К критике политической экономии знака.

Бодрийяр и симулякры. К критике политической экономии знака. Функция-знак и классовая логика. I. Социальная функция предмета-знака. Эмпиристская гипотеза: потребности и потребительная стоимость. Символический обмен: кула и потлач[2]. Демонстративное потребление. Функциональный симулякр. II. Социологические перспективы. Чэпин: шкала living-room[11]. Синтаксический анализ и риторика окружения. Стратегический анализ практики предметов. Специфичен ли дискурс предметов? Формальный код и социальная практика. III. Различающая практика предметов. Социальная мобильность и инертность. Домашний порядок и общественный вердикт. Двусмысленная риторика: преуспевание и покорность. Стилистические модальности. Тактика горшка и кашпо. «Вкус» к древнему. Блестящее и лакированное. Моральный фанатизм домашнего хозяйства. Привилегия «естественного». Формальное новшество и социальное различение. Прилив и отлив различительных знаков. Роскошь эфемерного. IV. Логика сегрегации. Предметная практика и практика ритуальная: TV-предмет. Демократическое алиби: универсум потребления. «А» и «не-А». Мораль рабов. Идеологический генезис потребностей. I. Потребление как логика значений. Логический статус предметов. О символической меновой стоимости. От символического обмена к стоимости / знаку. Логика значений. Порядок знаков и социальный порядок. Общее имя, собственное имя и мета. II. Потребление как структура обмена и дифференциации. О недействительности понятия предмета и потребности. Потребность и мана. Тавтология власти. Интердисциплинарный неогуманизм или психосоциоэкономика. Логика обмена знаков: производство различий. Веблен и статусное различие. Досуг. Закон отличительной ценности и его парадокс. Мода. III. Система потребностей и потребления как система производительных сил. Миф первичных потребностей. Возникновение потребительности. Потребность / производительная сила. Направленная десублимация. Обобщенный обмен / знак и сумерки «ценностей». Фетишизм и идеология: семиологическая редукция. Жесты и подпись. Семиургия современного искусства. Аукцион произведения искусства. Обмен / знак и избыточная стоимость. I. Другое направление политической экономии. II. Отличие от экономического обмена. Преобразование стоимости. Социальное отношение. III. Экономическая власть и господство. IV. Символическая стоимость и эстетическая функция. V. Заключение. К общей теории. I. II. III. Общая политическая экономия / Символический обмен. По ту сторону потребительной стоимости. Маркс и Робинзон. К критике политической экономии знака. I. Магическое мышление идеологии. II. Метафизика знака. III. Мираж референта. IV. Денотация и коннотация. V. По ту сторону знака: символическое. Реквием по медиа. Introït[51]. Энценсбергер: «социалистическая» стратегия. Слово без ответа. Подрывная стратегия и «символическая акция». Теоретическая модель коммуникации. Кибернетическая иллюзия. Дизайн и окружение, или Эскалация политической экономии. Действие знака. Кризис функционализма. Окружение и кибернетика: конечная стадия политической экономии. Об осуществлении желания в меновой стоимости. О сублимированном характере товара, о внезапном упадке сил и недостаточности выигрыша, о тенденции к понижению процента наслаждения, о фантазме стоимости. Комментарии. Две или три вещи, которые я знаю о симулякрах. Смешанная теория. Политэкономия совместности. Отход от символического. Выходные данные. Примечания. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63. 64. 65. 66. 67. 68. 69. 70. 71. 72. 73. 74. 75. 76. 77. 78. 79. 80. 81.