строящих умов, так и неумелые приспособления, являющиеся результатом усилий "Я", изъявляющих свою волю, но пока еще не обладающих знаниями или способностью, необходимыми для того, чтобы выполнить эту работу в совершенстве.

Именно это ищущее, борющееся, стремящееся вперед божественное "Я" с ходом эволюции во все большей мере становится истинным Руководителем, внутренним Руководителем, Бессмертным. Каждый, кто начинает понимать, что он сам является Бессмертным руководителем, размещающимся внутри созданных им самим для своего выражения оболочек, обретает чувство собственного достоинства и силу, которая становится все более значительной и непреодолимой в отношении низшей природы. Знание истины делает нас внутренне свободными. Внутренний Руководитель все еще может быть затруднен теми самыми формами, которые он создал для своего самовыражения, но, осознавая себя Руководителем, он может неуклонно работать над тем, чтобы привести свое царство в полное подчинение. Он знает, что пришел в этот мир с определенной целью: сделать себя пригодным к тому, чтобы быть соисполнителем высшей Воли, и он может свершить и вынести все необходимое для достижения этой цели. Он знает, что божественен и что его Самореализация — это лишь вопрос времени. Эта божественность ощущается внутри, хотя внешне она пока еще не выражена, и проявление его истинной сущности остается впереди. Он пока является повелителем только de jure, а не de facto.

Как наследный принц терпеливо подчиняется дисциплине, соблюдение которой требует будущее ношение короны, так и Высшая Воля в нас развивается до того времени, когда верховная власть перейдет в ее руки, и терпеливо подчиняется необходимому порядку жизни.

Глава II. Желание.

1. Сущность Желания.

Когда Монада посылает свои лучи в материю третьего, четвертого и пятого планов и присваивает себе атом каждого из этих планов,[68] она создает то, что часто называется ее "отражением в материи", человеческой "Душой"; а аспект Воли Монады отображается в человеческом Атмане, который обитает на третьем или атмическом уровне. Силы этой первой ипостаси действительно ослабляются оболочками материи, в которую она одета, но они никоим образом не искажаются; как искусно изготовленное зеркало дает совершенное отражение объекта, так и человеческая Душа, Атма — Буддхи — Манас, является совершенным образом Монады, является в действительности самой Монадой, облаченной более плотной материей. Однако как вогнутое или выпуклое зеркало дает искаженное отражение помещенного перед ним предмета, так и дальнейшие отражения души в еще более плотной материи или ее облачения в нее представляют ее искаженные образы.

Таким образом, когда Воля в своем нисхождении, все более облачаясь на каждом плане, достигает мира, стоящего непосредственно над физическим — астрального мира, она проявляется там как Желание. Желание имеет энергию, сосредоточение и побудительную силу Воли, но материя отобрала у Души ее контроль, ее направляющею силу и полностью обрела господство над ней. Желание — это свергнутая с престола Воля, узник, раб материи. Она больше не является Самоопределяющей, а определяется окружающими ее тяготениями.

В этом состоит различие Воли и Желания. Глубочайшая сущность обоих одинакова, ибо в действительности они представляют одно волеизъявление, свободное Волеизъявление Атмана, движущую силу человека, побуждающую к активности, к действию по отношению к внешнему миру, к "не Я". Когда "Я" определяет активность под воздействием притяжений и отталкиваний окружающих предметов, тогда проявляется Воля. Когда внешние притяжения и отталкивания определяют активность, и человек, не слыша голоса "Я", не осознавая внутреннего Руководителя, клонится то в одну, то в другую сторону, тогда видно Желание.

Желание — это Воля, одетая в астральную материю, в материю, которая Второй Волной Жизни была организована в комбинации, в материю, взаимодействие которой с сознанием будет порождать в последнем ощущения. Облаченная в эту материю, колебания которой сопровождаются ощущениями в сознании, Воля видоизменяется в Желание. Ее неотъемлемая сущность, заключающаяся в отдаче движущих импульсов, будучи окруженной материей, порождающей ощущения, отвечает побуждающей энергией, и эта энергия, которая порождается и действует посредством астральной материи, и есть Желание.

Как в высшей природе побудительной силой является Воля, так в низшей природе побудительной силой является Желание. Когда оно слабое, слабой является и вся природа в своей реакции на мир. Действенная сила природы измеряется силой ее воли или силой ее Желания, соответственно стадии эволюции. В основе известного изречения: "Из самых больших грешников рождаются самые великие святые" — лежит истина. Посредственная личность не может быть ни очень хорошей, ни очень плохой; ее хватает не более, чем на мелкие добродетели или незначительные пороки. Сила природы Желания в человеке является мерой его способности к прогрессу, мерой движущей энергии, посредством которой человек может продвигаться вперед по своему пути. Сила, заключенная в человеке и побуждающая его реагировать на свое окружение, является мерой его способности модифицировать, изменять и завоевывать его В борьбе с природой Желания, которая отмечает высшую эволюцию движущая энергия не разрушается, а переносится, низшие Желания преобразуются в высшие, энергия, не теряя своей силы, становится более совершенной, и в конечном итоге сущность Желания должна исчезнуть в Воле, а все его энергии собираются вместе и сливаются с Волей как аспектом Души, Силой "Я".

Поэтому никого не должны обескураживать свирепствующие и бушующие в нем желания, также и объездчика лошадей не должны раздражать взбрыкивания и неожиданные прыжки необъезженного жеребца. Необузданность молодого необученного существа и его сопротивление всем попыткам контролировать и сдерживать его представляют собой обещание его будущей полезности, когда оно будет обучено и тренировано. И даже в этом случае стремления Желания побороть узду, наложенную Разумом, являются обещанием будущей силы Воли, аспекта Силы "Я".

Трудность скорее возникает там, где перед освобождением Воли от пут астральной материи желания оказываются слабыми; ибо Воля к Жизни в этом случае выражена очень слабо, и в распоряжении эволюции оказывается малое количество действенной силы. В оболочках существует некая преграда, какой-то барьер, останавливающий выходящую энергию Монады и препятствующий ее свободному продвижению, и пока этот барьер не будет устранен, продвижение вперед оказывается очень незначительным. Во время шторма корабль продвигается вперед, невзирая на опасность крушения, но в мертвый штиль он остается беспомощным и неподвижным, не откликаясь ни парусу, ни рулю. А так как в этом плавании полное крушение исключено, а возможно лишь временное повреждение; и на продвижение вперед, скорее, работает шторм, чем штиль, то те, кого бросает этот шторм, могут с полной уверенностью смотреть вперед в ожидании дня. когда ураганные порывы Желания сменяться на устойчивый ветер Воли.

2. Пробуждение Желания.

Все наши ощущения мы относим к астральному миру. Центры, с помощью которых мы чувствуем, расположены в астральном теле, и их реакция на воздействия порождает в сознании чувства удовольствия и боли. Обычный психолог прослеживает ощущение удовольствия и боли от точки контакта к мозговому центру, признавая только нервные колебания между периферией и центром, а в самом центре — реакцию сознания как ощущение. Мы прослеживаем колебания дальше, находя их лишь в мозговом центре и эфире которым он проникнут, и располагая точку, где осуществляется реакция сознания, в астральном центре. Когда под воздействием хлороформа, эфира, веселящего газа и других наркотических средств происходит смещение физического и астрального тел, физическое тело, несмотря на весь свой нервный аппарат, ощущает не более, чем в случае, если бы вообще было лишено нервов. Выводятся из строя связующие звенья между физическим телом и телом, отвечающим за ощущения, и сознание не отвечает ни на один из воздействующих раздражителей.

Пробуждение Желания происходит именно в теле, отвечающем за ощущения, и следует за первыми смутными чувствами удовольствия и боли. Как указывалось ранее,[69] — это "чувство "добавочности" возросшей, расширившейся жизни, в то время как боль — это перекрытие или сужение жизни, и это относится ко всему сознанию. В этом первичном состоянии сознание не проявляет три хорошо известных аспекта — Воли, Мудрости и Активности даже в самой зачаточной стадии; им предшествует "ощущение" которое относится к сознанию в целом, хотя на более поздних стадиях эволюции оно оказывается настолько связанным с аспектом Воли-Желания, что начинает чуть ли не отождествляться с ним. "С тем, как состояния удовольствия и боли становятся более определенно выраженными в сознании, они дают начало другому состоянию, с постепенным исчезновением удовольствия в сознании остается тяготение к нему, которое превращается в смутный его поиск" — следует отметить, что этот поиск не дающего удовольствие объекта, а продолжения чувства удовольствия — "неясное стремление к исчезающему ощущению, действие — слишком неопределенное, чтобы назвать его усилием — направленное на то, чтобы удержать и продлить его; точно также и при затихании боли в сознании остается отвращение, которое становится таким же смутным стремлением избежать ее. Эти состояния порождают Желание".

Это возникновение Желания является слабым стремлением жизни к поиску удовольствия; ищущим, смутным и неопределенным видением жизни. Дальше этого она пойти не может, пока не разовьется до определенной степени Мысль, не осознает внешний мир, "Не-Я", и не научится соотносить различные объекты из "Не-Я" с удовольствием или болью, возникающими в сознании при соприкосновении с ними.

Но как было показано выше, задолго то того, как эти объекты будут осознаны, в результате контакта с ними происходит разделение или раздваивание желания. В качестве одного из примеров мы можем привести стремление к пище у низшего организма; по мере того, как физическое тело истощается и теряет энергию, в астральном теле возникает чувство боли, смутное, неопределенное желание и стремление; истощаясь, тело становится все менее эффективной оболочкой для жизни, идущей через астральный план вниз, и это препятствие вызывает боль. Течение воды, омывающей организм, приносит с собой пищу, тело ее ассимилирует, потери организма восстанавливаются, и жизнь снова течет без помех, это вызывает удовольствие. На более высокой стадии развития, когда возникает боль, появляется желание избежать ее, рождается чувство отвращения, противоположное чувству влечения, которое вызывает удовольствие. Результатом этого является разделение желания надвое. Воля к Жизни порождает стремление к впечатлениям, и в низшей оболочке это стремление, проявляющееся как Желание, становится, с одной стороны, стремлением к впечатлениям, которые делают ощущение жизни более ярким, а с другой — избеганием всего того, что ослабляет и угнетает. Как влечение, так и отвращение в равной мере относятся к сущности Желания. Так же как магнит притягивает или отталкивает определенные металлы, так и воплощенное "Я" притягивает и отталкивает. Как влечение, так и отталкивание являются Желанием. Они являются двумя основными движущими энергиями жизни, к которым в конечном итоге сводятся все желания "Я" становится рабом Желания, Влечения-Отталкивания, и притягивается то туда, то сюда, отталкивается то от того, то от этого, подгоняемое приносящими удовольствие и боль объектами, подобно неуправляемому кораблю, гонимому ветрами и течениями.

3. Отношение желания к мысли.

Теперь мы должны обсудить, какое отношение Желание имеет к Мысли, и рассмотреть, каким образом вначале правит первое, а затем переходит под контроль последнего.

Чистый Разум является отражением аспекта Мудрости Монады и выступает в человеческом Духе как Буддхи. Но не отношение Желания к Чистому Разуму интересует нас, ибо в действительности нельзя сказать, что оно прямо связано с Разумом. Оно связано с Любовью, проявлением разума на астральном плане. Скорее мы должны определить его связь с аспектом Активности Монады, проявляющемся на астральном плане как ощущение, а на ментальном — как мысль. Теперь мы даже затрагиваем Высший Ум, который в своей чистоте является творческой Активностью, Манас, но только его искаженное отражение — низший ум. Именно этот низший ум непосредственно связан с Желанием и неразрешимо переплетен с ним в эволюции человека, действительно они так близко связаны, что мы часто говорим о Кама-Манасе — Желании-Уме как о едином целом, так как в низшем сознании очень сложно встретить хотя бы одну мысль, не обусловленную желанием. "Манас истинно провозглашен двойственным, чистым и не чистым; нечистый определен желанием, чистый — свободен от желания".[70]

Этот низший ум на ментальном плане является "мыслью", его характерной чертой является то, что он утверждает и отрицает; он различает, он постигает и помнит. Как мы видели, тот же аспект, который на ментальном плане является мыслью, на астральном проявляется как ощущение и пробуждается контактом с внешним миром.

Когда удовольствие уже испытано, как мы видели, возникает желание испытать его снова. И этот факт предполагает память, которая является функцией ума. Здесь, как и везде, мы видим, что сознание постоянно функционирует согласно своей тройственной сущности, хотя тот или иной аспект может и преобладать, ибо даже самое зачаточное желание не может возникнуть в отсутствие памяти. Прежде, чем ум установит связь между осознаваемым им ощущением и внешним объектом, вызвавшим это ощущение, данное ощущение должно быть вызвано внешним воздействием неоднократно. Наконец, ум "постигает" объект, то есть связывает его с одним из своих собственных изменений, осознает модификацию в себе, вызванную внешним объектом. Повторения такого восприятия создадут а памяти определенное связывающее звено между объектом и приятным или болезненным ощущением; и когда Желание побуждает к повторению удовольствия, ум вспоминает объект, который его доставил. Такое сплетение Мысли с Желанием порождает конкретное желание найти соответствующий доставляющий удовольствие объект.

Это желание заставляет ум проявить присущую ему активность. При возникновении дискомфорта, обусловленного неудовлетворенным желанием, предпринимается попытка устранить его нахождением необходимого объекта. Для того, чтобы удовлетворить стремления Желания, ум разрабатывает и строит план, побуждает тело к действию, И точно также, в равной мере побуждаемый Желанием, мозг разрабатывает и строит план и приводит тело в действие, для того, чтобы избежать повторения боли от объекта, который опознается как вызывающий боль.

Таково отношение Желания к Мысли. Оно пробуждает, стимулирует и подталкивает умственные усилия. На своих ранних стадиях развития ум является рабом Желания, и скорость его роста пропорциональна силе побуждения Желания. Мы желаем, поэтому вынуждены думать.

4. Желание, Мысль, Действие.

Третьей стадией соприкосновения "Я" с "Не-Я" является Действие. Ум, постигнув объект желания, формирует, направляет и руководит действием. Часто говорится, что действие порождается желанием, но одно желание может породить только движение или хаотическое действие. Сила Желания — движущая, а не направляющая. Элемент направленности придает именно мысль, которая и придает действию целеустремленность.

Желание, Мысль, Действие — постоянно повторяющийся в сознании цикл. Движущая сила Желания пробуждает Мысль; направляющая сила Мысли руководит Действием. Эта последовательность неизменна, и ее четкое понимание имеет глубочайшее значение, потому что действенный контроль поведения зависит от этого понимания и его использования на практике. Такое формирование кармы может быть достигнуто только с пониманием этой последовательности, так как лишь таким образом можно различить неизбежные и предотвратимые действия.

Именно с помощью мысли мы можем изменять Желание, а посредством этого — изменять действие. Когда ум видит, что определенные желания побудили к мыслям, вызвавшим действия, которые принесли боль, то он может воспротивиться будущим побуждениям Желания в подобном направлении и отказаться руководить действиями, результат которых заранее известен как бедственный. Он может представить этот вызывающий боль результат и таким образом пробудить отталкивающую энергию Желания, а может вообразить и благополучный исход желаний противоположного рода. Творческая активность Мысли может быть использована в придании Желанию определенной формы и направлению его движущей энергии в нужном русле. Таким образом, Мысль может быть использована для овладения Желанием и вместо раба стать властелином. И в то время как она устанавливает контроль над своим непокорным компаньоном, начинается превращение Желания в Волю, изменение управления исходящей энергией от внешнего к внутреннему, от внешних объектов, которые притягивают или отталкивают, к Духу, внутреннему Руководителю.

5. Обязывающий характер Желания.

Так как Воля к Жизни является побудительной причиной движения вперед, стремления жизни к воплощению и присоединению к себе того, что необходимо для ее проявления и постоянства формы, то Желание, будучи Волей на низшем плане, будет проявлять сходные свойства, направленные на то, чтобы подбирать, присваивать, делать частью себя то, посредством чего может поддерживаться и укрепляться его жизнь в форме. Когда мы желаем некий объект, мы хотим сделать его частью самих себя, частью "Я", чтобы он мог являться частью воплощения "Я". Желание — это активация силы притяжения; оно приближает желаемый объект к себе. Что бы мы ни желали, мы связываем себя с этим. Желание обладать чем-то, образуя связь между объектом и тем, кто его желает. Мы привязываем к "Я" данную часть "Не-Я", и эта связь сохраняется все время, пока этот объект находится во владении "Я", или до тех пор, пока "Я" не разорвет связь и не отвергнет этот объект. Такие связи являются "узами сердца",[71] они соединяют "Я" с колесом рождения и смерти.

Эти связи между желающим и объектами желания подобны канатам, притягивающим "Я" к тому месту, где находятся объекты желания, и таким образом определяют его рождение в том или ином мире. Относительно этого существует строфа: "И тот, кто привязан, всегда обретает с помощью действия то, что выбрал его ум. Приобретя объект действия, он там живет, затем снова приходит из того мира в этот, ради действия. Так обстоит дело с желающим умом".[72] Если человек желает объекты другого мира в большей мере, чем этого, то именно в том мире он и родится. До тех пор, пока "Я" и объект не будут объединены, связь с Желанием находится в постоянном напряжении.

Единая великая определяющая энергия, Воля к Жизни, которая удерживает планеты на своем пути вокруг солнца, которая не дает материи небесных тел рассеяться, которая удерживает наши тела вместе — это и есть энергия желания. Она управляет всем, что есть в нас, как Желание и должна притягивать нас или притягивать к нам все то, на чем зафиксирован ее захват. Захват желания фиксируется на объекте, "Я" прикрепляется к этому объекту, присваивает его в своем Волеизъявлении, затем должно присвоить его в действии. Поэтому великий учитель говорил: "Если же твой правый глаз соблазняет тебя, вырви его и брось от себя. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя".[73] Желаемая вещь становиться частью тела "Я" и если она оказывается дурной, ее следует вырвать, каких бы мучений это ни стоило. Иначе она просто износится под медленным воздействием времени и усталости. "Только сильные могут уничтожить ее. Слабые должны ждать ее роста, созревания и смерти".[74]

6. Разрыв связей.

Для разрыва связей Желания необходимо обращение к уму. В нем заключена сила, которая вначале очищает а затем преобразует Желание.

Ум фиксирует результаты, следующие за приобретением каждого объекта Желания и отмечает, что последовало за объединением объекта с воплощенным "Я" — счастье или боль. И когда после многих присвоений притягивающего объекта он обнаруживает, что в результате этого возникает боль, то отмечает данный объект как тот, которого следует избегать в будущем. "Восхищения, порождаемые соприкосновением, поистине являются логовом боли".[75]

И тогда возникает борьба. Когда снова появляется притягательный объект, Желание забрасывает свой гарпун, захватывает его и начинает приближать. Ум, помня о болезненных результатах предыдущих подобных захватов, пытается остановить Желание, обрубить мечом знания установившуюся связь. В человеке бушует яростный конфликт. Желание тянет его вперед, а Мысль удерживает. Множество и множество раз Желание будет побеждать, и объект будет присвоен, но боль, возникающая в результате этого, будет постоянно повторяться, и с каждой победой Желания новый его противник будет присоединяться к силам ума неизменно, как бы медленно это ни происходило. Мысль оказывается сильнее, и наконец, перевес склоняется в ее сторону, наступает день, когда Желание оказывается слабее ума, и притягательный объект отпускается, соединительная нить обрезается. Для этого объекта связь разрывается.

В этом конфликте мысль стремится использовать против Желания силу Желания. Она выбирает объекты Желания, которые дают относительно продолжительное удовольствие и старается использовать их против Желаний, которые быстро приводят к боли. Так чувственному удовольствию она противопоставляет художественное, использует славу и политическую или социальную власть против наслаждений плоти, она побуждает желания, приносящие пользу и желания, укрепляющие воздержание от порочных наслаждений; в конечном итоге она добивается того, что желание вечного покоя побеждает желание временных удовольствий. Одним великим притяжением все низшие влечения уничтожаются и перестают существовать как объекты желания "Даже вкус (к ним) пропадает у него после того, как он увидел высшее".[76] Сама энергия Желания может оторвать его от того, что приносит боль, и соединить с тем, что приносит Счастье. Та же сила, что связывает, превращается в инструмент освобождения. Освобождаясь от объектов, желание поворачивается вверх и внутрь, прикрепляя человека к Жизни, из которой он вышел, и в единении с которой заключается его высшее блаженство.

В этом заключается значение приверженности как освободителя. Любовь, обращенная к Всевышнему, видит его как в высшей степени желанного, как объект сильного желания и это снижает связи с другими объектами, которые держат сердце в рабстве.

Только посредством "Я" в качестве Мысли может быть преодолено "Я" как Желание. "Я", осознавая себя как жизнь, побеждает "Я", воплощенное и считающее себя формой. Человек должен научиться отделять себя от оболочек, в которых он желает, мыслит и действует, распознать их как часть "Не-Я", как материал, являющийся внешним по отношению к жизни. Таким образом энергия, направлявшаяся к объектам в случае низших желаний, становится высшим желанием, руководимым умом, и готовится преобразоваться в Волю.

Когда низший ум сливается с высшим, а высший — с тем, что является Мудростью, аспект чистой Воли проявляется, как Сила Души, независимая, Самоуправляемая, в совершенной гармонии с Высшей Волей и поэтому свободная. И лишь тогда все узы оказываются разорванными, а Душа становится независимой от всего, что вне ее. Тогда и только тогда можно сказать, что Воля свободна.

Глава III. Желание (Продолжение).

1. Инструмент желания.

Для того, чтобы добавить некоторые полезные детали к уже сказанному, нам необходимо вернуться к вопросу борьбы в природе Желания; но вначале необходимо изучить Инструмент Желания, Тело Желания или астральное тело, так как это позволит нам понять конкретный способ, с помощью которого мы можем подавить низшие желания и избавиться от них.

Оболочка Желания состоит из того, что называется астральной материей, из материи плана, стоящего над физическим. Эта материя, как и физическая, существует в семи модификациях, которые по отношению друг к другу подобны твердому, жидкому, газообразному и т. п. видам состояния материи на физическом плане. Как физическое тело включает в себя различные состояния физической материи, так и астральное тело включает в себя различные состояния астральной материи. Каждое из этих состояний включает более грубые и более тонкие агрегации, и работа астрального, как и физического очищения состоит в замене более грубых на более тонкие.

Более того, низшие состояния астральной материи служат, главным образом, для проявления низших желаний, в то время как высшие состояния колеблются в ответ на желания, которые при сочетании с умом превратились в эмоции. Низшие желания, стремящиеся к объектам удовольствия, находят, что низшие состояния материи служат в качестве среды, через которую передается действие их притягивающей силы, и чем грубее и низменнее желания, тем грубее и агрегации материи, которая соответствующим образом их отражает. Когда желание вызывает колебание соответствующего вещества астрального тела, то материя сильно активизируется и притягивает к себе извне новую подобную материю и таким образом увеличивает количество такой материи в составе астрального тела. Когда в желания входит умственный элемент и уменьшается их эгоизм, они постепенно начинаются совершенствоваться до эмоции, в астральном теле увеличивается содержание более тонкой материи, в то время как более грубая материя, оставшаяся не активированной, теряет свою энергию и уменьшается количественно.

Эти факты, используемые на практике, помогут нам ослабить врага, властвующего в нас, ибо мы сможем лишить его своих орудий. Предатель в тылу более опасен, чем враг снаружи, и тело желания выступает в качестве такого предателя, пока оно состоит из элементов, которые отвечают на соблазны, идущие извне.

Желание, организующееся в более грубой материи, должно быть остановлено умом. Мозг отказывается представлять себе преходящие удовольствия, которые следуют за обладанием объекта, а представляет более продолжительные страдания, которые тот вызывает. В то время, как мы избавляемся от более грубой материи, колеблющейся в ответ на низменные влечения, эти влечения теряют всю свою способность волновать нас.

Следовательно, этот инструмент Желания необходимо взять в свои руки; влечения, затрагивающие нас извне, будут соответствовать его строению. Мы можем заняться работой над формой, поменять элементы, из которых она состоит, и таким образом обратить врага в защитника.

Однако, когда характер человека развивается, он сталкивается с трудностью, которая зачастую тревожит и угнетает его. Он оказывается обуреваем желаниями, которых сторонится и стыдится, но, несмотря на все напряженные усилия избавиться от них, эти желания, тем не менее, остаются и продолжают мучить его. Они идут вразрез со стремлениями, надеждами и усилиями человека, и все же некоторым образом они оказываются его желаниями. Это болезненное переживание обусловлено тем фактом, что сознание развивается быстрее, чем может измениться форма, и при этом до некоторой степени они оказываются в конфликте друг с другом. В астральном теле все еще остается значительное количество более грубых агрегаций, но так как желания стали более возвышенными, они уже не оживляют эти материалы. Тем не менее некоторая доля былой активности все еще остается в этих агрегациях и хотя они разлагаются, но полностью еще не исчезли.

Хотя сущность Желания человека уже больше не использует эти материалы для своего выражения, они все еще могут быть временно активированы под воздействием извне и таким образом обрести некое подобие жизнеспособности, сходной с таковым трупа, подвергающегося действию электрического тока. Желания других людей — элементалы желания злонамеренного типа — могут связываться с этими вышедшими из употребления элементами астрального тела человека, и таким образом эти элементы могут быть оживлены и активированы, что заставит воспринимать этого человека побуждения желаний, к которым он питает отвращение, как свои собственные. Когда подобное происходит, сбитый с толку человек должен набраться мужества, даже при внезапном вторжении таких желаний он не должен принимать их как свои собственные, а понимать, что используемые ими элементы относятся к прошлому, являются отмирающими, и что день их гибели и его свободы близок.

Для того, чтобы продемонстрировать такое действие отмирающей материи в астральном теле, мы можем взять пример из сновидения. В прошлой жизни человек был горьким пьяницей, последовавшие после его смерти переживания выработали в нем глубокое отвращение к алкоголю; то есть после возрождения его "Я" выработало в новых физическом и астральном телах это отвращение, но тем не менее в астральном теле присутствовала некоторая часть материи, привлеченная колебаниями, вызванными в постоянном атоме предыдущим пьянством. Эта материя не активируется в его теперешней жизни ни потребностью выпить, ни потворством привычке принимать алкоголь, напротив, в бодрствующей жизни этот человек не пьющий. Но в сновидении эта материя астрального тела активируется к жизни извне; и так как контроль Эго над астральным телом[77] в это время ослаблен, то эта материя отвечает на достигающие ее колебания стремления выпить, и человеку сниться, что оно принимает алкоголь. Кроме того, если человеке все еще остается скрытое желание выпить, слишком слабое, чтобы утвердиться в бодрствующем сознании, оно может проявиться в состоянии сна. Так как физическая материя является сравнительно тяжелой и трудно приводимой в движение, то у слабого желания оказывается недостаточно энергии, чтобы вызвать в ней колебания, но это же самое желание может привести в движение намного более легкую астральную материю, и таким образом в сновидении человек может быть захвачен желанием, которое не имеет над ним никакой силы в его бодрствующем сознании. Такие сновидения вызывают много страданий, потому что они непонятны. Человек должен знать, что такое сновидение говорит о том, что искушение касательно его самого уже преодолено, и что его тревоги вызваны всего лишь призраком прошлых желаний, оживленным на астральном плане извне, или, если изнутри, то тогда умирающим желанием, которое слишком слабо, чтобы управлять им в его бодрствующем состоянии. Такое сновидение является свидетельством почти полной победы. В то же время оно является и предостережением, так как говорит человеку, что в его астральном теле все еще находится часть материи, готовая к активации колебаниями стремления выпить, и поэтому в бодрствующем состоянии он не должен оказываться в условиях, где такие колебания могут изобиловать. Пока такие сновидения не исчезнут полностью, астральное тело не будет свободным от материи, являющейся источником опасности.

2. Конфликт желания и мысли.

Теперь для того, чтобы добавить некоторые необходимые детали, мы должны вернуться к борьбе в сущности Желания, о которой мы уже упоминали ранее.

Этот конфликт относится к периоду, который может быть назван средней стадией эволюции, к той продолжительной стадии, которая лежит между состоянием человека, полностью управляемого Желанием, хватающегося за все, что ему хочется, не останавливаемого сознанием и терзаемого раскаянием; и это состояние высокоразвитого Духовного Человека, в котором Воля, Мудрость и Активность функционируют в гармоничном взаимодействии. Конфликт возникает между Желанием и Мыслью — Мысль начинает понимать свое отношение к "Не-Я" и к другим обособленным "Я", а также начинает понимать Желание, находящееся под влиянием окружающих его объектов, движимое влечениями и отвращениями, склоняемое то в одну, то в другую сторону прельщающими его объектами.

Мы должны изучить стадию эволюции, на которой накопившаяся и сохраняющаяся в уме память прошлого опыта выступает против удовлетворения желаний, приводивших ранее к боли, или, если говорить более точно, вывод, сделанный мышлением из этого накопившегося опыта, заявляет о себе перед лицом пробуждения сущности Желания к объекту, который был отмечен как опасный.

Привычка хватать и наслаждаться устанавливалась в течение сотен жизней и поэтому является сильной, в то время как привычка отказа от удовольствия во избежание будущей боли находится в данный момент только на пути к своему развитию и поэтому очень слаба. Поэтому конфликт между Мышлением и сущностью Желания в течение длительного времени завершается серией поражений первого. Молодой ум, борющийся со зрелым телом Желания, оказывается постоянно побежденным. Но каждая победа сущности Желания, сопровождаемая коротким наслаждением и длительной болью, порождает новые враждебные по отношению к нему силы, которые укрепляют ряды его противника. Таким образом, каждое поражение Мышления сеет семена его будущей победы, а его сила растет с каждым днем, в то время как силы сущности Желания идут на убыль.

В том случае, когда это ясно понимается, мы перестаем горевать по поводу падений своих собственных и тех, кого любим; ибо мы знаем, что эти падения обеспечивают прочную опору в будущем и что в утробе боли созревает будущий победитель.

Ниши знания о хорошем и плохом приобретаются посредством опыта и развиваются только путем проб и ошибок. Чувство хорошего и плохого, являющееся сегодня врожденным у цивилизованного человека, было развито в ходе бесчисленных переживаний. В первые дни обособленного "Я" для его эволюции были полезны все переживания. Они давали ему уроки, необходимые для его роста. Постепенно оно познало, что уступчивость желаниям, которые в ходе их удовлетворения наносят вред другим, приносит ему боль, несоизмеримую с временным удовольствием, получаемым от удовлетворения. Оно начнет связывать слово "плохие" с желаниями, потворство которым принесло больше боли, этот процесс ускоряется тем фактом, что Учителя, направляющие раннее развитие "Я", отмечают объекты, притягивающие такие желания, знаком своего неодобрения. Когда оно ослушивается их, и за этим следует страдание, то воздействие, оказываемое на мышление, является более сильным вследствие предшествующего предостережения, и сознание — Воля к правильным поступкам и воздержание от неверных — пропорционально растет.

В связи с этим мы легко можем видеть значение предостережения, упрека и хорошего совета. Они сохраняются в уме и являются дополнительной силой к накопившимся воспоминаниям, противостоящим удовлетворению ошибочных желаний. Если же предупрежденная таким образом личность снова уступит возникшему искушению, это будет означать только то, что равновесие сил все еще смещено в сторону порочного желания; и когда придет предсказанное страдание, ум вспомнит все предостережения и увещания и еще глубже запечатлеет в своей субстанции решение: "Это желание неверное". Свершение неверного поступка означает только то, что память о прошлой боли еще не достаточно сильна, чтобы перевесить привлекательность нетерпеливо предвкушаемого и немедленного удовольствия. Урок должен быть повторен еще несколько раз для того, чтобы усилить память прошлого, и когда это произойдет — победа обеспечена. Страдание является необходимым элементом в росте души и несет в себе перспективу этого роста. Если правильно посмотреть, то повсюду вокруг нас зреет добро, и ни в чем нет безнадежного зла.

Эта борьба выражается в печальном возгласе: "Того, что хочу, я не делаю, а делаю то, чего не хочу. Когда я хочу сделать добро, у меня получается зло". Зло, которое мы свершаем вопреки своему желанию, делается по привычке прошлого. Слабая воля побеждается сильным Желанием.

Теперь Мышление в своем конфликте с сущностью Желания призывает к себе на помощь саму эту Сущность и стремиться пробудить в ней желание, которое будет противостоять тому желанию, портив которого Мышление ведет войну. Так же как притяжение слабого магнита может быть преодолено полем более сильного, так и одно желание может быть усилено для преодоления другого, правильное желание может быть пробуждено для борьбы с неправильным. Отсюда и значение идеала.

3. Значение идеала.

Идеал — это устоявшееся мысленное представление вдохновляющего характера, составленное для руководства поведением; создание идеала является одним из самых эффективных способов воздействия на желание. Соответственно характеру человека, создающего себе идеал, этот идеал может иметь или не иметь воплощение в конкретной личности; к тому же всегда следует помнить, что значение идеала в основном зависит от его привлекательности, а также то, что является притягательным для одного темперамента, ни в коей мере не обязательно должно привлекать и другой. В общем одинаково хорошими являются как абстрактный идеал, так и личностный; и из них следует брать тот, что оказывает на выбирающего его человека наиболее привлекающее воздействие. Человек интеллектуального характера обычно находит более подходящим абстрактный идеал, тогда как человек эмоционального характера будет требовать конкретного воплощения своей мысли. Недостаток абстрактного идеала заключается в том, что он обычно оказывается недостаточным для побуждающего к действию вдохновения; недостатком конкретного олицетворения является то, что оно склонно опускаться ниже идеала.

Идеал, конечно же, создается умом, он либо сохраняет его в виде абстракции, либо воплощает в личность. Время, выбираемое для создания идеала, должно быть временем, когда ум находится в спокойном, уравновешенном и ясном состоянии, когда сущность желания спит. Тогда мыслящее "Я" должно обдумать смысл своей Жизни, цель, к которой оно стремится и, руководствуясь этим в своем выборе, отобрать качества, необходимые для достижения своей цели. "Я" должно объединить эти качества в единую концепцию, как можно лучше представить себе эту интеграцию необходимых ему качеств. Этот интегрирующий процесс должен повторяться ежедневно, до тех пор, пока идеал не будет легко выделяться в уме, наделенный всей красотой высокой мысли и благородным характером, фигурой неотразимой привлекательности. Человек интеллектуальный сохранит этот идеал в виде отвлеченной концепции. Человек эмоционального характера воплотит его в личность, такую как Будда, Христос, Шри Кришна или какой-либо иной божественный Учитель. В последнем случае он изучит, если возможно, его жизнь, его учение, его поступки, и идеал будет все больше оживать, становиться все более реальным для Мыслящего "Я". Сильная любовь к этому олицетворенному идеалу вспыхнет в сердце, и Желание протянет свои жаждущие руки, чтобы объять его. И когда возникнет искушение, а низшие желания будут требовать своего удовлетворения, тогда притягательная сила идеала заявит о себе, возвышенное вступит в схватку и низменным, а мыслящее "Я" найдет себе поддержку для утверждения правильного желания в отрицающей силе памяти, которая говорит: "Воздержись от низменного" и в положительной силе идеала, который зовет: "Достигни героического".

Человек, который постоянно живет с великим идеалом, вооружен против неверных желаний любовью к своему идеалу, стыдом оказаться низменным пред ним, стремлением быть похожим на того, кем он восторгается, а также общим строем своего ума и его направленностью по руслу благородного мышления. Неправильные желания будет становиться все более и более неуместными для него. Они погибнут естественным путем, не способные дышать этим чистым, свежим воздухом.

Ввиду губительных последствий влияния исторического критицизма на многие умы, здесь также уместно будет отметить, что значение идеалов Христа, Будды и Кришны ни в коей мере не умаляется никаким недостатком исторических данных и никакой недостаточностью доказательств подлинности писаний. Многие из переданных нам повествований в историческом отношении могут быть неверными, но с этической и жизненной точки зрения они верны. Произошло ли данное событие в физической жизни данного учителя или нет, особого значения не имеет: воздействие такого идеального характера на свое окружение всегда оказывается глубоко правильным. Священные писания и представляют духовные факты, независимо от того, истинны ли исторически сами физические события или нет.

Таким образом, мысль может формировать и направлять Желание и обращать его из врага в союзника. Изменив свое направление, желание вместо задерживающей силы становится ускоряющей и возвышающей. И там, где желания в отношении объектов прочно удерживало нас в земной грязи, желание в отношении идеала на крепких крыльях поднимает нас в небо.

4. Очищение Желания.

Мы уже видели, как много может быть сделано в отношении очищения Оболочки Желания; созерцание и почитание только что описанного идеала является наиболее действенными средствами для очищения Желания. Злонамеренные желания умирают просто из-за недостатка подкрепления, в то время как хорошие желания воспитываются и поддерживаются.

Усилие отвергнуть все неверные желания сопровождается твердым отказом мысли от их воплощения в действие. Воля начинает сдерживать действие, даже если Желание требует удовлетворения. И этот отказ в отношении действия, провоцируемого неверным желанием, постепенно лишает притягательной силы те объекты, которые прежде имели ее. "Объекты чувств… отворачиваются от воздержанного обитателя тела".[78] Желания, страдающие от отсутствия удовлетворения, увядают.

Существует другой способ очищения, при котором используется отталкивающая сила Желания, как при созерцании идеала пробуждается притягивающая сила. Этот способ применяется в крайних случаях, когда восстают и беснуются самые низкие желания, приводящие к порокам обжорства, пьянства и распутства. Иногда человек оказывается не в состоянии избавиться от дурных желаний; несмотря на все усилия, его ум уступает их сильному побуждению, и порочное воображение начинает бесчинствовать в его мозге. Человек может победить кажущейся уступкой, доведением порочного воображения до его неизбежного результата. Он представляет, что уступил нахлынувшим на него искушениям, что все более и более погружается в объятия одолевшего его зла. Падая все ниже и ниже, он прослеживает, как становится беспомощным рабом своих страстей. С ярким воображением он прослеживает все стадии своего падения: видит как его тело становится грубее и грубее, а затем обрюзгшим и больным. Он созерцает расшатанные нервы, отвратительные язвы, ужасный упадок и руины когда-то сильного и здорового тела. Он сосредоточивает свой взор на позорной смерти, печальном наследии постыдной памяти, оставленной родственникам и друзьям; мысленно он переводит свой взгляд за черту смерти и видит грязь и извращение своих пороков, отображенные в страданиях астрального тела, и агонию стремлений тех желаний, которые уже не сможет удовлетворить. Он непоколебимо заставляет свои сжимающиеся от ужаса мысли сосредоточиваться на этом жалком зрелище триумфа неверного желания, до тех пор, пока в нем не зарождается сильное отвращение к нему, невыносимый страх и отвращение к результатам нынешнего потворства. Такой метод очищения подобен скальпелю хирурга, вырезающего раковую опухоль, которая угрожает жизни; и как любую хирургическую операцию его следует избегать, пока не останется иных способов лечения. Неверные желания лучше побеждать притягательной силой идеала, чем отталкивающей силой зрелища крушения. Но там, где терпит поражение привлекательность, возможно, сможет одержать победу отвращение.

В последнем методе существует опасность, заключающаяся в том, что такое сосредоточение мысли на зле увеличивает содержание в Оболочке Желания более грубой материи, и вследствие этого борьба оказывается более продолжительной, чем в том случае, когда оказывается возможным влить жизнь в добрые желания и высокие стремления. Поэтому данный метод худший из двух, и его следует использовать только в том случае, когда другой недостижим.

Более высоким притяжением, отвращением или посредством медленного обучения страданиям Желание должно быть очищено. "Должно" здесь является не столько необходимостью, налагаемой внешним Божеством, сколько настоятельным приказом Божества внутреннего, не терпящего отказа. С этой истинной волей Божества, которым является наше "Я", действуют все божественные силы в природе, и это божественное "Я", которое изъявляет волю к высочайшему, в конечном итоге должно неминуемо подчинить все вещи.

С этой победой исчезает Желание. Ибо тогда внешние объекты уже не притягивают и отталкивают идущие во вне энергии Атмы, которые всецело направляются независимой Мудростью; то есть Воля занимает место Желания. Добро и зло рассматривается как божественные силы, которые работают на эволюцию, первое так же необходимо, как и второе, одно, дополняющее другое. Добро является силой, с которой надо быть заодно, зло является силой, которой следует противодействовать; при правильном использовании обоих сила "Я" проявляется.

Когда "Я" развило аспект Мудрости, оно одинаково смотрит на праведное и безнравственное, на святого и грешника, и вследствие этого одинаково готово помочь обоим, протянув сильные руки как одному, так и другому. Желание, которое относилось к ним с влечением и отвращением, как к приносящим удовольствие и боль, исчезло, и Воля, которая является энергией, направляемой Мудростью, оказывает надлежащую помощь и тому, и другому. Таким образом, человек поднимается над тиранией пары противоположностей и живет в Вечном Спокойствии.

Глава IV. Эмоция.

1. Рождение Эмоции.

Эмоция — это не простое или первичное состояние сознания, а сложное, образуемое взаимодействием двух аспектов "Я" — Желания и Интеллекта. Воздействие Интеллекта на Желание порождает Эмоцию, она является их совместным детищем и проявляет некоторые характеристики как своего отца — Интеллекта, так и своей матери — Желания.

В развитом состоянии Эмоция кажется настолько отличной от Желания, что их фундаментальная тождественность является несколько завуалированной; но мы можем видеть эту тождественность либо проследив развитие желания в эмоцию, либо изучив их, сопоставляя друг с другом и обнаруживая при этом одни и те же характеристики, присущие обоим, те же самые деления и то, что одно фактически является усовершенствованной формой другого, причем это усовершенствование обусловлено присутствием в последнем интеллектуальных элементов, отсутствующих или не так явно выраженных в первом.

Давайте проследим развитие желания в эмоцию на одном из самых общих человеческих отношений — сексуальных. Здесь желание выступает в одной из самых своих простейших форм; желание пищи и желание полового слияния являются двумя фундаментальными желаниями всех живых организмов: желание пищи необходимо для поддержания жизни, а желание полового слияния — для продолжения жизни. В обоих случаях возникает чувство "прибавления" или, если выразится иначе, ощущается удовольствие. Желание пищи остается желанием; пища добывается усваивается, теряет свою обособленную сущность и становится частью Меня. Продолжающегося взаимоотношения между едоком и пищей, которое давало бы возможность для развития эмоции, не существует. В сексуальных взаимоотношениях дело обстоит иначе. С эволюцией индивидуальности они склонны становиться все более и более постоянными.

Два дикаря сближаются привлекательностью секса; в каждом из них возникает страсть обладания другим; каждый желает другого. Это желание такое же простое, как и желание пищи, но оно не может быть удовлетворено в такой же мере, потому что никто из них не может полностью овладеть другим и ассимилировать его; каждый из них до некоторой степени сохраняет свою обособленную личность и лишь частично становится "Я" другого. Здесь действительно имеется расширение "Я", но оно происходит посредством включения, а не самоотождествления. Наличие такого устойчивого барьера является необходимым для трансформации желания в эмоцию, это делает возможным соотнесение памяти и предвосхищения к одному и тому же объекту, а не к иному объекту такого же рода — как в случае пищи. Устойчивое желание единения с одним и тем же объектом превращается в эмоцию, и таким образом мысли сливаются с первичным желанием обладать. Барьер, который сохраняет взаимно притягивающиеся объекты как два, а не один, который предотвращает их слияние и кажется разбивающим, на самом деле является увековечивающим; если бы он был сметен, то исчезло бы как желание, так и эмоция, а Два, превратившиеся в Одно, должны были бы искать иной внешний объект для дальнейшего расширения "Я", приносящего удовольствие.

Давайте вернемся к нашим дикарям, объединенным желанием. Женщина заболевает и на некоторое время перестает быть объектом сексуального удовлетворения. Но мужчина помнит прошлое и предвидит будущее удовольствие, у него зарождается чувство сострадания к ее слабости, сочувствия ее мучениям. Сохраняющееся влечение к ней, обусловленное памятью и предчувствием, превращает желание в эмоцию, а страсть — в любовь, и первым проявлениями этого являются сострадание и сочувствие. Это, в свою очередь, ведет к самопожертвованию ради нее, к появлению побуждений заботиться о ней, когда ему хочется спать, прилагать усилия ради нее, когда ему хочется отдыхать. Эти спонтанные проявления эмоции любви в нем позднее утвердятся в добродетелях, то есть станут постоянными чертами его характера, проявляющимися в ответ на призыв к человеческой помощи со стороны всех людей, с которыми он контактирует, независимо от того, привлекают они его или нет. Позднее мы увидим, что добродетели — это просто постоянные проявления правильной эмоции.

Однако, прежде чем перейти к отношению между этикой и эмоцией, мы должны подробнее рассмотреть фундаментальную тождественность Желания и Эмоции, отметив их характеристики и подразделения. Сделав это, мы обнаружим, что эмоции представляют собой не просто джунгли, а все они берут начало от одного корня и подразделяются на два основных ствола, которые опять-таки подразделяются на ряд ветвей с растущими на них листьями пороков и добродетелей. Такое образное представление, позволяющее превратить изучение эмоции в науку, а из нее вывести понятную и рациональную систему моральных принципов, принадлежит индийскому автору, Бхагаван Дасу, который впервые внес порядок в эту прежде запутанную область сознания. Изучающие психологию найдут в его работе "Наука эмоций"[79] ясный трактат, излагающий эту схему, который сводит хаос эмоций к космосу и формирует в нем упорядоченную мораль. Общие направления изложения, представленного здесь, взяты из этой работы, к которой читатели могут обратиться за более подробными деталями.

Мы видели, что желание имеет два основных выражения; желание притягивать — для того, чтобы овладеть или снова вступить в соприкосновение с любым объектом, который прежде доставил удовольствие; желание отталкивать — для того, чтобы отстранить подальше или избежать соприкосновения с любым объектом, который прежде причинил боль. Мы видели, что Влечение и Отвращение являются двумя формами желания, раскачивающими "Я".

Эмоция, будучи Желанием, проникнутым Интеллектом, неизбежно имеет такие же два подразделения. Эмоция, имеющая характер Влечения, привлекающая объекты друг к другу посредством удовольствия, объединяющая энергии вселенной, называется Любовь. Эмоция, имеющая характер Отвращения, отталкивающая объекты друг от друга посредством боли, разрушающая энергии вселенной, называется Ненависть. Это два ствола, идущие от корня Желания, и все ответвления эмоции могут быть прослежены к одному из них.

Отсюда тождественность характеристик Желания и Эмоции; Любовь пытается приблизить к себе привлекательный объект или устремиться за ним — для того, чтобы объединиться с ним, овладеть им или отдаться ему. Она, как и Желание, связывает удовольствием и счастьем. В действительности, ее узы более долговечны, более сложны и состоят из большего числа более тонких нитей, переплетенных в более сложный узор, но сущность Желания-Влечения, связывание двух объектов вместе, является сущностью Любви, Эмоции-Влечения. Также и Ненависть стремится отвести от себя отталкивающий объект или уйти от него — для того, чтобы обособиться от него, оттолкнуть его или быть отраженным им. Она разделяет болью и несчастьем. И, таким образом, сущность Желания-Отвращения — отталкивание двух объектов, является сущностью Эмоции-Отвращения, Ненависти. Любовь и Ненависть являются усовершенствованными и проникнутыми мыслью формами простых желаний обладать и избегать.

2. Действие Эмоции в семье.

Человека называют "общественным животным". Это биологический способ выражения того, что лучше всего человек развивается не изолированно, а в контакте со своими собратьями. Его определенно интеллектуальные черты требуют для своей эволюции социальной среды, а его самые острые удовольствия — а отсюда неминуемо и его самые острые боли — рождаются во взаимоотношениях с другими представителями его вида. Только они могут вызвать у него реакцию, от которой зависит его дальнейший рост. Вся эволюция, все проявление скрытых способностей являются ответом на раздражители извне, и когда достигается стадия человека, наиболее острые и действенные раздражители могут исходить лишь от контакта с людьми.

Первые социальные узы обусловлены сексуальным влечением, а дети, рожденные у мужчины и женщины, образуют вместе с ними первую социальную единицу, семью. Длительная беспомощность и зависимость человеческого младенца дает время, необходимое для того, чтобы физическая страсть родителей созрела до эмоции материнской и отцовской любви и таким образом придала семье стабильность, в то время, как сама семья представляет собой поле, на котором неизменно действуют эмоции. В ней впервые устанавливаются определенные и постоянные взаимоотношения между людьми и от гармоничности этих взаимоотношений, от тех благ, которые они приносят каждому члену семьи, зависит счастье каждого.

Мы можем с пользой для себя изучить роль Эмоции в семье, так как в ней мы имеем сравнительно простую социальную единицу, которая позволяет нам представить миниатюрную картину общества в целом. Здесь мы можем наблюдать зарождение и эволюцию пороков и добродетелей, видеть значение и цель морали.

Мы уже видели, как сексуальная страсть под давлением обстоятельств развивается в эмоцию любви, как эта любовь проявляется в нежности и сострадании, когда жена из равной партнерши становится беспомощной и зависимой в состоянии временной физической неполноценности, обусловленной, например, беременностью. Точно также, когда в подобном состоянии временной физической неполноценности, вызванном, например, болезнью или несчастным случаем, окажется муж, со стороны жены его будут окружать нежность и сочувствие. Но такие проявления любви со стороны более сильного не могут не вызвать ответных проявлений любви со стороны более слабого; эти проявления в состоянии слабости будут характеризоваться доверием, надеждой, благодарностью и в равной мере являются эмоциями любви, имеющей отпечаток слабости и зависимости. В отношениях родителей к детям и детей к родителям, где физическое превосходство и неразвитость в физическом плане выражены намного сильнее и сохраняются в течение длительного периода времени, эти эмоции любви проявляются постоянно с обеих сторон. Родители будут постоянно проявлять по отношению к детям нежность, жалость, защиту, а постоянным ответом детей будет доверие, уверенность, благодарность. Разнообразие выражения эмоции любви будет обуславливаться разнообразием обстоятельств и включать в себя великодушие, поощрение, терпимость и т. д. со стороны родителей, послушание, почтительность, покорность и т. д. со стороны детей. Рассмотрев эти два класса эмоций любви, мы видим, что общей характеристикой первого класса является благожелательность, а второго — почтительность: в первом случае любовь обращена вниз, на более слабых и менее приспособленных; во втором — любовь обращена вверх, к более сильным и превосходящим. Таким образом, мы можем обобщить и сказать: Любовь, обращенная вниз, является Благожелательностью; Любовь, обращенная вверх, является Почтением; эти представленные характеристики Любви превосходящих к нижестоящим и нижестоящих к превосходящим являются универсальными.

Нормальные взаимоотношения между мужем и женой, между братьями и сестрами предоставляют нам поле изучения проявлений любви между равными. Мы видим любовь, проявляющуюся как взаимная нежность и доверие, как внимание, уважение и желание доставить удовольствие, как интуитивное понимание желаний другого и стремление их исполнить, как великодушие и снисходительность. Здесь мы встречаем элементы эмоций любви превосходящего к нижестоящему, но во всех них выражена взаимность. Поэтому мы можем сказать, что общей характеристикой любви между равными является Желание Взаимной Помощи.

Таким образом, мы имеем Благожелательность, Желание Взаимной Помощи и Почтение в качестве трех основных подразделений Эмоции любви, к которым могут быть отнесены все остальные любовные эмоции. Ибо все человеческие взаимоотношения можно обобщенно разделить на три класса: отношения превосходящих к нижестоящим, равных с равными и нижестоящих к превосходящим.

Подобное изучение Эмоции Ненависти в семье даст нам подобные результаты. Там, где между мужем и женой существует ненависть, временно превосходящий партнер будет проявлять грубость, жестокость и притеснение по отношению ко временно уступающему ему, который будет отвечать проявлениями ненависти, характерными для слабости, такими как: мстительность, страх и предательство. Это будет в большей степени выражено во взаимоотношениях между родителями и детьми, если в их отношениях будут преобладать Эмоция Ненависти, так как неравенство здесь еще большее, а тирания порождает целый ряд дурных эмоций: обман, раболепие, трусость, пока ребенок беспомощен; непослушание, бунт и мщение, когда он становится старше. Здесь, снова отыскивая общие характеристики, мы находим, что Ненависть, обращенная вниз, является Презрением; а обращенная вверх — Страхом.

Подобным образом Ненависть между равными будет проявляться в гневе, воинственности, неуважении, ожесточенности, агрессивности, зависти, пренебрежении и т. д. Все эти эмоции отталкивают людей друг от друга, в том случае когда они как соперники обращены лицом к лицу, а не стоят рука об руку. Таким образом, общей характеристикой Ненависти среди равных будет взаимное Оскорбление. А тремя основными характеристиками Эмоции Ненависти будут: Презрение, Желание Взаимного Оскорбления и Страх.

Любовь во всех своих проявлениях характеризуется симпатией, самопожертвованием, желанием давать, это ее основные черты, независимо от того проявляется она как Благожелательность, Желание Взаимной помощи или Почтение. Ибо все они служат притяжению, вызывают единение и являются самой сущностью Любви. Поэтому Любовь Духовна, так как симпатия — это чувство к другому как к самому себе; самопожертвование — это признание требований другого, как своих собственных; отдача — это условие духовной жизни. Следовательно, мы видим, что Любовь относится к Душе, к одухотворенной стороне вселенной.

Ненависть, с другой стороны, во всех своих проявлениях характеризуется антипатией, самовозвеличиванием, желанием брать; это ее основные черты, независимо от того, проявляется она как Презрение, Желание Взаимного Оскорбления или Страх. Все они прямо служат Отвращению, отталкиванию друг от друга. Поэтому Ненависть Материальна, подчеркивает множественность и различие, является по своему существу обособленностью и относится к той стороне вселенной, которая характеризуется формой.

Таким образом, мы рассмотрели действие Эмоции в семье, потому что семья является обществом в миниатюре. Общество представляет собой всего лишь объединение множества семейных единиц, но отсутствие кровного родства между этими единицами, отсутствие общепризнанных взаимных интересов и целей делает необходимым нахождение какой-либо связи, которая заняла бы место естественных уз семьи. Внешне семейные единицы кажутся выступающими в обществе, скорее, как соперники, чем братья и сестры; поэтому более вероятным является возникновение Эмоции Ненависти, а не Эмоции Любви, и необходимо найти какой-то путь поддержания гармонии; это делается путем превращения эмоций любви в добродетели.

3. Рождение добродетелей.

Мы видели, что когда члены семьи выходят за рамки узкого круга родственников и соприкасаются с людьми, интересы которых либо безграничны, либо противостоят им, между ними и этими другими людьми нет взаимного действия Любви. Скорее, проявляется Ненависть, колеблющаяся от позиции настороженной подозрительности до разрушительной ярости войны. Как же тогда может общество состоять из отдельных семейных единиц?

Это возможно в том случае, если все эмоциональные проявления, исходящие от Любви, станут постоянными, а обусловленные Ненавистью — будут искоренены. Постоянное проявление эмоции любви по отношению в живому существу является Добродетелью; постоянное проявление ненависти к живому существу является Пороком. Такое превращение осуществляется посредством интеллекта, который наделяет эмоцию постоянством характера, стремясь к гармонии во всех взаимоотношениях, результатом которой может быть счастье. То, что спонтанно возникает из Любви и способствует гармонии, а следовательно, и счастью в семье, практикуемое ко всем во всех взаимоотношениях в жизни, является Добродетелью. Добродетель возникает из Любви, и ее результатом является счастье. А то, что спонтанно возникает из Ненависти и способствует разладу, а следовательно страданию в семье, практикуемое ко всем во всех взаимоотношениях в жизни, является Пороком.

Против этой теории о том, что постоянное проявление эмоции любви является добродетелью, выдвигается возражение, заключающееся в том, что супружеская измена, воровство и другие пороки могут быть обусловлены эмоцией любви. Здесь находим анализ элементов, вступающих в занимаемую разумом позицию. Такой анализ довольно сложен. Адюльтер мотивирован любовью, но не только любовью. Здесь вступает также презрение чести другого, безразличие к счастью другого, эгоистичное преследование личного удовольствия ценой социальной стабильности, уважения и приличия. Все это исходит из эмоции ненависти. Единственным оправдательным фактором во всем этом поступке является любовь, единственной добродетелью в связке грязных пороков. Подобный анализ будет показывать, что в случае, когда проявление эмоции любви оказывается порочным, эта порочность обусловлена не самой эмоцией любви, а связанным с ее проявлением пороком.

4. Добро и зло.

Теперь давайте на некоторое время обратимся к вопросу Добра и Зла и посмотрим, какое отношение они имеют к счастью и горю. Ибо существует довольно широко распространенная точка зрения, заключающаяся в том, что есть что-то низкое и материалистическое во взгляде на то, что добродетель является средством достижения Счастья. Многие считают, что такое представление умаляет добродетель, ставит ее на второе место там, где она должна занимать первое, и из конечной цели превращает ее в средство. Давайте же посмотрим, почему добродетель должна быть дорогой к счастью и каким образом это присуще природе вещей.

Когда интеллект изучает мир, то видит установившиеся в нем бесчисленные взаимоотношения и замечает, что гармоничные взаимоотношения приводят к счастью, а диссонансные — к страданию. Он принимается за работу по отысканию пути к созданию всеобщей гармонии, а следовательно, всеобщего счастья. Далее он обнаруживает, что мир движется по тому пути, которому ему предназначено идти — по пути эволюции, и он открывает закон эволюции. Для части, единицы, подчинение закону целого, к которому она относится, означает мир и гармонию, а следовательно, счастье: тогда как следование наперекор этому закону означает разногласие и дисгармонию, а следовательно — страдание. Значит, Добро — это то, что, будучи в гармонии с великим законом, приносит счастье, а Зло — это то, что, будучи в противоречии с великим законом, приносит страдание. Когда интеллект, озаренный Душой, увидит природу как выражение божественной Мысли, закон эволюции как выражение божественной Воли, конечную цель как выражение божественного Счастья, тогда гармонию с законом эволюции мы сможем заменить гармонией с божественной Волей, Добро станет тем, что находится в гармонии с Волей Господа, а мораль будет проникнута религией.

5. Добродетель и блаженство.

Совершенство, гармония с божественной Волей, неотделимо от блаженства. Добродетель — это путь к блаженству, и все, что к нему не ведет, не является добродетелью. Совершенство божественной природы выражается в гармонии, и когда разрозненные "божественные фрагменты" приходят в гармонию, они вкушают блаженство.

Этот факт иногда оказывается завуалированным другим, то есть тем, что проявление добродетели при определенных обстоятельствах приводит к страданиям. Это верно, но страдания являются временными и поверхностными, а равновесие между таким внешним страданием и внутренним блаженством, возникающим в результате добродетельного поведения, оказывается на стороне последнего. Кроме того, страдание обусловлено не благодетелью, а обстоятельствами, неблагоприятствующими ее проявлению, разногласием между хорошим организмом и плохим окружением. Так, когда среди массы диссонирующих аккордов звучит один гармоничный, на какое-то время этот диссонанс увеличивается. Добродетельный человек ввергается в конфликт со злом, но это не должно закрывать от нас тот факт, что блаженство всегда неразрывно связано с добром, а горе — со злом. Даже если праведнику приходится временно страдать, ничто, кроме праведности не может привести к блаженству. И если мы рассмотрим сознание праведника, то увидим, что он счастливее тогда, когда делает добро, несмотря на то, что это может приводить к внешней боли, чем тогда, когда делает зло, которое нарушает внутреннее спокойствие. Свершение злонамеренного поступка вызовет у него внутреннюю боль, превосходящую внешнее удовольствие. Даже в случае, когда праведность приводит к внешнему страданию, это страдание меньше того, которое было бы вызвано нечестивостью. Мисс Хелен Тэйлор хорошо сказала, что для человека, умирающего за правду, смерть легче, чем жизнь во лжи. Для праведного человека легче и лучше умереть мучеником, чем жить лицемером.

Так как природой "Я" является блаженство, и этому блаженству в его проявлении препятствуют лишь противодействующие обстоятельства, тогда то, что устраняет разногласия между "Я" и этими обстоятельствами и открывает ему дальнейшую дорогу вперед, должно вести к его Самоосознанию, то есть к достижению блаженства. Это делает добродетель, и поэтому добродетель является средством достижения блаженства. Там, где внутренней природой вещей является мир и радость, гармония, которая позволяет этой природе раскрыться, должна нести мир и радость, а создание такой гармонии является делом благодетели.

6. Превращение эмоции в добродетели и пороки.

Теперь мы должны более полно познать истинность того, что было сказано выше, что добродетель вырастает из эмоции; и насколько верно то, что добродетель или порок являются всего лишь постоянными проявлениями эмоций. Наше определение заключается в том, что добродетель — это постоянное проявление эмоции любви, а порок — эмоции ненависти.

Эмоции, относящиеся к любви, являются конструктивными энергиями, которые, сближая людей, создают семью, племя, нацию. Любовь является проявлением влечения и поэтому удерживает объекты вместе. Этот процесс интеграции начинается с семьей, и для того, чтобы в ней царило счастье, взаимоотношения, установившиеся в повседневной жизни между членами семьи, должны влечь за собой добрые и полезные действия по отношению друг к другу. Обязательства, которых необходимо придерживаться для установления счастья в этих взаимоотношениях, называются долгом; это то, что один воздает другому. Если этот долг не выполняется, семейные взаимоотношения становятся источником страдания, так как близкий контакт в семье делает счастье каждого зависящим от обращения других к нему. Никакие взаимоотношения людей невозможны без установления между ними определенных обязательств, долга каждого по отношению к другому. Муж любит жену, жена мужа и никому из них в стремлении добиться счастья для другого не нужно ничего, кроме сильного спонтанного желания сделать любимого — или любимую — счастливым. Это ведет к тому, что тот, кто может дать необходимое другому, дает это. В самом полном смысле "любовь есть исполнение закона".[80] Здесь нет необходимости в чувстве долга, ибо любовь постоянно стремится к помощи и благословению, и нет необходимости для "ты должен" или "ты не должен".

Но когда человек, движимый любовью к исполнению всех обязанностей по отношению к другому, вступает во взаимоотношения с теми, кого он не любит, каким же образом тогда устанавливаются гармоничные взаимоотношения? Признанием тех обязательств, которые он принимает, вступая во взаимоотношения, и соблюдением их. Поступки, обусловленные любовью и выступающие в одном случае как долг, в другом случае, когда любовь отсутствует, могут выступать как обязательства. Здравый рассудок превращает спонтанные проявления любви в постоянные обязательства, или долг, а эмоция любви, ставшая постоянным элементом поведения, называется добродетелью. Это подтверждает утверждение, что добродетель является постоянным проявлением эмоции любви. Устанавливается постоянное состояние эмоции, которое будет проявляться при вступлении во взаимоотношения; человек соблюдает долг, обусловленный этими взаимоотношениями; он добропорядочный человек. Он движим эмоциями, которые интеллект, осознавший, что счастье зависит от достижения гармонии во всех взаимоотношениях, сделал постоянными. Любовь, разумно обоснованная и закрепленная интеллектом, является добродетелью.

Таким образом, возможно построение науки этики, законы которой настолько неизменно последовательны, как и законы, на которых построена любая другая наука.

Подобная связь имеется также и между эмоцией ненависти и пороками. Пороком является постоянное проявление эмоции ненависти. Один человек оскорбляет другого, второй отвечает на это оскорблением; взаимоотношения между ними являются негармоничными, влекут за собой страдание. И так как каждый ожидает от другого оскорбления, то старается ослабить способность другого наносить такое оскорбление, и это является спонтанным действием ненависти. Когда такое настроение становится постоянным и проявляется в человеке каждый раз, когда тот вступает в какие-либо взаимоотношения, и для такого проявления предоставляется возможность, тогда это называется пороком. Человек грубого характера, не управляющий своими эмоциями, наносит удар, являющийся спонтанным выражением ненависти. Он повторяет это часто, и в состоянии гнева это становится привычным для него. Он причиняет боль и получает от этого удовольствие, развивается порок жестокости, и если такой человек встречает ребенка или человека слабее себя, он будет проявлять жестокость только потому, что вступил во взаимоотношение с ними. Точно также как эмоция любви, направленная и закрепленная здравым смыслом, является добродетелью так и эмоция ненависти, направленная и закрепленная извращением и ослабленным разумом, является пороком.

7. Применение теории на практике.

Когда будет постигнута природа добродетели и порока, станет очевидным, что самым кратчайшим путем укрепления добродетели и искоренения пороков является работа над эмоциональной стороной характера. Мы можем стремиться развить в себе эмоцию любви и таким образом предоставлять разуму материал, который он усовершенствует в свои характерные добродетели. Развитие эмоции любви является самым эффективным способом развития высоконравственного характера, так как добродетели являются цветами и плодами, которые появляются из корня любви.

Значение ясного представления о преобразовании эмоций в благодетели и пороки заключается в том факте, что оно дает нам определенную теорию, которую мы можем использовать; это можно сравнить с тем, когда во время поисков какого-то отдаленного места, перед глазами появляется путеводная карта, и вслед за этим мы определяем дорогу, ведущую от нашего нынешнего местоположения к нашей цели. По-настоящему хорошие и искренние люди тратят годы в смутных стремлениях к добру, и тем не менее добиваются лишь немногого, они хороши в своих намерениях, но слабы в их осуществлении. Главным образом это происходит потому, что они не знают природы, в которой действуют, и лучших методов ее совершенствования. Они подобны ребенку в саду, ребенку, который хочет видеть свой сад блистающими цветами, но не знает как посадить и вырастить их, как уничтожить бурьян, которым зарос участок. Подобно ребенку, они жаждут свежести цветов-добродетелей, а обнаруживают свой сад заросшим буйной порослью бурьяна пороков.

8. Предназначение эмоции.

Предназначение эмоции любви настолько очевидно, что, вероятно, вряд ли необходимо останавливаться на этом, и все же следует подчеркнуть тот факт, что любовь является конструктивной силой вселенной. Сведя вместе семейные единицы, она объединяет их в большие племенные и национальные единицы, из которых в будущем построит Братство Человека. Мы не должны выпускать из внимания и то, что меньшие единицы вызывают силу любви и подготавливают ее к более полному выражению. Их предназначение заключается в пробуждении к проявлению скрытой в душе божественной силы любви посредством предоставления ей близко расположенных объектов, которые притягивают ее. Любовь не должна ограничиваться этими узкими рамками. Набирая силу с каждым своим проявлением, она должна простираться наружу до тех пор, пока не охватит все чувствующие существа. Мы можем сформулировать закон любви следующим образом: Отнесись к пожилому человеку, как к своим матери или отцу; отнесись к каждому человеку твоего возраста, как к своим брату или сестре, отнесись к каждому, кто моложе тебя, как с своему ребенку. Из этого складываются человеческие отношения. Следование этому закону сделает землю раем; именно для того, чтобы земля могла стать таким раем, существует семья.

Человек, который хочет расширить круг своей любви, должен начинать относиться к благополучию своей общины так, как он относится к благополучию своей собственной семьи. Он должен пытаться работать ради общественного блага своей общины с такой энергией и интересом, с какими он работает ради своей семьи. Позднее он распространит свой любовный интерес и труд на свою нацию. И тогда появляется великая добродетель общенародного духа — верный предвестник национального процветания. Еще позднее он будет любить и трудиться для человечества, и в конечном итоге охватит своим любящим внимание все чувствующие существа и станет "другом всех созданий".

На нынешней стадии эволюции лишь немногие действительно способны любить человечество, и слишком многие, кто не готов принести какую-либо жертву, для того, чтобы помочь страждущему брату или сестре рядом, говорят о любви к человечеству. Слуга человечества не должен ни пренебрегать людьми у своего порога, ни поливать в воображении с сентиментальным состраданием далекий сад, когда за его дверью растения умирают от засухи.

Предназначение ненависти поначалу не является таким очевидным, но оно является не менее важным. Когда мы рассматриваем ненависть и видим, что ее сущностью является разрушение, и раздробление, она вся может показаться нам злонамеренной. "Тот, кто ненавидит своего брата, является убийцей" — говорит Великий Учитель, потому что убийство является лишь выражением ненависти, и даже если ненависть не заходит так далеко, до убийства, она все равно остается разрушающей силой — она разбивает семью, нацию, и где бы она ни появлялась, она разобщает людей. В чем же тогда польза ненависти?

Во-первых, она разъединяет несовместимые элементы, непригодные для сочетания, и таким образом предотвращает продолжающееся разногласие. Там, где вопрос касается несовместимых людей, им лучше быть разведенными в стороны, чтобы каждый из них следовал по своему пути эволюции, чем оставаться рядом, возбуждая и усиливая вредные эмоции друг у друга. Во-вторых, отвращение, ощущаемое нормальной душой к дурному человеку, который может увести с пути истинного, является благотворным, так как такое отвращение, хотя и является ненавистью, ограждает от влияния, которому в противном случае можно было бы поддаться. Презрение к лжецу и лицемеру, к тому, кто проявляет жестокость к слабым, является эмоцией полезной для человека, ощущающего ее, а также и для того, против кого она направлена, потому что она помогает не впасть в подобные пороки первому и способствует пробуждению чувства стыда у второго, которое может поднять его из трясины, в которую тот погряз. До тех пор пока у человека сохраняется любая склонность к греху, до тех пор ненависть к тем, кто свершает грех, будет полезной и охраняющей. Вскоре с ходом своего развития человек начнет делать различие между злом и злодеем; станет жалеть злодея и ограничит свою ненависть злом. Еще позднее, убежденный в добродетели, он не будет ненавидеть ни зло, ни злодея, а будет спокойно видеть в этом низкую стадию эволюцию, над которой будет стараться поднять своего младшего брата, используя необходимые средства. "Справедливый гнев", "благородное презрение", "праведное негодование" — все эти выражения, являясь признанием полезности данных эмоций, в то же время пытаются завуалировать тот факт, что в сущности представляют собой формы ненависти, и такое завуалирование обусловлено чувством, что ненависть есть зло. Тем не менее по своей сущности они являются формами ненависти, как бы их не называли, хотя и играют полезную роль в эволюции, а их взрывы очищают социальную атмосферу. Нетерпимость ко злу намного лучше, чем безразличие к нему; и до тех пор, пока человек не окажется вне досягаемости искушения к какому-либо греху, нетерпимость к тем, кто свершает его, будет являться необходимой мерой предосторожности.

Давайте возьмем пример слабо развитого человека: он хочет избежать больших грехов, но все же чувствует, что искушен ими. Желание избежать их проявится как ненависть к тем, в ком он видит их; остановить эту ненависть означало бы для него окунуться в искушения, которым он пока еще не готов противиться. В ходе его развития с постепенным удалением от опасности поддаться искушению он будет ненавидеть грех, но сочувственно жалеть грешника. Он не может себе позволить отказаться от ненависти ко злу до тех пор, пока не станет святым.

Когда мы чувствуем в себе отвращение по отношению к какому-либо человеку, то можем быть уверены, что в нас сохраняются некоторые следы того, что нам не нравится в нем. "Я" замечая опасность, отстраняет свои оболочки. Совершенно не пьющий человек чувствует меньшее отвращение к пьянице, чем человек, воздерживающийся от алкоголя, но иногда не соблюдающий меру. Чистая и непорочная женщина чувствует меньшее отвращение к своей падшей сестре, при соприкосновении с которой менее благочестивые одергивают свою юбку. Достигнув совершенства, мы будем любить как праведника, так и грешника, и, быть может большую любовь будем проявлять к грешнику, так как праведник может устоять самостоятельно, а грешник падет, если не будет любим.

Когда человек поднимается до той точки, когда перестает ненавидеть и грешника и грех, тогда разрушающая сила — которая среди людей является ненавистью — становится просто энергией, которую следует использовать для уничтожения препятствий, загромождающих путь эволюции. Когда ставшая совершенной мудрость направляет созидательные и разрушительные энергии, а ставшая совершенной любовь является движущей силой, лишь тогда разрушающая сила может быть использована без опасности стать причиной обособления или вовлечения чувств в исконный грех. Чувствовать себя отличными от других людей является "великой ересью", так как обособление, когда все развивается к единению, противостоит Закону. Чувство обособленности является определенно неправильным, независимо от того ведет ли оно к тому, что человек чувствует себя более добропорядочным или более грешным. Совершенный праведник настолько же отождествляет себя с преступником, насколько и с другим праведником, ибо и преступник и праведник одинаково мужественны, хотя и находятся на различных стадиях эволюции. Когда человек начинает чувствовать таким образом, он соприкасается с жизнью Христа в человеке. Он думает о себе не обособленно, а как о едином со всеми. Для него собственная святость является святостью человечества, а грех любого — его собственным. Он не выстраивает никакого барьера между собой и грешником, а разрушает любой барьер, воздвигаемый грешником, и разделяет зло грешника, одновременно разделяя с ним свое добро.

Те, кто могут чувствовать истину этого "совета совершенства", должны стремиться по возможности следовать ему в своей повседневной жизни. В том, что касается менее развитых, то они должны стремиться снести разделяющую стену. Ибо чувство обособленности является трудно уловимым и сохраняется до тех пор, пока мы не достигнем Мессианства. И все же при помощи таких усилий мы можем постепенно уменьшить его, а стремление отождествлять себя с низшими означает стремление использовать созидательную энергию, удерживающую миры вместе, и стать каналом для прохождения божественной любви.

Глава V. Эмоция (Продолжение).

1. Тренировка эмоции.

Эмоция, как мы видели, является движущей силой человека; она активирует мысль, она побуждает к действию, она является паром для двигателя, без нее человек будет бездеятельным, пассивным. Но существует множество людей, которые являются постоянной жертвой своих эмоций, которых эмоции гонят то в одну, то в другую сторону, подобно тому как штормовой ветер бросает неуправляемый корабль по океану, которые то высоко подбрасываются, то низко опускаются приливами чувств, приносящих то радость, то боль, настроение которых меняется от восторга к отчаянию. Такой человек раскачивается, порабощенный своими эмоциями, постоянно измотан их конфликтом. Внутри у него почти хаос. Его внешние поступки, движимые побуждением момента, беспорядочны и свершаются без должной оценки окружающих обстоятельств, такой оценки, которая сделала бы его действия целенаправленными. Он часто является, что называется, хорошим человеком, вдохновленным благородными стремлениями, побуждаемым к благожелательным поступкам, полным сочувствия к страждущим и готовым принести облегчение, бросившись на помощь потерпевшему. Мы имеем здесь дело не с безразличным или жестоким, а с тем, кого эмоции подгоняют к действию, не дав ему времени принять во внимание обстоятельства или проследить результат своей деятельности далее немедленного облегчения боли, которая находится непосредственно перед его глазами. Такой человек — хотя и движим желанием помочь, хотя и эмоцией побуждающей его к действию, является сочувствие и желание облегчить страдание — часто приносит больше вреда, чем пользы, вследствие необдуманности своих поступков. Движущая им эмоция исходит из любящей стороны его характера, из той стороны, которая сближает людей и является корнем созидательных и оберегающих добродетелей; и именно в этом самом факте заключается опасность такого человека. Если бы эмоция имела свой корень во зле, то этот человек был бы первым, кто искоренил бы ее; но так как она берет свое начало от той эмоции любви, от которой исходят все социальные добродетели, то он не сомневается в ней, он не пытается контролировать ее. "Я так полон сочувствия, меня так сильно волнует чужое горе; я не выношу самого вида страданий". Во всех таких выражениях подразумевается некоторое самовосхваление, хотя тон может выражать неодобрение. Действительно, сочувствие в качестве сочувствия замечательно, но его неверно направленное проявление часто наносит вред. Иногда оно оскорбляет сам объект сочувствия и в конечном итоге оставляет его еще в худшем состоянии, чем прежде. Слишком часто применяются неразумные формы утешения, больше направленные на то, чтобы унять боль самого сочувствующего, чем излечить недуг страждущего, и кратковременная боль останавливается ценой продолжительного вреда. Сочувственное отношение, углубляя эмоцию любви, слишком часто оказывается вредным в связи с его необдуманностью. Совсем не трудно при виде боли заполнить землю и небеса нашими пронзительным криками, пока не загудит воздух; гораздо труднее остановиться, определить причину боли и способ избавления, а затем использовать то средство, которое ее излечивает, а не сохраняет навсегда. Чтобы результатом проявления эмоции было добро, руководить ею и направлять ее должен здравый Разум. Эмоция должна служить толчком к действию, а не руководить им; руководство принадлежит разуму, его направляющая прерогатива никогда не должна отниматься у него. Там, где сознание функционирует именно так, имея сильную эмоцию в качестве побуждающего импульса и здравый разум в качестве руководителя, перед нами сочувственный и мудрый человек, который полезен своему поколению.

Желания очень удачно сравнивались с лошадьми, заряженными в колесницу тела, а желания имеют свои корни в эмоциях. Там, где эмоции неуправляемы, они подобны мечущимся, необъезженным лошадям, которые угрожают сохранности колесницы и жизни возничего. Вожжи, которые управляют лошадьми, натягиваясь или отпускаясь, по мере надобности, сравниваются с умом. Здесь хорошо представлено взаимоотношение между эмоцией, разумом и действием. Эмоция дает движение, разум руководит и направляет, а затем "Я" применяет действие с наибольшей выгодой, как и подобает хозяину эмоций, а не их жертве.

С развитием того аспекта сознания, который проявится как Будда в шестой подрасе и более полно в шестой Коренной Расе, эмоциональный характер быстро развивается у некоторых продвинувшися вперед представителей пятой Расы, что часто на некоторое время обуславливает возникновение множества вызывающих беспокойство, и даже страдание, симптомов. С ходом эволюции они уйдут, и характер станет уравновешенным и сильным, мудрым и великодушным; между тем быстро развивающийся характер будет бурным и часто причиняющим горе, и будет долго и остро страдать. Однако в самих этих страданиях лежит его будущая сила, как и его теперешнее очищение, и соответственно остроте страданий будет и величие результата. Именно в таких сильных натурах борется за рождение Будда и на них накатываются родовые муки. Вскоре Будда, Христос, "малое дитя", явится на свет — Мудрость и Любовь в одном, и это объединенное с высоким интеллектом является духовным "Я", истинным Внутренним Человеком, Бессмертным Властелином.

Человек, изучающий свой собственный характер для того, чтобы взять свою эволюцию в собственные руки и направлять ее будущий ход, должен внимательно следить за своей силой и своей слабостью, чтобы контролировать первую и корректировать вторую. У негармонично развитых людей интеллект и эмоция обычно изменяются обратно пропорционально друг другу; для слабого интеллекта свойственны сильные эмоции, а для сильного — слабые; в первом случае оказывается слабой управляющая сила, во втором — побуждение. Поэтому человек при самоанализе, если находит свои эмоции сильными, должен посмотреть хорошо ли развит его интеллект, он должен проверить себя, чтобы пояснить — хочет ли он видеть вещи "в ясном сухом свете интеллекта"; если же ему неприятно, когда предмет видится ему в этом свете, то он может быть уверенным, что эмоциональная сторона его характера по отношению к интеллектуальной развита излишне сильно. Ибо гармонично развитый человек не будет возмущаться ни ясным светом направляющего интеллекта, ни большой силой побуждающей эмоции. Если в прошлом одна сторона была чрезмерно развита, если эмоции развивались в ущерб интеллекту, значит усилия должны быть направлены на укрепление интеллекта, а негодование, возникающее против сухого интеллектуального представления, должно быть сурово пресечено, должно пониматься различие между интеллектом и сочувствием.

2. Искажающая сила Эмоции.

Одним из моментов, который чаще всего склонен не замечать эмоциональный человек — то, каким образом эмоция заполняет окружающую его атмосферу своими колебаниями и вследствие это воздействует на интеллект; все видится через эту атмосферу окрашенным и искаженным ею, поэтому вещи не достигают ума в своем истинном цвете и форме, а приходят к нему искаженными и изменившими цвет. Нас окружает наша аура, которая должна быть прозрачной средой, через которую все из внешнего мира должно приходить к нам в своем собственном цвете и форме; но когда аура колеблется эмоцией, она не может служить такой средой, и все, что входит в нее, преломляется и достигает нас уже в совершенно другом виде, чем существует на самом деле. Если человек находится под водой, а к нему, не опуская в воду, протянуть трость, он, пытаясь схватить ее, направит руку в неверном направлении, потому что протянет руку к тому месту, где видит эту трость, а так как лучи, отражающиеся от нее, попадая в воду, преломляются, то трость окажется для него смещенной. Точно также, когда образ из внешнего мира приходит к нам через перегруженную эмоцией ауру, то его пропорции будут искажены, а местоположение определено неправильно; вследствие этого информация, поступающая в ум, оказывается вводящей в заблуждение, и поэтому [вызывает неверные] суждения, независимо от того, насколько точно может работать ум.

Даже самый тщательный самоанализ не защитит нас полностью от такого эмоционального вмешательства. Интеллект всегда имеет тенденцию судить благосклонно то, что нам нравится, и неблагосклонно — то что нам не нравится, в связи с вышеупомянутым "преломлением". Аргументы в пользу определенного направления высвечиваются ярким светом нашего желания следовать ему, а аргументы против — отбрасываются в тень. Одни кажутся такими ясными и убедительными, а другие такими сомнительными и слабыми. И наш ум, воспринимающий все сквозь эмоциональную окраску, настолько уверен в нашей правоте, что считает любого, кто видит по-другому, имеющим предвзятое мнение или умышленно искажающим действительность. От этой постоянно присутствующей опасности мы можем защититься лишь внимательностью и упорным усилием, но мы не сможем избежать ее полностью до тех по, пока не превзойдем эмоции и станем их абсолютными хозяевами.

Одним из путей, который может помочь нам прийти к правильному суждению, заключается в изучении деятельности познания у других и взвешивании их решений в обстоятельствах, сходных с нашими. Суждения, которые более всего отталкивают нас, часто могут быть наиболее полезными для нас, потому что они выполнены в эмоциональной сфере, очень отличной от нашей. Мы сможем сравнить решения других с нашими собственными и, замечая моменты, которые оказывают наибольшее влияние на них и наименьшее на нас, которые имеют наибольший вес для нас и наименьший для них, мы сможем отделить эмоциональные элементы в суждениях от интеллектуальных. И даже там, где наши заключения оказываются ошибочными, само усилие прийти к ним является исправляющим и почтительным; оно помогает в овладении эмоциями и укрепляет интеллектуальный элемент. Такие исследования, конечно же, должны проводиться в отсутствие эмоционального волнения, а их результаты должны сберегаться для использования во время сильного проявления эмоций.

3. Методы управления эмоциями.

Первым и самым действенным способом достижения господства над эмоциями — как и над всем тем, что касается сознания — является Медитация. К Медитации следует обратиться прежде, чем контакт с внешним миром нарушил равновесие эмоций. Возвращаясь обратно в тело после периода физического сна, из мира более тонкого, чем физический, "Я" найдет свою обитель тихой и может спокойно взять на себя управление отдохнувшим мозгом и нервами. Позднее, в течение дня, когда эмоции уже пробудились, и когда они проявляются в полную силу, медитация уже не будет такой эффективной. Спокойствие сразу после сна является подходящим периодом для эффективной медитации, так как тело желания, его эмоциональная сущность является более умиротворенным, чем после того, как человек окунется в мирскую суету. От этого мирного утреннего часа разольется влияние, которое будет оберегать в течение дня, а успокоенные и смягченные эмоции будут в большей степени поддаваться контролю.

Когда это возможно, неплохо предположить, какие вопросы могут возникнуть на протяжение дня, и прийти к заключению в отношении той позиции, которую при этом следует занять, и какого поведения придерживаться. Если мы знаем, что нам придется оказаться в определенных обстоятельствах, которые возбудят наши эмоции, мы можем заранее выбрать позицию разума и даже прийти к решению относительно наших действий. Предположим, что такое решение принято, тогда при возникновении подобных обстоятельств следует вспомнить о нем и руководствоваться им, даже несмотря на то, что прилив эмоций может заставлять нас идти по другому пути. Например, мы собираемся встретиться с человеком, к которому испытываем сильное влечение, и во время своей медитации мы выбираем курс, по которому разумнее всего следовать, решаем в ясном свете спокойного разума, что является лучшим для всех, имеющих к этому отношение. Этого решения мы должны придерживаться даже если склонны чувствовать "Я недооценил данную ситуацию". В действительности при подобных обстоятельствах происходит переоценивание, а оценка которая была сделана в состоянии спокойного размышления, является должной, и самым разумным будет следовать по начертанному ранее пути, невзирая на эмоциональные побуждения момента. В суждение может закрасться ошибка, но если эта ошибка не была замечена в течение медитации, то вряд ли она будет обнаружена во время возврата эмоций.

Другой способ сдерживания эмоций заключается в обдумывании того, что собираешься сказать, прежде чем говорить, т. е. надеть уздечку на язык. Человек, научившийся контролировать свою речь, покорил все — говорит древний восточный законодатель. Человек, никогда не произносящий резкого или необдуманного слова немало продвинулся на пути к управлению эмоциями. Управлять речью значит управлять всем характером. Не высказываться — намеренно сдерживать речь — до тех пор, пока четко не определишь, что ты собираешься сказать, пока не будешь убежден, что твоя речь истинна, что она адаптирована к человеку, которому ты ее адресуешь, и что она соответствует тому, что должно быть сказано — является хорошим способом действия. На первом и самом главном месте стоит правдивость, и ничего не может извинить неискренность речи: множество речей, произнесенных под давлением эмоций, являются ошибочными либо в связи с преувеличением, либо с искажением. К тому же в эмоциональном нетерпении или в пылу сильного чувства слишком часто забывается о соответствии речи тому человеку, которому она адресуется. Совершенно неверное понимание предоставляемой собеседнику великой истины может возникнуть, если не учитывать его точку зрения; необходимо взаимное понимание, видеть так, как он видит, ибо лишь в этом случае истина может быть полезной и пригодной. Высказывая кому-то истину, мы пытаемся помочь не себе, а ему. Возможно, концепция неизменного, нерушимого, абсолютно справедливого закона может быть вдохновляющей, укрепляющей и возвышающей для говорящего, тогда как для слаборазвитого человека она будет жестокой и сокрушительной и вместо того, чтобы помочь, нанесет вред. Истина предназначена не для того, чтобы сокрушать, а чтобы возвышать, и мы неправильно используем истину, когда даем ее человеку, не готовому к ней. Ее достаточно, чтобы удовлетворить потребности каждого, но необходима осмотрительность в ее разумном выборе, и энтузиазм не должен вынуждать к преждевременному просветлению. Многие молодые теософы причиняют больше вреда, чем пользы своим излишним рвением в навязывании другим тех откровений, которыми они так дорожат. И наконец, следует принимать во внимание форму речи, необходимость или бесполезность произнесения речи в определенной форме. Истина, которая способна помочь, может стать помехой, в зависимости от того, каким образом она будет изложена. Золотое правило речи — "Никогда не говорите то, что неверно, никогда не говорите то, что неприятно". Вся речь должна быть правдива, приятна и приемлема. О приемлемости речи слишком часто забывается действующими из самых лучших побуждений людьми, которые даже гордятся своей откровенностью. когда на самом деле они являются просто грубыми и безразличными к чувствам тех, к кому обращаются. Но это не соответствует ни хорошему воспитанию, ни религии, ибо грубость чужда религии. Религия сочетает в себе совершенную истину с совершенной учтивостью. Более того, излишнее, бесполезное является вредным, постоянное кипение ненужных эмоций в пустой болтовне и светских разговорах несет в себе немало вреда. Люди, которые не переносят молчания и постоянно болтают, попусту растрачивают свои интеллектуальные и моральные силы и к тому же произносят сотни глупостей, которые лучше было бы оставить невысказанными. Боязнь молчания является признанием умственной слабости, а спокойное молчание лучше, чем глупая речь. В молчании эмоции растут и крепнут, оставаясь под контролем; и таким образом увеличивается побуждающая сила характера, а также приводится в подчинение. Способность оставаться безмолвным имеет большую силу и часто оказывает в высшей степени успокаивающее действие; с другой стороны, тот, кто научился быть молчаливым, должен тщательно следить за тем, что его молчание не было в ущерб его учтивости, чтобы он своим неуместным молчанием не заставил других чувствовать себя неловко и не приводил их в уныние.

Некоторые могут опасаться, что такое обдумывание перед высказыванием, как описано выше, может довольно сильно затруднить обмен мыслями и чуть ли не парализовать беседу; но все, кто уже практикует такой контроль, подтвердят, что после непродолжительной тренировки никакого заметного интервала перед ответным высказыванием не наблюдается. Действие ума быстрее молнии, и он пробежит по тем моментам, что следует принять во внимание, в одно дыхание. Верно, что сначала будет наблюдаться небольшая заминка, но через несколько недель никакой паузы уже не понадобится, и обзор предполагаемого высказывания будет выполняться достаточно быстро, чтобы не служить какой-либо помехой. Многие ораторы могут засвидетельствовать что во время быстрого потока речи ум остается спокойным, рассматривая альтернативные сентенции и взвешивая их возможные достоинства до тех пор, пока не будет выбрана одна, а остальные отброшены; в то же время никто из увлеченной аудитории не будет ничего знать или предполагать, что за такой быстрой речью скрывается подобное отборочное действие.

Третий метод овладения эмоцией заключается в воздержании от действия под влиянием порыва. Поспешность действия характерна для современного ума, а также избыток готовности, что является его положительной чертой. Если мы посмотрим на жизнь спокойно, то поймем, что не существует никакой необходимости в спешке, времени всегда оказывается достаточно; и действие, каким бы быстрым оно ни было, должно быть хорошо обдуманно и неспешно. Когда от какой-либо сильной эмоции приходит импульс, и мы, не раздумывая, тут же ему подчиняемся, то поступаем неразумно. Если мы научимся думать, прежде чем действовать во всех обыденных делах, то если произойдет несчастный случай или что-то иное, требующее незамедлительных действий, быстрый ум взвесит требования момента и тут же отреагирует действием, но при этом не будут никакой спешки, никаких необдуманных неразумных ошибок.

Но кто-то может задать вопрос: "А не должен ли я следовать своей интуиции?" Порыв и интуиция очень часто путаются, хотя они радикально отличны по происхождению и своим характеристикам. Порыв берет начало от сущности желания, от сознания, функционирующего в астральном теле, и является энергией, выплескивающей наружу, в ответ на раздражитель, энергией, не управляемой разумом, стремительной, опрометчивой, безрассудной. Интуиция же берет начало от духовного "Я" и является энергией, льющейся наружу чтобы удовлетворить требования извне, энергией, направляемой духовным "Я", сильной, спокойной, целенаправленной. До тех пор, пока природа не будет полностью уравновешена, для различения порыва и интуиции требуется спокойное обдумывание, и при этом непременным является некоторое промедление: при таком обдумывании и промедлении порыв утихает; интуиция в таких случаях становится отчетливее и сильнее; спокойствие позволяет низшему уму услышать ее и почувствовать ее невозмутимую настоятельность. Более того, если то, что кажется интуицией, в действительности является советом некого высшего Существа, то во время нашей спокойной медитации он прозвучит громче и совершенно не потеряет в силе вследствие такого спокойного промедления.

Верно, что уступка безудержному порыву несет в себе определенное удовольствие, и что навязываемое сдерживание является некоторое время болезненным. Но попытка жить высшей жизнью изобилует отказами от удовольствий и принятиями боли; постепенно мы начинаем чувствовать, что в неторопливом обдумывании действий больше радости, чем в уступчивости беспокойному порыву, и что мы избавились от постоянного источника сожаления. Ибо такая уступчивость постоянно является источником сожаления, а порыв оказывается ошибкой. Если предполагаемое действие полезное, то тщательное обдумывание сделает намерение совершить его сильнее, а не слабее. А если с обдумыванием намерение ослабеет, тогда можно быть уверенным, что его источником является низшее, а не высшее.

Ежедневная медитация, тщательное обдумывание высказываний и отказ поддаваться порыву являются основными методами превращения эмоций из опасных хозяев в полезных слуг.

4. Использование эмоции.

Только тот может использовать эмоцию, кто стал ее господином и знает, что эмоции — это не он сам, а всего лишь игра в оболочках, в которых он обитает, обусловленная взаимодействием между "Я" и "Не-Я". Их постоянно мечущаяся природа говорит о том, что они относятся к оболочкам; они приводятся в действие вещами извне, на которые сознание отвечает изнутри. Отличительной чертой сознания, которая порождает эмоции, является Блаженство, а удовольствие и боль являются движениями в оболочке желания, вызванными контактами с внешним миром и ответом на них через эту оболочку "Я" как Блаженства, точно также как мысли являются движениями, обусловленными сходными контактами и ответом на них "Я" как Знания. Когда "Я" познает себя и отличает себя от своих оболочек, оно становится владыкой эмоций, а удовольствие и боль становится в равной мере формами Блаженства. С продвижением вперед обнаруживается, что под давлением удовольствия и боли достигается большее равновесие, и что эмоции больше уже не нарушают уравновешенность ума. До тех пор, пока удовольствие возвышает, а боль парализует, до тех пор выполнение долга удерживается и затрудняется, до тех пор человек остается рабом, а не хозяином своих эмоций. Когда он научится управлять ими, то сможет ощущать самую большую волну удовольствия и самые острые муки боли; и все же его ум будет оставаться непоколебимым и спокойно заниматься своим прежним делом. И тогда, что бы ни пришло, все обращается на пользу. Из боли черпается сила, в то время как из удовольствия черпается жизненность и мужество. Все из мешающих препятствий превращается в силы, оказывающие помощь.

В качестве примера такого использования эмоции может служить ораторское искусство. Вы слушаете человека, зажженного страстью, его слова спотыкаются друг о друга, его жесты неистовы; он одержим, охвачен эмоцией, но он не оказывает воздействия на свою аудиторию. Оратор, увлекающий аудиторию, является хозяином своих эмоций и использует их для того, чтобы воздействовать на свою аудиторию; его слова взвешены и хорошо подобраны даже в стремительном потоке речи, его жесты уместны им величественны. Он не чувствует эмоций, но он пережил их раньше, и теперь использует свое прошлое, чтобы творить настоящее. Способность использовать эмоции пропорциональна тому, как сильно ощущал и насколько высоко поднялся оратор над ними. Человек, не обладающий сильными эмоциями, не может быть великим оратором; величие растет с тем, как эмоции подчиняются контролю. При тщательном размещении взрывчатого вещества и неторопливом поднесении спички взрыв получается намного эффективным, чем когда взрывчатка сбрасывается кое-как, а вслед за ней летит спичка в надежде на то, что что-то да загорится.

Когда кто-нибудь возбужден эмоцией, то четкое видение, необходимое для полезной работы, оказывается смазанным. Ценным помощником является тот человек, который спокоен и уравновешен и в то же самое время полон сочувствия. Каким же доктором может быть тот, кто посреди операции разрыдается? И все же многие люди настолько расстраиваются при виде страдания, что все их существо оказывается потрясено им, и таким образом они лишь усиливают страдание, вместо того, чтобы облегчить его. Все эмоции вызывают сильные колебания, которые передаются от одного человека другому. Действенный помощник должен быть спокойным и уравновешенным, остающимся невозмутимым и излучающим спокойствие. Тот, кто стоит на возвышающейся над бурлящими волнами скале, может скорее помочь другому подняться на безопасное место, чем если бы он сам боролся с волнами.

Другим использованием эмоций, когда они находятся в полном подчинении, является пробуждение в другом человеке полезной ему эмоции посредством активации и проявления соответствующей эмоции у себя. Если человек разгневан, то естественным ответом на его колебания у человека, с которым он встречается, также является гнев, ибо все колебания имеют тенденцию воспроизводится ответно, так как все мы имеем тела эмоций, то любое тело, колеблющееся рядом с нами, будет склонно определенным образом вызывать сходные колебания и у нас, если в наших телах имеется соответствующая материя. Гнев пробуждает гнев, любовь пробуждает любовь, нежность пробуждает нежность. Когда мы являемся хозяевами своих эмоций и чувствуем, как волна гнева поднимается в ответ на колебания гнева у другого, мы должны сразу же взять подобный ответ под контроль и, оставаясь невозмутимыми, дать волнам гнева разбиться друг о друга. Человек, который может удерживать свое тело эмоции спокойным, в то время, как таковые других, окружающих его людей, сильно колеблются, хорошо усвоил урок самоконтроля. Когда это достигнуто, человек готов предпринять следующий шаг, встретить колебания вредной эмоции с колебаниями соответствующей полезной, и таким образом он не только удерживает себя от гнева, но и посылает колебания, которые имеют свойство гасить колебания гнева другого. На гнев он отвечает любовью, на ярость — добротой.

Поначалу этот ответ должен быть преднамеренным, имеющим определенную цель. Его можно попробовать попрактиковать на разгневанных людях. Когда такой человек встречается на нашем пути, мы пробуем это на нем. Вначале такая попытка, без сомнения, будет сухой и холодной, любить в ней будет только воля, без участия эмоции; но спустя некоторое время волеизъявление любить пробудит небольшое количество эмоции, и наконец, выработается привычка, и доброта станет спонтанным ответом на грубость. Практика такого постоянного, намеренного ответа на колебания вредных эмоций, приходящих к нам извне, выработает в теле эмоции привычку, и оно будет автоматически отвечать должным образом.

То же самое говорят и все великие учителя этики: "Отвечайте добром на зло". И это учение основано на таком взаимообмене колебаниями, вызванными эмоциями любви и ненависти. Ответ злом усиливает его, тогда как ответ добром нейтрализует его. Пробуждение эмоций любви и других посредством посылки им потока таких эмоций, чтобы усилить все, что в них есть хорошего, и ослабить все, что есть плохого, является высшей целью, на достижение которой мы можем направить наши эмоции в нашем повседневном услужении человеку. Неплохо держать в памяти список соответствующих эмоций и поступать согласно ему, отвечая на гордость смиренностью, на грубость — сочувствием, на заносчивость — покорностью, на резкость — мягкостью, на раздражительность — спокойствием. Таким образом воспитывается характер, который отвечает на все злые эмоции соответствующими добрыми и действует как благословение на всех окружающих, уменьшая в них зло и укрепляя добро.

5. Значение эмоции в эволюции.

Мы видели, что эмоция является движущей силой человека, и чтобы превратить ее в помощника эволюции, мы должны использовать ее для возвышения и не позволять ей разлагаться. "Я" в своей эволюции нуждается в "точках, которые бы тянули его" вверх — гласит "Голос Безмолвия", — так как путь вверх крут и притягивающие объекты над ними, к которым мы можем стремиться, являются помощью, которую невозможно переоценить. Только мы слишком часто отстаем на своем пути и не чувствуем никакого желания идти дальше; стремление бездействует; желание подняться исчезло. Тогда мы можем призвать на помощь свои эмоции и, обвив ими какой-либо объект приверженности, получить таким образом необходимый импульс, подъемную силу, которой мы так желаем.

Эта форма эмоции является тем, что часто называется преклонением перед героями, способностью восхищаться и сильно любить того, кто благороднее нас самих; быть способным так любить и восхищаться — значить иметь в своем распоряжении одну из самых мощных возвышающих сил в человеческой эволюции. Преклонение перед героями часто осуждается, потому что найти совершенный идеал среди людей, живущих в этом мирке, невозможно; однако неполный идеал, который можно любить и к которому стремиться, также является помощью в ускорении эволюции. Верно, что в таком неполном идеале должны быть недостатки, и поэтому необходимо делать различие между героическими качествами и встречающимися наряду с ними слабостями. Внимание должно концентрироваться на героических качествах, которые стимулируют, а не на недостатках, которые пятнают каждого, кто пока еще не превзошел человечество. Признание того, что слабости относятся к "Не-Я" и преходящи, в то время как благородство относится к "Я", которое остается любовь к тому, что является великим, и способность проходить мимо того, что незначительно — вот что является духом, ведущим к почитанию Великих. Тот, кто поклоняется герою, если он чтит величие и не принимает во внимание слабость, берет от своего идеала только хорошее, а самому герою достанется карма его собственных недостатков.

Но если мы таким образом видим благородство "Я" среди множества человеческих слабостей, то поступаем только так, как должны поступать в отношении всех людей, и зачем тогда делать героя из кого-то, в ком еще осталась какая-либо человеческая слабость?

В связи с той помощью, которую наш герой оказывает нам в качестве вдохновения и как мера наших собственных достижений. Никакого обыкновенного человека нельзя сделать героем; влечение к почитанию героя возникает лишь только тогда, когда его "Я" сияет с большим великолепием, чем обычное. Человек является героем, хотя он пока еще не сверхчеловек, а его слабости лишь пятна на солнце. Пословица гласит — "Хозяин не может быть героем для своего лакея". Циник читает это как означающее, что самый героический человек обязан свои наличием отдаленности. А не означает ли это, скорее, то, что, душа слуги, занятого чисткой сапог и завязыванием галстука, не может должным образом оценить то, что делает героя героем, так как не имеет в себе ничего такого, что было бы созвучным с тем, что есть у героя? Ибо быть способным восхищаться означает быть способным достичь, а любовь и почтение к великим является признаком того, что человек сам становится таким, как они.

Когда таким образом пробуждается эмоция, мы должны оценивать самих себя по своему идеалу и стыдиться думать и делать то, что смогло бы вызвать тень печали в глазах того, кого мы почитаем. Его присутствие должно нас возвышать до тех пор, пока оценивая себя в свете больших достижений, мы не найдем, что и сами начали приближаться к ним.

То, что чистый свет "Я" не изливается ни от кого из тех, кто бредет по грязным дорогам земли, верно, но существуют некоторые люди, которые дают достаточно света, чтобы осветить тьму и помочь нам увидеть, куда ставить ноги. Лучше благодарить и почитать их, радоваться им и быть довольными ими, чем умалять их из-за того, что некоторые штрихи человеческих слабостей еле опутывают их ноги. Воистину благословенны те, кто выбрал себе героя, а следовательно, признают свою древнюю родню; их ожидают открытые ворота к высшим целям; чем больше они любят, чем больше они почитают, тем быстрее приблизятся к этим воротам. Нет лучшей кармы для человека, чем найти героя, который стал бы ему спутником до самого входа; нет печальнее кармы, чем, увидев такого спутника в момент озарения, затем отвернуться, будучи ослепленным несовершенством, от которого не избавится.

Глава VI. Воля.

1. Воля, завоевывающая свою свободу.

Теперь мы вернемся к рассмотрению той силы человека, с которой мы начали — к Воле. Читатель должен помнить утверждение, что именно Воля "Я", обособленного "Я" — обособившегося, но пока еще не осознавшего свою обособленность — побудила его к правлению. Не по принуждению, не по внешней необходимости, не в связи с чем-то противостоящим ему снаружи, а благодаря великой Воле, частью которой является его собственная Воля, обособившаяся как центр, но пока еще не отрезанная сферой материи — пульсирующей в нем, как кровь материи пульсирует в ещё неродившемся ребенке, оно тянется к проявлению, смутно стремясь к богатому трепету жизни, облаченной в материю; к приложению сил, и жаждущих деятельности; к тому, чтобы узнать миры, полные бесконечного движения. То, к чему осознанно изъявляет волю Логос — Логос, желающий стать воплощенным во вселенную — к этому также изъявляют свою волю и все центры обособленной жизни в нем, слепо и наощупь стремясь к более полной жизни. Это Воля к жизни, к познанию; и эта исходящая Воля принуждает к проявлению.

Мы видели, что эта Воля, Сила "Я", превращаясь в то, что мы называем Желанием на более плотных планах материи; и так как она ослеплена материей и неспособна видеть свой путь, ее направленность определяется притяжениями и отталкиваниями, воздействующими на нее со стороны внешних объектов. Поэтому в этот период мы не можем говорить о "Я" как о самом себе направляющем: оно управляется притяжениями и отталкиваниями, которые затрагивают его по периферии. Мы также видели, что когда Желание соприкоснулось с Разумом, и эти два аспекта "Я" воздействовали друг на друга, возникли эмоции, проявляющие черты своих родителей, Желания-матери и Разума-отца. И мы изучили методы, с помощью которых эмоции можно контролировать, использовать по должному назначению и таким образом из опасных превратить в полезные для эволюции человека.

Теперь мы должны рассмотреть: как эта воля, скрытая Сила, которая всегда подталкивала к деятельности, хотя пока еще не контролируя ее, медленно завоевывает свободу, то есть добивается Самоопределения. Сейчас мы рассмотрим то, что подразумевается под этим словом "свобода".

В основном и по существу свободная по своему происхождению как Сила "Я" Воля становится связанной и ограниченной в своих попытках овладеть материей, в которую вошло "Я". Мы не должны бояться говорить, что материя властвует над "Я", а не "Я" над материей; это происходит в связи с тем, что "Я" рассматривает материю как себя, отождествляя себя с ней; так как "Я" изъявляет свою волю через нее: думает через нее, действует через ее, то она действительно становится для него им самим, и введенное в заблуждение оно восклицает: "Это Я!" — и несмотря на то, что материя связывает и ограничивает "Я", ощущая ее собой, оно кричит: "Я свободно". Однако это господство материи над "Я" лишь временное: ибо материя постоянно изменяется, приходит и уходит, она непостоянна и меняет форму, невольно притягиваясь и отклоняясь разворачивающимися силами "Я", постоянного в непостоянном.

Давайте обратимся к той стадии эволюции человека, на которой память стала сильнее, чем инстинктивное стремление к приятному и избегание причиняющего боль; на которой Разум управляет Желанием, а здравый смысл восторжествовал над порывом. Наступила пора пожинать плоды многовековой эволюции, к которой относится и свобода.

Пока Воля выражает себя в качестве Желания, определяемая в своей направленности внешними притяжениями, она явно не свободна, а очень определенно связана. Точно та как любое живое существо можно утащить в направлении выбранном им, силой, превышающей его собственную, так и Воля затягивается в сторону притяжением объектов, увлекаемая по пути, сулящему наслаждение, которое "достойно" следованию; она не активна как Самоопределяющая сила, а наоборот, "Я" увлекается в сторону внешним непреодолимым притяжением.

Нельзя представить более яркой картины "Я" в таком состоянии, чем приведенный выше образ из древнего индусского писания, в котором "Я" изображено в качестве возничего в колеснице, а чувства, притягиваемые объектами, доставляющими удовольствие, — неуправляемыми лошадьми, которые несут колесницу тела вместе с ее беспомощным возничим. Хотя Воля и является сущей Силой "Я", пока "Я" уносится этими неуправляемыми лошадьми, она оказывается категорически связанной и не свободной. Тщетно говорить о свободной Воле человека, который является рабом окружающих его объектов. Он находится в постоянной зависимости и не имеет права выбора; ибо хотя мы можем рассматривать такого человека как выбравшего следовать по тому пути, по которому влекут его притяжения, в действительности у него нет выбора, ни даже мысли о выборе. Пока путь определяют притяжения и отталкивания, все разговоры о свободе являются пустыми и бессмысленными. Даже если человек ощущает, что выбирает желаемый объект, это чувство свободы иллюзорное, так как он увлекается притягательностью объекта и своим стремлением к наслаждению. Он настолько же свободен, как и железо свободно двигаться в магнитном поле. Это движение определяется силой магнита и природой железа, отвечающего на притяжение.

Чтобы понять, что мы подразумеваем под свободой Воли, необходимо предварительно рассеять затруднение, возникающее перед нами со словом "выбор". Если мы оказываямся свободными выбирать, то означает ли это так называемая свобода выбора и свободу Воли? И не будет ли правильным сказать, что свобода выбора означает только то, что никакая внешняя сила не заставляет нас выбирать ту или иную альтернативу? Но самым главным стоящим за этим вопросом является вопрос: "Что заставляет нас выбирать?" То, свободны ли мы действовать, когда решили, очень сильно отличается от того, "свободны" ли мы выбирать или выбор определяется чем-то другим.

Как часто мы слышим слова, сказанные в доказательство свободы Воли: "Я свободен выбирать остаться в комнате или выйти; Я свободен выбирать брошу ли эту ношу или нет!" Но такой довод не по существу. Никто не отрицает способность физически не принуждаемого человека выйти из комнаты или оставаться в ней, бросить ношу или удерживать ее. Интересным вопросом является: "Почему Я выбираю". Когда мы анализируем выбор, то видим, что он определяется мотивацией, и детерминист утверждает: "Ваши мышцы могут удерживать или бросить ношу, но если в ней есть ценный и хрупкий предмет, вы не бросите ее. То, что определяет ваш выбор не бросать, заключается в наличии этого хрупкого предмета. Ваш выбор определяется мотивациями и руководит им самая сильная из них". Вопрос заключается не в том: "Свободен ли я действовать?", а в том: "Свободен ли я изъявлять волю?" И мы ясно видим, что Воля определяется самой сильной из мотиваций, и что в этом отношении детерминист прав.

В действительности тот факт, что воля определяется наибольшей мотивацией, является основой всего организованного общества, всех законов и наказаний, всей ответственности, всего образования. Человек, воля которого не обусловлена таким образом, является безответственным, невменяемым. Он является человеком, к которому невозможно взывать, которого невозможно урезонить, на которого нельзя положиться; человеком без здравого рассудка, логики и памяти, без тех отличительных черт, которые мы считаем человеческими. По закону человек признается невменяемым, когда никакие мотивации не трогают его, когда всякий здравый смысл чужд ему; он ненормален и не подлежит законному наказанию. Воля, которая является энергией, направляемой в любом направлении, побуждающей к действию безо всякой цели, без причины и без смысла, возможно и может быть названа свободной, но это не то, что подразумевается под "свободой Воли". То, что воля определяется самой сильной мотивацией, должно считаться само собой разумеющимся в любой разумной дискуссии о свободе воли.

Что же тогда подразумевается под свободой Воли? В лучшем случае это может быть только обусловленная, относительная свобода, так как обособленное "Я" является частью целого, а целое должно быть большим, должно подчинять себе все свои части. То же самое верно в отношении "Я" и тел, в которые оно облачено. Никто не ставит под сомнение, что тела попадают под закон, движутся согласно закону и только закону, и их движение свободно лишь относительно друг друга. Их движение зависит от многих сил, которые бесконечно и многообразно уравновешивают одна другую; и это разнообразие и бесконечность представляют бесчисленные возможности, таким образом и свободу движения в жестких рамках зависимости. "Я" тоже подчиняется закону, более того, оно само является этим законом, так как является частью сущности того, что является Существом всех существ. Ни одно обособленное "Я не может вырваться от "Я", которое есть всем, и как бы свободно оно ни двигалось по отношению к другим обособленным "Я", оно не сможет выйти за рамки той жизни, которая наполняет его, которая является его сущностью и его законом; в которой оно живет и развивается. Не части сдерживают части, не обособленные "Я" ограничивают другие обособленные "Я", а целое ограничивает и контролирует части, всеобъемлющее "Я" ограничивает и контролирует обособленное "Я". И даже здесь, так как обособленные "Я" являются самим "Я", свобода начинается в видимой зависимости и "никто больше не принуждает".

Эта свобода части по отношению к другим частям и в то же время зависимость от целого может быть хорошо видна в физической природе. Мы являемся частями целого мира, несущегося через пространство, а также обращающегося вокруг своей собственной оси, постоянно поворачивающегося на восток. Ничего этого мы не ощущаем, потому что это движение несет нас с собой и все движется вместе, одновременно и в одном направлении. Вместе с нашим миром мы поворачиваемся на восток и ничего не можем сделать, чтобы изменить направление нашего движения. Однако относительно друг друга и окружающего нас пространства мы можем передвигаться свободно и менять свое относительное местоположение. Я могу пойти к западу от какого-либо человека или места, хотя мы вместе непрестанно мчимся к востоку. И каким бы незначительным и медленным это движение части по отношению к другой части ни было, я буду его осознавать, однако в отношении быстрого, стремительного движения, которое вечно несет все части на восток и вперед, я буду в полном неведении и в своем незнании скажу: "Смотрите, я переместился западнее". И высшие Боги могут презрительно рассмеяться в ответ на такое невежество частички, которая говорит о направлении своего движения, так как им, мудрым, известно о движении в самом движении, и о природе, которая ложна и все же истинна.

И мы снова можем видеть, как великая Воля неуклонно идет дальше по пути эволюции, заставляя всех идти по этому пути и в то же время оставляет каждому возможность выбора способа продвижения и образа его бессознательного действия. Ибо исполнение этой воли требует всех образов действия и всех способов продвижения, и все они принимаются и используются. Если человек формирует в себе благородный характер, лелеет возвышенное стремление и постоянно стремится к правдивому служению своим собратьям, то он должен будет родиться там, где великие возможности громко требуют тружеников, и Воля будет воплощаться им в нации, которая нуждается в такой помощи, а сам он займет место героя. Роль героя написана великим Автором; способность сыграть ее зависит от самого человека. Или когда человек поддается любому искушению, склонен ко злу, использует во вред силу, которую имеет, пренебрегает милосердием, справедливостью и истиной в мелочах и повседневной жизни, тогда он должен будет родиться там, где требуется угнетение, жестокость и направленная во зло деятельность, а его Воля также будет реализована им в нации, которая пожинает плоды своего дурного прошлого, а он будет одним из тех слабых существ, которые жестоко и подло тиранят и позорят нацию, к которой принадлежат. Эта роль также написана великим Автором, а способность сыграть ее зависит от самого человека. Так действуют маленькие воли в рамках большой Воли.

Таким образом, увидев, что воля определяется мотивацией, ограничиваемая рамками материи, которая окружает обособленной "Я", а также "Я", частью которого является "Я", осуществляющее Волю — что же мы всё-таки подразумеваем под свободой Воли? Мы, конечно, имеем в виду то, что Воля должна определяться изнутри, зависимость должна быть внутренней; Воля является свободной, когда "Я", изъявляя волю к действию, берет мотив к такому желанию из источников, расположенных в нем самом, а не подчиняется мотивации, исходящей из внешних источников.

И это действительно свобода, так как большее "Я", в котором развивается "Я", заодно с ним; а более обширное "Я", в котором развивается это большее "Я", заодно с ним и тоже говорит: "Это есть "Я"; и так далее со все большим и большим охватом в планетарных и вселенских масштабах; и все же самое малое "Я", осознающее себя, может обратиться внутрь, а не вовне, и знать, что является внутренним "Я", Пратьягатма, единым, а потому действительно свободным. Обращаясь во вне, оно постоянно зависимо, хотя рамки этой зависимости бесконечно и неограничено отступают; обращаясь внутрь, оно постоянно свободно, потому что оно есть Брахман, Вечный.

Когда человек Самоопределяем, тогда мы можем сказать, что он свободен во всех значениях слова свобода, и его Самоопределение не является зависимостью ни в каком неприятном смысле этого слова. То, что в своем внутреннем "Я" я изъявляю волю делать то, что никто другой не заставляет меня делать, несет в себе знак, отличающий свободного от зависимого. Насколько же в нас, в этом смысле слова свобода, мы можем сказать свободна наша Воля? Можно сказать, что у большинства людей, исключающих немногих, эта Свобода составляет лишь малую часть. Кроме вышеупомянутой зависимости от притяжения и отталкивания мы связаны путами, проторенными нашим прошлым мышлением и привычками — в большей степени привычным образом мышления — качествами, доставшимися нам от прошлых жизней, и их отсутствием, силой и слабостью, рожденными с нами, нашим образованием и окружением, повелительной настоятельностью нашей стадии эволюции, нашей физической наследственностью и нашими национальными и расовыми традициями. И здесь нам остается лишь узкая тропинка, по которой может идти наша воля: она постоянно упирается в прошлое, которое возникает как препятствия в настоящем.

Во всех отношениях наша воля не свободна. Она находится только в процессе обретения свободы и будет свободна лишь тогда, когда "Я" полностью овладеет своими оболочками и будет использовать их в своих собственных целях, когда каждая оболочка будет просто оболочкой, послушной каждому побуждению "Я", а не сопротивляющимся, плохо выдрессированным животным со своими собственными желаниями.[81] Когда "Я" возвысится над невежеством, преодолевая привычки, которые являются следами былого невежества, тогда "Я" будет свободно, и тогда будет постигнут смысл парадокса "полной свободы в служении". Ибо тогда будет постигнуто, что обособления нет, что обособленной Воли нет, что благодаря присущей нам Божественности наша воля является частью Божественной Воли, что она является тем, что в течение всей нашей долгой эволюции давало нам силу вершить эту эволюцию, и что постижение единства Воли является постижением Свободы.

В мыслях такого плана некоторые нашли завершение извечного спора между "свободой" воли и детерминизмом и признавая истину, за которую выступает детерминизм, сохранили также и нашли оправдание врожденному чувству "Я свободен. Я независим". Эта идея спонтанной энергии силы, исходящей из самых внутренних уголков нашего существа основана на самой сущности сознания, на "Я" — том "Я", которое будучи божественным, является свободным.

2. К чему так много борьбы?

Когда мы оглядываемся на долгий ход эволюции, медленный процесс развития Воли, то неизменно возникает вопрос "Почему при этом должно быть так много борьбы и трудностей? Почему должно быть так много ошибок и падений? К чему эта долгая зависимость, прежде чем будет достигнута свобода?" Прежде чем ответить на это, следует определить общую позицию. При ответе на любой вопрос следует учитывать его границы, и ответ не должен быть оценен как недостаточный, если он не отвечает на другой вопрос, который все время присутствует на заднем плане. Ответ на вопрос может быть адекватным, не будучи окончательным ответом на все вопросы; и его адекватность будет оценена неверно, если он будет отвергнут как не отвечающий на дальнейший вопрос, который может быть предложен. Половина неудовлетворенности многих людей обусловлена беспокойной нетерпеливостью в отношении какого-либо упорядоченного рассмотрения переполняющих разум вопросов, желания получить ответ немедленно и так, чтобы он был ответом на все вопросы сразу. Адекватность средств должна оцениваться относительно цели, для достижения которой они предназначены. В любом случае ответ должен оцениваться по его уместности к заданному вопросу, а не по тому — отвечает ли он на какой-то другой, связанный с ним вопрос, скрывающийся в глубине души. Поэтому об уместности любых средств, находящих свое существование во вселенной, необходимо судить по той цели, для достижения которой они созданы в этой вселенной, а не оценивать как ответ на дальнейший вопрос: "Зачем вообще должна существовать вселенная?" Этот вопрос действительно может быть задан и на него получен ответ, но доказательство адекватности средств цели во вселенной, на достижение которой они направлены в этой же вселенной, не будет ответом. Не является доказательством того. что ответ на первоначальный вопрос неадекватен, если спрашивающий отвечает: "Да, но зачем вообще должна быть вселенная?" Отвечая на вопрос: "Зачем должны быть все эти ошибки и падения на пути эволюции?" мы должны принять вселенную как существующую, как факт, с которого следует начать и должны изучать ее для того. чтобы открыть цель, к которой она идет или, по крайней мере, одну из целей, к которым она идет. Почему она идет в этом направлении, как уже говорилось — это другой вопрос, имеющий глубочайший интерес; но именно по обнаруженной нами цели мы должны судить о средствах, предназначенных для ее достижения.

Даже поверхностное изучение той части вселенной, в которой мы находимся, показывает, что, по крайней мере, одна из ее целей — а возможно, ее единственная цель — заключается в создании живых существ, обладающих высоким интеллектом и сильной волей, способных принять активное участие а управлении и продолжении деятельности природы и в способствовании осуществлению общего плана эволюции. Дальнейшее исследование, проведенное с развертыванием внутренних качеств и подтверждаемое древними писаниями, показывает нам. что этот мир не одинок, а является одним из целого ряда, что ему в эволюции его человечества была оказана помощь со стороны людей более древних культур и он должен вырастить людей, которые будут помогать более молодым мирам во времена грядущие. Более того, оно раскрывает перед нами обширную иерархию сверхчеловеческих существ, руководящих и направляющих эволюцию, и стоящего в центре вселенного тройственного Логоса, правителя и властелина своей системы; и оно говорит нам, что плод системы — это не только обширная иерархия могущественных умов со стоящими ниже них протяженными рядами имеющих все меньшее величие, а также и высшее совершенство Логоса как венца всего сущего. Оно разворачивает перед нами картину за картиной все большего великолепия, вселенные, где каждая система является подобной миру, и так далее и так далее во все расширяющемся круге безграничной великолепной полноты вечной жизни. И тогда возникает вопрос" "Посредством чего должны развиваться эти могущественные Существа, которые поднимаются из пыли к звездам, а от звезд, которые являются пылью больших систем, к звездам, по отношению к которым они являются тем же, что наша грязь по отношению к нашему солнцу?".

Обдумав это, мы не в состоянии представить в своем воображении иной путь, следуя по которому, эти полные самообладания, свободно изъявляющие свою волю Существа могут достичь этого совершенного равновесия и устойчивой непогрешимости мудрости, которые делают их пригодными для того, чтобы стать "сущностью" системы, кроме пути борьбы и испытаний, по которому мы силимся идти сегодня. Ибо если бы существовал какой-нибудь внекосмический Бог с сущностью, отличной от таковой "Я", которую мы видим разворачивающейся в гармоничной уверенности связанной последовательности, Бог с сущностью неравномерной и прерывистой, изменчивой и произвольной, непредсказуемой, тогда могло бы случиться. что из этого хаоса возникло бы существо, называемое "совершенным", но в действительности абсолютно не совершенное, так как было бы в высшей степени ограниченным и, не имея за собой никакого опыта, а вследствие этого не имея разума и рассудительности, действовало бы "правильно" как машина, то есть в соответствии с любым обусловленным раскладом обстоятельств, и как машина отвечало бы предназначенной для этого серией движений. Но такое существо годилось бы только для того. что входило бы в рамки его программы, за этими рамками оно было бы бесполезным, недееспособным. Не было бы при этом и жизни, которая представляет собой постоянное самоприспособление к меняющимся условиям без утраты и разрушения своего центра. Тревожный путь, по которому мы идем, готовит нас ко всем непредвиденным случаям в будущих вселенных, с которыми нам, возможно придется столкнуться, и такой результат вполне стоит тех испытаний, которым мы подвергаемся.

Не должны мы также забывать, что мы здесь потому, что изъявили волю развернуть свои силы посредством жизни на низших планах; что наша судьба избрана нами самими, а не навязана нам, что мы существуем в этом мире в результате нашего собственного "волеизъявления к жизни" — что если эта воля изменится — хотя в действительности она неизменна — мы перестанем жить здесь и вернемся к Миру, не собирая урожая, за которым пришли. "Никто другой не понуждает".

3. Сила воли.

Эта сила — которая в оккультизме всегда считалась духовной энергией человека, такого же рода, как и та, что посылает, поддерживает и вызывает миры — теперь ищется во внешнем мире и почти бессознательно используется многими как средство достижения результатов, иначе недостижимых. Школы Христианской науки, Психической науки, Лечения Умом и т. д. — все зависят в своих результатах от исходящей силы Воли. Этому потоку энергии поддаются болезни и не только нервные расстройства, как думают некоторые. Нервные расстройства уступают легче, потому что нервная система была организована для выражения духовных сил на физическом плане. Наиболее быстрые результаты наблюдаются там, где воздействие в первую очередь оказывается на симпатическую систему, так как она более прямо связана с аспектом Воли в форме Желания, в то время как цереброспинальная более прямо связана с аспектами Познания и чистой воли. Рассасывание доброкачественных и злокачественных опухолей и т. д. и устранение их причин, лечение поражений тканей и переломов костей в значительной мере предполагает обширные познания со стороны исцелителя. Я говорю "в значительной мере" потому, что, возможно, что Воля сможет направляться с высшего плана, если знаний на физическом уровне недостаточно, а оказывающий воздействие будет на довольно прогрессивной стадии эволюции. Способ лечения, в котором задействованы знания, был бы следующим. Воздействующий представляет мысленный образ пораженного органа в совершенно здоровом состоянии, создавая его в воображении из ментальной субстанции, затем он встраивает в него астральную материю, уплотняя при этом образ, а затем использует силу магнетизма, чтобы плотнить его еще больше эфирной материей, встраивая в эту форму более плотные материалы газов, жидкостей и твердых веществ, используя материалы, имеющиеся в теле и черпая недостающие извне. Во всем этом Воля является руководящей энергией; такая манипуляция материей является лишь вопросом знания либо на этом, либо на высших планах. При лечении таким способом нет тех опасностей, что сопутствуют воздействию на симпатическую систему более простых и потому широко применяемых средств других, выше упомянутых систем.

В некоторых популяризованных сейчас методах лечения людям советуют концентрировать свои мысли на солнечном сплетении и "жить под его контролем". Симпатическая система управляет жизненно важными процессами — работой сердца, легких, пищеварительного аппарата — а солнечное сплетение является ее самым значительным центром. Управление этими жизненно важными процессами, как объяснялось выше,[82] перешло под контроль симпатической системы в ходе эволюции, с тем как цереброспинальная система становилась все более и более господствующей, и восстановление контроля воли над этой системой посредством сосредоточения мысли является возвращением назад, а не шагом вперед, даже несмотря на то, что часто это несет с собой определенную степень ясновидения. Как уже говорилось, этого метода очень широко придерживаются в Индии, в системе, называемой хатха-йога: человек обучается контролировать работу сердца, легких и пищеварительного аппарата; таким образом он может замедлить сердцебиение, остановить работу легких, поменять направление перистальтического движения и так далее. И когда это достигается, возникает вопрос: "Чего вы добились своим успехом?" Вы снова подчинили контролю Воли систему, которая в ходе эволюции к большему удобству хозяина этих низших функций стала автоматической, и таким образом, сделали в своем развитии шаг назад. Осуществление этого в конечном итоге является недостатком, даже несмотря на то, что в первое время будет виден ощутимый положительный результат.

Кроме того, концентрация мысли в центре симпатической системы и, прежде всего, на солнечном сплетении представляет серьезную физическую опасность, если обучающийся не будет находиться под наблюдением своего учителя или не способен принимать и передавать физическому мозгу указания, которые могут быть даны ему на высшем уровне. Сосредоточение на солнечном сплетении способно вызывать заболевание особенно трудноизлечимого типа. Оно проявляется в глубокой меланхолии, от которой почти невозможно избавиться, в приступах ужасной депрессии, а иногда в форме паралича. Человек, сосредоточенный на познании "Я", должен идти не по этому пути. Когда необходимые знания будут приобретены, тело станет инструментом, на котором "Я" сможет играть, и все, что необходимо будет сделать — это очистить и доработать его, так чтобы оно смогло прийти к гармонии с высшими телами и было готово колебаться в унисон с ними. При этом мозг станет более восприимчив, а медитация и усердное сосредоточение мысли — не на мозге, а на возвышенных идеях — постепенно его усовершенствуют. С упражнением мозг становится лучшим органом, и это один из путей эволюции. А прямое воздействие на симпатическое сплетение стоит на пути к регрессу. Многие обращаются с просьбой об избавлении от последствии такой практики. На это лишь можно с грустью ответить: "Для того, чтобы свести на нет нанесенный вред, потребуются годы". Возвращаясь назад, можно быстро добиться результатов, но все же лучше смело идти вперед и вверх и затем использовать физический инструмент сверху, а не снизу.

В лечении заболеваний Волей следует учитывать еще один момент — опасность изгнания заболевания из физического тела в высшую оболочку. Болезнь часто является конечным результатом деятельности зла, которое раньше существовало на высших планах, и поэтому намного лучше позволить ему таким образом исчерпать себя, чем принудительно останавливать его и изгонять обратно, в более тонкую оболочку. Это конечный результат действия дурного желания или дурной мысли, и в таком случае использование физических средств лечения оказывается более безопасным, чем использование психических средств, так как первые не могут отбросить его обратно, на высшие планы, тогда как последние — могут. Лечебный месмеризм не влечет за собой такого риска, так как относится к физическому плану; он может быть использован любым, у кого жизнь, мысли и желания чисты. Но в то мгновение, когда силы воли направляются вниз, на физический план, возникает опасность противодействия и изгнания заболевания обратно, в более тонкие оболочки, из которых оно пришло.

Если психическое лечение проводится очищением мысли и желания и естественной спокойной работой очищенных мыслей и желаний в физическом теле, никакого вреда от этого не будет; восстановление физической гармонии приведением в гармонии ментальной и астральной оболочек является подлинным методом психического исцеления, но оно не такое быстрое и намного тяжелее. Чистота ума означает здоровье тела; и именно это представление — что там, где ум чист, тело должно быть здоровым — привело многих к принятию таких психических методов лечения.

Человек, ум которого совершенно чист и уравновешен, не будет порождать новые телесные заболевания, хотя может иметь какую-то карму, которую должен исчерпать, или он может принять на себя некоторые дисгармонии, обусловленные другими. Чистота и здоровье поистине идут рука об руку. Когда какой-либо праведник оказывается болен физически, значит он либо отрабатывает последствия дурных мыслей в прошлом, либо принял на себя часть дисгармонии мира, обращая силы этой дисгармонии на себя, уравновешивая их в своих собственных оболочках и отсылая обратно как потоки мира и доброй воли. Многие приходили в замешательство при виде таких величайших чистейших страждущих как психически, так и физически. Они страдают ради других, а не ради себя и являются подлинными Белыми магами, преобразовывающими с помощью духовной алхимии в плавильном тигле своих собственных страждущих тел черные металлы человеческих страстей в чистое золото любви и мира.

Кроме вопроса о путях воздействия Воли на тело в пытливом уме возникает другой вопрос: А правильно ли использовать таким образом Волю в наших собственных целях? Нет ли некоторой деградации в использовании высочайшей силы божественного в нас на службе нашему телу, просто для восстановления хорошего состояния физического здоровья? Правильно ли то, что Божественное должно таким образом превращать камни в хлеба и этим поддаваться тому самому искушению перед которым устоял Христос? Данное предание можно принимать как историческое или мифическое, это значения не имеет; оно содержит в себе глубочайшую духовную истину и пример повиновения оккультному закону. Ответ искушенного все равно остается истинным: "Не хлебом жив человек, а каждым словом Господним". Эта этика представляется стоящей на более высоком уровне, чем та, что запрягает Божественное на службу физическому телу. Одной из опасностей настоящего является поклонение телу, вознесение его на слишком высокую вершину — это обратная реакция на преувеличенный аскетизм. Используя Волю для служения телу, мы делаем Волю его рабом, и практика постоянного избавления от незначительных болей и недомоганий волевым их изгнанием подрывает высшее качество — выносливость. Поступающий таким образом человек склонен раздражаться от мелких физических неудобств, которые Воля не в состоянии устранить, и высшая сила Воли, которая может контролировать тело и поддерживать в его работе, даже если оно будет страдать, оказывается подорванной. Колебания относительно использования силы воли для облегчения собственного тела должны исходить не от каких-либо сомнений в отношении здравости мысли и реальности закона, на которых такое действие основано, а от опасений по поводу того, что человек может поддаться искушению использовать то, что должно поднимать его к духовным сферам, в качестве слуги физическому и таким образом стать рабом своего тела и будет беспомощным, когда оно откажет ему в час нужды.

Каждого посвященного связывает оккультный закон, заключающийся в том, что он не может использовать оккультную силу для того, чтобы помочь себе; если он сделает это, то утратит способность помогать другим, и не стоит лишаться великого из-за малого. Уже упоминавшееся предание об искушении Христа имеет большее значение, чем понимается многими. Если бы Он использовал свою оккультную силу и превратил камни в хлеба, для того, чтобы утолить свой собственный голод, а не ждал в стойком терпении пищи, данной Сияющими, то позднее Он не смог бы выдержать мистической жертвы на Кресте. Горький упрек в его сторону — "Он спас других; Себя Он спасти не смог" — содержит оккультную истину. Он не мог использовать силы, которые открывали глаза слепым и делали прокаженных чистыми, для того, чтобы избавить себя от малейшей боли. Те, кто хотят спасти себя, должны отречься от божественной миссии быть Спасителями мира. В своем развитии они должны выбирать между одним или другим. Если в своей эволюции они выбирают низшее и используют великие силы, которые им достались во служение самим себе и телу, тогда они должны отказаться от высшей миссии использования их для спасения расы. В настоящее время активность ума настолько велика, что необходимость использования его возможностей для высших целей становится еще большей.

4. Белая и черная магия.

Магия — это использование Воли для управления силами внешней природы и действительно является, как означает ее название, великой наукой. Человеческая Воля, будучи силой Божественного в человеке, может подчинить себе и контролировать низшие энергии и таким образом достигать желаемого результата. Различие между белой и черной магией заключается в мотивации, которая определяет Волю; когда эта Воля направлена человеком во благо других на то, чтобы помочь и осчастливить всех, кто попадает в сферу ее действия, тогда этот человек является белым магом, а результат, которого он добивается использованием своей тренированной Воли, является благотворным и способствует ходу эволюции человека. При таком использовании Воли он постоянно растет, становится все менее и менее обособленным от других людей и является центром далеко распространяющейся помощи. Но когда Воля используется ради пользы низшего "я", когда она используется для личных целей и замыслов, то этот человек является черным магом, опасностью для нации, а результат его деятельности будет затруднять и задерживать эволюцию человека. При таком использовании воли он постоянно уходит в себя, становится все более и более обособленным от других людей, закрывая себя в скорлупе, которая изолирует его и которая с использованием его тренированных сил становится все плотнее и толще. Воля мага сильна всегда, но воля белого мага сильна силой жизни, когда нужно, она гибка, а в случае иной необходимости — неподатлива, она постоянно уподобляется великой Воле, Закону Вселенной. Воля черного мага имеет силу железа, она постоянно служит личным целям, идет наперекор великой Воле и рано или поздно разобьется о нее на кусочки. От этой опасности черной магии изучающего оккультизм защищает закон, который запрещает ему использовать свои оккультные силы ради себя; и хотя ни один человек не является черным магом, если намеренно не ставит свою личную Волю наперекор великому закону, целесообразно все же знать сущность черной магии и пресекать само начало зла. Так же как праведник, согласовывающий силы дисгармонии в себе, истинно является белым магом, так черным магом является тот, кто использует для своей корысти все силы, которые он приобрел посредством знаний, обращает их на службу своей собственной обособленности и увеличивает дисгармонию мира своими эгоистичными домоганиями, стремясь в то же самое время сохранить гармонию в своих собственных оболочках.

5. Вхождение в мир.

Когда "Я" становится настолько независимым от своих оболочек, в которых обитает, что их колебания уже больше не действуют на него. когда оно может использовать их в любых целях, когда его видение становится совершенно ясным, когда оболочки не оказывают никакого противодействия, так как начальная жизнь уже оставила их и они оживляются только жизнью, идущей от "Я", тогда "Я" охватывает Мир, и цель продолжительной борьбы оказывается достигнутой. Такое эгоцентричное "Я" уже не путает себя со своими оболочками. Они являются инструментами, предназначенными для работы с ними, и оно манипулирует ими по своему усмотрению. Тот познал покой Властелина, кто стал полным хозяином своих оболочек, а вследствие этого хозяином жизни и смерти. Способный принимать в них суматоху мира и приводить ее в гармонию; способный чувствовать через них страдания других, но не чувствовать своих собственных страданий, он стоит в стороне, вне досягаемости всех бурь, и в то же время он постоянно готов окунуться в бурю для того, чтобы вырвать из нее другого, не теряя при этом своего устойчивого положения на скале Божественности, сознательно воспринимаемой им как он сам. Таковы истинные Властелины, и их мир время от времени может быть изведан, по крайней мере теми, кто стремится идти по тому же пути, но пока еще не достиг той же скалы Самосознающей себя Божественности.

Это объединение обособленной воли с единой Волей для помощи миру является самой достойной целью из тех, что мир может предложить нам. Быть не обособленным от людей, а с ними, не добиваться покоя и блаженства в одиночку, а говорить как Китайский Благословенный: "Никогда я не войду в окончательный мир в одиночку, а всегда и везде буду страдать и бороться до тех пор, пока все не вступят в него со мной" — вот венец человечества. Как мы можем видеть, страдание и борьба оказывается более эффективными пропорционально тому, насколько мы мучаемся страданиями других и не ощущаем своих собственных; и соответственно этому мы будем подниматься к Божественному, будем идти по "узкому, как лезвие бритвы пути", по которому шли Великие, и обнаружим, что Воля, которая направляла нас по этому пути и которая реализовала себя в прохождении этого пути, еще достаточно сильна, чтобы страдать и бороться до тех пор, пока страдания и борьба не прекратятся для всех, и все вместе мы не войдем в Мир.

МИР ВСЕМ СУЩЕСТВАМ.

Примечания.

1.

Из Пранава-вада, неопубликованной рукописи на санскрите [Сейчас опубликованной под названием The Science of the Sacred Word или The Pranava-vada of Gargyayana].

2.

Изучающий должен внимательно проработать книгу Бхагаван Даса "The Science of Peace", где данные метафизические вопросы разъясняются с редкой проницательностью и точностью.

3.

Другой излюбленный способ выражения этой тройственности — Сила, Мудрость и Любовь, но это оставляет в стороне Деятельность и дублирует Любовь, если не принимать Любовь в качестве ее эквивалента, так как Любовь по своей сущности является активной. По моему мнению Мудрость и Любовь являются одним и тем же аспектом сознания, то, что проявляется выше как Мудрость, реализация Единства, в мире форм проявляется как Любовь, притягивающая сила, которая приводит к Единству в мире обособленных созданий.

4.

Эмерсон.

5.

Здесь следует помнить, что "разделение" происходит лишь в сознании: идея Духа отделена от идеи Материи. Во вселенной, доступной чувственному восприятию, нет Духа, необусловленного Материей, нет ни мельчайшей частички Материи, лишенной Духа. Все формы сознательны; и все создания имеют формы.

6.

Псалтырь II, 7.

7.

Чхандогья упанишада VI, II, 3.

8.

Свет на пути.

9.

К Римлянам, VIII, 29.

10.

Там же, 19.

11.

Бхагавад-гита, X, 42.

12.

"Тайная Доктрина", I, 696 (Здесь и далее страницы указываются по лондонскому изданию 1928 года — прим. ред.).

13.

Тамас, Раджас и Саттва.

14.

Тайная Доктрина, I, 105.

15.

Танматра, мера Этого — "Это" как Божественный Дух.

16.

Совместно Таттва (a Tattva).

17.

Чит воздействует на Крию, т. е. Мудрость, воздействуя на Активность, даёт Манас (ум).

18.

Иччха.

19.

Эта связь является магнетической. Но этот магнетизм тончайшего типа. Он называется Фохат, или Дайви-Пракрити, "Свет Логоса". Он имеет Субстанцию и существует как в сущности сознания, так и в сущности материи, поляризованный, но не разделённый на части.

20.

К Евреям, II, 10.

21.

Символ Веры Афанасия.

22.

I Коринфянам, XV, 28.

23.

Там же, 43.

24.

Е.П. Блаватская, "Ключ к Теософии", см. в отношении принципа, применяемого таким образом к низшим стадиям.

25.

Оккультный катехизис, цитируется в Тайной доктрине, I, 145.

26.

См. "Происхождение человека" (The Pedigree of Man) Анни Безант. с. 11, 12.

27.

Тайная доктрина, I, 285.

28.

"Самом полном смысле", т. е. без любой обособленной индивидуальности: поистине неразделенные они всегда остаются наверху, всегда сияют в Пламени.

29.

"Тайная доктрина", I, 267.

30.

На грохочущем ткацком станке времени я тружусь.

И тку для Бога одеянье, по которому вы видите Его.

Гёте.

31.

Это разграничение лишь пробное. Так как материя, являющаяся женской частью, Сарасвати, относящейся к Брахме, похоже, указывает на джнянендрии, а Дурга — на кармендрии.

32.

"Тайная доктрина", III, 444.

33.

"Происхождение человека", с. 25, 27; будучи немного измененным, как и в книге, этот отрывок относится только к четвертой цепи.

34.

Термин Дживатма, конечно, в равной мере применим к Монаде, но более часто используется в отношении ее отражения.

35.

По Танматрам, Божественным Меркам.

36.

Т.Д., II. 18, 81, 95.

37.

Перевод этого описательного названия как "Бог" привел к серьезному неправильному пониманию восточного мировоззрения "Тридцать три крора [crore = десяти миллионам] Богов" являются не Богами в западном смысле слова, что эквивалентно Вселенскому Я и Логосам, а Дэвами, Сияющими.

38.

См. "Эволюцию Жизни и Формы" Анни Безант, с. 132–133.

39.

Это выражение используется для обозначения различных понятий, но всегда в одном и том же смысле как нить, объединяющая отдельные частички. Она применяется к перевоплощающемуся Это как нить, на которую нанизано множество отдельных жизней; ко Второму Логосу, как нить, на которую нанизаны создания его вселенной.

40.

Для этого термина в английском языке нет эквивалента; это сосуд или канал, идущий от сердца к третьему желудочку; он известен всем изучающим йогу под вышеупомянутым названием. Первичной Сушумной является спинномозговой канал.

41.

См. "Происхождение человека" Анни Безант, с. 24.

42.

Относительно этих "спящих атомов" Е.П. Блаватская пишет в "Тайной Доктрине", II, 710.

43.

Е.П. Блаватская называет постоянные ядра нижних 21/2 планов "атомами жизни"; она говорит: "Атомы жизни нашей (праны) жизненной основы никогда полностью не исчезают со смертью человека; они передаются от отца к сыну." "Тайная Доктрина", II, 709.

44.

"Тайная Доктрина", I, 243, 244.

45.

См. А. Безант, "Сила мысли, её контроль и культура", с. 56–62.

46.

"Тайная Доктрина", I, 281.

47.

Эти данные взяты из статьи профессора Боса "Реакция неорганической материи на раздражители", представленной 10 мая 1901 г. Королевскому Обществу.

48.

Профессор не опубликовал эту лекцию, но эти факты представлены в его книге "Response in the Living and Non-Living" (Ответ живого и неживого). Мне посчастливилось наблюдать за повторением этих экспериментов в его доме, где можно было внимательно проследить за их ходом.

49.

"Consciousness in Vegetable Matter", Pall Mall Magazine, June, 1902.

50.

N-лучи обусловлены колебаниями в эфирном двойнике, которые вызывают волны в окружающем эфире. Хлороформ изгоняет эфирного двойника, поэтому излучение прекращается. После смерти эфирный двойник оставляет тело, и вследствие этого лучи больше уже не наблюдаются.

51.

Термин "жизни" означает Единицы Сознания, но не указывает на таким образом разделенное сознание и не обязательно подразумевает присутствие Дживатмы. Он означает познаваемую "каплю" из океана сознания, атом или набор атомов, одушевленных сознанием и функционирующих как целое. Атом здесь является "жизнью", а сознание относится к Третьему Логосу. Микроб является "жизнью", но здесь сознание относится ко Второму Логосу. Как было сказано ранее, оно заимствуется и модифицируется Планетарным Логосом и Душой Земли.

52.

Танматре и таттве плана с его шестью субтанматрами и субтаттвами.

53.

Группа нервных клеток.

54.

Нервные отростки, или удлинения, или выросты, состоящие из вещества клетки, заключенного в молекулярную оболочку.

55.

"Тайная Доктрина", I, 285.

56.

Бхагавад-гита, XV, 7.

57.

Бхагавад-гита, XIII, 5.

58.

См. Главу IX, части 1 и 2 в отношении различия между сознанием и Самосознанием; и Главу VI, часть 3 в отношении описания физического сознания, которое не следует путать с бодрствующим сознанием.

59.

Читателю будет полезно внимательно прочитать ценную книгу Ч. Ледбитера "Сны".

60.

Сальпетриер (фр.) — Приют для престарелых и душевнобольных в Париже — прим. ред.

61.

Тайная Доктрина, III, 480. (Здесь, очевидно, ошибка, т. к. на той же странице в "Тайной доктрине" приводится таблица, из которой следует, что длины волн красного и фиолетового отличаются вовсе не в 7 раз, что впрочем можно узнать и из любого учебника физики, а вот натуральный логарифм этого отношения действительно близок к семи — прим. ред.).

62.

Очевидно, описывается известный тогда случай существования трёх личностей в одном человеке. Подобные случаи с другими людьми описываются и в современной литературе — ред.

63.

В. Джеймс, "Многообразие религиозного опыта", с. 19. Под "умом" подразумевается "мозг".

64.

Там же, с. 25.

65.

См. главу IV, части 4 и 5.

66.

The Science of Peace.

67.

Чхандогья упанишада, VIII, 1, 4, 5.

68.

См. Часть I, главу IV, 3.

69.

См. Часть I, глава IX, 1.

70.

Бинду упанишада, 1.

71.

Катха упанишада, VI, 5.

72.

Брихадараньяка упанишада. IV, 4, 6.

73.

Матф. V, 29, 30.

74.

Бхагавад-гита.

75.

"Свет на пути", 4.

76.

Бхагавад-гита, II, 59.

77.

"Я" во время сна обращает свое внимание вовнутрь, до тех пор, пока не будет использовать свое астральное тело независимо, поэтому его контроль над ним оказывается слабым.

78.

Бхагавад-гита, II, 59.

79.

Bhagavan Das, "Science of the Emotions".

80.

Римл. XIII, 10.

81.

Это достигается только тогда, когда жизнь "Я" наполняет материю своих оболочек, а не стремящаяся вниз элементальную сущность, то есть когда закон Души Жизни сменяет закон греха и смерти.

82.

См. Часть I, главу X, 1.

Оглавление.

Исследование сознания (Изучение сознания). 1. Источники. 2. Возникновение монад. Часть I. Глава I. Подготовка поля. 1. Образование атома. 2. Материя духа. 3. Подпланы. 4. Пять планов. Глава II. Сознание. 1. Значение слова. 2. Монады. Глава III. Заселение поля. 1. Появление монад. 2. Плетение. 3. Семь потоков. 4. Сияющие. Глава IV. Постоянный атом. 1. Присоединение атомов. 2. Ткань жизни. 3. Выбор постоянных атомов. 4. Использование постоянных атомов. 5. Действие монад на постоянные атомы. Глава V. Групповые души. 1. Значение термина. 2. Деление групповых душ. Глава VI. Единство сознания. 1. Сознание — единое целое. 2. Целостность физического сознания. 3. Значение физического сознания. Глава VII. Механизм сознания. 1. Развитие механизма. 2. Астральное тело, или тело желания. 3. Соответствие в коренных расах. Глава VIII. Первые шаги человека. 1. Третья Волна Жизни. 2. Развитие человека. 3. Несовместимые души и тела. 4. Пробуждение сознания на астральном плане. Глава IX. Сознание и самосознание. 1. Сознание. 2. Самосознание. 3. Реальное и нереальное. Глава X. Состояния сознания человека. 1. Подсознательное. 2. Бодрствующее сознание. 3. Сверхфизическое сознание. Глава XI. Работа монады. 1. Построение своих оболочек. 2. Развивающийся человек. 3. Гипофиз и шишковидное тело. 4. Пути сознания. Глава XII. Сущность памяти. 1. Большое "Я" и малые "я". 2. Изменения в оболочках и в сознании. 3. Отпечатки памяти. 4. Что такое память? 5. Воспоминание и забывание. 6. Внимание. 7. Единое сознание. Часть II. Воля, желание и эмоция. Глава I. Воля к жизни. Глава II. Желание. 1. Сущность Желания. 2. Пробуждение Желания. 3. Отношение желания к мысли. 4. Желание, Мысль, Действие. 5. Обязывающий характер Желания. 6. Разрыв связей. Глава III. Желание (Продолжение). 1. Инструмент желания. 2. Конфликт желания и мысли. 3. Значение идеала. 4. Очищение Желания. Глава IV. Эмоция. 1. Рождение Эмоции. 2. Действие Эмоции в семье. 3. Рождение добродетелей. 4. Добро и зло. 5. Добродетель и блаженство. 6. Превращение эмоции в добродетели и пороки. 7. Применение теории на практике. 8. Предназначение эмоции. Глава V. Эмоция (Продолжение). 1. Тренировка эмоции. 2. Искажающая сила Эмоции. 3. Методы управления эмоциями. 4. Использование эмоции. 5. Значение эмоции в эволюции. Глава VI. Воля. 1. Воля, завоевывающая свою свободу. 2. К чему так много борьбы? 3. Сила воли. 4. Белая и черная магия. 5. Вхождение в мир. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63. 64. 65. 66. 67. 68. 69. 70. 71. 72. 73. 74. 75. 76. 77. 78. 79. 80. 81. 82.