Киборг.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

КиборгК началу двадцать первого столетия третья мировая война оставила на земле считанные островки жизни. И, как последнее наказание человечеству, к пожарам, всеобщей разрухе добавила такое, от чего, казалось, нет и не будет спасения.

Началась чума, живая смерть. Неизвестная науке новая разновидность чумы взяла власть над всей планетой.

Надежды, по существу, уже ни у кого не оставалось, и только единственная уцелевшая подземная лаборатория ученых Северной Америки, похоронив свои лучшие умы, все-таки совершила невозможное.

Последними из оставшихся в живых учеными Атлант-сити было разработано противоядие против чумы. Не хватало им самой малости — данных компьютерной сети города Нью-Йорка.

Эти данные позволили бы начать эффективное применение противоядия, спасти горстки разбросанных по всей планете, чудом выживших людей: обездоленных, отчаявшихся, не имеющих надежд на избавление последних представителей человеческого рода…

Профессор Берроуз, специалист по созданию искусственного интеллекта, ученый лаборатории, открывшей противоядие от чумы, с грустью и восхищением одновременно смотрел на свою дочь, дважды рожденную им в этом мире.

— Кассела, после операции ты никогда не будешь такой же…

— Я знаю, отец, — ответила девушка. — Но слишком многое поставлено на карту. У нас нет выбора.

— Кассела, — голос профессора дрожал, — я преклоняюсь перед твоим мужественным решением.

— Я бы не пошла добровольно на операцию, отец, — объяснила Кассела, — если бы не все последствия. Кто, кроме меня, может помочь людям? Только я сейчас смогу раздобыть и доставить в центр данные компьютерной сети.

— Да, Кассела, — согласился он, — ты прекрасный киборг для этого задания. Но ведь я запомнил тебя как жизнерадостную девчонку, мою Касс…

— Отец, прекрати, — воскликнула девушка. Я согласилась вживить свой разум в систему киборга потому, что мы потеряли цель жизни, наш гуманизм. Мы многое потеряли. Сколько на земле осталось людей: десять, сто тысяч? Кто знает, когда погибнет последний человек? Жизнь уже не имеет никакого смысла!

Помолчав, девушка продолжала:

— Я хочу изменить все это. Люди должны жить на земле! Все, что зависит от меня, я сделаю. Клянусь!

— Удачи тебе, девочка, — профессор не скрывал своих слез. — Ступай. В Нью-Йорке найди проводника Роя Гиббсона. Он поможет тебе.

Ученый открыл двери бункера, и девушка скрылась в темноте в окружении отряда охраны; тридцати вооруженных бойцов сопровождения, выполняющих категорический приказ центра: любой ценой пробиться в Нью-Йорк и возвратиться обратно с целой и невредимой Касселой.

Но профессор Берроуз не мог знать, что вот уже долгих пять лет никто в Нью-Йорке не видел Роя Гиббсона.

И только один человек — Марк Троумэн — знал, что Рой жив, и знал, где его можно найти.

Рой Гиббсон родился в то время, когда война на земле между континентами достигла своей завершающей фазы: мира цивилизации уже просто не существовало.

Города, уцелевшие от бесчисленных наводнении и землетрясений, вызванных применением всех видов оружия, представляли из себя груды развалин из скорченного, обгоревшего железа и беззащитных камней.

Огонь, дым, лишения и множество смертей ежедневно были перед глазами Роя. Все двадцать четыре часа в сутки люди, которых он видел, боролись за жизнь. Ни транспорта, ни электричества, ни связи уже не существовало — война уничтожила все достижения человечества.

Но иногда, на время, отдельными энтузиастами из числа бывших правителей, удавалось организовывать некое подобие служб по наведению порядка и спасению людей.

В одной из таких служб и работал молодой Гиббсон. Выросший в развалинах, знавший лабиринты Нью-Йорка, все подземелья города, Гиббсон уже несколько лет выводил одичавших людей, согласных уплыть из города в пункт, откуда их морским путем, переправляли в Атлант-сити, единственно пригодное еще место для существования, где вокруг уцелевшей лаборатории пытались возродить нечто подобное городскому поселению.

Никто не знал, где и с кем живет Гиббсон, но многое можно было понять по его улыбке, когда он, найдя среди груд камней и мусора какую-нибудь целую игрушку, машинку или куклу, клал ее себе за пазуху.

А жил тогда Гиббсон с семьей — женой Кэт и ее детьми: Робом и Келли.

А началось это все так.

— Выведи нас из города, — попросила его однажды молодая женщина с двумя маленькими детьми на руках.

Растрепанные, они стояли у развалин дома, с недавних пор ставшего их жилищем.

— За это мне и платят, за то, что я вывожу людей из города, — ответил Рой. — Пошли, нам нужно спешить.

Целую неделю они выбирались из разрушенного, горящего Нью-Йорка. Дважды за эту неделю Гиббсон вступал в схватку с пиратами шайки Гарри Флингера, которые очередной раз высадились тогда в городе, и дважды Гиббсон убивал нападавших разбойников, спасая от смерти Кэт с детьми.

Они успели привыкнуть друг к другу за это время, и мысли о предстоящем расставании не давали покоя обоим.

— Ты хорошо обращаешься с моими детьми, — сидя у костра и разливая кипяток по кружкам, сказала Кэт.

— А они мне нравятся, — ответил Гиббсон.

Рой достал из своей сумки сушеную рыбину и разделил ее поровну между всеми.

— Кэт, — обратился он к женщине, — почему вы пошли за мной?

— У нас не было выбора, — отвечала она, подбрасывая в огонь куски картона. — Ты единственный, кто согласился вывести нас, хоть и за вознаграждение.

Женщина серьезно посмотрела на него.

— Я не знала сначала, верить ли тебе? Думала, какая разница между тобой и пиратами, которые убили моего друга?

— А сейчас?

— Сейчас я вижу, что ты не такой, как другие. Ты мне нравишься, Гиббсон.

— Ты тоже мне нравишься, Кэт.

— Я не хочу, чтобы ты умирал, Рой.

— Я тоже не хочу, этого. Я хочу, чтобы ты жила Кэт.

— Останься с нами, — попросила она, — хотя бы ненадолго.

Утром Гиббсон повел Кэт с детьми только ему известными ходами к затерянному в лесу убежищу.

— Здесь никто не ходит, это спокойный дом, — говорил он, показывая Кэт сохранившиеся в целости постройки.

— Это будет наш дом, мы будем здесь жить, — обрадовалась Кэт.

Впервые за свою суровую жизнь Гиббсон узнал, что такое счастье. Ему нравилось возвращаться домой, в тепло, к Кэт, к детям, неся с собой запасы продовольствия и одежды.

Два года остались позади.

Рой по-прежнему выводил людей из города, и они благодарили его, кто как мог.

Людей, желающих выбраться из города было много: слух о том, что в Атланте организовывается нечто вроде лагеря, поселения вокруг лаборатории ученых, достиг всех трущоб и подземелий. Люди собирались вместе. Так было больше шансов уцелеть в хаосе разрушенного до основания мира.

Но не только по этой причине люди спешили уйти из города. Садист Флингер, собрав вокруг себя шайку головорезов, свирепствовал, убивая всех на своем пути. Пощады не было никому.

— Гарри Флингер снова в Нью-Йорке, — говорил Рою его друг Марк Троуэн.

Марк жил в подвале разрушенного небоскреба, рядом с водой и, создав что-то наподобие мастерской, занимался изготовлением ножей, железных наконечников и рыболовных крючков. Этим он помогал искавшим способа пропитания людям, жившим поблизости.

— Говорят, его банда значительно разрослась, — продолжал Троумэн.

— Ты считаешь, пора в Атланту? — спросил Рой.

— Я болен, да и пожил достаточно в этом дерьме, — отвечал Марк. — Никуда отсюда я не уйду, да и не дойду до Атланты. А вот тебе советую: забирай семью и уходи.

— Я не боюсь Флингера, и нас он не найдет, — возражал Гиббсон. — Мы в надёжном укрытии.

— Рой, — покачал головой Троумэн, — у пиратов много людей, они рыскают повсюду. Боюсь, что и до вас могут добраться.

— Не волнуйся, Марк, ты же знаешь, я не из робких. И у меня достаточно патронов, — Гиббсон показал свой карабин. — А у них плохо с боеприпасами, насколько я знаю.

— Верно, Рой, но все-таки послушайся моего совета.

— Хорошо, Марк, я подумаю, хотя кто знает так хорошо лабиринты, как я? Желающих выйти много; мне неплохо платят, я достаточно зарабатываю… А как еще мне прокормить Кэт с детьми? Там в Атланте, где я часто бываю, не очень-то с жильем с пищей, с работой.

— С твоим опытом и с таким здоровьем ты найдешь себе место и там. Подумай, Рой. Побереги себя, семью.

— А ты как, Марк?

— У меня тоже есть укромный уголок, как у тебя. Знай это, если понадоблюсь. Пираты меня не тронут, кто им поможет починить оружие? В прошлый раз я вынужден был помочь им, но потом спрятался и они меня не нашли.

Попрощавшись с другом, Гиббсон отправился домой. Он спешил, и путь выбрал покороче. Пробравшись сквозь обломки давно рухнувшего моста, он оказался на своей территории, так они с Кэт называли лесок, в котором стоял их дом.

Чтобы попасть к тропинке, ведущей к жилью, надо было переплыть небольшой канал, кольцом окружающий возвышенность, на которой стоял дом.

Гиббсон, держа над головой карабин, выбрался из воды. Положил на землю оружие, стряхнул с себя воду и стал одеваться.

Неожиданный сильный удар чем-то тяжелым по голове застал его врасплох. Падая, он успел развернуться к нападающему и увидел верзилу, занесшего над ним дубинку. На помощь бандиту спешили еще двое.

Гиббсона, окровавленного, со связанными за спиной руками, бросили на землю у колодца. Чтобы привести его в чувство, вылили на него ведро воды. Рой открыл глаза.

Вокруг полукольцом молча стояли пираты. Среди них, ростом и телосложением, выделялся один, в черных очках с бритой головой. Он склонился над Гиббсоном, снял очки. Их взгляды встретились. Молчание нарушил бритоголовый:

— Развяжите ему руки.

Двое из стоявших кинулись к Рою. Один приподнял его за плечо, другой ножом перерезал веревки.

Гиббсон стал разминать затекшие руки. Потом медленно приподнялся и, держась за выступ колодца, с трудом стал на ноги. Усилием воли заставил себя выпрямиться, расправил плечи и повернулся к бритоголовому. Глаза их снова встретились. Бритоголовый был выше Роя, бугры мышц под рубашкой выглядели как-то противоестественно — настолько огромными они казались. Голубые глаза ничего не выражали.

Усмехнувшись тонкими губами, он спросил:

— Ты — Рой Гиббсон?

— Да, — ответил Рой, — А ты — Гарри Флингер?

— Да. Я слышал, ты хороший боец и отличный проводник. Ты мне нужен и пойдешь со мной.

Рой молчал, оценивая ситуацию. Если Кэт успела спрятаться от пиратов, то ему ничего не стоило бы сделать вид, что он согласен быть в банде бритоголового. Ну а если их уже убили? Волнение и ненависть захлестнули Гиббсона, но виду он не подал. Рой решил выиграть время.

— Я пойду в дом переоденусь, — сказал он, сделав несколько шагов по направлению к дому.

— Не беспокойся, Гиббсон. Они давно у нас, — усмехнулся Флингер.

— Что у вас? — притворяясь, спросил Рой.

— Кто, а не что, — медленно чеканя слова, железным голосом произнес Гарри Флингер. — Зайди в дом, увидишь.

Гиббсон поспешил в дом. Трое пиратов последовали за ним.

Гиббсон открыл одну дверь, вторую… В комнате на полу вся в крови лежала Кэт. Рядом, прижавшись к ней, дрожали от ужаса дети. Обессилевшая Кэт прижимала их к себе, поглаживая и успокаивая.

— Рой, — тихо промолвила она, — они убили меня. Понимаешь, Рой… Мы погибли.

Гиббсон обернулся. Позади него, ухмыляясь, стояли пираты. Один из них сжимал в руках кольт. Тело Роя напряглось, как у зверя, готового к прыжку.

— Не дергайся, парень, — крикнул пират, направляя дуло ему в лицо. — Не дергайся, продырявлю!

Гиббсон взял себя в руки и спокойно сказал:

— Я должен поговорить с Флингером.

Пират с пистолетом отошел в глубь коридора и головой кивнул в направлении двери:

— Иди! Я за тобой!

— Кэт, я скоро приду, не волнуйся.

Рой склонился над женщиной, нежно погладил ее волосы:

— Выше голову, Робби, — он ущипнул за щеку мальчика. — Келли, все будет хорошо, не плачь.

Дети заплакали еще громче, с надрывом. Ужас продолжал стоять в их глазах.

— Я не брошу вас, я с вами, — выпрямляясь проговорил Гиббсон. — Ждите меня, я сейчас, — Гиббсон вышел из комнаты, закрывая дверь. За ним, в трех шагах, шел бандит с пистолетом.

Флингер, сложив руки на груди, стоял, широко расставив ноги. Рой приблизился к нему и с видом человека, принявшего решение, сказал:

— Я пойду с тобой и буду помогать вам, но прежде поставлю на ноги Кэт и детей.

— Ее ты не спасешь уже. Мои ребята хорошо поработали над ней.

Пираты, стоявшие рядом, гнусно загоготали.

— Девчонку я возьму с собой, — зловеще улыбаясь, произнес Флингер. — Она мне нравится. А мальчишку и свою подругу ты уничтожишь сам. Докажешь, что ты с нами, что ты — наш!

Молниеносный удар в челюсть справа заставил Флингера покачнуться. Но он был готов к следующему удару, и, уклонившись от прямой левой Гиббсона, нанес ответный удар в корпус ногой.

Силы были слишком неравными, Гиббсон лежал на земле, не имея сил пошевелиться. Тонкие струйки крови стекали из уголков губ.

— Девчонку ко мне, — скомандовал Флингер. — Остальных связать вместе и утопить в колодце!

Роя, Кэт и Робби, связанных, подтащили к колодцу, стоявшему посредине двора.

Стены колодца были каменными, на месте крыши, закрывающей когда-то колодец, осталась только одна основная балка. Через нее пираты перекинули веревку. Один конец привязали к лежащим на земле людям, второй — удерживали три огромных бандита. Пленников пододвинули к самому краю колодца, подтянули за веревку, и они зависли над каменным цилиндром, наполненным мраком.

— Возьми веревку, — сказал Гарри Флингер девочке. — Если удержишь маму с братиком, то они будут жить.

Девочка с глазами, полными страдания, обеими руками вцепилась в веревку.

— Отойдите, — приказал Флингер пиратам, по-прежнему державшим канат.

Они отпустили, и девочка, морщась от боли, упираясь изо всех сил ногами в землю, пыталась удержать канат. Но слишком мало было у нее сил, чтобы удержать драгоценный для нее груз. Веревка стремительно скользила в ее руках, сдирая кожу до крови, и через мгновение конец ее скрылся в колодце. Глубоко из-под земли донесся удар, всплеск. Эхо повторило звук… Все было кончено.

Из груди девочки вырвался страшный крик, она упала на землю и забилась в истерике.

Гарри Флингер подошел к ней, обнял, взял на руки и сказал:

— Теперь ты будешь с нами всегда. Ты сама сделала это, ты такая же, как мы.

Подозвав к себе женщину с кинжалом за поясом, Флингер предупредил:

— Отвечаешь за нее головой. Понятно?

— Да, Гарри.

— Все лучшее — ей. Успокой ее и собирайтесь в дорогу. Завтра мы будет в Нью-Йорке. Для вас уже приготовлено место. Боб покажет.

Флингер развернулся и пошел, издав победный крик, какой не слышала земля, пожалуй, со времен охоты на мамонтов.

Марк Троумэн, стоя у верстака в своей мастерской, внимательно рассматривал кинжал, который принес ему неожиданно появившийся пират.

— Ты сможешь восстановить его? — спрашивал мастера пират, — уж очень сталь хорошая.

Троумэн, отвернувшись от пирата, чтобы скрыть свои чувства, продолжал держать кинжал в руках. Сомнений быть не могло: это оружие принадлежало Гиббсону. Марк сам подарил ему этот кинжал. Как он мог оказаться у пирата? Страшная догадка мелькнула в мозгу Троумэна.

— Да, отличная работа. Попробую что-нибудь сделать, — медленно проговорил он.

— Попробуй не сделать, — угрожающе прошипел пират.

— Редкой красоты кинжал, — продолжал Троумэн, не обращая внимания на угрозу. — Таких я никогда не видел, а я знаток оружия, уж поверь. Ты, пожалуй, единственный обладатель на земле такого чудесного оружия.

— Да? — зажглись глаза у пирата. — Хорошо, что я его подобрал вчера.

— Вчера? — удивился Марк. — Так он, значит, принадлежал кому-то из местных? Никогда бы не подумал, что у кого-то из наших может быть такая красота.

— Мы утопили в колодце какого-то проводника с семьей. Это был его кинжал, — признался пират.

— Тогда понятно, — тихо сказал помрачневший Троумэн. — Ты зайди вечером, я сумею восстановить все как было.

— Делай сейчас, — грубо сказал бандит. — Я спешу.

— Хорошо, — ответил Троумэн. Через маленькое окошко мастерской он выглянул во дворик, который хорошо был виден из подвала, где он работал. Во дворе было пусто.

— Сейчас, — сказал он, подходя к наковальне мимо сидящего прямо на столе, к нему лицом, пирата.

Марк прислушался. Человеческих голосов слышно не было.

Он обернулся, держа в руке молот. Пират этого не видел, потому что решил тоже взглянуть в окно.

Понадобилось одно мгновение, чтобы раскроить бандиту череп. Не успев даже понять, что случилось, пират рухнул на бетонный пол.

Марк быстро отодвинул крышку люка, служившего когда-то входом в канализационную систему, быстро столкнул тело и поставил крышку на место. Ведром воды тут же смыл кровь, спрятал нож под верстак и прислушался. Внизу из-под люка раздавался тихий характерный писк и возня.

— Крысы съедят тебя за час, сволочь, — тихо проговорил Троумэн и стал собираться в дорогу.

Только один Троумэн знал, где жил Гиббсон с семьей.

— Надо спешить, — говорил он себе, ища новые пути в завалах, чтобы не попадаться на глаза пиратам, пользуясь секретами и лазами, о которых говорил ему когда-то Рой.

Через сутки уставший Троумэн стоял у дома Гиббсона, не решаясь подойти к колодцу. Пересилив себя, глянул вниз, робко крикнул в глубину мрака:

— Рой, Кэт…

Одновременно с эхом, Троумэн явственно услышал, как его, так же тихо, но настойчиво позвали:

— Марк, Марк.

Троумэн от неожиданности присел на корточки, весь напрягся, и тут еще раз услышал:

— Марк…

— Слава богу, это не галлюцинация, — подумал Троумэн, пытаясь понять, в какой стороне раздался голос, окликнувший его. Затем он увидел пятна запекшейся крови на траве. Их цепочка уходила к сараю за деревьями у дома, примерно в том направлении, откуда ему послышался тихий голос.

Марк встал, на всякий случай спустил предохранитель пистолета и пошел прямо по кровавому следу.

В кустарнике лежал на животе Рой Гиббсон. Седой, с белым, как мел, лицом, с перебитыми ногами. Глаза его были открыты. Он пытался взмахнуть рукой, но не смог.

— Рой, ты жив, — обрадовался Марк. — А Кэт, дети?

Рой, еле шевеля губами, произнес, силясь четко выговорить слова:

— Они погибли, Кэт и Робби. Келли Флингер забрал с собой. Помоги мне, Марк. Я отомщу Флингеру.

Гиббсон замолчал, собираясь с силами.

— В ста ярдах, — продолжил он, — внизу под склоном, есть землянка. Отнеси меня туда.

Сказав все это, Рой потерял сознание.

Марк, испугавшись, что Рой умер, склонился над телом и пощупал пульс. Он был еще жив.

— Да, парень, сильно тебя покалечили, — вздохнул Марк.

Найдя в доме большой кусок материала, Троумэн бережно уложил на него Роя и, держа за край, осторожно, волоком, потащил к землянке.

Прошло два месяца. Кости у Гиббсона срослись.

Марк, делавший вылазки только за тем, чтобы раздобыть пищу, был рядом с ним.

— Рой, — сказал он однажды, — я пойду в далекую разведку. Узнаю, где пираты. Ты сможешь неделю продержаться без меня?

— Да, Марк. Еды достаточно. А далеко уходить я не буду. Рано еще.

— Я скоро вернусь, Рой. Надо узнать, что там происходит. Здесь опасно долго находиться.

— Возьми автомат, у меня ведь есть еще один, ты знаешь.

— Хорошо, Жди меня.

Заметно осунувшийся Троумэн вернулся раньше, чем через неделю.

— Что они наделали, Рой. Почти никого не осталось из наших. Кого убили, кто сам ушел, спрятался, — сокрушался Троумэн. — Моей мастерской больше нет.

— Марк, — спросил Гиббсон, — но пираты ушли?

— Да, Рой, и, говорят, на север. Так что их долго не будет.

— До зимы побудем здесь, а потом переберемся к тебе. Хорошо, Марк? Как только я буду уверенно стоять на ногах, переберемся в город. Я знаю там одно убежище. Кроме меня, никто не знает о нем.

— Я хочу заниматься делом, хоть чем-нибудь заниматься, Рой.

— Там, совсем рядом с убежищем, о котором я тебе говорил, есть прекрасное место для мастерской.

— Это у дороги на Чарльстон. У тебя будут клиента и возможность спрятаться, если что. Идет?

— Согласен. До зимы окончательно выхожу тебя и тронемся.

— Я уже приступил к упражнениям.

— Не рано ли, Рой?

— Нет, Марк, пора начинать. Я должен быть сильнее его. Я обязан отомстить ему. За Кэт, за Робби, за все. Клянусь, я убью Флингера!

К зиме Марк и Рой перебрались в свое новое жилище. Когда-то это была аварийная, на случай катастроф, комната для персонала метрополитена. Со всеми удобствами, но, из-за отсутствия электричества, отапливаемая дровами. Благо, вентиляция не была разрушена, осталась целой.

Там было довольно просторно. Неподалеку Марк снова открыл мастерскую. Впрочем, это была не только мастерская, но и как бы клуб, куда стекались, выползая из своих нор, особенно по вечерам, оставшиеся жители разрушенного Нью-Йорка.

Иногда появлялись странники, неся с собой известия о судьбах давно не существующих стран, континентов, городов.

Марк наладил что-то вроде меновой торговли. И вскоре, у мастерской появилась пристройка из досок, блоков, кирпича, камней и фанерных щитов. Ресторан «Руины» — шутливо назвал свое заведение Троумэн. Обнаруженные Роем в лабиринтах метрополитена биллиардные столы они перетащили и поставили по периметру огромного зала пристройками. Постепенно появились и сиденья: тащили отовсюду кто что мог. Сами посетители мастерили лавки, крепили ящики.

И вот на биллиардных столах уже можно было увидеть емкости с самодельным вином, миски со скромной пищей.

Гиббсон жил в затворничестве, только в убежище виделся с Троумэном. Как одержимый, он ежедневно тренировался, совершенствовал свое тело, немало преуспев в этом. Иногда пропадал куда-то на неделю-две и возвращался, как правило, с раздобытым оружием, иногда — с боеприпасами. Один раз Гиббсон отсутствовал целый год.

Такая жизнь продолжалась долгих пять лет.

Роя было уже не узнать. Из юноши он превратился в воина с мгновенной реакцией, острым зрением. Он стал метким стрелком, атлетом, владеющим многочисленными приемами военного искусства.

Начавший было налаживаться относительный уют прервался эпидемией чумы. Ряды посетителей уменьшались на глазах. Лица начавших было улыбаться людей стали хмурыми, в их ввалившихся глазах легко можно было прочесть безнадежность.

Однажды с Огасто пришел беглец. Он рассказал, что в Нью-Йорк снова плывет банда Гарри Флингера. Чума основательно проредила и его людей, но их достаточно много и они очень жестоки и опасны.

В шайке Флингера, говорил незнакомец, есть очень красивая девушка, его подруга Келли. И Флингер очень к ней привязан. Хотя трудно было предположить, что в таком жестоком и беспощадном сердце нашлось место для любви, закончил незнакомец.

Вечером об этом известии Марк рассказал Гиббсону.

— Наконец-то мое время пришло, — сразу заволновался Рой. — Я готов к встрече с этим дьяволом. Но Келли, Келли… Как спасти ее?

— Это уже не та Келли, наверное, какую ты знал раньше. Люди преображаются, живя с волками. Сами становятся такими же.

— Я не верю, Марк. Она была такой доброй, ласковой девочкой, — отвечал Рой.

— Повезет — значит, спасешь ее, Рой.

— Сначала надо убить Гарри Флингера, — глаза Гиббсона были полны ярости, руки его сжались в мощные кулаки.

— Успокойся, Рой. Они, насколько я понял, будут здесь через два дня.

Утром Марк, попрощавшись с Гиббсоном, ушел в свое заведение, но, чего раньше никогда не бывало, прибежал назад буквально через несколько часов.

Он обрадовался, увидев, что Рой сидит дома и чистит оружие.

— Рой, — обратился к нему Троумэн, — очень важные новости. С тобой хочет увидеться одна симпатичная особа. Ни на кого не похожая. Говорит очень странные вещи.

— Что она хочет от меня? — спросил Рой.

— Она сказала мне, что у нее есть важная информация, и если ты проведешь ее до Атланты, ученые местной лаборатории моментально остановят чуму: у них уже готово противоядие.

— Откуда она меня знает? — удивился Рой.

— Она сказала, что ей посоветовал найти тебя профессор Берроуз.

Рой на мгновение задумался.

— Да, я помню его. Встречался с ним в Атланте, когда проводил туда людей. Он предлагал мне работу у себя.

— Эх, Рой. Лучше бы ты согласился тогда… — проговорил, вздыхая, Марк.

Лицо Гиббсона сразу помрачнело.

— Нет, — сказал он решительно. — Сперва я убью этого ублюдка. Потом отведу ее в Атланту.

— Рой, Флингер никуда не уйдет от тебя, а противоядие поможет выжить. Ты же видишь, как быстро угасают люди вокруг нас. Скоро никого не останется.

— День-два ничего уже не решают, Марк. Знаешь, отведи ее в подвальчик, помнишь, я его показывал тебе на прошлой неделе? Пусть там меня ожидает. Скажи, что я обязательно приду. И очень скоро. Да, и не забудь дать ей продуктов. Она должна сидеть там и никуда не показываться, пока я не появлюсь.

— Рой, я предлагал ей и поесть, и попить. Но она отказалась. Говорит, что она — робот. Поэтому я подумал, что она сумасшедшая. А выглядит, как девочка на картинках журнала, что мы с тобой здесь нашли. Помнишь?

— Помню, Марк. Странные вещи ты говоришь однако.

— Это она странная. Увидишь, Рой.

— Хорошо. Посмотрим. Сделай, пожалуйста, все, о чем я попросил.

— До встречи. Я побежал, Рой.

И Марк, отодвинув потайную крышку люка, вышел в первое подсобное помещение их убежища. Открыв дверь, проскользнул во второе и, вскоре вынырнув из-под ничем не примечательного камня, двинулся в сторону своего заведения.

Рой, сидя за столом, продолжал чистить оружие.

Поздно вечером, держа в руках лучину, в убежище появился возбужденный Троумэн.

— Рой, только что у меня были люди, которые утверждали, что пираты в двух милях отсюда разбили лагерь. Среди них они видели бритоголового человека в черных очках.

— Где они разбили лагерь? — спросил Гиббсон.

— В том-то и дело, — с тревогой в голосе сказал Троумэн, — в том-то и дело, что Кассела находится в двух шагах от них. В подвальчике. Я сам утром отвел ее туда, как мы решили.

— Кассела? Так зовут эту девушку, о которой ты говорил?

— Да. И она, судя по всему, в опасности, Рой.

— Но ты сказал ей, чтобы она никуда не выходила?

— Сказать-то я сказал, да больно она любопытная, как я заметил. Подвал, действительно, почти невозможно обнаружить, но вдруг она захочет высунуться, услышав голоса, шум этих тварей.

— Ты прав, Марк. Я забыл, что это — женщина. Тем более — странная, как ты говоришь.

— Да, она снова повторила мне по пути, что она — робот, кибернетический организм.

— Киборг? Я слышал от профессора Берроуза о каких-то экспериментах. Они там в Атланте от безысходности могли все что угодно разработать. Тем более, насколько я помню, он говорил, что солнечные батареи уцелели у них в лаборатории, а значит, была возможность экспериментировать.

— Наверное, Рой. Ты молод еще, а я помню то время, когда кругом были роботы. Даже похожие на людей. Правда, не до такой степени похожие, как эта Кассела. Если она не врет, конечно.

— Какая разница, Марк, кто она. Пришла пора действовать. Ее может спасти как раз то, что я поклялся сделать — убить главаря пиратов! Я ухожу, Марк. До встречи.

— Погоди до утра, Гиббсон. Что ты сделаешь в темноте?

— Я должен увидеть ее до рассвета, если она еще в укрытии, конечно.

— Удачи тебе, Рой.

— Спасибо, Марк. Мы еще попрощаемся до похода в Атланту.

Опасения друзей подтвердились. Когда Рой добрался до подвальчика, в нем уже никого не было Буквально в десятке метров, у скрытой от глаз расщелины, в груде беспорядочно наваленных друг на друга плит, где был вход в укрытие незнакомки, виднелись силуэты обросших людей, греющихся у костра. Оттуда доносились смех, крики, обрывки разговоров.

Внимание Гиббсона привлек шум, какая-то возня, ругань, а может, и драка в противоположном направлении от расщелины. Он, крадучись, стал двигаться на эти звуки. И вскоре различил в темноте двоих пиратов, от которых убегала женщина. Иногда ей удавалось, оторвавшись от преследователей на несколько метров, спрятаться то за останками кирпичной стены когда-то многоэтажного дома, то за кучей всевозможного хлама.

Тогда пираты матерились, но негромко, стараясь не привлекать внимания, не желая, очевидно, делиться добычей с другими разбойниками.

Гиббсон в считанные секунды оказался рядом с одним из них. Он хлопнул пирата по плечу, заставив, его обернуться. И тут же уложил его навсегда ударом кинжала в сердце.

Второй пират, привлеченный шумом ударившегося оземь тела, остановился в растерянности, не зная, продолжать ли преследование неожиданно исчезнувшей добычи или вернуться назад, узнать, что случилось с товарищем. Решение не успело, по всей видимости, прийти ему в голову, но вскоре решать уже ничего было не надо.

Гиббсон, вложив в ножны кинжал, тихо, но отчетливо произнес шепотом:

— Кассела! Кассела!

Рой удивился, когда в метре от него, незамеченная им, появилась девушка.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Я — Гиббсон.

— О, я так и подумала. Вы спасли меня. Эти люди совсем не слушали, о чем я говорила им.

— Во-первых, это не люди, — весомо проговорил Рой. — Во-вторых, о чем можно говорить с этими ублюдками?

— Вы правы, Рой, — отвечала девушка, — я не сразу догадалась, что это разбойники.

— Пойдемте в укрытие, здесь недалеко, — предложил девушке Гиббсон. — Там мы обсудим, где вы останетесь ожидать меня.

— Рой, а может нам, наоборот, надо сейчас уходить как можно дальше от этих мест, пока пираты не видят нас.

— Кассела, я должен убить главаря пиратов, это — мой долг. Мой священный долг.

— Гиббсон, вы считаете, это возможно? Вы видели сколько их?

Рой показал девушке на ступени, ведущие вниз и взяв ее за руку, сказал:

— Отсчитываем ровно десять и резко ныряем вправо. Одиннадцатой — нет, ошибиться нельзя.

Они ощупывали в темноте стены коридора и вскоре за поворотом обнаружили дверь. Очутившись в небольшом помещении, Гиббсон зажег свечу и указав девушке на стул, сел сам рядом с ней на ведро, перевернутое вверх дном.

— Кассела, повторите, пожалуйста, то, что вы говорили Марку Троумэну.

Хорошо, Рой. Я — киборг. Меня создали специально для того чтобы я собрала информацию из компьютерной сети Нью-Йорка. Я ее собрала уже.

— А как вы смогли дойти до Нью-Йорка, Кассела?

— У меня было тридцать человек сопровождения, когда мы вышли из Атланты. Большинство погибло в пути от рук бандитов, последние двое умерли вчера от чумы. Не убереглись.

— Значит, теперь вы одна?

— Да, и мне нужна ваша помощь, Рой. Я должна быть в Атланте. Там группа врачей, которая разработала противоядие от чумы. Кроме них врачей в мире нет, и им нужна информация, которой обладаю я. Тогда они победят чуму.

Кассела, не мигая, смотрела в глаза Гиббсону, не скрывавшему своего недоверия:

— Так вы правда не человек?

Кассела, не раздумывая, взяла себя за шею, что-то щелкнуло, она аккуратно приподняла свои волосы, собрав их в пучок, и перед изумленным взором Гиббсона предстали совершенно открытые внутренности черепа. Это был мозг, но мозг электронный, с бегающими светящимися точками, переливающийся всеми цветами радуги.

— Ну, сейчас ты веришь мне? — спросил киборг, вновь приняв обличье обыкновенной симпатичной девушки.

— Да, конечно. Конечно, верю, — отвечал постепенно приходящий в себя от изумления Рой.

— Отведите меня в Атланту, Гиббсон. Вы многих спасете этим от смерти.

— Обязательно отведу, Кассела. Но прежде я убью Гарри Флингера. Он убил мою семью. Любимую женщину и детей.

— Но медлить с моим возвращением нельзя. Каждый день умирают от чумы люди. Их можно спасти.

— Убив Флингера, я тоже спасу от смерти многих людей, Кассела.

Гиббсон встал во вест рост, поправил висевший у него на плече автомат.

— Тебе правда ничего не нужно для поддержания… поддержания жизнедеятельности, — запнулся он, находя нужное слово.

— Правда, — отвечала девушка-киборг. — Но здесь я не останусь ни минуты. Подскажи только, как мне самой добраться до Атланты.

— Не делай этого. Сейчас я покажу тебе, как выбраться из города. А встретимся мы завтра ка восточной окраине Нью-Йорка, там осталась одна башня, она видна издалека. Запомни, у башни до захода солнца. Жди меня. Я успею разобраться с Флингером до этого времени. А сейчас давай подниматься, — сказал Рой.

Осторожно тем же путем они выбрались наверх и, пройдя несколько шагов к видневшемуся в свете луны сломанному пополам столбу, остановились.

Указывая девушке направление, Гиббсон не заметил, как слева и справа от него две тени отделились от окружающего мрака и, крадучись, вплотную приблизились к нему. Кассела заметила пиратов чуть раньше Гиббсона. Но было уже поздно. Два мощных удара, почти одновременно, с разных сторон обрушились на Роя. Он покачнулся и, не устояв на ногах, рухнул на землю. Следующие удары пришлись по лежащему на земле телу.

Девушка, вскрикнув, отпрянула в сторону, бросившись в темноту. Но, также бесшумно, как появились, пираты молча догнали ее и, с обеих сторон крепко держа за руки, повели по направлению к виднеющимся вдалеке огням костров.

Гарри Флингер с любопытством рассматривал лицо незнакомки:

— Ты не похожа на обитателей местных подземелий. Кто ты? И откуда пришла?

Девушка медлила с ответом, выигрывая время. За спиной Флингера уже стояло несколько пиратов, и постоянно подходили все новые и новые. Огнестрельного оружия, заметила Кассела, у них не было, лишь у некоторых висели на плечах гранатометы. Зато мечей, кинжалов, топоров — У каждого было предостаточно.

— Ты слышала мой вопрос? — металлическим голосом произнес Флингер.

Девушка-киборг, обведя взглядом окружение главаря пиратов, остановила взгляд на нем самом. Широкие плечи, выдающийся подбородок, бугры мышц. От него веяло животной силой. На поясе висели пистолеты. Одним жестом Флингер заставил своих людей отойти на достаточное расстояние. Сам же вплотную подошел к девушке.

— Ну?! — сощурил глаза пират. «Нет, — подумала Кассела, — на Гиббсона надежды нет. Ему не справиться с Флингером, а я найду способ обхитрить пирата».

— Я из Атланты, — наконец ответила она.

— А здесь что ты делаешь? В Атланте, говорят, жизнь стала лучше.

— Да, я должна быть в Атланте.

— Зачем? — спросил Флингер.

— Я — киборг. Меня специально создали, чтобы я собрала информацию для врачей лаборатории. Они работают над противоядием против чумы. И я обладаю этой информацией. Мне нужен человек, который отвел бы меня в Атланту, — закончила девушка.

Флингер сразу воодушевился:

— Я отведу тебя в Атланту, и они дадут мне этот препарат. А если кто этого не сделает, я покажу им тогда, что к чему!

Рой Гиббсон открыл глаза. Затем он осторожно приподнял голову и огляделся. «Скоро рассветёт», — подумал он. События ночи ярким калейдоскопом проплыли в его сознании.

— Нежели киборг в руках у Флингера? — задавал он себе один и тот же вопрос. Хорошо, что оружие они не заметили в темноте. Гиббсон щелкнул затвором автомата и бесшумно, выверяя свой каждый шаг, пошел в сторону, где был расположен лагерь пиратов.

Спрятавшись за остатками колонны, что когда-то подпирала здание Дворца Правосудия, Гиббсон издалека наблюдал за пробуждением лагеря. Ему хорошо было видно, где пираты расставили свои посты. Подходить ближе было опасно. Оставалось только ждать.

Наконец все в их лагере пришло в движение. Рой видел, как Флингер в окружении четырех рослых пиратов стал пробираться на восток, остальные цепочкой двинулись в сторону океана. Среди этой группы Гиббсон отчетливо увидел красную рубашку Касселы.

Он оставался еще некоторое время в укрытии, обдумывая план действий. «Я знаю место, где две группы встретятся», — решил он, и отправился одному ему известными путями в завалах наперерез пятерке Гарри Флингера.

Выбрав удачное место для засады, Рой, держа наготове автомат, спрятался в расщелине между двух камней, лицом к тропинке, где, по его расчетам, должен был пройти Флингер со спутниками.

Прошло около часа, прежде чем ветер донес до его слуха шум шагов и мужские голоса. Гиббсон насторожился и приготовился к нападению. Но, неожиданно для него, крики и топот ног послышались значительно правее тропинки, где он ожидал встретить своих врагов. «Там же тупик», — подумал Гиббсон. — «Ну что ж, тем лучше», — обрадовался он. И стал продвигаться на звуки голосов. Звуки становились все ближе, ближе, можно было уже отчетливо слышать отдельные фразы, ругательства. Внезапно раздавшийся крик женщины заставил Гиббсона поторопиться. Через несколько секунд он был у площадки перед останками давно разрушенного одноэтажного дома. На площадке, увидел Гиббсон, два пирата, вооруженных клинками, дрались с молодой девушкой. Та довольно ловко защищалась, шпага ее успевала отражать все выпады разбойников, но их яростная атака вынуждала девушку, пятясь, приближаться к низкой каменной стене дома. Вот-вот, и лопатки ее вплотную прижмутся к стене.

На краю площадки лицом вверх, с кинжалом в груди, лежал мертвый пират. В нескольких метрах от него, стоя на коленях, хрипел, корчась от боли, другой.

— Эй, вы, — окликнул находившихся к нему спиной пиратов Гиббсон, отсалютовав им своим коротким мечом. На мгновение оба обернулись на возглас Роя. Этого было достаточно для того, чтобы девушка успела нанести сокрушительный удар клинком под углом вверх пирату, бывшему от нее по правую руку. Острие шпаги незнакомки, полоснув шею, вонзилось под челюсть, и, проникнув в череп пирата поразило мозг. Тело его качнулось в&ок, замерло на секунду и стало падать, рука все еще продолжала сжимать шпагу. Ноги разбойника дернулись последний раз, и он навсегда затих.

На секунду позже труп другого пирата лег рядом. Это Гиббсон, сделав ложный полувыпад, заставил того открыться в ударе и, перехватив его шпагу, хладнокровно поразил мечом в сердце.

Рой посмотрел на девушку, которая сидела у стены в изнеможении. Тело ее клонилось к земле, голова бессильно падала, капельки крови стекали на песок из раны на руке.

Разбойничий свист за спиной Гиббсона не позволил ему даже вложить меч в ножны.

Сразу трое пиратов бросилось в атаку на Роя. Первый, длинноволосый, с повязанной на голове черной лентой, рухнул мгновенно от удара Гиббсона ногой в челюсть. Двое других остановились. Один из них постарше что-то крикнул молодому, и тот, пробежав вдоль площадки в пяти метрах от Гиббсона, оказался у него за спиной.

Гиббсон мгновенно вскочил на стену дома, и, не решаясь привлекать внимание стрельбой из автомата, выхватил нож, — подарок Марка Троумэна. Бросок был безошибочным. Одиннадцатидюймовое лезвие сверкнуло в воздухе, как молния, и вонзилось точно в шею молодому пирату.

В ту же секунду Гиббсон, спрыгнув со стены, бросился с мечом на второго пирата, здоровенного широкогрудого детину, и первым же ударом вышиб у того саблю. Но не удержал и свой меч.

Пират не растерялся, в руке у него появился большой охотничий нож. Гиббсон резким прыжком рванулся вперед и вверх. Его ботинок ударил в руку пирата, держащую оружие. В то же мгновение Рой успел приземлиться на ладони и снова взлететь, на этот раз отскочив назад. И вовремя: удар ноги детины лишь содрал кожу у него на скуле.

Рой снова прыгнул, и, уже оторвавшись от земли, сгруппировался, казалось, еще выше поднявшись в воздух, и, с силой выбросил обе ноги вперед, делясь в голову пирата.

Удар был мощным, Гиббсон даже расслышал хруст ломающейся челюсти. Детина, качнувшись назад, удержался на ногах. В ярости, он молотил кулаками, словно дубинами, размахивая ими перед собой.

Хладнокровный, четко отработанный удар Роя застал его врасплох. Чуть согнутый указательный и большой пальцы Гиббсона, как стальная клешня, вонзились немного выше верхней губы, прямо под носом детины. Закричав от боли, пират рухнул лицом вниз. Гиббсон, ни секунды не мешкая, схватил поверженного громилу за волосы и придавил к земле. Потом он резко рванул его голову вверх, и в тот же миг нанес сокрушительный удар ребром ладони по шее. Этот удар оказался смертельным.

Вытирая пот с лица, Гиббсон приблизился к лежащей на земле девушке. Она была без сознания. Рой перепрыгнул через стену дома, подошел к трупу молодого пирата, вытащил из его тела нож, вытер его о землю и вложил обратно в ножны.

Потом, проделав обратный путь, поднял девушку на руки и пошел подальше от того места, где его могли обнаружить.

Удалившись на достаточно безопасное расстояние, Гиббсон бережно положил на землю девушку. Несколько минут он молча смотрел на нее: длинные черные волосы, милое юное лицо. Затем Гиббсон достал флягу и, промыв рану, перевязал ей руку. Застонав, девушка открыла глаза.

— Как тебя зовут? — спросил Гиббсон.

Девушка молчала, следя глазами за Гиббсоном.

— Как тебя зовут? — снова спросил он.

Она все так же молчала в ответ.

— Не хочешь отвечать и не отвечай, — сказал Рой, и, поднявшись на ноги, направился в сторону видневшегося неподалеку почти целого сарайчика: стены сохранились, крыша наполовину была разрушена. Вскоре он вернулся, неся в руках кусок брезента. Расстелив его на полу, он осторожно перенес туда девушку. Незнакомка молча и все так же настороженно наблюдала за ним. Рой ушел в сторону сарайчика, не было его долго. Через некоторое время он появился, неся в руках одеяло. Девушка лежала с закрытыми глазами.

«Похоже, спит», — подумал Рой. Накрыв девушку одеялом, он стал возиться у костра. Запасов еды, которые приготовил ему Марк, вполне хватало на хороший ужин.

Приготовив его, Рой подошел к девушке. Краем глаза он видел, что та уже давно проснулась.

— Ужин готов, — сказал он.

Неожиданно край одеяла взметнулся вверх и Гиббсон увидел руку, державшую нож. Она целилась прямо ему в грудь. Мгновенно среагировав, Гиббсон ударил по руке и нож, зазвенев, отскочил далеко в сторону. Девушка вскрикнула и, снова оказавшись на спине, выставила ноги, готовясь к отражению нападения.

Гиббсон покачал головой и сказал:

— Я говорю, ужин готов. Вставай, поешь.

Сделал несколько шагов, поднял нож, посмотрел на него, оценивающе щелкнул по лезвию ногтем большого пальца, и снова подошел к девушке. Положил нож рядом с ней.

— Не делай так больше, — сказал он. — Успокойся, я не хочу сделать тебе ничего плохого.

Девушка с недоверием в глазах все еще смотрела на него. Но вскоре голод, очевидно, взял свое, и она накинув одеяло на плечи, села к костру.

— А тебя как зовут? — сейчас она первой задала вопрос.

— Меня зовут Рой Гиббсон.

— А меня Патрисия. Пат.

Немного помолчав, она заговорила снова.

— Так ты не пират?

— Нет, — ответил Гиббсон.

— Скажи, почем ты не убил меня? Ведь я хотела тебя убить. Это совсем не похоже на такого как ты.

— Мне стало тебя жалко, — просто ответил он.

— У тебя, значит, есть сердце.

Гиббсон промолчал.

— А почему ты мне помог там, у стены?

— Я принял тебя за другого человека.

— Женщину?

— Да.

— В красной рубашке?

— Да. А ты ее откуда знаешь?

— Я слышала, о чем пираты говорили с этой женщиной.

— Как ты могла слышать?

— Когда ее привели к Флингеру, я пряталась в подземелье, сидела в колодце под ними.

— И что ты услышала?

— То, что у этой женщины есть противоядие от чумы, и что она — киборг, и должна быть в Атланте с информацией для лаборатории.

— А что отвечали пираты?

— Флингер сказал, что противоядие должно принадлежать ему,

— Зачем оно ему?

— «Я хочу быть богом», — сказал он.

— Богом?!

— Да, Богом. Кассела говорила, что он может избавить всех от несчастий, а он ответил, что обожает несчастья.

— А что еще ты слышала?

— То, что они решили отвезти ее в Атланту.

— Отвезти? На чем?

— У них есть корабль. Они хотят плыть до Чарльстона.

— Значит, их корабль уже здесь, в Нью-Йорке. Вот почему они шли к воде.

— Да. Когда они направились к океану, я пошла за ними. Я решила все сделать, чтобы помочь этой женщине-киборгу.

— А потом что случилось? — Рой наскоро хлебнув воды из фляжки, вдруг заволновался, засуетился и Стал собираться.

— Я шла следом, но они меня обнаружили. Погнались за мной, пришлось вступить в бой.

— Где ты научилась так хорошо обращаться с саблей? — Гиббсон. перекинул через плечо карабин, поправил ремни на поясе и груди.

— Отец научил. Я многое умею благодаря ему. А когда ты пришел мне на помощь там, на площадке у стены, я почему-то подумала, что ты тоже пират, такой же, как и они. Просто не поделил с ними что-то и решил их убить.

— А потом ты решила убить меня?

— Да. Извини. Но я столько натерпелась в последнее время, что никому уже не могу верить.

— И правильно делаешь. Ну что ж, Патрисия, давай прощаться. Я объясню тебе сейчас, как ты можешь найти хорошего человека, моего друга. Ему можно верить.

— А ты куда пойдешь?

— К причалу.

— Так ты собираешься спасти эту женщину от пиратов? Я бы хотела тебе помочь. Моя семья погибла от чумы. У меня никого не осталось. Я пойду с тобой.

— Мне не нужно помогать. Тем более, ты ранена.

— Я уже хорошо себя чувствую.

— Отлично. Вот и отправляйся к Троумэну. У него в заведении переночуешь, а потом пойдешь, куда тебе надо.

— Тебе не нужна моя помощь?

— Нет.

— Но я сказала тебе, что сделаю все, чтобы спасти киборга!

Патрисия встала и, подняв с земли свою саблю, закрепила ее на поясе.

— Я иду с тобой, — решительно заявила она.

— Как хочешь, — пожал плечами Гиббсон, — но ты сама видела, сколько их, этих головорезов.

— Ну и что. Я их не боюсь. Меня научил отец, как с ними надо обращаться.

— Это я видел.

Гиббсон затушил костер, свернул одеяло и, обернув его брезентом, спрятал под грудой наваленных в беспорядке камней.

— Пригодится когда-нибудь. — Рой посмотрел на девушку.

— Ты готова, Пат?

— Да.

— Тогда пошли быстрее.

Вскоре они были на тропинке, ведущей к причалу, прошли место, где Гиббсон в засаде поджидал пиратов, и стали спускаться вниз по тропинке, к бухте, где, был уверен Рой, только и мог находиться корабль.

После недавнего землетрясения, вода затопила еще один квартал разрушенного города. И только очень опытный лоцман, из местных, мог провести в эту бухту корабль.

«Неужели они взяли в плен парусник Смайла», — подумал Гиббсон. Девушка не отставала от него ни на шаг. «Если это так, — продолжал размышлять он, — то понятно тогда, почему Смайла никто не видел уже больше года».

— Пат, — обратился Гиббсон к девушке, — а пираты говорили что-нибудь о корабле, на котором собираюсь плыть?

— Да.

— Флингер оставался на корабле, пока пираты были здесь в городе? Об этом не шла речь?

— Они сказали только, что на корабле есть охрана, и что лоцмана они заставили работать на них.

— Понятно, Пат. Тогда мы можем не успеть, — вздохнул Рой.

— Почему? — спросила девушка.

— Потому что если у них лоцманом Смайл, и они заставили под страхом смерти его работать, то они быстро снимутся с якоря.

— А ты знаешь этого лоцмана? Смайл, ты сказал? По-моему, они произносили это имя.

— Ну вот, значит, я прав. Смайл — славный старик. Благодаря ему мы знали, кто еще остался живым в мире. Он плавал на своем паруснике и в Бостон, и, даже, в Хьюстон заходил. Хотя там почти никого не осталось, город ведь не уцелел.

— Зачем тогда плавать туда? Это ведь очень опасно сейчас.

— Да, но у него большой опыт, и он собирал людей, готовых объединиться, чтобы уничтожить эти шайки, эти банды головорезов. Таких, как Флингер, например.

— А тебе Смайл не предлагал плавать вместе с ним?

— Я целый год ходил с ним по океану. От Джексонвилла до Огасты.

— А почему не остался?

— Потому что не нашел Флингера.

— Так тебя интересует один только Флингер?

— Да. Он зверски убил всю мою семью. И я должен убить его! — говоря это, Гиббсон сжал руки в кулаки, желваки заходили на его скулах. Он даже приостановился на секунду.

— А я думала, ты хочешь спасти Касселу. А тебе, оказывается, нужен только Флингер. Да?

— Это не твое дело, девочка, — отрезал Гиббсон.

— Как это не мое дело?! У нее противоядие от чумы, она может помочь людям, а тебе наплевать что ли?

— А мне все равно, — зло ответил Рой.

— Все равно! — возмущенно вскричала Пат, схватив Гиббсона за руку. — Тебе все равно?! Ну что ты за человек!

Освободив руку, Гиббсон зашагал быстро, не оглядываясь.

Патрисия обогнала его, загородила дорогу.

— Нет, ты будешь спасать эту женщину! — глаза девушки сверкнули. — Будешь!

Гиббсон остановился и с удивлением посмотрел на нее.

— Спаси ее сама, — спокойно сказал он.

— Может, я это и сделаю! — Девушка отвернулась от Гиббсона и, всем своим видом демонстрируя независимость, пошла впереди него.

Продолжительное молчание первым нарушил Гиббсон:

— Ну ладно, Пат. Все будет хорошо.

Девушка, улыбнувшись краешком губ, ничего не ответила, только, замедлив шаг, пошла рядом с Роем.

Почувствовав свежий ветер и услышав крики чаек, путники поняли, что океан уже близко.

— До причала рукой подать, — остановился Гиббсон. — Подожди меня вон за тем деревом, а я схожу на разведку, — сказал он и показал ей на дерево, одиноко стоявшее на краю небольшого котлована.

— Нет, Рой, — не согласилась Патрисия, — мы пойдем вместе.

Гиббсон не стал возражать, но немного изменил маршрут: взял правее тропинки, по которой они только что шли.

Через несколько минут путники стояли на огромной каменной глыбе — крыше затонувшей двухэтажной гостиницы. Океан лежал перед ними.

Рой достал бинокль, но и невооруженным глазом было видно, как из бухты, лавируя, выходил корабль пиратов. На судне уже ставили парус, но работа веслами еще продолжалась.

— Опоздали, — отрывая от глаз бинокль, тихо проговорил Гиббсон. — Снова он ушел от меня.

— Рой, но неужели нет ни одного парусника на всем побережье? — обернувшись к Гиббсону, спросила Пат.

— Нет. Целый год в Нью-Йорк не заходил ни один корабль. Чума, наверное, всех подкосила, или еще что-нибудь случилось.

— А корабль Смайла?

— Ты же сама рассказывала о паруснике, который затонул. Это о нем говорили пираты, я уверен. Тем более, что я видел сейчас Смайла на корабле.

— А много людей было у Смайла в команде на его корабле?

— Человек двадцать, не больше. Никто их не видел с тех пор, как пропал и Смайл, и его корабль. Правда, никто особенно не удивился. Парусник ведь у него был довольно потрепанным, в любую минуту мог затонуть.

— А у пиратов, — поинтересовалась Патрисия.

— Что у пиратов, — не понял Гиббсон.

— У пиратов хороший корабль?

— Да нет, я рассмотрел на нем все снасти. Они очень долго будут плыть до Чарльстона.

— И что ты собираешься сейчас делать, Рой? — Пат пристально посмотрела на мужчину.

— Не знаю. Надо подумать, — отвечал Гиббсон, отвернувшись от девушки.

По его голосу она поняла, что он улыбнулся.

— А я знаю, — с вызовом в голосе сказала Пат.

— Мы пешком доберемся до Чарльстона. Я слышала, что туда ведет нормальная дорога.

Рой внимательно посмотрел на девушку.

— Ну что ж, ты сама решила. Я знаю — тебя не отговорить.

Гиббсон бросил последний взгляд на корабль в океане, развернулся к нему спиной и направился снова в город, увлекая за собой девушку.

— Зайдем к Марку, соберемся и на рассвете выйдем.

В заведении Троумэна было многолюдно. Люди шумели, возбужденные невесть откуда взявшимся спиртным.

— Весь город собрался, — мрачно пошутил Марк, встречая Роя с незнакомой девушкой и усаживая их за столик.

— Да, Марк, мало нас осталось, — ответил Рой.

— По какому поводу праздник?

— Народ узнал, что пираты снялись неожиданно с якоря, вот и повыползали из своих нор.

— Вот оно что. Знакомься, Марк, это Патрисия. Рад познакомиться, — пожал он девушке руку.

— Рой — отличный парень. Надежный во всем.

— Я знаю, — улыбнулась девушка.

— Что-то я вас никогда не видел, Пат. Вы откуда?

— Мы с семьей жили недалеко, в Олбани. Но мать, отец и сестра умерли от чумы.

— Да, — вздохнул Троумэн, — чума косит всех без разбора. Ну а как вы там жили, в Олбани?

— Неважно жили, как и все сейчас. В последнее время даже грабители к нам не наведывались.

— Неужто? — удивился Троумэн. — Этих негодяев полно кругом.

— Конечно, но нас в Олбани оставалось всего пять человек. Мы собрались все вместе и пошли в Нью-Йорк. Думали тут у вас легче выжить.

— А где остальные?

— Погибли. Все.

— От чумы?

— Нет, их убили бандиты.

— А вам как удалось спастись?

— Я их убила сама в свою очередь. А что мне оставалось делать? — Патрисия посмотрела на Троумэна, ожидая его реакции на свои слова.

Троумэн с удивлением рассматривал юное, симпатичное личико девушки.

— Не может быть, — с сомнением в голосе произнес он.

— Может, может быть, — засмеявшись подтвердил Гиббсон. — Я видел, как она троих завалила. Здоровенных мужиков. Отличная подготовка.

— Ну тогда, — засмеялся Троумэн, — вы оба — достойная пара, ничего не скажешь!

Поздно вечером в жилище Марка и Роя Пат с завидным упорством разбирала и собирала незнакомое ей оружие.

— Пат, — уже в третий раз повторял ей Марк, — осталось всего шесть гранат для этого бульдога, может быть, во всем мире шесть штук осталось. Зачем тебе знать устройство этого гранатомета? Его все равно придется скоро выбросить.

— Мне интересно, Марк. Пригодится.

Рой ничего не говорил, только улыбался. Рюкзаки были собраны, оружие вычищено и проверено. Пора было укладываться спать.

Девушке отвели для сна комнату Роя; Гиббсон и Троумэн лежали в другой, вдвоем на огромном матрасе, расстеленном на полу.

— Рой, — шепотом произнес Марк, — может, ты передумаешь?

— Об этом не может быть и речи, Марк. Завтра мы идем в Чарльстон.

— Почему в Чарльстон, а не сразу в Атланту?

— Я догоню их там, где океан встречается с дорогой на Атланту. До Чарльстона хорошая дорога, Марк.

— Рой, дорога туда действительно хорошая, но от Вашингтона до Ричмонда она под контролем банды этой скотины Блэка. Помнишь его?

— Конечно, помню. Вот и рассчитаюсь с ним за тебя, за то, что он с тобой сделал. Хромаешь ведь с тех пор?

— С тех пор, Рой, да. Но черт с ними со всеми, — Троумэн, забыв о спящей неподалеку девушке, с шепота сорвался на крик. — Ну, убьешь ты главаря пиратов, ну, разделаешься с одним, другим, третьим… А дальше что?! Что ты будешь делать потом? Их же еще больше появится!

Гиббсон, слегка дотронувшись до плеча Марка, попросил:

— Потише, Марк, потише.

Тот, спохватившись, снова перешел на шепот:

— Рой, ты мне друг, и я хочу, чтобы у тебя все было правильно. Все хотят иметь свой дом, семью, детей. Вот и живите с Пат, радуйтесь жизни.

— А Флингер — тоже пусть живет и радуется? Так, Марк?

— Нет, — ответил Марк. — Когда он снова придет в наши края, ты с ним разберешься, и я тебе помогу.

— Марк, — спокойно возразил ему Гиббсон. — Кроме того, что Флингер мой должник, у него в плену девушка-киборг и Рэдди Смайл. Но самое главное…

— Старина Смайл! Наш мореход? — резко перебил Роя Троумэн. — Так он жив? Он у Флингера?

— Жив, Марк. Я думаю, под страхом смерти пираты заставили его работать на себя. Лучше его ведь океан никто не знает.

— Да, Флингер никому не дает жить спокойно, — немного помолчав, сказал Троумэн.

Он подумал немного и, вздохнув, продолжил:

— Ты прав, Рой. Надо тебе идти. Побереги Пат. Вы подходите друг другу.

По палубе корабля метался разъяренный Флингер и орал на гребцов:

— Живее, сволочи, живее! Мы должны быть в Норфолке прежде, чем эта посудина пойдет ко дну!

Пираты, обливаясь потом, еще сильнее налегли на весла. Но из-за течи в трюме корабль шел медленно, тяжело.

Флингер подошел к Рэду Смайлсу, стоявшему у штурвала и спросил:

— Смайлс, в Норфолке мы сможем раздобыть парус?

— Не знаю, Флингер, — отвечал лоцман, глядя вперед перед собой. — Я давно не был там.

— Сколько понадобится времени на устранение течи в трюме, — продолжал допытываться Флингер.

— Недели две, не меньше.

— Черт возьми, — выругался главарь пиратов. — Два месяца плывем, а прошли только полпути.

Увидев на палубе девушку-киборга, Флингер направился к ней.

— Что тебя ждет в Атланте, Кассела? — вернулся он снова к тому, что его беспокоило.

— Я же тебе говорила, — отвечала девушка. — Человек из лаборатории.

— Человек, говоришь? А что меня там ждет? — глаза пирата мрачно блеснули.

— То, что захочешь! Оружие, огнестрельное оружие, противоядие, раз они его нашли. Жизнь.

— Жизнь, — Флингер зловеще усмехнулся. — Смерть!

— Смерть?! — в глазах киборга промелькнул ужас.

— Смерть, — тихо повторил Флингер. — Неужели ты думаешь, что там, в Атланте, ты меня остановишь?

— Не собираюсь, — Кассела казалась уже совершенно спокойной. — У нас же есть договоренность.

— Вот именно, — согласился пират.

— Я знаю, насколько ты силен, и знаю, что ты мне поможешь, — в голосе киборга прозвучала уверенность.

— Конечно, помогу, — хохотнул главарь банды, — ведь ты ведешь меня на трон. Я буду властелином мира, когда противоядие будет у меня.

— Как ты этого добьешься? — девушка-киборг настолько искусно владела своим лицом, что выражение удивления и восхищения, написанные сейчас на нем, Флингер принял за чистую монету.

— Очень просто, — глаза пирата зажглись. Лаборатория станет работать на меня. Появится много таких же киборгов, как ты: и женщин, и мужчин. Они уничтожат всех, непокорных мне.

— Но людей на земле, особенно из-за чумы, осталось так мало, — возразила Кассела, — что тебе скоро не будет кем повелевать.

— А я отдам приказ уничтожать только тех, кто оказывает сопротивление. — С этими словами предводитель банды отошел от девушки.

Корабль, ведомый лоцманом, входил в бухту Хэмптон-Роудс, когда-то процветавший порт штата Виргиния.

Заброшенный причал Норфолка встретил их тишиной.

— Сэм, — приказал Гарри Флингер, — возьми десять человек и иди в город на разведку. Берите только самое необходимое. Найдешь рыбаков и приведешь сюда вечером. И живых, понял?

— Понял, Гарри, — отвечал пират с лицом, изуродованным шрамом, одним концом достававшим висок, другим — скулу. Шрам появился в те времена, когда они с Флингером только начинали собирать разрозненных пиратов в одно целое — в банду.

Тогда в окрестностях Вашингтона их было всего пять человек, отъявленных негодяев и убийц. Флингер однажды спас его от верной смерти, и Сэм Драйвз всегда помнил об этом.

Группа из одиннадцати человек, поднявшись по разбитым ступенькам, скрылась за развалинами когда-то высокого и красивого здания морского вокзала Норфолка.

— Сэм, — окликнул идущего впереди Драйвза молодой пират в грязных, старых джинсах и выгоревшей на солнце рубашке.

— Чего тебе, — не оборачиваясь на ходу отозвался тот.

— Надо поговорить, Сэм.

— Некогда, не сейчас, Билли.

— А когда еще? — не отставал Билли. — Я пытался рассказать это Флингеру, но он и слушать не захотел.

— О чем ты хотел рассказать Флингеру? — с любопытством в голосе спросил Драйвз.

— Об этой женщине-дьяволе — Касселе. Я видел, что это она столкнула Джонса за борт. Ночью.

— Ты уверен в этом, Билли?

— Да, как и в том, что вижу сейчас тебя, Сэм.

— Как она это сделала?

— Ты же знаешь, что Джонс частенько приставал к ней, не давал проходу. А Флингер запретил ему делать это.

— Знаю. — Сэм был терпеливым человеком. — Но она и так редко выходила из каюты.

— Вот именно. Ты видел когда-нибудь, чтобы она ела или пила?

Драйвз задумался на секунду, потом нерешительно произнес:

— Нет, не видел.

— И я не видел. Никто не видел, — торжествующе проговорил Билли. — Эта женщина — дьявол.

— Ладно, Билли, ты расскажи о Джонсе, — напомнил ему Сэм, заметив, что пираты стоят вокруг них и с интересом слушают беседу.

— Так вот, — продолжал Билли, — это было на следующую ночь после шторма, когда, если вы помните, ветер вдруг сорвал парус.

Билли тоже увидел, что их слушают все пираты, и рассказывал уже для всех.

— Я стоял на вахте тогда, и меня сменил Джонс. Шторм уже заканчивался, была только легкая качка, и я не спешил идти спать. Был на корме, когда увидел, что у своей каюты стоит эта Кассела, а рядом — лоцман, Смайле. Они о чем-то разговаривали, меня не видели. Потом Смайле ушел, но эта женщина к себе в каюту не пошла. Стояла, смотрела на звезды. К ней подошел Джонс, что-то сказал, и она заспешила к своей каюте. Джонс — за ней. Он не позволил ей закрыть каюту у себя перед носом, — поставил ногу в щель и всем телом навалился на дверь. И вдруг — отскочил, как ужаленный, и закричал. Я расслышал, что он крикнул.

— Что?

— Что? — раздалось сразу несколько голосов.

— Он крикнул ей: «Я расскажу Флингеру, как сорвался парус».

— А она что? — спросил Сэм. — Она что сказала?

— Что она сказала, я не знаю, — ответил Билли. Но вот что сделала — это я видел. Подошла к Джонсу вплотную, подняла колено и резко ударила его между ног. Потом двинула по челюсти, не хуже, чем ты или я умеем. Он не успел и опомниться, как был уже за бортом, кормил акул. Уж очень ловко она его перебросила через бортик. И сразу закрылась в каюте.

Пираты стояли, молча переглядываясь между собой.

— Да-a, дела-а, — хрипло протянул кто-то из них,

— А почему ты не помог Джонсу? — Поинтересовался тот же голос.

— Это все произошло за считанные секунды, — начал оправдываться Билли. — Да и разве я мог ожидать такое? И оружия у меня не было.

— Ты что, забыл, — обратился к хриплому Сэм,

— Флингер запретил даже подходить к ней кому бы то ни было из нас.

— Да и Джонс хорош, — заметил верзила, стоявший по правую руку от Драйвза. — От бабы схлопотать. Он раз в пять больше ее весил.

— Нет, тут что-то нечисто, — качая головой, произнес Сэм.

— Вот я и говорю, что она, эта Кассела — дьявол! Да Джонса трое мужиков уделать не смогли бы, а она — запросто, — взволнованно продолжал Билли.

— А спроси-ка у Крэка, — он указал на своего соседа слева, — Флингер каждый день играет с ней в шахматы и ни разу не выиграл!

— Так, Крэк?

— Так, — отвечал тот басом. — Я случайно слышал, как он сам об этом ей говорил. Они каждый вечер играют.

— Да, тут действительно что-то нечисто, — повторил Сэм, взглянув на солнце. — Но сейчас мы спешим, придем — разберемся. Пошли, пошли скорей. Можем не успеть дотемна.

Растянувшись цепочкой, пираты снова тронулись в путь.

Все молчали, один Билли, который теперь уже шел посередине группы, не уставал возмущаться:

— Третью высадку по пути в Чарльстон делаем, а он не разрешает повеселиться как следует. Живых ему подавай! Рыбаков! Да им всем кровь пустить надо, чтобы знали нас!

— Но мертвые рыбаки не помогут нам найти парус, Билли, чтобы дойти до Чарльстона, — возразил ему шедший позади Крэк.

— Ну и что, — продолжал негодовать молодой пират, — наведем порядок здесь, в Норфолке, а потом прочешем Портсмут, Ричмонд.

— На мне нужно быть в Атланте, ты забыл, что ли, Билли, — удивился Крэк.

— А что мы не видели в этой Атланте? Везде, куда ни приди, все одинаково.

Сэм, который как всегда шел впереди колонны, остановился, сделал шаг в сторону и, когда с ним поравнялся Билли, взял того за руку. Подождал, когда все пройдут мимо, и тихо, так, чтобы его никто не слышал кроме Билли, сказал ему:

— Парень, не мути воду. Флингер этого не любит, и я не люблю. В Атланте будет по-другому. Так сказал Гарри, и я ему верю. Ты меня понял?

Драйвз угрожающе приблизил свое лицо к лицу Билли.

— Да, Сэм, — сразу успокоился вдруг побелевший Билли. — Молчу, молчу.

— Вот так-то, — удовлетворенно хмыкнул Сэм, взял за локоть и увлекая вперед разговорчивого Билли.

Они быстро догнали своих товарищей и углубились в город.

Тем временем остальные пираты разбили лагерь недалеко от причала. Часть из них сразу же приступила к ремонту парусника. Другие же обустраивались в длинном, покрытом трещинами, одноэтажном строении, бывшем, по всей видимости, в давние времена складским помещением Хэмптон-Роуда — порта Норфолка.

Две небольшие комнаты, одна рядом с другой, специально, по приказу Флингера, были отведены Смайлсу и Касселе. Они только что встретились в широком коридоре и, обмениваясь впечатлениями о своих жилищах, вышли наружу.

Прямо у входа они увидели Флингера в окружении нескольких пиратов.

Заметив их, главарь банды, улыбнувшись Касселс и холодно взглянув на Смайлса, обратился к ним обоим:

— Вот ваша охрана, джентльмены. Она будет с вами всегда, особенно, если вы захотите выйти за пределы лагеря.

— Домашний арест, да, Флингер? — указывая на пару здоровенных детин, стоявших рядом с ним, недовольно спросил лоцман.

— Рэдди, — Флингер в упор посмотрел на него, — когда люди делают общее дело — они доверяют друг другу. Тебе я не доверяю.

— Потому что я не собираюсь делать с тобой твои… твои дела, — лоцман едва сдержал себя, запнувшись в тот момент, когда пальцы Касселы незаметно сжали ему локоть.

— Смайлс, — держа руку на эфесе кинжала и все так же в упор глядя в глаза лоцману, проговорил Флингер, — я не убил тебя только потому, что ты — незаменимый лоцман и отличный капитан. Но потом в Атланте ты поймешь, что был не прав.

Флингер сделал небольшую паузу.

— И пожалеешь об этом, — со злостью окончил он, щелкнув кинжалом в ножнах.

— Гарри, Гарри, — заставил оглянуться Флингера голос приближающейся к нему юной красавицы, в которой легко можно было распознать девочку Келли, захваченную им в плен когда-то в окрестностях Нью-Йорка.

— Гарри, не трогай лоцмана, он — хороший, — девушка стала лицом к Флингеру и, улыбаясь, попросила его, — Пойдем со мной, Гарри, я покажу тебе что-то.

Главарь пиратов, сразу изменившись в лице, положил ей руку на плечо и, не сказав ни слова, пошел в ту сторону, куда указывала Келли.

Лоцман вздохнул, с ненавистью поглядев в спину удаляющегося Флингера, развернулся и пошел в сторону моря. За ним последовала и Кассела.

— Рэд, — окликнула она его, — я должна с вами поговорить. Пока нас не слышат.

— Я весь внимание, Кассела, — отвечал лоцман.

— Пожалуйста, сделайте все, чтобы корабль как можно быстрее доплыл до Чарльстона, — девушка сверкнула ровными, ослепительно белыми зубами.

— С чего вы взяли, что я стану помогать этим убийцам? Хватит и того, что я вынужден вести их корабль, избегая рифов. — Смайле не мог никак успокоиться и то и дело покусывал левый ус.

— Избегая рифов и помогая парусу исчезнуть в океане, — подмигнула Кассела моряку.

— А кое-кто помог Джонсону исчезнуть в океане, — парировал лоцман.

— Ну, он сам этого захотел. Сколько раз его предупреждал Флингер, чтобы он ко мне не приставал.

— Быстро вы подружились с этим головорезом, своим защитником, — упрекнул девушку Смайле.

— Рэд, я же говорила вам, что вынуждена так вести себя. В Атланте все будет по-другому.

— Именно это и говорит Флингер, — поморщился Смайле.

— Но он говорит это совсем по иной причине,

Кассела взяла лоцмана за руку. — Он думает, что я покажу ему склады огнестрельного оружия и боеприпасы к нему там в Атланте. Еще он надеется завладеть противоядием от чумы. Но я веду его на смерть. Поверьте мне.

— А я хотел еще раньше его уничтожить! — воскликнул лоцман. — Отправить на дно и корабль, и команду. Если бы вы мне, Кассела, не помешали, то я бы направил на скалы корабль у мыса, а мы с вами, ручаюсь, спаслись бы.

— Совсем не обязательно. Могли бы и не выплыть. Тем более, что кто-то из пиратов, вполне возможно, остался бы в живых. А Флингер — так уж точно. У него ведь есть и спасательный жилет и резиновая лодка, — возразила девушка-киборг.

Они остановились у Кромки воды.

— Он очень опасен. Его надо уничтожить наверняка, — ударила по воздуху сверху вниз сжатой в кулак рукой Кассела. — А мне — быть в Атланте с информацией. Я же вам говорила это, но вы меня почему-то не послушали. А ведь мы можем помочь избавиться от чумы людям.

— Да, да, я понимаю, но уж слишком я ненавижу этого выродка, который держит меня в плену и который убил всех моих товарищей, — страдание исказило лицо мужественного мореплавателя. — Я просто не владел собой от ненависти, — окончил он.

— Ну, а теперь вы поможете мне отплыть побыстрее?

— Да, обязательно. Я знаю, что нужно делать, — уверенным тоном пообещал Смайлс. Он взял Касселу за руку и крепко сжал ее.

— Завтра же начну действовать, — заверил он Касселу. — А сейчас — пойду спать. Устал, да и видеть никого не хочу, надоели рожи этих ублюдков.

Лоцман указал кивком головы на тех двоих, которые неотступно, но на почтительном расстоянии шли за ними в течение всей беседы.

Попрощавшись в темном коридоре своего нового приюта, заговорщики разошлись по отведенным им пиратами комнатам.

Рано утром лоцман первым приветствовал главаря бандитов, увидев того на палубе корабля.

— Эй, Флингер, группа Сэма вернулась?

— Да, вернулась, — не скрывая удивления от того, что моряк сам задал ему вопрос. До сих пор он слышал от него лишь ответы и то только потому, что являлся пленником.

— Ну как, нашли они парус? — подошел поближе к главарю Смайлс.

— Нет, не нашли. Они сказали, что не увидели ни одной живой души там, где были. А, может, ты им помочь хочешь? — сощурил глаза пират.

— И далеко идти? — в голосе Флингера сквозило недоверие.

— С милю, — Рэдд указал рукой в сторону залива, где виднелись очертания развалин верфи. — С милю, — повторил он, — а может, немного больше. Я их отведу. Девяносто из ста, что мы вернемся с парусиной.

Флингер задумался на минуту, потом подозвал одного из приставленных к лоцману охранников и приказал:

— Ты и Сэм со своими ребятами пойдете искать парус. Вас поведет Смайлс. Он должен вернуться целым и невредимым, понял?

Не прошло и получаса, как отряд вышел из лагеря в направлении, указанном старым мореходом.

— Интересно, о чем этот лоцман договорился вчера с Касселой? — размышлял про себя Флингер, глядя в спину удаляющейся фигуры Смайлса.

— Неужели они решили помогать мне? — губы пирата сложились в язвительную улыбку. — Да, Сэм прав. Киборг хорошо играет в свою игру. А если она может еще и убивать, как утверждает Билли…

Пират надолго задумался, и вдруг громко захохотал.

— Они думают, что смогут обмануть Гарри Флингера! Ха-ха-ха, — так же продолжая смеяться, пират скрылся в своей каюте.

Память не подвела Смайлса. Вечером огромный тюк парусины лежал на берегу у сходней.

Через две недели, благодаря активной помощи старого моряка, корабль после ремонта смог отплыть в Чарльстон.

Гиббсон и Патрисия остановились у развилки дорог.

— Пат, — тихо произнес Гиббсон, — уходим в лес. Быстро.

— В чем дело? — на ходу, едва поспевая за спутником, спросила девушка.

— Потом, — отрезал Рой.

Предупреждения Марка Троумэна оказались не напрасными. Если до Вашингтона Рой и Пат добрались почти без приключений, то штат Виргиния, казалось, населяли одни преступники.

В отличие от Мэриленда, штат Виргиния был поделен на территории между бандами, обосновавшимися здесь уже давно.

Самой многочисленной и свирепой из них слыла банда Большого Блэка.

Не пройдя и ста метров от указателя границы, разделяющего штаты, путники наткнулись на зловещий частокол, утыканный черепами. Бросалось в глаза то, что колышки стоят в определенном порядке. Черепами было выложено имя главаря банды — БЛЭК.

Углубившись в лес, Гиббсон указал Патрисии на огромное поваленное дерево, за которым можно было спрятаться.

— Пат, подожди меня здесь.

— Ты что-то заметил? — девушка обвела взглядом стоящие вокруг деревья, сквозь которые едва можно было увидеть дорогу, где они только что проходили.

— За нами кто-то следит, — шепотом сказал Рой.

Интуиция никогда еще не подводила Гиббсона. И в этот раз, прежде, чем увидеть врага, он почувствовал его присутствие.

Рой прислонил гранатомет к стволу дерева, снял меч, висевший на поясе и бесшумно скользнул в кусты, которые окаймляли маленькую полянку. Именно оттуда он слышал треск переломившейся сухой ветки и шелест листьев.

Три заросшие головы показались над зарослями, с минуту бандиты стояли, прислушиваясь к тишине в лесу, потом разделились и с разных сторон стали обходить полянку.

Рой замер в неподвижности, ожидая приближения того, кто должен был первым пройти мимо него. Когда бандит заметил его, было уже поздно: сверкнуло лезвие ножа, и, захрипев, бородач повалился на землю.

Гиббсон выдернул из тела нож. Прислушался. Очевидно, двое преследователей уже заволновались, не увидев товарища, который должен был, обогнув поляну, присоединиться к ним.

Шелест листьев не обманул Роя: бандиты шли прямо на него. Рой резко метнулся в заросли, выбрал позицию. Дождавшись, когда идущий впереди наткнулся на труп товарища и замешкался на секунду,

Рой выскочил из засады и метнул нож. Ярость на лице противника сменилась ужасом как раз в тот момент, когда стальное лезвие вонзилось ему в сердце.

Второй бандит оказался проворнее: заметив, что у Гиббсона нет с собой огнестрельного оружия, а нож торчит в груди напарника, он смело пошел в атаку.

Рослый волосатый детина, замахнувшись мечом, несся навстречу Гиббсону. Рой, сделав вид, что собирается отступать, шагнул назад, а потом, к полной неожиданности противника, бросился на него безоружным, и этим маневром заставил волосатого поспешно рубануть мечом.

В дюйме от плеча Роя клинок рассек воздух. И в это же мгновение нога Гиббсона ударила нападавшего по пальцам правой руки, держащей меч. Другой ногой Рой нанес ему сокрушительный удар прямо в лицо.

Приземлившись на ноги, Рой, не давая опомниться детине, снова повторил тот же прием. Меч выпал из рук волосатого и, секунду спустя, его голова, зажатая в руках Гиббсона, дернулась в последний раз. Рой оттолкнул от себя обмякшее тело разбойника и оно рухнуло на землю.

И тут же Гиббсон услышал крик Патрисии, призывавшей его на помощь. Подняв с земли оружие волосатого, Рой бегом кинулся спасать девушку.

Он подоспел вовремя: прислонившись спиной к дереву, Пат, держа наизготове гранатомет, целилась в худого долговязого бандита, который, впрочем, стоял не шелохнувшись, с поднятыми вверх руками.

Но позади девушки, буквально в пяти шагах от дерева, за которым она стояла, замер огромный чернокожий гигант, явно ожидая момента для внезапного нападения.

Пат нервничала, не желая, очевидно, стрелять, и в то же время понимая, что долго держать на мушке верзилу опасно; о негре позади себя она не могла знать.

Пулей Гиббсон рванулся к черному человеку, зажав в руке меч. Тот мгновенно сориентировался и, оставив надежду напасть на девушку сзади, приготовился к бою.

Лезвие огромного ножа, размерами ничуть не уступавшего короткому мечу Роя, сверкнуло у него в руках. Словно электрический ток пронизал тела обоих соперников после первого же яростного соприкосновения друг с другом их стального оружия.

Времени на размышление о тактике боя у Гиббсона не было, одно только он понял с первых же секунд поединка: ему надо во что бы то ни стало сохранять дистанцию, не подпуская чернокожего к себе для ближнего боя.

Нож в длинной как у гориллы руке негра двигался с непостижимой быстротой, и Гиббсон, отступая, с трудом, казалось, выдерживал такую бешеную скорость боя. Но силы негра тоже были не беспредельны.

Вскоре противники измотали друг друга, ритм боя замедлился. Враги, тщательно рассчитывая каждое свое движение, как бы фехтовали на шпагах, не позволяя один другому сделать прямой выпад.

Неожиданно для Роя чернокожий вдруг бросился вперед, оказавшись совсем рядом с Гиббсоном; тела их почти соприкоснулись.

На какой-то миг оба замерли, ноги и мечи, соединившись, застыли вертикально. Потом, силясь одолеть друг друга, оба одновременно схватили один другого за поднятые с оружием руки. И в этот момент Рой резко изо всех сил ударил коленом негра в пах.

Удар достиг цели. Чернокожий хватил воздух широко открытым ртом, оттолкнул Гиббсона от себя, что было сил, и сам отскочил назад. Его искаженное от боли лицо покрылось потом.

Рой яростно набросился на него, но огромный негр твердо держал перед собой свой тесак и, отступая, парировал все удары противника.

Болевой шок проходил. Большой Блэк быстро восстанавливал форму.

Довольно долгое время противники кружили на месте. И тут Рой решился на рискованный маневр: вдруг бросился вперед и, казалось, поскользнулся. Опрокинувшись навзничь, он рухнул на спину. Чернокожий тут же рванулся к нему, занеся руку с ножом для смертельного удара.

Ноги Гиббсона распрямились, как пружина. И, делая вид, что он целит снова в пах чернокожему, Гиббсон, с высочайшей точностью и скоростью, нанес удар гиганту в нижнюю часть правой голени. И тут же откатился назад, вскочил на ноги, очутившись на безопасном расстоянии от просвистевшего у самых подошв его ботинок с опозданием в какую-то долю секунды ножа негра.

Чернокожий, потеряв равновесие, заваливался вперед лицом, ткнувшись одновременно левым коленом и головой в землю; правым же локтем он пытался, мгновенно коснувшись земли, отпрянуть от нее, стать на ноги. Но Гиббсон не позволил ему сделать это.

Страшным по силе ударом ноги он сломал бандиту челюсть и, не давая опомниться врагу, прыгнул на него сверху. Звериный рык вырвался из горла лежащего ка земле негра.

С отчаянья в агонии он сумел-таки подняться на ноги; с мычанием кинулся вперед, ничего не различая вокруг, беспорядочно молотя огромными руками по воздуху.

Рой, который успел поднять с земли упавший во время рискованного провокационного приема меч, прекратил мучения черной туши одним уколом меча в сердце. Раздался глухой и мягкий звук рухнувшего, как срубленное дерево, тела.

— Это тебе за все, Большой Блэк. И за Марка Троумэна, — вытирая пот с лица сказал Гиббсон.

В лесу стало непривычно тихо. Рой оглянулся, ища глазами Патрисию, но в тот же миг оглушительный взрыв потряс такую недолгую тишину. За ним второй, третий…

Все объяснилось очень скоро. Гиббсон увидел Пат. Она все также стояла, прислонившись спиной к дереву. В руках у нее по-прежнему был гранатомет. Ствол его был опущен вниз. Глаза девушки встретились с глазами Гиббсона, и она, улыбаясь, медленно подошла к нему.

— Все с ними кончено, Рой.

Рой улыбнулся в ответ.

— Дай Бог, Патти, дай Бог.

— А почему ты стреляла? — спросил он.

Девушка кивнула в сторону, где еще стояло, не рассеявшись, маленькое облачко дыма:

— У них были автоматы, они могли убить тебя.

— А долговязый где? — оглянулся Рой. — Тот, которого ты держала на мушке?

— Он удрал в ту же секунду, как ты стал драться с этим черным чудовищем. — Пат посмотрела на неподвижную окровавленную массу человеческого мяса. — Я отвлеклась на какую-то секунду, а долговязый воспользовался этим, убежал и привел этих двоих с оружием.

— Правильно сделала, Пат, — Гиббсон одобряюще кивнул головой.

Рой взглянул на солнце, уже давно перевалившее за полдень.

— Нам надо уйти отсюда как можно быстрее. Разрывы наверняка были слышны кому-нибудь из местных негодяев, а они очень любопытны и у них скверный характер. Собирайся, Пат, — с этими словами Гиббсон направился к полянке, рядом с которой лежало три трупа.

Вскоре он вернулся оттуда, но уже со своим метательным ножом на поясе. Девушка была готова. Гиббсон взвалил на плечи тяжелый рюкзак, помог Патрисии надеть свой, и, взяв в руки М-94 с остававшимися тремя гранатами пошел первым.

Рой умел ориентироваться в лесу: глядел на мох, покрывавший деревья, на солнце, на течение ручья. Путники долго шли, затерявшись в самой глуши леса, не позволяя себе ни минуты передышки.

Яркие краски зеленого леса начали изменяться — потемнели: наступал вечер. Солнце село, и сгустившиеся тени придавали лесу мрачный вид. Очертания деревьев расплывались. Но путники продолжали продвигаться.

— Ночь — лучшее время для этих убийц, — неожиданно сказал Рой, остановившись и ища глазами место для привала.

— А ты кто, не убийца разве? Сам? — девушка посмотрела в лицо товарища.

— Ну, я — другое дело. — Взгляд Гиббсона, казалось, пронизывал тьму, сгустившуюся под сводом леса. — Я делаю это по необходимости. Защищаю себя, — он сделал небольшую паузу, — и других.

— Неплохо у тебя получается, — сверкнули в темноте зубы девушки. — Но ты привык к этому? — продолжала она задавать вопросы.

— К чему — к этому? К убийству? — Гиббсон задумался и замолчал, взбираясь на высокий холм.

— Я этот мир не делал, — наконец ответил он Патрисии, стоя на вершине холма.

— Да, ты в нем только живешь, — печально произнесла Пат, сбрасывая с плеч свой рюкзак у подножия высокого бука, горизонтальные ветви которого, точно большой балдахин, нависли над ними, рядом с лежащим там же рюкзаком Гиббсона.

— Пат, а ты — привыкла? Убивать? — спросил, в свою очередь, Рой.

Девушка вздохнула и, не задумываясь, грустно сказала:

— Нет, Гиббсон. К этому нельзя привыкнуть. Я же женщина.

Рой ничего не ответил.

Полная луна струила свой мягкий свет сквозь листву деревьев. Внезапно до них донесся треск сухих ветвей невдалеке. Девушка пристально и тревожно глядела в сторону зарослей, залитых серебристым светом.

— Не бойся, это не человек, — положил Рой руку на плечо Патриссии.

Она облегченно вздохнула, улыбнувшись Гиббсону.

— А я испугалась. Тоже — не привыкла. Не привыкла не бояться.

— А ты привыкай и не бойся, — рассмеялся Гиббсон. — Я же рядом.

Он обошел пятачок земли, выбранный им для стоянки. Это был один из крутых, пирамидальных, похожих на искусственные насыпи холмов, так часто встречавшихся на территории Виргинии. Вершина этой возвышенности представляла собой ровную площадку, а один из склонов отличался необыкновенной крутизной. Холм был позицией, исключавшей всякую возможность нападения.

Патрисия разложила на земле остатки съестных припасов. Они поужинали и устроились на ночлег. Груда тонких ветвей и сухих листьев превратилась в постель Роя и Пат. Но даже во сне они прислушивались к малейшим звукам, доносившимся из леса. О долгом отдыхе не могло быть и речи. На небе еще сверкали звезды. А Гиббсон с девушкой были уже в пути.

Три месяца изнурительного похода в Чарльстон остались позади.

Хмурым душным вечером Гиббсон и Патрисия вошли в город. Тучи, которые ползли по небу весь день, собрались густой грязноватой пеленой и уже роняли крупные капли дождя, предвещая жестокую грозу.

Путники, свернув с когда-то главной улицы портового города, направились к кучке беспорядочно разбросанных, полуразрушенных домов, находящихся в полумиле от центра.

Усталость от последнего рывка давала себя знать, и они в глубоком молчании. Время от времени Рой оглядывался, желая удостовериться, что Пат не отстала от него. Убедившись же, что она упорно следует за ним по пятам, ускорял шаги, отлично понимая, что расслабляться еще было рано.

— Вот здесь, Пат, — наконец произнес Гиббсон, указывая на унылые лачуги, наспех построенные бог знает из чего. Одни — из старого, подточенного червями леса, другие — из завалявшихся кирпичей.

Они были сбиты в кучу с полным пренебрежением к порядку и благоустройству, и находились совсем недалеко от океана.

Кругом валялись весла, обрывки канатов и продырявленные ветхие лодки, вытащенные на грязный берег в далекие времена. Было заметно, что ни на что не годной рухлядью никто не пользовался уже много лет.

Рой отворил дверь одной из лачуг и вошел туда вместе с Пат, как раз тогда, когда в воздухе раздались первые раскаты отдаленного грома и пошел сильный дождь.

Гиббсон с девушкой прошли в темноте по длинному коридору и через другую дверь попали в небольшой дворик, окруженный с трех сторон каменной стеной с высоким навесом — посередине.

Сидевший у небольшой жаровни человек при виде приближающейся пары резко вскочил с места, держа в руках длинный, кривой нож.

— Сид, успокойся, это же я, Гиббсон, — при этих словах, Рой вытянул вперед руку с растопыренными пальцами.

Хозяин, разглядевший при свете огня жаровни этот жест Роя, неожиданно громко рассмеялся и, отложив в сторону нож, тоже вытянул вперед руку.

— Рой, Рой, — повторил он несколько раз, — Ты жив, Рой. Вот это здорово!

— Пока жив, — ответил Гиббсон, — но умру, если ты нас не накормишь и не уложишь спать.

За ужином Рой и Пат узнали у хозяина, что пиратский корабль совсем недавно появился у причала Чарльстона.

А сегодня утром, рассказывал им Сид, его сосед видел, как пираты направились в сторону Атланты.

— А сколько их было человек? — поинтересовалась Пат.

— Не знаю, — пожал плечами хозяин.

— Впрочем, обождите минуту, — попросил он и вышел.

Вскоре вернулся, но не один, а с мальчиком лет двенадцати.

— Это и есть мой сосед, — улыбался Сид. — Он все знает, все видит.

Мальчик, не по годам уже взрослый, был обстоятелен:

— Их было пятнадцать человек. Они пошли дорогой на Атланту. У главного, бритоголового есть автомат, у остальных — сабли, мечи, ножи.

— А женщина среди них была? — спросил Рой.

— Даже три, — отвечал мальчик. — Одна — очень красивая и очень юная. Две другие — постарше.

— А на корабле кто-нибудь остался? — продолжал интересоваться Рой.

Корабль вот-вот пойдет ко дну, — усмехнулся мальчишка. — Удивляюсь, как они сумели пристать к берегу.

— Значит, на корабле никого нет? — Рой удивленно поднял брови.

— Никого, — кивнул головой мальчик.

— А старого седого человека среди пиратов не было? — с тревогой в голосе спросил Гиббсон.

— Не было, это точно. — Мальчик задумался, закрыл глаза, вспоминая что-то. Потом добавил:

— Только бандиты, их ни с кем не спутаешь, и три девушки.

Получив необходимые сведения о пиратах, Рой и Патрисия легли спать.

Отдохнув, рано утром Гиббсон и девушка кинулись вдогонку за пиратами.

Дорога на Атланту проходила через бескрайние пустоши, жара терзала путников, но они шли не останавливаясь. До цели, казалось им, оставалось совсем немного.

Солнце уже садилось, когда Рой и Пат заметили впереди у дороги здание когда-то известного военного завода по производству оптики. Красивое в былые времена строение, произведение из стекла и бетона, сейчас представляло собой полуразрушенную коробку из колонн, балок, мусора вокруг и останков сорванных стропил, Крыша разрушилась от землетрясений.

— Вот здесь мы и отдохнем немного, — обрадовавшись, сказала изможденная дорогой Пат.

— Хорошо, — согласился Рой, тоже порядком уставший.

Но отдохнуть им было не суждено.

— Убить их, — приказал Гарри Флингер пиратам, стоящим вокруг него и давно из укрытия в здании наблюдавшим за приближением мужчины и женщины.

Флингер бросил автомат в сторону горбоносого, бородатого разбойника.

— Убить их, — повторил он. — У них есть гранатомет.

Горбоносый ловко поймал автомат и через секунду скрылся с напарником в нише перед входом в здание.

Когда до бетонной коробки завода путникам осталось пройти каких-нибудь сто метров, Рой почуял недоброе.

— Ложись, — крикнул он Пат и, схватив девушку за руку, увлек ее за собой ка землю.

В это же мгновение раздалась автоматная очередь. Гиббсон, сразу определивший точку, откуда неслись пули, нажал на спусковой крючок своего гранатомета. В миг, когда раздался взрыв, автоматная очередь захлебнулась.

— Последняя граната! — Гиббсон откинул мощное оружие в сторону. — Бежим! — резко скомандовал он Пат и, совершив отчаянный рывок, они очутились за углом здания.

Вскоре, осторожно пробираясь вдоль стены, они наткнулись на ступеньки лестницы, ведущей в подвальное помещение. Рой, одним прыжком оказавшийся у входа в подвал, пулей вскочил туда. Но очень скоро вышел, не обнаружив там никого.

— Жди меня здесь, — приказал он Патрисии. — Никуда не выходи отсюда.

Убедившись, что девушке ничто не угрожает в укрытии, Рой, пробираясь вдоль стены, отправился назад.

Неосторожность пирата, выскочившего из-за ушла слишком поспешно, стоила ему жизни. Удар ножа Гиббсона был точен. Второго бандита Рой прикончил, спрятавшись за колонной фасада здания.

Расчет Гиббсона был прост: перемещаясь на небольшие расстояния и укрываясь в засадах, поодиночке уничтожать врагов.

Эта тактика поначалу имела успех: третий пират нашел свою смерть в глубине большого помещения, вероятно, цеха, где когда-то находилось оборудование завода.

Но, осторожно поднимаясь в поисках очередной жертвы по узкой крутой лестнице на второй этаж, Гиббсон вдруг замер от неожиданности. Внизу, слева от него, в конце коридора, идущего по периметру всей коробки здания предприятия, без движения лежала Патрисия. Рядом, в двух шагах о тела девушки, стояли Гарри Флингер и четверо бандитов.

— Не послушала, — с горечью прошептал он. Необходимо было что-то срочно предпринять.

— Надо увести их от Пат, может, она еще жива, — мелькнуло в мозгу Гиббсона. И он тут же с силой метнул нож в Флингера, впрочем, особенно не надеясь на успех из-за дальности расстояния. Теряющее скорость стальное лезвие действительно не причинило бандиту вреда. Главарь вовремя заметил взмах руки Гиббсона и легко уклонился от пущенного в него орудия смерти.

— Окружить и уничтожить! — зло выкрикнул Флингер пиратам, кучно стоявшим рядом.

Те сразу же бросились выполнять его приказ, отрезая Гиббсону путь вниз. Но Рой только этого и добивался. Метнувшись вверх по лестнице, он пропал из виду на втором этаже заброшенного завода.

— Билли, будь здесь, — сказал Флингер молодому пирату, только что подбежавшему к нему.

Жестом главарь указал Билли на киборга и лежавшую без чувств Пат. Сам же Флингер по коридору направился к выходу из здания во двор, где его поджидала юная Келли и его главный помощник Сэм, тоже со своей подругой…

Как и рассчитывал Гиббсон, пираты, бросившиеся за ним вдогонку, перекрыли все лестницы, ведущие вниз со второго этажа. Они были уверены в том, что для него это единственный путь к спасению, и он не сможет воспользоваться им. Но бандиты ошиблись. Лестницей для Роя стала внутренняя стена коридора. Пользуясь выступами и выбоинами кирпичной кладки, давно лишенной штукатурки, Рой, никем не замеченный, спустился вниз по этой выщербленной стене и пошел вдоль нее по направлению к Пат.

Убить молодого пирата было делом нескольких секунд для него. Рой склонился над девушкой, взял ее за руку, отыскивая пульс.

— Жива, — обрадовался Гиббсон.

Он легко вскинул на плечи тело Патрисии и вопросительно глянул в глаза Касселе, молча стоявшей рядом все это время.

— Пошли, — сказал Гиббсон киборгу.

— Я не пойду за тобой, — покачала головой Кассела. — Ты недостаточно силен, чтобы довести меня до Атланты. Они нас поймают — рано или поздно.

— Но ты им нужна целой и невредимой. И если нас поймают, то убьют не тебя, а меня — возразил Рой.

— Тебя убьют наверняка. К сожалению, — что-то наподобие вздоха вырвалось из груди киборга. — Как убили Рэдди, лоцмана. Но эту шайку надо уничтожить! В Атланте у нас есть для этого средства. Я приведу их на смерть! Никто и ничто не оставит меня.

Огонь блеснул в глазах Касселы.

— Ладно, — решительно сказал Гиббсон. — Как хочешь.

Он развернулся и побежал прочь из бетонных развалин, унося Патрисию на своих плечах.

Рой свернул за угол здания, пронесся вдоль стены, мимо ступенек в подвал, где недавно пряталась Пат, как вдруг услышал позади себя крик, явно относящийся к нему:

— Ты, сволочь! Стой!

Рой оглянулся на ходу, развернувшись всем телом. Орущий пират был довольно далеко, но почему-то стоял на месте. Он, очевидно, поджидал своих товарищей, либо не решаясь в одиночку преследовать Гиббсона, либо он просто был уверен, что Рою не уйти.

Гиббсон ускорил бег и чуть было не споткнулся о железную крышку подземного колодца на своем пути. Решение мгновенно созрело в его голове. Бережно положив Пат на землю, он рывком, напрягшись, снял крышку, спустился вниз и втянул за собой Пат.

Не медля ни секунды, Рой ринулся в лабиринты подземелья со скоростью, которую могла ему позволить тяжелая ноша и жажда жизни. Движению мешала и вода, которая доходила ему почти до коленей.

— Меня скоро нагонят, — подумал Гиббсон, если кто-нибудь спустится вслед за мной. Надо что-то предпринять.

Свернув в одно из ответвлении основной магистрали, и увидев бетонную тумбу, не затопленную водой, Рой положил на нее Пат. Замер на мгновение, прислушиваясь. Его опасения подтвердились: яростные шлепки по воде, без сомнения, говорили о погоне.

Железная скоба, торчащая в потолке прямо над головой Гиббсона, подсказала ему верный ход. Упираясь руками и ногами в противоположные стены узкого прохода, он сумел, ловко оттолкнувшись, ухватиться за эту скобу и, подтянувшись, оказаться вверху, под сводами, буквально сливаясь с потолком подземелья.

Пират, преследовавший Роя, не успел даже вскрикнуть, когда меч Гиббсона, под тяжестью падающего сверху тела, рассек его пополам.

Рой вернулся к Пат. Черпая ладонями воду, он плескал ее в лицо девушки. Наконец, она медленно начала приходить в сознание.

Патрисия открыла глаза, приподняла голову, огляделась.

— Где мы? — спросила она.

— В ловушке, — вздохнув, ответил Рой. В каменной подземной ловушке.

— И что будем делать? — тревога послышалась в голосе Патрисии.

— Выбираться отсюда, — Рой указал девушке на полоску света, пробивающегося сверху в двадцати футах от бетонной тумбы, на которой они сидели.

— Это крышка люка. Когда стемнеет, мы поднимем ее и убежим. Ты согласна?

— Согласна, — улыбнулась Патрисия. Увидев лежащее лицом вниз изуродованное тело пирата, она спросила:

— Послушай, Рой, а сколько их осталось у Флингера, этих гадов?

— Сейчас посчитаем. — Гиббсон стал загибать пальцы на левой руке. — Четыре, пять, шесть…

— А моих покойников ты имеешь ввиду? — перебила его Пат.

— А, так ты тоже успела поработать? — усмехнулся Рой.

— Да, двоих я отправила на тот свет.

— А потом сама чуть не отправилась, — вспылил Рой, но быстро успокоился.

— Ты знаешь, — через некоторое время с удивлением в голосе сказал Рой, — их всего четверо осталось. Женщин я не беру в расчет. Если Флингер действительно хочет быть в Атланте, а он этого очень хочет, то они, скорее всего, уже ушли.

— А вдруг они стерегут нас у люка? — предположила девушка.

— Откуда они знают, у какого люка надо торчать? — ответил Рой. — Их много, а пиратов — мало. И они спешат.

— Ну, тогда пошли, что ли? — Пат уже не могла в темноте разглядеть лица Роя и, нащупав его руку, стала дергать ее, увлекая за собой.

— Нет, Пат, обождем, — не принимая игривого настроения девушки, серьезным тоном произнес Гиббсон.

Несколько часов они провели в полной темноте, тесно прижавшись друг к другу и не проронив ни слова. Потом медленно, осторожно переставляя ноги в воде, стараясь не шуметь, стали приближаться к намеченному для подъема месту.

Узкая полоска бледного лунного света вверху обрадовала их. Но еще целый час, Патрисия, стоя на плечах у Гиббсона, чутко прислушивалась ко всем звукам, доносящимся из-под крышки люка.

— Там никого нет, — тихо сказала она наконец.

Рой опустил девушку вниз и, в свою очередь, сам забрался ей на плечи. Упираясь, осторожно надавил на крышку. Она сразу же поддалась, пошла вверх одним краем. Рой, просунув в образовавшуюся щель руку, другой рукой стал толкать крышку в сторону.

Вскоре, ухватившись за край люка, он подтянулся, резко выбросил свое тело из-под земли и, упав на правое плечо, тут же встал на ноги.

Мгновения хватило ему, чтобы убедиться: врагов поблизости нет. Все было тихо и спокойно.

Гиббсон помог Патрисии выбраться из колодца, и, на всякий случай закрыв крышкой люк, они двинулись прочь от зловещих развалин.

— Рой, — удивленно спросила Пат, — почему мы идем в обратную сторону, как будто назад, в Чарльстон?

— Скоро свернем, — ответил Гиббсон, — я знаю другой путь в Атланту. Он, правда, несколько длиннее, зато безопаснее.

— С каких это пор ты стал бояться опасности? — усмехнулась Патриция.

— С тех пор, как ты перестала меня слушаться,

— парировал Рой.

— Флингер будет начеку сейчас. Пусть остынут, успокоятся.

— Но мы придем тогда в Атланту позже, чем пираты, — недоумевала Пат. — Их путь короче.

— Мы придем туда вовремя, и в Атланте негодяи получат свое, — с этими словами Гиббсон ускорил шаг.

Только на рассвете путники позволили себе сделать привал.

Ржавая дверь огромного металлического ангара широко распахнулась и на пороге возникла фигура Роя Гиббсона с мечом в руке.

— Вот мы и встретились, Гарри Флингер! — Гиббсон сделал несколько шагов по направлению к пирату, сидящему к нему лицом, и коротко взмахнул мечом, предупреждая этим жестом прыжок Флингера. — Не дергайся, успеешь, — с ненавистью сказал Рой, глядя в черные очки безоружного главаря шайки.

— Сейчас будешь драться, и ответишь за все,

— Гиббсон протянул свой меч Патрисии, стоявшей с правой стороны от него. — Ты готов сдохнуть? — с презрением в голосе спросил он бритоголового.

Флингер не спеша снял очки, положил их на деревянный верстак позади себя и встал во весь рост, широко расставив ноги.

Холодные, ядовито-голубые глаза в упор смотрели на Гиббсона.

— Сейчас я вышибу из тебя душу, — ухмыльнувшись, сквозь зубы проговорил он и, изготовившись к бою, демонстративно лениво встал в стойку.

Гиббсон подал знак Патрисии удалиться к стене ангара и, убедившись, что она сделал это, сам отошел на два шага.

Лицо Роя словно окаменело, мозг четко выстраивал план боя…

Уже два дня Рой и Патрисия находились в Атланта-сити и сбились с ног, разыскивая пиратов. А в том, что бандиты в городе, они не сомневались. Знакомый Гиббсона уверял, что видел вчера Гарри Флингера. Правда, добавил он, пират старался быть неузнаваемым. Очевидно, он прятался где-то, замышляя недоброе. Да и город в последнее время стал многолюднее, благодаря известию о противоядии.

Гиббсон, оказавшись в Атланте, первым делом нашел профессора Берроуза. Тот ничего не знал о пиратах, но сказал, что его люди готовы встретить их, и тут же отдал приказ найти киборга и уничтожить пиратов. Но пока им не удалось этого сделать.

И вот сегодня, случайно, Гиббсон увидел в городе Сэма — верного помощника Флингера, его правую руку. Без особого труда Рою удалось оглушить бандита и затащить для допроса в один из заброшенных сараев.

Пообещав сохранить жизнь пирату, Рой узнал от него, что Флингер, опасаясь подвоха со стороны киборга и его создателей, решил выждать некоторое время.

Его, Сэма, он послал в разведку, еще одному пирату удалось внедриться в службу охраны подземного центра, двое других находятся в окрестностях Атланты с шайкой отъявленных головорезов, которых Флингер сумел привлечь на свою сторону.

По первому его приказу, сказал пират, они готовы ворваться в город с целью захвата подземной лаборатории.

Киборг, говорил Сэм, находится в ангаре, где когда-то ремонтировали автомобили. Связанную Касселу сторожит подруга Сэма. Там же и Флингер с Келли, девушкой, которая выросла в их банде.

Не раздумывая, Рой бросился к убежищу главаря…

Вот уже несколько часов подряд, Пат, прислонившись к стене ангара, наблюдала за поединком двух смертельных врагов. Сколько раз уже она проклинала себя за то, что не сумела убедить Роя идти к Флингеру с людьми Берроуза.

Но вот сейчас, кажется, у нее уже не было повода укорять себя. Гиббсон, сумевший выдержать свирепый натиск пирата, его мощные, сокрушительные удары, вконец измотал Флингера, заставил-таки того совершить роковой промах — открыться для мощных ударов левой, а потом и правой ноги Роя.

Потрясенный страшными, как смерть, ударами Гиббсона, Флингер стоял, пошатываясь, бессильно ожидая развязки.

Злобу и ненависть, горевшие в его глазах до сих пор, сменила пелена отчаяния и боли.

Гиббсон, собирая все силы для последнего удара, готовился убить врага. И, забыв об осторожности от усталости, медленно, вплотную приблизился к нему.

Вдруг некое подобие зловещей улыбки появилось на лице Флингера. Лезвие ножа, блеснув в его руке, ужалило Роя в левое плечо: рана, впрочем, была не опасной. В последнее мгновение Рой сумел отреагировать и защитил грудь от удара. Но то, что у пирата есть нож, было для него полной неожиданностью.

Рой отскочил к стене ангара. Флингер с ножом в руке, шел на него. Но вдруг, обернувшись, резко отпрянул в сторону. Меч Патрисии просвистел как раз в том месте, где только что находился пират.

Девушка не смогла смириться с подлостью Гарри Флингера. Но промах стоил ей жизни. Она упала, споткнувшись, и этим мгновенно воспользовался Флингер, поразив ее ножом прямо в сердце.

Ненависть удесятерила силы Гиббсона. В ярости он как ураган налетел на Флингера, сбил с ног и, не давая опомниться ему, ребром ладони нанес сокрушительный удар по шее. Потом еще и еще. Не в силах остановиться, Рой в исступлении бил распластанное, уже безжизненное тело пирата.

Наконец, придя в себя и убедившись, что Флингер мертв, Рой подошел к лежащей на земле Пат.

Склонился над ней, погладил ее рукой по щеке, по волосам и… зарыдал.

Профессор Берроуз, Кассела и Келли с Роем прощались у входа в подземный бункер лаборатории.

— Останься с нами, Гиббсон, — продолжала уговаривать его Кассела. — Ты очень нужный здесь человек.

— Нет, — ответил Гиббсон, беря за руку Келли. — Такие, как я, нужны во внешнем мире. Прощайте.

Вскоре фигуры проводника с девушкой скрылись из виду.

— Как странно, отец, — задумчиво произнесла Кассела. Они все еще продолжали стоять на том же месте, у входа в бункер.

— Ты о чем? — с грустью в голосе спросил профессор.

— Я отвыкла, — вздохнула Кассела, — отвыкла от того, что кому-то небезразличен этот мир.

Медленно в молчании профессор и его дочь киборг спустились в кабинет Берроуза.

Начала первой девушка:

— Я многое должна тебе рассказать.

Профессор усадил Касселу в кресло и сказал:

— Да, дочка, все это время я не забывал о тебе ни на секунду, переживал. Мне очень хочется узнать, что произошло с тобой за это время.

Они проговорили всю ночь. Рассказ Касселы о ее приключениях взволновал и встревожил профессора. Особенно поразила его то, что он узнал о главаре пиратов — Гарри Флингере.

«Быстро же этот злодей, — думал ученый, — сообразил, как извлечь выгоду из моего изобретения. А ведь таких Гарри Флингеров на земле немало. Готовы ли люди сейчас принять мое изобретение, чтобы с его помощью делать добро, а не зло?».

Эти сомнения не покидали профессора в течение года, и только лишь тогда, когда стало ясно, что чума безвозвратно побеждена, Берроуз принял решение.

Кассела полностью поддержала отца.

И вскоре, в глубоком секрете от большинства сотрудников лаборатории, девушка-киборг навсегда пропала из их поля зрения.

Через два года не стало и профессора Берроуза. В могилу, посчитали его коллеги, он унес и тайну загадочного исчезновения первого и единственного в то время киборга на земле.