История политических и правовых учений. Шпаргалка.

1. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ДРЕВНЕГО МИРА О ВЛАСТИ.

При своем возникновении политико-правовая мысль у древних народов мифологизирована, представляет собой мифологические представления о месте человека в мире. На ранней стадии развития древние воззрения, условно именуемые политическими и правовыми, еще не успели выделиться в относительно самостоятельную форму общественного сознания и в особую область человеческого знания и представляли собой составной момент целостного мифологического мировоззрения.

Земные порядки согласно древним мифам есть неразрывная часть общемировых, космических порядков, имеющих божественное происхождение. Социальные и политико-правовые порядки предполагались как определенные божественным первоисточником. Существующий политико-правовой порядок легитимизировался божественным авторитетом. Миф не подвергался сомнению.

В мифах ряда народов говорится о первоначальном непосредственном правлении богов, которые затем научили людей искусству управления и передали власть земным правителям. Так, например, утверждали древнеегипетские жрецы, выводя происхождение первых фараонов от богов («фараон – сын Солнца»). В древнегреческой мифологии первоначальными правителями и законодателями также являются боги-олимпийцы (Кронос, Зевс, Посейдон, Афина и др.).

Согласно древневавилонским и древнеиндийским мифам боги, являясь источниками власти правителя, вместе с тем и сами продолжают оставаться вершителями земных дел и людских судеб.

Известное своеобразие присуще религиозно-мифологическим представлениям древних евреев. По их версии, единый истинный бог находится в особом договорном отношении со всем еврейским народом, являясь его верховным царем, им и даются законы (законодательство Моисея).

По древнекитайскому мифу только император способен на общение с небесными силами. Таким образом, вся власть сконцентрирована в его личности.

2. УЧЕНИЯ О ВЛАСТИ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ И ВАВИЛОНЕ.

Справедливость и правосудие в Древнем Египте олицетворяла богиня истины и порядка Маат, судебные чиновники являлись ее жрецами. Земная власть (фараон, жрецы, чиновники), право были сакрализованы. Считалось, что все существующие правовые нормы должны соответствовать Маат – естественно-божественному порядку справедливости (очень похоже на древнекитайское «дао», древнегреческое «дике» и пр.). Считалось также, что только справедливое поведение в земной жизни поможет добиться милости богов в загробной жизни.

В «Поучении Птахотепа» (XXVI в. до н.э., послание правителя своему наследнику) утверждается идея естественного равенства всех свободных людей («нет рожденного мудрым»). Действительно, в Древнем Египте не было жесткого кастового деления общества.

Теологическая концепция власти всячески продвигалась в массы жрецами и чиновниками, заинтересованными в сохранении и укреплении своей власти. Хотя в Древнем Египте и случались восстания обездоленных, которые, помимо прочего, разграбляли и разрушали судебные палаты как ненавистные символы «справедливости».

Покровителем справедливости в Древнем Вавилоне выступал бог Шамаш. Правонарушение называлось переступлением «стези Шамаша». Вавилонские правители и законодатели настойчиво подчеркивали божественный (а следовательно, неизменный) характер своей власти и своих законов. Яркий пример – Законы Хаммурапи (XVIII в. до н.э.). Хаммурапи представил свое законодательство как данное Шамашем. Справедливым и исходящим от богов считалось у Хаммурапи деление людей на свободных и бесправных рабов, первые, в свою очередь, были неравноправны, их правовой статус зависел от принадлежности к тому или иному сословию.

Мифические представления древних персов нашли свое выражение в зороастризме, легендарный основатель которого Заратустра (Заратуштра) жил предположительно между X и первой половиной VI в. до н.э. Основным положением этого учения является борьба в мире двух противоположных начал – добра (Ормузд) и зла (Ариман). Положительный смысл и цель человеческого бытия – активная деятельность, борьба против зла и тьмы. И победа, как полагал Заратустра, останется за добром и светом! Государство должно быть земным воплощением небесного царства Ормузда, монарх должен быть служителем Ормузда, бороться против зла, насаждать добро. При этом древние персы склонялись к целесообразности деспотизма.

Сословное деление общества, по зороастризму, основывается на свободном выборе каждым того или иного рода занятий. Во главе отдельных сословий должны стоять наиболее добродетельные люди. Заратустра призывал служителей Ормузда к взаимной любви, прощению и миру.

3. ЗАКОНЫ МАНУ. БРАХМАНИЗМ. ВЕДЫ. «АРТХАШАСТРА».

Древнеиндийские законы Ману относятся к периоду II в. до н.э. – II в. н.э. Законы Ману тщательно регламентировали повседневное существование каждого индуса в частной и общественной жизни в строгом соответствии с религиозными догматами брахманизма. Законы Ману, приписываемые мифическому прародителю людского рода, содержат также наставления об управлении государством и по судопроизводству.

В Законах Ману воспроизводятся и защищаются положения вед и упанишад (религиозно-философских трактатов, комментирующих ведические тексты) о делении общества на варны, их неравенстве и т.д. Особое значение придается обоснованию руководящего положения брахманов и исключительному характеру их прав в вопросах установления, толкования и защиты дхармы. Дхарма – универсальная норма поведения индуса, зависящая от его возраста и варны. Даже царь (из кшатриев) должен чтить брахманов и следовать их советам и наставлениям, он должен охранять варновый строй.

Особое значение уделяется данде – наказанию, которое заставляет людей следовать извечной дхарме. Нарушителей дхармы, помимо данды, ждет загробная кара.

Зачатки идеологии брахманизма встречаются уже в ряде древнеиндийских религиозных памятников второго тысячелетия до н.э., именуемых в целом ведами (санскр. «знание»), там говорится о делении людей на 4 варны, которые созданы богами из Пуруши (мирового тела и духа, первочеловека): «...брахманом стали его уста, руки – кшатрием, его бедра стали вайшьей, из ног возник шудра». Это определило на многие века кастовое деление индийского общества.

Среди вед можно выделить «Ригведу» (собрание гимнов) и «Атхарваведу» (сборник заговоров и заклинаний).

Строение общества (т.е. права и обязанности представителей различных варн) определяет мировой закон («рита»). Все члены варн лично свободны (рабы находились вне кастового строя), но неравноправны. В привилегированном положении находились брахманы (жрецы, духовная власть) и кшатрии (воины, светская власть).

В древнеиндийских ведах содержалось два подхода к появлению царской власти: или создание правителя богами (учреждение его власти по воле богов), или избрание правителя людьми с последующим утверждением богами. Господствовала патриархальная концепция государственной власти: правитель является отцом для своих подданных, он должен заботиться о них, однако несет ответственность не перед ними, а перед богами.

Древнеиндийский трактат «Артхашастра» Каутильи относят к эпохе империи Маурьев (IV-III вв. до н.э.), по форме это – наставление искусству управления. «Артхашастра» в целом свободна от религиозных догм брахманизма и реалистична. Каутилью даже называли индийским Макиавелли за «Артхашастру», проникнутую идеей практической пользы в делах государственного управления и обусловленным ею политическим мероприятиям и административно-властным установлениям.

4. ДАОСИЗМ И КОНФУЦИАНСТВО В ДРЕВНЕМ КИТАЕ.

Лао-цзы, основатель даосизма оставил после себя трактат «Книга о дао и дэ», составленный его учениками в IV-III вв. до н.э. Лао-цзы считал, что мир не есть божественное творение, он создан естественными законами. Основой всего сущего является дао, определяющее миропорядок и являющееся естественной справедливостью, перед которой все равны. Все беды человечества – в стремлении к богатству, что является отходом от дао.

Лао-цзы считает государство искусственным образованием, излишним для общества; но он надеется, что нарушенное людьми дао сможет само восстановиться, поэтому не надо совершать никаких насильственных действий против государства (революции, восстания и пр.). Лао-цзы выступает против «вредного мудрствования», считает, что нужно запретить развивать культуру, т.к. она лишь способствует отходу людей от дао и провоцирует желания. Он предлагает вернуться к простоте извечных времен, при этом следует восстановить элементарную общественную организацию (Лао-цзы разработал модель «государства-деревни»).

Важнейшим древнекитайским мыслителем является Кун-цзы, известный европейцам как Конфуций (около 551-479 до н.э.). Его мысли изложены учениками (V в. до н.э.) в сборнике «Беседы и высказывания». Конфуций формировал эталон высшей морали – идеального человека («цзюнь-цзы»), которого противопоставлял простолюдинам. Цзюнь-цзы должен следовать ритуалу, обладать добродетелью, любовью к людям, чувством долга и справедливости стремиться к знаниям, почитать старших, демонстрировать верность и преданность властям и пр., т.к. именно культурой китайцы отличаются от варваров.

Конфуций развивал патриархально-патерналистскую концепцию государства (император – отец всех подданных), обосновывал общественное неравенство, разделяя общество на высших (просвещенные правители, цзюнь-цзы) и низших, которые должны безоговорочно подчиняться высшим, что составляет их добродетель. По Конфуцию, лучшая форма правления – аристократия (причем править должны аристократы знаний, а не аристократы крови или богатства). По Конфуцию, правитель – сын (представитель) бога на земле. «Достигни любви народной», – советует Конфуций добродетельному государю, но никто не вправе критиковать деяния императора.

Конфуций различал управление государством на основе добродетели и на основе позитивного закона, к последнему Конфуций относился негативно, поскольку его нормы устанавливаются людьми, а не богом. Вместе с тем Конфуций признавал за позитивным законом вспомогательную роль в управлении государством. Чиновники являются помощниками государя в деле управления государством, при этом вся полнота государственной власти все же остается в руках императора. Конфуцианство призывает к просвещению, самосовершенствованию. Со II в. до н.э. до установления коммунистического режима в 1949 г. конфуцианство (с включенными в него элементами легизма) являлось официальной идеологией Китая.

5. ФИЛОСОФИЯ МО-ЦЗЫ. УЧЕНИЕ ЛЕГИСТОВ.

Из конфуцианской школы вышел один из ее противников Мо-цзы (Мо Ди) (V в. до н.э.), чьи высказывания были собраны учениками в сборнике «Мо-цзы» (IV в. до н.э.). Впервые для древнекитайской философии у Мо-цзы появляется идея выборности первого правителя, весьма сильны идеи социального равенства, критика социальной несправедливости. Мо-цзы выдвинул концепцию всеобщей и равновеликой любви, братства всех живущих на земле людей вне зависимости от социальных и иных факторов. В духе равенства Мо-цзы проповедовал отказ от роскоши и утонченной культуры древнекитайской аристократии, церемониала; в общем, он выступал за «опрощение» (в отличие от утонченного и высококультурного Конфуция). Мо-цзы (в отличие от Конфуция, и это роднит его с Шан Яном) выступал за необходимость установления государством общеобязательных законов, которые должны выполняться подданными под страхом неумолимого наказания.

Со времени Мо-цзы право в Древнем Китае стало ассоциироваться прежде всего не с ритуалом (как у Конфуция), а с наказанием и законом. В этом смысле Мо-цзы оказался предшественником древнекитайского легизма.

Основателем древнекитайского легизма считается древнекитайский государственный деятель и философ Шан Ян (IV в. до н.э.), создавший труд «Книга правителя области Шан». В условиях кризиса в то время в Китае Шан Ян обосновывает управление, опирающееся на законы и суровое наказание, чем вступает в противоречие с конфуцианством, отдающим приоритет ритуалу. Никакие призывы к добродетели в духе Конфуция не помогут, утверждал практичный Шан Ян, надо решительно усиливать централизованную администрацию, внушающий страх подданным аппарат управления и подавления; ведь самое главное, как утверждал Шан Ян, это обеспечить порядок в обществе и государстве.

Закон должен быть универсален, общеобязателен, жесток, соблюдаться под страхом мощного наказания, он не подлежит обсуждению, должен исполняться беспрекословно. Вместе с тем закон должен устанавливаться не произвольно, а лишь мудрыми людьми, хотя сам законодатель не связан законом, он вправе его скорректировать. При этом закон устанавливается отнюдь не раз и навсегда.

Шан Ян выступал за унификацию законодательства. Он создает модель «законнического (легистского) государства». Вместе с тем Шан Ян выступает за создание системы тотальной слежки, оправдывает коллективную ответственность (за преступление отвечают также родственники и соседи виновного, не донесшие о нем).

В своей практической государственной деятельности Шан Ян узаконил право частной собственности на землю, лишил аристократию традиционного права наследования административных постов, в результате чего по настоянию видных аристократов был казнен. Сходные идеи развивали и другие представители древнекитайского легизма; со временем (со II в. до н.э.) смягченные (объединенные с конфуцианством) элементы легизма составили официальную китайскую идеологию.

6. СОФИСТЫ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ.

Софисты (в переводе с древнегреч. – мудрецы) были платными учителями мудрости, позже этим понятием стали обозначать недобросовестных спорщиков. Среди старших софистов выделяют Протагора, Горгия, Продика, Гиппия, Антифонта. Среди младших софистов – Фразимаха, Калликла, Ликофрона. О политико-правовых взглядах софистов мы узнаем преимущественно из произведений Платона и Аристотеля, негативно относившихся к идеям софистов.

Протагор из Абдер (V в. до н.э.) – старший софист, основатель софистической школы. Мера всех вещей человек, который является индивидом и гражданином полиса. Все измеряемое человеком относительно, т.к. наши знания, полученные посредством ощущений, отличаются у разных людей, поэтому нет единой истины. О всякой вещи всегда есть два противоречивых мнения; также условно и изменчиво право. Миф Протагора о Прометее объясняет, как было создано государство. У разных народов существуют различные нормы права, т.е. единых представлений о законности в мире нет. Мерило всех ценностей, справедливости – полис: гос-во само решает, что справедливо, а что – нет. Протагор уравнивает право и закон, считая, что всякий закон справедлив, т.е. является правовым. Естественный закон у Протагора – догосударств. состояние общества, которое не лучше и не хуже гос-ва.

Гиппий из Элиды (V в. до н.э.) противопоставлял природу юридич. закону. Законы природы – истинное, естественное право. Все люди равны между собой по природе, а не по закону. Всеобщие естественные (природные) законы всегда одинаково хорошо и четко выполняются в любой стране, т.к. веления природы всегда соответствуют человеческому естеству. Естественное право – справедливость; позитивный закон, данный государством, ей противоречит, устанавливая искусственные требования.

Антифонт и Ликофрон также считали, что позитивное право – продукт человеческой договоренности, поэтому предписания закона (в отличие от велений природы) условны и даже враждебны природе человека. Человеческие законы можно нарушить безнаказанно (ведь преступника могут и не найти), а вот нарушителя законов природы всегда ждет кара. Труд Антифонта «Единомыслие»: человек должен жить в гос-ве; среди граждан должно быть единомыслие в понимании закона; право – гарантия личных прав человека, которые закрепляются и охраняются гос-вом.

Фразимах из Халкидона (V в. до н.э.) – софист младшего поколения. Он утверждал, что существует определенный принцип властвования: выгода сильнейшего. Поэтому в каждом гос-ве силу имеет тот, кто стоит у власти. Любая власть, установив свои законы, объявляет их справедливыми. Подданные делают то, что угодно правителю, т.к. сила у него. Калликл был сторонником аристократии – правления лучших, противником демократии. Калликл считал, что неправедные законы издают не сильные, а слабые (демос), чтобы ограничить и запугать сильных (аристократию).

Софисты были первыми настоящими теоретиками права, государства, политики. Идеи софистов получили второе рождение и вновь стали разрабатываться в Новое время.

7. СОКРАТ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ.

Знаменитый древнегреческий мыслитель Сократ (около 470-399 до н.э.) полагал, что править должны знающие. Идеалом Сократа являлась аристократия мудрых. Настоящее знание, по Сократу, нужно получать не от учителя, а путем углубленного самопознания. Требование Сократа «править должны знающие» относится ко всем политическим формам. Подобный политический идеал правления знающих критически расходился с принципами как демократии, так и родовой аристократии, олигархии и тирании. Особо резко критиковал Сократ тиранию. В плане практической политики Сократ обосновывал принцип компетентности правления, а в плане теоретическом – попытку выявить и сформулировать нравственно-разумную основу и сущность государства.

В основе характеристики различных форм государства лежал выдвинутый Сократом принцип законности. В вопросе о форме правления в государстве Сократ различает царство и тиранию, аристократию и олигархию, правильную демократию и неправильную демократию. Первая из форм правления в каждой паре – правильная, а вторая – неправильная. Эта классификация впоследствии (в переработке Аристотеля) стала классической. В качестве благоустроенных государств, управляемых хорошими законами, Сократ расценивал аристократические Спарту и Крит, умеренно-олигархические в то время Фивы и Мегары.

Отрицательно Сократ относился к «крайней» демократии в родном полисе, при господстве которой Афины потерпели поражение от Спарты в Пелопонесской войне и потеряли свои ведущие позиции во всей Элладе. Сократ не верил в эффективность демократии, результативность деятельности народного собрания как высшего руководящего государственного органа. Основные отступления сложившихся в Афинах общественно-политических порядков от разумных начал Сократ видел в тяге своих сограждан к стяжательству и в некомпетентности демократического правления.

Сократ первым выдвинул принцип законности, и сам его в жизни и даже смерти всегда принципиально придерживался. Законность, по мнению Сократа, состоит в том, чтобы подчиняться законам своего государства. Свобода, по Сократу, – это прекрасное и величественное достояние и для человека, и для государства. Все законы взаимозависимы, так как обусловлены божественным первоисточником. Перед законом должны быть равны и правители, и подданные.

Многие видят в учении Сократа предпосылки договорной теории взаимоотношений гражданина и полиса, но стороны в таком договоре не равны, государство явно преобладает. Государство и издаваемые им законы являются высшими родителями, воспитателями и повелителями для своих граждан.

8. ДИАЛОГ ПЛАТОНА «ГОСУДАРСТВО».

Платон (427-347 до н.э.) происходил из знатного афинского рода. В одной из рощ близ Афин он основал свою просуществовавшую несколько веков и закрытую лишь византийским императором Юстинианом знаменитую Академию. Огромное влияние на Платона оказали Сократ, Пифагор, пифагорейцы.

В диалоге «Государство» Платон излагает свою политическую утопию. Спор в этом диалоге идет между Сократом (от имени которого выступает Платон) и софистами по поводу того, кому следует управлять государством. Платон резко критикует современную ему афинскую демократию. Софисты считают, что управлять государством может каждый, Сократ – только философ («знающий»). В платоновском идеальном государстве каждая личность – частичка единого целого, каждый знает свое дело.

Все население разделено на три сословия, соответствующие трем началам человеческой души: разумное начало – философы, яростное начало – воины, вожделеющее начало – производители. Философы-правители являются совещательным началом государства, воины являются защитным началом государства. Производители являются деловым началом государства. Справедливость кроется в сословном разделении труда и общественных обязанностей. Во всем нужно соблюдать иерархию, геометрическое равенство (в пифагорейских традициях философствования). Философы руководят воинами и производителями, воины, в свою очередь, – только производителями. Получается треугольник, в вершине которого – философы.

У первых двух сословий (философы и воины) не должно быть частной собственности, семьи. Воспитанием их детей должно заниматься государство. Устройство жизни сословия производителей Платона мало интересует.

Разделение на сословия Платон обосновывает природными, божественными различиями. Возможны лишь редкие переводы из сословия философов в сословие воинов и наоборот. Женщины в платоновском идеальном государстве уравнены в правах с мужчинами, однако все-таки они не могут быть философами.

Все бытовые, семейные и иные вопросы мелочно регламентируются государством. Основная цель идеального государства Платона – счастье для всех, единство и единомыслие членов общества. Платон выступает против крайних форм бедности и богатства, так как они могут стать причиной общественного раскола.

Платон поначалу верил в возможность установления и существования идеального государства на земле, он верил, что такое же государство существует на небе. Вместе с тем позже философ осознал, что такой идеал практически недостижим.

9. ИДЕАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ В ДИАЛОГЕ ПЛАТОНА «ЗАКОНЫ».

Модель идеального государства была переработана Платоном в своем позднем диалоге «Законы», в котором от имени Платона выступает уже не Сократ, а некий Пожилой афинянин (видимо, подразумевается сам Платон).

Во втором проекте идеального государства Платона должно быть 5040 жителей. Каждый гражданин на праве условного наследуемого владения получает земельный участок и дом. Пределы бедности и богатства ограничиваются, дабы не допустить социального взрыва. Никто из частных лиц не вправе владеть золотом или серебром, заниматься ростовщичеством, исключается всякая роскошь. Неграждане и рабы не пользуются политическими правами, а занимаются ремеслом, земледелием, торговлей. Государство обязано снабдить каждого гражданина достаточным количеством рабов.

По сравнению с первым идеальным государством ослабляется государственный контроль за семьей и бытом. Однако воспитание детей остается все же исключительно государственным делом. Все граждане равноправны, но разделены на 4 класса (по уровню богатства).

Править в таком государстве должны 37 сведущих старцев, избираемых путем многоступенчатого голосования. Правом избирать пользуются только граждане, которые носят оружие или участвовали в войне. Правители издают законы, обязательные для всех, кроме самих правителей. Излишки населения (свыше 5040 человек) должны ссылаться в колонии.

Представительным органом власти является Верховный совет, с небольшими полномочиями (так как основными полномочиями в области государственного управления обладают 37 сведущих старцев). Также есть Народное собрание, которое выбирает гражданских и военных руководителей государства. Должно быть учреждено Ночное собрание, охраняющее добродетель, состоящее из 10 мудрых стражей.

Если в «Государстве» (первое идеальное государство) Платон больше полагается на мудрость правителей, то в «Законах» (второе идеальное государство) на первый план выходят уже законы. Вот так представляется в «Законах» смена (кругооборот) форм правления в государстве: Аристократия – Тимократия – Олигархия – Демократия – Тирания – Аристократия.

Лучшая форма правления – аристократия. Со временем человеческая натура вырождается, появляются частная собственность, рабство. Разумное начало заменяется яростным, учреждается тимократия (пример – Спарта). По мере концентрации богатств в одних руках возникает олигархия, власть немногих богатеев. Общество и государство раскалываются на богатых и бедных. В конце концов бедняки (благодаря численному перевесу) побеждают, учреждая демократию, т.е. власть народа. Люди выбирают себе вождя-демагога, который вскоре благополучно устанавливает свою тиранию. При тирании господствует всеобщее рабство. Худшая форма правления для Платона – именно тирания. Но тут появляются хорошие люди, которые сообща устанавливают вновь аристократию. Каждая форма правления гибнет из-за внутренних противоречий.

10. АРИСТОТЕЛЬ О ФОРМАХ ГОСУДАРСТВА.

Аристотель (384-322 до н.э.) родился в Стагире, поэтому его называют Стагиритом. Аристотель учился, а затем и преподавал в Академии Платона, позже открыл в Афинах свой Ликей. Аристотель был воспитателем знаменитого античного полководца Александра Македонского.

В своих трудах – «Политика», «Этика», «К Никомаху», «Афинская полития» – Аристотель различал уравнивающую (простое арифметическое равенство, например в гражданско-правовых сделках) и распределяющую (геометрическое равенство, при распределении общих благ «по достоинству») справедливость.

В «Политике» Аристотель пишет о рабстве, семье и собственности. Он выступает за рабство, считая его необходимым. К рабам должны относиться эллины-преступники (по закону) и неэллины-варвары (по природе).

Аристотель считал семью и собственность естественными явлениями, предпосылками человеческого общения и образования государства. В семье отец – господин, его власть по отношению к детям – непререкаема, практически как власть рабовладельца над рабами. Семья – основа государства, отправная точка его развития. Частная собственность коренится в природе человека, в его естественной любви к себе, в страсти к накопительству. Именно с позиций защиты частной собственности, семьи Аристотель критиковал оба платоновских утопических проекта государства.

Государство есть продукт естественного развития. Аристотель, как и Платон, воспринимает государство как цельный организм, основанный на человеческом общении, ведь человек всегда нуждается в общении. Семья постепенно разрастается в селение, которое, в свою очередь, со временем становится государством.

Человек, по Аристотелю, – «животное политическое», т.е. не может жить вне государства, вне общества. Человек создает себе семью, но лучше всего политическая природа человека реализуется в государстве, т.е. союзе свободных и равных граждан, способных участвовать в осуществлении законодательной и судебной властей.

Правильные формы правления в государстве (по Аристотелю): монархия, аристократия, полития. Они опираются на законы, нацелены на общее благо. Неправильные формы правления в государстве: тирания, олигархия, демократия. Для них характерно беззаконие, общие интересы не соблюдаются.

Идеальное государство, по Аристотелю, – государство «золотой середины», в котором соблюдаются мера и умеренность во всем (от количества законов до размера территории). Опираться полис должен на средний класс. Власть в государстве разделена между различными социальными группами. Часть земли и рабов находится в общей собственности всего народа, другая часть – в частном владении граждан, излишние продукты граждане должны отдавать нуждающимся. Законодатель должен стремиться к тому, чтобы доставить гражданам мир и досуг.

Идеи Аристотеля были восприняты просветителями Нового времени, многими другими политико-правовыми мыслителями.

11. РИМСКИЕ ЮРИСТЫ О ГОСУДАРСТВЕ И ВИДАХ ПРАВА.

По преданию, начало светской римской юриспруденции связано с именами Гнея Флавия (похитил у жрецов и опубликовал сборник юридических формул) и Тиберия Корункания (вторая половина III в. до н.э.). Деятельность римских юристов по разрешению правовых вопросов включала: respondere – ответы на юридические вопросы частных лиц; cavere – сообщение нужных формул и помощь при заключении сделок; agere – сообщение формул для ведения дела в суде. Классиками римской юриспруденции считаются Гай, Папиниан, Павел, Ульпиан, Модестин (II-III вв.).

Гай, римский юрист II в., создал знаменитые институции – классическое изложение римского права по отдельным институтам, служившее учебником многим поколениям юристов времен поздней Античности и Средневековья. Римские юристы и государственные деятели Эмилий Папиниан (около 150– 212), Ульпиан (около 170-228), Геренний Модестин (III в.) и Юлий Павел (III в.) сделали большой вклад в развитие римского права, части их сочинений была придана обязательная юридическая сила (из них состоят Дигесты).

В имперский период расцвета римской юриспруденции (в отличие от времени Цицерона) сместились оценки в соотношении естественного (богоданного) права и позитивного закона (jus). Термином jus стали обозначать всё светское (человеческое), включая естественное право и позитивное право (обычное право, lex, эдикты магистратов, сенатус-консульты, конституции императоров).

Ульпиан произвел деление права на публичное (право, которое «относится к положению Римского государства») и частное (право, которое «относится к пользе отдельных лиц»). Второе делится на три взаимопроникающие части: естественное право (jus naturale), право народов (jus gentium) и цивильное право (jus civile).

Римские юристы противопоставляли равное и справедливое право и право, не отвечающее требованиям равной справедливости. Aequitas (конкретизация и выражение естественно-правовой справедливости) служила критерием справедливости правовых норм. Несправедливая правовая норма, по положению Павла, не может называться правом. Закон (общемировой закон, человеческий закон – lex) представал не только с формальной (универсальность, высшая юридическая сила), но в первую очередь с содержательной (соответствие требованиям справедливости) стороны. Римские юристы вслед за древнегреческими мыслителями оправдывали существование рабства.

В период укрепления принципата и установления домината римские юристы активно обосновывали законность и справедливость законодательных притязаний императоров, что их в итоге и погубило, потому что, как только императоры получили в свои руки всю полноту законодательной власти, профессиональные юристы как толкователи, преобразователи и применители права стали не нужны. С другой стороны, их труды приобрели особую историческую и теоретическую значимость в условиях рецепции римского права западноевропейскими правовыми системами.

12. ИДЕИ ЦИЦЕРОНА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ.

Марк Туллий Цицерон (106-43 до н.э.), древнеримский оратор (сохранились 58 его судебных и политических речей), адвокат, политический деятель, создал труды «О государстве», «О законах», «Об обязательствах». Всего сохранилось 19 трактатов Цицерона по риторике, политике, философии и более 800 писем. Цицерон был сторонником республиканского строя, приходившего в упадок в Риме его времени.

Цицерон вводит в правовой и политический обиход понятие гражданина как субъекта права, понятие государства как правового общения. Цицерон впервые вводит определение государства как дела народного (res publicum), вещи народной, достояния народа. Причем народ в понимании Цицерона – не толпа, а сообщество, образованное на основе согласия всех в понимании права и общего интереса. Государство – правовой союз, правовое общение. Здесь у Цицерона возникает идея правового государства, т.е. государства, основанного на справедливости, а не силе.

В вопросе о возникновении государства Цицерон исходил из совмещения теорий Аристотеля (постепенное вырастание из семьи и селения) и Эпикура (договорная теория): государство возникает естественным путем, но закрепляется договором. Одна из важнейших задач государства – охрана собственности. В основе правильного государства лежит право (правовое государство). Все гражданские сословия в правильном государстве соединяются на условии согласия. Правильное государство прочно охраняет формально-правовое равенство своих граждан.

Социальное неравенство справедливо. Рабство Цицерон оправдывал природой: рабами нужно владеть справедливо, у Цицерона положение раба приближается к статусу наемного работника.

Цицерон различал естественное право (fas как богоданное право) и позитивный закон (jus как человеческое право). (Не)соответствие принимаемых в государстве законов естественному (природному) праву является критерием их (не)справедливости. Законы, существующие в государстве, должны соответствовать установленному в нем строю, традициям и обычаям предков. Свои представления о справедливых законах Цицерон конкретизировал в предлагаемых им проектах законов о религии и о магистратах. Цицероном сформулирован самый лаконичный принцип правового государства: «Под действие закона должны подпадать все».

Наилучшей из простых форм правления Цицерон считал монархию, а вообще наилучшей – смешанную форму правления (следуя за Полибием). В зависимости от числа правящих он различал три простые формы правления: царскую власть, власть оптиматов (аристократию) и народную власть (демократию). Среди них Цицерон предпочитает монархию, а менее всего благоволит демократии. Лучшая форма правления – Римская республика – плод многовековой эволюции государственных форм.

Правильные формы государства имеют тенденцию вырождения в неправильные: царская власть – в тиранию, власть оптиматов – в олигархию и плутократию, демократия – в охлократию. При этом исчезает государство как таковое, не говоря уже о праве.

13. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В РЕЛИГИОЗНОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ.

Христианство возникло в Иудее в I в. н.э. как секта иудаизма, затем оно стало самостоятельной монотеистической религией. Кроме иудаизма влияние на христианство оказал также римский стоицизм. Раннее христианство проповедует равенство. В раннехристианской общине устанавливается своеобразный коммунизм. Вместе с тем ранние христиане были лояльны к государственной власти: «Будьте покорны царю, правителю, ибо такова воля Божья» (апостол Петр). Ранние христиане не пытались изменить общественное и государственное устройство, они стремились преобразовать души людей. Со временем христиане стали признавать частную собственность.

Внутри раннехристианских общин формируется духовенство, о первоначальном равенстве стали забывать, это особенно усугубилось, когда римский император Константин I Великий придал христианству государственный статус (IV в.).

Аврелий Августин Блаженный (354-430), ранний христианский теолог и церковный деятель, автор канонических трудов «О граде Божьем», «О свободной воле» является одном из «отцов церкви», главным представителем западной патристики.

По Августину, Вселенная разделена на два града, два мира: град Божий и град Земной (изначально греховный, но обязанный стремиться к Богу).

Государство и право принадлежат людям, значит, греховны, однако вполне допустимы, если не противоречат интересам церкви. В государстве обязательно должны сохраняться справедливость (право) и уважение к религии. Несмотря на греховность Земного града, христианские общины и христианская церковь вынуждены мириться (сосуществовать) со светскими властями. Греховность земной жизни возникает вследствие господства человека над человеком, поэтому естественным и неизбежным является рабство (вплоть до Второго пришествия и Судного дня). Земные порядки, даже неправедные, все же следует соблюдать, если они не противоречат церковным. В государстве должны уважаться и соблюдаться правовые, моральные и религиозные нормы. Августин подчеркивал ничтожность отдельного человека пред лицом Бога. Отдельный индивид – только средство в осуществлении Божественного порядка.

Августин различал формы правления справедливые и несправедливые по морально-религиозному принципу (как Аристотель). Отсюда появляются несправедливая аристократия – клика, несправедливый правитель – тиран.

Причина вселенского зла, по Августину Блаженному, – в свободной воле, ее извращенности.

Учение Августина Блаженного использовалось с V в. (вплоть до позднего Средневековья) римско-католической церковью для обоснования своих теократических претензий, попыток подчинить светских государей (королей) верховенству римского папы.

14. УЧЕНИЕ ФОМЫ АКВИНСКОГО О ЗАКОНАХ, ВЛАСТИ И ЦЕРКВИ.

Фома Аквинский (XIII в.), философ и теолог, крупнейший представитель средневековой схоластики, его основной задачей было доказывание истинности догматов религиозного учения римско-католической церкви. Фома Аквинский воспринял идеи Аристотеля, направив их на служение церкви. Его сочинения: «О правлении князей», «Сумма теологии», «Комментарии к «Политике» Аристотеля», «Комментарии к «Этике» Аристотеля», «Сумма против язычников».

Фома Аквинский считал, что разум должен быть подчинен вере. Фома Аквинский подчеркивал неизбежность рабства как наказания за людские грехи, справедливость сословного разделения общественной структуры.

Фома Аквинский видел задачу государства в том, что государство должно прежде всего охранять веру, католическую церковь. При столкновении интересов церкви и государства Фома Аквинский допускал возможность народного антиправительственного восстания против богомерзкого режима. Следуя за апостолом Павлом, Фома Аквинский утверждал Божественную сущность государственной власти, но не отдельного правителя, который может быть греховен. Гос. власть распространяется только на земные дела. Церковная власть решает духовные дела, светским государям следует ей подчиняться, так как римский папа – наместник Бога на земле (переработанная идея Августина Блаженного о двух градах). Фома Аквинский резко выступал против еретиков, допуская их казнь, поэтому оправдывалась необходимость инквизиции.

Вслед за Аристотелем Фома Аквинский выделял три пары форм государства (в каждой по справедливой и несправедливой): монархия – тирания, аристократия – олигархия, полития – демократия. Наиболее естественная форма правления монархия: монарх должен олицетворять весь народ и заботиться о нем.

Право издания общеобязательных законов – основной признак гос. власти. Подразделял законы на категории: 1. Вечный закон – главный, управляющий миром и естественными склонностями живых существ Божественный разум. 2. Естественный закон – отражение вечного закона во всех живых существах, фундамент позитивного права, заключающийся в законах природы и морали. 3. Человеческий закон – позитивное право, основанное на естественном праве и расширяющее его трактовки. Однако иногда человеческий закон, с сожалением отмечает Фома Аквинский, не совпадает с нормами естественного закона. 4. Божественный закон – Священное Писание. Нарушение любого закона наказуемо.

Фома Аквинский сформулировал 5 доказательств бытия Бога, описываемого как первопричина и конечная цель сущего. Признавая относительную самостоятельность естественного бытия и человеческого разума, Фома Аквинский утверждал, что природа завершается в Божественной благодати, разум – в вере.

Римско-католической церковью Фома Аквинский был объявлен святым, а его учение (томизм) – единственно истинной философией католицизма.

15. УЧЕНИЕ МАРСИЛИЯ ПАДУАНСКОГО.

Марсилий Падуанский (кон. XIII – XIV вв.), итальянский политический мыслитель, развивая учение Аристотеля о форме и материи, в отличие от Августина Блаженного и Фомы Аквинского, поддержал светские власти в их борьбе против римского папы и обосновал это в своем пространном сочинении «Защитник мира».

Что касается государственной власти, Марсилий Падуанский отстаивал смелый по тем временам тезис о том, что настоящий источник всякой власти и единственный носитель государственного суверенитета – народ. Он считал, что люди – материя государства, формой которого являются законы. Государство – и здесь Марсилий Падуанский следовал за мыслью Аристотеля – должно стремиться к общественному благу, а вовсе не к процветанию церкви.

Марсилий Падуанский различает законодательную и исполнительную власть. Законодательные полномочия должны принадлежать народу, т.е. гражданам или их важнейшей части, так как законы должны выражать общее благо, содействовать его достижению. Действия правительства (исполнительной власти) должны соответствовать законам. Форма государства – лучше всего наследственная монархия.

В общественной структуре Марсилий Падуанский выделял шесть социальных групп: земледельцы, ремесленники, торговцы (первая категория, заботящаяся только о своих личных интересах), духовенство, администрация, военные (вторая категория, исполняющая общественные обязанности).

Духовная власть должна быть отделена от вмешательства светской власти и наоборот. Из этого проистекает деление законов на две части, разработанное Марсилием Падуанским. Он выделял Божественный закон, указывающий пути достижения вечного общего блага, и здесь авторитетом является духовная власть (церковь); и человеческий закон, который должен отражать Божественный закон на земле, обеспечивая его исполнение принуждением, и здесь авторитетом является светская власть (государство). Грешников (нарушителей Божественного закона) наказывает Бог, а преступников (нарушителей человеческого закона) наказывает государство.

Марсилий Падуанский в отличие от Фомы Аквинского отрицает правомерность инквизиции. Еретиков, по Марсилию Падуанскому, нужно не убивать, а изгонять (и делать это должно государство, а не церковь). Марсилий Падуанский подчеркивает, что римский папа не обладает светской властью, а Евангелие – не закон, а религиозное поучение; необходимы народные выборы священнослужителей, вплоть до римского папы.

16. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЕРЕСЯХ.

Недовольство существующими порядками получило выражение в различных протестных еретических движениях. Ереси возникали в наиболее экономически развитых районах Европы.

XI–XIII вв. – ересь катаров (чистых), они назывались также богомилами. Основатель – священник Богомил. Катары, проповедовавшие в Западной Европе среди ремесленников и части крестьянства, осуждали католическое духовенство, феодальные общественные порядки, призывали к аскетизму. Папу катары считали наместником сатаны. В XII в. восстание против папы вспыхнуло в Риме, было подавлено при помощи войск Фридриха Барбароссы.

Взгляды катаров легли в основу идеологии ереси альбигойцев в Южной Франции в XII–XIII вв. Альбигойцы выступали против догматов католической церкви, церковного землевладения и десятины в пользу церкви.

Вальденсы (по имени лидера Пьера Вальдо) – приверженцы ереси, возникшей в конце XII в. в Лионе – призывали к «евангелической бедности» и аскетизму, выступали против католической церкви, отвергали необходимость существования духовенства как особой социальной группы, утверждая, что всякий достойный христианин может выступить священнослужителем.

В XIV-XV вв. в Западной Европе выделяют два потока еретического движения: бюргерское и крестьянско-плебейское. Бюргерские ереси отражали общественно-политические интересы значительных слоев горожан, которые требовали секуляризации церковного имущества и отмены церковных иммунитетов, возврата к раннехристианским идеалам, защиты частной собственности от притязаний церковников. Идеологами бюргерских ересей были английский профессор Джон Уинклиф, лидер чешской Реформации Ян Гус (1371-1415). Последователями Дж. Уинклифа были лолларды, требовавшие возврата к простоте раннехристианских общин и оказавшие немалое влияние на крестьянское движение Уота Тайлера (1381).

Представителями крестьянско-плебейских ересей были английские лолларды («нищие священники»), чешские табориты, которые выступали за ограничение прав дворянства, отмену феодальных повинностей.

В XV в. в Чехии вспыхнуло антифеодальное движение гуситов под руководством Яна Гуса. Они выступали за ограничение церковных полномочий, требовали распространения обряда причащения на всех верующих (а не только на священников). Более радикальными были требования чешских таборитов, содержащиеся в опубликованных Двенадцати пражских статьях (1420), они отрицали церковный культ, роль католического духовенства в донесении слова Божия до народных масс, требовали ликвидации сословных ограничений. Таборитов возглавлял Ян Жижка. Идеи таборитов были восприняты в Германии идеологом крестьянской войны Томасом Мюнцером, который стал вождем крестьянско-плебейских масс в Реформации и Крестьянской войне в Германии (1524-1526). Т. Мюнцер в религиозной форме проповедовал идеи насильственного ниспровержения феодального строя, передачи власти народу и установления справедливо устроенного общества.

17. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ АРАБСКОГО ВОСТОКА.

Основным источником политических и правовых учений Арабского Востока (как и мусульманского права) является Коран. Существует несколько основных школ толкования Корана.

Отцом арабской политической философии часто называют ученого-энциклопедиста Мухаммеда аль-Фараби (870-950) (трактаты «О взглядах жителей добродетельного города», «Афоризмы государственного деятеля», «Гражданская политика», «Геммы премудрости»). Аль-Фараби на Востоке называли Вторым учителем (после Аристотеля, которого аль-Фараби активно комментировал). Аль-Фараби жил в Багдаде, Алеппо и Дамаске.

«Добродетельный» город-государство от «невежественного» аль-Фараби отделял с учетом царящего в нем порядка, высоких моральных качеств его жителей, в первую очередь благочестивых правителей.

Близкой к идеям аль-Фараби концепции (о связи политического устройства с религиозной нравственностью) придерживался и ибн Сина (Авиценна) (около 980-1037).

Именно на мусульманско-правовой религиозной доктрине строилось политическое устройство Арабского халифата – могущественнейшего мусульманского государства Средневековья, занимавшего обширные пространства на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке. Цельная мусульманская концепция государства сложилась здесь в основном в XI–XIV вв. и развивалась в рамках мусульманского права. Халифат воспринимался не просто как государство, но и как продолжение благочестивого царства пророка Мухаммеда, на него возлагались религиозные функции: «суть преемство пророческой миссии в защите веры и руководстве земными делами» (аль-Маварди).

Верховным носителем суверенитета в халифате полагался Аллах, представленный халифом. Последний несет личную ответственность за осуществление власти над мусульманской общиной. Лишь муджтахиды, составляющие консультативный совет при дворе, были, формально вправе критиковать халифа.

Суннитское направление мусульманской политико-правовой теории признает главу государства (имама) лишь первым среди мусульман; шииты, напротив, обожествляли имама, ставили его однозначно выше общины, признавали священным и непогрешимым.

18. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ В ДРЕВНЕРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ.

Для киевского периода древнерусской политико-правовой мысли (конец X – конец XIV вв.) характерно активное изучение византийской литературы, приспособление византийских идей к условиям древнерусского политического быта.

Творчество митрополита Никифора позволяет понять, как изменялись теоретические воззрения митрополита в зависимости от условий политической жизни современной ему Руси. До нас дошли пять посланий Никифора, особенно интересны два его послания киевскому великому князю Владимиру Мономаху – послание о посте и послание о вере латинской, датируемые нач. XII в.

Никифор впервые в русской политической литературе выразил органические представления о государстве. Никифор, как и Платон, придерживался учения о трехчастности души: эта триада состоит из воли, разума и чувства, причем главенствующая роль принадлежит разуму. Никифор сформулировал концепцию доброго разума: разум может быть как средством познания Бога (доброе употребление разума), так и средством отвращения от Бога (злое употребление разума). Воля нужна, чтобы иметь ревность к Богу и месть к его врагам.

Государство уподобляется человеку, причем князь является душой этого организма. Никифор подчеркивает Божественное происхождение княжеской власти. Главная обязанность князя как светского правителя – нелицемерное отправление правосудия. При этом он обязан быть милостивым и снисходительным к подданным. Эта мысль была впоследствии воспринята Владимиром Мономахом. Князь призван содействовать распространению христианской веры.

Никифор не упоминает о принципе монархического самодержавия (автократии), утверждает спартанский личностный образ правителя, утверждает широкие пределы полномочий князя в религиозной сфере.

Важным древнерусским политико-правовым трудом является также «Поучение» Владимира Мономаха (составлено в нач. XII в. в форме духовного завещания этого великого князя детям). Впервые в русской политической литературе В. Мономах сформулировал патриархальные представления о государстве и власти: государство уподобляется большой семье, дому, вотчине, управляемой князем-домовладыкой.

Владимир Мономах наставляет князей лично отправлять правосудие, ведь именно князь является хранителем и гарантом высшей справедливости. При этом Мономах отрицает смертную казнь как проявления первобытной родовой мести.

В «Повести временных лет», древнерусском летописном памятнике XII в., впервые в отечественной политической литературе излагается учение о тиране. Князья могут быть как праведными, так и неправедными. Лишь народы, правые перед Богом, получают себе праведного князя, любящего правду. В свою очередь, неправедный князь является Божественным наказанием народу за его грехи, настоящим национальным бедствием. Этот тиран слабоволен, окружает себя случайными советниками.

19. ХРИСТИАНСКАЯ ИСТОРИЯ В «СЛОВЕ О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» МИТРОПОЛИТА ИЛАРИОНА.

В XI в. на Руси появляются многочисленные пасторские поучения, среди которых особое место занимало «Слово о законе и благодати» (середина XI в.) митрополита Илариона. Многие его идеи были впоследствии развиты русскими мыслителями. Иларион был первым киевским митрополитом (с 1051 г.), русским по национальности. «Слово о законе и благодати» – первый опыт христианского осмысления русской истории. Иларион стремился показать место Руси во всемирной истории, интерпретировать факты русской истории с точки зрения христианского представления об истории. Иларион делит мировую историю на 3 периода: языческий («идольский мрак и бесовское служение»), иудейский («действие Моисеева закона») и христианский («утверждение закона и благодати»). В истории действует Божественный Промысел, направляющий народы к истинному познанию Бога. Божественная милость ниспослана также и на русский народ, который благодаря принятию христианства включился в общий ход мировой истории.

Иларион обосновывает концепцию единодержавной наследственной княжеской власти, которая единственно возможна, т.к. как только законный наследственный правитель способен сохранить территориальное единство Руси, князь-наследник с детства специально подготавливается к правлению, династический принцип передачи верховной власти (от отца к сыну) религиозно обоснован. В этом еще раз проявляется влияние византийской политической традиции.

Власть должна быть не только законной, но и праведной, князь должен править в соответствии с Божественными заповедями и человеческими законами. Князь обязан заботиться о распространении истинной веры, создавать условия для благочестивой жизни подданных, заботиться о благосостоянии церкви. Иларион впервые сформулировал идею власти как священного служения. На князе, помимо личной, лежит ответственность перед Богом за грехи всего народа. Идеальный христианский правитель у Илариона должен обладать такими качествами, как правоверие и благочестие.

«Закон – лишь тень истины, а не сама истина». Благодать воспринимается человеком также благодаря закону. Закон – установление государственной, но не Божественной власти, обладающее юридическим, но не нравственным содержанием. Закон содержит нормы, внешние по отношению к человеку, которому они преимущественно адресуются, авторитетно предписывающие ему определенное поведение, прежде всего с помощью запретов. Исполнение закона не делает людей свободными в полном смысле этого слова, ведь, следуя законам, мы подчиняемся чужой воле. Истинную свободу человек обретает, только следуя благодати. Для русской правовой традиции со времен Илариона характерно признание ограниченности регулятивных возможностей права по сравнению с моралью, в этом кроется одно из принципиальных теоретических расхождений между русской и западной традициями правопонимания.

20. ПОЛИТИКО ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ СТЯЖАТЕЛЕЙ И НЕСТЯЖАТЕЛЕЙ. РЕФОРМА НИКОНА.

В конце XV в. для русской политической литературы (и общества в целом) были актуальны следующие две проблемы: возможность казни еретиков и секуляризация церковного имущества. Первая была важна в связи с появлением в 1471 г. ереси жидовствующих, проповедовавших обращение к Ветхому Завету, этой ереси было подвержено ближайшее окружение Ивана III. Вторая была вызвана стремлением Ивана III провести секуляризацию. Основная причина указанной политико-правовой и религиозной проблематики сводилась к определению границ участия церкви в государственной деятельности. Двумя основными направлениями политико-правовой мысли России в этой связи были стяжательство и нестяжательство.

Во главе стяжателей стоял Иосиф Волоцкий (1439/1440-1515), написавший в начале XVI в. книгу «Просветитель». Иосиф Волоцкий был основателем и игуменом Иосифо-Волоколамского монастыря, впоследствии канонизирован Русской православной церковью. Стяжатели считали, что правитель, как и все остальные люди, имеет греховную природу. Поэтому ему нужно повиноваться лишь телом, но не душой, над которой властен лишь Бог Намекая на Ивана III, Иосиф Волоцкий называл тираном того правителя, над которым царствует его собственный грех. Впервые в отечественной политической литературе обосновывая право подданных на сопротивление тирану, он указывал ему: «Научись сначала царствовать над собой». Главной обязанностью правителя стяжатели полагали защиту веры и преследование еретиков. Князь, не берегущий народ от ереси, есть дьявольский слуга, а не праведный правитель.

Иосиф Волоцкий предложил следующую классификацию законов: Божественные заповеди; постановления церковных соборов; государственные законы, основанные на предписаниях первых двух.

Стяжатели отрицательно относились к секуляризации церковного имущества, т.к. только богатая православная церковь может помочь князю построить христианское государство. Но Иосиф Волоцкий выделяет обязанность личного нестяжания для священнослужителей.

Во главе нестяжателей стоял Нил Сорский, не оставивший писаного политического учения. Вместе с осуждением еретиков нестяжатели считали, что государство и церковь не вправе вмешиваться в дела друг друга, следовательно, еретики как вероотступники (не являющиеся преступниками) не должны подвергаться наказанию со стороны государства. Нестяжатели отстаивали точку зрения, что монах не должен иметь личной собственности, однако и не призывали прямо к секуляризации.

По сути, стяжатели и нестяжатели дополняли друг друга. В 1501-1505 гг. на московских церковных соборах верх одержало иосифлянское (стяжательское) направление, наиболее востребованным оказался выдвинутый ими идеал общественного служения церкви.

21. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ МАКСИМА ГРЕКА.

Отдельного рассмотрения заслуживают политические идеи Максима Грека (около 1475-1555). Максим Грек (Михаил Триволис) родился в Италии в греческой эмигрантской семье, получил классическое образование в знаменитых североитальянских университетах. Позже он становится монахом Ватопедского монастыря на Афоне, а в 1516 г. по запросу русского посольства отбывает в Московию в качестве переводчика. По прибытии в 1518 г. М. Грек заявляет о необходимости генеральной правки всех русских богослужебных текстов.

В России М. Грек включается в полемику о монастырских владениях между нестяжателями и стяжателями (иосифлянами), склоняясь к первым. В 1521 г. московским митрополитом становится Даниил, последовательный иосифлянин, против М. Грека фабрикуется обвинение, в 1525 г. по решению церковного собора (подтверждено в 1531 г.) он был заточен в монастырь за ересь, шпионаж и проповедь нестяжания. Правда, в заточении под конец жизни ему разрешили писать, чем он и воспользовался.

М Грек серьезно модернизировал традиционное русское политическое учение. Так, он считал выборы, наряду с наследованием, законным способом замещения монаршего престола. М. Грек вплотную подошел к идее сословно-представительной монархии. Под самодержавием он понимает ограниченную, а не произвольную царскую власть. Самодержец должен победить в себе страстолюбие (стремление к удовольствиям), славолюбие и сребролюбие (стремление к богатству). Власть монарха должна быть ограничена не только Божественным, но и государственным (позитивным) законом.

М. Грек ставил в пример русским высокий уровень правовой и политической культуры в западноевропейских католических странах.

М. Грек, как позже А.М. Курбский, считал, что при царе, дабы умерить монаршью гордыню, должен действовать особый (боярский) совет.

Кроме того, М. Грек напоминает о византийском идеале взаимодействия светской и духовной властей, ведь у них, по сути, одна задача – быть пастырями вверенного им Богом народа.

22. КОНЦЕПЦИЯ «МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ».

В XVI в. принципиально важной была также теория «Москва – третий Рим», излагавшаяся в послании монаха Псковского Елизарова монастыря Филофея псковскому великокняжескому дьяку Мисюрю Муняхину с подзаголовком «против звездочетов и латын» (нач. XVI в.). Данное послание содержит логически завершенную аргументацию теории «Москва – третий Рим».

Филофей стремился отождествить Россию с вечной христианской Римской империей. Погибшее вселенское христианское царство возродилось в русском православии. Римская империя является последним христианским государством на земле, которое будет существовать до завершения земной истории. При этом вечное Римское царство не имеет четкой локализации, перемещаясь по линии Рим – Константинополь – Москва (принцип трансляции империи).

Существует несколько традиций интерпретаций выдвинутой Филофеем теории «Москва – третий Рим». Империалистическая традиция (В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, Д.С. Лихачев) полагает, что теория псковского старца обосновывает политическое господство Москвы над всем православным миром (русский политический миссионизм). Византийская традиция (Н.Я. Данилевский и Ф.И. Тютчев) утверждает, что упомянутая теория обосновывает преемственность Руси и России по отношению к Византии (ведь Константинополь полагался «вторым Римом»). Современная универсалистская традиция не согласна с византийской традицией интерпретации, т.к.: 1) отождествление Руси с Византией нелогично, поскольку, разделяя судьбу Византии, Россия обречена на гибель; 2) Филофей слишком настойчиво вспоминает не о «втором Риме», а «о первом Риме», т.е., собст венно, центре европейского христианства. Судя по всему, через свою теорию Филофей включал Россию в христианскую (европейскую) историю в целом. После Куликовской битвы Русь вновь обрела гос. независимость. В конце XIV в. византийский патриарх Антоний IV отправил послание московскому великому князю Василию I, которое стало манифестом византийской политической идеологии в отношении России. Византийцы не признавали за славянами права иметь собственного царя: таковым должен являться византийский император. Такая позиция не нашла отклика в русском обществе. В 1439 г. между византийской православной и римской католической церквями была заключена Флорентийская уния. Византия пошла на это под угрозой турков-османов, приближавшихся к Константинополю, византийский император Иоанн Палеолог надеялся на военную помощь католического мира. Однако вскоре Константинополь пал, что на Руси объясняли вероотступничеством, совершенным во Флоренции в 1439 г. В 1589 г. при утверждении в Москве русского патриаршества фактически был официально закреплен статус Москвы как третьего Рима.

23. ПОЛЕМИКА ИВАНА ГРОЗНОГО И А. КУРБСКОГО.

Важный источник русской политико-правовой мысли в XVI в. – переписка первого русского царя Ивана IV Грозного с князем А.М. Курбским. Историк СМ. Соловьев считал, что в этом споре Иван Грозный предстает как защитник нового централизованного государственного порядка, а А.М. Курбский – как представитель интересов боярской олигархии.

А.М. Курбский был соратником Ивана Грозного, участвовал в Казанских походах, был членом Избранной рады и воеводой в ходе Ливонской войны. Опасаясь «неправедной» опалы Ивана Грозного, А.М. Курбский в 1564 г. бежал в Литву, где стал членом рады Речи Посполитой, участвовал в войне против России.

Иван Грозный развивал мысль об особой роли России как единственной и последней православной державы, фактически теория Филофея «Москва – третий Рим» становилась частью официальной идеологии.

A.M. Курбский в споре – сторонник индивидуализма, нетипичного для России того времени. Он утверждает права, а не обязанности боярства по отношению к государству и царю. А.М. Курбский в духе Г. Гроция упоминает о естественном законе, едином для всех людей. На второе место он ставит христианский закон. С его точки зрения, Иван Грозный повинен в нарушении естественного закона, т.к. являясь тираном, он не признает над собой никаких законов, действует единолично, без реального участия каких-либо советников и сословно-представительных учреждений. Идеал политической власти А.М. Курбского – разделение гос. власти между царем и боярским советом – коллегиальным органом, контролирующим действия царя.

В отличие от А.М. Курбского Иван Грозный в споре выступает представителем коллективистской идеологии. Царь считал, что все сословия (в т.ч. бояре) равны перед Богом и царем в их служении общему делу. У государства должна быть стройная централизованная система постоянно действующих органов и учреждений. Иван Грозный был уверен в Божественном происхождении царской власти. Ссылаясь на послание римлянам апостола Павла, Иван Грозный утверждал, что исключительные права верховной власти определяются христианской идеей подчинения подданных. Подданные в силу Божественного закона обязаны подчиняться законному монарху. Но подданные могут не повиноваться царю, если тот нарушил нормы христианского закона. Иван Грозный противопоставлял русское самодержавие принципу организации верховной государственной власти, существовавшему в западноевропейских монархиях. Западные государи не полновластны, некоторые из них заняли престол выборным путем. Такие правители вынуждены заигрывать со своими подданными. Единственным законным способом получения верховной государственной власти, по мнению Ивана Грозного, является наследование.

Иван Грозный критикует принцип многовластия в организации верховной государственной власти, т.е. править должен лишь царь единолично. Исконный атрибут самодержавной власти – юридическая безответственность. Царь отвечает и за себя лично, и за страну в целом только перед Богом.

24. МАКИАВЕЛЛИЗМ.

Одним из первых политико-правовых теоретиков новой эпохи был итальянский государственный деятель Никколо Макиавелли (1469-1527), итальянский политический мыслитель, историк и писатель, автор трудов: «Рассуждение на первую декаду Тита Ливия», «Государь», «О военном искусстве», «История Флоренции». Н. Макиавелли выступал за сплочение раздробленных итальянских земель в единое государство. Учение Н. Макиавелли свободно от теологии, многое воспринято из античных источников.

Природа человека, по Н. Макиавелли, – единая и неизменная, у всех народов существуют единые стремления и страсти, которые политику следует изучить и использовать в своих интересах. Мудрый политик должен учитывать свойства человеческой природы, игнорируя при этом принципы морали.

Н. Макиавелли отделяет политику от морали. Он подчеркивает, что все поступки основателей государств, завоевателей и узурпаторов нужно рассматривать с точки зрения достигнутых результатов. Лозунг политики: цель оправдывает средства. Н. Макиавелли пытается обосновать несовместимость политических и моральных норм. С врагами Н. Макиавелли призывал бороться законами или силой. Законодательство крайне важно, т.к при законности гарантирована общественная безопасность. Право – орудие власти, выражение силы.

Образец государства античная республика, где все было приспособлено к человеку. Цель нормального государства: обеспечение благ свободы. Заботясь о своем собственном благополучии, люди обеспечивают общественное и государственное процветание.

Государство (независимо от конкретной формы) рассматривается Н. Макиавелли как отношения между правительством и подданными, которые могут опираться либо на любовь, либо на страх подданных. При этом любовь не должна перерастать в презрение, а страх – в ненависть.

Основные формы государства (по Н. Макиавелли) – это монархия (княжество) и республика. В республике управлять одновременно должны представители народа и знати, глава государства должен быть выборным. Так удачно сочетаются интересы демократии, аристократии, монархии. Республика лучше приспосабливается к обстоятельствам времени. В республике не нужно бояться злоупотреблений должностных лиц, т.к. они переизбираются; там лучше осуществляется принцип формально-правового равенства граждан, поскольку феодальные сословные привилегии должны быть отменены.

Война – единственная и исключительная обязанность монарха. Н. Макиавелли одним из первых выступает против наемных войск, подчеркивая необходимость и неизбежность создания национального ополчения.

Религия – важное средство политики, так как она помогает воздействовать на умы и нравы людей. Государство должно использовать религию как подходящий инструмент для руководства людьми. При этом Н. Макиавелли был светским мыслителем, он рационалистически освобождал политико-правовую мысль от влияния религии.

25. «ГОСУДАРЬ» Н. МАКИАВЕЛЛИ.

Правлению одного человека посвящена книга Н. Макиавелли «Государь».

Государь должен уподобиться льву и лисе. Н. Макиавелли считает, что государственный деятель не должен быть верен своему слову, договоренностям, обещаниям. Идеал государственного деятеля для Н. Макиавелли – его современник герцог Чезаре Борджиа (Борджа).

Для укрепления и расширения государства правитель должен решаться на великие и виртуозные злодейства. Единственный критерий оценки деятельности правителя – укрепление государства и расширение его границ. Цель оправдывает средства, даже аморальные, в этом был убежден Н. Макиавелли. При этом все вероломства и жестокости должны совершаться так, чтобы не подрывать авторитет верховной власти. Недовольных людей надо либо истреблять, либо ласкать, при этом жестокость лучше, чем милосердие, подчеркивает Н. Макиавелли. Для государя лучше скупость, чем щедрость. Людям лучше внушать страх, чем любовь. При этом все обиды и жестокости нужно учиться учинять разом, а благодеяния – растягивать, чтобы лучше запоминалось. Дела, не угодные подданным, следует поручать другим (т.е. подчиненным, чиновникам). Нужно внимательно следить за обстановкой, складывающейся конъюнктурой. Правитель должен притворяться перед народом носителем нравственных и религиозных добродетелей. Лисью натуру правителя следует лицемерно скрывать. Самое главное для государя – создать себе славу великого человека, сконструировать себе культ личности.

Некоторые исследователи пытались противопоставить два основных труда Н. Макиавелли: «Государь» (где он описывает политическое единовластие сильного и коварного монарха) и «Размышления на первую декаду Тита Ливия» (где он выступает апологетом республиканского строя). На самом деле они вполне состыковываются. Как уже отмечалось, Н. Макиавелли подчеркивал, что лучше, конечно, свободная республика, но в современных условиях предпочтительнее объединять Италию именно единоличному правителю (государю, князю, принцепсу).

26. Ж. БОДЕН О СУВЕРЕНИТЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ.

Жан Боден (1530-1596) был апологетом французского абсолютизма. Его основной труд: «Шесть книг о государстве». Ж. Боден изложил свободное от богословия, светское учение о государственной власти, обосновал требование политической централизации страны.

Ж. Боден сравнивал власть отца и мужа в семье и власть монарха в государстве. Основой семьи и государства Ж. Боден считал частную собственность, он подчеркивал, что общность имущества невозможна, т.к. противоречит Божественным установлениям и природе человека.

Государственная власть, по Ж. Бодену, верховна и суверенна, постоянна во времени и пространстве. Суверен вне (выше) закона и не связан волей других субъектов политической системы. Он делает все, что считает нужным, в законодательной, исполнительной, судебной государственных сферах. Власть суверена ограничивается лишь естественными и Божественными законами (в частности, неприкосновенностью частной собственности). Суверенитет может принадлежать либо одному лицу (королю), либо одному собранию (парламенту), либо всему народу; смешанная форма государства с разделением государственного суверенитета невозможна. Смешанной может быть только правительственная (исполнительная) власть.

Если государственный суверенитет единолично принадлежит королю (что предпочтительнее), то Генеральные штаты (парламент) не должны препятствовать суверенной воле короля. Суверенный монарх – наместник Бога на земле, он по рождению призван управлять другими людьми.

Ж. Боден отвергает классическое и идущее от Аристотеля разделение форм государства на правильные и неправильные. Глава государства (суверен) – тот, кто принимает законы: один человек (король, монархия), несколько людей (парламент или другое собрание, аристократия) либо весь народ (республика). Ж. Боден отдает предпочтение монархии, когда суверенная власть принадлежит одному человеку – королю (монарху). В республике народ не способен прийти к правильным решениям. Демократия соседствует с анархией, общее благо там погибает. Боден выделяет при этом следующие монархии. 1) Законная (королевская). 2) Сеньориальная (основанная на праве завоевания). 3) Тирания (незаконная и неправедная форма монархии), обусловленная не методами управления, а незаконной узурпацией власти тираном. Тиран становится государем насильственным путем, поэтому тирана, в свою очередь, можно и должно низложить и убить.

Особенно монархия необходима обширным государствам. Все государства, по Ж. Бодену, создавались путем либо завоевания, либо внутреннего насилия, но никак не по договору.

Ж. Боден не поддерживал идею выборности монарха, т.к. выборы сопровождаются междоусобицами. Монарх должен быть наследственен. Наилучшая форма – королевская монархия, где верховным сувереном является король, а правительственная власть может делегироваться королем другим государственным органам и должностным лицам.

27. РАННИЙ СОЦИАЛИЗМ В ИДЕЯХ Т. МОРА.

Английский социалист Томас Мор (1478-1535) в своей «Утопии» (1516) описал идеальное коммунистическое государство, построенное на принципе отрицания частной собственности.

Т. Мор – один из основоположников утопического социализма был другом знаменитого европейского гуманиста Эразма Роттердамского. В 1529-1532 гг. Т. Мор являлся канцлером Англии. Будучи католиком, он отказался дать присягу английскому королю как «верховному главе» англиканской церкви, после чего был обвинен в государственной измене и казнен. В 1935 г. Т. Мор был канонизирован католической церковью.

«Где только есть частная собственность, там вряд ли возможно правильное и успешное течение государственных дел», – писал Т. Мор. Утопия Т. Мора – укор существовавшему тогда обществу с ярко выраженным социальным неравенством. В Утопии все – и земля, и производимая продукция – общественное, нет ничего частного.

Производственную структуру утопийского общества составляет семейно-ремесленная организация труда. Сельскохозяйственные работы ведутся на началах трудовой повинности, которую обязаны отбывать все граждане. Рабочий день длится 6 часов. Особые должностные лица следят за тем, как работают утопийцы.

Утопийцы живут, не зная нужды, люди в Утопии пребывают в достатке, однако связано это прежде всего с сокращением потребностей. Так, например, все ходят в одинаковой одежде, простой и грубой.

Однако есть в этом государственно-организованном обществе и рабы, выполняющие неприятные для свободных утопийцев работы; ими становятся военнопленные и преступники, однако рабство не является наследственным.

Должностные лица выбираются ежегодно из старейшин, умудренных жизненным опытом. В целом в Утопии учреждается «смешанное правление».

Как и в любой другой социалистической утопии, у Т. Мора государственная армада нависает над человеческой личностью, фактически уничтожая сферу ее частной жизни. Все должны быть одинаково счастливы и одинаково бедны. Само слово «утопия» («место, которого нет») стало нарицательным для обозначения подобных неосуществимых проектов.

28. УЧЕНИЕ Т. КАМПАНЕЛЛЫ.

Итальянский социалист и монах-доминиканец Томмазо Кампанелла (1568-1639) изобразил свою утопию в книге «Город Солнца». Т. Кампанелла стал создателем коммунистической утопии, причем старался реализовать свои идеи на практике. В 1598-1599 гг. Т. Кампанелла возглавил заговор против испанского владычества в Калабрии, но был схвачен и около 27 лет провел в тюрьмах.

Город-государство соляриев занимается военным делом (руководит этим правитель Мощь), наукой (под водительством правителя Мудрость), воспроизводством населения, обеспечением его пищей и воспитанием граждан (этим командует правитель Любовь). Во главе управленческой пирамиды города Солнца стоит премудрый Метафизик.

В городе Солнца, где нет частной собственности, земледелие, ремесла и прочие занятия являются делом совместного труда соляриев, коим ведают правители и подчиненные им должностные лица – специалисты в одной из трех областей. Все, в чем солярии (жители города Солнца) нуждаются, «они получают от общины, и должностные лица тщательно следят за тем, чтобы никто не получал больше, чем ему следует».

Государство вмешивается буквально во все (даже в творчество поэтов), делая это, как подчеркивает Т. Кампанелла, в интересах общего блага, чтобы все были одинаково счастливы. Труд общеобязателен при 4-часовом рабочем дне. Господствуют здесь установки на аскетизм, авторитаризм, отдельная человеческая личность пренебрегается (так, хоть граждане и участвуют в политическом процессе, на деле им отведена там роль статистов), даже имена детей подбираются не случайно, а Метафизиком по определенной схеме. Над городом Солнца царит дух однообразия: у всех одинаковые жилье, одежда, пища, занятия, развлечения, обыкновения, даже строй мыслей.

Доминируют интересы государства, а интересы частных лиц существуют постольку, поскольку все они являются частичками единого государственно-общественного целого. Нет не то чтобы сфер, даже уголков общественной жизни, скрытых от всевидящего ока государства и лично Метафизика.

29. Г. ГРОЦИЙ О ПРАВЕ И ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВА.

Голландский юрист Гуго Гроций (де Грот) (1583-1645) под воздействием буржуазной революции в Нидерландах написал свои знаменитые труды «Свободное море» (1609), «О праве войны и мира в 3 книгах» (1625). В учении Г. Гроция видны истоки нарождающегося юридического мировоззрения, кроме того, его считают во многом основателем современной доктрины международного права.

По Г. Гроцию, государство должно обеспечивать общую пользу, являясь союзом свободных людей. Государство – сознательная деятельность людей, результат общественного договора, что противопоставлялось Г. Гроцием теологической концепции богоустановленности государства. Государство – основа длящихся отношений власти и подчинения. Верховная государственная власть, обладающая государственным суверенитетом, издает законы, осуществляет правосудие, назначает должностных лиц и руководит ими, взимает налоги, решает вопросы войны и мира, заключает международные договоры. Государство обязано признавать и охранять частную собственность своих граждан.

Г. Гроций осуждал агрессивные захватнические войны. Во время войны Г. Гроций требовал щадить женщин, стариков, военнопленных. В международных отношениях все решает не сила, а договор, считал Г. Гроций.

Г. Гроций не был согласен с концепцией народного суверенитета, считая более важной волю государства, нежели граждан. Носителем государственного суверенитета могут являться либо одно лицо (монарх), либо несколько лиц (парламент). Без согласия правителей народ не может изменить форму правления.

Г. Гроций первым из западноевропейских политических и правовых мыслителей раннего Нового времени изложил концепцию естественного права. По Г. Гроцию, право основано прежде всего не на воле Бога, а на природе человека. У людей есть стремление к мирному общению (здесь Г. Гроций рассуждает в духе Аристотеля), которое организовано согласно разуму. Это стремление к общению и есть источник права, независимый от положительного (позитивного) права, выводил Г. Гроций. Право стремится к самой природе человека и не зависит от законов, установленных у различных народов.

Принципы естественного права:

1. Не трогать чужого добра.

2. Возвращать то, что нам не принадлежит.

3. Исполнять обещания.

4. Вознаграждать за причиненный вред.

5. Воздаяние людям заслуженного наказания.

В любом случае право соответствует природе общественно разумных существ, т.е. людей, писал Г. Гроций.

Что касается установленного (позитивного) права, не являющегося естественным, то тут Г. Гроций выделяет Божественное и человеческое право. Источником позитивного (человеческого) права является воля людей. Человеческое право Г. Гроций подразделяет на внутригосударственное и международное (jus gentium). Но выше всего в иерархии остается, конечно, естественное право, которое никем не может быть нарушено или изменено.

30. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ ИНДЕПЕНДЕНТОВ, ЛЕВЕЛЛЕРОВ И ДИГГЕРОВ.

Джон Мильтон (XVII в.) – основоположником учения индепендентов. Его политико-правовые взгляды изложены в памфлете «Защита английского народа» (сер. XVII в.).

Из естественно-правовой концепции Дж. Мильтон делает вывод о допустимости революции. Королевская власть в государстве нужна для защиты мира. Чтобы ограничить произвол королей и их сановников, над ними существуют законы. Власть дана королю народом в порядке поручения. Король отчитывается перед Богом и перед народом. Дж. Мильтон настаивает на возможности низложения монарха, не выполняющего свои функции и нарушающего законы (концепция народного суверенитета). Народ, обладающий политическими правами и суверенитетом – не толпа, а лишь лучшие люди, поэтому необходима система избирательных цензов. Дж. Мильтон провозглашал и выступал за свободу мысли, свободу слова, свободу вероисповедания.

Джон Лильберн (нач. – сер. XVII в.) – идеолог левеллеров (уравнителей) – наиболее радикальной группировки в английской буржуазной революции. Его труд «Народное соглашение», который являлся программой действия левеллеров, также называют республиканской конституцией Англии.

Левеллеры провозглашали естественные права и свободы личности: право собственности, свобода совести, свобода печати, свобода промышленной и торговой деятельности, равенство всех перед законом и судом. Никакие власти и никакие органы не полномочны отменять либо изымать эти естественные права и свободы, т.к. они существуют раньше и стоят выше позитивного закона.

Лильберн выступал за ликвидацию палаты лордов в английском парламенте, реорганизацию палаты общин. Должностные лица должны быть подотчетны парламенту (представленному только палатой общин). В основе государственной власти – общественный договор, которым учреждается правительство (государство). Лильберн выступал за всеобщее избирательное право для всех англичан. В основу механизма формирования органов государственной власти кладется принцип народного суверенитета.

Теоретиком и идеологом диггеров («истинных левеллеров») был Джерард Уинстэнли (нач. – сер. XVII в.), его работы – «Новый закон справедливости», «Закон свободы». Уинстэнли утверждал, что каждый человек должен иметь столько земли, сколько способен обработать. Уинстэнли сформулировал понятие свободы, обозначив ее через свободное пользование землей. Уинстэнли за отмену частной собственности, торговли, денег, имущественного неравенства. Все необходимое для жизни люди будут брать из общественных складов. Все будут равны. Для осуществления программы диггеров необходима революция, после чего – переходный период (от частной собственности к общности имущества). В парламенте должны заседать малоимущие и неимущие граждане, его депутаты должны переизбираться ежегодно: необходимо всеобщее избирательное право для всех мужчин-англичан. Принятые законы должны обсуждаться народом, который вправе их отклонить. Должностные лица переизбираются ежегодно.

31. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Т. ГОББСА.

Томас Гоббс (кон. XVI – XVII в.), виднейший представитель естественно-правового учения, был убежденным сторонником абсолютной монархии.

Среди его трудов следует выделить: «Защита власти и прав короля, необходимых для сохранения мира в государстве», «О гражданине», «О теле», «О человеке», «Левиафан» (1651).

В «Левиафане» Т. Гоббс отстаивает абсолютную власть неограниченного монарха. Государство распоряжается силами и способностями отдельных лиц в интересах общего блага. Общественным договором люди отказались от своих естественных прав в пользу государства. Власть государственного суверена является абсолютной.

Т. Гоббс был убежденным противником всяческих революций. Поэтому после победы английской буржуазной революции и казни короля ему пришлось уехать в политическую эмиграцию в абсолютистскую Францию.

Т. Гоббс – основоположник механистического материализма. Математический (геометрический) метод он считал универсальным для всего научного познания. Его механистические воззрения выражаются во взглядах на природу государства. Т. Гоббс рассматривал государство как единый грандиозный механизм, Левиафан (огромное библейское морское чудовище). Верховная власть – душа государства. Судьи и чиновники – его суставы. Советники – его память. Законы – его разум и воля. Награды и наказания – его нервы и т.д.

Вслед за Г. Гроцием и Н. Макиавелли Т. Гоббс пытается исследовать природу человека и вывести из нее понятие государства. Основа природы человека, по Т. Гоббсу, – страх, вытекающий из человеческого эгоизма. Человек ищет всегда не общения, а господства над другими. По природе люди равны друг другу, поэтому в естественном состоянии каждый человек имеет право на все, а все борются друг против друга. Нужно выйти из естественного состояния в поисках мира (первый естественный закон Т. Гоббса). Из этого вытекает обязанность проявлять благодарность, прощать прошлые обиды, проявлять уважение к другим людям и т.д. (естественные и вечные законы Т. Гоббса). Гоббс подчеркивает незыблемость и всеобщность естественных законов.

Общественный договор заключается каждым с каждым. Посредством этого договора масса людей преобразуется в единое общество, образуя новое лицо, чья воля объединяет и выражает волю всех.

Организация государственной власти может быть различной: монархия, аристократия, демократия. Эти формы отличаются друг от друга лишь количеством властей предержащих. При этом наилучшей формой правления Т. Гоббс считает, естественно, монархическую.

Государственная власть никем и ничем не ограничена, она стоит над гражданским законом и подобна человеческой душе в государственном теле. Власть государственного суверена является абсолютной. Подданные – рабы государства.

32. УЧЕНИЕ ДЖ. ЛОККА О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА, ГОСУДАРСТВЕ, РАЗДЕЛЕНИИ ВЛАСТЕЙ.

Основным трудом Джона Локка (XVII в.) является «Два трактата о государственном правлении» (1689-1690). Дж. Локк был последователем естественно-правовой теории. Он утверждал, что феодальный строй противоречит естественному праву. Среди основополагающих ценностей естественного состояния Дж. Локк называл свободу и равенство. В отличие от Т. Гоббса Дж. Локк не считал естественное состояние войной «всех против всех».

Собственность как естественное право возникает до государства и существует независимо от государства. Свобода включает свободу на действия, свободу на труд и его результаты. Именно из труда проистекает частная собственность.

Господство, основанное на началах абсолютизма, не может быть признано государством, по мнению Дж. Локка. Над абсолютным монархом нет суда, он по отношению к своим подданным как бы остается в естественном состоянии.

Дж. Локк также разрабатывает учение о разделении властей: нужно различать три ветви власти: исполнительную, законодательную, союзную (федеративную). Последней должны быть подведомственны вопросы внешней политики. Дж. Локк не выделял судебную власть из исполнительной. Каждая власть должна принадлежать отдельному органу: законодательная – парламенту (представительному учреждению всей нации); исполнительная – монарху или кабинету министров; союзная – специальным органам. С другой стороны, исполнительную и союзную власти может совмещать монарх. Власти не являются равноправными.

Верховными полномочиями обладает законодательная власть, хотя и с ограничениями. Парламент не может покушаться на частную собственность граждан; не должен заседать постоянно, чтобы не узурпировать всю полноту власти. Законодательными полномочиями не могут быть наделены монарх или правительство (кабинет). Исполнительными полномочиями не может быть наделен парламент. Разделение властей не исключает их единства под верховенством законодательной власти. Также единству государственной власти способствует монарх, являющийся главой государства. Он созывает и распускает парламент, имеет право законодательной инициативы, утверждает законопроекты, обладая при этом правом вето. Монарх имеет право смягчить силу закона, если последний может причинить вред народу. Со своей стороны народ имеет право на восстание против монарха, злоупотребляющего своими прерогативами.

В обществе люди вынуждены частично отказаться от своей природной свободы. Гарантом естественных прав и свобод является государство, издающее законы, снабженные определенными санкциями. Люди, частично отказываясь от своих естественных прав и свобод, передают их обществу в целом.

Дж. Локк – главный теоретик и идеолог английской конституционной монархии, либерализма, естественно-правовой концепции в теоретическом правоведении.

33. УЧЕНИЕ Ф. ПРОКОПОВИЧА.

Еще в концу XVII в. у Петра I возникает замысел провести церковную реформу по протестантскому (англиканскому) образцу. Идеологом такой реформы (упразднения патриаршества и введения синодальной системы управления Русской православной церковью, в условиях которой священнослужители фактически становились государственными служащими, а монарх возглавлял всю церковную иерархию) и стал Феофан Прокопович (1681-1736). Его главное произведение – трактат «Правда воли монаршей» – результат адаптации теории естественного права и общественного договора к российским условиям начала XVIII в.

В своем учении Ф. Прокопович опирается на идеи Г. Гроция и Т. Гоббса. При этом он использует двойную систему аргументации: с помощью Священного Писания и опираясь на рационалистическую теорию общественного договора.

Ф. Прокопович исходит из гипотезы о естественном (догосударственном) состоянии «войны всех против всех». Постепенно разум как главное свойство человека приводит его к познанию естественных законов. Инстинкты самосохранения и продолжения рода побуждают людей прекратить естественное состояние и заключить общественный договор, учреждающий государство. Ф. Прокопович примирил идеи богоустановленности государственной власти и общественного договора: народной волей при выборе первого монарха руководит Божественный промысел.

После заключения общественного договора народ обязан безгранично повиноваться монарху, он уже не обладает суверенитетом и какими-то правами по отношению к монарху. Монарх, в свою очередь, должен владеть народом для его общей пользы. Народ, отдавший однажды свою волю монарху, не может отобрать ее обратно, вернуться к естественному состоянию или изменить форму государственного правления.

Ф. Прокопович формулирует принципы верховенства государственной власти в обществе: абсолютность; несвязанность никакими законами; безответственность; неприкосновенность. Ф. Прокопович утверждал: «Вся правда, и Божеская, и человеческая, во власти монарха». Он писал, что абсолютный монарх подчинен только Божественному суду, но не земным церковным властям. Из этого следовала необходимость подчинения церкви государству и лично монарху.

Ф. Прокопович выделяет три основные формы правления (по Аристотелю), при этом он явно симпатизирует монархии (особенно неограниченной, так как монарх не должен быть связан каким бы то ни было договором или ограничением иного рода).

Благодаря Ф. Прокоповичу в России в начале XVIII в. появилась светская политическая теория с характерными для нее понятиями общего блага, формы правления и пр. Он дал эффективное идеологическое обоснование упразднению патриаршества на Руси в 1700 г., петровской церковной реформе 1721 г. Более того, он обосновывает полицейский абсолютизм Петра I.

34. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ В.Н. ТАТИЩЕВА.

Первым официальным русским историографом стал Василий Никитич Татищев (кон. XVII – сер. XVIII в.). Он начал писать «Историю Российскую с самых древнейших времен» по приказу Петра I (5 книг «Истории» изданы в 1768-1848 гг.). В.Н. Татищев был государственным деятелем и царедворцем, астраханским губернатором.

При аргументации своих взглядов Татищев опирается на труды видных европейских политических и правовых мыслителей Нового времени – Т Гоббса, Дж. Локка, Г. Гроция.

В.Н. Татищев предлагает светское представление о человеке. Он в духе естественного права считает, что неприкосновенная личность автономна. Главным свойством человека полагается естественный разум, подсказывающий наиболее удобные пути для удовлетворения естественных потребностей, что и составляет смысл жизни.

Для объяснения исторического процесса В.Н. Татищев прибегает к органической теории, уподобляющей все человеческое общество одному человеку. Выделяются такие этапы человеческой истории, как младенчество (примитивный уровень человеческой культуры), юношество (начинающееся появлением письменности), мужество (начинающееся зарождением христианства), полная зрелость (наступающая вследствие возникновения независимых от религии наук). В.Н. Татищев признавал, что в историческом развитии лидируют страны Западной Европы, Россия, являющаяся печальным отклонением, вновь приобщается к европейской цивилизации посредством петровских реформ (от секуляризации до преобразования армии).

В.Н. Татищев предлагает вариант договорной теории происхождения государства, при этом он пытается внедрить в нее исторические начала. Он использует гипотезу о естественном (преддоговорном) состоянии «войны всех против всех», в связи с чем человек оказывается вынужденным наложить на себя узы ради своего собственного блага. Государство поэтому строится на рациональных основаниях общей пользы. В монархии в отличие от республики нет и не может быть никакого договора между народом и монархом, власть монарха понимается патриархально.

Подобно Аристотелю В.Н. Татищев выделяет три «порядочные» и три «непорядочные» формы правления, причем выбор той или иной «порядочной» формы правления в каждом конкретном случае зависит от размера территории страны и степени защищенности внешних границ государства. Для малых стран допустима демократия, для больших стран с безопасными границами – аристократия, для больших непросвещенных стран с открытыми границами (таких, как Россия) подходит только монархия, причем лучше абсолютная.

Издаваемые монархом позитивные законы должны соответствовать естественному праву и следовать общественной пользе, поэтому при монархе должен существовать законосовещательный двухпалатный представительный орган. Верхней палатой должен быть Сенат, назначаемый царем. Нижнюю палату – Совет – формируют выборные представители.

35. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ВОЛЬТЕРА.

Вольтер (Мари Франсуа Аруэ) (1694-1778) был великим французским мыслителем, просветителем, литератором. Вольтер вел переписку с Екатериной II, которая неоднократно приглашала его в Россию, был иностранным и почетным членом Петербургской академии наук. Он не оставил после себя специальных политико-юридических трудов, его программу в области права и правосудия мы узнаем из его произведений.

«Свобода, – писал Вольтер, – состоит в том, чтобы зависеть только от законов». Равенство людей понимается Вольтером только в строго формальном политико-юридическом смысле: обретение всеми людьми одинакового статуса гражданина, одинаковая зависимость всех граждан от закона и одинаковая защита их законом. Такое равенство в его трактовке весьма содержательно и социально эффективно. Однако сторонником имущественного равенства и общности имуществ он не был.

Вольтер предлагал реформировать феодальное общество, неизменно вызывавшее его протест. С таких позиций он выступал за уничтожение сословных привилегий и упразднение церковных судов. Аристократию, занявшую почти все ключевые должности в системе управления государством, следует, по Вольтеру, заменить профессиональной бюрократией. Он настаивал на необходимости справедливого судопроизводства с широким участием адвокатов в процессе, отменить пытки и т.п.

Корень существующих социальных зол, которые могут и должны быть уничтожены, Вольтер видел прежде всего в засилье невежества, предрассудков, суеверия, в подавлении разума. Главным оплотом и виновником всего этого он считал церковь, католицизм. Понятно, почему беспощадная борьба с ними занимает весьма большое место в творчестве мыслителя. Достается от него Богу, который изображается тираном, сеющим злобу и слепым в своей ярости. Священнослужители презрительно именуются бонзами и дервишами, осуждаются религиозные преследования и фанатизм.

Именно религиозный фанатизм, единомыслие, которое насаждает церковь, умерщвляют, как убежден Вольтер, жизнетворное начало всякой свободы – свободу совести и слова. Надо, однако, знать и помнить, что, относясь крайне враждебно к католической церкви и католицизму, мужественно сражаясь с ними, Вольтер отнюдь не отвергает религию и религиозность как таковые. Крылатыми стали его слова: «Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать». Антиклерикальный настрой не мешал Вольтеру полагать, что религия должна оставаться необходимой уздой для народных масс.

36. УЧЕНИЕ О ГОСУДАРСТВЕ, ТЕОРИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ Ш.Л. МОНТЕСКЬЕ.

Среди произведений видного французского просветителя, юриста и политического мыслителя Ш.Л. Монтескье (1689-1755) можно упомянуть «Персидские письма», «Размышления о причинах величия и падения римлян», «О духе законов», «В защиту «О духе законов». Главная тема его политико-правовой теории и основная ценность, отстаиваемая в ней, – политическая свобода. Необходимые условия этой свободы – справедливые законы и надлежащая организация государственности.

Объединение людей в общество необходимо, только в общественном состоянии они утрачивают сознание своей слабости. Исчезает существовавшее между ними в естественном состоянии равенство, начинаются войны двоякого рода – между отдельными лицами и между народами. «Появление этих двух видов войны побуждает установить законы между людьми». «Общество не может существовать без правительства. Соединение всех отдельных сил образует то, что называется политическим состоянием (государством). Позитивные законы обязательно должны соответствовать естественному праву».

Решающее влияние на законы, согласно Ш.Л. Монтескье, оказывают природа и принцип правительства, учреждаемого в гражданском состоянии. Он различает три образа (формы) правления: республиканский, монархический и деспотический. При республиканском правлении верховная власть находится в руках или всего народа (демократия), или его части (аристократия). Монархия – это правление одного человека, но посредством твердо установленных законов. В деспотии все определяется волей и произволом одного лица вне всяких законов и правил.

Ш.Л. Монтескье так излагает свою теорию разделения властей: «Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их.

Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц».

Основная цель разделения властей – избежать злоупотребления властью. Взаимное сдерживание властей – необходимое условие их правомерного и согласованного функционирования в законно очерченных границах, главное условие для обеспечения политической свободы в ее отношениях к государственному устройству. Ведущие и определяющие позиции в системе различных властей занимает законодательная власть.

37. Ж.Ж. РУССО О СОЦИАЛЬНОМ НЕРАВЕНСТВЕ, ОБЩЕСТВЕННОМ ДОГОВОРЕ И НАРОДНОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ.

Одним из самых ярких мыслителей во всей истории общественных и политических учений является Жан-Жак Руссо (1712-1778), французский политический писатель и философ; его работы «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми», «О политической экономии», «Суждение о вечном мире», «Об общественном договоре, или Принципы политического права».

Происхождение и основания неравенства между людьми описаны Ж.-Ж. Руссо в «Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства между людьми». В естественном состоянии, по Ж.-Ж. Руссо, все равны. Неравенство здесь вначале лишь физическое, обусловленное природными различиями людей. Социальное неравенство, пришедшее на смену физическому, также возникает с появлением частной собственности, начинается перманентная борьба между бедными и богатыми. В итоге бедные вынуждены были согласиться на создание государства, которое тем не менее закрепило социальное неравен ство. Неравенство частной собственности, дополненное политическим неравенством, привело к абсолютному неравенству при деспотизме, когда по отношению к деспоту все равны в своем рабстве и бесправии.

Только благодаря общественному договору, предлагаемому Ж.-Ж. Руссо, все оказываются «равными в результате соглашения и по праву». Не отрицая частной собственности, Руссо выступает за относительное выравнивание имущественного положения граждан и с этих позиций критикует роскошь и излишки, поляризацию богатства и бедности. В основе общественного договора и правомочий формируемого суверенитета лежит общая воля. Отличие общей воли от воли всех: первая имеет в виду общие интересы, вторая – интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц.

Суверен (народ) создает законы, однако не связан ими навеки. Народ имеет право не только изменить форму правления, но и вообще расторгнуть общественное соглашение и вновь возвратить себе естественную свободу. Ж.-Ж. Руссо отвергает требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их взаимоотношениях с государственной властью. Однако соответствующие гарантии нужны против подданных, чтобы обеспечить выполнение ими своих обязательств перед сувереном. Общественное соглашение дает политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами. Эта власть, направляемая общей волей, – суверенитет.

Руссо отрицал представительную форму власти, а также идеи разделения верховной, суверенной власти в государстве на различные ветви. Законодательная власть должна осуществляться только самим народом-сувереном непосредственно. Исполнительная власть (правительство) создается не на основе общественного договора, а по решению суверена в качестве посредствующего организма для сношений между подданными и сувереном.

38. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ В США В ПЕРИОД БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ.

Для североамериканской политико-правовой идеологии периода борьбы за независимость (первой американской революции) характерно использование естественно-правовой аргументации. С помощью апелляций к «естественным и неотчуждаемым правам и свободам человека» обосновывалась справедливость отделения североамериканских колоний от британской метрополии.

В этом духе выдержана Декларация независимости США, провозглашенная 4 июля 1776 г., а также написанная за несколько недель до этого Декларация прав Вирджинии. Текст Декларации независимости был создан Т. Джефферсоном при участии Б. Франклина и Дж Адамса.

Бенджамин Франклин – самый известный среди американских «отцов-основателей», прославившийся как в просветительстве, так и в естествознании. Б. Франклин еще в 1769 г. впервые назвал североамериканские британские колонии штатами, т.е. независимыми государствами. Он принял активное участие в составлении Декларации независимости США 1776 г., Статей конфедерации 1781 г., Конституции США 1787 г. Б. Франклин не был сторонником радикальных политических преобразований, верил в быстрый прогресс североамериканского континента за счет роста населения, территории и социальных достижений. Его усилиями к защите американского республиканизма было привлечено идейное наследие античной политико-правовой мысли (что нашло свое отражение, в частности, в греко-римских наименованиях органов государственной власти США).

В отличие от многих своих современников Б. Франклин призывал к отмене рабства.

Томас Джефферсон, впоследствии государственный секретарь США (в администрации Дж. Вашингтона), вице-президент США, третий Президент США, основной автор Декларации независимости США, Закона штата Вирджиния об установлении религиозной свободы, произведения по истории и государственному устройству того же штата «Заметки о штате Вирджиния» – один из главных идеологов демократической формы политико-правового режима в США.

Лидером федералистов (с 1789 г.), выступавших за сильную централизованную власть федерального правительства США, был Александр Гамильтон (1757-1804), соавтор статей под общим названием «Федералист. К группе федералистов примыкает также Джон Адаме, второй Президент США, обосновавший в монографии «В защиту конституций правительственной власти в Соединенных Штатах Америки» необходимость разделения властей и оформления системы взаимных сдержек и противовесов на конституционном уровне.

Один из авторов «Федералиста» и Конституции США Джеймс Мэдисон, четвертый Президент США перенес на американскую почву философские идеи естественного права и общественного договора.

Дж. Маршалл, будучи в нач. XIX в. председателем Верховного суда США, в ходе разбирательства по делу «Мэрбери против Мэдисона» обосновал концепцию судебного конституционного контроля, введя суд в конституционную систему разделения властей и сдержек и противовесов в США.

39. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ММ. ЩЕРБАТОВА.

Среди получивших официальное признание отечественных политических и правовых мыслителей второй половины XVIII в. следует прежде всего назвать имена М.М. Щербатова и СЕ. Десницкого.

Историк и публицист, почетный член Петербургской академии наук, князь Михаил Михайлович Щербатов (1733-1790) был явным идеологом корпоративных устремлений российского дворянства, обосновывал естественные права этого сословия. Среди его трудов можно упомянуть трактат «О повреждении нравов в России».

М.М. Щербатов в целом придерживался основных принципов естественно-правовой теории и концепции договорного происхождения государства. Анализ исторического опыта человечества приводит М.М. Щербатова к мысли о том, что «равенство состояний было возможно только в диком образе». Происхождение собственности, а затем и «потомственного благородства» М.М. Щербатов, подобно Дж. Локку, ставит в зависимость от таких личных качеств человека, как ум, доблесть, добродетель, сила, трудолюбие.

М.М. Щербатов выделял такие формы правления в государстве, как монархия, аристократия, демократия и деспотия. Форму правления и законы государства М.М. Щербатов ставит в зависимость от климата страны, размера территории, ее рельефа, плодородия почв и численности населения.

Наиболее привлекательной, с точки зрения М.М. Щербатова, является конституционная монархия (по образцу современной ему Англии) с разделением властей и ограничением государства правом. Ограниченная монархия должна иметь основные законы и «хранить жизнь, честь, имение и спокойствие своих граждан» исключительно по законам. М.М. Щербатов критикует деспотизм, отмечая, что самовластие «есть мучительство, в котором нет иных законов и иных правил, окромя безумных своенравий деспота». В республиканском строе М.М. Щербатову претила «химера равенства», способная разрушить любое государство.

Идеальная модель государства сформулирована М.М. Щербатовым в произведении «Путешествие в землю Офирскую шведского дворянина С». Верховным представительным органом государственной власти является Высшее правительство, в состав которого входят дворянские, купеческие и мещанские депутаты. Высшее правительство состоит из департаментов уголовных дел, государственных доходов, торговли, морских и сухопутных войск и чужестранных дел, вопросы в которых решаются коллегиально. Монарх в проекте М.М. Щербатова является лишь высшим государственным чиновником (в частности, он лишен особых торжественных одеяний и церемоний).

В духе естественно-правовой школы М.М. Щербатов классифицирует законы на Божественные, естественные и позитивные, подчеркивая, что последние должны неизменно соответствовать первым двум.

40. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ СЕ. ДЕСНИЦКОГО.

Семен Ефимович Десницкий (1740-1789), один из первых профессоров юридического факультета Московского университета, видный русский просветитель, был противником теории общественного договора, склоняясь к патриархальной теории происхождения государства в своей оригинальной трактовке с элементами социально-экономического и психологического объяснения указанной теории.

Общество на пути к государству проходит следующие четыре этапа: этап охоты и собирательства (первобытный); этап скотоводства (пастушеский); этап хлебопашества (земледельческий); этап коммерции (общения). Переход от одного этапа развития к другому сопровождается изменениями в форме семьи, которую СЕ. Десницкий (возможно, следуя в рассуждениях за Аристотелем) полагает первоначальным образом государства.

На первобытном этапе отношения полов не упорядочены, женщины находятся в подчинении у мужчин. На пастушеском этапе существует полигамная семья, женщины также находятся в подчиненном состоянии. На земледельческом этапе полигамная семья преобразуется в моногамную с сохранением подчинения женщины. На этапе коммерции супружеские отношения в семье получают правовую регламентацию с учетом принципа формально-правового равенства супругов.

Причиной образования государства СЕ. Десницкий полагает необходимость защиты семьи и частной собственности со стороны публичной власти появившейся еще в земледельческий период развития общества.

На вопрос, почему немногие властвуют над многими, СЕ. Десницкий дает несколько ответов: по физической силе (особенно у варварских народов); по духовной силе (особенно у просвещенных варваров); по силе богатства (безусловно, открывающего дорогу к почестям и чинам на этапе коммерции).

Политический идеал СЕ. Десницкого касался адаптации теории разделения властей к условиям российской монархии. СЕ. Десницкий представил Екатерине II проект «Представление об учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи». В этом проекте СЕ. Десницкий предлагал разделить законодательную власть между монархом и однопалатным Сенатом, состоящим из народных представителей (600-800 человек), структурированным по политическим фракциям. СЕ. Десницкий обосновывает несменяемость судей, необходимость введения для судей квалификационного экзамена, суда присяжных. Наказательная власть в проекте СЕ. Десницкого выполняет полицейские функции. Как и все западники, СЕ. Десницкий мечтал о создании в России разветвленной системы органов местного самоуправления.

41. РЕВОЛЮ.ИОННО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ А.Н. РАДИЩЕВА.

Наряду с лояльными в целом официальной власти политико-правовыми учениями М.М. Щербатова и СЕ. Десницкого в екатерининское время формируется и находит свое выражение в сочинениях А.Н. Радищева революционно-демократическая традиция отечественной политической и правовой мысли.

Александр Николаевич Радищев (1749-1802), выдающийся революционно-демократический русский мыслитель, в оде «Вольность» и литературном произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» выразил широкий круг идей русского Просвещения, правдиво, с глубоким сочувствием изобразил жизнь простого народа, резко обличил самодержавие и крепостничество. Тираж книги «Путешествие из Петербурга в Москву» был конфискован царским правительством, и до 1905 г. книга в России была запрещена.

А.Н. Радищев рассматривает самодержавие (как и любую монархическую форму правления) как состояние, «наипротивнейшее человеческому естеству». В своих суждениях он исходит из примата естественных прав человека, концепции договорного происхождения государства. При заключении договора об учреждении государства народ оставляет суверенитет за собой.

Крепостное право А.Н. Радищев полагает нарушающим основы естественного права, что приводит мыслителя к революционным выводам: «Из мучительства неминуемо рождается вольность, а мучительство достигло в России крайнего предела». Народ в условиях грубых и массовых нарушений его естественных свобод вправе поднять восстание.

Социальным идеалом А.Н. Радищева является отнюдь не коммунистическая утопия, а общество свободных и равноправных собственников: «Себе всяк сеет, себе всяк жнет». Наилучшей политической организацией такого общества является народное (демократическое) правление. В связи с этим А Н. Радищев не признает концепцию разделения властей, так как единственным и неделимым сувереном является лишь народ.

Такое справедливое государственное устройство сможет обеспечить народу его священные естественные права, которые заключаются «в свободе мысли; слова; деяния; в защите самого себя, когда того закон сделать не в силах; в праве собственности; и быть судимым себе равными».

В 1790 г. А.Н. Радищев за написание и публикацию «Путешествия из Петербурга в Москву» был сослан в Сибирь (первоначально его приговорили к смертной казни), вернулся из ссылки лишь после смерти Екатерины II по личному разрешению Павла I в 1797 г. В своих проектах юридических реформ (1801-1802), уже при Александре I, вновь выступил за отмену крепостного права в России. Угроза новых репрессий привела А.Н. Радищева к самоубийству.

42. УЧЕНИЕ И. КАНТА О ПРАВЕ.

Профессор философии Кенигсбергского университета Иммануил Кант (1724-1804) был в Германии первым, кто приступил к систематическому обоснованию либерализма – идейной платформы буржуа, выделившихся из третьего сословия, стремившихся утвердить в стране экономическую и политическую свободы. Политико-юридические взгляды Канта содержатся в трудах: «Идеи всеобщей истории с космополитической точки зрения», «К вечному миру», «Метафизические начала учения о праве».

Краеугольный принцип социальных воззрений И. Канта: каждое лицо обладает совершенным достоинством, абсолютной ценностью; личность не есть орудие осуществления каких бы то ни было планов, даже благороднейших и направленных на достижение общего блага. Человек – субъект нравственного сознания, в корне отличный от окружающей среды, – в своем поведении должен руководствоваться велениями нравственного закона. Закон этот безусловен. И. Кант называет его «категорическим императивом» – «поступай так, чтобы максима твоего поведения могла быть вместе с тем и принципом всеобщего законодательства». Иными словами, поступай так, чтобы ты относился к человечеству как к цели и никогда как к средству. Соблюдение требований категорического императива возможно тогда, когда индивиды в состоянии свободно следовать голосу «практического разума», которым охватывается как область этики, так и область права.

Истинное призвание права – надежно гарантировать морали то социальное пространство, в котором она могла бы нормально проявлять себя, в котором может быть беспрепятственно реализована свобода индивида. В этом суть кантовской идеи о моральной обоснованности права.

И. Кант многократно подчеркивал насущную необходимость для государства опираться на право, ориентироваться в своей деятельности на него. Государство, которое уклоняется от соблюдения прав и свобод, не обеспечивает охраны позитивных законов, рискует потерять доверие и уважение своих граждан. Люди будут сознательно занимать позицию отчужденности от такого государства.

И. Кант различает в праве три категории: естественное право, которое имеет своим источником самоочевидные априорные принципы; положительное (позитивное) право, источником которого является воля законодателя; справедливость – притязание, не предусмотренное законом и потому не обеспеченное принуждением. Естественное право распадается на: частное право (регулирует отношения индивидов как собственников) и публичное право (определяет взаимоотношения между людьми, объединенными в союз граждан (государство), как членами политического целого).

Осуществление права требует, чтобы оно было общеобязательным, что достигается через его наделение принудительной силой. Сообщить праву такое свойство способно лишь государство – исконный и первичный носитель принуждения. Государственность вызывают к жизни и оправдывают ее бытие требования категорического императива.

43. УЧЕНИЕ И. КАНТА О ГОСУДАРСТВЕ.

Необходимость государства (объединения «множества людей, подчиненных правовым законам») И. Кант не связывает с практическими индивидуальными, групповыми и общими потребностями членов общества, а с категориями, которые всецело принадлежат рассудочному, умопостигаемому миру. Благо государства составляет состояние наибольшей согласованности конституции с принципами права, «к чему нас обязывает стремиться разум при помощи категорического императива». Выдвижение и защита И. Кантом тезиса о том, что благо и назначение государства – в совершенном праве, в максимальном соответствии устройства и режима государства принципам права, дали основание считать И. Канта одним из главных создателей концепции «правового государства», государства, чей возможный произвол раз и навсегда ограничен предписаниями правового характера.

Происхождение государства. Кант выдвинул гипотезу естественного состояния, лишенного всякой гарантии законности. Нравственный долг, чувство уважения к естественному праву побуждают людей оставить это первоначальное состояние и перейти к жизни в гражданском обществе. Переход к последнему не носит характера случайности. Акт, посредством которого изолированные индивиды образуют народ и государство, есть общественный договор.

Общественный договор заключают между собой морально развитые люди. Поэтому государственной власти запрещается обращаться с ними как с существами, которые не ведают морального закона и не могут сами (якобы по причине нравственной неразвитости) выбрать правильную линию поведения. И. Кант резко возражает против малейшего уподобления власти государства родительской опеке над детьми.

Согласно общественному договору все отдельные лица, составляющие народ, отказываются от свободы необузданной и беспорядочной, дабы найти подлинную свободу во всем ее объеме в правовом состоянии. Центральным институтом публичного права является прерогатива народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю (по сути, прогрессивная демократическая идея народного суверенитета). Верховенство народа обусловливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве – организации совокупного множества лиц, связанных правовыми законами. Выдвинув принцип суверенитета народа, И. Кант не помышляет о широкой демократии. В подтверждение этого предлагается разделить всех граждан на активных и пассивных (лишенных избирательного права). Кроме того, накладывается вето на право народа обсуждать вопрос о происхождении власти».

Всякое государство имеет три власти: законодательную (принадлежащую только суверенной «коллективной воле народа»), исполнительную (сосредоточенную у законного правителя и подчиненную законодательной, верховной власти), судебную (назначаемую властью исполнительной). Субординация и согласие этих трех властей способны предотвратить деспотизм и гарантировать благоденствие государства.

44. ПРОЕКТ ВЕЧНОГО МИРА И. КАНТА.

С передовых, прогрессивных позиций анализировал И. Кант проблемы внешней политики. Он, следуя за Г. Гроцием, осуждает захватническую, грабительскую войну, подготовку к ней. Автор трактата «К вечному миру», написанного в форме всеобщего мирного договора, ратовал за соблюдение международных договоров, невмешательство во внутренние дела государств, за развитие между ними торговых и культурных связей.

И. Кант выдвигает проект установления вечного мира. Его можно достичь, правда, в отдаленнейшем будущем созданием всеохватывающего союза самостоятельных равноправных государств, построенных по республиканскому типу. По убеждению философа, образование такого космополитического союза (конфедерации) в конце концов неминуемо. Залогом тому должны стать просвещение и воспитание народов, благоразумие и добрая воля правителей, а также экономические, коммерческие потребности наций. Цель такого союза – укрепление правом взаимного согласия народов.

И. Кант обосновывает неизбежность вечного мира замыслом природы, который направлен на осуществление согласия людей даже помимо их воли. Человек разумен от природы, а «разум осуждает войну как правовую процедуру и вменяет в обязанность мирное состояние, которое не может быть ни установлено, ни обеспечено без договора людей между собой».

И. Кант полагал, что обеспечение мира во многом зависит от политики государства, которая может быть направлена на решение временных задач или на реализацию стратегического курса. И. Кант полагал, что мораль и политика должны соотноситься, в определенной степени взаимопроникать. Он выделяет морального политика, который устанавливает политические принципы, состыковывающиеся с моралью, и политического моралиста, лишь приспосабливающего мораль к политическим интересам. И. Кант уверен, что безнравственные методы никогда не приведут к вечному миру, по своей сути они разрушают все гарантии мира.

В современном мире все более осознается необходимость выдвижения на первый план таких политических ценностей, как честь, совесть, благород ство, – это положение И. Канта, как и многие другие (например, концепция правового государства) опередило свое время. И. Кант предрек необходимость коллективных мер безопасности в рамках союза мира, который стал прообразом современного единого мирового политического и правового пространства.

И. Кант предписывал уничтожение постоянных армий. В современном мире эта проблема приобрела несколько иное содержание: разоружение, устранение возможности применения оружия массового поражения.

Можно констатировать, что еще на исходе XVIII в. И. Кант разработал положения, признанные началами современного международного права, основополагающими принципами международной безопасности.

45. УЧЕНИЕ ГЕГЕЛЯ О ПРАВЕ.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) – гениальный немецкий мыслитель, творческие достижения которого представляют собой заметную веху во всей истории философской и политико-правовой мысли.

Проблемы государства и права находились в центре внимания Г.В.Ф. Гегеля на всех этапах творческой эволюции его воззрений. Эта тематика обстоятельно освещается во многих его произведениях: «Конституция Германии», «О научных способах исследования естественного права, его месте в практической философии и его отношении к науке о позитивном праве», «Феноменология духа», «Философия духа», «Философия права», «Философия истории», «Английский билль о реформе 1831 года».

Право, по Г.В.Ф. Гегелю, состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли, диалектика которой совпадает с философским конструированием системы права как царства реализованной свободы. Свобода составляет субстанцию и основное определение воли. Речь при этом идет о развитой, разумной воле, которая свободна.

Понятие «право» употребляется в гегелевской философии права в следующих основных значениях: право как свобода («идея права»); право как определенная ступень и форма свободы («особое право»); право как закон («позитивное право»).

Превращение права в себе в закон путем законотворчества придает праву форму всеобщности и подлинной определенности. Предметом законодательства могут быть лишь внешние стороны человеческих отношений, но не их внутренняя сфера. Различая право и закон, Г.В.Ф. Гегель стремится исключить их противопоставление. Содержание права ожет быть искажено в процессе законодательства; не все, данное в форме закона, есть право, поскольку лишь закономерное в положительном праве законно и правомерно.

Тремя основными ступенями развития понятия права являются: абстрактное право, мораль и нравственность. Учение об абстрактном праве включает проблематику собственности, договора и неправды; учение о морали – умысел и вину, намерение и благо, добро и совесть; учение о нравственности – семью, гражданское общество и государство.

Абстрактное право представляет собой первую ступень в движении понятия права от абстрактного к конкретному. Это право абстрактно свободной личности, которая подразумевает прежде всего правоспособность, т.е. действует формально-правовая заповедь: «Будь лицом и уважай других в качестве лиц». Свою реализацию свобода личности находит, по Г.В.Ф. Гегелю, прежде всего в праве частной собственности, которое, в свою очередь, выражается через договор, в котором друг другу противостоят самостоятельные лица, обоюдно являющиеся частными собственниками.

На ступени морали личность абстрактного права становится субъектом свободной воли, впервые приобретают значение мотивы и цели поступков субъектов. Абстрактное право и мораль приобретают свою действительность и конкретность в нравственности, когда понятие свободы объективируется в наличном мире в виде семьи, гражданского общества и государства.

46. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ПО ГЕГЕЛЮ.

Г.В.Ф. Гегель различает гражданское общество и политическое государство. Под гражданским обществом при этом, по существу, имеется в виду современное Г.В.Ф. Гегелю буржуазное западноевропейское общество. Гражданское общество – сфера реализации особенных, частных целей и интересов отдельной личности. Г.В.Ф. Гегель изображает гражданское общество как раздираемое противоречивыми интересами антагонистическое общество, как войну всех против всех.

Основными моментами гражданского общества, по Г.В.Ф. Гегелю, являются система потребностей, отправление правосудия, полиция и корпорация. Гражданское общество в освещении Г.В.Ф. Гегеля – это опосредованная трудом система потребностей, покоящаяся на господстве частной собственности и всеобщем формально-правовом равенстве людей.

В структуре гражданского общества Г.В.Ф. Гегель выделяет три сословия: субстанциональное (землевладельцы – дворяне и крестьяне); промышленное (фабриканты, торговцы, ремесленники); всеобщее (чиновники).

В ходе освещения социально-экономической проблематики Г.В.Ф. Гегель признает, что даже при чрезмерном богатстве гражданское общество не в состоянии бороться с чрезмерной бедностью и возникновением черни, под которой он имеет в виду чрезвычайно обедневшую часть населения. Для решения таких социальных задач уже необходимо государство.

Общество и государство, по гегелевской концепции, соотносятся как рассудок и разум: общество – это «внешнее государство», «государство нужды и рассудка», а подлинное государство – разумно. Поэтому в философско-логическом плане общество расценивается Г.В.Ф. Гегелем как момент государства, как то, что «снимается» в государстве.

Развитие гражданского общества уже предполагает, по Г.В.Ф. Гегелю, наличие государства как его основания. «Поэтому в действительности, – подчеркивает Г.В.Ф. Гегель, – государство есть вообще скорее первое, лишь внутри которого семья развивается в гражданское общество, и сама идея государства раскалывает себя на эти два момента». В государстве, наконец, достигается тождество особенного и всеобщего, нравственность получает свою объективность и действительность как органическая целостность.

47. ГОСУДАРСТВО В ФИЛОСОФИИ Г. ГЕГЕЛЯ.

Государство представляет собой, по Г.В.Ф. Гегелю, идею разума, свободы и права, поскольку идея и есть осуществленность понятия в формах внешнего, наличного бытия. «Государство – это шествие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю». Г.В.Ф. Гегель признает возможность плохого государства, которое лишь существует, но недействительно, не обладает внутренней необходимостью и разумностью, оно остается вне рамок его философии права, которая исходит из идеи действительного разумного государства.

Гегелевская идея государства представляет собой правовую действительность, в иерархической структуре которой государство, само будучи наиболее конкретным правом, предстает как правовое государство. Свобода (в ее гегелевской трактовке) означает достижение такой ситуации правового государства.

Государственное как нравственное целое в трактовке Г.В.Ф. Гегеля – живой организм. Гегель говорит об органически целостной свободе – свободе государственно организованного народа (нации), включающей в себя свободу отдельных индивидов и сфер народной жизни. Различные трактовки государства – государство как идея свободы, как конкретное и высшее право, как правовое образование, как единый организм, как конституционная монархия, как «политическое государство» и т.д. – взаимосвязанные аспекты единой идеи государства.

У Г.В.Ф. Гегеля античная мысль о полисном правлении (о полисе-государстве как высшей и совершенной форме общения) соединяется с доктриной «господства права»; результатом этого синтеза и является гегелевская концепция правового государства.

Идея государства проявляется трояко: как непосредственная действительность в виде индивидуального государства, речь тут идет о государственном строе, внутреннем государственном праве; в отношениях между государствами как внешнее государственное право; во всемирной истории.

Тремя различными властями, на которые подразделяется политическое государство, являются законодательная власть, правительственная (исполнительная) власть и власть государя (главы государства).

Самой разумной формой государства Г.В.Ф. Гегель считал конституционную монархию. Гегель критикует демократическую идею народного суверенитета и обосновывает суверенитет наследственного конституционного монарха.

Высший момент идеи государства, по Г.В.Ф. Гегелю, представляет собой идеальность суверенитета. В межгосударственных отношениях государ ства относятся друг к другу как самостоятельные, свободные и независимые индивидуальности, т.е. оказываются в отношениях между собой как бы в естественном состоянии.

Сконструированное Г.В.Ф. Гегелем разумное государство, являющееся в конкретно-историческом плане буржуазной конституционной монархией, компромиссом с существующим сословным строем, в философско-правовом плане представляет собой право в его системно-развитой целостности, т.е. правовое государство.

48. И.ЕИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА ММ. СПЕРАНСКОГО.

Граф Михаил Михайлович Сперанский (1772-1839) сделал блестящую государственную карьеру при императорах Александре I и Николае I. В 1812 г. попал в опалу и был сослан в Ниж. Новгород, но в 1821 г. возвращается в Петербург и становится членом Государственного совета, созданного по его проекту еще в 1810 г. В 1826-1832 гг. М.М. Сперанский фактически возглавляет кодификационные работы Сперанский считается основателем русской юридической науки и русскоязычной юридической терминологии. Политико-правовое мировоззрение М.М. Сперанского эволюционировало от либерального (до опалы) до консервативного (уже при Николае I).

Наиболее известный проект либеральных государственных преобразований М.М. Сперанского – «Введение к Уложению государственных законов». Целью преобразования системы государственного управления объявлялось учреждение самодержавного правления на основе незыблемого закона. Для этого М.М. Сперанский предлагает принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви, а также принцип разграничения полномочий между центральными и местными органами власти.

Во главе всех ветвей власти стоят император и Государственный совет – особый управляющий центр, руководящий деятельностью всех трех ветвей госвласти. Не предусмотрена ответственность Госсовета перед императором, Госсовет как бы отстраняет императора от непосредственного управления страной.

Во главе законодательной власти находится Государственная дума (на местном уровне предлагалось учредить губернские, окружные и волостные думы). Сперанский предлагает выборный характер формирования депутатского корпуса Думы. Дума не может быть произвольно распущена императором. Все законы должны одобряться и обнародоваться императором.

Во главе исполнительной власти находится Правительствующий сенат (на местном уровне предлагалось учредить губернские, окружные и волостные правления). Фактически исполнительная власть возглавляется императором, при этом она ответственна перед законодательной властью. Правительствующий сенат формируется Госдумой.

Во главе судебной власти находится Судебный сенат (на местном уровне предлагалось учредить губернские, окружные и волостные суды). Решение Судебного сената по делу окончательно; у императора нет рычагов влияния на Судебный сенат. Порядок формирования Судебного сената – выборный.

В 1810 г. в соответствии с проектом М.М. Сперанского был учрежден Госсовет, однако лишь как законосовещательное учреждение при императоре. В 1864 г. Сенату были переданы судебные функции, а Госдума была учреждена лишь в 1905 г. под воздействием начавшейся Первой русской революции.

М.М. Сперанский искренно верил в богоустановленность государственной власти. В вопросе о происхождении государства он примыкает к сторонникам патриархальной теории. Как семья, так и государство – основываются на фундаментальных способностях человека к общению и к подчинению власти.

49. ПРАВОВЫЕ ИДЕИ ММ. СПЕРАНСКОГО.

Сперанский утверждал, что право, подобно языку, возникает в социуме под воздействием потребностей общественной жизни («народного духа»). Сперанский обосновывал неэффективность слепого заимствования иностранных правовых институтов. Он разграничивал субъективное и объективное право. Благодаря субъективному праву человек имеет власть над собой, над другими, а также над предметами. Объективное право отождествляется им с законом.

Сперанский предлагал социологическое объяснение происхождения и сущности права, по сути, он стоит у истоков социологического типа правопонимания в России. Права и обязанности в юридическом смысле он рассматривал как результат образования общественного союза, как следствие естественных свойств человеческого существа (прежде всего его самостоятельности). Право вытекает из согласования воль нескольких субъектов. Это согласие должно быть закреплено и регламентировано законом. Право – мера свободы, результат общественного согласия (консенсуса), защищаемый государственным законом.

Сперанский отвергал существование естественных прав в смысле субъективных притязаний, не обусловленных объективным правом. «Хотя есть законы естественные, но нет права естественного». Сперанский выделяет законы природы (естественные законы), законы разума (логические законы) и общественные законы (нравственный закон, базирующийся на Божественных заповедях; правовой (положительный) закон, исходящий от государства).

Право и нравственность сходны по источнику своего происхождения, ведь верховным законодателем в сочинениях М.М. Сперанского полагается Бог. Кроме того, они регулируют один и тот же предмет – утверждают между людьми правду, утверждают в обществе минимум нравственного порядка. Различия права и нравственности. 1) Право регулирует только внешние движения воли человека, а нравственный закон – любые движения человеческой воли. 2) Нравственность деяний определяется по их внутреннему достоинству, а правомерность деяний – по их внешнему достоинству. 3) Положительные законы, кроме общей с нравственностью цели, имеют и ближайшую цель – установление «общежительной справедливости», носящей всегда относительный характер. 4) Санкция нравственных законов заключается в совести, а в праве к совести присоединяется внешнее принуждение (со стороны публичной власти).

Нравственный закон рассматривается М.М. Сперанским как идеальная основа положительного закона, критерий суждения о его справедливости либо несправедливости.

Группа законов одновременно является и нравственными, и положительными, так как они вытекают из природы общества, без этих законов (таких, как «не убий» и «не укради») не может существовать ни одно общество.

Если положительный закон противоречит нравственному, то такое позитивное право производит насилие над совестью, поэтому законодатель должен учитывать в своей деятельности нравственные моменты, максимально согласовывать их с позитивным законодательством.

50. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ИДЕИ Н.М. КАРАМЗИНА.

Николай Михайлович Карамзин (1766-1826), литератор и придворный историограф, почетный член Петербургской академии наук, стоит у истоков консервативной традиции в русской политико-правовой мысли. Его политическая концепция изложена в «Истории государства Российского» и «Записке о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношении», адресованной Александру I и направленной против М.М. Сперанского.

Консерваторов (от лат. conservare – сохранять, соблюдать заведенный порядок вещей) объединяет неприятие идей классической школы естественного права, теории общественного договора и ценности представительной демократии. Консерватизм признает ограниченность человеческого разума в деле преобразования общества. Консервативное мировоззрение исходит из того, что все преобразования должны опираться на исторический опыт общества.

В русской политико-правовой традиции XIX в. обычно выделяют две волны консерватизма.

1) 20-40-е гг. – реакция на либеральный дух начала царствования Александра I (Н.М. Карамзин, М.М. Сперанский в последние годы своей жизни, а также ранние славянофилы, такие, как И.В. Киреевский и А.С. Хомяков).

2) 60-90-е гг. – «пореформенный консерватизм», реакция на либеральные реформы Александра II.

Под воздействием Французской буржуазной революции конца XVIII в. Н.М. Карамзин отвергает необходимость революционных преобразований в обществе, он подчеркивает, что попытка осуществить мечту о всеобщем равенстве сделала французов несчастными.

Обосновывая незыблемость монархической формы правления, Н.М. Карамзин обращается к русской истории: Россия всеми своими победами обязана самодержавию.

Для Н.М. Карамзина характерно патриархальное восприятие личности монарха (как отца всех подданных), из этого следует, что царская самодержавная власть (как отцовская власть в семье) не может быть ничем ограничена, она должна передаваться по наследству, между монархом и народом должны складываться отношения взаимного нравственного доверия, что чрезвычайно необходимо для сохранения и развития монархии. Н.М. Карамзин определяет границы вмешательства монарха в жизнь общества: монарх не должен ломать исторически обусловленные народные привычки, пытаться изменить народный дух. В этом смысле Петр I воспринимается Н.М. Карамзиным как тиран.

Н.М. Карамзин настойчиво подчеркивал особое место России в мировой истории, обусловленное особым евразийским положением страны.

51. ОХРАНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РОССИИ В XIX В.

Охранительная политико-правовая идеология в России XIX в. была представлена прежде всего мыслителями консервативного толка, начиная с Н.М. Карамзина. Эта идеология выступала за сохранение самодержавной монархии.

В царствование Николая I выражением охранительной политико-правовой идеологии стала триада «православие, самодержавие, народность», сформулированная министром народного просвещения и президентом Петербургской академии наук графом С.С. Уваровым (1786-1855).

В конце XIX в. основным выразителем охранительной политико-правовой идеологии в России стал обер-прокурор Синода (1880-1905) Константин Петрович Победоносцев (1827-1907). Победоносцев развивает патриархальную теорию происхождения государства. Для реализации своей потребности в общении человек вначале создает семью, которая, разрастаясь (через промежуточные стадии), эволюционирует в государство. Объясняя иерархический принцип человеческого взаимодействия, К.П. Победоносцев подчеркивает, что власть рождается вместе с обществом. Потребность во власти коренится в душе человека наряду с потребностью в общении. Верховная власть в государстве должна быть олицетворением власти родительской для подданных.

Чтобы быть справедливой, власть должна основываться на всеми признаваемом, объективном и справедливом начале, т.е. нравственном законе, отраженном в совести каждого индивида, источником которого является Бог. Носитель верховной власти (монарх) должен подчинять свою деятельность нравственному закону. На таком общепримиряющем начале может быть основана исключительно монархия. Повсеместный процесс разрушения монархий и установления республиканского строя К.П. Победоносцев объясняет нравственными причинами: отступлением власти и народа от следования нравственному закону. Демократию К.П. Победоносцев именует «великой ложью нашего времени», в одноименной работе он утверждает, что демократия основана на лжи.

Главным субъектом, творящим право, К.П. Победоносцев считает народ (коллективный субъект, действующий в истории), т.е. его можно считать приверженцем социологического типа правопонимания. Победоносцев указывает на органичность развития права от простого к сложному. Право рождается, развивается и исчезает вместе с народом.

С помощью своей органической теории К.П. Победоносцев обосновывает неэффективность внешнего реформирующего воздействия на существующие правовые формы, в том числе заимствований из других правовых систем. В таком случае прерывается органическое развитие права, может быть разрушена согласованность права как единой социальной системы. Законодатель не должен выдумывать закон, он должен лишь отражать в процессе законотворчества результаты органического развития права. Только нравственная заповедь способна сообщить формальному содержанию закона действительную социальную значимость и обязательность для христианской совести.

52. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЗАПАДНИКОВ.

Западничество и славянофильство как течения русской общественной мысли оформились еще при Александре I, но особенно активно обнаружили себя в 40-е гг. XIX в. Непосредственным предметом их политического и исторического анализа оказалась оценка вклада Петра I в развитие российского общества.

Кроме того, поводом для споров между западниками и славянофилами стали Отечественная война 1812 г., издание «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина, а также опубликование в журнале «Телескоп» «Философических писем» Петра Яковлевича Чаадаева (1794-1856), после чего он был официально («высочайшим повелением») объявлен сумасшедшим.

П.Я. Чаадаев участвовал в движении декабристов, его философско-исторические и политико-правовые взгляды сложились под влиянием идей католического провиденциализма и социального христианства.

П.Я. Чаадаев разработал философию истории для русского западничества. Он полагал, что смысл истории осуществляется посредством Божественной воли, которая ведет человеческий род к его конечным целям. Страной святых чудес и местом действия Божественного Промысла является Западная Европа, провидение не достигает территории России. Получается, что Россия, не принадлежащая Европе, стоит как бы вне истории, вне времени, на распутье, без прошлого и без будущего.

Россия совершила историческую ошибку, приняв христианство из Византии. Поэтому Россия не восприняла основные традиционные идеи цивилизованного человеческого рода. А перенесенные на российскую почву западные идеи не оставляют на ней, к сожалению, глубокого следа, поэтому наша культура обладает лишь подражательным характером. Мы оказываемся чужими даже для самих себя, ничего не дарим миру и ничего у него по-настоящему не заимствуем. Чтобы обрести свое лицо, нам необходимо повторить европейскую историю, и первый шаг на этом пути предпринял Петр I – величайший из русских монархов, мудро повернувший Россию лицом к Западу, к Европе.

Россия, полагал П.Я. Чаадаев, самим своим существованием преподнесла Западу важный и страшный урок. Впоследствии П.Я. Чаадаев поверил в то, что придет день, когда Россия станет умственным средоточием Европы. Свои взгляды П.Я. Чаадаев позже изложил в «Апологии сумасшедшего» (в России впервые опубликована лишь в 1937 г.), стал религиозным западником.

53. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ СЛАВЯНОФИЛОВ.

Западничество и славянофильство как течения русской общественной мысли оформились еще при Александре I, но особенно активно проявили себя в 40-е гг. XIX в. Непосредственный предмет их политического и исторического анализа – оценка вклада Петра I в развитие российского общества.

Работа Алексея Степановича Хомякова (1804-1860) «О старом и новом» стала началом славянофильской идеологии. Ориентация на восточную патристику в трудах А.С. Хомякова сочетается с элементами философского романтизма.

Славянофильство – первая самобытная русская философия истории. А.С. Хомяков впервые поставил вопрос о месте России во всемирной истории. А.С. Хомяков ввел понятие соборности, включающее в себя всеединый разум церкви, единую неантагонистическую общность людей, примирение индивидуальной свободы с единством всех, христианизированную общность жизни.

Показателем и отражением соборности, по мнению славянофилов, является крестьянская община, в которой существует нравственное единение людей, предохраняющее их от эгоистического индивидуализма. Славянофилы признают и подчеркивают различие исторических судеб России и Европы. Основными чертами русского характера А.С. Хомяков считает братство и смирение, противопоставляемые западному индивидуализму и эгоизму. Политическим идеалом славянофильского демократического монархизма является такой сословно-представительный орган, как Земский собор. А.С. Хомяков выступал за отмену крепостного права, смертной казни, за введение свободы слова и печати.

Другим славянофилом является Иван Васильевич Киреевский (1806-1856). Задачей русской философии Киреевский считал переработку «европейской образованности» в духе учений восточной патристики. Он противопоставлял рациональное западное познание и религиозно-нравственное российское познание. И.В. Киреевский выделил три основные черты (источника) западноевропейской культуры: христианская религия (в извращенном католическом переложении); характер варварских народов, завоевавших Западную Римскую империю; наследие античного мира (греческое язычество и римский юридизм).

Европейскую культуру в целом он оценивал отрицательно, учитывая ее крайний индивидуализм, освящение частной собственности и прав человека в ущерб идее обязанности и служения. Именно поэтому в Европе царят анархия и безнравственность.

Самостоятельная ценность права как социального регулятора отвергается славянофилами (в отличие от западников). Внешний (позитивный) закон рассматривается Киреевским как грубая, лишенная нравственного содержания сила. В отличие от формального правового нравственный закон направлен на человека, соответствует его природе. Запад потому и развил начала законности, так как чувствует в себе недостаток нравственности. Фактически на Западе совесть заменена законом, бездушным регламентом. В иерархии источников права предпочтение отдавалось правовому обычаю, защищающему традиционные ценности общества и внедренному в народную жизнь.

54. ПРАВОВОЕ УЧЕНИЕ Р. ИЕРИНГА.

Учение немецкого правоведа Рудольфа фон Иеринга (1818-1892), автора книги «Борьба за право», оказало серьезное влияние на развитие социологического направления в юриспруденции, воздействовало на формирование ряда правовых доктрин XX в., таких, как юриспруденция интересов (в Германии) и юридический прагматизм (в США).

Право, по теории Р. Иеринга, является суммой условий социальной жизни, обеспеченной мощью государства с помощью средств внешнего принуждения. Отсюда ученый выводил следующие важные элементы права: его зависимость от принуждения, его норму и его цель (или условия общественной жизни).

Поскольку единственным орудием принуждения в обществе является государство, оно служит и единственным источником права. Критерием, благодаря которому мы отличаем право от этики и морали, выступает его признание государством и осуществление с помощью государственной власти. Так же как принуждение является внешней стороной права, норма является его внутренним элементом, абстрактным императивом человеческого поведения. Таким образом, норма – правило, но отличается от всех других правил благодаря своей направленности на человеческое поведение. Норма, как и принуждение, – это чисто формальный элемент. Однако и норма, и принуждение, будучи чисто формальными элементами, ничего не говорят о содержании права, но именно благодаря содержанию права мы узнаем о той цели, которой служит право в обществе.

Право у Р. Иеринга предстает в обязательном порядке защищенным именно государством. «Право есть совокупность жизненных условий общества в широком смысле, обеспечиваемых внешним принуждением, т.е. госвластью». Природа права не присуща ему самому, а привносится извне, государством.

С формальной точки зрения Р. Иеринг традиционно определяет право как совокупность общеобязательных норм.

С точки зрения Р. Иеринга, право не может осуществлять одни и те же нормы регулирования жизни для всех времен и народов и должно быть адаптировано к условиям жизни народа, уровню его цивилизации и потребностям времени.

Р. Иеринг утверждал, что мерилом права служит не истина, являющаяся абсолютной, а цель, являющаяся относительной. Право способствует осуществлению определенной цели, которая заключается в обеспечении условий общественной жизни. Осуществление действия закона государства способствует возникновению в индивиде стремления к реализации всеобщего интереса в обществе наряду с его личным интересом. Общество воздействует на индивида, используя два основных стимула поведения человека – эгоизм и альтруизм.

Одну из важнейших задач теории права Р. Иеринг видел в исследовании тех условий жизни индивида и общества, которые существуют независимо от права, предшествуют ему и которые определяют функции и цели права.

55. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ Л. ДЮГИ.

Теоретическое правоведение во Франции первой трети XX в. связано прежде всего с именами Л. Дюги и М. Ориу.

Выдающимся теоретиком права, конституционалистом был Леон Дюги (1859-1928), занимавший в течение нескольких лет пост декана юридического факультета Бордоского университета (Франция). Его главным трудом является «Трактат о конституционном праве» (1911). В целом, Л. Дюги можно назвать приверженцем позитивистско-социологического правопонимания с некоторыми отступлениями в сторону естественно-правовой доктрины.

Л. Дюги старался упразднить в теоретико-правовой науке такие «метафизические» понятия, как «суверенная личность государства», «субъективное право личности». Он называл объективно существующую в обществе публичную власть «просто фактом», а субъективные права полагал иллюзорными и попросту несуществующими. При этом утверждал, что в XX в. прежний государственный строй исчезнет, будет заменен новым – «более гибким, более гуманным, более защищающим индивида». Этот новый строй покоится на концепции социальной нормы (основывающейся на объективном «факте взаимной зависимости», связывающей воедино все человечество) и «синдикальном федерализме» (децентрализации).

Современное общество постепенно движется «к федерализму классов, сорганизованных в синдикаты», а роль центральной государственной власти со временем «примет совершенно другой характер и сведется к функциям контроля и надзора».

Центральной идеей учения Л. Дюги является концепция солидаризма, у основания которой стоит французский философ-позитивист, один из основателей современной социологии Огюст Конт.

О солидарности в рассматриваемом контексте Л. Дюги высказывался следующим образом: «В солидарности я вижу только факт взаимной зависимости, соединяющей между собой, в силу общности потребностей и разделения труда, членов рода человеческого, в частности, членов одной социальной группы». «Особо тесная зависимость» (солидарность), по мысли Л. Дюги, объединяет людей в классы и иные социальные группы.

Помимо общественной солидарности, в трактовке Л. Дюги индивидов интегрируют в социальные общности те правила поведения, которые заданы социальной нормой: «Всякое общество есть дисциплина, а так как человек не может жить без общества, то он может жить, только подчиняясь какой-нибудь дисциплине», каковой и является основополагающая и априорная социальная норма.

Л. Дюги придавал концепции социальной нормы приоритетное значение в своих разработках. Социальная норма является, по выражению Л. Дюги, «органическим законом общественной жизни».

56. ТЕОРИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА М. ОРИУ.

Теория институционализма в традиции французского правоведения успешно развивалась Морисом Ориу (1859-1929), в частности в его основном труде «Принципы публичного права».

Институционализм утверждает, что существующие в обществе коллективы (социальные общности, учреждения, общественные объединения, разнообразные ассоциации и группы) являются основными интегративными механизмами, преобразуют общество в нацию-государство. Такая функция подобных коллективов выполняется ими в связи с реализацией более частных социальных ролей, связанных со служением, выгодным им самим.

Основа институциональной теории в праве восходит к идее равновесия. М. Ориу и другие институционалисты утверждают, что в обществе нет никакого предустановленного (ни природой, ни каким-либо сувереном) порядка: «Мы верим только, что существует здесь определенное направление, являющееся для обществ линией их прогресса. Существует социальный идеал и существует порядок вещей, но он не предустановлен, он рождается».

Правовые отношения с точки зрения выполняемых ими социальных функций предстают у М. Ориу областью социального мира, в котором уравновешиваются враждебные и антагонистические интересы отдельных личностей, социальных групп, право уравновешивает, таким образом, перманентное противостояние между личностью и обществом. Таким образом и создается универсальная система правового равновесия.

М. Ориу не согласен с тезисом Л. Дюги об иллюзорности прав человека, в частности он отмечает, что право собственности (например, на землю) является «естественно вечным, так как сама возможность уничтожения вещи длится вечно».

Разработки О. Конта, Л. Дюги, М. Ориу, Э. Дюркгейма заложили основу социологической традиции в правоведении, ставшей одной из основных в теоретико-правовой науке XX в. и выразившейся, в частности, в трудах Р. Паунда, П.А. Сорокина и других исследователей.

57. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Б.Н. ЧИЧЕРИНА.

Юрист, государствовед, историк и философ, Борис Николаевич Чичерин (1828-1904), профессор юридического факультета Московского университета, стал одним из видных представителей либерального течения российской философско-юридической мысли; вместе с тем его взгляды носили значительный оттенок консерватизма.

Основание права следует искать в природе человека, который является носителем абсолютной ценности. Б.Н. Чичерин критикует материализм и позитивизм, которые не признают в полной мере потенциал человека как субъекта. В человеке следует признать духовное начало, которое отличает его от объектов (вещей).

Свобода человека не рассматривается Б.Н. Чичериным как абсолютная и самодовлеющая ценность, т.к. она дарована человеку Богом. Человек, обладая свободой, стремится расширить границы своего господства. Право должно установить такой порядок, чтобы свобода одного не мешала свободе остальных, чтобы сильнейший не мог превратить других в орудия для осуществления своих целей. Право оказывается взаимным и справедливым ограничением свободы в соответствии с общим законом.

Б.Н. Чичерин отвергал концепцию естественных прав. Право для него существует только в государстве. Соотношение права и закона сводится у Б.Н. Чичерина к соотношению субъективного и объективного права. Свобода человека только тогда становится субъективным правом, когда она освящена позитивным законом (объективным правом).

Основой общественной жизни Б.Н. Чичерин полагает наличие у субъекта прав. Определение границ индивидуальной свободы зависит лишь от постановлений государственной власти, которая призвана ограничивать индивидуальную свободу во имя общественной пользы.

Как и Гегель, Чичерин полагает государство высшим порядком общественных отношений, в нем находят свое выражение национально-психологические качества народа. Государство организует отечество, т.е. ту среду, где обитает человек, тот социум, чьи интересы человек воспринимает как свои собственные.

Политическим идеалом Б.Н. Чичерина была конституционная монархия, т.к. она сочетает в себе достоинства всех иных государственных форм. Такая форма правления заимствует у монархии личностное воплощение власти (в лице монарха), у аристократии – начало законности, у демократии – начало свободы. Чтобы демократическое начало в конституционной монархии никогда не привело к власти народа, Б.Н. Чичерин обосновывает различные цензы (прежде всего избирательные). В конституционной монархии возможно провести разделение властей, сохранив единство государственной власти. Монарх, стоящий над всеми ветвями, образует как бы самостоятельную, координирующую деятельность остальных ветвь власти.

Б.Н. Чичерин полагал, что устойчивость государ ству сообщает надлежащий баланс между свободой и равенством. Крен в сторону равенства приводит к деспотизму, а в сторону свободы – к анархии.

58. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Г.Ф. ШЕРШЕНЕВИЧА И Б А КИСТЯКОВСКОГО.

Концепция власти Габриеля Феликсовича Шершеневича (1863-1912) представляет собой сочетание профессионально-юридического догматизма и философского позитивизма. Политические взгляды Г.Ф. Шершеневича обстоятельно изложены в его «Общей теории права».

Источником права у Г.Ф. Шершеневича является государство. Власть связана с волей, с умением «заставить других сообразовывать свое поведение с волею властвующих, вводить свою волю одним из существенных мотивов, определяющих поведение другого». В основе феномена власти – особый эмоциональный и мыслительный настрой, эгоистическое чувство повинующегося, состоящее из страха и веры в то, что послушание может принести определенную выгоду. Основой и источником всех иных властей в обществе является государственная власть с ее исторически и логически обусловленным авторитетом. В свою очередь, государственная власть опирается непосредственно на общественные силы.

Богдан Александрович Кистяковский (1868-1920) стал первым ученым, поднявшим вопрос о возможной перспективе построения социалистического правового государства. Он стал одним из организаторов и участников сборника «Вехи». Этот сборник был выпущен группой российских религиозных философов и публицистов (Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, С.Н. Булгаков). Авторы «Вех» критиковали идеологию и установки практической деятельности революционно-демократической и социалистически настроенной интеллигенции (в частности, марксистов). «Вехи» были проникнуты духом примата духовной жизни над общественной: «внутренняя жизнь личности есть единственная творческая сила человеческого бытия».

Кистяковский упрекал российскую интеллигенцию (прежде всего революционно-демократическую, славянофилов) за пренебрежение правом, неразвитость правопонимания, правовой нигилизм. Причины этого – в слишком большой дани увлечению метафизическими решениями политических и моральных проблем. Кистяковский утверждал, что образованный класс общества несет коллективную ответственность за развитие «организаторских талантов народа».

В области истолкования сущности права Б.А. Кистяковский в целом следовал кантовскому определению права, характеризуя этот социальный феномен как совокупность норм, устанавливающих и разграничивающих свободу лиц. Кистяковский отмечал, что это определение имеет скорее философское, чем эмпирическое значение.

В социологическом понимании Кистяковский отдавал предпочтение трактовке права как совокупности норм, создающих компромисс между различными требованиями политических партий и социальных групп. В своей работе «Право каксоциальное явление» Кистяковский подчеркивал, что современное государство, учреждаемое конституцией, основано на компромиссе, примиряющем подчас противоречивые стремления наиболее влиятельных групп в данном обществе.

59. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БОЛЬШЕВИЗМА В И ЛЕНИНА.

Основоположником большевизма является создатель советского государства и основатель большевистской партии Владимир Ильич Ленин (Ульянов) (1870-1924). Его работы по политико-правовой проблематике: «Что делать?», «Шаг вперед, два шага назад», «Империализм как высшая стадия капитализма», «Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции».

Природу государства В.И. Ленин полагал сугубо классовой. Классовость – врожденная, внутренне присущая, неотъемлемая и всеопределяющая черта такого социального установления, как государство. «Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий». Государственный аппарат комплектуется прежде всего выходцами из среды господствующего в обществе класса (например, класса феодалов-землевладельцев в феодальном обществе). Государственной машиной осуществляется политика, угодная и выгодная главным образом господствующему классу, отвечающая его коренным экономическим, политическим и социальным интересам.

Диктатура определенного класса заключается в осуществлении им господства над всеми остальными социальными группами и отдельными членами общества, навязывании им своей воли, ценностей, мировоззрения. Подобная диктатура прямо опирается на насилие, применяемое в самых разнообразных формах (вплоть до чисто физической расправы над оппонентами). Класс-диктатор не может быть связан какими бы то ни было законами. Государство, удовлетворяющее интересы господствующего класса, не только может, но и должно быть антиправовым. Все завоевания буржуазно-демократической правовой и политической мысли – от прав и свобод человека и гражданина до парламентаризма – институты в условиях капиталистического общества лишь лицемерно прикрывают действительную диктатуру господствующего класса – буржуазии. В.И. Ленин не считал свободу самостоятельной социальной ценностью.

Социалистическая революция должна полностью разрушить существующее государство. Противники пролетариата подлежат уничтожению.

Государственной формой диктатуры пролетариата является Советская республика, сочетающая черты государственной и общественной организации, элементы представительной и непосредственной демократии. Советы разных уровней одновременно занимаются законотворчеством, исполнением законов, обладают контрольными, кадровыми и иными полномочиями – у них вся полнота власти в пролетарском государстве. Советская республика строится и функционирует в соответствии с принципом «демократического централизма».

Особая роль коммунистической (большевистской) партии, которая руководит пролетариатом и, по сути, советами. Партия построена по жесткому принципу иерархической соподчиненности, замыкается на Центральный комитет; «диктатура одной партии». Государственные и партийные структуры переплетаются: решения принимаются партийными структурами.

60. ИДЕОЛОГИЯ БОЛЬШЕВИЗМА ИВ СТАЛИНА.

В течение почти трех десятилетий верховным идеологом большевизма провозглашался генеральный секретарь ЦК коммунистической партии Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) (1879-1953), создавший такие работы, как цикл статей «Анархизм или социализм?», «Об основах ленинизма», «К вопросам ленинизма», «О проекте Конституции СССР».

И.В. Сталин сильно примитивизировал мысли К. Маркса и В.И. Ленина, сделал их еще более одномерными, вместе с тем объявив их непререкаемой истиной в последней инстанции. Так, фундаментом ленинизма он объявляет одну идею – конструкцию диктатуры пролетариата, действующей с помощью методов насилия, подавления, принуждения, даже террора.

Сталин утверждает, что «диктатура пролетариата есть не ограниченное законом и опирающееся на насилие господство пролетариата над буржуазией, пользующееся сочувствием и поддержкой трудящихся и эксплуатируемых масс». Такое тоталитарное государство оборачивается произволом в отношении прав и интересов социальных групп, не относящихся к господствующему классу, и отдельной личности. Социальным аспектом диктатуры пролетариата И.В. Сталин обозначает исторически обусловленный союз рабочего класса с крестьянством.

Внешней функцией пролетарского государства у И.В. Сталина оказывается расширение территории своего, господствующего класса за счет территории других государств и, соответственно, защита территории своей страны от нападений со стороны других государств.

Отдельная человеческая личность для ИВ. Сталина – величина совершенно незначительная, важнее для него такое понятие, как «масса»: «Личное перед общественным – это почти ничего». Таким образом, в целях защиты превратно понимаемых общественных интересов открыто санкционируется уничижение индивида, умаление его прав и свобод.

И.В. Сталин развил взгляды В.И. Ленина на статус и функции коммунистической партии в условиях диктатуры пролетариата. В частности, партия обязана быть монолитной, в ней не может быть идеологических разногласий и фракционной борьбы, все члены партии подчиняются единой воле. Большевистскую партию И.В. Сталин изображает как «орудие диктатуры пролетариата, «ядро власти», «боевой штаб рабочего класса». Монополия коммунистической партии на политическую власть в советском государстве непререкаема: «Руководителем в системе диктатуры пролетариата является одна партия, партия коммунистов, которая не делит и не может делить руководства с другими партиями», эта мысль была закреплена и в принятой в 1936 г. Конституции СССР (сразу названной «сталинской»): коммунистическая партия есть «руководящее ядро всех организаций трудящихся как общественных, так и государственных».

61. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА ЛИ. ПЕТРАЖИЦКОГО.

Оригинальная теория права была сформулирована российским и польским ученым Львом Иосифовичем Петражицким (1867-1931. Его идеи изложены в «Теории права и государства в связи с теорией нравственности».

В центре теории права Петражицкого – явления человеческой психики. Право предстает как индивидуальные эмоции особого рода. Правовые эмоции в отличие от других императивно возлагают на субъектов правоотношений права и обязанности. Моральные императивные эмоции (образующие в целом систему нравственности) возлагают на субъектов лишь обязанности, и этим они отличаются от правовых эмоций («императивно-атрибутивных»).

Суть правовых норм: они, «устанавливая обязанности для одних, закрепляют эти обязанности за другими, дают им права, притязания, так что по этим нормам то, к чему обязаны одни, причитается… другим как нечто им должное… за ними закрепленное». В этом плане право составляет лишь совокупность переживаний описанного рода.

Наряду с чувством долга, прививаемым моралью, право воспитывает в людях чувство правомочия, оно активнее в своей реализации в жизнь.

Право, исходящее от государства или им санкционированное, Петражицкий именовал «официальным», обладающим дополнительными признаками (прежде всего обеспеченность всей силой государственного принуждения), но не отличающимся по эмоциональной сути от иных правовых формообразований. Петражицкий придавал правовой характер самым разнообразным формообразованиям «неофициального» права традиционно не причисляемым к разряду юридических: от правил азартных игр до «воровского закона».

Одна из наиболее ценных идей Петражицкого —выделение интуитивного (автономного) и позитивного (гетерономного) права. Подчеркивал интуитивную природу значительного массива правовых предписаний, уделял разработке проблематики интуитивного права значительное внимание: «Аксиомы интуитивного права» (например, незыблемость жизни и собственности другого лица) – «основа всякого правопорядка».

Неисполнение должного наносит ущерб, рассматривается субъектами как вредоносное (наносящее практический вред не только управомоченному субъекту, но и обществу в целом), поэтому управомоченный субъект требует от обязанного соблюсти предписание правовой нормы, если не добровольно, то под страхом наказания (первоначально только общественного, позже в отношении официального и некоторых видов неофициального права – еще и поддерживаемого государством). Получается, что не государство порождает право, а развитие правовых норм приводит к необходимости политогенеза.

Основным источником права у Л.И. Петражицкого оказывается правосознание субъектов, этот тезис в первые послереволюционные годы нашел практическое применение в первых декретах о суде, называвших источником социалистического права «революционное правосознание» судей.

Развил идеи Л.И. Петражицкого его последователь Питирим Александрович Сорокин. Мысль о первичности права он выразил так: «Без права нет государства, а не наоборот».

62. «ЧИСТАЯ» ТЕОРИЯ ПРАВА Г. КЕЛЬЗЕНА.

Австрийский и американский юрист Ганс Кельзен (1881-1973) стал одним из основателей нормативизма в праве. Основной труд – «Чистая теория права».

В «чистой» теории права Г. Кельзена устанавливалось, что специальная наука права (юриспруденция) должна быть отделена от философии справедливости, социологии и политологии. Предмет изучения – исключительно законодательные нормы, их элементы и взаимоотношения, правопорядок (позитивный законный порядок) как целое, его структура, отношения между различными правопорядками.

Цель правовой теории – снабдить практикующего юриста пониманием и описанием позитивного права. Эта теория не должна предписывать (например, законодателю), каким он должен быть с точки зрения некоторых ценностных предпочтений.

Изучаемая реальность в правовой науке – специфическая правовая реальность, заключающаяся в позитивности закона, причем правовая реальность не зависит от своего соответствия либо несоответствия справедливости или естественному праву.

Основание теории права – гипотеза о базисной норме. Согласно этой гипотезе базисная (основная) норма – универсальное логическое предположение и оправдание значимости позитивного права. Эта норма призвана вводить все официальные дей ствия должностных лиц в контекст правопорядка, а также придавать юридически значимым актам должностных лиц и граждан общезначимый характер. Основная норма – «самая первая из конституций».

Государство выступает в двух измерениях – как господство и как право. Государство является «законным правовым порядком», при котором одни приказывают и правят, а другие подчиняются и управляются. Право не может существовать без власти, т.к. оно – «специфический порядок власти или организации власти».

Г. Кельзен полагал, что социальная теория зачастую жертва политических интересов и, пока в правовой науке все еще отсутствует влиятельное противодействие такому преобладающему интересу, время чистой теории права еще не наступило. Наука в отличие от политики направлена на познание, объяснение явлений, а не на управление ими. Ученый не должен изначально склоняться в пользу какой-либо ценности, даже господствующей на данный момент в обществе. Он должен ограничивать себя объяснением и описанием объекта своих исследований и не обсуждать его с позиций добра и зла, справедливости и несправедливости.

Г. Кельзен критиковал естественно-правовую концепцию, т.к. «естественное право» скрывает лишь субъективные оценки того или иного мыслителя, принадлежащего к естественно-правовой школе. В реальной научной жизни существует не одна-единственная доктрина естественного права, а несколько, содержащих подчас прямо противоположные постулаты. Например, идею Т. Гоббса о естественной неограниченности государственной власти совершенно не разделяли Дж. Локк и Ж.-Ж. Руссо. Г. Кельзен считает, что тяга к естественно-правовой доктрине коренится в психологической потребности правоведов оправдать собственные субъективные ценностные решения и попытаться выдать их за основанные на высших объективных принципах, единственно истинные.

63. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Р. ПАУНДА.

Американский юрист Роско Паунд (1870-1964) – глава социологической (гарвардской) школы права, основывающейся на философии прагматизма. Разработки Р. Паунда объединены им в пятитомной «Юриспруденции». Сам Р. Паунд охарактеризовал свой подход к изучению правовых явлений как «инструментальный прагматический», право воспринимается им преимущественно как «инструмент социального контроля». Саму юриспруденцию Р. Паунд в связи с этим называл «юридической социальной инженерией».

Под правом в действии Р. Паунд понимает три взаимосвязанных его проявления в социальной жизни, доступные эмпирическому наблюдению и изучению: правопорядок, совокупность правовых предписаний и правоприменительную деятельность.

Цель права – примирение и гармонизация сталкивающихся и перекрещивающихся интересов и требований различных социальных групп и индивидов. Р. Паунд составил таблицу этих интересов и увязал их с набором ценностей и постулатов современной цивилизации. Вместе взятые, эти интересы и требования должны обеспечивать «защиту интересов» с помощью права.

Человек, живущий в цивилизованном обществе, вправе пользоваться всем тем, что ему принадлежит в качестве созданных его собственными руками плодов (и в силу иных правомерных причин и обстоятельств). Все люди в его окружении в общении поступают добросовестно; никто не будет совершать поступков, влекущих за собой повышенный риск для окружающих, и т.д. Эти принципы Р. Паунд поименовал «юридическими постулатами цивилизованного общества», добавив при этом, что в современном индустриальном обществе возможны и новые тенденции и связанные с ними постулаты (например, о более терпимом отношении к «неудачникам»). Паунд не претендовал на полную универсальность своих постулатов, подчеркивая их применимость только к цивилизованному обществу.

Паунд подверг исторической оценке и такие средства социального контроля, как обычай, мораль и религию, которые на начальных стадиях развития общества не дифференцировались (например, запреты-табу первобытного общества одновременно носили и моральную, и религиозную, и правовую окраску, были обязаны своим происхождением и поддержанием обычаю), но со временем сильно обособились друг от друга. В Средневековье преобладали мораль и религия, закреплявшие патриархальный быт и противостоявшие урбанизации и индустриализации. В современном цивилизованном обществе лидирующее средство социального контроля право, причем функцию социального контроля посредством права осуществляет прежде всего государство.

Идея социального контроля при помощи права предполагает, что данный регулятор должен быть в известной степени стабильным. Вместе с тем постоянные изменения условий общественной жизни требуют адекватных поправок, поэтому «правовой порядок должен быть настолько же изменяемым, насколько стабильным», должен постоянно «пересматриваться в соответствии с изменениями в общественной жизни, которую он должен регулировать».

Оглавление.

История политических и правовых учений. Шпаргалка. 1. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ДРЕВНЕГО МИРА О ВЛАСТИ. 2. УЧЕНИЯ О ВЛАСТИ В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ И ВАВИЛОНЕ. 3. ЗАКОНЫ МАНУ. БРАХМАНИЗМ. ВЕДЫ. «АРТХАШАСТРА». 4. ДАОСИЗМ И КОНФУЦИАНСТВО В ДРЕВНЕМ КИТАЕ. 5. ФИЛОСОФИЯ МО-ЦЗЫ. УЧЕНИЕ ЛЕГИСТОВ. 6. СОФИСТЫ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ. 7. СОКРАТ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ. 8. ДИАЛОГ ПЛАТОНА «ГОСУДАРСТВО». 9. ИДЕАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ В ДИАЛОГЕ ПЛАТОНА «ЗАКОНЫ». 10. АРИСТОТЕЛЬ О ФОРМАХ ГОСУДАРСТВА. 11. РИМСКИЕ ЮРИСТЫ О ГОСУДАРСТВЕ И ВИДАХ ПРАВА. 12. ИДЕИ ЦИЦЕРОНА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ. 13. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В РЕЛИГИОЗНОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. 14. УЧЕНИЕ ФОМЫ АКВИНСКОГО О ЗАКОНАХ, ВЛАСТИ И ЦЕРКВИ. 15. УЧЕНИЕ МАРСИЛИЯ ПАДУАНСКОГО. 16. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ЕРЕСЯХ. 17. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ АРАБСКОГО ВОСТОКА. 18. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ В ДРЕВНЕРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ. 19. ХРИСТИАНСКАЯ ИСТОРИЯ В «СЛОВЕ О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» МИТРОПОЛИТА ИЛАРИОНА. 20. ПОЛИТИКО ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ СТЯЖАТЕЛЕЙ И НЕСТЯЖАТЕЛЕЙ. РЕФОРМА НИКОНА. 21. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ МАКСИМА ГРЕКА. 22. КОНЦЕПЦИЯ «МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ». 23. ПОЛЕМИКА ИВАНА ГРОЗНОГО И А. КУРБСКОГО. 24. МАКИАВЕЛЛИЗМ. 25. «ГОСУДАРЬ» Н. МАКИАВЕЛЛИ. 26. Ж. БОДЕН О СУВЕРЕНИТЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ. 27. РАННИЙ СОЦИАЛИЗМ В ИДЕЯХ Т. МОРА. 28. УЧЕНИЕ Т. КАМПАНЕЛЛЫ. 29. Г. ГРОЦИЙ О ПРАВЕ И ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВА. 30. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ ИНДЕПЕНДЕНТОВ, ЛЕВЕЛЛЕРОВ И ДИГГЕРОВ. 31. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Т. ГОББСА. 32. УЧЕНИЕ ДЖ. ЛОККА О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА, ГОСУДАРСТВЕ, РАЗДЕЛЕНИИ ВЛАСТЕЙ. 33. УЧЕНИЕ Ф. ПРОКОПОВИЧА. 34. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ В.Н. ТАТИЩЕВА. 35. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ВОЛЬТЕРА. 36. УЧЕНИЕ О ГОСУДАРСТВЕ, ТЕОРИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ Ш.Л. МОНТЕСКЬЕ. 37. Ж.Ж. РУССО О СОЦИАЛЬНОМ НЕРАВЕНСТВЕ, ОБЩЕСТВЕННОМ ДОГОВОРЕ И НАРОДНОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ. 38. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ В США В ПЕРИОД БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ. 39. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ММ. ЩЕРБАТОВА. 40. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ СЕ. ДЕСНИЦКОГО. 41. РЕВОЛЮ.ИОННО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ А.Н. РАДИЩЕВА. 42. УЧЕНИЕ И. КАНТА О ПРАВЕ. 43. УЧЕНИЕ И. КАНТА О ГОСУДАРСТВЕ. 44. ПРОЕКТ ВЕЧНОГО МИРА И. КАНТА. 45. УЧЕНИЕ ГЕГЕЛЯ О ПРАВЕ. 46. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ПО ГЕГЕЛЮ. 47. ГОСУДАРСТВО В ФИЛОСОФИИ Г. ГЕГЕЛЯ. 48. И.ЕИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА ММ. СПЕРАНСКОГО. 49. ПРАВОВЫЕ ИДЕИ ММ. СПЕРАНСКОГО. 50. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ИДЕИ Н.М. КАРАМЗИНА. 51. ОХРАНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РОССИИ В XIX В. 52. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЗАПАДНИКОВ. 53. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ СЛАВЯНОФИЛОВ. 54. ПРАВОВОЕ УЧЕНИЕ Р. ИЕРИНГА. 55. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ Л. ДЮГИ. 56. ТЕОРИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА М. ОРИУ. 57. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Б.Н. ЧИЧЕРИНА. 58. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Г.Ф. ШЕРШЕНЕВИЧА И Б А КИСТЯКОВСКОГО. 59. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ БОЛЬШЕВИЗМА В И ЛЕНИНА. 60. ИДЕОЛОГИЯ БОЛЬШЕВИЗМА ИВ СТАЛИНА. 61. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА ЛИ. ПЕТРАЖИЦКОГО. 62. «ЧИСТАЯ» ТЕОРИЯ ПРАВА Г. КЕЛЬЗЕНА. 63. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Р. ПАУНДА.