Иероглифическая монада.

ТЕОРЕМА XVI.

Теперь нам следует, в соответствии с нашим предметом, некоторое время порассуждать о Кресте. Наш Крест может быть образован двумя прямыми линиями [отрезками] (как мы уже говорили), которые равны между собой — другими словами, мы можем разделить эти линии только так, что при этом образуются равные части. Но в ходе мистического распределения составляющих нашего Креста, нам необходимо использовать части, которые как равны, так и не равны между собой. Эти части показывают, какие добродетели скрывает сила разделения Равностороннего Креста на две составляющие, потому что они имеют равное великолепие. В общем, Крест можно составить из равных прямых углов, потому что природа справедливости требует совершенного равенства линий [отрезков], используемых в пересечении. В соответствии с истинностью этого, мы предлагаем тщательно исследовать все, что вытекает из Равностороннего Креста (каковой является двадцать первой буквой латинского алфавита).

Если через общую точку, в которой пересекаются противоположные углы нашего Прямолинейного, Прямоугольного и Равностороннего Креста, мы проведем воображаемую прямую линию, делящую его на две части, то обнаружим, что половины, расположенные по каждую ее сторону, совершенно подобны и тождественны. И эти части сходны по своей форме с той Римской буквой, которая считается пятой гласной, и которой большинство древних латинских Философов представляли число пять. Это, как я считаю, не делалось ими без веских на то оснований, поскольку так можно представить ровно половину нашей Декады.

Иероглифическая монада

Таким образом, мы можем вполне резонно предположить, что каждая часть фигуры, полученная теоретическим делением Креста, представляет собой пятерицу, хотя одна из них направлена вверх, а другая перевернута, имитируя перемножение квадратного корня, который проявляется здесь чудесным образом как циклическое число, или пятерица, из которой получается число двадцать пять (потому что эта буква является двадцатой по счету и пятой гласной).

Теперь мы рассмотрим другой аспект этого же Равностороннего Креста — который следует из его расположения в нашей монаде. Предположим подобное деление Креста на две части, как это показано на рисунке.

Иероглифическая монада

Теперь мы можем увидеть, как здесь проступает образ другой буквы латинского алфавита — в одном случае направленной вверх, в другом перевернутой и направленной в обратную строну. Эта буква (в соответствии с древней римской традицией) используется для обозначения числа пятьдесят. На основании этого, по моему мнению, мы можем установить Десятичность Креста, что является наивысшей из всех тайн, и из этого следует, что Крест представляет собой иероглифическое изображение совершенства. Таким образом, сила, заключенная в квинере, есть могущество Декады, из которой естественным образом происходит число пятьдесят.

О мой Бог, насколько глубоки эти тайны! Ведь имя ЭЛЬ дано этой букве! И по этой причине мы также видим, что она соответствует десятичному свойству Креста, потому что считая от первой буквы алфавита, L является десятой буквой, а считая в обратном направлении от конечной Х, мы обнаруживаем, что она опять оказывается на десятом месте, и, поскольку мы показали, что есть две части Креста, рассматривая их числовые свойства, нам становится совершенно ясно, как получается число 100. А если по закону площадей перемножить эти две части, они дадут нам в результате 2500. Если эту площадь сравнить с площадью первичного циклического числа и приложить к ней, она даст разницу в 100, что и является собственно Крестом, объясняемым площадью своей Декады, и представляющим собой одну сотню. Таким образом, поскольку все это заключено в фигуре Креста, то он также демонстрирует единство. Исследование теорий Креста, каковые есть наиблагороднейшие из всех, склоняет нас к использованию данной прогрессии, т. е. один — десять — сто, и это являет собой десятичную пропорцию Креста, как он предстает перед нами.